Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
Настоящий стандарт разработан в соответствии с Программой стандартизации Национального объединения строителей на 2010 – 2012 годы, утвержденной Решени...полностью>>
'Документ'
Определение понятия «педагогический процесс». Характеристика и этапы педагогического процесса. Сложность и многогранность педагогического процесса дош...полностью>>
'Викторина'
Вашему вниманию будет представлен видеоролик, состоящий из 9 отрывков советских и российских художественных фильмов о Великой Отечественной войне. Каж...полностью>>
'Документ'
Это все наоборот: Елки в комнате растут, Белки шишек не грызут, Зайцы рядом с волком На колючей елке! Дождик тоже не простой, В Новый год он золотой, ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Ведущие рука, глаз, ухо и тип функциональной асимметрии мозга

Праворукие с ведущим правым глазом и правым ухом, как правило, левополушарники («мыслители»).

Праворукие с ведущими левым глазом и левым ухом, как правило, правополушарники («художники»).

Праворукие с ведущим левым глазом и правым ухом относятся к смешанному типу функциональной асим­метрии мозга (смешанный тип).

Праворукие с ведущим правым глазом и левым ухом относятся к смешанному типу функциональной асиммет­рии мозга (смешанный тип).

Высокая степень праворукости прямо связана с по­вышенной левополушарностью. Низкая степень праворукости может указывать на повышенную активность правого полушария. По этой причине группы право- и левополушарников могут распадаться на подгруппы с разными свойствами.

Леворукие составляют особую группу. Можно предпо­ложить, что как и в случае с праворукими, она рас­падается на несколько типов. Однако малочисленность леворуких пока не позволила собрать материал, достаточный для такого деления. Так что мы вынуждены говорить о группе леворуких только в целом и будем называть их просто левшами. Как правило, левши — ярко выраженные правополушарники.

Рис. 7. Сочетание ведущей руки, глаза, уха, степени праворукости вязаны с функциональной асимметрией мозга. Использование этих признаков — простой, но полезный способ заглянуть в «лабораторию межполушарного мышления» ребенка.

(В этом разделе мы пока лишь перечисляем основные типы ФМА и говорим, как их определить у конкретного человека. Свойства разных типов разбираются в различ­ных главах этой книги.)

Для выявления ведущей руки существуют специальные тесты. Однако они нужны скорее психологам, которые ра­ботают с малышами или должны обследовать большое число незнакомых детей. Родители и педагоги могут отне­сти ребенка к левшам или правшам, наблюдая за ним изо дня в день. Какой рукой ребенок обычно берет мелкие предметы, какой машет на прощание, какой рисует, пи­шет, бросает мячик и т. д.

Более 90% детей — правши. Но праворукость может быть выражена в разной степени. Высокая праворукость указывает на повышенную активность левого полушария. Для оценки степени праворукости используются неслож­ные тесты.

Определение степени праворукости

1. Раздавать карты (ведущая рука та, что расклады­вает карты).

2. Хлопать в ладоши (ведущая рука сверху).

3. Отвинтить гайку, накрученную на болт.

4. Погладить игрушечную зверюшку, держа ее в руке (ведущая рука гладит ).

5. Вдеть нитку в иголку (для малышей — палочку в кольцо ).

6. Показать, как зажигают спичку.

7. Открыть (отвинитить) пробку на пузырьке.

8. Проделать движение игры «Сорока-сорока» (рисо­вать пальцем одной руки круги на ладони другой).

Проводя эти тесты, необходимо придерживаться определенных правил.

Желательно как можно меньше показывать самому. Предметы располагаются таким образом, что их одинаково удобно взять и пра­вой, и левой рукой. Малышей тестируют в игровой форме.

Подростки не должны догадываться об истинной цели экспери­мента или, по крайней мере, не должны задумываться о ней. Напри­мер, следует говорить «покажи, как ты зажигаешь спичку», но не «какой рукой ты чиркаешь спичкой о коробок?». Последняя форму­лировка недопустима!

В каждом тесте одна рука играет более пассивную роль, а дру­гая — активную. Например, при раздаче карт, неведущая рука дер­жит карты, а ведущая — раздает их. При вдевании нитки одна держит неподвижно иголку (или нитку), а другая активно вдевает нитку в иголку ( или надевает ушко иголки на неподвижную нитку).

Если треть и более действий выполняется при более активной роли левой руки, следует считать праворукость низкой. Если из 8 заданий все 8 или 7 выполнены правой рукой, степень праворукости высокая.

Возможно, читая эту книгу, Вы решите, что низкая или высокая степень праворукости связана с какими-то неже­лательными качествами и попытаетесь изменить ее. Не

делайте этого. Ведущая рука, глаз, ухо, степень рукости — это лишь отражение того, как устроен мозг человека. Настойчивая, чрезмерная тренировка левой руки у правши

(как и правой у левши) не выработает желаемых качеств и может нанести ущерб ребенку, нарушив координацию совместной работы рук. Для определения ведущего глаза и уха мы использовали простые тесты, изображенные на рис. 8 и 9.

Рис. 8. Ведущий глаз определяется с помощью простого теста. Ребенку дают лист бумаги небольшим отверстием. Его просят держать лист на вытянутых руках и смотреть двумя гла­зами на переносицу взрослого, говорящего в нескольких метрах перед ним. При этом взрослому обычно виден либо правый, либо левый глаз ребенка.

Рис. 9. Для определения ве­дущего уха, ребенка просят по­слушать, тикают ли часики. Ма­ленькие часы должны лежать или висеть перед ребенком стро­го по центру. Для подростков тест необходимо маскировать под другое задание. (Например, без часов: «Проверим ваше вооб­ражение. Представьте, что на столе лежат крохотные часики. Не беря их в руки, наклонитесь и представьте, что слышите, как они тикают».)

Трудно быть левшой

Предпосылки к формированию центров речи именно в левом полушарии имеются уже у новорожденного, а боль­шая «аналитичность» левого полушария доказана даже у животных. Именно поэтому, если у человека происходит инсульт в правое полушарие, то паралич затрагивает левую сторону тела, а речь сохранятся; если в левое, то развивается паралич правой стороны тела и страдает речь. Такая картина наблюдается у подавляющего большинства людей, но не у всех. В некоторых случаях центры речи формируются не в левом, а в правом полушарии мозга. Эти люди обычно становятся леворукими.

Такую ситуацию легко объяснить тем, что если малень­кий ребенок, будущий правша, действует каким-то предме­том правой рукой, то мышечные и кожные ощущения (очень важные в этом возрасте) приходят в основном в левое полушарие и могут быть проанализированы, уста­новлены причинно-следственные связи, предмет мысленно назван и включен в систему других родственных предме­тов. Если же предмет находится в левой руке, то оценива­ются прежде всего такие его характеристики, как теплый-холодный, гладкий-шершавый, происходит эмоциональное его восприятие как целого, без расчленения на детали и классификации.

У маленького левши мы можем видеть обратную карти­ну. Когда ребенок просто стучит игрушкой по манежу, ему почти безразлично, какой рукой это делать, а вот когда он берет в руку ложку или тем более карандаш, то связь руки с речевым полушарием становится необходимой. Пред­ставьте, что ребенка-левшу заставили писать правой рукой. Информация об этом действии приходит в основном в левое полушарие, а центра речи там нет, побуквенный, послоговый анализ невозможен, тонкие движения пальцев анализируются плохо, а ведь именно это необходимо для выработки навыка письма, его автоматизма.

Но еще страшнее другое. Предположим, что нам с большим трудом удастся научить ребенка вырисовывать буквенные знаки правой рукой и он научится списывать текст из книги или с доски, писать под диктовку. Но в тех случаях, когда потребуется не просто списывание-срисовы­вание чужого текста, а собственная письменная речь, когда он начнет писать изложения и сочинения, праворукое письмо окажется несостоятельным. Поэтому пик обра­щений к специалистам за помощью по поводу катастрофи­ческих трудностей с письмом у переученных левшей при­ходится на возраст 10 лет.

Так, одна мама рассказала, что учительница в школе заставила ее сына-левшу писать правой рукой, говоря, что «и медведя можно научить танцевать». Она научила его владеть правой рукой при письме, но когда вырисовывание букв и слов должно было превратиться в письменную речь, в изложение мыслей, с таким трудом выстроенное здание праворукого письма развалилось. Мальчик стал испыты­вать колоссальные трудности, он не мог правой рукой вы­ражать свои мысли, а учительница, негодуя и обвиняя его в лености, засыпала его двойками.

Так кто виноват в его двойках? Да и не в двойках дело. Страшнее, что обратного пути нет, научиться писать левой рукой он уже вряд ли сможет - время упущено, в мозгу уже сложились определенные функциональные связи, ор­ганизующие процесс письма именно правой рукой. Сло­мать их и начать все сначала, но для левой руки, уже почти невозможно. Ребенку закрыли возможность овла­деть письменной речью, а значит создали ущербную лич­ность, закрыли многие пути для выбора профессии, для личностного роста. Но родители (и учителя), не зная или не желая знать этого, часто настроены таким образом, что боятся разрешить ребенку письмо или даже рисование левой рукой и хотят, чтобы он был «как все». Даже в нашем языке, а также в языках почти всех народов мира слово «правое» означает правильное, а левое — это что-то нехорошее (сравните: «правое дело» и «левые деньги»).

На следующей странице (рис 10) мы приводим письмо мальчика Алеши, 11 лет. Он левша, рисует левой рукой, до школы писал левой рукой печатными буквами. В школе Алешу научили писать правой рукой, но иногда, особенно на математике, он пишет левой. Сравните один и тот же текст, который он написал правой, а затем левой рукой. Вы увидите, что некоторые ошибки, допущенные при письме одной рукой, исчезают при письме другой. Это для нас (и для ребенка) важно, так как доказывает, что мозго­вые механизмы организации письма ведущей и неведущей рукой настолько отличаются, что в зависимости от того, какой рукой пишет ребенок, он делает больше или меньше ошибок, и сами ошибки могут быть разного типа.

Вы можете возразить, что знаете случаи, когда людей, предпочитающих в домашних и профессиональных делах употреблять левую руку, научили писать правой и ничего с ними не случилось. Но, во-первых, вы не знаете, как бы пошло развитие этого человека, если бы его не переучива­ли. Доказано, что среди непереученных левшей имеется тенденция к опережающему развитию. Как знать, что по­терял в своем развитии этот человек. Кроме того, следует учесть, что группа леворуких очень неоднородна: у одних из левшей центр речи находится в правом полушарии, а у других — в левом (как у правшей) или разнесен по обоим полушариям. Поэтому подход к ним должен быть индиви­дуальным.

В нормальном состоянии наш мозг не работает изолиро­ванно то правым, то левым полушарием. Но при болезнях мозга, когда страдает только одно полушарие, мы четко видим разницу в их функционировании. Некоторые кон­кретные примеры помогут вам убедиться в этом. Так, бол­гарский художник Бояджиев, который до болезни часто писал портреты, долго вынашивая замысел своего произве­дения, через некоторое время после инсульта в левое полу­шарие мозга вновь начал работать, но левой рукой. Манера его письма при этом резко изменилась. Появились пейза­жи. Теперь он не обдумывал заранее, что будет писать, а садился и сразу начинал работать «на одном дыхании». То ость это был уже как бы другой художник. Композитор Равель в той же ситуации продолжал сочинять музыку, но полностью утратил способность работать в песенном жанре. Это объясняется тем, что правое, образно-эмоцио­нальное, полушарие сохранило свои функций, а левое, ре­чевое — пострадало.

Иногда по медицинским показаниям проводят опера­цию по «расщеплению» мозга, при которой перерезают ос­новные нервные связи между полушариями (это 200 млн. нервных волокон). Полушария теряют возможность обме­ниваться информацией и действуют в определенной мере изолированно. Такой больной, собираясь к врачу, может правой рукой застегивать пуговицы на пальто (левое раци­ональное полушарие командует: «Надо!»), а левой рукой одновременно пуговицы расстегивать (правое эмоциональ­ное полушарие командует: «Не хочу!»). Однако в большин­стве своем эти люди, за исключением редких эпизодов, остаются личностно сохранными. Лишь в специальном ис­следовании можно увидеть, чем отличаются эти больные от здоровых, и «обратиться» отдельно к каждому полуша­рию мозга.

Представим такую картину: в кресле сидит больная, по обе стороны от нее находятся два экрана, на которых время от времени в случайном порядке на короткий про­межуток времени вспыхивают изображения. Вот на пра­вом экране появилось изображение чашки и погасло. Боль­ная сообщает, что видела чашку. Затем на левом экране появилось изображение ложки и тоже погасло.

— Что вы видели? — спрашивает врач.

— Ничего не видела,— отвечает больная.

Почему? Боковым зрением левого глаза она не могла не заметить картинку на экране. Почему же она не отвечает? Может быть, на самом деле не видела? Тогда на экране вновь появляется картина, но необычного содержания: на картинке обнаженный человек.

— Вы что-нибудь видели? — спрашивает врач.

— Нет, ничего не видела. А сама покраснела и хихикает.

— Почему же вы смеетесь?

— Ой, доктор, ну и машина у вас!

— А вы что-нибудь видели?

— Нет, ничего.

В чем же здесь дело? Больная, несомненно, видела картинку и эмоционально отреагировала на нее смехом. Но вся информация от левого глаза пришла в правое полушарие, а там нет центра речи. Передать информа­цию в левое речевое полушарие она не может, т.к. свя­зывающие их нервные пути перерезаны. (Все эти данные взяты нами из книги С. Спрингер и Д. Дейча «Левый мозг, правый мозг», 1983.)

Конечно, у наших детей оба полушария мозга имеют возможность обмениваться информацией, но при этом важно знать, что у детей скорость передачи информации ниже, чем у взрослых, а у мальчиков число соединяющих два полушария нервных волокон меньше, чем у девочек. Именно поэтому им труднее сопоставить информацию, об­рабатываемую в левом и правом полушарии. Например, если мы говорим малышу: «Ну, ты и молодец, все игруш­ки разбросал»,— он может не понять нашей иронии и счи­тать, что его похвалили, т.к. эмоциональная и рациональ­ная стороны высказывания противоречат друг другу. Ма­ленького ребенка в данном случае, хоть и очень условно, можно сравнить с больным, у которого «расщеплен» мозг.

Но вернемся к нашим левшам. Им такие операции де­лать ни в коем случае нельзя, так как последствия для них непредсказуемы. И у нормального леворукого ребенка наши неумелые и неграмотные педагогические воздейст­вия, стремление переучить ребенка наперекор природе, могут также привести к самым тяжелым последствиям.

Если у левши иначе устроен мозг, то значит и мышле­ние, и вся психика у него несколько отличаются от обыч­ного типа. Действительно, показано, что леворукие дети обычно более ранимы, эмоциональны, подвижны, вспыль­чивы, гневливы и тревожны. Они часто хуже привыкают к смене обстановки, впервые попадая в детский сад или школу. Леворукие дети обычно значительно тоньше чувст­вуют цвет и форму предмета, видят отличия между пред­метами даже тогда, когда праворукие считают их абсолют­но одинаковыми, т.е. более индивидуализируют окружаю­щий мир. Именно поэтому леворуких детей очень много в школах для художественно одаренных.

При обучении леворукие больше ориентируются на чув­ственные ощущения (зрительные, осязательные и др.), а не на речь, поэтому для лучшего понимания материала им требуется опора на рисунок или какое-то наглядное посо­бие. Для левшей обычно трудна работа в больших группах при жестко регламентированных условиях и строгом со­подчинении. Их стихия — индивидуальная работа, когда нет жесткого регламента, строгого подчинения чьему-то мнению, а важна собственная инициатива и интуиция.

Но группа детского сада и, тем более, школьный класс — это как раз и есть работа в жестком регламенте, когда вся жизнь в течение дня расписана заранее по вре­мени, месту и виду деятельности. Здесь не слишком ценят инициативу и интуицию, а ценят послушание и дисципли­ну. Вот откуда берутся трудновоспитуемые левши. Кстати, и часть правшей, имеющих определенные «левые» призна­ки, о которых мы будем говорить чуть позже, во многом сходны с левшами по своему психологическому статусу.

У леворуких детей чаще бывают неврозы. Однако это связано не только с их особой ранимостью, но и с тем, что в нашем праворуком мире они постоянно испытывают так называемый «декстрастресс» (правый стресс). Мы не заме­чаем, а леворукий сталкивается на каждом шагу с тем, что все окружающие предметы сделаны таким образом, что ими удобно пользоваться правше и очень неудобно или просто невозможно — левше. Даже двери открывать левше неудобно, осветительные приборы обычно располагаются слева и т.д.

В некоторых странах имеются специальные магазины, где левша может купить себе мясорубку, картофелечистку или швейную машину, приспособленную для работы левой рукой. У нас, к сожалению, пока этого нет. А пианино? Левши часто очень музыкальны, а ведь большинство му­зыкальных инструментов асимметричны. Это не может не сказаться на разработке методик обучения, которые на­правлены исключительно на праворуких детей. У леворуких же и здесь свои трудности.

А левшей в нашей стране очень много. В разных райо­нах страны их разное количество, но в среднем 4-7 человек на 100 жителей. В Соединенных Штатах Америки, напри­мер, их еще больше — 13%. Интересно, что среди послед­них президентов США очень много левшей. Вообще среди леворуких много выдающихся людей, таких, как Пабло Пикассо и Гай Юлий Цезарь, Леонардо да Винчи и Мике­льанджело, Бетховен и Чарли Чаплин. Известно, напри­мер, что Леонардо да Винчи часть рукописей написал зер­кально и справа налево. А леворукий Эрне Рубик приду­мал кубик, которым до сих пор увлекаются во многих странах мира.

Важно, что для создания такой игрушки необходимо прекрасное пространственное мышление, но и оно у левши носит совершено специфический характер. Сам Эрне Рубик объясняет, что для него маленькие кубики, из кото­рых состоит большой куб, не одинаковые, как для боль­шинства правшей, а все разные, «как листья на деревьях». И задача складывания кубика носит для него совсем иной характер (складывание узора из листьев), требует исполь­зования совершенно иных стратегий мышления. Это еще раз говорит о том, что мышление леворукого человека может быть иным, определяться иными закономерностя­ми, непонятными и недоступными праворуким.

Итак, среди леворуких очень много одаренных детей. В исследованиях по оценке творческих способностей в воз­расте от 7 до 20-ти лет показано, что у леворуких резуль­таты значительно выше, чем у праворуких. Почему же тогда в профессионально-технических училищах их всегда было больше, чем в старших классах школы (где остава­лись в основном самые «умные»), почему их много среди трудновоспитуемых подростков и алкоголиков? Почему среди рабочих левши встречаются почти в 2 раза чаще, чем среди работников умственного труда? Возможно, разгадка заключается в том, что мы не умеем учить леворуких детей. Часто праворукие родители, воспитатели, учителя не могут понять ребенка-левшу, не умеют объяснить ему непонятное, пользуются методиками обучения, не рассчи­танными на леворуких, не учитывающими особенностей их психики.

Именно поэтому, если вы воспитываете леворукого ребенка, не старайтесь сделать его таким, как все, больше доверяйте его природе, знайте, что он обладает такими уникальными задатками, которых нет у многих других и которые являются сильными сторонами его личности. Бой­тесь загубить эти задатки. Даже на самых ранних этапах развития психики праворукого и леворукого ребенка мы видим значительные различия, несомненно, связанные с особенностями функциональной специализации их левого и правого полушария.

Известный ученый Э. Питерс пишет о том, что сущест­вует два типа развития речи у детей: аналитический и гештальный («гештальт» — образ, форма). Дети с анали­тическим типом развития речи идут от отдельных слов к словосочетаниям, а затем к грамматически оформленному высказыванию. Как это происходит в жизни? Сначала ре­бенок может назвать кошку — «ки» (киса), потом, освоив другие звуки, — «китя», потом «китя патет» (кошка пла­чет — мяукает) и далее все сложнее и сложнее.

Дети с гештальным типом развития речи, а это в основ­ном левши и небольшая часть правшей, сразу строят нерасчлененный текст, то есть сначала строят предложение, в котором пока нет ни одного слова. Это выглядит как непонятное бормотание, имеющее мелодию речи. Затем ре-пенок начинает встраивать в это бормотание отдельные слова, которые он научился говорить. При этом для него важнее не точность воспроизведения звуков, а ритм и му­зыка слова. Кошку он никогда не назовет «ки», а скорее «титя» (измененное «киса»). Итак, ребенок-«аналитик» идет от слова к развернутому высказыванию, а «гештальтник» от развернутого высказывания к овладению отдель­ным словом. Именно из «гештальтников» часто вырастают художественно одаренные люди.

Значит, даже развитие такой сложной функции, как речь, идет у левшей и правшей (т.е. у детей с разными типами организации мозга) по-разному. Можно думать, что и другие психические функции формируются у них тоже неодинаково, просто это не так легко заметить, не так наглядно, как особенности развития речи. А дальше различия еще более углубляются, растут, как снежный ком. Но вернемся к предпочтению детьми правой или левой руки.



Похожие документы:

  1. Влияние различий анатомо-физиологического развития, между мальчиками и девочками, на полоролевое воспитание. «Гендерная социализация» через музыкальную деятельность

    Документ
    ... вывод: мальчик и девочка - это два разных мира. Воспитывать, обучать и даже любить мальчиков и девочек надо по-разному. ... ребенку войти в современный мир? / Под ред. Т.В. Антоновой. М.,1995. «Девочки и мальчикидва разных мира» В.Д. Еремеевой, Т.П. ...
  2. Рекомендации нейропсихофизиологов для родителей будущих первоклассников (из книги В. Д. Еремеевой «Мальчики и девочки два разных мира»)

    Документ
    ... будущих первоклассников (из книги В.Д. Еремеевой «Мальчики и девочкидва разных мира»). Никогда не забывайте, что перед ... ровесников – мальчиков. Не забывайте, что мальчики и девочки по-разному видят, слышат, осязают, по-разному воспринимают ...
  3. Пер с англ. Н. М. Пивоваренок, Т. П. Романовой, Е. А. Яблочкиной Мастере У. и др

    Документ
    ... разложить одежду, предназначенную для мальчиков и девочек, в два разных ящика; однако способность определять ... подчеркивается доминирующее положение мужчин в мире; женщины упоминаются редко и ... окружающий его реальный мир в вымышленный мир своей мечты. ...
  4. Сценарий родительского собрания «Мальчик и девочка в семье. Проблемы и подходы в воспитании» (из опыта работы)

    Сценарий
    ... мире мальчиков и девочек ... мальчиков. Девочки особенно ос­тро нуждаются в сочувствии, сопереживании. Они имеют в среднем в два ... мальчиков и девочекразное жизненное назначение: хозяин и хозяйка в будущем; у девочек — женская линия развития, у мальчиков ...
  5. Мужчина и женщина: два пола – две биосоциальные системы

    Документ
    ... те и другие – это два разных мира. Известный американский психолог, описавший ... , достигшие определенного возраста, а мальчики пополняли ряды в коллективах охотников. ... любила». Эмоциональная привязанность к чужой девочке возникла, потому что у ...

Другие похожие документы..