Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В соответствии со статьей 60 Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петерб...полностью>>
'Решение'
1.1. Ученический Совет Гимназии является  исполнительным  органом   ученического самоуправления в МБОУ УГ №3 имени О.Г. Макарова. Он призван активно  ...полностью>>
'Конкурс'
Профессиональное задание готовится заранее (домашнее задание). По результатам сканирования необходимо сформировать отчет в форме презентации, в которо...полностью>>
'Документ'
Стремительно развивающаяся наука XXI века оказывает немалое влияние на такую отрасль промышленности, как сельское хозяйство, растениеводство, но, тем ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

3.3.1. Всеобщая благодать

Всеобщую благодать в богословской литературе часто назы­вают "благодатью предваряющей" или "благодатью просвеща­ющей". В Послании Восточных Патриархов о Православной вере (3 чл.) об этой благодати сказано так: "Она подобна свету, просвещающему ходящих во тьме, она путеводит, споспешествует ищущим ее, а не противящимся ей, доставляет им "познание Божественной истины, учит делать добро, угодное Богу. Предва­ряющая или всеобщая благодать действует через общий Про­мысл Божий, поэтому иногда ее еще называют "промыслитель-ной благодатью".

Сами понятия Промысла Божия и предваряющей благода­ти достаточно трудно разделить. Предваряющая благодать есть частный аспект Промысла Божия вообще. Различие между этими двумя понятиями можно выразить следующим обра­зом. В собственном смысле под предваряющей благодатью мы понимаем благодать Бога не как Творца и Промыслителя, а как Искупителя и Освятителя, которая через различные ору­дия (чтение слова Божия, христианская проповедь, христианс­кая среда, определенные обстоятельства жизни, чудеса и т. п.) совместно с действием естественных сил человека (разум, совесть, свободная воля) призывает и влечет ко спасению во Христе. Действие ее предшествует человеческой свободе. Отсю­да название: "предваряющая благодать".

Каковы действия предваряющей благодати на человека? Первое действие — это призывание человека ко спасению. При-зывание ко спасению имеет две стороны. Во-первых, призыв к покаянию через осознание своей греховности, желание освобо­диться от живущего в человеке зла. Во-вторых, призыв к вере во Христа как Искупителя, взявшего на Себя грехи мира и 189

потому способного всех избавить от грехов и спасти, как в Лицо, в Котором воплотилась полнота добра, которое должно быть осуществлено и в жизни каждого человека.

И проповедь Иоанна Предтечи, и евангельская проповедь Самого Господа Иисуса Христа начинается с призыва к покая­нию: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф. 3, 2; 4, 17; Мк. 1, 15). Но только через покаяние, желание освобо­диться от зла человек не может обратиться к Богу, необходима еще и вера. Ап. Павел говорит: "Надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает" (Евр. 11, 6). Недостаточно веры лишь в бытие Бога как Творца мира, необходима еще вера в воздаяние, в то, что Бог строит Свои отношения с людьми по принципу нравственного взаимодей­ствия.

Проповедь первых христиан после сошествия Святого Духа строится именно таким образом. Например, проповедь ап. Петра (Деян. 2, 38) содержит сначала призыв к покаянию, а затем краткое изложение содержания веры. Слово Божие учит, что этому содействует Божественная сила, Божественная благодать. Ап. Павел говорит: "Благовествование (христианская пропо­ведь. — О. Д.) есть сила Божия ко спасению всякому верующе­му" (Рим. 1, 16). Эта схема древней христианской проповеди сохраняется до сих пор в чинопоследовании оглашения: сна­чала призыв к покаянию, который запечатлевается отречени­ем от сатаны, т. е. решимостью порвать всякие отношения с царством тьмы, а затем исповедание веры, которое находит свое выражение в сочетании со Христом и в чтении Символа веры. Однако призыв к покаянию и научение, согласно Свщ. Писа­нию, это не просто сообщение человеку некоторой суммы зна­ний о Боге и о духовной жизни:

"Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец" (Ин. 6, 44); "Никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего" (Ин. 6, 65). В Деян. (16, 14) говорится об обращении Лидии из Фиатир, торговавшей багря-ницей: "Лидия... слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел"; "Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1 Кор. 12, 3).

Таким образом, Свщ. Писание убеждает в том, что все, что влечет человека к соединению со Христом, ведет его к покая­нию и вере, — все это не есть действие только естественных сил и способностей человека, но предполагает также и действие пред­

варяющей Божественной благодати. Через эти начатки покая­ния и веры (для начала эта вера может быть всего лишь теоре­тическим признанием христианства) благодать постепенно про­буждает в человеке хотение спасения. Возникновение в душе покаяния и веры составляет начало спасения во Христе, или обращение.

Второе действие предваряющей благодати — обращение. Обращение есть прежде всего осознание человеком своей вины перед Богом за свою греховность и невозможность вый­ти из греховного состояния, отвращение от зла и желание ис­правиться. Все это можно назвать одним словом — покаяние. Покаяние, с одной стороны, а с другой живая и деятельная вера в Евангелие, выражающаяся в преданности Христу и в жела­нии последовать за Ним, называется "внутренним субъектив­ным обращением" (conversio subjectiva). Вслед за этим внут­ренним обращением благодать Божия совершает и "внешнее обращение" (conversio objectiva) в таинстве Крещения.

Соединение человека с Богом в таинстве Крещения также совершается предваряющей благодатью. Через Крещение пред­варяющая благодать вводит человека в Церковь, и на этом ее действие заканчивается. Предваряющая благодать носит все­общий характер, ей преемствует особая благодать, которая дей­ствует только в Церкви и доступ к которой человек получает в таинстве Крещения.

3.3.2. Собственно церковная благодать

Различают два вида собственно церковной благодати.

3.3.2.1. Оправдывающая благодать

В Послании Восточных патриархов (чл. 3) о ней сказано:

"Содействуя, укрепляя и постепенно совершенствуя (верующих) в любви Божией, оправдывает их и делает предрасположенны­ми ко спасению". Различают два действия оправдывающей благодати: оправдание и освящение. Различение этих двух действий достаточно условно, ибо можно сказать, что Бог оп­равдывает, освящая, и освящает, оправдывая. Поэтому в право­славном богословии часто говорится о возрождении как еди­ном действии оправдывающей благодати. Впрочем, это разли­чие между оправданием и освящением имеет основание в Свщ. Писании. Так, в 1 Кор. (6, 11) сказано, что уверовавшие во Христа и крестившиеся "освятились" и "оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего". Таким

m

образом, ап. Павел различает эти два действуя: освящение и оправдание.

Термин "оправдание" часто понимается в латинском, юри­дическом духе, что не соответствует его значению в святооте-ческом Предании. Восточное богословие понимает оправдание как сообщение человеку праведности Христовой. Это не амнис­тия, не объявление грешника праведником, а реальное освобож­дение человека от греха. Этим действием благодать Божия снимает осуждение за грехи, первородный и произвольные. Че­ловек очищается от грехов, и природа его восстанавливается в ее цельности. Иными словами, оправдание — это уничтожение всего злого в человеке. Тем не менее уничтожение зла в челове­ке не есть конечная цель христианского совершенствования, потому что цель христианской жизни имеет не только отрица­тельное измерение — освобождение от зла, но предполагает также и положительное наполнение, которому соответствует другое действие оправдывающей благодати — освящение. Оправдание сопровождается освящением, т. е. сообщением человеку реаль­ной святости, приобщением его ко всей полноте жизни во Хри­сте. Обращение ко Христу, вступление в Церковь предполагает, с одной стороны, освобождение от грехов, а с другой стороны, приобщение ко всей полноте святости. Ап. Петр в первой проповеди в день Пятидесятницы говорит: "Да крестится каж­дый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, — и получите дар Святого Духа" (Деян. 2, 38).

Собственно церковная благодать не исчерпывается только благодатью оправдывающей- Мы веруем, что Крещение есть рождение в новую жизнь, но тем не менее не видим, чтобы люди, принимающие Крещение, становились святыми. В Кре­щении человек получает освобождение от грехов, но остаются последствия греха (так называемое "жало греха"), как перво­родного, выражающиеся в общей удобопреклонности человека ко злу, так и личных грехов, связанные с сохранением грехов­ных навыков, привычек и т. п. Поэтому после Крещения перед человеком стоит задача победить и уничтожить в себе эти ос­татки греха и претворить праведность и святость, дарованные в Крещении объективно, в субъективные, чтобы, как говорит ап. Павел, "исполниться всею полнотою Божиею" (Еф. 3, 19). Раз­личие между крещеным человеком и некрещеным можно пред­ставить следующим образом. Некрещеный подобен человеку, которого завалило в шахте или туннеле и который, не имея

192

под рукой никакого орудия, выбраться из этого завала не мо­жет. А крещеный подобен человеку, который в аналогичной ситуации получает средство к освобождению, например, лопату или отбойный молоток. Приложив усилия, он способен преодо­леть завал и выбраться на свободу.

В том, чтобы "исполниться всею полнотою Божиею", состоит цель христианской жизни, но очевидно, что сил собственно че­ловеческих для этого недостаточно. Представим себе человека, который вел греховную жизнь, наделал долгов, приобрел мно­жество болезней. И вот у себя в каморке лежит он весь в дол­гах, все имущество его уже описано, и ждет смерти. И вдруг появляется богатый благодетель — родственник или друг дет­ства — находит его, оплачивает все его векселя, возвращает долги, везет его в лучшую клинику, где ему за месяц проводят интенсивную терапию и вылечивают от всех болезней. Через месяц этот человек совершенно здоровым выходит из больни­цы, а благодетель ему говорит: "Вот ключ от комнаты, где день­ги лежат, и все, что там, будет твое". Он открывает дверь, а там слитки драгоценных металлов. Человек вне себя от радости:

был бедный и больной, стал здоровый и богатый! Но немного подумав, он понимает, что радоваться особо нечему, поскольку хотя здоровье и возвращено, но стоит вернуться К своей пре­жней жизни, как все болезни немедленно проявятся вновь, со­хранить здоровье своими силами будет невозможно. Получен­ное богатство, конечно, огромно, но все ценности находятся в слитках, самый маленький из которых весит 200 кг, и своими силами их даже с места не сдвинуть. Таким образом, человек убеждается, что без посторонней помощи невозможно ни со­хранить полученные дары, ни воспользоваться ими. Нечто по­добное происходит и в Крещении. Человек получил освобож­дение от грехов, но удержаться в этом состоянии свободы от греха и зла он не может, поскольку греховные навыки влекут его ко греху. В Крещении изменяется состояние природы че­ловека, она восстанавливается в первоначальной цельности, но образ существования природы при этом не меняется. Поэтому греховные навыки и привычки продолжают действовать и после Крещения. В Крещении человек приобщается святости Божи-ей, объективно ему даруется святость, но сам он не может этой святостью воспользоваться, для этого ему нужна помощь из­вне. Такая помощь сообщается человеку действием другого вида благодати, которая называется благодатью сохраняющей

и возращающей духовную жизнь.

3.3.2.2. Благодать сохраняющая и возрождающая духовную жизнь

Каковы действия этой благодати?

а) споспешествование в борьбе с грехом, укрепление нашей личной воли в ее направленности к добру.

б) усвоение нами праведности и святости Христовых, полу­ченных в Крещении.

Действие этой благодати необходимо, так как мы не знаем, каким образом праведность Христова нам усвояется и дела­ется нашей. Это происходит вне зависимости от нашего зна­ния механизма этих процессов. Мы знаем, что человек может освящаться, может становиться святым, но сам механизм дей­ствия благодати в нас нам неведом. Священное Писание гово­рит, что желание спасения и исполнение этого желания зави­сят от помощи укрепляющей и одушевляющей нас благодати:

"Бог производит в вас и хотение, и действие по Своему благово­лению" (Флп. 2, 13). В Рим. (8, 26) говорится, что Бог помогает нам в борьбе с греховной расслабленностью, поскольку "мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными". О том, что именно Бог возращает в нас духовную жизнь, говорится в 1 Кор. (3, 6-7):

"Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и на­саждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращаю-щий". Труды человека в лучшем случае лишь задают некото­рые условия, необходимые для возращения духовной жизни, а само возращение производится Богом. Таким образом, причи­на зарождения и развития в человеке жизни духовной находит­ся не в самом человеке, а в Боге.

3.3.2.3. Особые дарования благодати (^ар{<7цата)

От оправдывающей благодати и благодати сохраняющей и возращающей следует отличать особенные дарования благода­ти. Виды благодати, о которых говорилось выше, относятся к конкретному человеку. Благодать является его личным даром, который он лично стяжает. А особенные дарования благодати — это те дары, которые даются человеку для того, чтобы он употребил их на общую пользу, т. е. на служение Церкви. Об этих особенных дарованиях благодати наиболее подробно и полно говорится в 1 Кор. (12, 4-11): "Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же;

194

и действия различны, а Бог один и тот же, производящий в>." но всех. Но каждому дается проявление Духа на пользу. Однбму дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному раз­личение духов, иному разные языки, иному истолкование язы­ков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каж­дому особо, как Ему угодно. Ибо как тело одно, но имеет мно­гие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составля­ют одно тело, — так и Христос".

Итак, дары даются для служения, нет дара без соответству­ющего служения, и нет служения, которому не соответствовал бы определенный дар. Различают дары постоянные, которые всегда существуют в Церкви, и временные, которые отвечают временным потребностям церковной жизни. К первым отно­сятся дары пастырства и учительства, которые связаны со свя­щенническим служением. В Еф. (4, 11-12) говорится: "Он (т. е. Христос. — О. Д.) поставил... иных пастырями и учителя­ми, к совершению святых, на дело служения, для созидания тела Христова, доколе все придем ... в меру полного возраста Христова". В то же время Свщ. Писание говорит о чрезвычай­ных дарах первенствующей Церкви. Служение апостольское, дар языков, дары истолкования, исцеления, чудотворения, про­роческое служение и прочие дарования могут быть в Церкви, а могут и отсутствовать, однако Церковь от этого не перестает быть тем, чем она является.

Особые дарования благодати суть силы и способности, ко­торые представляют собой либо усиленные и возведенные на особенную высоту естественные способности человека, либо со­вершенно новые, не имеющие оснований в природе и сообщае­мые непосредственно Святым Духом не на личную пользу, а на общую, для служения всей Церкви.

3.4. Отношение благодати к свободе

3.4.1. Ложные учения об отношении благодати к свободе

3.4.1.1. Пелагианство

Споры об отношении благодати к свободе впервые возник^. ют в первой трети V века в связи с учением Пелагия. Пелагий

— британский монах (по другим сведениям — мирянин-аскет

195

в начале V века прибыл в Рим. После того благочестия, которое он наблюдал у себя дома, в захолустной в то время Британии, его поразило падение нравов в древней столице Империи. При этом христиане, предававшиеся всевозможным порокам, обыч­но оправдывали себя расслабленностью и немощью человечес­кого естества, его удобопреклонностью ко злу вследствие перво­родного греха.

Основываясь на своем личном опыте, Пелагий сделал вы­вод, что учение о первородном грехе является нравственно по­рочным, поскольку фактически оправдывает безнравственность и личную безответственность человека в духовной жизни. В Риме Пелагий выступает со своим учением, суть которого сво­дится к следующему.

1. Пелагий отрицал реальность первородного греха и по­вреждение человеческой природы, считал это учение вредным в нравственном отношении, так как оно, по его мнению, убива­ет в людях стремление к борьбе с грехом.

2. Опорой нравственной энергии христианина, по Пелагию, должно быть учение о свободной воле. Это учение Пелагий излагал таким образом:

а) все люди рождаются невинными, непорочными, как и прародители до грехопадения;

б) воля есть бескачественная способность, по природе она не имеет предрасположенности ни к добру, ни ко злу, в любой момент может с одинаковой легкостью обратиться в ту и дру­гую сторону;

в) смерть для человека вполне естественное явление, все люди смертны не вследствие первородного греха, а по закону естества.

Частным моментом учения Пелагия было его весьма одно­стороннее учение о благодати, суть которого можно свести к трем тезисам. Под благодатью Пелагий понимает:

— естественные дары, данные человеку Богом при творе­нии; (особенно он выделял разум и свободную волю), которые могут при должном их использовании сообщить человеку воз­можность не грешить (liberum arbitrum).

Всю совокупность даров, сообщаемую человеку при творе­нии, Пелагий называл естественной благодатью (gratia naturalis), или законом природы (lex naturae).

— ветхозаветный закон, научающий и побуждающий чело­века к добру посредством увещаний и обещаний будущих на­

град, так называемая благодать закона (gratia legis).

— учение Иисуса Христа и пример Его высоконравственной жизни, которые внешним образом влияют на человека, просве­щая разум и волю.

По мнению Пелагия, этих трех видов благодати вполне дос­таточно для спасения.

Очевидно, что в учении Пелагия благодать смешивается с общими и внешними дарами Божиими и действием Его Про­мысла. Фактически здесь отрицается необходимость для спа­сения благодати в смысле особой силы Божией, действующей в человеке. Саму по себе эту силу, ее действительность, Пелагий не отрицал, но он отрицал ее для спасения. По учению Пела­гия, эта благодать лишь помогает сделать то, что при соответ­ствующих усилиях можно осуществить и без нее. Учение Пе­лагия было осуждено в V веке на Карфагенском соборе (127-е правило): "Кто речетяко благодать оправдания нам дана ради того, дабы возможное ко исполнению по свободному произволе­нию удобнее исполняли мы через благодать, так как бы и не прияв благодати Божией мы, хотя и с неудобством, однако и без нея могли исполнити Божественныя заповеди: таковый да бу­дем анафема, ибо о плодах заповедей не рек Господь: без Мене неудобно можете творити, но рек: без Мене не можете творити ничесоже" (Ин. 15, 5).

У Пелагия были последователи, которые стремились смяг­чить его позицию, их называют полупелагианами. В отличие от Пелагия, полупелагиане считали, что благодать Святого Духа, как особая сила, необходима, но необходима только для утвер­ждения человека, обратившегося ко Христу, в вере и добродете­ли, но, по их мнению, она не является необходимой для пребы­вания в вере до конца жизни, для сохранения и возращения духовной жизни, полученной в Крещении. Некоторые из полу-пелагиан считали, что и для обращения ко Христу эта благо­дать не нужна. Осуждено полупелагианство 125-м и 126-м правилами Карфагенского собора.

Правило 125: "Аще кто речет, яко благодать Божия ...дей­ствительна к единому только отпущению грехов уже содеян­ных, а не подает сверх того помощи да не содеваются иные грехи, таковый да будет анафема".

Правило 126: "Аще кто речет, яко благодать Божия вспо­моществует нам к тому токмо, чтобы не согрешали, поелику ею открывается и является нам познание грехов, да знаем, чего

должно искати и от чего уклонятися, но что ею не подается нам любовь и сила к деланию того, что мы познали должным творити, таковый да будет анафема".

3.4.1.2. Учение блж. Августина

К числу односторонних учений о благодати относятся и та­кие учения, в которых благодать рассматривается как сила, вне­шняя по отношению к человеку и устраняющая его свободу. Впервые эти тенденции обнаружились у главного противника и критика Пелагия — блж. Августина. Так же, как и у Пелагия, крайности учения блж. Августина были обусловлены особенно­стью его духовного пути. Блж. Августин проводил в молодости жизнь достаточно греховную и даже уверовав во Христа, долгое время не мог оставить путь греха. Обращение от греха к пра­ведной жизни произошло для самого Августина совершенно неожиданно и было воспринято им как действие Божественной благодати, совершившееся помимо его собственной воли. Исхо­дя из своего субъективного опыта, блж. Августин сделал вывод, что свободная воля в деле спасения не играет вообще никакой роли, так как после грехопадения свободной воли у человека в строгом смысле нет. Спасение совершается исключительно все­могущим действием Божественной благодати. В одном из сво­их писем блж. Августин писал: "Через тяжесть первого греха мы потеряли свободную волю любить Бога" (письмо 157). Пос­ле падения грех стал в человеке господствующим началом, сво­бода к добру полностью утрачена, на ее место явилась необхо­димость греха. Благодать, по учению блж. Августина, есть внут­ренняя сила, которая заступает место человеческой свободы и производит в душе грешника желание добра и спасения, спаса­ющую веру, и вообще, соделывает его спасение. Блж. Августин первым высказал мысль о непреодолимом действии Божествен­ной благодати, которая подчиняет себе даже противоборствую­щую волю. Более чем через 1000 лет после Августина, в период Реформации, Лютер, а затем Кальвин довели учение Августина до логического конца, создав учение о изначальном всеобщем предопределении людей, одних — к вечному спасению, других — к вечной погибели. Блж. Августин писал в одном из своих писем: "И те, кто спасаются, спасаются единственно потому, что Бог хочет их спасения". Мысль о предопределении здесь уже присутствует, но четко еще не формулируется.

Такой образ мыслей был совершенно чужд Восточным от-198

цам. Согласно восточной святоотеческой традиции, образ Бо­жий в человеке после грехопадения поврежден, он требует очи­щения, но не уничтожается. Прп. Макарий Египетский гово­рит: "Неверно говорят некоторые, что человек совершенно умер и совершенно не может делать ничего доброго, душа может про­тивиться греху, но победить или искоренить зло без Бога не может".

О крайностях учения как Пелагия, так и Августина В. Н. Лосский пишет: "Основное заблуждение Пелагия заключалось в том, что он перенес тайну благодати в область рассудка, где сущности духовного порядка — благодать и свобода — превра­тились в два смежных понятия, которые нужно было согласо­вать, как два чуждых друг другу предмета. Блж. Августин в своей полемике против пелагианства последовал примеру сво­его противника" ("Очерки мистического богословия восточной Церкви",стр. 150).

3.4.2. Православное учение об отношении благодати к свободе

Каков православный взгляд на соотношение благодати и свободы? Преданием Восточной Церкви всегда утверждалась синэргия Божественной благодати и свободы человека: «Мы соработники (cruvepyot) у Бога» (1 Кор. 3, 9). Свт. Феофан Зат­ворник (Вышенский) так говорит: "Человек совершает дело своего спасения с помощью благодати Божией". Учение о спасении как о соработничестве связано с антропологией восточных От­цов. Для Восточных отцов благодать не есть нечто внешнее, извне приданное человеческому естеству, она укоренена в са­мом акте сотворения человеческой природы. Поэтому в образе мыслей восточных авторов благодать и человеческая свобода проявляются одновременно и не мыслятся одна без другой. Благодать Божия проявляется в немощи нашего естества как всесильная, но без уничтожения нашей свободы, без подавле­ния или устранения наших естественных сил, но, напротив, с предоставлением им свойственного им поприща деятельнос­ти. Конечно, благодати принадлежит преобладание в соверше­нии спасения, но это никак не умаляет и значения человечес­кой свободы.

Ключ к правильному пониманию соотношения благодати и свободы — орос IV Вселенского Собора. Во Христе Божествен­ная природа преобладала над человеческой, однако при суще-

ствовании и проявлении воли человеческой, которая свободно подчинялась Божественной. Так и в нас, созданных по образу Его, могущественное действие Божественной благодати не со­провождается насилием и подавлением человеческих сил, а ве­дет к свободному подчинению их высшей силе. Таким образом, благодати принадлежит первенство в деле спасения, собственно благодать наше спасение и совершает. Можно сказать, что бла­годать есть причина нашего спасения, ибо ею совершается обо-жение нашего естества. А человек своей свободной деятельнос­тью обеспечивает необходимые, но отнюдь не достаточные для спасения условия.

Для лучшего понимания проблемы соотношения благодати и свободы необходимо определить более точно само понятие "свобода". В каком смысле мы говорим о свободе? Во-первых, под свободой мы понимаем формальную свободу, т. е. возмож­ность выбора из нескольких возможностей, в том числе и вы­бора между добром и злом. Формальная свобода неистребима в человеке и сохраняется даже в аду. Во-вторых, мы говорим о свободе нравственной, под которой понимается возможность следовать своему выбору и реализовать то, что выбрал. Такая возможность у человека всегда ограничена, греховный мир и наше падшее естество многоразличными способами ограничи­вают нашу свободу. Об этой несвободе человека говорит ап. Павел: "Желание добра есть во мне, но, чтобы сделать оное, того не нахожу, доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю". (Рим. 7, 18-19). Именно эту свободу имел в виду Господь Иисус Христос, когда говорил: "Познайте истину, и истина сделает вас свободными". (Ин. 8, 82). Когда мы говорим, что благодать не упраздняет человеческой свободы, то имеем в виду формальную свободу. Благодать формальной свободы не упраздняет, она лишь споспешествует в реализации нашего выбора, укрепляет человека, помогая ему двигаться в выбран­ном направлении, или, наоборот, тормозит его деятельность, если выбор оказывается неправильным, не соответствующим воле Божией.

В чем состоят субъективные условия спасения, и какова роль человеческой свободы в устроении спасения? Направлен­ность человеческой воли к Богу и открытие сердца к принятию благодати. Господь говорит: "Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною". (Апок. 3, 20). Об этом говорит



Похожие документы:

  1. М. М. Дунаев Вера в горниле сомнений православие и русская литература в XVII xx вв

    Литература
    ... Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II Автор: М.М. Дунаев — профессор Московской ... христианства (и справедливо) Толстой считает вопрос "о Боге Спасителе и особенном отношении Его к роду человеческому". Толстой мыслит спасение как категорию ...
  2. Основная образовательная программа основного общего образования Ангарск 2013 г

    Основная образовательная программа
    ... и предпосылки реформ. Император Александр II и его окружение. Либералы, радикалы, консерваторы: ... по Существу; о Боге, как Творце и Промыслителе; о Боге-Спасителе и особенном отношении Его к человеческому роду, о Христе-Спасителе, о пришествии на ...
  3. Карабанова О. А. К21 Психология семейных отношений и основы семейного кон- сультирования: Учебное пособие

    Документ
    ... репродукции и продолжения человеческого рода, то представления ... •любовь к Богу, воплощающую в себе ... его восприятием отношения к не- му родителей и особенностями отношения его ... скрыться в спаситель- ную гавань ... родительского отношения к ребенку II Семейные ...
  4. Библейская Энциклопедия. Труд и издание Архимандрита Никифора Москва. 1891

    Документ
    ... По Тациту (Ann. II, 85), 4,000 Либертинцев ... Его природы, Его действий, Его закона, мироправления и всех Его Божественных отношений ... что особенно показал он по воскресении Спасителя. ... Бог Отец послал Его самого в мир, и мир (иначе весь человеческий род ...
  5. Исследование магии и религии от редакции «Золотая ветвь» известного английского религиоведа и этнолога Джеймса Фрэзера (1854 1941)

    Исследование
    ... Ипполит. 2 Резюме. 2 Глава II. ЦАРИ-ЖРЕЦЫ.. 2 Глава ... под именем Богов Спасителей. Спасителям были ... интересными особенностями. Его участники ... рода. Человеческая жертва, видимо, служила воплощением бога ... запирают его в хлев, применяют в отношении его клички ...

Другие похожие документы..