Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Отчет'
Британское агентство QS (Quacquarelli Symonds), составляющее ежегодный мировой рейтинг вузов – QS World University Rankings, собрало на Конференции-вы...полностью>>
'Документ'
Казалось бы, "аниматор" - слово знакомое. В свое время нашумел фильм-ужастик "Аниматор", где главный герой оживлял страшных чудовищ, монстров, вылезаю...полностью>>
'Конкурс'
Проект «Путешествие к здоровью» объявляет международный конкурс на лучший видеоролик «Школьники – о здоровом питании и фермерстве». Работы принимаются...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Федеральным законом от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», статье...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

81 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 234.

34

В брошюре «Война и дороговизна в России»,изданной 1 (14) ноя­бря 1915 г. в Женеве, ЦК РСДРП призывал российских тру­дящихся добиваться повышения заработной платы и предупре­ждал, что господствующие классы не сделают этого добровольно. «В самом деле, — говорилось в брошюре, — зачем стараются при­везти китайцев, персов, корейцев? Зачем вымаливают промыш­ленники и помещики у правительства разрешения на применение труда военнопленных. . ? Все пущено для того, чтобы понизить заработную плату. . .» 82 Эта брошюра была доставлена в Россию, размножена Петербургским комитетом большевиков и получила широкое распространение в стране.

Организуя бойкот военно-промышленных комитетов, больше­вики указывали рабочим, что эти комитеты выступают пособни­ками царизма и российской буржуазии. В частности, в листовке Харьковского комитета большевиков, выпущенной в декабре 1915 г., сообщалось, что военно-промышленные комитеты доби­лись на время войны неограниченной эксплуатации женского и детского труда, а также «ввоза рабочих китайцев и корейцев, что еще более умножило безработицу» 83.

Большевики стремились использовать каждую легальную воз­можность, чтобы выступить против эксплуатации иностранных трудящихся, оказавшихся в России в годы войны. Так, в послед­нем, девятом, номере «Нашей газеты» от 13 (26) октября 1915 г. была опубликована статья Г. И. Ломова «В погоне за дешевыми рабочими», в которой автор разоблачил политику буржуазии и по­мещиков, накинувшихся на даровой труд военнопленных. «Воз­можность пользоваться этим трудом была так заманчива, что предприниматели и городские думы пробовали перейти на труд пленных.даже гам, где была безработица (Иваново-Вознесенск, Витебск). В сельском хозяйстве применение труда военнопленных сыграло роль прямого средства в борьбе за понижение заработ­ной платы, благо по отношению к пленным можно было прибегать к таким средствам воздействия, которые сильно напоминают вре­мена крепостного права. . . Теперь промышленники и правитель­ство озабочены применением труда китайцев, персов и других дешевых иностранных рабочих...» 84

Легальный большевистский журнал «Наше слово», издавав­шийся в Кинешме, писал по поводу ввоза иностранных рабочих: «Спекуляция невольниками XX века принимает широкие раз­меры. .. В результате на Урале, благодаря конкуренции китай­ских кули, заработная плата русских рабочих при росте доро­говизны не растет, а падает» 85. Большевистская печать отмечала

52 ЦГАОР СССР, Коллекция нелегальных изданий, № 4330, стр. 6.

13 '(Большевики в годы империалистической войны. 1914—февраль 1917»

М., 1939, стр. 90. !< «Наша газета», стр. 99—100. 15 «Наше слово», Кинешма, 1917, № 1, стр. 4.

3*

35

также, что иногда она понижалась до уровня заработка отходни­ков из Китая.

Эксплуатация труда военнопленных, ввозных рабочих и бе­женцев была раскрыта в работах большевика В. П. Милютина, посвященных рабочему вопросу в сельском хозяйстве России в годы мировой войны. Он отмечал, что за криками помещиков о недостатке рабочих как единственной причине недосева в сель­ском хозяйстве скрывалось «откровенное желание получить или принудительный труд военнопленных, или дешевый, вынужден­ный труд беженцев, или же желтый труд» 86.

Разоблачая принудительный характер дешевого труда военно­пленных, беженцев и ввозных рабочих, большевики подчеркивали, что правящие классы стремились и таким путем сорвать борьбу трудящихся против бесправия и нищеты. «На полях крупнейших землевладельцев, как и в предприятиях капиталистов, — писал М. С. Ольминский в статье „Что будет?", — раньше работали воль­нонаемные рабочие, имевшие возможность проявить недовольство уходом с работы, забастовками и тому подобное. А теперь рабо­тают совершенно бесправные чужестранцы... Их труд оплачи­вается много ниже труда вольных туземных рабочих. Их права сводятся к арестантскому положению, к рабству...» 87

Большевики призывали российских трудящихся взять отход-пиков «под свою защиту, ограждая их от чрезмерной хищниче­ской эксплуатации предпринимателей» 88. От имени революцион­ных трудящихся Г. И. Ломов писал: «Конечно, русские рабочие не будут бороться с пришлыми рабочими. Наоборот, они всеми мерами будут искать с ними единения для совместной борьбы с той эксплуатацией капитала, от которой одинаково страдают и русские, и иностранные рабочие. Давно указывается на то, что по своей сущности капитал интернационален. Русский рабочий класс должен также показать, что те персы, китайцы и другие несчастные кули, которых посредники готовы доставлять в „лю­бом количестве", причем расходы по перевозке уравниваются „низкой рабочей платой", встретят братский прием со стороны пролетариата России» 89.

В корреспонденции из Петрограда «Рабочие и беженцы», опуб­ликованной в «Нашей газете», сообщалось, что пролетариат сто­лицы не остался безучастным к своим братьям по классу и раньше, чем благотворительные организации, стал оказывать

*® В. П. Милютин. Рабочий вопрос в сельском хозяйстве. Пг., 1917, стр. 11. В основу этой кпиги, сданной в печать еще до Февральской революции, были положены статьи, опубликованные в «Трудах по изу­чению современной дороговизны Общества имени П. И. Чупрова для разработки общественных наук при Московском университете» (вып. III. М., 1915; вып. IV. М., 1916).

87 «Голос печатного труда», 1916, № 2, стр. 2.

88 «Вопросы страхования». Пг., 1917, январь, № 1, стр. 3,

89 «Наша газета», стр. 100—101.

30

рабочим-беженцам материальную помощь, содействовать в по­исках работы, знакомить с условиями труда и т. д.90 Так же по­ступали рабочие и в других промышленных центрах страны. По инициативе большевиков 25 августа 1915 г. в Саратове со­стоялось собрание представителей больничных касс, на котором было решено организовать комитет саратовских рабочих по оказанию помощи беженцам. В резолюции собрания заявлялось, что «пролетариат, руководствуясь товарищеской солидарностью и своими классовыми интересами, не может остаться безучастным к страданиям товарищей и не может допустить, чтобы предпри­ниматели, пользуясь их тяжелым положением, ухудшали мест­ные условия труда» 91.

Переселенцы из Австро-Венгрии, Германии, Греции, беженцы из Королевства Польского, Румынии, рабочие-отходники из Фин­ляндии, Персии, Китая, Кореи, военнопленные были полны все­возможных национальных, сословных, религиозных предрассудков, являлись носителями различного мировоззрения, представителями различных политических взглядов. Вместе с тем среди них было немало и тех, кто принимал активное участие в рабочем, профес­сиональном, а также национально-освободительном движении.

Оставшиеся на свободе члены СДКПиЛ (многие польские со­циал-демократы находились в тюрьмах) разворачивали работу среди беженцев. Религиозно-шовинистической пропаганде много­численных польских клерикально-националистических организа­ций они противопоставляли идеи пролетарского интернациона­лизма. В Петрограде вместе с большевиками работали польские социал-демократы Р. Арский, Ян Здехович, В. Вроновский, 36. Фаберкевич и др. Перед Февральской революцией они выпу­стили два номера журнала «Жичэ» («Жизнь»), который занял интернационалистскую позицию и много сделал для революцион­ного воспитания польских беженцев. Войдя в культурно-просве­тительное общество «Промень» («Луч»), руководимое либера­лами, социал-демократы использовали его для революционной ра­боты, для освобождения польских беженцев из-под влияния бур­жуазных националистов и шовинистов из ППС-«фракции». В ре­зультате были подготовлены условия для создания в подполье группы СДКПиЛ в Петрограде, оформившейся в ноябре 1916 г.32

Со своими соотечественниками польские революционеры рабо­тали и непосредственно, и через большевистские организации (в Ростове-на-Дону, Москве, Иркутске и т. д.). Для этого исполь­зовались и организации беженцев. Так, ссыльные большевики в Иркутске, возглавив городское попечительство о беженцах, ис­пользовали разрешенные полицией собрания не только для обсу­ждения беженских дел, но и для нелегальных бесед, вели рево-

60 Там же, стр. 48. 81 Там же, стр. 45.

и А. Я. М а н у с е в и ч. Польские интернационалисты..., стр. 48—57.

37

люциоиную пропаганду, вовлекая в движение молодежь из среды беженцев93. Под воздействием этой пропаганды польские рабо­чие-беженцы включались в забастовочное движение. Так, в апреле 1916 г., когда стачки охватили все железные дороги России, ба­стовали и 300 рабочих из Варшавы, занятых в Крюковских ма­стерских Кременчугской железной дороги94. В политических за­бастовках, прокатившихся по всем предприятиям Петрограда с 15 (28) декабря 1916 г. по 15 (28) января 1917 г., участвовали 400 рабочих с завода «Влохи» 95. Солидарность с рабочими Москвы продемонстрировали проведением стачек 9 (22) января 1917 г. 1600 рабочих Варшавского арматурного завода и 100 рабочих ме­ханического завода «Рон, Зелинский и К0» 96.

Постепенно в забастовочное движение российских трудящихся вовлекались и рабочие-отходники. Уже вскоре после прибытия рабочих-китайцев на шахты Кизеловского горного округа среди них начались волнения. 28 августа (10 сентября) 1915 г. произо­шло первое выступление в форме стихийного отказа от работы. В сентябре движение переросло в стачку. 110 активных ее уча­стники, обвиненных в агитации, были высланы царскими вла­стями в Китай97.

В январе 1916 г. в забастовку вылился и протест отходников из Китая, работавших на Белорецком заводе, против нарушения контракта98. Своих братьев по труду поддержали передовые ра­бочие Белорецкого завода. Одновременно забастовали китайские рабочие на шахтах Общества Кыштымских заводов ". Некоторые забастовки заканчивались кровавыми столкновениями. Так, 26 мая (8 июня) 1916 г. отказались работать около 400 лесорубов-китай­цев в Алаиаевоком лесничестве. Обороняясь, забастовщики всту­пили в схватку со стражниками. За это 238 человек были аресто­ваны и посажены в тюрьму в Екатеринбурге100. В октябре 1916 г. волнениями были охвачены лесорубы разных национальностей, занятые на работах Полевого строительного управления в Минской губернии, что вызвало сильное беспокойство властей. Минский гу­бернатор в письмах Департаменту полиции и начальнику снаб­жения Западного фронта от 24 октября (6 ноября) 1916 г., признав, что «администрация военно-полевого строительства грубо обра­щается с русскими и китайскими рабочими, игнорирует всякие за­

93 В. Бель м а н. Февральская революция в Сибири. — «Пролетарская ре­волюция», 1925, № 3, стр. 170.

34 ЦГАОР СССР, ф. 110, оп. 3, д. 4537а, л. 16.

95 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-во, 1917 г., д. 101, т, 4, л. 13.

00 «Рабочее движение в Москве в 1914—1917 гг.» — «Пролетарская рево­люция», 1923, № 2, стр. 490, 538.

97 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-о дел-во, 1915 г., д. 50, ч. 7, л. 41.

98 Там же, д. 133, л. 2.

99 «Рабочий класс Урала в годы войны- и революции в документах ы ма­териалах», т. I. Свердловск. 1927, стр. 109—171.

100 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-во, 1916 г., д. 133, л. 16.

38

конные требования рабочих, что вызывает среди них недовольство и волнения», с тревогой предупредил, т1то это может повлиять на мест­ное население, которое «вполне солидарно с этими рабочими» 101.

Активное участие в российском рабочем движении в период войны приняли и отходники из Персии. 9 (22) января 1915 г. они бастовали вместе с рабочими промысла Люборад на Челекене. Среди арестованных полицией руководителей стачки было пятеро персидских рабочих. В том же году на Челекене однодневной за­бастовкой отметили праздник 1 Мая рабочие промысла «Вишау», основную массу которых составляли отходники из Персии'02.

С осени 1915 г. в движение вовлекаются рабочие Баку. Одна из забастовок состоялась в сентябре на текстильной фабрике Тагиева. Ведущее место в этом выступлении занимали персид­ские рабочие 103. После 5-дневной борьбы фабрикант согласился на повышение расценок на 20% и сокращение рабочего дня до 10 часов. С требованием об увеличении заработной платы на 30% 17 февраля (1 марта) 1916 г. начали стачку рабочие Каспий-ско-Черноморакого товарищества, среди которых были и персид­ские рабочие 104.

В рядах бастующих рабочих-нефтяников находились и персы. В марте 1916 г. фабричная инспекция в связи с забастовкой 550 рабочих буровых партий акционерного товарищества «Молот» докладывала из Баку в Петроград: «Нельзя не отметить одного обстоятельства — роста активности мусульманской части рабочих, особенно персидскоподданных» 105. Совместно с рабочими-нефтя­никами других национальностей персидские отходпики участво­вали в забастовках на промыслах Российского нефтепромышлен­ного товарищества (летом 1916 г.), товарищества «Русская нефть» (конец 1916 г.), фирмы братьев Нобель и др.

В забастовочное движение втягивались и иностранные рабо­чие из других стран. Летом 1915 г. провели стачку итальянцы, занятые на Бухарской железной дороге. В конце года отказались работать на строительстве Мурманской железной дороги рабочие, вывезенные из Канады. Во всеобщей стачке в Горловке весной 1916 г. приняли участие эмигранты из Сербии и Болгарии. После ее вооруженного подавления болгарские подданные братья Каражаловы были арестованы как руководителя выступления на одной из шахт округа. Не оставались в стороне и отходники-ра­бочие из Кореи. В январе 1917 г., требуя повышения заработной платы, забастовали 130 корейцев, работавших на строительстве

11 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-во, 1916 г., д. 133, л. 77.

2 А. А. Росляков. Революционное движение и социал-демократиче­ские организация в Туркменистане в дооктябрьский период Г1900— ^ март 1917 г.). Ашхабад, 1957, стр. 235. k

!S В. В. П о к ш и ш е в с к и й. Указ. соч., стр. 53 4 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-во, 1916 г., д. 5, ч. 2, л. 17. 15 В. В. II о к ш и ш о в с к и й. Указ. соч., стр. 52—53.

39

Крымской железной дороги, за что и были уволены администра­цией 106.

Военнопленные, работавшие на строительстве и ремонте же­лезных дорог, в шахтах, на заводах, в помещичьих имениях, ши­роко прибегали к отказу от работы, к стачкам как средству борьбы против произвола, за улучшение условий труда и содержания. Первые сведения об их выступлениях относятся уже к началу 1915 г. Газета «Новое время», сообщая 27 февраля (12 марта) о при­влечении военнопленных к различным работам по месту расселе­ния в Сибири, отмечала и случаи отказа от их исполнения. Одна из первых забастовок военнопленных произошла 16 (29) мая 1915 г. на Риддеровском руднике. В ней участвовало 60 человек. Летом начались волнения и среди военнопленных, работавших на железных дорогах. 17(30) июня начальник Московско-Камышин-окого жандармско-полицейского управления доложил штабу От­дельного корпуса жандармов, что занятые на ремонте Сызрано-Вяземской железной дороги пленные бастуют и требуют оплаты труда. В Туле стачка приобрела длительный и массовый характер, хотя против пленных были приняты полицейские меры 107. Одно­временно в июне 1915 г. начались волнения военнопленных на строительстве железной дороги Минусинск—Ачинск. На станции Сон военнопленные венгры группами по 30—40 человек бросали работу, настаивая на улучшении содержания. Для подавления этих выступлений на строительство прибыла из Минусинска воинская команда, а из Красноярска — отряд казаков. Отказ от работы, стачки отмечались ж среди военнопленных на строительстве Мур­манской железной дороги. В августе 1915 г. на Бухарской же­лезной дороге пленные заявили администрации, что «их ника­кими силами заставить работать не могут» 108. На строительстве железной дороги Казань—Екатеринбург стачки военнопленных были поддержаны работавшими там же русскими рабочими.

Волнения и отказы от работы наблюдались и среди военно­пленных, переданных в распоряжение землевладельцев. Об этом говорилось в письме ГУГШ в штаб Московского военного округа от 9 (22) июня 1915 г., в циркулярах саратовского губернатора уездным земским управам и начальникам полиции от 6 (19) и 23 июля (5 августа) и в других документах109. Об отказе военно­пленных работать в имении помещика Буше сообщил Департа­менту полиции в донесении от 27 июля (9 августа) 1915 г. туль­ский губернатор.

Царские власти основной причиной ширившегося движения военнопленных считали не тяжелые условия труда и содержания, а слабый надзор, даже свободу, якобы предоставленную пленным

106 ЦГАОР СССР, ф 110, оп. 3, д. 4523, л. 71.

107 Там же, д. 4051, л. 53.

108 Н. А. Попов. Революционные выступления военнопленных в годы первой мировой войны. — «Вопросы истории», 1963, <№ 2, стр. 77.

109 ЦГАОР СССР, ф. 767, on. 1, д. 233, л. 42 и др.

40

на работах. Было решено надзор за военнопленными, работав­шими на железных дорогах, возложить на железнодорожную жан­дармскую полицию. Военное же министерство с целью подавле­ния выступлений военнопленных разрешило губернским властям и органам полиции налагать на бастовавших административные взыскания вплоть до ареста. Кроме того, различными служеб­ными инстанциями был издан ряд циркуляров об усилении над­зора за военнопленными, о полной их изоляции от населения России. Но эти меры желаемых результатов не дали.

Напротив, с осени 1915 г. в борьбу включились военноплен­ные, переданные частным промышленным предприятиям. 1 (14) ок­тября 1915 г. бросила работу . партия военнопленных, занятая в лесничестве, принадлежавшем Старо-Лялинскому заводу на Урале. Произошло столкновение со стражниками. Активные участники выступления М. Шнейдер, В. Мазурик, Ф. Гениш были арестованы110. Вспоминая о пребывании в казалинском лагере, Э. Хорти, венгерский профсоюзный деятель, сообщал, что военнопленные уже «осенью 1915 г. стали отказываться от выхода на работу» 111. Волнение, возникшее в лагере 28 октября (10 ноя­бря), было подавлено силой оружия. Объясняя его причины, начальник Туркестанского военного округа писал в Военное ми­нистерство, что «многие военнопленные всегда старались укло­няться от работ» 112. В начале 1916 г. бастовали военнопленные на заводе в Сарапуле, в шахтах Экибастуза и т. д.

Если первые выступления военнопленных солдат носили не­редко характер стихийных отказов от работы, вызванных отчасти и шовинистической пропагандой офицеров, и слухами о возмож­ных после возвращения из плена репрессиях, и требованием со­блюдать Гаагскую конвенцию, запрещавшую труд на предприя­тиях, выпускающих военную продукцию, то зимой 1915/16 г. движение военнопленных приобретает более организованный ха­рактер; становятся все более заметными элементы антивоенной направленности и пролетарской солидарности.Военнопленные, во главе которых стояли венгры (Донсай, Сендери, Кирош, Лукач и др.), участвовали в январе 1916 г. в забастовке рабочих метал­лургического завода в Таганроге113. 7 (20) апреля 1916 г. перм­ский губернатор доложил Департаменту полиции, что на Старо-Лялинском заводе «военнопленные в числе 200 человек, подстре­каемые кем-то, бросают работу». В ходе расследования выясни­лась причастность к выступлению рабочего завода А. В. Зубкова, советовавшего военнопленным «предъявить требования об увели­чении поденной платы и улучшении пищи» ш. Стачку 300 военно-

110 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 2-е дел-во, 1915 г., д. 216, лл. 10—11.

111 «Венгерские интернационалисты...», стр. 26.

112 ЦГДОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-во, 1914 г., д. 141, ч. 69, л. 7.

113 Н. Ä. Попов. Революционные выступления..., стр. 78. Iй ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-во, 1917 г., д. 50, ч. 7, л. 74.

41

пленных-рабочих на заводе в Гусь-Хрустальном возглавляла ре­волюционно настроенная группа, вскоре арестованная поли­циейП5. По сообщению полиции, 19 военнопленных — чехов и словаков, находившихся в экономии братьев Бобринских в Чиги­ринском уезде Харьковской губернии, 18 апреля (1 мая) 1916 г. «уклонились от работ, считая этот день Первым мая (по новому стилю) —праздником рабочих»116. За верность международной солидарности все участники стачки находились семь суток под ) арестом. Однако репрессии не пугали забастовщиков. (В мае | 1916 г. произошла заранее подготовленная стачка 129 военно-) пленных, занятых на погрузке угля в Мариупольском порту. Три ее организатора были преданы военно-полевому суду, а все остальные участники отправлены в распоряжение исправников Бахмутского, Славяносербского и Верхнеднепровского уездов.

Большое воздействие на рост политической активности воен­нопленных оказали стачки местных рабочих. Так, например, бо­лее 1600 пленных явились свидетелями забастовки 7 тыс. рабочих Днепровского металлургического завода в Екатеринославской гу­бернии, которые в течение апреля 1916 г. отстаивали требование об увеличении расценок и победили. В конце мая 500 военноплен­ных, доставленных на этот завод, «категорически, — как подчер­кивалось в записке Военного министерства, — отказались рабо­тать, почему пришлось всю партию отправить с завода»117. ' Не осталась бесследной для военнопленных, работавших на шах­тах, всеобщая стачка в ..Шебалино-Горловском районе (Донбасс) в апреле—мае 1916 г., /забастовки на заводах Урала. Именно после ряда забастовок русских рабочих Усть-Катавского завода выступили и военнопленные. Только после того как полиция аре­стовала 129 бастовавших военнопленных и пригрозила им судом, они возобновили работу 118.

В министерства — военное, торговли и промышленности, зем­леделия, внутренних дел — все чаще стали поступать сообщения о волнениях и стачках военнопленных. Губернаторы докладывали, что «случаи самовольного ухода военнопленных с работ стали учащаться» 119. В царских канцеляриях заговорили о забастовках пленных как явлении, совершенно недопустимом «с точки зрения авторитета государственной власти» т. Вопрос о борьбе с вы­ступлениями военнопленных был обсужден на совещании губер­наторов, созванном в конце апреля 1916 г. председателем Совета министров Б. В. Штюрмером. Все губернаторы утверждали, что «военнопленные предъявляют во многих случаях незаконные тре-

us Н. А. Попов. Революционные выступления..., стр. 78. "б ЦГАОР СССР, ф. 110, оп. 3, д. 4051 (россыпь).

117 ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1065, л. 78.

118 ЦГАОР СССР, ф. 110, оп. 3, д. 21, л. 456.

119 Там же, д. 4051 (россыпь).

120 ЦГВИА, ф. 369, оп. 9, д. 9, л. 2,

42

Братание на фронте

бования и отказываются от работ»121 и что отказ — «явление заурядное» т. Единственной причиной этого была признана не­достаточность мер наказания. Штюрмер доложил Николаю II, что совещание высказалось за применение к стачечникам из среды военнопленных «строжайших карательных мер» 123. 26 мая (8 июня) 1916 г. МВД, предоставив губернаторам право наказы­вать пленных тюремным заключением до трех месяцев, указы­вало, что «должны быть беззамедлительно приняты самые реши­тельные меры к прекращению самовольного ухода и отказа военнопленных от работ» 124. ГУГШ дало указание военачаль­никам оказывать гражданским властям содействие в подавлении выступлений военнопленных125. Генштаб настаивал на строгом соблюдении обособленного казарменного размещения военноплен­ных на работах12а.

Революционное движение в стране, расшатывая самодержав­ный строй, делало недостаточно эффективным и существовавший режим содержания военнопленных. Уже в 1915 г. МВД обращало внимание губернаторов на то, что военнопленные находятся в по-

121 «Русское слово», 11 (24) .VI 1916.

152 «Красный архив», 1929,'№ 33, стр. 156.

ш Там же, стр. 148.

126 ЦГВИА, ф. 369, оп. 9, д. 9, л. 4. 126 Там же.

43

стоянном общении с местным населением 127. Между российскими трудящимися и их зарубежными братьями по классу, несмотря на все запреты, языковую разобщенность, устанавливались дру­жественные связи. Так, начальник Ярославского губернского жан­дармского управления донес 5 (18) мая 1916 г: Департаменту по­лиции, что проживавшие в Солигаличе поляки-военнопленные «пользовались почти полной свободой, имели возможность вести агитацию среди соприкасавшихся с ними русских чинов» 128. По­мощник начальника Харьковского губернского жандармского управления по Изюмскому уезду сообщал 5 (18) июля 1916 г., что заводская полиция заводов Краматорского металлургического общества не следит за военнопленными, которые «посещали квар­тиры рабочих этих заводов, заводили знакомства.., пользова­лись полной свободой» 129.

Передовые рабочие России настойчиво проводили в жизнь лозунг партии большевиков о братании с рабочими-военноплен­ными, видели в них братьев по классу и союзников по борьбе. Рассказывая о работе пленных на строительстве железной дороги Данилов—Буй, ветеран венгерского рабочего движения Р. Гара-шин подчеркивал: «Лагерная жизнь и жестокость охранников смягчались только дружелюбием и сочувствием, с которыми отно­сились к нам русские рабочие и инженеры» 13°. Вспоминая о ра­боте в одной из типографий Киева, словак И. Лобуда отмечал, что он и его товарищи политически воспитывались российскими пролетариями, работавшими вместе с ними ш.

I Российские трудящиеся активно поддерживали справедливую борьбу военнопленных против рабских условий труда. Когда власти учинили расправу над военнопленными, работавшими на Софийском руднике в Донбассе, все горняки в знак протеста про­вели стачку солидарности. Осенью 1916 г. рабочие-военнопленные участвовали в забастовке текстильщиков Рождественской ману­фактуры Берга в Твери. Военнопленные во главе с венгром Гол-лендером во время стачки поддерживали связь с большевиками. «Это было первое выступление, — вспоминал Голлендер, — когда мы шли вместе с русскими рабочими» 132. Рабочих Рождествен­ской мануфактуры поддержали стачкой солидарности ткачи фаб­рики Морозовых. Больше недели продолжалась борьба за увели­чение заработной платы. Владелец закрыл предприятие и уволил всех рабочих. Голлендер, Гросс, Фидлер и другие военноплен­ные — активные участники стачки — были арестованы. Во время

127 ЦГАОР СССР, ф. ДП, Особый отдел, 1916 г., д. 329, ч. 1, л. 267.

128 Там же, л. 118.

129 Там же, л. 221.

130 «Венгерские интернационалисты...», стр. 24U.

131 «Былые походы». М., 1961, стр. 73—74. _ /„„,„,. >32 Центральный государственный архив Советской Армии (далее -

ЦГАСА), ф. 28361, оп. 3, д. 370, л. 3.

44

забастовки шахтеров Кадиевского рудника на работу не вышли и военнопленные. Их представители входили в образованный боль­шевиками стачечный комитет. В большевистской организации на Днепровском заводе работал военнопленный солдат австро-венгер­ской армии Ф. В. Карабец 133. Немецкий военнопленный, социал-демократ с 1910 г. О. Мориц, работавший летом 1916 г. формов­щиком на Кыштымском заводе, помогал в печатании и рас­пространении большевистских листовок, вместе с русскими революционными рабочими вел среди военнопленных антивоенную агитацию. В результате все рабочие завода участвовали в заба­стовках 134.

В 1916 г. стачки и волнения военнопленных приобрели ши­рокий размах. Прошли забастовки на Надеждинском заводе, на торфоразработках во Владимирской губернии, в лагерях Крас­ноярска и Сретенска, на строительстве железной дороги Дани­лов—Буй, на ситценабивной фабрике в Оханске, в помещичьих экономиях Волчанского уезда Харьковской губернии и др.135 Лишь в одной Московской губернии зимой 1916/17 г. было про­ведено не менее семи стачек военнопленных136. В лагерях, на ра­ботах, везде, где концентрировались крупные контингенты военно­пленных, происходила постепенная организационная консолида­ция единомышленников. В донесении начальника Ярославского губернского жандармского управления в Департамент полиции от 5 (18) мая 1916 г. отмечалось, что военнопленные «группи­руются по политическим партиям, а не по вероисповеданию или национальности» 137. В лагерях оказалось немало революционных социал-демократов, отправленных на фронт за их «неблагонадеж­ность». Пребывание в России, общение с передовыми русскими рабочими и установление связей с большевиками помогло им осознать свои задачи в плену. Среди военнопленных начинают возникать революционные группы.

Одна из первых подпольных антивоенных групп возникла в мае 1915 г. в лагере военнопленных в Ташкенте. Ее организа­тором явился венгерский рабочий, социал-демократ с 1899 г. Я. Ивани. При помощи солдат из охраны лагеря члены группы получали революционную литературу, разъясняли военноплен­ным грабительский характер войны. За организацию антивоен­ного собрания Я. Ивани был арестован и несколько месяцев сидел в тюрьме в Оренбурге138. Интернациональная революционная группа стала действовать в первой половине 1916 г. в томском

133 ЦГАОР СССР, ф. ДП, Особый отдел, 1916 г., д. 5, ч. 22, л. 4. 131 «Поворот мирового значения. Воспоминания немцев — участников Ве­ликой Октябрьской социалистической революции». М., 1964, стр. 135.

135 ЦГАОР СССР. ф. ДП, Особый отдел, 1916 г., д. 329, ч. 1, лл. 71, 237; ф. НО, он. 3, д. 1065, л. 156 и др.; ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, д. 1065, л. 156.

136 А. X, К л е в а н с к и й. Военнопленные Центральных держав..., стр. 33.

137 ЦГАОР СССР, ф. ДП, Особый отдел, 1916 г., д. 329, ч. 2, л. 118.

138 ЦГАСА, ф. 28361, оп. 3, д. 403, л. 5; д. 404, лл. 2-3.

45

лагере военнопленных. Ее организаторами были венгры Ф. Мюн-иих и К. Рейнер, немец М. Юнг и другие левые социал-демо­краты. В лагерь начала нелегально поступать социалистическая литература, которая переводилась и изучалась. Группа выпускала рукописную газету и распространяла ее среди военнопленных. Связи с большевиками имели и члены революционной группы военнопленных в Иркутске во главе с немецкими социал-демо­кратами А. Штиллером и И. Шнейдером. Они вели антивоенную пропаганду среди военнопленных, работавших на предприятиях в предместьях — Глазкове и Знаменском. Интернациональный со­циал-демократический кружок действовал в песчанском лагере военнопленных. Через рабочего из Будапешта Ф. Штейнгардта кружок был связан с ссыльными рабочими-большевиками т.

Интернациональные связи были сильны между военноплен­ными красноярского лагеря, среди которых было несколько сот человек, принадлежавших к немецкой, австрийской, венгерской, чешской, польской и румынской социал-демократии, и русскими рабочими. Революционная группа этого лагеря во главе с не­мецким солдатом социал-демократом Г. Кольгофом установила через рабочих строительной команды связь с местными акти­вистами из страховых касс и большевиками140. Подпольные ре­волюционные группы и кружки действовали среди военноплен­ных на Надеждинском заводе во главе с Т. Самуэли, в омском лагере военнопленных во главе,с К. Лигети, в Оренбурге, Крас-! иоярске, Курске, Твери и т. д.(В Донбассе, в районе Макеевки, I возникли две революционные группы — немецкая и австрийская, | насчитывавшие перед Февральской революцией около 40 чле-| нов ш. Информируя в декабре 1916 г. В. И. Ленина о партийной работе в Донбассе, Бюро ЦК РСДРП, в частности, сообщило: «В районе много военнопленных-рабочих (австрийцев). Отноше­ние между ними и рабочими самое лучшее. Военнопленные орга­низуются и стараются примкнуть к нашим организациям»ш. Участие иностранных трудящихся в 1915—1916 гг. в борьбе рос­сийских рабочих и крестьян против войны, эксплуатации и поли­тического бесправия создавало реальные предпосылки вовлечения их в интернациональную политическую армию назревавшей в Рос­сии революции.

139 А. А. Мюллер. В пламени революции (1917—1920 гг.). Воспоминания. Иркутск, 1957, стр. 19—20.

140 С. Штригниц. Из истории революционного движения среди немец­ких военнопленных в России накануне Октябрьской революции. — «Интернационалисты в боях за власть Советов». М., 1965. стр. 95, 97—98.

141 «Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (б). Про­токолы». М., 1958, стр. 160.

142 А. Шляпников. Канун семнадцатого года, ч. II. М.—Л., 1923, стр. 39—40.



Похожие документы:

  1. Трудящиеся зарубежных стран участники борьбы за власть советов на юге и востоке республики

    Документ
    ... пролетарского интернационализма, братской солидарности трудящихся зарубежных стран с рабочими и крестьянами Украины ... И. Пролетарский интернационализм в действии.— «Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции и гражданской войне». М., ...
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине «История государства и права зарубежных стран» по специальности 030501 «Юриспруденция и по направлению подготовки бакалавра 030500. 62 «Юриспруденция» Составитель

    Учебно-методический комплекс
    ... гг. «О стимулировании ассоциаций и заинте­ресованности трудящихся предприятий» и другие законы. Литература Гражданский ... истории государства и права зарубежных стран, М. 1984 4. История государства и права зарубежных стран. Т.2. /Под ред П.Н.Галанзы ...
  3. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов Часть 1 История государства и права зарубежных стран. Часть Учебник для вузов

    Учебник
    ... и права зарубежных стран Предмет науки истории государства и права зарубежных стран и ее ... надельно-арендной формы эксплуатации трудящегося люда. Земля стала ... условиям своей жизни приближалось к трудящемуся населению. Социальное расслоение в германских ...
  4. Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах средневековой Европы

    Документ
    ... государства и права зарубежных стран Тема 3. Государство и право в странах средневековой Европы. ... условиям своей жизни приближалось к трудящемуся населению. Социальное расслоение в ... Она была многонациональ­ной страной. В Австрии господствовало ...
  5. Стран латинской америки

    Документ
    ... производственного капитала которых размещается в ряде зарубежных стран. 196 лом обеспечивали сохранение экономической ... резким ухудшением материального и правового положения трудящихся. В странах с реформистскими конституционными режимами (Мексика, ...

Другие похожие документы..