Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В соответствии с Федеральным законом от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», ...полностью>>
'Расписание'
Глазов – СДЮСШОР № 13 "Алиса" г. Уфа 1 :40 поле № Самарская область – 1 – Самарская область – 7 ноября 013 года 9:00 поле № ДЮСШ "Лидер" г. Казань – С...полностью>>
'Документ'
В моем гардеробе много одежды. Всех вещей я не ношу, а только те которые я одеваю постоянно. Конечно, в одежде я ценю удобство, красоту и качество. Ос...полностью>>
'Документ'
(далее — «Рекламодатель») предоставляет ООО «ЯНДЕКС» (далее — «Яндекс») в рамках возмездного оказания Яндексом Рекламодателю услуг Яндекс.Маркет на ус...полностью>>

Главная > Учебник

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

В марксистской социологии, т.е. в учении об общих закономер­ностях возникновения и развития социальных институтов, струк­тур и коллективных форм существования, включая государство и общество, одним из основополагающих постулатов стало утверж­дение, что право не имеет своей истории, что оно пассивно сле­дует за изменениями способа производства и политической над­стройки, частью которой оно, собственно, и является.

Однако такая позиция не учитывает элементов преемственно­сти в использовании правовых институтов и конструкций у отдель­ных народов или в опыте нескольких государств на протяжении нескольких исторических эпох. Так, например, римское право до сих пор в своих основных конструкциях и определениях входит в понятийный аппарат таких отраслей, как современное гражданс­кое право, а также конституционное право, и в некоторые кон­струкции и определения канонического права.

Существуют попытки принять во внимание периодизацию истории мировых цивилизаций А. Тойнби и других историков, но на этом пути встречается немало трудностей, поскольку одних цивилизаций необходимо учесть около трех десятков. Однако в отличие от марксистской традиции, ориентированной на истолко­вание закономерностей истории как смены общественно-экономи­ческих формаций и на обнаружение черт сходства в политическом и правовом опыте разных народов и государств, цивилизационная версия исторического процесса в большей мере способствует вы­явлению специфических и характерных черт в этом опыте. Одна­ко и здесь не учитывается в должной степени, что право, подобно многим образцам художественного, архитектурного или словесного творчества, может распространяться в территориальном простран­стве в процессе культурных, торговых и иных контактов в виде частичного или полного заимствования, "в случае же военных столкновений и соперничеств эти заимствования могут быть не только добровольными, но и принудительными. Вот почему одина-

30

Всеобщая история права и государства

ковые юридические институты и конструкции встречаются у древ­них вавилонян и евреев, у римлян — народов весьма непохожих, имеющих разный религиозный опыт и уровень хозяйственного раз­вития.

К. Ясперс в отличие от Тойнби предпочел воспринимать исто­рию как историю культуры, обозреваемую на протяжении около 5 тыс. лет. От истории земли и истории жизни на земле (в после­днем случае около полумиллиона лет) история духовная отлича­ется тем, что это всегда ясное для человека прошлое: когда есть осознание истории, когда есть традиция, есть документы, есть осознание своих корней и традиций.

Цивилизация, согласно определению американского истори­ка С. Хантингтона, есть некая культурная общность наивысшего ранга и одновременно самый широкий масштаб или уровень куль­турной самоидентификации людей. Обращаясь к современному представлению о цивилизациях, он пишет: "Люди разных цивили­заций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотно­сительной значимости прав и обязанностей, свободы и принужде­ния, равенства и иерархии. Они не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различие между политическими идеологиями и политическими режимами".

И Тойнби, и Хантингтон, а также отчасти и Ясперс верно фиксируют главную характерную черту цивилизаций прошлых и современных — тип религиозного мировосприятия. Единая история человечества, таким образом, распадается на множество отдель­ных и замкнутых цивилизаций. В таком восприятии истории оче­виден отказ от линейного (прогрессистского) истолкования истори­ческого развития как движения однонаправленного и детермини­рованного прогрессом разума, производства или технических средств. Этот же подход противоположен в ряде существенных черт и другой версии истории — о трех основных стадиях: аграр­ном (традиционном), индустриальном (современном) и постиндус­триальном (информационном, технотронном и в какой-то мере постсовременном) обществах. Однако эти характеристики не вклю­чают в достаточно полной мере опыт политических новаций XX в. с его двумя мировыми войнами, с разделом мира на два противоборствующих лагеря — социалистический и капитали­стический и возникновением движения за искоренение всех форм колониальной и неоколониальной зависимости слаборазвитых стран.

По этой версии Запад является создателем индустриальной цивилизации (т. е. современного общества и современной секуляри­зованной цивилизации), тогда как Восток (прежде всего Азия и

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства

31

Африка) смог создать только относительно развитое аграрное общество и соответствующие религиозные и политические инсти­туты. По этой логике Запад универсален не в силу своей религи­озности, а в силу индустриальной цивилизации с ее формально-юридической и политической (административной) рациональностью и более эффективной организацией производства и товарного об­мена. Последним словом этого истолкования истории стало утвер­ждение американского футуролога Ф. Фукуямы о том, что запад­ная (либеральная) демократия является последней и окончательной формой правления, на которой призвано успокоиться человечество в своих поисках и экспериментах. Такое обобщение было сделано после развала мировой социалистической системы и окончания "холодной войны" между США и СССР в начале 90-х годов.

Наиболее предпочтительной в этой ситуации была и остается периодизация, принятая в науке всеобщей истории: древность, средние века и современность (период новой и новейшей истории). Именно этой периодизации мы и будем придерживаться в дальней­шем изложении. Разумеется, в тех случаях, когда существующая ( историография и сведения об эволюции права позволяют предста-1 вить право и государство как культурно-функциональные един-1 ства (культурно-исторические типы), в анализе этих явлений и! тенденций перемен вполне уместным будет использование резуль-[ татов исторической социологии в лице таких ее выдающихся пред-1 ставителей, как П.А. Сорокин, К. Ясперс, А. Тойнби и др. Культуры! (цивилизационные культуры) представляют собой более сложные! типы взаимодействий и взаимосвязей, чем общественные форма-! ции. Так, по толкованию Сорокина, внутри культурных систем! можно выделить три взаимосвязанных уровня, представленных! идеологическими, поведенческими и материальными системами/ Каждая из этих уровневых систем распадается на отдельные куль-1 турные системы — языка, искусства, этики, политики, экономики! и, разумеется, системы права, которые в совокупности создают в! процессе взаимодействия единую идеологию надсистемы (суперси-1 стемы), последняя же в свою очередь формулирует предельные и| всеобщие ценности, истины и доктрины.

Задачи учебного курса и его особенности

Своеобразие истолкования правовой истории во второй поло-| вине XX в. во многом обусловлено политическим опытом стран со-1 циализма и тех европейских стран, которые пережили кризис! либерально-демократического режима правления и в которых де-| мократический режим уступил место тоталитарному режиму (на-| Цистскому, фашистскому и фалангистскому). Последний в свою оче-1

32

Всеобщая история права и государства

редь обнаружил значительное сходство с режимом властвования древних деспотий с их завоевательными и поработительскими ус­тремлениями в отношении ближних и дальних народов и стран, а также собственного народа. Этот опыт, а также опыт социалисти­ческого переустройства позволяет по-новому взглянуть на ход истории и на ее объяснение с точки зрения исторического про­гресса.

Кроме того, известная автономность и неизменность неко­торых употребительных юридических конструкций или принци­пов государственного устройства и регулирования позволяет представить все основные исторические периоды и даже эпо­хи не как замкнутые и завершенные (эти акценты можно об­наружить в цивилизационном и формационном подходах), а, напротив, как отмеченные нередкими воспоминаниями о про­шлом и "забеганиями в будущее". Каждая эпоха и крупный ис­торический период обязательно включают и прошлое, и намет­ки на будущее и тем самым предстают в виде некоего непрек­ращающегося исторического процесса с элементами преемствен­ности и новизны. Все это дает возможность по-иному взглянуть на рубежные периоды истории права — первобытное догосудар-ственное право, право первых городов-государств, право фе­одального общества и право современного индустриального об­щества.

При этом дальнейший рост и увеличение исторического зна­ния во многом продолжает оставаться зависимым от знания, ему предшествующего, с которым он скреплен нитями понятийных, логических и фактических конструкций и сведений. Кроме того, историю права можно считать историческим введением в такие учебные дисциплины, как теория и философия права, конститу­ционное, гражданское и уголовное право, социальное законода­тельство, законодательство о государственной службе.

Беспомощная в своих объяснительных возможностях теория беспомощна и перед историческими тенденциями, которые, к ча­стому неудовольствию теоретиков, пронизывают современную практику и тем самым усложняют истолкование предмета науки о праве, теории права и т.д. История права — это также часть ис­тории общества, истории политической организации и способов вла­ствования, она участвует в выстраивании "родословной" многих со­временных понятий, институтов и правовых требований.

Предлагаемый курс лекций имеет целью содействовать при­обретению более глубоких, чем в школе, и упорядоченных знаний в области всеобщей истории права и государства, изучающей опыт зарубежных стран как основополагающую дисциплину в системе современного юридического образования. Главное внимание будет уделено изучению наиболее общих черт истории права и одновре-

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства 33

менно характерных особенностей возникновения, функционирова­ния и последующих изменений правовых обычаев и законов от­дельных народов и стран в их взаимосвязи с властной деятельно­стью государства. Поскольку право древнее государства, это об­стоятельство подчеркнуто и в самом названии дисциплины, кото­рая именуется всеобщей историей права и государства, т.е. исто­рией права и государства стран мира, за исключением России; материалы из истории России будут привлекаться по мере необ­ходимости в качестве иллюстрации общих или характерных осо­бенностей становления правовых и государственных институтов и норм.

Другую важную задачу курса составляет ознакомление с луч­шими образцами законодательного искусства и творчеством выда­ющихся реформаторов и законодателей. Часть материала из этого наследия станет предметом семинарских обсуждений и самостоя­тельного изучения студентами. Самой общей задачей курса мож­но считать также оказание помощи студентам в выработке навыка восприятия права как неотъемлемого элемента культуры социаль­ного общения и относительно мирного и справедливого разреше­ния конфликтов, возникающих на лично-имущественной почве, с причинением вреда здоровью, имуществу, общественной нрав­ственности и т.д.

Наряду с приобщением к историческому опыту народов и государств и выработкой умения понимать складывающиеся тен­денции в правовых и государственно-властных отношениях боль­шое внимание уделено также способам обнаружения элементов сходства в историческом опыте отдельных народов и государств, в том числе тех, которые складываются под воздействием гло­бальных тенденций и перемен, таких, как социальное законода­тельство, защита прав человека, становление регионального международного права (история европейского права и институ­тов) и др.

Всеобщая история права исключает опасность чрезмерной спе­циализации, а также не позволяет игнорировать внешние условия возникновения и эволюции институтов права и государства. Она помогает выработке ориентации в окружающем мире народов и наций, проходящих в разное время те или иные стадии коллек­тивной общественной жизни — родо-племенной, государственной, Цивилизационной и др. Вот почему и сегодня можно согласиться с мнением русского историка середины XIX в. Т.Н. Грановского о том, что "образованность (в том числе, добавим от себя, правовая образованность. — В.Г.) сделалась необходимым условием могуще­ства для государств и созидательно-нравственной жизни для от­дельных лиц" (Грановский Т.Н. Полн. собр. соч.: В 2 т. Т. 1. СПб., 1905. С. 398). .

34

Всеобщая история права и государства

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства

35

История права и современность. Освоение исторического опыта пользования основными правовыми конструкциями (лично-имущественные права и обязанности, преступление и наказание, право на участие в делах общества и государства), а также по­литическими и правовыми идеями (верховенство власти законов, а не людей) нередко производится в его мысленном сопоставле­нии с опытом современным. Это сравнение и сопоставление воз­можны с учетом трех позиций. Во-первых, сегодняшнее состояние и функционирование любого правового института есть лишь ча­стичный результат всей его предшествующей эволюции. Во-вто­рых, всякий институт представляет собой известный продукт од­ной или нескольких цивилизационных правовых культур, совре­менное состояние которых также является лишь частичным ито­гом предшествующей эволюции. Наконец, некоторые разновидно­сти правового опыта могут быть унаследованы современными пра­вовыми культурами от прошлого в той или иной степени преем­ственности или обновления, например опыт кодификации, наве­янный опытом времен Юстиниана, Наполеона или "нового курса" в США.

Овладение навыками предметного и методологического обсуж­дения истории права гарантирует от вольного или невольного впа­дения в две крайности постижения истории — в позитивистскую (следует изучать факты, одни только факты ушедшего периода и не поддаваться какому-либо влиянию современности) и в крайность презентизма (история есть-всего лишь современность, перенесен­ная в прошлое). Того и другого труднее всего избежать в обще­ственных науках, поскольку здесь в отличие от ботаники или хи­мии объект и субъект изучения до известной степени совпадают. В итоге общественная наука становится иной раз невольной "автоби­ографией общества", а соблюдать объективность в составлении та­кой автобиографии — трудноразрешимая задача. И хотя всякое новое знание многими нитями связано с предшествующим знанием об обществе, государстве и праве, сходство прошлых и современ­ных ситуаций лишь в крайне редких случаях имеет одинаковые причины и следствия. Таковыми скорее будут не политические и законодательные ситуации с выработкой и принятием решения, не ситуации выбора между законным и незаконным или между закон­ным и целесообразным (они более вариативны и случайны), а мо­ральный выбор между добром и злом. Вместе с тем следует счи­тать, что историческая память, включающая память о прошлом правовом опыте, формирует вместе с моралью тот нравственный климат, в котором живет данный народ, данная нация или, что более характерно для современной эпохи, народы данного истори­ческого региона (Европа, Ближний Восток, Дальний Восток, Ла­тинская Америка и др.).

Контрольные вопросы

Что изучает история права?

Какие методы используются при изучении истории права и государства?

Кого следует считать классиками науки истории права и го­сударства?

Что такое цивилизационная культура и какое отношение к ней имеет исторически сложившаяся правовая и политическая культура?

Какие задачи ставятся перед студентами и преподавателями курса истории права?

Литература

Полибий. Всеобщая история. Кн. 1. Разделение истории. Польза всеобщей истории // Всеобщая история: В 3 т. Т. 1. СПб., 1994. — Тойнби А. Постижение истории (Введение. Сравнительн. Исследо­вание цивилизаций). М., 1992. — Сорокин П.А. Человек. Цивилиза­ция. Общество / Пер. с англ. М., 1992. (Мыслители XX века). — Ясиерс К. Смысл и назначение истории / Пер. с нем. М., 1991. (Мыслители XX века). — Анкере Э. История европейского права / Пер. со шведск. М., 1994. — Потестарность: генезис и эволюция. СПб., 1997 (Гл. 2. Потестарность как архаическое лидерство (стар­шинство, предводительство, вождество). — Неволин К.А. Разделе­ние истории законов и законоведения по времени // Энциклопе­дия законоведения /1839/. СПб., 1997. С. 107 и ел. —Емельяно­ва И.А. Всеобщая история права в русском дореволюционном пра­воведении. XIX век. Казань, 1981.

Часть первая. История права и государства в древности и в средние века

Раздел первый. Право и государство в древности

Тема 2. У истоков права и государства

Первобытное (догосударственное) право. Изменения в праве с возникновением государства.

Первобытное (логосуларственное) право

Французский историк Люсьен Февр, один из обновителей со­временного исторического знания, обращал внимание на особую притягательность сегодня начальных периодов социальной истории, которая в конце XX в. вновь, как и во второй половине XIX в., стала объектом повышенного интереса благодаря очередному подъему этнографических исследований. Он, в частности, писал: "Сколько в них тайн, ждущих открытия, сколько забытых истин, жаждущих воскрешения. Это необозримые пустыни, среди кото­рых так и хочется —были бы только силы —-отыскать подземные источники и посредством упорного труда породить, вызвать из не­бытия оазисы новых знаний" (Бои за историю. М., 1991. С. 14).

Начальный пункт в выстраивании дальней ретроспективы со­циальной истории может быть (и часто бывает) самым разнообраз­ным: история семьи, история профессий, история взаимоотноше­ний между властью и знанием и др. Возможны и другие, нетради­ционные ракурсы восприятия опыта прошлого, например опреде­ление того, откуда берется на полотенцах орнамент с изображени­ем солнца или с растительным узором. Возможны и построения лин­гвистической направленности: как соотносятся термины "право" и "правда" в истории русской общественной мысли? когда впервые стали употребляться слова "монархия" и "демократия"?

Тема 2. У истоков права и государства

37

По замечанию американского историка начала века Дж. Виг-мора, история человеческой семьи и брака могла бы уместиться в тексте на одну-две страницы, если ее описать и изобразить схе­матически в основных разновидностях и этапах эволюции, либо она должна занять несколько объемистых томов, если последовательно обобщать опыт разных народов и стран во всех районах обитаемого мира. Точно так же можно подходить к истории права, отдельных его институтов, таких, как кровная месть, дарение, обмен и др.

Эволюция права, согласно Вигмору, напоминает не движение по линии прогресса, а скорее движение (сдвиги и перемены) толь­ко в абстрактных характеристиках правового поведения. Описание правового поведения может включать причинно-следственные объяснения (по схеме: причина и ее последствия), однако, как выясняется в ходе исторического изучения, перемены в описаниях законопослушного поведения состоят в переходе от менее абстракт­ных к более абстрактным описаниям. Такому описанию благопри­ятствует фактор постоянства в законопослушном поведении, кото­рый обнаруживается у самых разных народов на протяжении оп­ределенных эпох и фиксируется различными правовыми школами в тех или иных правовых системах — в системе германского, гре­ческого, европейского, вавилонского, египетского, японского или славянского права.

Согласно обобщению самого Вигмора, эволюция (сдвиги и пе­ремены) права происходит в следующих направлениях: от судей­ского правотворчества к стадии законодательственной деятельно­сти, от неписаного права к писаному, от патриархальной семьи к индивидуальной (Вигмор Дж.Г. Проблемы права. Его прошлое, на­стоящее и будущее. Литлтон, 1988. 1-е изд. — 1920).

Для понимания особенностей правового регулирования в дого-сударственном и на начальной стадии государственно-сплачиваемо­го общества существенны также переход от правового обычая к упорядочивающему и уточняющему письменному закону, от кулач­ного права (права силы) к примирительным и согласованным про­цедурам гражданского права и процесса. Г. Кельзен, известный австрийский правовед, автор "Общей теории права и государства" (1945 г.), различает три разновидности права — догосударственное (первобытное), государственное и надгосударственное (междуна­родное).

В последние десятилетия отечественная и зарубежная лите­ратура по истории культуры обогатилась новыми глубокими обоб­щениями, касающимися первобытного общества, социальной и политической эволюции древних обществ. Значительное место в этих исследованиях занял сравнительно-исторический метод, по­зволяющий обозревать обширнейшую картину развития ранней государственности, моральных и правовых институтов и обычаев

38

Часть I. История права и государства в древности и в средние века

и т.д. При этом становится возможным выявлять не только чер­ты отличия социальных процессов в разных исторических регио­нах Древнего Востока и Запада, но и не менее существенные для их осмысления черты и элементы сходства и повторяемости.

Характерно, к примеру, что значение греческого слова "те­ория" и древнеиндийского слова, обозначающего ум, можно пе­редать с помощью одного и того же слова "смотрение", а цент­ральным понятием в нескольких религиозно-нравственных филосо­фиях является слово "путь" как обозначение ориентации помыс­лов, побуждений и повседневного образа жизни для религиозно-праведных людей (буддизм, даосизм, христианство, ислам).

Важную роль в уяснении происхождения права и государства выполняет современная наука о религиозно-мифологических воз­зрениях и социальных функциях мифа в первобытном обществе. Миф обычно излагает сакральную историю, повествует о событи­ях, происшедших в достопамятные времена "начала всех начал", о деяниях сверхъестественных существ и проявлениях их сверх­могущества, которые становятся образцом для подражания в лю­бом значительном проявлении человеческой активности. "Миф рас­сказывает, каким образом реальность благодаря подвигам сверхъ­естественных существ достигла своего воплощения и осуществле­ния, будь то всеобъемлющая реальность, космос, или только ее фрагмент: остров, растительный мир, человеческое поведение или государственное установление" (Элиаде М. Аспекты мифа. М., 1995. С. 15—16).

П.А. Сорокин, русский социолог, один из крупных знатоков истории культуры, утверждает, что каждая культура имеет некий ряд деления человеческих поступков и событий в оппозиционных категориях, таких, как "правый и неправый", "рекомендуемый и запрещаемый", "святой и дьявольский", "моральный и немораль­ный", "законный и незаконный".

Это деление прослеживается еще в примитивных обществах, затем в греко-римской и западной культуре и далее до наших дней. Оппозиционные компоненты могут принимать градации меры или степени, например правильный — более правильный — са­мый правильный. В оценках неправильных поступков также име­ется своя градация: преступление — проступок — нарушение (во французском и русском дореволюционном праве), фелония — мис-диминор (в англосаксонском праве). Правильные и неправильные поступки могут принять и более усложненный классифицирован­ный вид. Например, поступок может характеризоваться как геро­ический, праведный, священный или дурной, святотатственный (Сорокин Я. Социальная и культурная динамики. Т. 2. Нью-Йорк, 1962. С. 524, англ. изд.).

Тема 2. У истоков права и государства

39

Право — один из важных структурных элементов первобыт­ной социальной культуры, куда помимо права входят язык, род­ственные связи, социальная организация, магия, религия и искус­ство (Леви-Строс Кл. Структурная антропология. 1951).

Общие черты первобытного права. Для права, действовав­шего в первобытном обществе, характерны две особенности, ко­торые частично будут унаследованы и на стадии перехода от правового обычая к законоустановлениям государственной влас­ти. Это, во-первых, казуистичность права, или регулирование по принципу "если — то — иначе", и, во-вторых, объективизм, или стремление к точному уяснению того, что произошло, с по­мощью вещественных доказательств и словесных подтверждений. Эволюция (изменение) права совершает движение в следующих направлениях и в следующих формах правового регулирования и контроля: от неписаного права к писаному, от патриархальной семьи к индивидуальной и моногамной, от судейского посредни­ческого миротворчества к стадии законодательной и судебной ак­тивности государственной власти или правителей племен и про-тогосударственных властных образований. Преемственными эле­ментами в переходе от обычного права к закону можно считать нацеленность того и другого на поддержание мирного социаль­ного общежития, порядка и справедливое разрешение возника­ющих конфликтов личного или имущественного характера, на­казание за нарушение запретов различного назначения — быто­вого, обрядового и т.д.

Обычное право поначалу — это орудие поддержания порядка без участия государственно-властного администрирования.



Похожие документы:

  1. Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория. Учебник для вузов

    Учебник
    ... политологии, теории либерализма. "• Графский В. Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. 2001. 744 с. Предлагаемое ... прилагается хрестоматийный материал. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ...
  2. Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 01 «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве»

    Программа-минимум
    ... с. 2. Графский, Владимир Георгиевич. Всеобщая история права и государства: учебник для вузов, [рек. М-вом общего и проф. образования Рос. Федерации] / В.Г. Графский ; Ин-т государства и права ...
  3. Учебники и учебные пособия (1)

    Учебники и учебные пособия
    ... -stran.html Графский В. Г. Всеобщая История Права и Государства: Учебник для ВУЗов. - 2-е Изд., Перераб. и Доп. — М. : Норма, 2007. — 752 с. Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права: Учебник в 2 т. Издание ...
  4. Уголовное право и процесс в древнем Риме содержани е

    Документ
    ... : 1. Всеобщая история государства и права. Учебник/Отв. ред. К.И.Батыр. – М.: Былина, 1999. 2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – М.: Норма, 2004. 3. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов ...
  5. 1. Предмет науки истории отечественного государства и права и ее место в системе юридических наук

    Документ
    ... 3.1. Основная литература: Графский, Владимир Георгиевич Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – 2000. Денисов А. И. Теоретические основы государства и права: Электронное учебно ...

Другие похожие документы..