Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Прибытие в Прагу рейсом ЧСА, встреча с гидом в аэропорту, отъезд на информационно-ознакомительную экскурсию: „Прага – любовь с первого взгляда - 2 ч.“...полностью>>
'Документ'
Если вы заплыли слишком далеко, устали и, оглянувшись на далекий берег, испугались, что не сумеете вернуться, тогда вам поможет умение отдыхать на вод...полностью>>
'Документ'
В министерстве образования области организована горячая линия по вопросам подготовки и проведения государственной итоговой аттестации и единого госуда...полностью>>
'Документ'
Настоящий Закон в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации регулирует отношения, связанные с бесплатным предоставлением земельных участк...полностью>>

Главная > Учебник

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

20

ны права являются истолкование права божественного и челове­ческого, концепции праведного правителя, соотношение права и морали и др. В христианской традиции соотношение права и мо­рали наиболее удачно определил Августин Блаженный, епископ Гиппонский (нач. V в.), который говорил: "Мораль просит того, чего

закон требует".

К разновидности культурологического изучения права следу­ет отнести также социально-философский (этический) подход к ис­тории права как воплощению одновременно разумных и справедли­вых правил и требований к разрешению лично-имущественных и социально-групповых конфликтов, нацеленных в итоге на достиже­ние общего блага (или, по Аристотелю, "благой и счастливой жиз­ни"). Таковыми были по своему назначению примиряющие право­вые обычаи и обыкновения в первобытном обществе, таковыми ста­ли правовые обычаи и законы в государственном сплоченном обще­стве древности, средних веков и длящейся современности.

Для надлежащего восприятия роли и значения (ценности) правовых обычаев и законов весьма существенна сложившаяся или складывающаяся иерархия ценностей, которые характеризуют не только содержание самого права, но и характер взаимосвязей ценностей с человеком. Согласно более поздним классификациям философов (М. Шелер, Н.О. Лосский), иерархия ценностей начина­ется с чувственных ценностей (ценности "приятного—неприятного" выражаются чувствами боли и удовольствия), над ними возвыша­ются жизненные (витальные) ценности типа "благородного прошло­го" данного человека, рода и племени. Над ними возвышаются духовные ценности, в которые входят эстетические ("прекрасное— безобразное"), гносеологические ("истинное—ложное знание"), и сюда же относятся морально-правовые ценности ("справедливое— несправедливое", "правомерное—неправомерное"). Высшими при­знаются ценности святости, которые именуются также религиоз­ными ("праведный—грешный").

Сравнительно-исторический юридический метод анализа и обобщения. Сравнительный метод изучения истории права более всего содействует упорядочению наших знаний и представлений о наиболее общих или наиболее характерных особенностях возник­новения, функционирования или последующих изменений права в его взаимосвязи с деятельностью учреждений государства. Данный метод используется для изучения опыта естественного (стихийного) или искусственного создания и применения общеобязательных го­сударственных установлений (законов) и правовых обыкновений у разных народов в разные исторические эпохи. Наиболее характер­но его применение в анализе правовых институтов (устойчивых разновидностей пользования правами и правового общения, напри­мер, права дарения и завещания), существующих одновременно в

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства 21

разных странах (синхронный анализ) либо существовавших в двух или нескольких исторических эпохах в одной стране или группе стран (диахронный анализ).

Кроме того, сравнительный метод может быть использован при сопоставлении характеристики или действия какого-либо одного правового института (например, усыновления) у разных народов в разные исторические периоды (микросравнение) либо при сопостав­лении целых отраслей права (гражданского, уголовного) нескольких стран, что следует уже относить к разряду макросравнения.

К этому разряду, по всей видимости, следует отнести свод­ную историю правовых институтов, норм и идей в одном регионе мира, например в Европе. Как отмечается в учебнике Э. Аннерса "История европейского права" (М., 1994), правотворчество в Ев­ропе — в географическом плане всего лишь небольшом участке евразийской территории — оказало "значительное влияние на мотивацию создания правовых норм, их формы и содержание по­чти во всем мире. Как правило, это влияние имело решающее значение для каждой страны. За этим процессом цивилизованно­го развития лежат тысячелетние усилия людей, которые разра­батывали законы в канцеляриях, залах суда и в рабочих кабине­тах ученых" (Введение. С. 4).

Макросравнение может иметь еще одну методологическую ориентацию — на выявление родословной (происхождение) и пос­ледующих видоизменений отдельных правовых институтов и норм. Кроме того, один и тот же факт юридической жизни может ока­заться рассмотренным в нескольких макросоциальных или макро-исторических ситуациях (контекстах). Представляет интерес мне­ние на этот счет известного арабиста и знатока истории мусуль­манской культуры Г.Э. Грюнебаума. Изучая мусульманскую куль­туру в сопоставлении с другими близкими ей культурами, Грюне-баум определил свой методологический подход в таких словах: "Строго говоря, для того, чтобы выявить в полной мере значение каждого отдельного факта, необходимо установить его место по отношению к всемирной или даже к вселенской истории. Однако присущее ученому чувство меры заставляет его по чисто практи­ческим соображениям ограничить рамки исследования только не­посредственно наблюдаемыми отношениями (с учетом доминирую­щих интересов своего времени). Так, он может ограничить иссле­дование пределами той культуры, к которой принадлежит изуча­емое явление. Искусственность подобного самоограничения можно с успехом компенсировать включением наблюдений в контекст сравнительного обществоведения и религиеведения. Оборотная сто­рона этого метода (равно и необходимости дополнить его) состоит в том, что исследователь должен стремиться извлечь из каждого отдельного факта указание на то, с какими контекстами он орга-

22

Всеобщая история права и государства

нически связан" (Грюнебаум Г.Э. Основные черты арабо-мусуль-манской культуры. М., 1981. С. 7).

Можно выделить следующие направления использования сравнительно-исторического метода:

• изучение общего и особенного в истории правовой культуры отдельных народов и стран в прошлом и настоящем — в правовых понятиях, нормах и принципах, в способах организации или регу­лирования деятельности государственных учреждений; содействие пониманию других правовых культур — древних и новых;

• изучение родословной отдельных правовых принципов (на­пример: "нельзя быть судьей в собственном деле", "договореннос­ти должны соблюдаться") либо отдельных правовых институтов (личных прав, вещных прав и др.) и учреждений государства (ми­нистерская власть, организация гражданской службы). Эту разно­видность сравнительного метода можно назвать методом сравни­тельно-генетическим. "Среди цивилизации XIX века, — отмечал в том же XIX в. русский историк А.Н. Стоянов, — задержалось в области права и нравственности гораздо более остатков из перво­бытной эпохи, чем представляется это многим мудрецам" (Стоя­ков А.Н. Исторические аналогии и точки соприкосновения новых за­конодательств с древним миром. Харьков, 1883. С. 18);

• комплексное изучение истории правовой культуры соб­ственной страны в сопоставлении с опытом других стран и народов (сравнительно-типологический метод анализа и обобщений);

• изучение опыта других народов и стран с целью выявления достоинств и несовершенств их правовых и политических институ­тов, особенно необходимого в случаях частичного и полного заим­ствования этих институтов (разновидность сравнительного струк­турно-функционального исследования права);

• более целостное и упорядоченное освоение основных дис­циплин в системе юридического образования — теории права, те­ории государства, теории и истории отраслей права и отдельных институтов;

• уяснение элементов преемственности и новизны в развитии отдельных правовых институтов, принципов и доктрин, улучшен­ное понимание связей между прошлым и нынешним состоянием общества, государства правовой системы. "Историческое изучение данного учреждения в течение всей его долговременной эволюции всегда может разъяснить очень многое и в юридическом строе, и в социальном значении ныне действующего правового института" (Стоянов А.Н. Там же. С. 2).

Бесспорными знатоками и умельцами в области сравнительно­го изучения опыта разных народов были многие древние философы и политики. Так, в Древней Греции, начиная с Пифагора с его прин­ципом "все есть число" (т.е. все имеет структуру с элементами либо i

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства

ритм и т.д.), и многих историков, начиная с Геродота и его классифи-1 кации форм правления (монархия, олигархия, аристократия) на материале соседней Персии, установилась прочная традиция срав-| нительно-сопоставительного анализа политических и правовых яв­лений. Вершинными достижениями в этой области стали труды Пла­тона и Аристотеля, которых следует считать бесспорными классиками на все времена, поскольку многие их философские обобщения и ти­пологии правовых и политических явлений имеют важное познаватель­ное значение вплоть до наших дней. Известно, что Аристотель со своими учениками изучил исторический опыт государственного уст­ройства 158 древних государств; до нас дошла только одна такая ра­бота, получившая в русском переводе название "Афинская полития"; в других переводах она именуется "Афинская конституция" (англ, пер. 1896 г.) либо "Афинская политейа" (англ. пер. 1987 г. с комм.).

Весьма содержательной остается также его классификация форм правления: три правильные, где правители не забывают о благе сограждан, — монархия, аристократия и полития, и три неправильные, где правители больше озабочены собственными интересами и страстями, — тирания, олигархия и демократия.

Сравнивая научные заслуги Аристотеля с вкладом своих совре­менников, русский историк Ф. Тарановский писал в конце XIX в.: "За тридцать три века до Фримэна (английский правовед. — В.Г.) этот великий мыслитель классического мира читал лекции по срав­нительной политике. Но, к сожалению, почти две тысячи лет оста­вался он в этом направлении одиноким, без подражателей и продол­жателей. Средние века не давали сравнительному правоведению никакого простора. Средневековая юриспруденция знала право римское и каноническое, видела в них нечто совершенное, даже откровенное свыше и никакого сравнения их с варварскими зако­нами на началах равноправности не допускала" (Тарановский Ф.В. Сравнительное правоведение в конце XIX века. М., 1900. С. 9).

Сам Тарановский классифицировал существующие варианты пользования сравнительным методом в такой последовательности: 1) использование его в целях фактического заимствования или произвольной (неполной) рецепции права; 2) признание в этом ме­тоде анализа и обобщения обособленной и вполне самостоятельной отрасли юридической догматики (отрасли все той же формально-догматической юриспруденции); 3) признание сравнительного пра­воведения единственной формой положительной науки о праве (уже как части социологии) (Тарановский Ф.В. Там же. С. 21). Од­нако в дроблении функций сравнительного метода при его первой ориентации — на практическое рецепирование — ученый видел лишь смешение теоретического изучения с вопросами практичес­кой политики и потому считал его с методологической точки зре­ния малополезным. Две другие ориентации взаимодополняют друг

24

Всеобщая история права и государства

друга и в своей совокупности разъясняют истинное положение дела (т.е. работают в духе социологического изучения и обобщения конкретных фактов). Тарановский допускал также существование сравнительного метода и как метода, и как науки (Тарановс-кийФ.В. Там }ке. С. 21). В настоящее время сравнительно-истори­ческое изучение правовых институтов или форм правления, их эволюции, смены и обновлений предстает как основной прием по­знания в рамках всеобщей истории права и государства — позна­ния наиболее общих черт и характерных особенностей их возник­новения и последующих изменений, а также как способ обсужде­ния особенностей технических и культурных основ национальных правовых систем в их сосуществовании друг с другом и во взаим­ных влияниях в рамках отдельных исторических регионов (Ближ­ний Восток, Европа, Азия, Латинская Америка и др.).

Сравнительно-исторический юридический метод более всего содействует восприятию истории права как истории многоединой (универсальной) и в то же самое время несущей в себе черты пре­емственности и новизны во все периоды своего становления и эво­люции, в каждом своем конкретно-историческом состоянии, вклю­чая и современное.

Для того или иного варианта использования всех ранее пере­численных методов весьма существенное значение имеет тип пра-вопонимания — философский (право как мера свободы, как спра­ведливое правило), позитивистский нормистский (право как сово­купность норм, принятых или одобренных высшей властью), соци­ологический (драво как средство социального контроля и регули­рования). Такям образом, история права пребывает в тесной свя­зи и зависимости с теорией права. И это характерно не только для правоведения. "Без истории предмета нет теории предмета, но и без теории предмета нет даже мнения о его истории, потому что нет понятия о предмете, его значении и границах" (Чернышев­ский Н.Г. Поли- собр. соч. Т. 2. М., 1949. С. 265—266, 313). Беспомощ­ная теория беспомощна и перед историей, которая, к большому удивлению некоторых теоретиков, входит в современную обще­ственную практику, а следовательно, и в предмет науки об обще­стве, или государстве, или праве.

История права в системе юридического образования

До своего обособления в отдельную дисциплину история пра­ва, равно как и история государства, изучалась в рамках общей истории, представлявшей собой повествование (греческая история) о памятных событиях и участниках. Здесь родоначальником следует

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства

25

считать Геродота (V в. до н.э.), являющегося автором первой клас­сификации форм, обсужденной им на примере Персии (монархия, олигархия). Авторство термина "всеобщая история" принадлежит греку Полибию, который назвал так историю Рима и покоренных им народов в пределах Римской империи. Всеобщая история пра­ва возникает как отрасль правоведения в европейских университе­тах в XVII в. в результате отпочкования от всеобщей истории, которая со временем стала всемирной историей, а не только ис­торией греко-римского и варварского (восточного), а затем и хри­стианского миров.

В университетском преподавании история вначале входила в состав энциклопедии законоведения, у истоков которой стоит не­мецкий философ Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646—1716), сочи­нивший в самом начале своего научного пути трактат "Новый метод изучения и обучения юриспруденции" (1668), в котором он провел деление юридических наук на главные и вспомогательные (по аналогии с богословскими дисциплинами). К главным наукам он отнес догматику и полемику, а к вспомогательным — историю и эк­зегетику (искусство толкования законов). После издания труда Лейбница и под влиянием его классификации в Германии проис­ходит значительное расширение законоведческих дисциплин. Из числа положительных законодательств помимо римских, лан-гобардских, ленных и церковных законов, охватываемых общим термином "немецкие законы", сделались предметом специального изучения следующие дисциплины: философия законодательства (или так называемое естественное право), законы государственные (право публичное), законы гражданские (право частное), законы уголовные и право народное (право народов, общенародное пра­во, ставшее впоследствии международным правом),

В 1748 г. французский философ, литератор и знаток законов Ш.Л. Монтескье в трактате "О духе законов" вслед за Аристотелем и более близкими ему по времени авторами обобщил исторический опыт разных народов в сравнительном обозрении и привлек внима­ние к взаимосвязи форм правления и законодательства не только с духом и нравами народов, с военным устройством и политической свободой, с торговлей, религией и численностью жителей, но и с географическим положением территории государства, с климатом и свойствами почвы и с уровнем просвещенности. После общего рас­смотрения законов как некоего целого, согласного со всеми своими частями, он приложил открытые им общие начала к частным слу­чаям, в том числе к римским законам о наследстве, к гражданским законам франков и к законам ленным, регулирующим владельчес­кие права держателей феодальных наделов (ленов).

В 1757 г. Стефан Пюттер дал вводной науке законоведения название "энциклопедия законоведения". Оно было в то время

26

Всеобщая история права и государства

весьма распространенным и типическим для сочинений, излагав­ших общие сведения из области известной науки или круга наук (существовали и преподавались энциклопедии наук богословских). Они обычно ограничивались обозначением предмета изучения, составных частей (отдельных наук) и метода (методы), т.е. спо­соба изучения и преподавания. В 1761 г. Неттельблатт, профес­сор из Галле, внес в энциклопедию законоведения историческое обозрение источников законодательства (впоследствии эту часть станут называть историей права). Рейтемейер, профессор из Геттингена, стал с 1785 г. излагать историческое обозрение со­вместно с характеристикой внутреннего содержания законов (так называемую внутреннюю историю права). В 1848 г. Карл Пют-тер в работе "Введение в науку о праве, или Юридическая энциклопедия и методология" впервые включил "всеобщую историю права" в курс энциклопедии.

Всеобщая история права преподавалась в России под различ­ными названиями: вначале — "права знатнейших древних и ны­нешних народов" (по Университетскому уставу 1805 г.), затем по отдельным правовым "семействам" (К.А. Неволин) — славянское право, мусульманское право и др.

Впервые всеобщая история права стала преподаваться с 1842 г. в Киевском университете, и преподавание это велось по фунда­ментальному труду КА. Неволина "Энциклопедия законоведения" (1839 г.), в котором всеобщая история законоведения составляла "особенную часть" энциклопедии. Сама всеобщая история законов и законоведения подразделялась на древнюю и новую, к которым, по мнению Неволина, можно было присовокупить и историю бу­дущего времени. В частности, он имел в виду то обстоятельство, что поскольку славянские народы позже выступили на поприще истории и позже начали образовываться, чем германские народы (второе вместе со славянами "семейство народов... особенно дей­ствующих в новой истории"), постольку нельзя с такой же яснос­тью определить характер эпохи истории славянских народов, а по­тому, может быть, "их назначение простирается за пределы но­вой истории".

Первая кафедра всеобщей истории права была организована в 1872 г. в Демидовском юридическом лицее г. Ярославля, который был приравнен к статусу университетского учебного заведения. Здесь же в 1872 г. вышла первая учебная книга по этому курсу под названием "История права", принадлежащая перу ректора лицея М.Н. Капустина (1848-—1894).

Законы человеческого существования непознаваемы, считал Капустин в противоположность модным социологическим веяни­ям своего времени, "все попытки отыскать законы, которым под-

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства

27

чиняется история права и которые управляют судьбами народов, не имеют строгого научного обоснования". Право он толковал вслед за представителями исторической школы права как выра­жение творчества человеческой личности, а следовательно, ис­тория права есть часть истории человеческого сознания. Само право есть сила консервативная и примирительная. Наука всеоб­щей истории "дает смысл жизни, предохраняет от мечтательно­сти и односторонности, воспитывает уважение к непреложным явлениям общественного порядка и к их постепенному измене­нию". Вместе с тем эта наука раскрывает элемент постепеннос­ти в праве, снимает с права налет "произвольного и случайно­го явления", укрепляет связь между прошедшим и настоящим в юридической жизни народа и предостерегает законодателя от увлечения отвлеченными началами и от разрыва с тем, что со­здано долгою историей и потому "не может быть уничтожено мгновенно, без тяжких потрясений всего общественного организ­ма" (История права. Ч. 1. С. 4).

Другой позиции придерживался профессор А.Н. Стоянов из Харьковского университета (1830—1907), который считал прило-жимым к истории права общее учение о прогрессе в истории. Эмбрионы права, по его толкованию, можно усматривать в част­ной (кровной) мести и самосуде. Кроме того, не в античности, а на Востоке сокрыты "корни всемирной цивилизации и зародыши мно­гих из тех учреждений, которые мы привыкли считать делом но­вого времени". Право есть прежде всего продукт цивилизации. Оно же является средством выработки национального самосознания и культуры.

В истории права действуют следующие эмпирические законы:

• возникновение частной собственности на землю из коллек­тивной, общей поземельной собственности, а также установление права собственности на движимые вещи;

• происхождение государственных учреждений арийских на­родов из институтов первобытного общинного быта;

« обычай как источник положительного права предшествовал закону, причем усиление законодательной деятельности способ­ствовало укреплению государственной власти и ослаблению влас­ти общины;

• вещное (имущественное) право и некоторые другие отрасли обусловили (вплоть "до подчиненности") право брачно-семейное;

• в древних кодификациях нормы уголовного права преобла­дают над нормами гражданского права;

• нормы гражданского права больше зависят от нравствен­ных, экономических и социальных причин, нежели от причин по­литических (Научное значение всеобщей истории права // Юри­дический вестник. 1879. Кн. X. С. 633—634).

28

Всеобщая история права и государства

В советский и постсоветский периоды (вплоть до настоящего времени) учебники и учебные пособия существуют и издаются под двумя названиями — "Всеобщая история государства и права" (труды С.Ф. Кечекьяна, И.С. Перетерского, З.М. Черниловского, К.И. Батыра, Э.В. Лисневского, О.А. Омельченко и др.) и "История государства и права зарубежных стран" (труды П.Н. Галанзы, B.C. Громакова, О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой и др.).

С учетом внесенных недавно уточнений и дополнений в пред­мет теоретического правоведения и признания за аксиому положе­ний о том, что право гораздо старше государства и государствен­ных законов и что право не есть только одномерно детерминиро­ванное проявление базиса и "воли господствующего класса, воз­веденной в закон", историю права следует называть всеобщей ис­торией права и государства и считать ее именно всеобщей, т.е. уни­версальной (многоединой), без искусственного и неоправданного обособления России и пограничных с нею стран (стран ближнего и дальнего зарубежья). Это новое, уточненное название становится особенно логичным и оправданным, если принять во внимание, что рубежи России-государства значительно отличались от нынеш­них не только 20, но и 200 и особенно 1000 лет назад.

Этой позиции в историческом и теоретическом правоведении придерживался в свое время историк и социолог права П.А. Соро­кин. Он объявил, в частности, о явной "ошибочности мнения, гла­сящего, что право обязано своим существованием государству, что оно появляется только с возникновением государства, что правом являются только нормы, изданные государством, и т.д. ...Подобные теории ставят дело вверх ногами" (Сорокин П.А. Эле­ментарный учебник по общей теории права в связи с теорией го­сударства. Ярославль, 1919. С. 130—131).

В узком значении всеобщая история права — это сравнитель­ная история законодательств (Я.М. Коркунов). Однако с учетом того обстоятельства, что право, как язык, искусство и даже нравы на­рода, составляющие индивидуальность его культуры, представляет собой "продукт бесчисленных воздействий и заимствований" (Новго­родцев П.И. Из лекций по общей теории права. Часть методологичес­кая. М., 1904. С. 46), всеобщая история права предстает также исто­рией правовых обычаев и законов в их взаимосвязи и взаимозависи­мости с управляющей и регулирующей деятельностью властных уч­реждений государства, с общественными нравами, моралью и т.д. Ее можно назвать в этом случае историей права и социально-полити­ческих институтов и традиций, что не вполне точно передается выражением "всеобщая история права и государства".

Периодизация истории. Периодизация истории права в боль­шинстве учебных изданий все еще строится в соответствии с мар­ксистской традицией в обществоведении: рабовладельческое госу-

Тема 1. Введение в изучение всеобщей истории права и государства

29

дарство и право, феодальное государство и право, социалистичес­кое государство и право с добавлением разделов о постсоциали­стическом праве и государстве. Заслуга К. Маркса в области изу­чения истории общества связывается с введением понятия обще­ственно-экономической формации как совокупности данных произ­водственных отношений, воспринимаемых в качестве фундамен­тальных, базисных отношений, которые детерминируют все дру­гие области социальной жизни, в том числе государство, право, законы. Марксистское учение о смене и функционировании фор­маций как естественно-историческом процессе по сути дела состав­ляет учение о единой общечеловеческой цивилизации с присущими ей вполне определенными закономерностями возникновения и из­менения.



Похожие документы:

  1. Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория. Учебник для вузов

    Учебник
    ... политологии, теории либерализма. "• Графский В. Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. 2001. 744 с. Предлагаемое ... прилагается хрестоматийный материал. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ...
  2. Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 01 «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве»

    Программа-минимум
    ... с. 2. Графский, Владимир Георгиевич. Всеобщая история права и государства: учебник для вузов, [рек. М-вом общего и проф. образования Рос. Федерации] / В.Г. Графский ; Ин-т государства и права ...
  3. Учебники и учебные пособия (1)

    Учебники и учебные пособия
    ... -stran.html Графский В. Г. Всеобщая История Права и Государства: Учебник для ВУЗов. - 2-е Изд., Перераб. и Доп. — М. : Норма, 2007. — 752 с. Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права: Учебник в 2 т. Издание ...
  4. Уголовное право и процесс в древнем Риме содержани е

    Документ
    ... : 1. Всеобщая история государства и права. Учебник/Отв. ред. К.И.Батыр. – М.: Былина, 1999. 2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – М.: Норма, 2004. 3. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов ...
  5. 1. Предмет науки истории отечественного государства и права и ее место в системе юридических наук

    Документ
    ... 3.1. Основная литература: Графский, Владимир Георгиевич Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – 2000. Денисов А. И. Теоретические основы государства и права: Электронное учебно ...

Другие похожие документы..