Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Выдвижение кандидатов для участия в конкурсе на внесение в «Золотую книгу культуры Новосибирской области» в 2016 году осуществляется следующими органи...полностью>>
'Документ'
Новосибирск, ул. Тайгинская 13/1, офис 51 /518 ООО ТК «СибМост» (383) т/ф 354-05-9 ,...полностью>>
'Документ'
В Исландии и Франции морской компас начали использовать в 12-13 веках. Магнитный брусок закрепляли в центре деревянного креста, затем эту конструкцию ...полностью>>
'Документ'
В Центре “Сансет Плаза” мы научили тысячи самых разных женщин выполнять простой комплекс упражнений, которые весьма эффектно изменили внешний вид их н...полностью>>

Главная > Исследование

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

В этом году из глубин Средней Азии на Русь накатила первая волна того страшного движения народов, которое, сокрушив раз­розненные русские княжества, на полтора столетия ввергло Рос­сию в бездну государственного унижения. Суровым испытанием и великой скорбью посетил Господь народ, в огне искушений смиряя остатки гордыни древних русов.

Несчастья внешние должны были послужить к обильному преуспеянию внутреннему, показуя русским людям бессилие человеческих мер к предотвращению бедствий одновременно со всемогуществом Божиим, единым Своим мановением низверга­ющим или возвышающим целые народы, по слову Писания: "Аз есмь — и несть Бог разве Мене: Аз убию и жити сотворю, поражу, и Аз исцелю, и несть иже измет от руку Моею" (Втор. 32:39). Драгоценный талант смирения, приобретенный народом во вре­мя татарского ига, впоследствии лег краеугольным камнем в величественное здание Русского Православного царства.

В 1206 году на Великом курултае диких племен далекой Мон­голии хан Темучин был провозглашен Чингисханом — Великим ханом всей монгольской степи. "Какое благо выше всех на земле?"

— спросил он однажды уже на склоне лет, пресыщенный почетом, славой и лестью. Ни один из придворных мудрецов не смог удовлетворительно ответить хану. "Все не то, — качал головой Темучин... — Нет, счастливее всех тот, кто гонит перед собой толпы разбитых врагов, грабит их имущество, скачет на их конях, любуется слезами близких им людей, целуя их жен и дочерей". В этом ответе — целое мировоззрение татар.

В 1207-1209 годах племена, предводительствуемые Чингис­ханом, покорили уйгуров, бурят и киргизов, обитавших к северу от реки Селенги, в верховьях Енисея и в восточных областях Средней Азии. В 1211 году он вторгся в пределы Северного Китая и к 1215 году захватил значительную часть империи Цзинь. Столица Пекин и десятки других городов были разрушены и сожжены.

В 1219 году 150-тысячная орда ворвалась во владения хорезм-шаха Мухаммеда. Под яростным натиском монголов последова­тельно пали крепости Отрар, Ходжент, Ургенч, Бухара, Самар­канд, а затем и сам Хорезм. Преследуя войска продолжавшего войну сына хорезмшаха — Джелал-ад-Дина, войска Чингисхана вторглись в Делийский султанат и достигли реки Инд. Одновре­менно 30-тысячный корпус татаро-монгольского войска двинул­ся на запад и, обогнув с юга Каспийское море, опустошил Грузию и Азербайджан, проникнув к 1222 году на Северный Кавказ. В 1223 году на реке Калке впервые встретились в бою с татарами и русские войска.

Бежавшие в Киев от опустошающего нашествия монголов половцы загодя принесли туда весть о нашествии страшного неприятеля. Хан Котян, тесть Мстислава Галицкого, дарил кня­зей верблюдами, конями, буйволами, прекрасными невольница­ми, говоря: "Ныне они взяли нашу землю, завтра возьмут вашу!" В изумлении, с тревогой гадали русские люди — кто эти свирепые пришельцы, неслыханные никогда ранее? "Из-за грехов наших пришли народы неизвестные, безбожные... — записал летописец,

— о которых никто не знает, кто они и откуда пришли, и каков их язык, и какого они племени, и какой веры".

Южно-русские князья на совете решили встретить противни­ка в степях совместно с половецкими отрядами. Нестроения в русском войске, не имевшем единого управления, и бегство половцев погубили союзников. После страшной сечи одолели тата­ры: погнали отступавшие в беспорядке русские дружины, завла­дели укрепленным станом, умертвили всех пленных, а трех кня­зей задушили под досками, на которых устроили праздничный пир в честь победы.

Победители шли за остатками русского войска до самого Днепра, истребляя все на своем пути. Южная Русь замерла в ожидании невиданного погрома. "Из-за гордости и высокомерия князей допустил Бог такое, — делает вывод современный наблю­датель. — Ведь много было князей храбрых, и надменных, и похваляющихся своей храбростью". Народ молился в храмах с воплями отчаяния. Но, видно не исполнились еще сроки, поло­женные Богом для мирного вразумления России: татары вдруг поворотились на восток и ушли обратно в Среднюю Азию.

В 1227 году умер Чингисхан, одно имя которого в то время наводило страх на пространстве от Амура до Каспия. Новый этап татарских завоеваний начался после избрания в 1229 году вели­ким ханом Угедэя. В 1231-1234 годах завершилось завоевание Северного Китая, и монгольские войска вторглись в Корею. Но основные силы под командованием Батыя двинулись на запад.

Осенью 1236 года сто пятьдесят тысяч всадников разгроми­ли Волжскую Болгарию. В конце 1237 года Батый напал на Северо-Восточную Русь. 21 декабря в результате шестидеся­тидневного штурма была взята и полностью разрушена Рязань. Разорив рязанские земли, орда Батыя последовательно захва­тила и разрушила Коломну, Москву, Владимир и Суздаль. 4 марта 1238 года на реке Сить потерпело поражение объеди­ненное войско владимиро-суздальских князей. Не дойдя до Новгорода 100 километров, татары вернулись в приволжские степи. "И тамо дойти поганым возбрани некая сила Божествен­ная, — свидетельствует Степенная книга, — и не попусти им нимало приближитися... ко пределам Великого Новгорода".

В 1239 году Батый обрушился на Южную Русь. В результате двухлетней ожесточенной борьбы он взял и разграбил Переяславль, Чернигов, Киев, Владимир-Волынский и другие южно­русские города. Русь была повержена окончательно. На огромных пространствах от Новгорода до Галича дымились груды развалин да лежали неубранными тела русских ратников и крестьян, отме­чая места наиболее жестоких стычек завоевателей с мирными жителями. Католический монах Плано Карпини, проезжавший по Южной Руси в 1246 году, насчитал в некогда цветущем Киеве менее двухсот домов, а "бесчисленные головы и кости мертвых людей" так и лежали без погребения даже шесть лет спустя после татарского погрома.

Когда Даниил Галицкий возвращался из Польши после отхо­да татар, они с братом "не возмогоста идти в поле смрада ради и множества избиенных, не бе бо на Володимере живых: церкви Святой Богородицы исполнены трупья, иныя церкви наполнены трупья и телес мертвых" (1). "...Бог смирил Русскую землю наше­ствием безбожных иноплеменников, — заключает летописец. — Обнаружилась греховная злоба и дошел вопль греховный до ушей Господа Саваофа. Потому Он напустил на землю нашу такое пагубное наказание".

Весной 1241 года монголо-татарское войско двинулось в глубь Европы. Блеск татарской сабли уже несколько лет приводил в ужас западно-европейских государей. Император Фридрих II Штауфен писал английскому королю: "Если татары прорвутся в Германию, то (и) другие царства увидят ужас грозы... Будем осмотрительны: пока враг губит соседа (то есть, Русь — прим.авт.), подумаем о средствах самообороны" (2).

В конце года, сосредоточив все свои войска в Венгрии, Батый направился к Адриатическому морю. Но овладеть побережьем орде, изрядно потрепанной в боях на Русской земле, не удалось. В 1242 году монголы отступили через Боснию, Сербию и Болга­рию обратно на восток, в низовья Волги. Западная Европа была спасена. Нашествие захлебнулось русской кровью.

В 1243 году Батый основал на захваченных землях новое государство — Золотую Орду, простиравшуюся от Иртыша до Дуная со столицей Сарай-Бату в низовьях Волги. Русские князья были превращены в данников хана, ограниченных в своей воен­ной, экономической и государственной самостоятельности. 14 видов "ордынских тягостей", включавших в себя "цареву дань" (налог, непосредственно предназначенный для великого хана), торговые сборы, извозные повинности, содержание татарских послов, различные "дары" и "почестья" ханским родственникам и приближенным, тяжелым грузом легли на плечи русских кресть­ян. "У кого денег нет — у того дитя возьмет, у кого дитя нет — у того жену возьмет, у кого жены нет — сам головой пойдет", — скорбел народ о всевластии ханских баскаков.

Не менее унизительной и тягостной для русских князей стала процедура получения ханского ярлыка на княжение, официально служившего единственным законным основанием для власти на

Руси. Кроме того, князья обязаны были по приказу хана присы­лать войско для участия в походах татар. Русские отряды вынуж­дены были ходить с ханами далеко за Дон. С ордой Кубилая они участвовали даже в завоевании Южного Китая во второй полови­не XIII века.

Несмотря на то, что на Русской земле не было постоянного монголо-татарского войска, покорность завоеванных областей поддерживалась постоянными опустошительными набегами, предпринимавшимися с целью устрашения и грабежа. Лишь за последнюю четверть XIII века татарами было организовано пол-гора десятка походов в Россию.

Посреди такого сокрушительного бедствия, охватившего всю страну, лишь одна сторона русской жизни, по воле Божией, уцелела от разгрома. Непоколебленной и неповрежденной в своей спасительной деятельности устояла Православная Церковь, спа­сенная от ярости завоевателей чудесным видением, вразумив­шим свирепого Чингисхана еще до вторжения татарских орд в русские земли.

Перед завоеванием Средней Азии Темучин, не желая вступать в открытую борьбу с хорезмшахом Мухаммедом II, которого называли "вторым Александром Македонским", предложил ему союз. Но гордый шах повелел умертвить послов хана. Чингисхан, желая узнать волю неба о предстоящей войне, три ночи провел на горе в молитве (верования монголов включали смутные поня­тия о Едином Боге — Владыке вселенной). Спустившись к вои­нам на третий день, хан объявил, что Бог в сновидении предвоз­вестил ему победу устами христианского епископа (с которым Темучин встречался во время завоеваний уйгурских племен, исповедовавших христианство). Пророчество полностью под­твердилось, и грозный хан до конца своих дней особенно благо­волил к христианам.

Монголы были вообще достаточно веротерпимы. Народы, составившие основу их войска, исповедовали самые различные религии. Кераиты были несторианами, найманы — буддистами, татары и чжурчжени — шаманистами, лесные народы Сибири имели свои родовые культы, а сами монголы были привержен­цами религии бон — восточного варианта митраизма. Основным правилом жизни в Орде служила Яса Чингисхана — сборник, содержавший в себе запреты и узаконения, касавшиеся самых разных сторон жизни монголо-татар. В ней, в частности, содер­жался закон, предписывавший уважать и бояться всех богов, чьи бы они ни были. В Орде свободно отправлялись всякие богослу­жения, и сами ханы присутствовали при совершении и христи­анских, и мусульманских, и буддистских, и иных обрядов*.

В 1267 году митрополит Кирилл сумел получить от хана Менгу-Темира ярлык в пользу Церкви, в котором хан освобо­ждал духовенство от дани и других поборов. "Пусть, — писал Менгу-Темир, — беспечально молятся за него и его ханово пле­мя". Этим же указом хан под страхом казни воспрещал надруга­тельство над православием. "Кто будет хулить веру русских, — сказано в ярлыке, — или ругаться над нею, тот ничем не изви­нится, а умрет злою смертию". Более того, с позволения хана Кирилл основал в самом Сарае православную епархию.

Сто лет спустя другой знаменитый святитель — святой мит­рополит Алексий — еще более укрепил влияние церкви в Сарае. Жена хана Чанибека — Тайдула — ослепла после долгой болезни. Между тем в Орде прослышали о высокой жизни Алексия, и Чанибек написал великому князю московскому, прося его при­слать святого, чтобы тот исцелил Тайдулу; в противном случае хан грозил войной. Отказать было невозможно, и святитель отправился в Орду. Отъезд его сопровождался ободрительным знамением — когда Алексий служил напутственный молебен перед ракой своего святого предшественника — митрополита Петра, свеча у раки зажглась сама собой.

Прибыв в Орду, Алексий отслужил молебен об исцелении ханши, и в момент, когда он кропил ее святой водой, она вдруг прозрела. Благодарная Тайдула выкупила и подарила святителю в Москве участок земли, на котором в память об этом чуде основана была обитель, получившая название Чудова монастыря. Показательно, что все это произошло уже через несколько деся­тилетий после того, как хан Узбек, перейдя в магометанство, предпринял первые попытки по превращению религии ислама и государственную религию Орды.

* Но, относясь с уважением к христианству, ханы все же требовали от наших князей исполнения некоторых суеверных обрядов. Так, прежде чем явиться на глаза к хану, надлежало проходить через "очистительные" огни, поклоняться изображениям умерших ханов, солнцу и кусту. По христианским понятиям это есть уже измена святой вере, и в случаях, когда не оставалось возможности уклониться от этого суеверия, некото­рые русские князья решались скорее претерпеть мученическую смерть, чем покориться. Таков был, например, святой благоверный князь чер­ниговский Михаил со своим боярином Феодором, убитые татарами в 1246 году.

Народ русский воспринял татарское иго как наказание за грехи и страсти, вразумление Божие, направленное на то, чтобы видя в Церкви единую опору, Русь, хотя бы и нехотя, отступила от бесконечных усобиц, поняв свое высокое предназначение. "Не послушали мы Евангелия, — взывал к народу епископ Влади­мирский Серапион, — не послушали апостола, не послушали пророков, не послушали светил великих... Не раскаялись мы, пока не пришел народ безжалостный но Божьему изволению... Испы­тав сие, братья, убоимся наказания этого страшного и припадем ко Господу своему с исповеданием, да не навлечем на себя еще больший гнев Господень, не наведем казни больше прежней!.. Доколе не отступим от грехов наших? Пощадим же себя и детей своих! В какие еще времена видели мы столько жестоких смер­тей?.. А если предадимся мы воле Господней, то всяческим уте­шением утешит нас Бог небесный, аки детей своих помилует Он нас, печаль земную отъимет от нас, исход мирный в другую жизнь дарует Он нам — туда, где с радостью и веселием беско­нечным, насладимся мы вместе со всеми, благоугодившими Богу" (3).

Подвиг терпения — подвиг по преимуществу русский, пре­данность в волю Божию явились здесь полно и ясно. Смиренные летописатели заключали свои прискорбные повести следующи­ми словами: "Се же бысть за грехи наши... Господь силу от нас отъя, а недоумение и грозу, и страх, и трепет вложи в нас за грехи наша". Русь молилась, каялась, терпела и ждала — когда благо-угодно будет Богу изъять народ из пучины унижения, даровать ему вождей отважных и искусных, возродить страну для пред­стоящего ей славного служения.

ИХЖЕ УСТА ГЛАГОЛАШЕ СУЕТУ, И ДЕСНИЦА ИХ - ДЕСНИЦА НЕПРАВДЫ...

РИМ И РОССИЯ

ПУТЬ РИМО-КАТОЛИЧЕСТВА на протяжении всей его исто­рии есть путь безмерной гордыни. Каждый раз, когда Россия переживала смутные и тяжкие времена, когда враги внешние или внутренние ослабляли ее древнюю мощь и мутили соборное самосознание народа — рука Ватикана протягивалась для осуще­ствления заветной мечты: уничтожить ненавистную "схизму" и подчинить Восточную Церковь папе, повергнув в прах Русскую Православную государственность.

Еще при равноапостольной Ольге Рим посылает своих первых миссионеров в Россию. Когда князь Владимир не был даже кре­щен, ожидая в Корсуни приезда невесты — византийской царев­ны Анны — в город уже прибыло посольство от папы римского, имевшее целью отклонить великого князя от союза с православ­ной Византией. Первая неудача не охладила Рим. С той же целью прибывали от папы послы и в стольный Киев-град: римский первосвященник пытался повлиять на святого Владимира через посредство королей польского и чешского.

Известны попытки Рима использовать женитьбу Святополка Окаянного (убийцу святых князей Бориса и Глеба) на дочери польского короля Болеслава для насаждения латинства на Руси. Немецкий летописец Дитмар, современник событий, говорит, что Святополк, будучи правителем Туровской области, хотел по наущению Болеслава отложиться от державы святого Владимира. Великий князь узнал об этом и велел заключить Святополка под стражу вместе с женой и католическим епископом Реинберном, состоявшим при ней и бывшим, по всей видимости, активным участником заговора.

С предложением о "соединении" с Римом обращался к рус­ским князьям папа Климент III в 1080 году. В 1207 году папа Иннокентий в послании к народу и князьям писал, что он "не может подавить в себе отеческих чувств к ним и зовет их к себе".

Оставшиеся без ответа "отеческие чувства" Ватикана проявили себя в организации мощного военного давления на западные рубежи Руси. Ловкостью и политическими интригами сосредо­точив в своих руках духовную и светскую власть над Западной Европой, папы в XIII столетии всеми силами стараются восполь­зоваться несчастным положением разоренной монголами Руси: против православной страны они последовательно направляют оружие датчан, венгров, военизированных монашеских католи­ческих орденов, шведов и немцев.

Не брезгует Рим и антирусскими интригами при дворе Батыя — не случайно одним из советников хана является рыцарь Святой Марии Альфред фон Штумпенхаузен. В 1245 году ездил в Вели­кую Монголию с поручением от папы Иннокентия IV к самому Великому хану минорит Иоанн де Плано Карпини, в сопро­вождении двух доминиканских монахов: Асцелина и Симона де Сен-Кента. Голландский монах Рюисброк был послан в Каракорум к хану Менгу католическим владыкой Франции Людовиком IX.

Когда же провалились попытки вновь натравить на Русь татар, папа, ничтоже сумняшеся, предложил в 1248 году святому Алек­сандру Невскому помощь западных народов против хана — с условием, конечно, что князь признает главенство Ватикана. Так, ложью, лестью и насилием пытался Рим искоренить Правосла­вие в России*.

Притязания римского первосвятителя на исключительное по­ложение в Церкви имеют древнюю историю. С IX столетия по Рождеству Христову не проходит почти ни одного церковного собора, который не занимался бы римским вопросом. Вселенское церковное сознание недвусмысленно отвергало тщеславные по­ползновения Рима, не имевшие никаких оснований ни в Священ­ном Писании, ни в традициях апостольской Церкви. Да и среди длинной череды самих римских епископов находились святые мужи, обличавшие эти пагубные намерения, подобно папе Гри­горию Великому, который утверждал, что стремление к власти над всей Церковью одного из Ее предстоятелей может поколебать самые основания благодатной церковной жизни.

До поры до времени претензии пап не нарушали единства Церкви. Всех связывала общность веры, пока, к несчастью для христианского мира, эта общность не была разбита окончательно в XI веке (и последующих столетиях) недопустимыми нововве­дениями и искажениями, допущенными Римом в области дог­матический, канонической и вероучительной. Незначительная поначалу трещина все увеличивалась, отчуждая Западную Цер­ковь от полноты Православия, и, наконец, католичество оконча­тельно подсекло благодатные корни, питающие церковную жизнь неискаженного христианства.

Православие в глазах латинян стало рассматриваться чуть ли не как главный враг. Во врагах оказалась и Россия, сама не имевшая к Западной Европе ни политических, ни территориаль­ных, ни каких-либо иных претензий. На нее, одновременно с нашествием азиатских полчищ с Востока, надвинулась с Запада гроза не менее, если не более страшная и опасная.

"Теряясь в бесконечно разнообразных и сложных явлениях всемирной истории, — пишет русский историк М. Хитров, — наш разум стремится в многообразии отыскать единство, в част­ностях — общие законы, стремится найти руководящую нить при объяснении событий, открыть производящие их причины. В самом деле — какая сила возбудила азиатских дикарей в XII веке и двинула их из глубины Азии на наше отечество в то самое время, когда и Запад, собравшись с силами и придвинувшись к нашим границам, грозно ополчился на нас со светским и духов­ным оружием?" "Причины синхронистической связи столь раз­нородных событий, — утверждает другой русский мыслитель, Н. Я. Данилевский, — нельзя, конечно, отыскать ближе, чем в том самом плане миродержавного Промысла, по которому развива­ется историческая жизнь человечества..."**.

В XII и XIII веках вся Западная Европа превращается в огром­ный вооруженный лагерь, высылающий на Восток многочислен­ные армии крестоносцев. Первоначально они двинулись против арабов и турок с целью освобождения Святой Земли и Иерусали­ма. Когда же выяснилась вся трудность этой задачи (освобожден­ная ненадолго от ига неверных Палестина вскоре была отвоевана сарацинами обратно) — движение крестоносцев перенацелилось против православного Востока.

* Попытки использовать русские беды Рим повторил и в Смутное время, и после революции 1917 года, повторяет их и сейчас. Устами своего экзарха в России Рим приветствовал в 1917 году падение Православной Российской державы. "...Все латинские католики почувствовали себя счастливыми... Только под советским правительством, когда Церковь и государство были отделены, мы могли вздохнуть свободно". Когда свя­той патриарх Тихон предавал богоборцев анафеме, Рим направил в Москву иезуита д'Эрбиньи для переговоров с теми же богоборцами и заключения с ними соглашения, по которому папство за свободу пропа­ганды католичества в России обязывалось содействовать укреплению международного престижа сатанинской советской власти.

** Хронологические совпадения являют собою удивительную связь явле­ний. Отправным моментом монгольского движения на Запад стал 1206 год — год избрания местного князька Темучина самодержцем племен Великой степи. Важнейшая веха в католическом натиске на православ­ный Восток — 1204 год — год взятия Константинополя, ниспровержения православной Византии и основания на ее месте латинской империи. В 1240 году татарами взят и стерт с лица земли Киев. В том же году, побуждаемый папою на крестный поход против "неверных", шведский полководец Биргер высадился на берегах Невы, намереваясь захватить земли Северо-Западной Руси. И таких примеров можно привести мно­жество.

Огнем и мечом утверждая владычество папы в православных землях, крестоносцы не останавливались ни перед чем. На ост­рове Кипр латинские прелаты жгли православных на кострах, распинали на крестах священников, не желавших поступиться совестью и покориться папе. Ужасны были неистовства латинян при взятии в 1204 году Константинополя: православных греков избивали беспощадно, не разбирая ни звания, ни пола, ни возра­ста. Грабили имущество, оскверняли храмы — в Софийском соборе пьяная солдатня пировала с блудницами, плясала в свя­щенных одеждах, кощунствовала и ругалась над святынями...

Латинские епископы по строгому наказу из Рима должны были немедленно занять греческие церкви и водворить повсюду католические обряды. Ограбив богатые храмы и похитив многие святыни, крестоносцы избрали не только своего императора — Балдуина, графа Фландрского, но и латинского "патриарха" Фому Морозини. Законный православный патриарх — Иоанн Каматер — едва спасся, покинув город как бедный странник, на осле, одетый в рубище.

Вслед за покорением Византии та же участь готовилась и для Руси. Еще в 1147 году папа Евгений III благословил "первый крестовый поход германцев против славян". С IX века, со времен Карла Великого германские племена непрерывно теснили славян к востоку. Первыми попали под иго франкской монархии илли­рийские славяне, обитатели восточных склонов Альп и северного побережья Адриатики. Ожесточенно и упорно в течение несколь­ких веков сопротивлялись германскому натиску славяне Балтий­ского приморья (полабы и другие), почти полностью уничтожен­ные и онемеченные в ходе этой борьбы.

В начале XIII века католическая агрессия усиливается. Пап­ский престол занимал к этому времени Иннокентий III, один из самых могущественных римских первосвященников за всю ис­торию Римской кафедры. Распоряжаясь по своему произволу царскими венцами почти по всей Европе, он с полным правом мог считать себя верховным владыкой Запада. Утвердив после падения Константинополя свою власть на православном Востоке, папа, в случае победы над Россией, становился полновластным хозяином всего христианского мира.

Иннокентий спешил воспользоваться взятием Византийской столицы, чтобы подчинить себе Русскую Церковь. В 1204 году он отправил торжественное посольство к знаменитейшему из тог­дашних русских князей Роману Галицкому. В награду за вероот­ступничество папа предлагал королевский венец и военную по­мощь против врагов. Князь Роман, соединявший в себе, по вы­ражению летописца, "мудрость Соломонову, дерзость львиную, быстроту орлиную, ревность Мономахову", обнажив перед посла­ми меч, спросил: "Такой ли у папы? Доколе ношу его при бедре, не нуждаюсь в чужом мече, по примеру дедов моих, возвеличив­ших землю Русскую".

Через три года, все еще надеясь соблазнить или обольстить Русь, папа отправляет новое пышное посольство ко всем русским архипастырям, священникам и народу. "Теперь греческая импе­рия и церковь почти вся покорилась, — писал Иннокентий, — и униженно приемлет повеления. Ужели не будет несообразным, если часть (то есть Церковь Русская — прим, авт.) не станет сообразовываться со своим целым и не последует ему? Посему, любезнейшие братья и чада, желая вам избежать временных и вечных бед, посылаем к вам возлюбленного сына нашего, карди­нала-пресвитера Виталиса, мужа благородного и просвещенно­го... и убеждаем вас принять его... как нас самих, и беспрекословно повиноваться его спасительным советам и наставлениям".

Однако все посольства и увещевания остались тщетными. Православие пребывало непоколебимым, поставление католика­ми своего "патриарха" в Константинополе признавалось на Руси незаконным, и митрополиты наши поставлялись в Никее, где пребывали православные патриархи до изгнания латинян из Константинополя.

Тогда, по мановению Рима, на границах Руси явились много­численные полчища монахов-рыцарей, готовых бороться за власть папы. Борьба приближалась к решающему моменту: ис­тощенная татарским игом Россия казалась на волосок от гибели.

БЛАЖЕН МУЖ...

СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ

АНГЕЛОМ-ХРАНИТЕЛЕМ явился для Руси в середине XIII столетия Александр Невский.

Обстоятельства, в которых ему пришлось княжить, требовали незаурядных способностей и качеств по слову Писания: "Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби" (Мф.10:16). "Мудрость же и остроумие дадеся ему от Бога, яко Соломону, — свидетельствует о князе писатель его жития. — ...Вселися в сердце его страх Божий, еже соблюдати заповеди Господни и творити я во всем... Смиренномудрие вседушно держаше, воздержася и бдя, чистоту душевную и телесную соблюдаше, кротость же стяжа и от тщеславия отвращашеся... Во устех же беспрестанно бяху божественная словеса, услаждающа его паче меда и сота" (4).

Сугубый подвиг выпал на долю святого Александра: для спа­сения России он должен был одновременно явить доблесть вои­теля и смирение инока. Подвиг брани предстоял князю на бере­гах Невы и на льду Чудского озера: святыня русского Правосла­вия требовала защиты от латинского поругания. Всей душой чувствуя в Церкви "столп и утверждение истины", понимая зна­чение этой Истины в русской судьбе, князь вступил в служение "удерживающего" Русской земли — державного защитника чис­тоты церковного вероучения. Подвиг смирения ожидал святого Александра в его отношениях с надменной и пресыщенной побе­дами Ордой. Батый послал сказать князю: "Мне Бог покорил многие народы: ты ли один не хочешь покориться власти моей?" Видя в случившемся попущение Божие, святой Александр добро­вольно склонился под старшинство татар.



Похожие документы:

  1. Вопрос Предмет философии религии. Философия религии

    Документ
    ... этом случае Бог становится недоступным для разума. А то, что недоступно для разума, то ... Иоанна. ... ни бога, ни освобождения, ни дхармы, ни не-дхармы». Вопрос ... патриархов, митрополитов, архиепископов ... размышлять о Боге. Кроме этого, ... отправная точка для ...
  2. Все они содержат острые дискуссионные вопросы, в ответах на которые отчетливо обозначается авторская позиция

    Отчет
    ... Иоанна ... митрополита ... размышлял он, - то ... эти вопросы ищет и находит в религии, в христианстве. И здесь оказывается, что ни священное писание, ни ... становится там той точкой ... отправной точки ... для большинства представителей этой школы всеединство задано, то для ...
  3. И. Т. Фролов академик ран, профессор (руководитель авторского коллектива) (Предисловие; разд. II, гл. 4: 2-3; Заключение); Э. А. Араб-Оглы доктор философских наук, профессор (разд. II, гл. 8: 2-3; гл. 12); В. Г. Б

    Документ
    ... этого вопроса нет решительно ничего, о чем стоило бы заботиться, размышлять, ... форме бытия - отправная точка самой что ни на есть обычной, ... для отдельных людей соответствующие содержания сознания, смыслы и значения становятся в той мере, в какой эти ...
  4. Зачем и кому нужна эта книга 6 Василий Трофимович Нарежный 1780 1825 9

    Документ
    ... Вот это вопрос! Это мне ... пример царей Иоанна и ... помощи у митрополита Дионисия и ... для этого помпадура становится выбор помпадурши, ибо по этому поводу ни уставов, ни ... удовольствием становятся уединенные размышле­ния и ... тельности, отправной точкой которого ...
  5. Н. И. Михайлова «витийства грозный дар…»

    Документ
    ... ораторами — митрополитами Платоном, ... автобиографическому (этому вопросу посвящена ... с мотивом бессмертия Иоанна Богослова (Откр. ... отправной точкой для ... стану описывать ни русского кафтана Адриана Прохорова, ни ... году Д.И. Фонвизин, размышляя о том, почему ...

Другие похожие документы..