Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
Для облегчения решения задач часто бывает полезным изобразить переход газа из одного состояния в другое графически. Графики газовых процессов изобража...полностью>>
'Решение'
Челябинска от № Итоги «горячей телефонной линии» в рамках межведомственной акции «Защита» № дата ФИО звонившего Домашний адрес Краткое содержание вопр...полностью>>
'Документ'
17. Какой уровень организации жизни, где элементарными структурами являются популяции, а элементарными явлениями - изменение их генотипического состав...полностью>>
'Документ'
Суслова «Песня о моем отце» А. Петров, слова Л.Куклина 5мин Бородулина Елена Леонидовна Концетрмейстер Лаптева Татьяна Викторовна 1место 1 № Хор -3 кл...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Положительные стороны нравственной теории Искупления

Прежде всего это критика крайностей юридической теории. Представители этого направления богословской мысли убеди­тельно показали, что основные термины, на которых основыва­ется юридическая теория ("удовлетворение", "заслуга", "оскорб­ление") не имеют основания в святоотеческом богословии, и с их помощью тайну Искупления выразить невозможно. Сторон­ники нравственной теории сумели показать, что теория юриди­ческая интересуется прежде всего изменением отношений меж­ду Богом и человеком вследствие Искупления, но при этом недооценивает субъективный момент Искупления, а именно то изменение, которое происходит с самим человеком. Критики юридической теории также справедливо отмечали, что дух юри-дизма в учении о спасении отрицательно влияет на духовную жизнь человека. Патриарх Сергий считал, что юридическая те­ория искажает в сознании человека самый образ Бога: "Самая сущность христианства оказывается искаженной при юриди­ческом жизнепонимании; теряется возвышенность и духовность представления о Боге". Деформируется в сознании верующих и

146

образ Христа. "Церковь наша, — пишет патриарх Сергий, — видит во Христе не пассивное лишь орудие умилостивления, а восстановителя нашего падшего естества и называет его вто­рым Адамом".

Недостатки нравственной теории Искупления Для объективной оценки нравственной теории Искупления вновь предоставим слово архиепископу Гурию: "Нравственная теория Искупления, появившаяся в результате критики юри­дической теории и в противовес ей, как любая теория, -.ыступа-ющая в противовес другой, сильна критикой юридической тео­рии, оттенением ее неудачных сторон, но слаба положитель­ным содержанием. Жертвенный подвиг Спасителя мира в ее устах более показательный образец указуемой нам Христом жизни, чем существенным образом спасающая нас и необхо­димая для нашего спасения Голгофская жертва".

3.2.2.3. Учение об Искуплении современных православных богословов

В XX столетии осознание ограниченности как юридической, так и нравственной теории Искупления привело некоторых бо­гословов к непосредственному обращению к святоотеческому наследию, на основании которого предпринимались попытки преодолеть ограниченность рассмотренных выше теорий. Это возвращение к отцам наблюдается уже у архим. Сергия и за­тем у многих видных православных богословов XX столетия, среди которых можно назвать В. Н. Лосского, Х.Яннараса, прот. Г.Флоровского, О. Клемана, прот. А. Шмемана и прот. И. Мей-ендорфа. Правда, никто из современных богословов не называл свои рассуждения о таинстве Искупления теорией. Но условно это учение можно назвать, в противовес юридической и нрав­ственной теориям, теорией "органической". В. Н. Лосский в одной из своих работ говорит, что юридический образ Искупле­ния должен быть дополнен образом "физическим" и "биологи­ческим".

Наименование "органическая" уместно потому, что это сло­во хорошо выражает православное понимание фундаменталь­ных сотериологических понятий: "грех" и "спасение". Для свя-тоотеческого богословия свойственно говорить о грехе и спасе­нии не в юридических и не в нравственных, а в органических категориях, т. е. в категориях природы. Грех в православном понимании — это не преступление или оскорбление в юриди-

147

ческом смысле, это и не просто некий безнравственный посту­пок; грех — это прежде всего болезнь человеческой природы. Поэтому и спасение мыслится как освобождение от болезни, как исцеление, преображение и, в конечном счете, обожение человеческого естества.

Представители этого третьего направления в учении об Ис­куплении исходят из того, что невозможно свести Искупление к одному единственному событию земной жизни Христа, к кре­стной смерти на Голгофе. В работе "Искупление и обожение" (Сб. "По образу и подобию", стр. 96, 97) В. Н. Лосский пишет:

«Ансельм Кентерберийский с его трактатом "Cur Deus homo" несомненно первым попытался развить догмат об искуплении отдельно, отсекая от него все остальное. Христианские гори­зонты оказываются ограниченными драмой, которая разыгры­вается между Богом, бесконечно оскорбленным грехом, и чело­веком, неспособным удовлетворить требованиям карающей справедливости. Эта драма находит разрешение в смерти Хри­ста, сына Божия, ставшего человеком, чтобы заменить нас Со­бой и уплатить наш долг Божественному правосудию. Но в чем же тогда заключается домостроительное действие Святого Духа? Его роль сводится к роли помощника искупления, дающего нам возможность воспользоваться искупительной заслугой Хрис­та. Конечная перспектива нашего соединения с Богом исклю­чается или, во всяком случае, закрывается от наших взоров суровыми сводами богословской мысли, воздвигаемой на поня­тиях первородной вины и ее искупления. Поскольку цена на­шего Искупления внесена смертью Христовой, Воскресение и Вознесение представляют собой лишь славное завершение Его подвига, своего рода апофеоз, не имеющий прямого отношения к нашей судьбе. Это искупительное "богословие", сосредото­ченное на страданиях Христа, по-видимому не интересуется Его торжеством над смертью. Сам подвиг Христа Искупителя, ко­торым это богословие ограничено, представляется урезанным, обедненным, сведенным к перемене отношения Бога к падшим людям вне какого-либо отношения к самой природе челове­ка».

Таким образом, исходный пункт этого направления мысли состоит в том, что Искупление не может рассматриваться в качестве мгновенного акта, некоего однократного действия. Вся земная жизнь Христа Спасителя от момента Боговоплощения и до Вознесения имеет искупительное значение. Каждое собы-

148

тие земной жизни Господа является исполнением предыдущего и без него невозможного. И свести тайну Искупления к како­му-то одному событию, будь то Голгофская жертва или Гефси-манское борение, — значит обеднить все прочее, свести все ос­тальные события земной жизни Христа просто к набору иллю­страций, дидактических картинок, которые призваны пояснять центральное событие; иначе говоря, лишить всю земную жизнь Христа Спасителя сотериологической значимости.

Еще во II веке свщмч. Ириней Лионский ("Против ересей", кн. 5) сформулировал фундаментальный сотериологический принцип святоотеческого богословия: "Бог соделался челове­ком, дабы человек стал богом". Впоследствии эту мысль, не­сколько изменяя слова, повторяли свт. Афанасий Александ­рийский, свт. Григорий Богослов, свт. Григорий Нисский и др. отцы Церкви.

Цель пришествия Христа в мир состоит в том, чтобы соеди­нить человека с Богом таким образом, чтобы каждый из нас мог стать, по слову ап. Петра, "причастником Божеского есте­ства" (2 Пет. 1, 4). Именно в соотношении с этой конечной целью следует понимать учение об Искуплении. Сын Божий приходит не для того, чтобы уладить тяжбу между оскорблен­ным Богом и виновным перед Ним человеком, не для того, чтобы Своей смертью удовлетворить Божественной справедли­вости или утолить праведный гнев Божий. "Дело Сына не в том, чтобы чинить какой-то убогий суд, доставив бесконечное удовлетворение не менее бесконечной мстительности Отца" (В. Н. Лосский, Догматическое богословие, стр. 284). Если и можно говорить о том, что Христос удовлетворяет правде Бо-жией, то только в том смысле, что Он "являет то, чего Бог ждет от творения" (там же, стр. 285), т. е. , иначе говоря, во Христе замысел Божий о человеке осуществился во всей полноте. И в этом смысле Христос действительно удовлетворил правде Бо-жией, но такое понимание удовлетворения имеет мало общего с учением латинских схоластов.

Но в то же время дело Искупления не может быть сведено, как полагали сторонники нравственной теории, только к на­учению людей добродетельной жизни, преподанию примера такой жизни путем откровения любви Божией к человеку, потому что «тайна нашего искупления, — по словам В. Н. Лосского ("По образу и подобию", стр. 104), — завершается тем, что отцы называют восстановлением нашей природы Хрис-

149

том и во Христе».

3.2.3. Почему дело Искупления, совершенное Христом Спасителем, связано для Него с величайшим подвигом

Исцеление и восстановление человечества во Христе не мог­ло совершиться механически, с насилием над человеческой при­родой, потому что соединение Божества и человечества во Хри­сте — это архетип соединения каждого человека с Богом. Сын Божий воспринимает человечество во всей полноте, кроме греха, становится истинным человеком, и Божественный замысел дол­жен раскрыться через свободную волю человека, которую Гос­подь также воспринял в Воплощении, а не помимо ее. Восста­новление человеческого естества предполагает изменение обра­за бытия человеческой природы. А изменение образа бытия не может быть навязано природе извне, оно может быть лишь ре­зультатом собственного свободного выбора.

Падение Адама состояло в преслушании: Адам нарушил Божественную волю, что выразилось прежде всего в рассогласо­вании воли человеческой с волей Божией. Отсюда берут нача­ло и все прочие следствия грехопадения. Искупление пред­ставляет собой обратное движение, возвращение человека в то состояние, из которого выпал Адам, и даже вознесение его на более высокий уровень совершенства по сравнению с тем, на котором находились прародители до грехопадения. Посколь­ку падение свершилось через преслушание, то обратное движе­ние возможно только путем абсолютного послушания Богу. Господь Иисус Христос не имел греха, был свободен как от первородного греха, так и грехов личных, в Воплощении Он воспринял все последствия человеческой падшести, вплоть до самой смерти. Именно поэтому по Своему человечеству Он пре­терпел все те искушения и испытания, с какими только может встретиться человек, и преодолев все искушения, явив абсолют­ное послушание Отцу, привел Свою человеческую волю в со­вершенное единение с волей Отчей. Саму Свою человеческую жизнь Он преобразил в сопричастность Божественной любви и свободное подчинение Его воле.

Согласно прот. Г.Флоровскому, нетление воли имеет своим следствием нетление естества, его исцеление, восстановление и прославление. Путь послушания, который должен был пройти Господь Иисус Христос по Своему человечеству ради нашего

Искупления, требовал принятия всех последствий падшести, включая физические страдания, и саму смерть, и даже опыт богооставленности. Именно поэтому Искупление было сопря­жено с величайшим подвигом, напряжением физических и духовных сил, превышающих возможности любого иного чело­века. По Своему человечеству Господь претерпевает все, что только может претерпеть обычный человек, все, что ведет обыч­ного человека ко греху, но все эти искушения Он преодолел, причем победил их не только силою Своего Божества, но при участии Своей свободной человеческой воли, которая каждый раз, несмотря на все искушения, свободно подчинялась воле Божественной.

3.2.4. Как примирить учение о Божественном милосердии с идеей Божественной правды и справедливости

В искупительном подвиге Христа Спасителя открылись и Божественное правосудие, с одной стороны, и любовь и милость Божия к человеку — с другой. Любовь и милость открываются в том, что Христос, говоря словами ап. Павла (Рим. 5, 8), "умер за нас, когда мы были еще грешниками". А правда в том, что Бог примирился с человеком и простил его, но лишь после того, как очистил его кровью Иисуса Христа, открыв ему путь пра­ведности. Иначе говоря. Бог, будучи Существом благим и не­причастным к какому-либо греху, не мог примириться с чело­веком, не мог простить его прежде, чем изменится сам чело­век. В этом существенное отличие от теории юридической, даже в ее смягченном варианте, как, например, у митрополита Мака-рия: не изменение отношений между Богом и человеком де­лает возможным восстановление нашей падшей природы, а наоборот, не могут измениться отношения между Богом и че­ловеком без изменения образа бытия нашего естества. Таким образом, для человека существует только один путь изменить свои отношения с Богом — измениться самому. Во Христе для каждого человека открывается путь примирения с Богом и оправдания через личное усвоение плодов искупительного под­вига Спасителя.

3.2.5. Составляющие Искупления

3.2.5.1. Боговоплощение

Боговоплощение есть начало и основание восстановления теснейшего союза человека с Богом; через Боговоплощение уст­раняется грех и, следовательно, та пропасть, которая разделила человека и Бога с момента грехопадения. В Боговоплощении Христос соединяет человека с Богом, причем не только по душе, но и по телу. Поэтому Боговоплощение есть начало обожения целостного человеческого естества. Человеческое естество было воспринято Спасителем в Воплощении во всей полноте. Поэто­му важнейший сотериологический принцип Православия, сфор­мулированный свт. Григорием Назианзиным в полемике с Апол­линарием Лаодикийским, гласит: "Не воспринятое — не увра­чевано". Цель восприятия человеческой природы состоит в ее исцелении и преображении, поэтому только то может быть ис­целено и преображено, что воспринято в Воплощении. Если мы чаем всецелого спасения и по телу, и по душе, и по уму, т. е. спасения всего нашего естества, а не только некоторой части его, то мы должны исповедовать, что человечество было воспри­нято Спасителем во всей полноте.

Учение о Христе как истинном Боге и истинном человеке с большим трудом усваивалось человеческим сознанием, по­рождало различные ереси, среди которых наиболее опасными были несторианство и монофизитство, являющие собой два вза­имопротивоположных уклонения богословской мысли от Пра­вославия. Для несториан Христос есть прежде всего нравствен­ный образец совершенного человека, в то время как монофизи-ты исходят из абстрактной идеи невоплощенного Бога и недо­оценивают той истины, что Христос ради нашего Искупления должен был стать истинным человеком. И в том, и в другом случае Боговоплощение, пришествие Христово в мир, не дости­гало бы своей цели и оставалось бы внешним фактом, челове­ческая жизнь не претерпевала бы существенных изменений, в частности тело по-прежнему оказывалось бы обреченным смер­ти и спасение по-прежнему могло бы распространяться не на весь человеческий состав, а только на некоторую его часть. В любом случае главная цель Воплощения — упразднение смер­ти — не могла бы быть достигнута, потому что эта цель может быть достигнута только в том случае, если человеческая приро­да в единении с Божественной могут конституировать единый

152

факт жизни, что и имеет место в Боговоплощении, когда в силу ипостасного единства осуществляется не только взаимодействие, но и взаимопроникновение двух реально различных природ, выражающееся в единстве жизни Богочеловека.

3.2.5.2. Учение Господа нашего Иисуса Христа

Учение Христа — это также составляющая того, что назы­вается Искуплением. Помимо принесения Крестной жертвы, Воскресения и Вознесения Христова, необходимо бы. также научить людей, чтобы они понимали, какое значение имеют эти события для их спасения. Иначе говоря, нужно было научить людей тому, как воспользоваться плодами искупительного под­вига Христа Спасителя. Для спасения человека необходимо было указать падшему человечеству путь спасения, научить истинному боговедению и богопочитанию. Христос возвестил всем людям во всей полноте и доступной для них форме волю Отца Небесного о спасении мира и преподал им служащий для этой цели новый совершенный закон веры и благочестия, спа­сительный для всего человеческого рода. Передал его как Сам непосредственно, так и через учеников. Господь называл Себя "Наставником" и "Учителем" и даже более того — говорил о Себе, как о наставнике и учителе в единственном собственном смысле этого слова. "А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас учитель — Христос, все же вы братья; ...И не называй­тесь наставниками, ибо один у вас наставник — Христос" (Мф. 23, 8-10). Конечно, эти слова Спасителя не следует понимать в смысле формального запрета употреблять наименования "учи­тель" и "наставник". Из Книги Деяний и апостольских Посла­ний явствует, что уже в апостольский период в Церкви Христо­вой было особое харизматическое служение, которое так и на­зывалось - учительство. Апостол Павел в Послании к Корин­фянам говорит, что у коринфян "тысячи наставников во Хрис­те". (1 Кор. 4, 15) Значит, эти слова (учитель, наставник) не были запрещены формально, как полагают в своем буквоедстве некоторые сектанты.

Здесь говорится об особом учительстве и наставничестве, которые являет Христос. Слово "учитель" употребляется в раз­личных смыслах. В самом широком смысле слово "учитель" обозначает профессию, род деятельности человека. Совсем в Другом смысле употребляется слово "учитель", когда речь идет об учителях человечества — Моисее, Мухаммеде, Сократе, Буд-Де. В этом случае под учителем понимается человек, являю-153

щийся основателем некоторого учения, который желает ска­зать человечеству новое слово. В этом втором смысле слова для христиан Христос является единым Наставником и Учи­телем, в один ряд с Которым не может быть поставлен никто из других учителей. Эта уникальность учительства и настав­ничества Христа обусловлена тем, что Он не просто свидетель­ствует об Истине, но есть Первоисточник и Законоположник Истины.

Учение Христа, Его слово, обращенное к народу, оказывало на слушателей особое воздействие: "...народ дивился учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи" (Мф. 7, 28-29), т. е. утверждал Свое учение Своим собственным авторитетом, а не ссылался на посторонние авто­ритеты, как это делали обычно фарисеи. Служители, которые были посланы, чтобы арестовать Христа, вернувшись, сказали первосвященникам: "никогда человек не говорил так, как Этот Человек" (Ин. 7, 46). Иоанн Предтеча в своем свидетельстве о Христе говорит, что Христос, в отличие от него, "был Свет ис­тинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин. 1, 9).

В Свщ. Писании Нового Завета общее наименование уче­ния Христова — Евангелие, что в переводе значит благая или ;

радостная весть.

Учение Иисуса Христа с некоторой степенью условности можно разделить на закон веры и закон деятельности. а) Закон веры.

Закон веры — это истинное боговедение открытое Госпо­дом человечеству, которого не имели ни язычники, религиоз­ные взгляды которых характеризуются политеизмом (много­божием) и натурализмом, т. е. обожествлением природных сти­хий, ни иудеи, представления о Боге у которых были слишком антропоморфными. Господь открыл, что "Бог есть Дух, и по­клоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин. 4, 24).

Кроме этого, Господь открыл во всей доступной для челове­ка полноте тайну Пресвятой Троицы, учение о Сыне Божием, о Его пришествии в мир ради спасения человека и о Духе Святом;

Утешителе и Освятителе.

Также Господь сообщил новое и совершеннейшее понятие о существе Божием. Из Евангелия мы узнаем, что Бог есть вы­сочайшая любовь, а по отношению к людям — любящий Отец,

154

подающий им Свои блага. Отношение к Богу как к Отцу выра­жено в молитве Господней "Отче наш..." (Мф. 6, 8-13), а также в словах Спасителя: "И отцем себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах" (Мф. 23, 9). Эти слова часто используют протестанты, обвиняющие православ­ных за то, что у них священнослужителей называют "гтцами". Однако из контекста видно, что слова о запрещении называть отцом кого-либо, кроме Отца Небесного, стоят в одн т ряду с запрещением называть кого-либо учителем и наставником, помимо Христа. Несомненно, они связаны с особым понимани­ем того, что есть отцовство. Христианская Церковь никогда не запрещала использовать это слово, и апостол Павел в Посла­нии к Коринфянам говорит: "...у вас тысячи наставников во Христе, но немного отцов" (1 Кор. 4, 15). И далее говорит о себе: "Я родил вас во Христе Иисусе благовествованием". Та­ким образом, ап. Павел называл себя духовным отцом корин­фских христиан. Кроме того, из Свщ. Писания Нового Завета видно, что такое обращение, как "чадо", было широко распрост­ранено среди первых христиан. Этим словом начинает свои соборные послания ап. Иоанн; ап. Павел тоже часто им пользу­ется. Поэтому слова Спасителя не нужно рассматривать как формальный запрет. Если подходить с буквалистских позиций, то можно дойти до абсурда и запретить человеку называть от­цом даже своего родного отца по плоти.

Само по себе слово "отец" означает того, кто подает жизнь. Христиане веруют, что источником всякой жизни является Бог, Который "имеет жизнь в Самом Себе" (Ин. 5, 24). Отцы же плотские и отцы духовные суть не источники жизни, а лишь посредники, через которых эта жизнь нам сообщается. Плот­ские родители, которые дают жизнь детям, не являются причи­ной и источником их жизни, они являются лишь средством сообщения жизни своим потомкам. Источником же всякой жизни является Бог, Который все животворит. Точно так же отцы духовные не рождают для новой вечной жизни своей соб­ственной силой, они — лишь посредники, через которых Бог возрождает человека. Об этом говорит и ап. Павел. Возрождая коринфян к новой христианской жизни, он действовал не от себя, а как один из служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих (1 Кор. 4, 1). Поэтому запрет называть кого-либо отцом следует понимать в том смысле, что никому на Земле не могут воздаваться Божеские почести, никто не имеет права по-

155

требовать такого почитания, какое подобает только Богу; ник­то не может претендовать на то, чтобы требовать от людей безусловного послушания, безусловного доверия своему учению, не имеющему основания в Божественном Откровении. С таки­ми претензиями во всей полноте выступит антихрист. И сегод­ня появилось много "антихристов", которые восхищают то, что подобает только одному Богу. Многие лидеры современных ре­лигиозных движений, нередко именующие себя "отцами", тре­буют от своих последователей Божеского поклонения и абсо­лютного послушания.

Полнота любви Бога к человеку открылась в Воплощении Сына Божия и принесении Им искупительной жертвы, а так­же в сошествии Святого Духа для нашего оправдания и освя­щения. Господь, давая новое учение о Боге как о Небесном Отце, вводит в употребление новое слово для обращения к Отцу — "Авва". В Ветхом Завете это слово никогда не использова­лось для обращения к Богу. Введение в практику богообщения нового слова должно было подчеркнуть новизну отношений, обусловленную новым представлением о Боге и Его отноше­нии к человеку.

Кроме учения о Боге, Господь также сообщил учение о на­значении человека, о грехе, покаянии и путях спасения, учение о Царствии Божием, о Церкви новозаветной и, наконец, о после­днем всеобщем суде и конечных судьбах мира и человека.

Закон деятельности, или закон жизни и благочестия

Суть этого закона наилучшим образом выражена в следу­ющих словах Христа Спасителя: "Ищите же прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится вам" (Мф. 6, 33).

Согласно учению Спасителя, в Царство Божие призываются все люди без исключения. Но тот, кто желает в это Царство войти, должен покаяться, т. е. оставить путь, ведущий к смерти, и потрудиться для своего спасения. Евангельское учение не оставляет сомнения в том, что для спасения необходимо со сто­роны человека приложить усилие: "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11, 12). Труд этот включает внешнюю сторону, т. е. внешнее соблюде­ние христианских заповедей: "Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое" (Ин. 14, 23). А также внутреннюю сторону, выража­ющуюся в борьбе с греховными страстями. Суть этой борьбы хорошо выражена в словах ап. Павла: "Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5, 24). Вершина,



Похожие документы:

  1. М. М. Дунаев Вера в горниле сомнений православие и русская литература в XVII xx вв

    Литература
    ... Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II Автор: М.М. Дунаев — профессор Московской ... христианства (и справедливо) Толстой считает вопрос "о Боге Спасителе и особенном отношении Его к роду человеческому". Толстой мыслит спасение как категорию ...
  2. Основная образовательная программа основного общего образования Ангарск 2013 г

    Основная образовательная программа
    ... и предпосылки реформ. Император Александр II и его окружение. Либералы, радикалы, консерваторы: ... по Существу; о Боге, как Творце и Промыслителе; о Боге-Спасителе и особенном отношении Его к человеческому роду, о Христе-Спасителе, о пришествии на ...
  3. Карабанова О. А. К21 Психология семейных отношений и основы семейного кон- сультирования: Учебное пособие

    Документ
    ... репродукции и продолжения человеческого рода, то представления ... •любовь к Богу, воплощающую в себе ... его восприятием отношения к не- му родителей и особенностями отношения его ... скрыться в спаситель- ную гавань ... родительского отношения к ребенку II Семейные ...
  4. Библейская Энциклопедия. Труд и издание Архимандрита Никифора Москва. 1891

    Документ
    ... По Тациту (Ann. II, 85), 4,000 Либертинцев ... Его природы, Его действий, Его закона, мироправления и всех Его Божественных отношений ... что особенно показал он по воскресении Спасителя. ... Бог Отец послал Его самого в мир, и мир (иначе весь человеческий род ...
  5. Исследование магии и религии от редакции «Золотая ветвь» известного английского религиоведа и этнолога Джеймса Фрэзера (1854 1941)

    Исследование
    ... Ипполит. 2 Резюме. 2 Глава II. ЦАРИ-ЖРЕЦЫ.. 2 Глава ... под именем Богов Спасителей. Спасителям были ... интересными особенностями. Его участники ... рода. Человеческая жертва, видимо, служила воплощением бога ... запирают его в хлев, применяют в отношении его клички ...

Другие похожие документы..