Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
о выявленных фактах недостоверности сведений о доходах и об имуществе кандидатов, выдвинутых избирательным объединением «Красноярское местное (городск...полностью>>
'Документ'
Шингарова Зейнаб 3»В» Абрамов Мухаммад Гасанова Наргиз 4»А» Рагимова Фатима Муталимов Муталим Рагимханова Самая Алискерова Милана 4»Б» Курабеков Амрах...полностью>>
'Программа'
Элементарное инструментальное музицирование ставит целью приобщение детей подготовительного отделения к игре на инструменте,развитие творческих и музы...полностью>>
'Документ'
Б. В периоде металлические свойства атомов элементов с повышением порядкового номера ослабевают....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Еремеева В. Д., Хризман Т.П..

Мальчики и девочки — два разных мира

Нейропсихологи — учителям, воспитателям, родителям, школьным психологам

ЛИНКА-ПРЕСС

МОСКВА

1998

ББК 88.8

Е70

Рецензенты:

Е. А. СОКОЛОВСКАЯ, кандидат педагогических наук Н. Н. ЛОБАНОВА, кандидат психологических наук

Редакторы Н. И. КОРОЛЕВА, А. С. НИКАНОРОВ Оригинал-макет и оформление обложки А. Е. ШАДРИН Художник С. О. ГРИГОРЬЕВА Корректор А. С. КОРОЛЬ

Впервые книга издана в 1998 г. издательством «Тускарора». Перепечатка отдельных глав или всей книги возможна только по письменному разрешению издательства «Тускарора».

Еремеева В. Д., Хризман Т. П. Е70 Мальчики и девочки — два разных мира. Нейропсихологии — учителям, воспитателям, родителям, школьным психологам. — М.: ЛИНКА-ПРЕСС, 1998. — 184 с. ISBN 5-8252-0001-0.

Авторы книги — сотрудники Института образования взрослых Российской академии образования, дают практические рекомен­дации по различным вопросам, связанным с развитием мышле­ния, воспитанием, обучением детей дошкольного и школьного воз­раста. Показано, что разные виды учебных заведений и методики обучения не универсальны и эффективны для детей с определен­ными типами мышления. Оценивается результативность конкур­сных тестов, рассматриваются проблемы освоения грамотного пись­ма, выводится закон нейропсихологического соответствия ребенка и педагога и т. д.

Для учителей, воспитателей, родителей, школьных психологов.

ISBN 5-8252-0001-0

ББК 88.8

© Издательство «Тускарора», 1998

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга для тех, кто не раз задумывался, как из бессознательного существа всего за два года малыш превращается в человека говорящего, а за каких-то десять или даже пять лет — в человека со слож­нейшей психикой. Почему даже в одной семье дети стано­вятся такими непохожими? Почему каждый ребенок идет своим путем развития: в разное время появляется понима­ние речи и само говорение, да еще и говорить-то все начи­нают по-разному? Почему неодинаково проявляются эмо­ции: гнев, страх, огорчение, удивление?..

Попытки связать особенности психики людей с раз­ными анатомическими структурами мозга восходят еще к началу XIX столетия, но до сих пор наши знания об этом ничтожно малы.

Не может ответить на наши вопросы и современная наука нейрофизиология.

Тогда, может быть, ответ найдется у психологов? Они многое знают о ребенке, знают, как действует на формиру­ющегося человека все то, что его окружает, знают, что дети разные. Но почему разные? Почему даже в одной семье они бывают так непохожи? Нет ответа и у психоло­гов. Они ведь могут судить только по результату: по тому, что человек сделал, сказал, написал, как себя повел. Но за одним и тем же словом или поступком могут стоять разные мысли, разные причины, скрытые в особенностях органи­зации мозга. Организации не анатомической, а функцио­нальной. Значит, надо объединиться нейрофизиологам и психологам и поискать ответы вместе.

Но наука, объединяющая обе эти дисциплины, уже су­ществует. Это нейропсихология. Оказалось, и она не во всем нам может помочь. Она создана, чтобы с помощью простых нейропсихологических методов, не требующих никаких сложных приборов, как бы заглянуть в мозг, в первую очередь, больного человека и найти, что же там поломалось, где сбой, что не работает нормально.

Создатель этой науки А. Р. Лурия говорил, что нейропсихолог похож на сотрудника уголовного розыска: по косвенным причинам, уликам ищет виновника.

Вот это, казалось бы, то, что нам нужно: узнать, почему наш ребенок плохо учится или к нему трудно найти подход и он совсем не слушается, хотя все врачи говорят, что он здоров. Почему он начал говорить первые слова только в два года, а соседская девочка в этом возрасте уже читает стихи? Но нейропсихология обычно ищет поломку. Если мозг здоров, то нечего и беспокоиться.

А родители, воспитатели, учителя все же беспокоятся и ищут специалиста среди педагогов, психологов, невропато­логов, нейропсихологов. Однако те, кто знает многое о здо­ровом мозге, не ориентированы на педагогику, не живут ее проблемами. А те, кто занимается педагогикой, не знают мозга. Так кто же сможет извлечь из наук о мозге те знания, которые необходимы, но совершенно недоступны ни педагогам, ни родителям? Где такая наука? Если ее нет, но она нужна,— значит, она обязана появиться. И мы начали ее создавать — новую науку нейропедагогику.

Эта книга — попытка взглянуть на ребенка с разных сторон. И как на биологическое существо, подчиняющееся жестким законам природы так же, как и все живые суще­ства. И как на индивида, т.е. существо особое, созданное в одном экземпляре, неповторимое, со своей линией разви­тия, заданной генетически. И как на маленького человека (личность), живущего в совершенно определенном общест­ве и в конкретный период развития этого общества, т.е. подчиняющегося законам развития психики, как общим, так и связанным с тем окружением, в котором он растет. И как на индивидуальность: человека со своим, пусть даже маленьким, опытом, своими вкусами и пристрастиями, привязанностями, интересами, своим характером и темпе­раментом, который по-своему видит, слышит и чувствует. Только познав и поняв, как развивается, растет, мыслит и чувствует именно этот ребенок, мы сможем помочь ему найти свое место в этом сложном мире, развить все те прекрасные возможности, которые именно ему даны при­родой, компенсировать то, чем природа, увы, его не одари­ла. А это значит — сделать так, чтобы его детство (пора, когда закладываются все наши будущие успехи и неудачи) было по-настоящему счастливым.

Задумаемся: а зачем человеку детство, и почему оно у нас такое долгое? Этот вопрос поставил в свое время великий советский психолог А. Н. Леонтьев. И сам от­ветил на него: такое долгое детство у нас потому, что мы, люди, в процессе длительной эволюции приобрели очень сложные, уникальные функции мозга, такие, как речь, речевое мышление, творчество, творческое, абстрактное, мышление, воображение и т.д., и поэтому требуется дли­тельное время, чтобы эти сложные функции мозга сфор­мировались.

Очевидно, что никакие инструкции, приказы и дирек­тивы не могут ускорить нейрогенетические и нейробиологические процессы развития мозга, а замедлить могут. Можно ли вообще строить новое здание или новую педаго­гику, не понимая значения фундамента?

К сожалению, сегодня в педагогической практике «можно» все: обучать, развивать, воспитывать, формиро­вать личность, не учитывая, не понимая, а чаще всего, просто не зная общих законов развития человека и его психики. Особенно это пагубно для малыша в дошкольном детстве, если в семье или в детском саду не понимают главного: как развивается мозг ребенка и зачем человеку детство.

Детство для человека — это уникальная пора развития всех психических функций, механизмов речи, речевого мышления, памяти, социальных эмоций, механизмов кон­троля произвольных движений, за которые ответственны высшие структуры мозга — его кора. За короткое время (до 7 лет) формируются у маленького ребенка разные типы мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное, аб­страктно-речевое, в основе которых лежат ассоциативные процессы, способность обобщать и строить систему обобще­ний. Ассоциативные процессы связаны с развитием функ­ций самых сложных систем мозга — ассоциативных лоб­ных и нижнетеменных областей, обеспечивающих общую стратегию функционального развития всего мозга.

По существу, за столь короткий период закладывает­ся основа всех психических функций ребенка, основа его дальнейшей активной жизни. И в этом — неповтори­мость детства. Вся система дошкольного воспитания, весь педагогический процесс направлен на развитие пси­хики, на формирование познавательных и эмоциональ­ных процессов, составляющих основу гармонического развития личности.

Перед нами встает второй очень важный вопрос: что развивают педагог и семья? Ответ: все педагоги в дошкольном образовании и в школе, в семье развивают самый глав­ный орган психики — мозг и все его многочисленные функции, регулирующие поведение ребенка, определяю­щие успешное обучение, творческое развитие личности. Но проблема в том, что многие педагоги об этом даже не дога­дываются. Поэтому в рамках одной педагогической прак­тики эту проблему не решить.

Требуется новая идеология, новые междисциплинные подходы, новая программа развития человека.

Это и определило создание нейропедагогики, объеди­нившей достижения многих нейронаук: нейроанатомии, нейроморфологии, нейробиологии, нейропсихологии.

Можно утверждать, что главная цель нейропедагоги­ки — помочь практике оптимально и творчески решать свои педагогические задачи, используя знания об индиви­дуальных особенностях мозговой организации высших психических функций.

Нейропедагогика — это новые экспериментальные дан­ные о разных типах функциональной организации мозга у мальчиков и девочек.

Нейропедагогика — это новые научные подходы к обу­чению и воспитанию мальчиков и девочек в семье, в до­школьных образовательных учреждениях и в школе. По­чему это важно? Потому что у мальчиков и девочек разный мозг, разные пути развития, а значит — им требуются разные программы обучения.

Итак, нейропедагогика — это новые знания о функцио­нальном развитии мозга ребенка, новые стратегии экспе­риментального исследования активного, осмысленного от­ношения ребенка к деятельности, новые научные програм­мы работы с детьми, новые нейропсихологические методы диагностики и прогноза психического развития, новые формы психологической коррекции поведения ребенка, новые типы дошкольных учреждений, где с помощью нейропедагогики формируется творческая педагогика, хорошо понимающая ребенка и способная раскрыть творческие возможности мозга.

Конечно, взяв на себя смелость ввести понятие «нейро­педагогика», авторы оказались у основания здания, кото­рое еще предстоит возвести. Эксперименты и научные на­блюдения с участием нескольких тысяч детей — лишь начало этой грандиозной работы. Но мы надеемся, что уже сейчас наша книга поможет преподавателям и родителям услышать и понять основные принципы нового подхода к педагогике и семейному воспитанию.

* * *

И педагогам, и вдумчивым родителям будет интересно узнать, на какие материалы опирались авторы при напи­сании этой книги, и какой смысл они вкладывают в неко­торые понятия.

Принципы выделения детей с разными типами органи­зации мышления подробно описаны в разделе «Загадки двух полушарий».

В книге часто сравнивается успеваемость детей разных типов в массовой школе, гимназии, при обучении по мето­дике Л. В. Занкова. Что скрывается за этими понятиями и как велась работа?

Чтобы глубже понять особенности развития ребенка, авторы начинали наблюдения за детьми в детском саду или в младших классах и заканчивали в старших классах нескольких учебных заведений С.-Петербурга.

Материалы по массовой школе получены в двух учебных заведениях, работавших по общепринятым программам.

Моделью гимназии послужила одна из гимназий обще­го типа, возникшая на базе «английской» школы. Пред­метное преподавание здесь ведется с первого класса, и с детьми работает не один педагог, а несколько учителей, каждый из которых ведет свой предмет. Английский язык изучается с первого класса, а с пятого — второй иностран­ный язык по выбору ученика. При поступлении в гимна­зию дети проходят конкурсный отбор, методика которого каждый год изменялась по рекомендациям авторов.

Результативность методики Л. В. Занкова по отноше­нию к детям разных типов изучалась в обычной начальной школе и на базе платного учебного центра «Талант». Со­гласно этой методике, уже в начальных классах теорети­ческие знания играют ведущую роль и обучение идет на высоком уровне сложности. На первое место выдвинуто общее развитие, а не конкретные знания и навыки, отсут­ствуют главные и второстепенные предметы, уже в началь­ных классах изучается естествознание, география, исто­рия. Поддерживается творческая обстановка, атмосфера сотрудничества между учителем и учеником, вырабатыва­ется истинное стремление к учебе, а оценки выставляются только за продолжительный период и не могут служить мотивом для обучения.

Эксперименты с фильмом-сказкой «Красная Шапочка» и рассказом «На льдине» носили научный характер. Впе­рвые регистрировались и изучались нейрофизиологически­ми методами не односложные реакции на простые раздра­жители, а подлинные переживания детей. Запись энцефа­лограммы велась с десяти датчиков, укрепленных на голо­ве ребенка над разными зонами коры. Одновременно реги­стрировались кожно-гальваническая реакция, миограмма и ряд других показателей. Параллельная запись фонограм­мы текста позволяла привязать полученные данные к со­бытиям рассказов с точностью до миллисекунды. Погру­жаясь в мир сказки или рассказа, дети быстро забывали об окружающей обстановке и датчиках и вели себя совер­шенно естественно. (Все же идея изобразить ребенка, «под­ключенного» к измерительным приборам, или поместить такую фотографию не вдохновила художника-оформителя этой книги.) Методики и результаты этих исследований опубликованы в специальных работах, в частности, в книге Т. П. Хризман, В. Д. Еремеевой, Т. Д. Лоскутовой «Эмоции, речь и активность мозга ребенка» (1991).

МАЛЬЧИКИ И ДЕВОЧКИ — ПОЧЕМУ ОНИ РАЗНЫЕ

Он родился. Она родилась.

Первый крик ребенка... И первый радостно-тре­вожный вопрос мамы: «Кто у меня, мальчик или девочка?» Сияющий молодой отец открывает дверь — и первый вопрос близких: «Ну, кто?» И гордый ответ отца: «Мальчик!»— или счастливый: «Девочка». Мы ждем не просто ребенка вообще. Мы пытаемся загадать, какого пола он будет, и торжественно покупаем розовую или голубую ленту, соответствующие распашонки и чепчи­ки. Нам очень важно, будет это сын или дочка, потому что, пока он не родился, мы думаем о будущем, мы представ­ляем его то малышом, топающим рядом с нами в забавных брючках на помочах, то малышкой в красивом платьице и с пышным бантом. То мы видим его или ее школьниками, то — юношей и девушкой. И мы понимаем, что от того, будет наш малыш мальчиком или девочкой, зависит, как сложится его, да и наша жизнь.

Но вот он родился. Наконец все родные, друзья и знако­мые уже знают, что у вас сын или дочь, страсти утихли и началась полная забот жизнь, которая, казалось бы, мало еще зависит от того, какого пола ваш ребенок: те же пелен­ки, те же бессонные ночи и проблемы с кормлением. И важность пола постепенно отходит куда-то далеко на задний план.

А может, и действительно у малышей до какого-то воз­раста нет разницы и мальчики развиваются так же, как девочки? Но до какого возраста? До тех пор, пока они не превратятся в юношей и девушек? Вы скажете: «Нет, ко­нечно, раньше: подростки, когда у них начинают разви­ваться вторичные половые признаки, уже разные». Так значит, до 10-12 лет? Но вспомните, в какие игры они играют уже в дошкольном возрасте. Даже если от старшей сестренки осталось много кукол, ваш мальчишка редко берет их в руки, а дочка значительно меньше брата инте­ресуется машинками и солдатиками. Даже девочка в 1-1,5 года уже качает в руках куклу, а мальчик ползает по полу с машинкой и громко «гудит». А рисунки! Девочки пяти лет заполняют альбомы бесконечными «принцесса­ми», а мальчики — машинами и сражениями, и никогда наоборот.

Счастливые родители, которые имеют детей разного пола, и воспитатели детских садов подтвердят это.

Итак, все дети развиваются по-разному. И уже к году различия в развитии психики мальчиков и девочек дости­гают такого высокого уровня, что проявляются в поведе­нии, в такой сложной деятельности, как игра. А это зна­чит, что у них по-разному организованы психические про­цессы, по-разному функционирует мозг — этот важней­ший человеческий орган, от развития которого зависит, каким станет ребенок, каков будет его интеллект, насколь­ко будет богата его эмоциональная сфера, хороша ли будет у него память, какие особенности мышления будут ему присущи. А мы, хотим мы того или нет, с самого первого дня не только ухаживаем за телом ребенка, но и участвуем в формировании его мозга. Но одинаковые ли результаты мы получим, одинаково воспитывая мальчика и девочку? Одинаков ли изначально их мозг?

Мы хорошо знаем, что мальчики при рождении обычно крупнее девочек, головка у них больше, больше вес. Но для разных детей все эти показатели могут перекрываться, и ваша дочка может весить больше соседского мальчишки. Единственное отличие, которое нас не обманет — половые органы (сразу оговоримся, что речь не идет о грубой пато­логии). Стоит запеленать ребенка или одеть ползунки — вот и нет половых различий. Так ли это?

Записывая биотоки мозга у совсем крошечных малы­шей (новорожденных и детей первых месяцев жизни), мы убедились, что мозг мальчиков и девочек уже в этом неж­ном возрасте работает неодинаково и в большинстве случа­ев, проанализировав взаимодействия электрических потен­циалов разных областей коры мозга: моторных, зритель­ных, слуховых или ассоциативных,— мы можем с боль­шой долей вероятности сказать, какого пола этот ребенок. Но ведь они только родились! Мы еще так мало успели дать им, мы еще почти не начали их воспитывать, а они уже разные. Их мозг готов впитывать информацию, готов воспринимать и анализировать все, что его окружает, и, в первую очередь, лицо, голос, прикосновения матери. Ока­зывается, органы чувств младенца уже настроены опреде­ленным образом и из всех звуков он выделяет звуки чело­веческого голоса (настроен именно на эти частоты), из всего зрительного ряда выделяет человеческое лицо. Но уже на первом месяце жизни процессы восприятия и ана­лиза информации мальчиком и девочкой различаются.

А как же наше одинаковое воспитание маленького сына и маленькой дочки? Да нет одинакового воспитания! Мы, взрослые, тоже дети природы и интуитивно чувствуем раз­ницу в их зарождающейся психике. И немного по-разному разговариваем с сыном и дочкой, используем немного от­личающиеся жесты и мимику. Но не у всех родителей это проявляется достаточно четко. У большинства очень скоро интуицию, направленную на ребенка, вытеснят чувства, связанные с собственным комфортом или дискомфортом. Специальные исследования показали, что родители чаще ругают мальчиков и более ласковы с девочками, даже если детям только по 2 года. Видимо, их раздражает «излиш­няя» подвижность мальчиков и их выраженная поисковая активность (всюду лезут, все ломают и портят). То есть на половые различия в психике детей мы реагируем разным к ним отношением.

Но есть и другая сторона. Свое отношение к ребенку мы подчиняем выработанным педагогическим правилам и тогда... прощай интуиция. «Ребенок в 2 года должен уметь...» И мы все силы бросаем на то, чтобы умел. А какой ребенок — мальчик или девочка? В педагогической литературе этот вопрос обычно даже не ставится. А ведь это важно. Даже очередность созревания разных психичес­ких функций у мальчика и девочки разные. Девочки обыч­но раньше начинают говорить, и все дальнейшее развитие психики проходит на фоне «оречевления». А у мальчиков то же самое происходит еще на наглядно-образном уровне. И это скажется в дальнейшем на особенностях и уровнях развития мышления: речевого, образного, пространствен­ного, логического или интуитивного. Значит, уже в ран­нем возрасте нельзя подходить с одной меркой к развитию психики мальчика и девочки.

Но во многих методических пособиях, рекомендациях, учебниках, книгах мы видим неумолимое: «Ребенок в 1 год должен..., в 4 года должен..., к 7 годам должен...». И приводятся таблицы по возрастам: что должен уметь бес­полый ребенок. А вот таблицы таких сравнительно мало существенных для будущей жизни ребенка (да простят нас педиатры) показателей, как рост и вес, составлены отдель­но для мальчиков и девочек. Значит, вес тела разный, вес мозга, соответственно, разный, а все то, ради чего сущест­вует это тело и этот мозг, то, что является результатом их деятельности (произвольные движения, восприятие и ана­лиз информации, мышление, память и т.д.) одинаковое? Конечно, нет.

Ну, предположим, мы вас убедили. «Хорошо»,— ска­жете вы: «Ну и что же? Пусть они разные, но что это меняет, чем поможет мне это знание? Мне как родителю или как воспитателю, учителю?» Не торопитесь. Мы вмес­те с вами сделали только первый шаг на пути к пониманию сложного мира мальчика и не менее сложного, но совсем иного мира девочки. Это только первая глава книги, кото­рая, мы надеемся, ответит на многие ваши вопросы, помо­жет открыть эти два мира.

К сожалению, каждый из нас сам смог побывать только в одном из миров: кто-то из вас еще помнит, как был маленькой девочкой, а кто-то — мальчишкой. Да и то, многое уже забылось. Нам не дано самим побывать в мире иного пола, пожить его проблемами, почувствовать его переживания, поболеть его болезнями, проникнуть в мир его мыслей, понятий, отношений, негласных правил. И поэтому иногда нам кажется, что этого второго мира и нет. Может быть, на словах мы и согласны, а чувства, не полу­чившие уроков той другой, чужой жизни, жизни предста­вителей противоположного пола, противятся: «Дети есть дети, и я была (был) маленькой и помню, что я никогда...» К сожалению, у нас нет другого образца, кроме самих себя. С этим образцом (а образцом ли?) мы и сравниваем своих детей или детей своего класса, группы: и мальчиков, и девочек.

Но если не дано нам пожить в этом чужом мире, то попробовать понять его мы обязаны, если хотим понять ребенка, помочь, а не помешать ему раскрыть те уникаль­ные возможности, которые даны ему своим полом, если хотим воспитать мужчин и женщин, а не бесполых су­ществ, потерявших преимущества своего пола и не сумев­ших приобрести несвойственные им ценности чужого пола. Итак, вот они перед нами: мальчики и девочки. Попробуем заглянуть под покров тайны, раскроем для себя загадки мира мальчиков и мира девочек.



Похожие документы:

  1. Влияние различий анатомо-физиологического развития, между мальчиками и девочками, на полоролевое воспитание. «Гендерная социализация» через музыкальную деятельность

    Документ
    ... вывод: мальчик и девочка - это два разных мира. Воспитывать, обучать и даже любить мальчиков и девочек надо по-разному. ... ребенку войти в современный мир? / Под ред. Т.В. Антоновой. М.,1995. «Девочки и мальчикидва разных мира» В.Д. Еремеевой, Т.П. ...
  2. Рекомендации нейропсихофизиологов для родителей будущих первоклассников (из книги В. Д. Еремеевой «Мальчики и девочки два разных мира»)

    Документ
    ... будущих первоклассников (из книги В.Д. Еремеевой «Мальчики и девочкидва разных мира»). Никогда не забывайте, что перед ... ровесников – мальчиков. Не забывайте, что мальчики и девочки по-разному видят, слышат, осязают, по-разному воспринимают ...
  3. Пер с англ. Н. М. Пивоваренок, Т. П. Романовой, Е. А. Яблочкиной Мастере У. и др

    Документ
    ... разложить одежду, предназначенную для мальчиков и девочек, в два разных ящика; однако способность определять ... подчеркивается доминирующее положение мужчин в мире; женщины упоминаются редко и ... окружающий его реальный мир в вымышленный мир своей мечты. ...
  4. Сценарий родительского собрания «Мальчик и девочка в семье. Проблемы и подходы в воспитании» (из опыта работы)

    Сценарий
    ... мире мальчиков и девочек ... мальчиков. Девочки особенно ос­тро нуждаются в сочувствии, сопереживании. Они имеют в среднем в два ... мальчиков и девочекразное жизненное назначение: хозяин и хозяйка в будущем; у девочек — женская линия развития, у мальчиков ...
  5. Мужчина и женщина: два пола – две биосоциальные системы

    Документ
    ... те и другие – это два разных мира. Известный американский психолог, описавший ... , достигшие определенного возраста, а мальчики пополняли ряды в коллективах охотников. ... любила». Эмоциональная привязанность к чужой девочке возникла, потому что у ...

Другие похожие документы..