Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Экзаменационные билеты'
1. Перечислите основные линии чертежа. Укажите особенности их начертания в соответствии с государственным стандартом2. Выполните аксонометрические изо...полностью>>
'Руководство'
Спартакиада летних спортивно-оздоровительных лагерей образовательных организаций высшего образования области 2016 года (далее - Спартакиада) проводитс...полностью>>
'Документ'
Сборник рассказов английского писателя и ветеринарного врача, давно завоевавшего признание российских читателей. В отличие от ранее опубликованных кни...полностью>>
'Документ'
Одним из основателей концепции постиндустриального общества по праву считается известный американский мыслитель, крупный специалист по вопросам теории...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

156

которая венчает труд, необходимый для вхождения в Царство, — это стяжание особого внутреннего устроения. Недостаточно внешне соблюдать заповеди, недостаточно умертвить в себе стра­сти, необходимо наполнить свою жизнь новым христианским содержанием, стяжать особое внутреннее устроение, сущность которого наиболее полно выражается в заповедях блаженства (Мф. 5, 3-12).

Господь Иисус Христос не только преподал совершенное учение о вере и благочестии , но показал также в Самом Себе образец святости и нравственного совершенства и таким обра­зом явился просветителем человека не только путем словес­ного научения, но и примером личной жизни и деятельности. Таким образом, для христиан образ Христа Спасителя — глав­ный религиозный идеал на все времена.

Нравственное учение Христа Спасителя, так же как и Его учение в целом, неотделимо от Его Личности. Господь, посылая Своих учеников крестить все народы во имя Отца и Сына и Святого Духа, дает обетование: "И се, Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28, 20). Господь обещает, что Он лично пребудет со Своими учениками и их преемниками до конца времен. В этих словах коренное отличие христианства от вся­кой другой религии — ислама, буддизма, иудаизма и др. Для любой религии личность ее основателя имеет второстепенное значение. Самое главное — это то учение, которое исповедует человек, и та мораль, в соответствии с которой он строит свою жизнь. Например, о Будде достоверно известно очень мало, но его последователей это не смущает, ибо для них главное — это философия, система ценностей, которую они принимают, а уж насколько это связано с определенным историческим лицом

— это не принципиально. Совершенно другая перспектива ха­рактерна для христианства. Самое ценное и самое важное в христианстве — это Сам Господь Иисус Христос. И Его учение можно верно понять только при правильном понимании того, Кто Он такой. Все христологические споры с IV по VIII век — это споры не об учении Христа, а о Его Лице. Этот факт под­тверждает ту истину, что для христиан Христос есть самое глав­ное. Христианство невозможно свести ни к доктрине, ни к мо­рали, ни к традиции, ни к обряду, самое главное в христианстве

— это сама уникальная богочеловеческая Личность Христа Спа­сителя, и не только вера в эту Личность, но и возможность всту­пить с Ней в непосредственное общение, соединиться с Ней тес-

157

нейшим внутренним союзом. Такую возможность Господь пре­доставляет каждому искренне того желающему в Своей Церк­ви.

Если в учении о Боге Господь открыл многое, что было не­известно до Него или смутно представлялось, то в Его нрав­ственном учении мы не видим собственно новых заповедей. Господь не принес ничего такого, что принципиально не было бы известно человеку Ветхого Завета, можно говорить только о некотором смещении акцентов. На Тайной Вечере Господь со­общает ученикам новую заповедь: "Заповедь новую даю вам — да любите друг друга" (Ин. 13, 34). Но новизна этой запове­ди раскрывается в последующих словах: "...как Я возлюбил вас". Таким образом, сама любовь во Христе приобретает каче­ственно иной характер. Поэтому отличие евангельского нрав­ственного закона от ветхозаветного обусловлено не его содер­жанием, а личностью Законодателя.

Кроме того, само исполнение нравственного закона, кото­рый предлагает Господь, невозможно без помощи, получаемой от Самого Христа. Только Сам Господь может дать силы для того, чтобы идти тем путем нравственного совершенства, кото­рый предлагает Евангелие.

Пророчества Иисуса Христа В Своем пророческом служении Господь является продол­жателем и исполнителем традиции ветхозаветных пророков. Однако между служением пророков и служением Христа есть и существенная разница. Ап. Павел говорит: "Бог, многократ­но и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне" (Евр. 1, 1). Отличие заключается в том, что пророки только пророчествовали об истине, в то время как Господь являет истину и, наконец, проро­ки глаголали многократно, потому что каждый из них мог сооб­щить лишь часть знания об истине, явить ту грань ее, которая открылась в его религиозном опыте, тогда как Господь сообща­ет истину во всей полноте. Можно выделить несколько видов пророчеств Спасителя.

Во-первых, это пророчества Господа Иисуса Христа о Са­мом Себе, например, о предательстве ученика, о крестной смер­ти, о Воскресении из мертвых в третий день, о сошествии Свя­того Духа на учеников. Это пророчества, которые уже исполни­лись во время земной жизни Господа.

Во-вторых, пророчества, которые были даны Господом во

158

время Его земной жизни, но исполнение которых выходит за рамки Его земного служения. Это предсказания о гибели Иеру­салима, о рассеянии иудеев, о гибели галилейских городов — Капернаума, Вифсаиды и Хоразина, которые действительно че­рез несколько столетий после произнесения этих слов были полностью разрушены и никогда более не были отстроены вновь, хотя попытки такие и предпринимались.

В-третьих, — это пророчества, относящиеся к конечным судьбам мира и человека, которые до сих пор ждут своего ис­полнения.

Цель пророчеств Христовых состоит в научении и укрепле­нии в вере.

Частный момент учения Христова — это соотношение между учением Спасителя и ветхозаветным законом.

В ветхозаветном законе можно различать три неодинако­вые по тому значению, которое они имеют для христиан, части:

вероучительную, нравственную и обрядовую. Обрядовая, с хри­стианской точки зрения, есть нечто временное и приспособлен­ное к потребностям лишь одного народа на определенный от­резок его истории. Поэтому с пришествием Христа эта часть закона теряет свою силу, упраздняется. Господь, по всей види­мости, вообще не считал обрядовую сторону законом в стро­гом смысле этого слова. Что касается вечного и непреходяще­го в законе, то оно восполняется, получает совершеннейшее ис­толкование, оставаясь при этом подспорьем для правильного восприятия новозаветного Откровения. Ап. Павел называет закон "детоводителем ко Христу" (Гал. 3, 24). Вероучительная и нравственная часть Ветхого Завета сохраняет свой авторитет и для христиан, которые рассматривают Ветхий Завет как ис­точник вероучения. Но христиане понимают и толкуют Вет­хий Завет в его соотношении с Новым Заветом, то есть Ветхий Завет читают в свете Нового, а не наоборот.

Евангельское учение обращено ко всем народам без ис­ключения. Господь говорит своим ученикам и апостолам:

"Научите все народы" (Мф. 28, 19). У Марка эти слова звучат несколько иначе: "...проповедуйте Евангелие всей твари" (Мк. 16, 15). В течение 40 дней по Воскресении являясь Своим уче­никам, Господь говорил: "Будете Мне свидетелями в Иерусали­ме, и во всей Иудее, и в Самарии, и даже до края земли" (Деян. 1,8).

Учение Христово не дает ни малейших оснований полагать,

159

что на смену ему может прийти новое учение и новое открове­ние - Третий Завет. Господь прямо говорит, что Его учение содержит всю полноту истины: "Я сказал вам все, что слышал от Отца Моего" (Ин. 15, 15), то есть все, что людям следует знать для спасении. Апостол Павел говорит, что всякий, кто пытается нечто привнести в Евангельское учение, каким-то об­разом изменить его по своему разумению, подпадает под отлу­чение: "Если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовество-вать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема" (Гал. 1, 8). Завет, заключенный Господом Иисусом Христом с человеками, является Заветом вечным (Евр. 13, 20).

3.2.5.3. Чудеса Спасителя

Господь во время Своей земной жизни не только учил сло­вом, но еще и творил чудеса. В греческом тексте Нового Завета для обозначения чудес, совершаемых Иисусом Христом, исполь­зуется два слова — "отщйсх" и "Sijvanei^" (в славянском перево­де соответственно "знамение" и "силы"). Слово "знамение" го­ворит о том, что чудеса Спасителя имеют целью не просто пора­зить воображение зрителей, а несут определенную смысловую нагрузку. Наименование "силы" указывает, что причиной со­вершения чудес является сила Божия. Истинные чудеса — это не нарушение законов природы, а преодоление их властью не­сравненно большей, чем сами эти законы.

Цели, для которых Иисус Христос совершал чудотворения

Во-первых, чудеса Самим Спасителем рассматриваются как свидетельства о Его Божественном посланничестве и Божествен­ном достоинстве (например, Преображение) перед учениками. В беседе с иудеями после исцеления расслабленного в купальне Вифезда Господь говорит: "Самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о мне, что Отец послал Меня" (Ин. 5, 36).

Во-вторых, в некоторых случаях чудеса являются поясне­нием учения. Например, исцеление слепорожденного является наглядным пояснением учения Христа о Себе как о свете миру. Проклятию бесплодной смоковницы соответствует притча о бес­плодной смоковнице. Воскрешение Лазаря призвано подтвер­дить учение о воскресении мертвых.

В-третьих, чудеса являются своеобразными обетованиями. В них преодолевается природная ограниченность мира и чело­века. Так, чудесное умножение хлебов, хождение по водам и другие случаи преодоления физических законов указывают на 160

возможность преодоления тех ограничений, которые наклады­вает на бытие человека природная необходимость. Эти чудеса суть предзнаменования и предуказания будущего состояния че­ловека и мира, которое последует после кончины этого мира. Это удостоверение в том, что Господь в будущем сможет сотво­рить то, что обещает.

Не стоит полагать, что чудеса совершаются лишь в утили­тарных целях, т. е. чтобы доказать, пояснить, убедить и т. д. Мы никогда не должны забывать о том, что все чудеса Спасите­ля, которые Он совершил, в особенности чудеса исцелений, вос­крешения умерших, насыщение голодных — все это суть про­явление любви Бога к человеку. Сила Божественной любви раскрывалась в этих чудесах, и потому они обращали сердца людей к Богу.

3.2.5.4. Крестная смерть

а) Крестная смерть как Жертва.

Вся земная жизнь Христа Спасителя имеет искупительное значение, служит примирению человека с Богом. Но Крестная смерть занимает совершенно особое место. В прощальной бесе­де с учениками Господь говорит: "На сей час Я и пришел" (Ин. 12, 27). "Сей час" — это час принесения Голгофской жертвы. О том, что смерть Господа на Кресте действительно является жер­твой, говорит ап. Павел: Христос "предал Себя за нас в прино­шение и жертву Богу" (Еф. 5, 2).

Прообразы Крестной смерти мы встречаем в Ветхом Заве­те — это все кровавые жертвы Ветхого Завета, которые так или иначе прообразовали искупительную смерть Господа за грехи людей. В Ветхом Завете содержатся и пророчества о страдани­ях Искупителя: "Он взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уни­чижен Богом. Но Он изъявлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; и наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились" (Ис. 53, 4-5).

Прообразом Крестной смерти было, конечно, Пасхальное жертвоприношение, заклание Агнца. Не случайно Иоанн Пред­теча уподобляет Христа ветхозаветному Агнцу. Свое свидетель­ство о Христе он связывает именно с этим образом: "Вот Аг­нец Божий, который берет на себя грех мира" (Ин. 1, 29).

Свщ. Писание говорит, что жертва Христова является Жер­твой искупительной (Мф. 20, 28). Сам Господь сказал, что Он пришел, "чтобы послужить и отдать душу Свою для искупле-161

ния многих". Искупление — это цена или плата, за которую в Ветхом Завете первенцы, посвящавшиеся на служение Богу, ос­вобождались от этого служения, рабы получали свободу, пре­ступники получали освобождение от наказания. Будучи иску­пительной, эта Жертва носит как бы заместительный харак­тер. Христос умирает совершенно свободно, никакая необходи­мость не заставляет Его идти на Крест. Об этом Он Сам гово­рит: "Я отдаю жизнь мою, никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее" (Ин. 10, 17-18). Тайна Искупления состоит в том, что для того чтобы нам освободиться от наказания, в том числе и от смерти, Христу пришлось умереть.

Кроме того, эту Жертву называют еще умилостивительной, потому что он4 возвращает милость Божию людям. Не нужно понимать умилостивительную жертву как некое средство "за­добрить" Бога, как понимают умилостивление язычники, стре­мящиеся своими жертвами добиться расположения своих бо­гов. Христиане называют Жертву Христову умилостивитель­ной, потому что вследствие искупительного подвига Христова, милость Божия была возвращена людям, человек опять полу­чил доступ к Богу. Об умилостивительном характере Голгофс-кой Жертвы говорит апостол Иоанн: "Не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши" (1 Ин. 4, 10).

б) Крестная Жертва центральное событие Искупления

Почему именно Голгофа, смерть на Кресте, является куль­минационным моментом всего служения Христова, Его иску­пительного подвига? Рационально во всей глубине понять эту тайну мы, конечно, не можем; но возможно высказать некото­рые соображения по этому поводу.

Во-первых, именно на Кресте во всей полноте открывается любовь Божия к человеку. Так учит ап. Павел: "Но Бог свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками" (Рим. 5, 8), т. е. для апостола глав­ное доказательство любви Бога к человеку — это смерть Хри­стова на Кресте.

О Крестной смерти как об откровении Божественной любви говорит и святитель Филарет (Дроздов) ("Слово в Великий Пяток", сказанное в 1816 году). "Вниди во внутреннее святи­лище страданий Иисусовых. Что там? Ничего, кроме святыя и блаженныя любви Отца, и Сына, и Святаго Духа ко грешному и окаянному роду человеческому. Любовь Отца распинающая,

1<>7

любовь Сына распинаемая, любовь Духа торжествующая силою Крестною. Так возлюбил Бог мир".

Крестная смерть — это завершение кеносиса, т. е. истоща-ния и самоуничижения Божества. "Он, будучи образом Божи-им, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба... смирил Себя, быв послуш­ным даже до смерти и смерти крестной..." (Флп. 2, 6-8). По an. Павлу, крестная смерть — это предел послушания, ради которого Сын добровольно Себя уничижает, отказа аясь от всякой Божественной власти и Божественных почестей.

В Воплощении Христос свободно принимает все последствия нашей падшести. В. Н. Лосский ("Догматическое богословие", стр. 270-271) говорит: "Сын принимает позор, бесчестие, про­клятие. Он берет на Себя объективное состояние греховности, подчиняет Себя условиям нашей смертности. Отказываясь от Своих царственных преимуществ, Он все глубже и глубже со-крывает Свою славу в страдания и смерть, ибо Ему надлежит обнаружить в Своей собственной плоти, насколько человек, ко­торого Он создал по образу Своей совершенной красоты, обе­зобразил себя грехопадением". Крест — это предел истощания, когда Господь принимает крайние последствия грехопадения, включая богооставленность и смерть. Богооставленность выра­жается в словах: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" (Мф. 27, 46). По словам В. Н. Лосского (стр. 271):

"Единственный способ победить смерть — это позволить ей проникнуть в Самого Бога, в Котором она не может найти себе места".

Но предел уничижения есть одновременно и переход к сла­ве, начало прославления Христа по человечеству. Первосвящен-ническая молитва начинается обращением Христа к Отцу:

" ..прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира" (Ин. 17, 5), т. е. та слава, которую Сын имел в той же полноте, что и Отец до сотворения мира и которой по Божеству Он всегда обладал, должна от­крыться и в Его человечестве. Но путь к этому прославлению чежит через всецелое послушание, всецелую отдачу Себя Отцу, через Крест и смерть. О том, что смерть является началом это­го прославления, говорят вышеприведенные слова ап. Павла (Флп. 2, 9—11): "...Посему (т. е. вследствие послушания до смерти. — О.Олег) и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы перед именем Иисуса преклонилось всякое

колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык испове­дал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца". Таким образом Крестной смертью запечатлевается полнота послуша­ния Сына Отцу, отсюда — и полнота единения Сына с Отцом не только по Божеству, но и по человечеству.

Х.Яннарас пишет (стр. 163): "Христос предает Себя смерти, одновременно отказываясь от всякого стремления к автоном­ному существованию по образу твари. Для Него жизнь и бы­тие неразрывно связаны с Отцом и возможны лишь при усло­вии безоговорочного предания Себя воле Отца". Полнота этого предания воле Отца, а значит и единения с Отцом, выражается в словах, произнесенных на Кресте: "Отче! в руки Твои предаю дух Мой" (Лк. 23, 46).

Таким образом, если Воплощение есть победа над грехом и основание для восстановления союза между Богом и челове­ком, то Крестная смерть есть освобождение от проклятия как следствия греха: "Христос искупил нас от клятвы закона, сде­лавшись за нас клятвою" (Гал. 3, 13). При этом апостол ссыла­ется на Втор. 21, 23: "...проклят всяк, висящий на дереве".

Проклятие, по определению "Пространного катихизиса", есть "осуждение греха праведным судом Божиим, и от греха про­исшедшее на Земле зло, в наказание человечества". Осужде­ние выражается прежде всего в отлученности человека от Бога, в том, что Бог лишает человека общения с Собой. Крестная смерть снимает проклятие и возвращает эту возможность. X. Яннарас объясняет это следующим образом (стр. 164): "Пре­образовать навязанную человеческой природе грехом всеоб­щую неизбежность смерти в столь же всеобщую возможность причастия к нетленному и бессмертному образу бытия. Ради этой цели Христос по доброй воле принимает смерть, чтобы претворить последнее следствие человеческого бунтам свободу любви и послушания воле Отчей". Тем самым все условия существования падшего человеческого естества, включая и са­мую смерть, преобразуются в условия спасения. С этого момен­та смерть для людей — это уже не тупик, а дверь в Царствие Божие. Свидетельством этого являются слова Спасителя, обра­щенные к благоразумному разбойнику: "Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лк. 23, 43).

в) Кому приносится Крестная Жертва?

Смерть Христа на Голгофе есть Жертва. В связи с этим возникают следующие вопросы- кто приносит эту Жертву? кто

164

или что приносится в Жертву? кому эта Жертва приносится? Само слово "искупление" буквально означает "выкуп". Если террористы захватили какого-то человека и требуют за него выкуп, то этот выкуп будет дан — тому, кто совершил преступ­ление. Человек через грех оказался во власти дьявола. Воз­можно ли считать, что диаволу и была принесена искупитель­ная Жертва?

У многих отцов Церкви, в частности у свщмч. Иринея, Ори-гена, свт. Григория Нисского, блж. Феодорита Киррского, блж. Иеронима Стридонского, блж. Августина, папы Льва Великого, папы Григория Великого и т. д., встречается эта мысль. Однако эти размышления свв. отцов не следует догматизировать, по­скольку они представляют собой пример свободной аллегори­ческой диалектики и не претендуют на догматическую точность. Такие обороты речи у свв. отцов появляются потому, что Ис­купление человека от греха для Сына Божия предполагает не­избежно борьбу с диаволом. В этой борьбе с диаволом, как и во всякой борьбе, естественно, имеют место какие-то особые при­емы. В качестве одного из таких приемов свв. отцы рассматри­вают Крестную Жертву. Например, свт. Григорий Нисский го­ворит о жертве диаволу как о Божественной хитрости — чело­веческая природа Христа была как бы приманкой на крючке Его Божества, "диавол бросился на жертву, но крючок пронзил его". Очевидно, что это не более чем риторический прием. О том, что в строго догматическом смысле недопустимо говорить о Крестной Жертве как о жертве диаволу, убедительно показал свт. Григорий Богослов (Слово 45 на Пасху) (цитата приведена в прошлой лекции). Св. Иоанн Дамаскин говорит: "Отнюдь не мучителю рода человеческого принесена кровь Божия".

Согласно Свщ. Писанию, Жертву приносит Христос и при­носит в Жертву Самого Себя. В Евр. (5, 10) говорится о Христе как о Первосвященнике, приносящем жертву, а в Евр. (7, 26-28), что Христос и есть Сама Жертва: "Он принес в жертву Себя Самого". В Евр. ;9, 12. читаем: "И не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление".

Однако и после этого еще остаются вопросы. Во-первых, приносит Господь Жертву по Божеству или по человечеству или же по Божеству и по человечеству одновременно? Во-вто­рых, кому Жертва приносится, кто ее принимает; принимает Жертву только Отец или Жертву принимает вся Пресвятая

165

Троица? Долгое время эти вопросы специально не обсуждались. У многих отцов церкви есть слова о том, что Жертва Христова принесена Отцу (Григорий Богослов, Слово 45 на Пасху; св. Иоанн Дамаскин, Точное изложение..., кн. 3, гл. 27). Такие вы­ражения вошли и в литургическую практику Церкви. В этих словах нет основания видеть какую-нибудь ересь, потому что Жертва действительно приносится Отцу. Ересь начинается с утверждения, что Жертва приносится Отцу и только Отцу, а Сын и Святой Дух к ее принятию не имеют никакого отноше­ния.

Окончательно догматическое учение о Крестной Жертве было сформулировано только в середине XII столетия на Кон­стантинопольском Соборе (1156-1157 гг.)

В середине XII века в Византии возник ученый спор. Этот спор был инициирован архидиаконом Сотерихом Пантевгеном, нареченным Патриархом Антиохийским. Очевидно, Сотерих был слабым богословом, во всяком случае он не усвоил одну из важнейших идей византийского богословия, а именно установ­ленное IV и последующими Вселенскими Соборами различие между понятиями "природа" и "ипостась". Он рассуждал следу­ющим образом. Если исходить из того, что Крестная Жертва приемлется всеми Лицами Пресвятой Троицы, то в таком слу­чае во Христе имеют место два противоположно направленных действия: человечество приносит. Божество принимает. Два дей­ствия предполагают два действующих субъекта, а значит и две ипостаси. Таким образом, мы впадаем в несторианство. Учас­тники Константипопольского собора, среди которых выдающу­юся роль играл свт. Николай Мефонский, ссылались на Преда­ние Церкви, и прежде всего на Предание литургическое, в част­ности на тайную молитву в чине Византийской литургии, кото­рую перед Великим входом священник читает о самом себе и где о Христе говорится Как о "Приносимом и Приносящем, и Приемлемом и Раздаваемом". В соответствии с учением Все­ленских Соборов и свв. отцов, само по себе различие действий не противоречит единству субъекта, единству ипостаси. Единая Божественная Ипостась Слова является субъектом действий Иисуса Христа как по Божеству, так и по человечеству, потому что став через Воплощение и Первосвященником, и Жертвой, Господь не оставил и Своего Божества. Если мы станем на точку зрения Сотериха Пантевгена и предположим, что Жертва принимается только Отцом, а Сын и Святый Дух не принимают

166

участия в ее принятии, то в таком случае мы впадаем в трите-изм, потому что если принятие Жертвы рассматривается как действие только Отца, то тем самым Отцу усвояется некое дей­ствие, отличающее Его от Сына и Святого Духа. Но в Троице действие является единым и общим для всех Лиц, поскольку действие, так же как и воля, есть атрибут природы, а не ипоста­си. Обладая единой общей природой, Божественные Лица име­ют и единое действие, поэтому принятие Жертвы, принесенной Христом Спасителем, может быть только действием всей Пре­святой Троицы. Таким образом, было окончательно сформули­ровано учение о принесении Крестной Жертвы: Крестная Жер­тва приносится Господом Иисусом Христом по Его человечес­кой природе (никак не по Божеству), а приемлется всей Пресвя­той Троицей — Отцом, Сыном и Святым Духом. Говоря о при­нятии Жертвы, принесенной Господом Иисусом Христом, всей Троицей, необходимо иметь в виду, что принятие этой Жертвы Богом нельзя мыслить в категориях необходимости. Бог не нуждался в этой Жертве, и никакая необходимость не побуж­дала Его к ее принятию. Свт. Григорий Богослов пишет: "Не очевидно ли, что Отец принимает эту Жертву не потому, что Он ее требовал или как-то в ней нуждался, но по домостроитель­ству нужно было, чтобы человек освятился человечеством Бога", иначе говоря, приятие Жертвы Богом осуществляется един­ственно ради Искупления человека, т. е по домостроительству.



Похожие документы:

  1. М. М. Дунаев Вера в горниле сомнений православие и русская литература в XVII xx вв

    Литература
    ... Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II Автор: М.М. Дунаев — профессор Московской ... христианства (и справедливо) Толстой считает вопрос "о Боге Спасителе и особенном отношении Его к роду человеческому". Толстой мыслит спасение как категорию ...
  2. Основная образовательная программа основного общего образования Ангарск 2013 г

    Основная образовательная программа
    ... и предпосылки реформ. Император Александр II и его окружение. Либералы, радикалы, консерваторы: ... по Существу; о Боге, как Творце и Промыслителе; о Боге-Спасителе и особенном отношении Его к человеческому роду, о Христе-Спасителе, о пришествии на ...
  3. Карабанова О. А. К21 Психология семейных отношений и основы семейного кон- сультирования: Учебное пособие

    Документ
    ... репродукции и продолжения человеческого рода, то представления ... •любовь к Богу, воплощающую в себе ... его восприятием отношения к не- му родителей и особенностями отношения его ... скрыться в спаситель- ную гавань ... родительского отношения к ребенку II Семейные ...
  4. Библейская Энциклопедия. Труд и издание Архимандрита Никифора Москва. 1891

    Документ
    ... По Тациту (Ann. II, 85), 4,000 Либертинцев ... Его природы, Его действий, Его закона, мироправления и всех Его Божественных отношений ... что особенно показал он по воскресении Спасителя. ... Бог Отец послал Его самого в мир, и мир (иначе весь человеческий род ...
  5. Исследование магии и религии от редакции «Золотая ветвь» известного английского религиоведа и этнолога Джеймса Фрэзера (1854 1941)

    Исследование
    ... Ипполит. 2 Резюме. 2 Глава II. ЦАРИ-ЖРЕЦЫ.. 2 Глава ... под именем Богов Спасителей. Спасителям были ... интересными особенностями. Его участники ... рода. Человеческая жертва, видимо, служила воплощением бога ... запирают его в хлев, применяют в отношении его клички ...

Другие похожие документы..