Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Всероссийская специализированная выставка: Загородная, городская, коммерческая недвижимость. Зарубежная недвижимость. Промышленная недвижимость, завод...полностью>>
'Документ'
в документацию закупки Описание Хеш Добавлен fb5b3aa7b77905ffc7a997c51b 9 bd33 9d0775ac39e9 58d48ce1 1cb ec Добавлен 489 e4ff93f197f d1e9ef99f90 7 1ba...полностью>>
'Документ'
Rubrika 12 se izpolni v primeru vloge za izdajo prvega dovoljenja za začasno prebivanje, rubrika 13 pa v primeru vloge za podaljšanje oziroma izdajo n...полностью>>
'Документ'
Схема ДТП – это документально зафиксированное, юридически оформленное одно из главных доказательств совершившегося дорожно-транспортного происшествия....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

В ряду убывающей тяжести суицида можно рассматривать и жертвоприношение. Принесение жертвы (редуцированная, символическая смерть социума) в процессе смены социальных состояний было неотъемлемой частью переходных обрядов.

«… В основе, при всём многообразии форм, в которые жертвоприношение облекается, это всегда одна и та же процедура… Эта процедура состоит в установлении связи между сакральным и профанным миром посредством жертвы, то есть предмета, уничтожаемого в ходе церемонии… Нет жертвоприношения, которое не включало бы идеи выкупа… Если жертвователь отдаёт что-то своё, то при этом он не отдаёт всего себя: себя он предусмотрительно сохраняет… Отказ индивидов или групп от своей собственности питает социальные силы. Это, конечно не значит, что общество нуждается в вещах, приносимых в жертву: ведь здесь всё происходит в мире идей, речь идёт ментальных и моральных видах энергии»28.

Впрочем, символическую смерть архаическом социуме подчас очень трудно отделить от реальной. Архаическое сознание демонстрирует настолько тесную, подчас неразличимую связь между «миром идей», миром людей и «миром вещей», что граница между ними оказывается весьма условной (проницаемой). Отсюда - обилие ритуалов, основанных на актах насилия.

Древнейшие верования повсеместно сопровождались кровавыми действиями29. «Возможно, что именно институт жертвоприношений стал основой легитимизации и применения форм насилия как в религиозной, так и в социальной среде. Психологи и этнографы, изучавшие феномен культового жертвоприношения, в частности Г. Линхард и В. Тернер, в качестве причины генезиса института жертвоприношения называли коллективный перенос эмоций, вызванный внутренним напряжением, местью, соперничеством, факторами взаимной агрессии в глубинах сообщества, вызвавшей замещение одних эмоций другими за счет жертвы. Религиозные институты, таким образом, пытались нейтрализовать инстинктивно развивающееся массовое насилие в человеческой среде, помешать его взрыву, направить негативные эмоции к единичной жертве, чтобы защитить большинство (выделено мной – Ц.Ш.). «Функция жертвоприношения заключалась в том, чтобы успокоить внутреннее насилие, не дать разразиться конфликтам»30.

Единичная жертва становилась заместителем (эквивалентом) коллектива в процессе институциональной смерти. Жертва – символ, знак социума, социальный дериватив (производная). Социум жертвовал знаком, частью во имя сохранения целого (социума). Такая редукция целого до части одновременно сопровождалось символическим вознесением части до уровня целого. Часть, в качестве символа целого обретала дополнительную (добавленную) ценность (ценность целого), благодаря которой могла выступать в качестве ритуальной (нормативной) замены (эквивалента) целого.

Алгоритм социальных отношений, ограничивающих (редуцирующих - нормирующих - институционализирующих) смерть, как механизм смены социальных состояний и статусов, строился по логике - «часть – вместо – целого» / «часть - в обмен на – целое». И этот социальный алгоритм очевидно находит себе соответствие в сфере экономического: «процент – на (за) - капитал».

По-видимому, ссудный процент производен от института жертвоприношений, и в этом смысле он является родственным институтам кормлений, полюдья, дани, церковной десятины, впоследствии - налога и т.п.31 Жертвоприношение содержит прежде всего идею отчуждения присвоенного, а в конечном итоге самоотчуждения. «Взаимное отчуждение добываемых из природной среды жизненных благ было императивом жизни первобытных людей, который нам даже трудно вообразить, ибо он не соответствует ни нормам поведения животных, ни господствующим в новой и новейшей истории принципам материальной заинтересованности индивида, принципам присвоения. "Отдать" было нормой отношений." "То были антибиологические отношения и нормы отдавать, расточать блага, которые инстинкты и первосигнальные раздражители требовали бы потребить самому, максимум – отдать своим детенышам либо самкам. Норма экономического поведения каждого индивида [...] состояла как раз во всемерном "расточении" плодов труда: коллективизм первобытной экономики состоял не в расстановке охотников при облаве, не в правилах раздела охотничьей добычи и т.п., а в максимальном угощении и одарении каждым другого. [...] Дарение, угощение, отдавание – основная форма движения продукта в архаических обществах»32.

Добавим, что коллективизм первобытной экономики проявлялся не только в социальном пространстве, но и в социальном времени. Это была, помимо прочего, солидарность поколений, в том числе солидарность с предками, пребывающими в ином мире. Солидарность (социальность) в потреблении – краеугольный камень первобытной экономики. Кормление мертвых неотделимо от реального институционального потребления. А это, в свою очередь, порождает социальные позиции (статусы), не связанные с производством и накоплением, но связанные с потреблением. Именно этим позициям достается определенная часть общественного продукта, не обусловленная участием в производстве, более того, обусловленная запретом на участие в нем. Эти социальные позиции так или иначе связаны с «иным миром». Индивиды, их занимающие, магически мертвы.

По этой логике смерть (не всякая, а только «правильная», нормативная, а, следовательно, символическая), обеспечивающая заполнение определенных социальных «вакансий» в «мире ином», являющихся адресатами жертвоприношений, есть действие, дающее право на получение определенной части продукта без участия в производительном труде. Соответственно, и действие, символически эквивалентное смерти, означающее «смерть», обеспечивает получение соответствующего социального статуса (капитала), дающее право часть общественного продукта.

В связи с этим естественно возникает вопрос о том, какова же «норма смерти», какая жертва является достаточной, или, выражаясь экономически, какова норма процента.

* * *

В качестве жертвы обычно выступал объект, наиболее полно «означавший» социум в целом. Это был объект, обладавший максимальной социальной капитализацией 33.

Именно поэтому в жертву Минотавру приносились самые «дорогие» объекты – самые сильные юноши и самые красивые девушки. Жертвоприношения бога, жертвоприношение царя – универсально распространенные явления древности 34. Широко были распространены и жертвоприношения детей35. В древних обществах повсеместно в жертву приносились инородцы и рабы36, широко практиковались жертвоприношения преступников37.

Нетрудно увидеть, что в качестве ритуальных жертв, обеспечивающих переход, выступали практически те же социальные персонажи, которые, в свою очередь, тесным образом связаны с ростовщичеством, с взиманием ссудного процента.

По мере развития архаического мира человеческие жертвы заменялись животными (козёл отпущения), растительными, искусственными объектами. Это - своего рода социальные релизеры – субъекты и объекты, обладавшие более или менее высокой социальной капитализацией (добавленной ценностью), репрезентирующие образцы (модели) демонстративного (публичного) девиантного поведения. Круг ритуальных жертв ограничивался разного рода грешниками и праведниками – воплощенными образами (знаками) «другого», внеположенного социуму начала. Развитие отношений с «другой реальностью», с «миром иным» развивалось в направлении постепенного отказа от человеческих жертвоприношений. Другими словами, ритуальная смерть определенным образом нормировалась.

Широко известны у многих народов ритуальные жертвоприношения «первинок». Плоды первого урожая, первый приплод скота принадлежали богам, а не людям. Более того, богам нередко посвящался и первый ребенок в семье. Отсюда – универсальный обычай выкупа первенца38. Фрэзер свидетельствует так же и о не менее распространенных действиях с последним снопом в аграрных ритуалах39. В этом же ряду явлений следует рассматривать ритуальное «доделывание» родившегося ребенка. Такое «доделывание» новорожденного, пришедшего из иного мира, до человеческого состояния нередко сопровождалось разного рода ритуальным членовредительством (вспомним, в связи с этим, и обряды инициации). В частности, широко распространены ритуальные генитальные операции (обрезания крайней плоти, клитора, больших губ, грудных мышц), вырывание или подпиливание зубов и ногтей, ампутацию последней фаланги мизинца, выщипывание бровей, прокалывание ушей, губ и ноздрей, стрижка, эпиляция, бритьё и т.д.

Нетрудно заметить, что в качестве жертвы божеству предназначены в основном первые, последние, «крайние», словом, пограничные «позиции», состоящие, по представлениям древних, в непосредственном соприкосновении с миром смерти и хаоса40. Недаром и сегодня «отдать последнюю рубашку» - значит проявить в высшей степени социально одобряемое поведение. Вступающий в человеческое «измерение» индивид (группа) оставлял богу богово, посвящая ему часть себя. Так воспроизводилась модель космогонии, действия мифологического первопредка-культурного героя41, творящего мир путем принесения в жертву частей собственного тела.

Получаем весьма примечательный ряд: «самое» (дорогое, лучшее, красивое), «крайнее» (первое, последнее), «другое» (преступники, праведники, непосвященные, чужеземцы, рабы, дети, жрецы, цари, боги и т.д.).

Необходим при этом принимать во внимание представления о сакральности (наделенности магической силой, «добавленной ценностью») посвящаемых объектов, которые служили своеобразной нормой (частью) замещения (выкупа) смерти.

Майкл Хадсон, изучавший ссудный процент в обществах Древнего Востока, пришел к весьма примечательным выводам. По его мнению, несмотря на то, что хозяйства на Древнем Востоке были преимущественно аграрными, ссудный процент впервые был внедрен в коммерческих операциях храмов. Термины, которые употреблялись в древних языках (шумероаккдском, древнегреческом, латыни) для обозначения ссудного процента, восходят к словам, имевшим первоначальное значение «молодое животное», «детёныш», содержащих идею рождения. И, тем не менее, по мнению исследователя, норма процента является производной не от показателей урожайности или плодовитости животных, а от принятых в той или иной культуре систем счисления. В Месопотамии процентная ставка составляла 1/60 в месяц (20% в год), 1/10 в год - в Греции, 1/12 в год – в Риме. По мнению Хадсона, институт ссудного процента мигрировал через финикийцев в Европу, где был успешно заимствован и адаптирован под местные системы счисления. Хадсон считает, что попытки найти в этих нормах собственно экономический смысл являются ошибочными42.

Действительно, во многих культурах число – начало всех вещей. Древние нумерологии теснейшим образом связаны с космогониями. Несомненна их связь с древними календарными обрядами, к которым обычно и приурочены жертвоприношения. Любой ритуал имеет временную привязанность. Архаический Мир (социум) периодически (нормативно) умирает и обновляется в дни равноденствий, солнцестояний, смены (встречи) времен года, дня и ночи. На смену старому году (в виде старика) приходит новый (в виде младенца, юноши), юный царь-жрец приходит на смену старому, убивая его в поединке (принося в жертву). Всегда нормативна продолжительность инициаций, количество их стадий и т.д. (временные характеристики).

То, что норма процента привязана ко времени имеет ещё один чрезвычайно значимый аспект. Для архаического сознания характерна очень тесная, подчас вовсе неразрывная связь между временем и пространством.43 Многие языки сохранили «пространственное» понимание времени. «…Во многих языках аборигенов Северной Америки слово «Мир» (оно же «Космос») используется также в значении «Год». Якуты говорят: «Мир прошел», понимая при этом, что «прошел год». Для юки понятие «Год» обозначается теми же словами, что и «Земля» или «Мир». Они говорят подобно якутам: «Земля прошла», когда хотят сказать, что истек год»[29]. Слово "мир" - veröld (англ. world), происходит от verr - "человек" и öld («человеческий век»). Латинское слово orbis означает "окружность, круг", "земной круг", "мир", "годичный круговорот", "год".

Поэтому формула «r % годовых» («r % - за –год») культурологически (по смыслу) равнозначна выражению «r % - за – мир (космос)». Такова «правильная» норма жертвы (выкупа), такова социально приемлемая цена обновления, такова справедливая плата за переход.

Итак, весьма достоверной выглядит гипотеза о том, что норма процента генетически восходит к ритуальной норме (знаку, символу, институту) периодического (циклического) перехода, смены времен и пространств, социальных состояний и статусов, символической смерти (обновления) космоса (социума) в целом. Редуцированная, нормативная (институциональная) смерть в размере, отражающем сакральную нумерологию, замещает (выкупает) смерть реальную44, является её нормативным эквивалентом.

* * *

Таким образом, социальным статусам, с которыми в сознании древних связаны представления об «ином мире», предписано получать (в различных формах) нормативную часть общественного продукта (жертву) без участия в производительном труде. Поэтому «умереть» («отдать жизнь») было эквивалентно причислению к сонму «мертвых» и получению права на жертву. Такая инвестиция (жизнь) осуществлялась на условиях возвратности и платности. Человеческий капитал в рамках соответствующих институтов (ритуалов) конвертировался в социальный (статусный), а затем – в экономический. По мере развития универсальных институциональных символов (моделей-эквивалентов) капитала (во всем разнообразии форм) архаическая институциональный феномен «смерть-возрождение» эволюционировал в сфере экономического в институт процентной ссуды.

Не дает ли такой антропологический подход вполне удовлетворительный ответ на вопрос о возможности ссудного процента?

1 Сочнев А. Следует ли нам ждать «еще больше того же самого»? (В связи с выходом книги Б.Лиетара «Будущее денег» – вместо рецензии).

2 Элиаде.Мирча Обряды и символы Инициации: Берсерки и Герои. /books/history/0eliade/plat001.php

3 Часто неофиты выступали в «родственном» образе псов.

4 Рабинович Р.А.. Волк в мифологии и этнонимии народов. /article.php?nid=4922&sq=19

5 Андреев Ю. В. Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит). СПб., 2004.

6 Тацит. Корнелий. О происхождении германцев и местоположении Германии. /ER/Etext/tacit.htm

7 Каин и Авель, Ромул и Рем, Один и Тор, Вольга и Микула, Святогор и Илья, Худинги и Ульвинги и т.д.

8 Концепция индоевропейского «основного мифа», лежащего в основании мифологии, принадлежит В. Топорову. Это миф о громовержце, поражающем своего противника (змея, дракона), символизирующий победу космоса над хаосом.

9Саллинз.Маршалл. Экономика каменного века. ОГИ. Москва. 1999 г.

10 Еще Тацит, Дев Диакон сообщали о «воинах-псах» лангобардах. А в XIII в. хронист Матвей Парижский пишет о ломбардцах, как называли итальянских банкиров и ростовщиков, взимающих проценты: «Сами они как волки, что пожирают людей». (Парижский Матвей. CHRONICA MAJORA /Texts/rus/Matthew_Par/frametext1.htm) Случаен ли перенос названия воинственного варварского клана «длиннобородых» на ростовщиков, чьи повадки в глазах современника – волчьи (песьи).

11 Шварцбурд Ц.В. Экономическая антропология сбережений. Историко-институциональный подход. // Историко-экономические исследования. Т.9. Номер 1. С. 5 -20. Иркутск 2008 г.

12 Лоренц Конрад, Агрессия. /ru/author/lorenc_konrad/agressiya_tak_naziyvaemoe_zlo/ - 31k

13 Процесс ритуализации проявляется у животных брачных и боевых церемониях, танцах, приветствиях. У тех животных, у которых в ходе эволюции появилась мощная боевая оснащенность, сформировались смещенные формы поведения или жесты (позы) подчинения, переключающие или прекращающие агрессивное поведение со стороны партнера. Так, например, известно, что у волков взрослая подчиненная особь повторяет просительный жест волчонка (облизывание морды родителя) для блокирования агрессии доминантного животного. Такая «игра в детеныша» «включает» у агрессора родительский инстинкт.

14 Это ярчайшим образом проявлялось в универсально распространенном обряде поедания тотемного животного. Тотемная группа (социум) считает себя связанной с тотемом общим происхождением от мифических предков и видит в нём покровителя, подателя пищи и других жизненных благ. Членам тотемной группы запрещается (табу) без соблюдения специальных ритуалов охотиться на тотемное животное, убивать его и употреблять в пищу, а также вступать в брак между собой (экзогамия). Во время и в пространстве ритуалов тотем терял свою табуированность. Ранее запретные действия становились предписанными. Потребление и накопление были разведены в пространстве и во времени.

15 Михайлин В. Тропа звериных слов: Пространственно ориентированные культурные коды в индоевропейской традиции. - М.: НЛО, 2005, с. 33

16 При этом нужно принять во внимание, что в древних обществах строгого различения физического и социального пространства быть не могло в силу высокой семиотической нагрузки территорий обитания, выполнявших функции социо-культурного кода.

17 К подобным явлениям, в частности, относится социально предписанное нарушение инцестуальных табу лицами, обладавшими высоким социальным статусом. Так, например, если простой человек на Гавайях совершал инцест со своей сестрой, он подпадал под табуирование. С ним связывались представления о крайней опасности, его лишали жизни. Но женитьба вождя на собственной сестре только усиливала представления о его священстве. В некоторых обществах инцестуальные браки высокостатусных лиц были обязательными, например, у древних инков и египетских фараонов. У некоторых африканских народов инаугурация вождей сопровождалась их ритуально предписанным инцестуальным половым актом, маркирующим их сверхъестественную магическую силу. «Сказочный мотив брака царя с собственной дочерью имеет раннее и широко распространенное соответствие в легитимированных кровосмесительных отношениях царя-отца с дочерью» (Назимов Р.Г. Сказочные талисманы невидимости // Фольклор народов РСФСР: Межвузовских научный сборник / Отв. ред. Акимова Т.М., Л.Г. Бараг. – Уфа: Башкирский госуниверситет, 1984)

18 В этом же ряду следует рассматривать передачу монополии (привелегии) на насилие социальной элите, а впоследствии и государству или его аналогам.

19 Среди исследователей достаточно широко распространено мнение о том, что выделение ремесла проходило путем вытеснения определенных практик на периферию социума и их сакрализации. Очень часто занятие ремеслами было привилегией жреческого сословия, особенно это касалось кузнечного и гончарного дела. (Мосс Марсель. Очерк о природе и функции жертвоприношения // Социальные функции священного. Евразия. Санкт-Петербург. 2000).

20 Роль храмов Древнего Востока в развитии ростовщичества общеизвестна. Не меньшую роль играли и древнегреческие святилища, и религиозные учреждения в Риме. Известно, что древнегреческие ростовщикиы-трапезиды в основном были рабами или отпущенниками. Из бывших рабов происходил самый известный и богатый банкир Афин IV века до н.э. Пасион (Лоренц Конрад, Агрессия. /ru/author/lorenc_konrad/agressiya_tak_naziyvaemoe_zlo/ - 31k).

В Риме банкиры были в основном отпущенниками греческого происхождения. Римские аргентарии происходили из сословия всадников, которые, по мнению некоторых ученых, были не римского происхождения.

На протяжении всего средневековья крупнейшей ростовщической организацией были тамплиеры (воины-монахи, закрытое, окруженное множеством тайн сообщество). Ростовщичеством занимались и другие военно-религиозные ордены («псы-рыцари»)

Да и сама «Церковь Нового Завета — подобна Израилю, странствующему в пустыне. Это военный стан, и к членам этой общины предъявляются не те требования Закона, которые относятся к мирной жизни земледельцев и скотоводов, а требования к призываемым на войну…Воины не должны быть обременены ни имуществом, ни семьею — … буквально ранняя Церковь переносила это ветхозаветное требование на себя…Самосознание Церкви как воюющего «стана» в пустыне подразумевало обособленность ее членов от прочих людей, и даже более — отношение к тем, кто вне стана, как к потенциальным врагам…Такое понимание природы самой общины Нового Завета не могло не привести к воззрению на безбрачие как на норму христианской жизни, некоторые отклонения от которой могут быть лишь терпимы, — и то, до поры до времени…» (Холмогоров Егор, Алексеева. Маргарита. Эстетика иосифлянства и ее выражение в средневековой русской архитектуре XVI века. /Author/Russ/H/HolmogorovE/osiflyan.htm ) Даже одежда монашеская, в древней Церкви именовалась «схима», что происходит от греческого слова, обозначающего военный строй и военную униформу.

Всё это предельно ясно соотносится с социальным бесплодием и безбрачием, с «нетрудовыми доходами» и прочей нормативистикой древних преимущественно мужских маргинальных объединений.

  1. 21«Как известно, языческие верования непосредственно связаны с культом мертвых (предков). Соответственно, языческие ритуалы в целом ряде случаев определяются представлением о перевернутости связей потустороннего (загробного) мира. Представление это исключительно широко распространено, и есть основания полагать, что оно имеет универсальный характер; во всяком случае, у самых разных народов бытует мнение, что на том свете правое и левое, верх и низ, переднее и заднее и т. п. меняются местами, т. е. правому здесь соответствует левое там, солнце движется в загробном мире с востока на запад, реки текут в обратном направлении, когда здесь день, там ночь, когда здесь зима, там лето и т. д. и т. п.: оба мира — посюсторонний и потусторонний — как бы видят друг друга в зеркальном отображении… Антиповедение — в тех или иных его формах — естественно смыкается при этом с поведением, приписываемым представителям потустороннего мира, и приобретает тем самым специальный магический или вообще сакрализованный смысл. Можно сказать, что антиповедение демонстрирует причастность к потустороннему миру, к миру мертвых;… Совершенно так же антиповедение характерно… для тех, кто, так сказать, приобщает к загробному миру…» (Успенский Б.А. Антиповедение в культуре древней Руси // Избранные труды. Т.1. Семиотика истории. Семиотика культуры. М., 1994).

22 Достаточно вспомнить плату мифологическому Харону за перевоз покойника на тот свет, через реку Ахерон. Чтобы умерший мог уплатить Харону, ему при погребении клали в рот обыкновенно диобол (монету в 1/3 серебряной драхмы), иногда и медную монету, как более дешевую. При богатых похоронах в рот покойника клали иногда, тонкие круглые золотые листки (индикации), с оттиском монет. У римлян клали в рот триент (1/3 асса). Навлон клали в рот покойника потому, что у греков простой народ часто носил монету во рту, не имея карманов. Обычай класть монету в рот покойника подтверждается раскопками юге России. Археологи обнаружили множество скелетов с серебряными или медными монетами во рту. В Италии этот существовал еще в XVI в. Люди полагали, что покойник будет приходить беспокоить своих родственников, если не получит следуемых ему по обычаю денег. В Румелии и теперь еще хоронят мертвых с медной монетой во рту.

23 В исторических источниках содержится немало примеров нормативной коллективной смерти у разных народов. Приведем лишь некоторые из них. «Если дело дошло до схватки, постыдно вождю уступать кому-либо в доблести, постыдно дружине не уподобляться доблестью своему вождю. А выйти живым из боя, в котором пал вождь - бесчестье и позор на всю жизнь». (Фрэзер Дж. Золотая ветвь. .ua/books/freze01/index.htm). "Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком замке постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, причём находящиеся у него надёжные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты за него". (Мосс Марсель. Очерк о природе и функции жертвоприношения // Социальные функции священного. Евразия. Санкт-Петербург. 2000).

24 «Примером служат древние племена скандинавов, с их обычаем альтруистичного суицида стариков, избавлявшего род от непосильных забот о дряхлеющей старости, или готы, с их священной «скалой предков», с которой кидались из страха перед естественной смертью. Обычаи суицида стариков, во имя физического выживания потомков, бытовали у древних народов Сибири и в Японии. Признаком высшей добродетели считались самоубийства благочестивых вдов в старом Китае. Временами суицид оценивался не только позитивно, но и эстетизировался (ритуал «харакири» - «сэппуку» - в Японии, «сати» в Индии). Немалую долю социально регламентированных суицидов составляли добровольные уходы из жизни, после смерти «правителя», когда жены и слуги были обязаны разделить участь господина и сопроводить его в загробный мир. Самоубийства вдов во многих странах считались признаком истинной любви к мужу и доказательством их верности. В Китае этот обычай бытовал около 1,5 тысяч лет, вплоть до 20 в. В Индии обычай сати (самосожжение вдовы вместе с телом мужа) был обязательным ритуалом вплоть до 19 в. Самоубийство женщин, ради сохранения своей чести и во избежание насилия и позора также фактически предписывалось общественными нормами поведения. Несколько особняком стоял обычай самоубийства матери наследника престола (условно – матрицид). Не имея явных аналогий у других народов, этот специфичный обычай сложился у кочевой народности сяньби, вожди которой покорили в IV в. север Китая, основав династию Северное Вэй». (Головачев В. Ц. Самоубийство, как обычай и ритуал в традиционном Китае (На примере средневековых государств северного Китая)

/lib/2012-05.html#_ftnref1

25Найдорф Марк. Культурологические аспекты суицидального поведения. /library/philosophy/cult_suic.htm

26Головачев В. Ц. Самоубийство, как обычай и ритуал в традиционном Китае (На примере средневековых государств северного Китая)

/lib/2012-05.html#_ftnref1

27 «Культуры эффективно подавляют возможность таких убийств как противоречащих коллективным «негэнтропийным» усилиям сообществ. В большинстве известных нам сообществ обычаи, религиозные установления и правовые принципы ясно и назидательно порицают самоубийства и самоубийц. Обычай заставлял чураться самоубийц, хоронить их вне кладбищ и без отпевания, королевские указы ставили самоубийства в ряд позорных преступлений и предписывали надругательства над трупами: их демонстративно таскали по улицам, с целью устрашить тех, кто может задумать самоубийство. В Англии самоубийство официально перестало считаться преступлением только в 1961 году». (Найдорф Марк. Культурологические аспекты суицидального поведения. /library/philosophy/cult_suic.htm).

28 Мосс Марсель. Очерк о природе и функции жертвоприношения // Социальные функции священного. Евразия. Санкт-Петербург. 2000

29 Назимов Р.Г. Сказочные талисманы невидимости // Фольклор народов РСФСР: Межвузовских научный сборник / Отв. ред. Акимова Т.М., Л.Г. Бараг. – Уфа: Башкирский госуниверситет, 1984.

30 Жирар Р. Насилие и священное. М., 2000. с. 22

31 Первоначальный ритуальный характер этих институтов отмечается в многочисленных исследованиях. Не случайно банкиры древности и средневековья нередко специализировались на различного рода откупах.

32 Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии) Издательство "Мысль". Москва, 1974

33 Шварцбурд Ц.В. Экономическая антропология сбережений. Историко-институциональный подход. // Историко-экономические исследования. Т.9. Номер 1. С. 5 -20. Иркутск 2008 г.

34«Умирающий ежегодно царь - это основной образ первобытного общества во всем его быту» Френденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. /philol/freidenberg/2_1.html#1v1). По свидетельству Фрэзера «на определенной стадии развития общества нередко считается, что царь или жрец наделен сверхъестественными способностями или является воплощением божества, и в соответствии с этим верованием предполагается, что ход природных явлений в большей или меньшей мере находится под его контролем. На него возлагают ответственность за плохую погоду, плохой урожай и другие стихийные бедствия. При этом исходят из того, что власть царя над природой, как и его власть над подданными и рабами, осуществляется посредством волевых актов: поэтому, если имеют место засухи, голод, эпидемии, бури, народ приписывает эти напасти небрежности или преступному поведению своего властителя. За это его наказывают розгами и заковывают в кандалы, а если он продолжает упорствовать, его либо свергают, либо убивают»( Фрэзер Дж. Золотая ветвь. .ua/books/freze01/index.htm).

35 Авраам хочет принести в жертву своего сына Исаака. Иефай приносит в жертву дочь. У греков в жертву приносится дочь Агамемнона и Клитемнестры Ифигения.

Богатые карфагенцы были обязаны по обычаю приносить в жертву детей. Они нередко тайно покупали чужих детей и приносили их в жертву, выдавая за своих. «Агатокл разбил карфагенские войска и стал лагерем под стенами города. Суеверный ужас овладел осажденными; обвиняя себя в обмане, они решились умилостивить богов великим жертвоприношением. Статуя Ваала, накаленная докрасна, приняла в свои объятия 200 детей, выбранных из самых знаменитых фамилий; граждане, навлекшие на себя обвинение, с своей стороны предложили в жертву своих детей, число которых простиралось до 300. Таким образом, финикиане и карфагеняне в обыкновенное время приносили в жертву преступников и иностранцев, в тяжкие же минуты народных бедствий, которые посланы были за их вины богами, они старались смягчить гнев их более дорогими жертвами» (Кистяковский А. Ф. "Исследование о смертной казни", из-во "Автограф", г. Тула, 2000 г).

36 Известно, что Фемистокл перед сражением при Саламине приносит в жертву пленных персов. Возможно, что институт рабства первоначально возник для обеспечения жертвоприношений.

37 Все нынешние европейские народы в отдаленные времена своего существования приносили в жертву преступников. Обычай принесения в жертву преступников в наибольшем употреблении был у галлов и скандинавов; это явление объясняется тем, что у этих двух народов жрецы успели сложиться в очень крепкую касту, сосредоточившую в своих руках верховное управление страной. В Галлии осужденные друидами за преступления на смерть были часто сберегаемы в течение многих лет для принесения впоследствии в жертву. Для жертвоприношений употребляли преимущественно преступников, при недостатке их — военнопленных, рабов, клиентов и даже невинных граждан, рабы и клиенты были приносимы в жертву на гробах своих господ или патронов. Принесение в жертву преступников совершалось руками жрецов — друидов, иногда они наполняли обреченными статуи богов и жгли их, накаляя эти вместилища. У скандинавов жрецы Одена — Drottnars и Blodgodars — успели привести принесение человеческих жертв в строгую систему. У них места для судоговорения находились рядом с местами для жертвоприношений, и те и другие носили одно название. В жертву были приносимы преступники, военнопленные, рабы, а иногда граждане — из них чаще дети [15]. Казнь представляла собой ритуал, совершаемый при большом скоплении народа. Социальные роли жреца и палача очень часто не отделимы друг от друга. И та, и другая теснейшим образом связаны с предметом жертвоприношения.

38 Тора предписывает отцу выкупить своего первородного сына после того, как тому исполнится один месяц. Если отец не находится в том же городе, что и ребенок, он выкупает его в любом месте, где он в это время находится. Если отец не выкупил сына вовремя, он обязан это сделать потом. Если отец вообще не выкупил сына, сын сам обязан себя выкупить, когда подрастет, и должен будет исполнять заповеди. Младенца выкупают пятью шекелями, их передают колену.

39Фрэзер Дж. Золотая ветвь. .ua/books/freze01/index.htm

40В этом отношении можно сказать, что ритуал является не только «узаконенным способом «вспомнить» латентно присутствующие в коллективной памяти избыточные формы поведения» , но и, одновременно, механизмом «забывания» неуместных и несвоевременных форм поведения, атрибутов, вещей. Ритуал, поэтому, есть, в том числе, и механизм перекодирования.

41 Культурный герой может выступать в роли демиурга и бороться с хаосом, создавая мир и гармонию; он может быть первопредком, дающим начало роду и выступающим в качестве тотемного предка.

42Hudson Michael. How Interest Rates Were Set, 2500 BC - 1000 AD // Journal of the Economic and Social History of the Orient 43 (Spring 2000):132-161

43 «В языке кечуа, самом распространенном в Южной Америке, слово Пача означает одновременно пространство и время. Во всех европейских языках для обозначения нового физического понятия, возникшего с теорией относительности, пришлось объединить два слова, писать пространство-время, а в языке кечуа это слово уже существовало. А может быть лучше сказать, что оно еще существовало… В сознании древнего человека выделилось сначала представление о пространстве-времени…» (Юревич В.А. Календари центральной Америки.  /Universe_and_us/4num/v4pap14.htm)].

44 Сказанное косвенно подтверждается анализом размеров штрафов в варварских правдах, насквозь пронизанных сакральной нумерологией. Эти штрафы являются поздней модификацией вергельда, дикой виры и сходных институтов, производных от кровной мести. Это в буквальном смысле «цена крови», выкуп смерти.



Похожие документы:

  1. Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория. Учебник для вузов

    Учебник
    ... нее нельзя требовать ответов на все вопросы, так как факты всегда шире и богаче теории. Однако экономическая наука ... в ликвидации однобокости его развития. До сих пор преимущественное развитие на фондом рынке имеют межбанковский ...
  2. Стратегический комитет программы: Владимир Кинелев, Владимир Шадриков, Валерий Месъков, Теодор Шанин, Дэн Дэвидсон, Елена Карпухина Общая редакция и вступительная статья В. И. Гараджа

    Документ
    ... не наука, то кто ответит на вопрос: что нам делать, как устроить нам свою жизнь?” – или на ... низших в экономическом отношении слоев, рабов и свободных поденщиков, то до сих пор они никогда не были ...
  3. Филип Котлер, Джон Боуэн, Джеймс Мейкенз. Маркетинг. Гостеприимство. Туризм

    Реферат
    ... доктор экономических наук, ... возможен далеко не ... преуспела, потому что у нее ... На вопрос, какую музыку они играли, она не смогла ответить ... ссудного процента ... до сих пор оно остается ... вопросов и выяснение ... Не слишком ли много времени они тратят на визит? Не слишком ...
  4. Л. Н. Гумилёв писал: Западноевропейская культура с момента своего возникновения стремилась к расширению. Потомки баронов Карла Великого покорили западных славян, англосаксов, кельтов, вытеснили с Пиренейского пол

    Документ
    ... экономическому развитию Сахалинской области и раскритиковал чиновников за то, что до сих пор не ... экономикой и ростовщическим ссудным процентом (Запад в ... Осталось только проявиться Ною и его науки новой ... участники ищут ответ на вопрос, как решить проблемы ...
  5. Тема Культурно-исторческие основы развития психологического знания в труде Тема Труд как социально-психологическая реальность

    Документ
    ... ответ на эти вопросы вообще вряд ли возможен: творческий человек всю жизнь как ... науки не столько "благодаря" сложившимся обстоятельствам (и социально-экономическим условиям ... , но проблема подбора до сих пор остается не решенной: конфликты и ...

Другие похожие документы..