Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: общероссийское (более половины субъектов РФ) региональное (один субъект РФ) межрегиональное (менее половины субъек...полностью>>
'Документ'
23 октября 2013 года в ГБОУ ВПО МГППУ состоялся городской круглый стол «Инновационный потенциал развития Службы практической психологии образования в ...полностью>>
'Документ'
составлять памятки для пациента и его окружения по вопросам ухода и самоухода инфекционной безопасности, физических нагрузок, употребления продуктов п...полностью>>
'Документ'
Новоказанская начальная общеобразовательная школа - филиал муниципального автономного общеобразовательного учреждения Лопазновская основная общеобразо...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

ГЛАВА 2

РАЗВИТИЕ

ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ФЕВРАЛЕ-ОКТЯБРЕ 1917 г.

1. Февральская революция

и временное население России

Многомиллионная масса военных и гражданских пленных, бе­женцев и отходников — многообразная по национальному и со­циальному составу, политическим и религиозным убеждениям, культуре, воспитанию и традициям, правовому положению и по обстоятельствам, приведшим отдельные ее группы в Россию, — стала свидетельницей, а в части своей и участницей великих со­бытий, предопределивших исторические судьбы современного мира. Непосредственное начало этим событиям положило низвер­жение самодержавия, победа Февральской буржуазно-демократи­ческой революции в России.

Расстановка классовых сил, создавшаяся в ходе революции, привела к своеобразному переплетению двух властей — буржуаз­ной власти Временного правительства и власти трудящихся — Советов рабочих и солдатских депутатов. Преобладание в Советах сначала представителей соглашательских иартий — меньшевиков, социалистов-революционеров (эсеров) и т. д. — помогло укре­питься Временному правительству, продолжавшему проводить империалистическую, антинародную политику. Вместе с тем бур­жуазия была вынуждена временно примириться с существова­нием Советов, с выходом партии большевиков из подполья, с ши­рокой политической активностью масс. Массовое революционное движение народов России за мир, хлеб и социализм стало ока­зывать все более заметное влияние и на иностранных рабочих и крестьян из временного зарубежного населения России. Польские рабочие Петрограда, собравшиеся 1 (14) марта в клубе «Про-меиь» но случаю Февральской революции, в приветствии Петро-

47

градскому Совету рабочих и солдатских депутатов писали: «Мы всегда шли с вами рука об руку в борьбе против нашего общего врага — царского правительства, оплота всеобщей реакции. Мы приложим все свои силы, чтобы вместе с вами довести до побед­ного конца начатое дело свержения ненавистного самодержавия. Пусть ваша победа проложит пролетариату всех стран дорогу к решительному бою возрожденного Интернационала с капита­лизмом, который толкнул народы на теперешнюю кровавую резню...» 1 Содержание этого первого документа, которым польские рабочие в России откликнулись на революцию, показало высокую политическую сознательность широких кругов поль­ских рабочих-беженцев, в среде которых вели систематическую ра­боту тесно связанные с большевиками польские социал-демо­краты, а также деятели Польской социалистической партии-левицы (ППС-левицы). Такой зрелости нельзя было ожидать ни от отходников из стран Востока, ни от военнопленных, в мас­се своей вплоть до Февральской революции почти не имевших связей с российскими революционными организациями.

I Военнопленные выражали прежде всего свою радость по поводу свержения царя, установления республики и завоевания российскими трудящимися демократических свобод. 17 (30) марта группа пленных австрийских социал-демократов приветствовала в лице Киевского Совета рабочих депутатов «Российскую социал-демократическую организацию с восстанов­лением свободного строя и низвержением монархического ре­жима»2. 27 марта (9 апреля) чехословацкие военнопленные на митинге в Киеве приветствовали Петроградский, Московский и Киевский Советы «с установлением в России демократического строя»3. Группа германских военнопленных выражала в обра­щении к социал-демократической фракции Государственной думы «свои симпатии нарождению республики в России» 4. Соци­алистические элементы из среды военнопленных, обращаясь к российской социал-демократии, просили помощи в создании партийных, профессиональных и просветительных организаций, издании газет для военнопленных на их родных языках.

Большинство военнопленных и отходников, как и многие беженцы, радуясь ликвидации царизма, надеялось, что вслед за тем последует сравнительно скорое окончание войны, а еще до того наступит существенное улучшение их материального и правового положенрш. Они ожидали соответствующих действий от Временного правительства и от Советов. Эти иллюзии подогре­

1 «Promien» (Petrograd), 31.111 (13.IV) 1917.

2 «Борьба за власть Советов на Киевщине». Киев, 1957, стр. 22—23.

3 Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства Московской области (Далее — ГАОРСС МО), ф. 66, оп. 3, д. 1185, л. 2.

4 «Работница», 1917, № 4, стр. 6.

48

вались русской буржуазной и правосоциалистической печатью, не скупившейся на гневные слова по поводу страданий бежен­цев, отходников и военнопленных при царизме. Однако Времен­ное правительство стремилось сохранить без изменений положе­ние как военнопленных, так и других категорий временного населения России. По отношению к военнопленным, подчеркива­лось в указаниях Временного правительства местным властям, «все... распоряжения старого правительства остаются в силе»5. Еще 30 марта (12 апреля) 1917 г., а затем повторно 18 апреля (1 мая) министр внутренних дел А. Никитин распорядился усилить охрану военнопленных и учредить особую стражу за счет средств, удерживаемых с них самих6.

В ответ на массовые требования о предоставлении воен­нопленным политических прав и свобод ГУГШ 4 (17) апреля 1917 г. в специальном письме в ЦИК Советов рабочих и солдат­ских депутатов предупреждал, что «предоставленная военнослу­жащим свобода собраний, безусловно, не распространяется на военнопленных чинов неприятельских армий, так как они не являются полноправными гражданами России, а ее пленни­ками и как таковые не могут быть причастны к благам свободы, завоеванной гражданами России» 1. 9 (22) апреля последовал при­каз военного министра А. И. Гучкова, в котором сообщалось, что военнопленные в ряде обращений к правительству и об­щественным организациям просят о переустройстве их внутрен­него быта и о предоставлении им нрава свободного передвиже­ния, собраний и организаций. В приказе подчеркивалось, что это «такие требования, которые противоречат самому понятию состояния плена», и предлагалось «лицам и учреждениям, веда­ющим военнопленными, объяснить последним всю невыполни­мость их стремления и потребовать от них беспрекословного повиновения всем распоряжениям поставленных над ними властей» 8.

Новые власти чутко прислушивались к жалобам промышлен­ников на военнопленных, которые «своевольничают», «предъ­являют непомерные требования в отношении содержания, пищи, не подчиняются установленным правилам, отказываются от ра­бот», «пытаются примкнуть к теперешнему политическому и социальному движению» и, минуя администрацию, устанавли­вают связь с местными общественными организациями 9. 19 апреля (2 мая) А. И. Гучков отдает распоряжение: «Всех бунтующих

5 оп^дРС5ШННлЫ*8аРХИВ Свердловской облас™ (Далее-ГАСв.0), ф. 72,

- li0^0 М0' *■ 176' оп- Д- 68, л. 519. • ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 78, д. 84 л 4 ГАОРСС МО, ф* 176, од. 1, д. 68, л 141

5™2'9Ф32,18437' * 439' Л 2; ЦГА°Р СССР' * Ш' оп- 2- Д- 544,

4 Заказ М 294

49

пленных немедленно направлять в ближайшие лагеря, где при­менять к ним суровый режим и строгие наказания» 10._)Во испол­нение этого приказа, к примеру, пирятинский уездный комиссар распорядился всех военнопленных, уклоняющихся от работ, «подвергать самым жестоким наказаниям и затем назначать на самые тяжелые работы», создать немедленно «карательные от­ряды из милиционеров, которые должпы выезжать в те эконо­мии и крестьянские хозяйства, где военнопленные отказываются работать, и там поступать с такими военнопленными строго, смело, не останавливаясь и перед нагайками» п. Однако, как вы­нужден был признать А. Никитин, эти меры не дали результа­тов, тем более что вместо разогнанной революцией полиции военнопленных в ряде мест охраняла добровольческая мили­ция.

/ В защиту военнопленных решительно выступил революцион­ный авангард российского рабочего класса. Бюро ЦК РСДРП (б) в конце марта обратилось в Исполком Петроградского Совета с предложением немедленно начать расследование положения военнопленных и облегчить их участьл В обращении указыва­лось, что «всякий шаг, способствующий восстановлению взаим­ного доверия между рабочей демократией воюющих держав, ускоряет наступление часа мирных переговоров и что подобная мера, направленная к облегчению участи военнопленных, яви­лась бы достойнейшим шагом новой демократической России, покончившей с варварскими традициями России времен царского самодержавия, и перед лицом всего мира показала бы пример высокой человечности, на которую способна только революцион­ная рабочая и крестьянская демократия» 12. Однако это предло­жение было похоронено в комиссиях и отделах эсеро-меньше-вистским большинством Совета. (Тогда 30 мая (12 июня) орган ЦК РСДРП (б) журнал «Работница» публикует статью члена ЦК А. М. Коллонтай «Военнопленные солдаты — наши братья». В ней отмечалось, что за два с половиной месяца, прошедшие после свержения самодержавия, еще ничего не сделано для дей­ствительного облегчения участи пленных солдат. Поэтому долг передовых рабочих и работниц России взять на себя заботу о военнопленных. «Пусть буржуазия, — писала А. М. Коллон­тай,— пусть военные власти поднимают крик о том, что но время теперь думать о пленных, когда в самой России голод, разруха хозяйства. Мы ответим, что этой заботой о пленных товарищах мы показываем капиталистам-империалистам, что мы не можем, не хотим быть заодно с их гнусной политикой насилия и воен­ного самоуправства...» 13

10 ГАОРСС МО, ф. 176, on. 1, д. 68, л. 157.

11 «Пролетарии» (Харьков), 26.V (8.VI) 1917.

12 «Правда», 3 (16).VI 1917.

13 «Работница», 1917, № 4, стр. 5—6.

5Q

А. М. Коллонтай

В июне «Правда» публикует но­вую статью А. М. Коллонтай, призы­вающую партийные организации и местные Советы самостоятельно на­чать расследование положения военнопленных, а собранный мате­риал широко освещать в печати. «Правда» призывала советы вме­шаться в отношение военных вла­стей к пленным, потребовать прекра­щения произвола, добиться, чтобы пленных не назначали на изнури­тельные и непосильные работы, чтобы они не гибли от голода, исто­щения и цинги, отстоять их право получать вести с родины и трудовые гроши, посылаемые им родными. Газета предлагала организовать ре­гулярную доставку пленным социа­листической литературы и наладить издание специальной газеты с их

участием. «Пребывание в России сотен тысяч пролетариев из Центральных держав, — указывалось в статье, — надо нам использовать для того, чтобы укрепить с ними нашу мировую, партийную связь, чтобы дать окрепнуть чувству рабочей солидар­ности, нашего единства против общих врагов — империалистов всех стран. Русские рабочие и работницы должны показать на деле, что им одинаково ненавистно насилие, гнет, жестокость — от кого бы оно ни исходило: от германского ли генерала, от слуги ли Временного правительства» м.

| Между тем в первой половине 1917 г. количество занятых", на различных работах военнопленных превышало 1,5 млн. чело­век. При этом в четырех основных каменноугольных бассейнах страны — Донецком, Уральском, Подмосковном и Западносибир­ском— военнопленные составляли в среднем около 27% всех рабочих, в металлургической промышленности Юга России — около 26 %, в железорудной — около 60 %, в горнозаводской про­мышленности Урала — почти 30%. По неполным данным анкеты Особого совещания по обороне, военнопленные в 1917 г. состав­ляли более 10% рабочих даже на предприятиях, непосредственно работавших на войну 15.

1{ «Правда», 3 (16) .VI 1917.

15 ЦГВИА, ф. 1354, оп. 3, д. 575, лл. 1, 4, 30; ф. 2003, оп. 2, д. 550, лл. 17, 18, 58; «Статистика труда», 1918, № 2-3, стр. 31—32; «Материалы к учету рабочего состава и рабочего рынка», вып. II. Пг., 1917, стр. 18, 22, 23, 28, 48. 66, 116, 120, 121, 124; А. Ра шин. Формирование рабочего класса России. М., 1958. стр. 31; «Вопросы истории», 1960, № 10, стр. 94—95.

4*

51

Советы, профессиональные союзы и другие рабочие органи­зации России решительно требовали улучшения содержания и условий труда военнопленных. Нередко, минуя местные военные власти, они привлекали пленных к участию в политических ми­тингах и манифестациях, вмешивались во внутренний распоря­док лагерей, контролировали использование военнопленных на работах и т. д.

Подняв свой голос в защиту военнопленных, рабочий класс России начал борьбу и за улучшение положения рабочих-отход­ников, которые, по выражению одного из членов комиссии, об­следовавшей заводы Урала, «были более опутаны контрактами, чем военнопленные своим пленением» 16. Разжигая националь­ную рознь, используя религиозные предрассудки, труднопреодоли­мые языковые преграды, применяя репрессии к одним и подку­пая других, предприниматели при поддержке властей стремились противопоставить иностранных трудящихся друг другу и пре­дотвратить их совместные выступления. Одновременно предпри­ниматели встречали каждое требование местных рабочих угро­зами или отправить их на фронт, или заменить военнопленными и отходниками.

Гнев сотен тысяч российских пролетариев, лишившихся ра­боты из-за саботажа предпринимателей, решивших летом 1917 г. массовым закрытием предприятий подорвать революционную энергию пролетариата, капиталисты стремились также направить против военнопленных и иностранных отходников, якобы повин­ных в возраставшей в 1917 г. безработице.

Разоблачая маневры предпринимателей, большевистская печать еще в марте 1917 г. призвала потребовать распростране­ния законодательной охраны труда на ввозных рабочих и воен­нопленных, чтобы «превратить их из вынужденных конкурентов русских, рабочих в товарищей по общей борьбе» 11. В апреле 1917 г. Всероссийское совещание Советов приняло специальную резолюцию. В ней выдвигались требования прекращения ввоза восточных рабочих, привлечения к ответственности виновных за преступления, совершенные против них, пересмотра кабаль­ных контрактов, распространения иа эти категории трудящихся законов об охране труда и содействия возвращению на родину тем из них, которые не желают оставаться в России. Резолюция рекомендовала «товарищам на местах привлекать к участию в рабочих организациях, особенно в профессиональных союзах, ввозных рабочих, а также озаботиться изданием соответству­ющей агитационной литературы на языках ввозных рабочих» 18.

16 «Рабочий класс Урала в годы войны и революции в документах и ма­териалах», т. I. Свердловск, 1927, стр. 14.

17 «Социал-демократ» (Москва), 8 (21).III. 1917.

18 «Всероссийское совещание Советов рабочих и солдатских депутатов». М.—Л, 1927, стр. 302.

52

Группа польских социал-демократов на ■ первомайской демонстрации в Петрограде. 1917 г.

Большевистская печать требовала немедленного проведения в жизнь этой резолюции совещания. Она обратилась с призывом к пролетариям России прийти на помощь ввозным рабочим и, не дожидаясь пока на призыв съезда откликнется правитель­ство, создать возможность вернуться на родину тем из них, которые этого пожелают, а оставшихся приобщить к своей ра­бочей семье и добиться для них таких же условий труда, кото­рых они требуют для себя19.

Предпринимателям и правительству не удалось предотвра­тить создание широкого интернационального фронта трудя­щихся, направленного против эксплуатации и бесправия. Не­смотря на распоряжение Временного правительства и местных властей, 18 апреля (1 мая) 1917 г. тысячи военнопленных плечом к плечу с местными трудящимися приняли участие в первомай­ских манифестациях и митингах в Петрограде и Москве, Киеве и Харькове, Ростове и Одессе, Екатеринбурге, Томске, Красно­ярске, Иркутске, Чите, Орехово-Зуеве и во многих других горо­дах страны. «Первомайский праздник прошел великолепно», — констатировал на VII конференции РСДРП (б) делегат Ураль­ской партийной организации Я. М. Свердлов. Местные рабочие

19 «Вопросы страхования», 20 мая (2 июня) 1917, № 4, стр. 9—10.

53

организации не посчитались с постановлением министра Гучкова о воспрещении шествий военнопленных20. Понятно, что сам факт участия военнопленных (не говоря уже о беженцах и от­ходниках) в демонстрациях российского пролетариата свиде­тельствовал не только о политическом подъеме в их среде, но и о дружеском отношении, о внимании к ним большевистских организаций, Советов, профсоюзов, всех организаторов револю­ционных выступлений. Вместе с российскими рабочими ино­странные участники первомайской демонстрации выступали под лозунгами социализма, мира и интернациональной солидарности.

Весной 1917 г. внимание передовой общественности России привлекла борьба между владельцем Судженских угольных ко­пей Л. А. Михельсоном и шахтерами, 20% которых составляли военнопленные, а также китайские и корейские рабочие21. По ини­циативе созданных после революции Совета рабочих и солдатских депутатов, в состав которого входили военнопленные и отход­ники, и Союза служащих Судженских копей шахтеры в конце марта потребовали от владельца принятия немедленных мер по улучшению условий труда и жилищных условий, введения 8-ча­сового рабочего дня, ликвидации штрафов и вычетов, повышения заработной платы, уравнения оплаты труда военнопленных и русских рабочих, «исходя из точки зрения общности интересов русских и германо-австрийских рабочих в борьбе с капиталом» 22. В ответ на отказ Михельсона удовлетворить эти требования 29 апреля (12 мая) Совет рабочих и солдатских депутатов и Союз служащих изгнали администрацию и передали управление шахтами Совету по управлению копями, избранному рабочими и служащими23, и одновременно потребовали у Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и правительства кон­фискации копей у владельца. 4 (17) мая Михельсон, живший в Москве, распорядился объявить от его имени рабочим, что он готов повысить заработную плату русским и китайским шах­терам, но категорически отказывается увеличить оплату труда военнопленным, так как это якобы было бы равносильно уплате контрибуции врагам России24.

19 мая (1 июня) В. И. Ленин выступил в «Правде» со статьей «Еще одно преступление капиталистов», в которой при­вел телеграмму судженских рабочих Петроградскому Совету и правительству, характеризующую поведение администрации

20 «Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (б). Про­токолы». М., 1958, стр. 123.

21 «Знамя революции» (Томск), 21.VII (3.VIII) 1917.

22 «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 3 (16) .VI 1917.

23 Государственный архив Томской области (далее — ГАТО), ф. -133, on. 1, д. 570, л. 18; «Установление Советской власти в Кузбассе», Кемерово, 1957, стр. 70.

24 ГАТО, ф. 433, on. 1, д. 570, л. 58.

54

на шахте Михельсона как преступное и провокационное. В. И. Ленин предупреждал, что вся вина за дезорганизацию производства, безработицу и голод ляжет на Временное прави­тельство, не принимающее решительных мер для борьбы с са­ботажем углепромышленников25.

Попытка Михельсона, прикрывшись личиной патриота, рас­колоть интернациональный фронт шахтеров, противопоставить военнопленных русским и китайским рабочим вызвала гневный протест Совета рабочих и солдатских депутатов Судженки. Со­вет заявил в резолюции, что «... патриотизму он не намерен учиться у капиталистов, которые под ширмой патриотизма вы­звали братоубийственную войну...». Подчеркнув, что считает военнопленных свободными, Совет вновь категорически потре­бовал для них равной оплаты за равный с русскими рабочими труд26.

В поддержку судженских рабочих выступили шахтеры Ан-жерского, Кемеровского, Щербаковского и других казенных рудников, рабочие химических заводов Кемерова и ряда пред­приятий Томска27. Собравшаяся в середине июня в Анжерке конференция горнорабочих Кузнецкого бассейна решила уста­новить на рудниках одинаковую заработную плату для всех категорий рабочих28.

20 июня (3 июля) Исполком Судженского Совета преду­предил администрацию копей, что если военнопленные не полу­чат причитающейся им за апрель повышенной заработной платы, то они начнут забастовку, и остальные рабочие, согласно решению конференции в Анжерке, поддержат их, а вся ответ­ственность за забастовку как явно спровоцированную падет на владельца и администрацию29. Такие же решения приняли рабочие организации Забайкалья и окружной съезд Советов Урала, состоявшийся в Перми30.

Свидетельством ясного понимания передовыми пролетариями России своего интернационального долга являются специальные резолюции «О ввозном труде» и «О военнопленных», принятые 1 (14) июля 1917 г. съездом горнорабочих Западной Сибири по докладу одного из руководителей судженских шахтеров, боль­шевика М. М. Рабиновича. Съезд высказался за недопущение дальнейшего ввоза законтрактованных рабочих — китайцев, ко­рейцев, персов, японцев и других, за пересмотр рабочими орга­низациями кабальных контрактов, заключенных с уже иаходив-

25 В. И. Л е н и н. Полн. собр. соч., т. 32, стр. 123—<124.

26 «Установление Советской власти в Кузбассе», стр. 73.

27 «Знамя революции» (Томск), 23.VI (6.VII), 21.VII (3.VIII) 1917.

28 «Установление Советской власти в Кузбассе», стр. 81, 83; «Знамя рево­люции» (Томск), 23.VI (6.VII), 23.VII (5.VIII) 1917.

29 «Установление Советской власти в Кузбассе», стр. 81.

30 «Знамя революции» (Томск), 20.VIII (2.IX) 1917; «Борьба за власть Советов в Бурят-Монголии». Улан-Удэ, 1957, стр. 43.

55

шимися в России отходниками из стран Азии. Съезд потребовал расследования положения ввозимых рабочих и привлечения к от­ветственности лиц, виновных в совершении преступлений против них. Съезд постановил распространить на эту категорию трудя­щихся законы об охране труда, содействовать возвращению на родину тех из них, которые не желают остаться в России, и ре­комендовал привлечь рабочих-отходников к участию в рабочих организациях, особенно в профессиональных союзах31.

В резолюции того же съезда «О военнопленных» указывалось, что съезд не усматривает разницы между трудом военноплен­ных и русских рабочих и считает «необходимым в настоящее историческое время, в канун мировой пролетарской революции, ярко и резко подчеркнуть освобождение русских рабочих от шовинистических и милитаристских предрассудков и безуслов­ную солидарность и единение их с рабочими всех стран без различия шинелей». Съезд решил не считаться с запрещением принимать военнопленных в профсоюзы и больничные кассы, ибо оно «противоречит международной солидарности рабочего класса». Все вычеты из заработной платы военнопленных, сде­ланные ранее, было предложено изъять у администрации, и 50% от этих вычетов направить в ЦИК Советов для посылки русским военнопленным в Германию, Австрию и Турцию, 25% передать на нужды местных Советов и 25 — на нужды самих военноплен­ных с тем, чтобы эти средства расходовались под контролем Со­ветов, а военнопленные были привлечены к несению налоговых тягот наравне с русскими рабочими32. Следует отметить, что инициатива использования вычетов из заработной платы воен­нопленных принадлежала им самим. Местный комитет военно­пленных Судженских копей еще 2 (15) июня писал в обращении в Совет рабочих и солдатских депутатов, что, получая равную с русскими заработную плату, он отчисляет часть заработка (от 7 до 15%) с тем, чтобы она распределялась следующим об­разом: 30%—на семьи местных солдат, 30%—в стачечный фонд местных рабочих, 20% —для русских военнопленных в Гер­мании, Австрии и Венгрии, 10% —Совету рабочих и солдатских депутатов Судженских копей, 10%—на местную библиотеку33. Подобные решения принимали и организации военнопленных в других районах страны. Так, собрание группы военнопленных интернационалистов—социал-демократов при Ростово-Нахичеван-ском комитете РСДРП 25 июня (8 июля) записало в резолюции, что военнопленные сами постановили отчислить 35% из своего за­работка, «но только не в пользу капиталистов и казнокрадов,

31 «Знамя революции» (Томск), 15 (28).VIII 1917; «Установление Совет­ской власти в Кузбассе», стр. 99—115.

32 «Установление Советской власти в Кузбассе», стр. 114,

33 Там же, стр. 74—75,

56

а а, Нользу жертв капиталистов на фабриках и заводах» и пере­дает эти средства в больничные кассы34.

Вопреки усилиям русской буржуазии и ее правительства, ши­рившееся сопротивление военнопленных, беженцев и отходников режиму беззастенчивой эксплуатации сливалось со стачечной борьбой российского пролетариата. Еще в марте 1917 г. совместно с русскими рабочими бастовали военнопленные на уральском Кас­линском заводе, в апреле — на Рахмановском руднике Краматор­ского общества35, на ряде предприятий Киева36. В мае совместно с Советом рабочих и солдатских депутатов Надеяадинского за­вода выступила с требованием заключения коллективного до­говора, предусматривавшего одинаковую плату и рабочее время для всех категорий рабочих, местная организация военнопленных. В ответ на отказ администрации началась стачка37. В июле 1917 г. бастовали русские железнодорожники и военнопленные, работавшие на станции Верхняя Часовня (близ Симбирска), тре­буя улучшения жилищных условий, питания, повышения заработ­ной платы. Борьба длилась два дня и закончилась победой ба­стующих38. Совместно с русскими землекопами и дренажниками бастовали 700 военнопленных на Орской железной дороге39. Вместе с руководителями забастовки на машиностроительном за­воде в Балашове были брошены в тюрьму за поддержку бастую­щих все военнопленные, работавшие на этом заводе40.

Совместная борьба российских и иностранных трудящихся, в которую втягивались все более широкие массы военнопленных, беженцев, отходников, ускоряла начавшийся сразу я^е после Февральской революции процесс политической консолидации аван­гарда иностранных трудящихся в России.

2. Становление политических организаций иностранных трудящихся

После Февральской революции быстрее всего активизировалась и получила наиболее широкий размах деятельность вышедших из подполья польских и финских социалистических групп и органи­заций, издавна идейно и организационно тесно связанных с рос­сийским рабочим движением.

34 «Наше знамя» (Ростов-на-Дону), 29.VI (12.VII) 1917.

35 Н. А. Подо в. Революционные выступления военнопленных в годы первой мировой войны. — «Вопросы истории», 1963, № 2, стр. 84.

30 А. М. Лисецкий. Из истории пролетарского интернационализма.— «Труды Харьковского политехнического института», т. XLII, вып. 1, Харьков, 1961, стр. 77.

31 «Cecho-sloväci ve välce a v revoluci». Kijev—Moskva, 1919, str. 117—119.

38 Ф. В а л x а p, Л. Ф о р с т. Организация военнопленных в Симбирске. — «1918 год на родине Ленина». Куйбышев, 1936, стр. 136—137.

39 ЦГАСА, ф. 28361, оп. 3, д. 404, лл. 5—6.

40 «Былые иоходы». М., 1961, стр. 100.



Похожие документы:

  1. Трудящиеся зарубежных стран участники борьбы за власть советов на юге и востоке республики

    Документ
    ... пролетарского интернационализма, братской солидарности трудящихся зарубежных стран с рабочими и крестьянами Украины ... И. Пролетарский интернационализм в действии.— «Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции и гражданской войне». М., ...
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине «История государства и права зарубежных стран» по специальности 030501 «Юриспруденция и по направлению подготовки бакалавра 030500. 62 «Юриспруденция» Составитель

    Учебно-методический комплекс
    ... гг. «О стимулировании ассоциаций и заинте­ресованности трудящихся предприятий» и другие законы. Литература Гражданский ... истории государства и права зарубежных стран, М. 1984 4. История государства и права зарубежных стран. Т.2. /Под ред П.Н.Галанзы ...
  3. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов Часть 1 История государства и права зарубежных стран. Часть Учебник для вузов

    Учебник
    ... и права зарубежных стран Предмет науки истории государства и права зарубежных стран и ее ... надельно-арендной формы эксплуатации трудящегося люда. Земля стала ... условиям своей жизни приближалось к трудящемуся населению. Социальное расслоение в германских ...
  4. Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах средневековой Европы

    Документ
    ... государства и права зарубежных стран Тема 3. Государство и право в странах средневековой Европы. ... условиям своей жизни приближалось к трудящемуся населению. Социальное расслоение в ... Она была многонациональ­ной страной. В Австрии господствовало ...
  5. Стран латинской америки

    Документ
    ... производственного капитала которых размещается в ряде зарубежных стран. 196 лом обеспечивали сохранение экономической ... резким ухудшением материального и правового положения трудящихся. В странах с реформистскими конституционными режимами (Мексика, ...

Другие похожие документы..