Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Игровая среда ребенка в стремительно меняющемся мире становится все более значимым фактором интеллектуального, нравственного и духовного развития юног...полностью>>
'Урок'
Оборудование: пружина, спиртовка, спички, медная фольга, зажим, лист бумаги и ножницы, пробирка с крахмалом и йодом, пробирка с крахмалом, йодом и слю...полностью>>
'Документ'
00 10 Садовская Марина dfyo 0 11 Плохих Ульяна ztfk 0 1 Топольцев Роман xdic 0 13 Сафонов Максим jbdd 0 14 Трубицын Роман cbql 0 1 Куликова Мария upbb...полностью>>
'Документ'
Голос программы – А теперь пришло время узнать правила игры. Игрокам надо найти ответы и принять мудрые решения, чтобы пройти все уровни и спасти из з...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Г Л ABA 1

ТРУДЯЩИЕСЯ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН В ЦАРСКОЙ РОССИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

(август 1914—февраль 1917 г.)

1. Военнопленные Центральных держав в царской России

Первая мировая война принесла неисчислимые бедствия трудя­щимся — болезни, голод, нищету, усиление эксплуатации, нацио­нального и политического гнета. Растянувшиеся на тысячи кило­метров фронты поглощали трудовое население воюющих держав, втягивая в кровавую мясорубку все новые контингенты мобили­зованных, а в далекие тылы непрерывным потоком двигались миллионы физически и морально искалеченных жертв войны — раненые, пленные, беженцы.

К сентябрю 1914 г. в русском плену оказалось свыше 100 тыс. солдат и офицеров Германии и Австро-Венгрии; на 1 (14) января 1915 г. пленных насчитывалось уже свыше 250 тыс. человек, а на 1 (14) января 1916 г. — около 1 млн. человек 1.

Учетом военнопленных в России занимался ряд ведомств — Центральный комитет о военнопленных Российского общества Красного Креста, Главное управление Генерального штаба (ГУГШ), штаб Московского военного округа и др. В советской исторической литературе, как правило, используется таблица «Движения численности военнопленных, взятых с начала войны до 1 сентября 1917 г.», составленная Генеральным штабом, в ко­торой общая численность военнопленных определена в 1961 331 че­ловек2. Между тем последний не считал эти данные окончатель­ными.

1 Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР (далее — ЦГАОР СССР), ф. 3333, он. 3, д. 575, л. 2, 3.

2 «Россия в первой мировой войне 1914—1918 гг. (в цифрах)», М., 1925, стр. 41.

14

Позднее, в 1918—1919 гг., Центральная коллегия по делам о пленных и беженцах (Центропленбеж) уточнила численность военнопленных путем выверки картотек. Согласно этим разра­боткам, в русском плену было 2,1—2,2 млн. солдат и офицеров Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции3. Международ­ный Красный Крест, основываясь на данных представителей орга­низаций Красного Креста нейтральных стран в России, исчислял общее число военнопленных по одним данным в 2 322 378, а по дру­гим в 2 342 378 человек4. Судя по разным источникам, военно­пленные распределялись по армиям, в которых они служили до взятия плен, следующим образом:

Таблица 1

По сведениям

Армия

ГУГШ

Центроплен-бежа

Международ­ного Красно­го Креста

Австро-венгерская . . .

Германская .......

Турецкая . . ......

Болгарская .......

1 736 794 159 390 64 509 670

1.876 038 186 347 50 078 183

2 104 146 187 082 50 950 200

Всего ......

1 961 363

2112 646

2 342 378

Национальный состав военнопленных в известной мере отра­жал этническую структуру воевавших государств и их армий. Из австро-венгерской армии в плену было (ориентировочно в тыс. человек5): австрийцев — 400—450, венгров — около 500 6, чехов и словаков — 200—2507, югославян — 200—300 8, румын — 120—1509. Кроме того, среди австрийских военнопленных были тысячи галицийских украинцев, итальянцев и др. В германской армии, помимо немцев, служили также и поляки (всего в плену

3 ЦГАОР СССР, ф. 3333, оп..6, д. И, л. 200; оп. 19, д. 1, л. 355.

4 А. X. К л е в а н с к и й. Из истории чехословацких политических органи­заций в России (1914 — февраль 1917 гг.). —«Ученые записки Института славяноведения», т. XXV. М., 1962, стр. 77—78.

5 Данные о национальном составе военнопленных, собранные различными ведомствами и организациями, отрывочны и неполны. Содержащиеся в современной литературе и используемые в настоящей работе некоторые сведения по этому вопросу весьма приблизительны.

с «Венгерские интернационалисты в Великой Октябрьской социалистиче­ской революции». М., 1959, стр. 22.

7 А. X. К л е в а н с к и й. Из истории чехословацких политических органи­заций. .., стр. 79.

3 й. Д. О ч а к. Югославянские интернационалисты в борьбе за победу

Советской власти в России (1917—1921 годы). М., 1966, стр. 15. 9 «Anuarul Institutului de istorie din Cluj». Cluj, 1959, p. 252,

15

оказалось около 100 тыс. поляков—военнослужащих австрийской и германской армий) 10, а в турецкой — армяне, курды и др. Сол­даты составляли примерно 96 %, а офицеры — 4 % общей числен­ности военнопленных.

Зимой 1914/15 г. военнопленные концентрировались глав­ным образом в Азиатской части России. Из 257 тыс. военноплен­ных, числившихся на 1 (14) января 1915 г., в Сибири было раз­мещено 186 тыс.11 Летом 1915 г. число военнопленных в военных округах Азиатской части России возросло и достигло в Иркут­ском военном округе 200 тыс., Туркестанском — 200 тыс. и Ом­ском — 152 тыс.12 В дальнейшем широкая эксплуатация труда воен­нопленных вызвала размещение новых контингентов пленных в Ев­ропейской части России, а также перемещение их из восточных в центральные и южные районы страны. На 1.(14) января 1917 г. во внутренних военных округах России находилось 1144 194 воен­нопленных, в том числе: в Московском — 321 575 человек, Казан­ском—285308, Омском — 199 077, Иркутском — 135 594, При­амурском — 47 191, Туркестанском — 155 352 человек13.

Война резко сократила рынок рабочей силы в России. Ее про­изводительные силы были истощены неоднократными мобили­зациями основных контингентов трудоспособного мужского насе­ления. Царское правительство ввело принудительный труд моби­лизованных солдат в промышленности и в сельском хозяйстве, отменило ограничения в эксплуатации труда женщин и детей, провело так называемую реквизицию инородцев, в результате которой тысячи узбеков, туркмен, киргизов, казахов были насильно угнаны на строительство фронтовых укреплений, железных дорог, на шахты Донбасса и рудники Сибири. Значительный резерв де­шевой рабочей силы представляли и военнопленные. В одном из писем царице, сообщая о пленении более 10 тыс. солдат, Нико­лай II с удовлетворением отмечал: «Столько новых рук для ра­боты на наших полях и фабриках!» 14 Рескрипт от 20 августа (2 сентября) 1914 г. устанавливал «желательность принудитель­ного обращения военнопленных на казенные и общественные ра­боты, притом без какого-либо особого за выполнение таковых работ вознаграждения, с предоставлением им лишь установлен­

10 А. Я. М а н у с о в и ч. Польские интернационалисты в борьбе за победу Советской власти в России. Февраль—октябрь 1917 г. М., 1965, стр. 19.

11 ЦГАОР СССР, ф. 3333, оп. 3, д. 44.

12 «Отчет члена, состоящего при Центральном справочном бюро о воен­нопленных Особого комитета помощи военнопленным, Е. Г. Шинкевича по командировке в Омский военный округ для обследования степени нужды военнопленных в австро-венгерской армии». Пг,, 1915, стр. 9; ЦГАОР СССР, ф. ДП, 2-е дел-во, 1915 г., д. 216, л. 22.

13 ЦГАОР СССР, ф. 3333, оп. 3, д. 44.

14 «Переписка Николая и Александры Романовых. 1916—1917 гг.», т. IV, М.-Л., 1926, стр. 317.

16

ного казенного пайка»15. 23 августа (5 сентября) 1914 г. Совет министров рассмотрел вопрос об использовании военнопленных на казенных, земских и городских работах. Пока Военное мини­стерство вырабатывало соответствующие правила, министр внут­ренних дел в циркулярной телеграмме губернаторам предложил им сообщить, нужны ли военнопленные и на какую работу, ука­зав, что правительство планирует «привлечь военнопленных к ка­зенным и общественным работам без особой платы за труд» 1С. Заявки поступили на 70 тыс. пленных для использования их на рубке леса, дорожном и гидротехническом строительстве.

Гаагская конвенция 1907 г. провозглашала принципы гуман­ного обращения с военнопленными, исключала для них тюрем­ный режим; заключение их под стражу могло быть применено лишь как временная мера. Допуская привлечение военноплен­ных солдат к труду, конвенция указывала, что их работа под­лежит оплате, не должна быть тяжелой и связанной с военными действиями. Но эти и другие нормы международного права нару­шались всеми воюющими державами.

«Положение о военнопленных», разработанное Военным министерством России и утвержденное 7(20) октября 1914 г. Николаем И, повторяя в общих чертах Гаагскую конвенцию, передавало заведование всеми делами о военнопленных воен­ному ведомству, устанавливало лагерный режим содержания, вводило обязательное привлечение военнопленных солдат к рабо­там, указывая, что эти работы оплате не подлежат17 Эти же нормы в отношении условий содержания и оплаты труда были включены в разработанные тогда же «Правила о порядке предо­ставления военнопленных для казенных и общественных работ». 8(21) марта 1915 г. было утверждено дополнение к «Положе­нию о военнопленных», в котором ведомствам предоставлялось право выдавать военнопленным денежные поощрения 18. Направ­ление военнопленных на работу осуществлялось по запросам ведомств, правлений компаний и обществ в Военное министер­ство. Доставка, содержание и охрана военнопленных произво­дились за счет ведомств и обществ, использующих их труд. В правилах подчеркивалось, что неповиновение или нежелание работать влекут применение к пленным «необходимых мер строгости» 1Э.

Сложный порядок отпуска военнопленных на работы, непод­готовленность ведомств и организаций и т. д. создавали сначала

15 Центральный государственный исторический архив в Ленинграде (да-

лее — ЦГИАЛ), ф. 1276, on. 1, д. 732, л. 19.

16 «Правительственный вестник», 7 (20).IX 1917.

17 «Сборник узаконений о привлечении находящихся в России военноплен­ных на работы и других правил и постановлений, относящихся до воен­нопленных». Пг., 1917, стр. И.

is Там же, стр. 26. 19 Там же, стр. 10, 27.

'?. Заказ ■№ 294

17

помехи для массового использования ими дешевого труда. Однако если на 1 (14) июня 1915 г., например, на работах Министерства пу­тей сообщения было занято 27 087 военнопленных, то уже к 1 (14) сентября 1915 г. их было 70 тыс., а к 1 (14) сентября 1916 г. — свыше 14Ö тыс. Военнопленные использовались в основном на круп­ном железнодорожном строительстве, ремонте железных и шоссей­ных дорог (например, на строительстве Мурманской железной дороги в конце 1916 г. было занято 40 тыс. военнопленных20).

Еще более широко труд военнопленных эксплуатировался в сельском хозяйстве. Согласно утвержденным 28 февраля (13 марта) 1915 г. правилам, на эти работы направлялись воен­нопленные низших чинов, «по преимуществу не немецкого и не мадьярского происхождения»; отпуск военнопленных осущест­влялся по запросам земств, направляемым через губернаторов в ГУГШ. Военнопленные, поступавшие в распоряжение земств, затем распределялись между землевладельцами. С последних взималась плата, не менее половины которой должно было вы­даваться военнопленным, а остальная часть поступать в распо­ряжение земств в возмещение расходов по приему, содержанию и охране военнопленных.

Перспектива оплаты труда военнопленных вызывала недо­вольство землевладельцев. Выражая их взгляды, министр внут­ренних дел П. А. Маклаков направил в конце марта 1915 г. в Совет министров представление, в котором высказал мнение, что условия использования труда военнопленных не должны обременять землевладельцев, и резюмировал: «Пусть работают за хлеб и одежду» 21. Вслед за этим в апреле — августе 1915 г. государство взяло на себя часть расходов по содержанию и охране военнопленных, занятых на сельскохозяйственных рабо­тах 22. К 1 (14) сентября 1915 г. на сельскохозяйственных рабо­тах их было уже 295 тыс. человек23. На 1 (14) мая 1916 г. из 808 140 военнопленных, занятых в хозяйстве страны, на сель­скохозяйственных работах использовалось 460 935 человек, что составило немногим более 57 %24. Военнопленные работали в основном у кулаков и помещиков, при этом значительная часть — в экономиях крупных землевладельцев. По сельскохо­зяйственной переписи 1916 г., из хозяйств с посевной площадью до 10 дес. военнопленных-рабочих держали лишь 9,1%, с пло­щадью 100—250 дес. — 45,6, а свыше 1 тыс. дес. — 75,7% от

20 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 4-е дел-Do, 1916 г., д. 106, ч. 7, л. 174.

21 Цыт. по кн.: В. П. Милютин. Сельскохозяйственные рабочие и война. Пг., 1917, стр. 46.

22 «Сборник узаконений...», стр. 42—45.

23 «Промышленность и торговля», 1916, № 3, стр. 66.

24 Центральный государственный военно-исторический архив (далее — ЦГВИА), ф. 369, оп. 9, д. 9, л. 10,

Группа военнопленных

числа хозяйств. У последней категории в среднем было по 224 военнопленных-рабочих на хозяйство 25.

Обеспечивая помещиков принудительным трудом военноплен­ных, а также направляя последних на казенные работы, цар­ское правительство в первое время отрицательно отнеслось к использованию труда военнопленных на частных промышлен­ных предприятиях. Между тем еще осенью 1914 г. поступили запросы об отпуске военнопленных для работы на частных предприятиях. Вопрос о привлечении военнопленных был рас­смотрен на XX съезде горнопромышленников Урала, состояв­шемся 27 февраля—8 марта (12—21 марта) 1915 г. в Екатерин­бурге. Участники съезда высказались за широко© применение труда военнопленных на предприятиях Урала, причем один из них, критически оценив порядок отпуска и содержания военно­пленных на казенные, земские и сельскохозяйственные работы, предложил, чтобы применение их труда в промышленности осуществлялось на условиях вольного найма. После обсуждения съезд постановил «поручить Совету возбудить перед правитель­ством ходатайство о разрешении горнопромышленным предприя­тиям Урала найма пленных по добровольным с ними соглаше­ниям и об установлении облегченных условий содержания пленных» 26.

а' См. А. М. Анфимов. Помещичье хозяйство России в годы первой ми­ровой войны (до Февральской революции). — «Исторические записки», вып. 60, 1957, стр. 132.

25 «Труды XX съезда горнопромышленников Урала». Пг., 1915, стр. 115—116.

2*

19

18

В это время в Военном министерстве были составлены «Пра­вила об отпуске военнопленных для работ в частных промыш­ленных предприятиях», которые были утверждены 17 (30) марта 1915 г. Военнопленные выделялись лишь для крупных горных, горнозаводских, фабрично-заводских и других промышленных предприятий, при этом ва каждое из них отправлялось не менее 25 человек, но и не свыше 15% от общего количества рабочих. В правилах указывалось, что военнопленные отпускаются ис­ключительно для работы за плату. Однако из своего заработка они могли получить не более 20 коп. в день, и то лишь те, ко­торые обнаружат «усердие в работе». Третья часть заработной платы подлежала отчислению в казну, а оставшаяся выделя­лась на транспортировку, охрану и содержание военнопленных21.

С В апреле 1915 г. первые партии военнопленных появились на" заводах и рудниках Урала и Донбасса 28. уЮднако предприни­матели выражали недовольство условиями, на которых им предо­ставлялись военнопленные29. За «приспособление правил к по­требностям промышленников» высказался Всероссийский съезд представителей военно-промышленных комитетов, проведенный 25—27 июля (7—9 августа) 1915 г. В связи с такими пожела­ниями правила от 17 (30) марта 1915 г. были несколько изме­нены. Отчисления в казну из заработка военнопленных были сокращены и установлены в размере 25%. Выполнено было и пожелание о переводе из сельского хозяйства в промышленность до 100 тыс. рабочих-военнопленных. Тем не менее эти меры не удовлетворили крупную российскую буржуазию. Состоявшийся в ноябре 1915 г. съезд горнопромышленников Юга России высказался за полную отмену отчислений в казну.

Свои требования о расширенном применении принудитель­ного труда военнопленных в промышленности капиталисты под­крепляли и таким немаловажным аргументом, как необходи­мость борьбы с забастовочным движением/В докладе «О нуждах каменноугольной, антрацитной и металлургической промышлен­ности», представленном Советом съезда горнопромышленни­ков Юга России министру торговли и промышленности, откро­венно отмечалось: «Увеличение числа пленных, работающих на заводах, послужит к пополнению комплекта рабочих и в то же время явится одним из средств для предупреждения возникнове­ния забастовок» 30.3

Наконец, уступая нажиму, жалобам заводчиков и фабрикан­тов на острый недостаток рабочей силы и незначительную цро-

27 ЦГАОР СССР, ф. 110, он. 3, д. 4051, лл. 45, 40; «Сборник узаконений...», стр. 37—41.

Е8 «Промышленность и торговля», 1915, № 13-14, стр. 48.

29 «Труды XXI съезда горнопромышленников Урала». Пг., 1916, стр. 164—166.

80 «Горнозаводское дело». Харьков, 1916, № 20, стр. 13542.

20

изводительность труда военнопленных, Военное министерство отменило с 1 (14) апреля 1916 г. отчисления в казну 25% их за­работка 31. Одновременно было разрешено увеличить денежную выдачу военнопленным до 50 коп. в день и распространить этот порядок на всех военнопленных, работавших в промышленности, на транспорте, в строительстве и т. д.

Однако вое эти нововведения, как свидетельствуют много­численные факты, ничуть не улучшили -условий содержания и труда военнопленных, а лишь содействовали усилению их экс­плуатации и росту доходов предпринимателей, получавших воз­можность не делить с казной прибыль от дешевого принуди­тельного труда военнопленных.

Созданное в конце 1915 г. при Военном министерстве Меж­дуведомственное совещание но распределению военнопленных на работы увеличило нормы дополнительного отпуска пленных на 1916 г. для промышленности Донбасса и Урала. Кроме того, власти заверили предпринимателей, что в дальнейшем большая i часть военнопленных будет направлена на работу в горнопро­мышленные предприятия.! Общая численность военнопленных, за- ( нятых в промышленности России в начале 1917 г., составила почти 294 тыс.; в сельском хозяйстве было занято 545 тыс. во­еннопленных, на лесоразработках — 160 тыс., на работах Мини­стерства лутей сообщения —168 тыс., военного ведомства — ' 103 тыс. Всего же к различным работам к этому времени было привлечено около 1330 тыс. человек. \

'Подавляющее большинство военнопленных, занятых в про^ мышленноети, работало в основных центрах металлургической и топливной промышленности России — в Донбассе и на Урале. Использование военнопленных в некоторых промышленных рай­онах России иллюстрируют следующие данные32 (см. табл. 2 на стр. 22).

Таким образом, на Урале и в Донбассе военнопленные со­ставляли 20—30% от общего числа рабочих на предприятиях. К концу 1916 г. на Урале работало более 50 тыс. военноплен­ных, из которых свыше 40 тыс. использовали 19 крупнейших акционерных обществ 33.

В 1914—1915 гг. пленных солдат армий стран Четверного союза использовали главным образом на работах, не требовав­ших специальной квалификации: земляных, лесозаготовитель­ных, погрузочных и др. Затем в 1916—1917 гг. при сохранении массового применения неквалифицированного труда (сельское

81 «Трудовое посредничество», т. I. М., 1917, стр. 54; ЦГВИА, ф. 1606, оп. 2, К. 1065, л. 36.

32 Таблица составлена на основе «Материалов по учету рабочего состава и рабочего рынка», вып. II. Пг., 1917, стр. 18, 19, 22, 25, 34, 44, 114, 120, 121, 124.

аз ЦГАОР СССР, ф. 7952, оп. 2, д. 544, л. 87.

21

Таблица 2

Район

Отрасль промышленности

Период

Число занятых рабочих

В том числе военно­пленных

% военно­пленных по отношению ко всем заня­тым рабочим

Донбасс

К а менноу гольная

январь 1916 г.—

213 531

23 498

23

декабрь 1916 г.

288 ООО

72 ООО

25

Металлургичес­кая

январь 1916 г.—

97 832

16 000

16

декабрь 1916 г.

126 517

34 428

20,8

Кривой Рог

Железорудная

январь 1916 г.—

19 414

8 546

44

декабрь 1916 г.

26 368

15 315

58

Урал

Горнозаводская (данные по 19-и

октябрь 1915 г.—

135 379

15 305

г.

11,3

предприятиям)

октябрь 1916 г.

139 296.

41 998

30

хозяйство, железнодорожное строительство, лесоразработки и ДР-)> расширении его использования в важнейших отраслях промышленности (металлообрабатывающие заводы, угольные шахты, рудники и др.) значительно возрос удельный вес воен­нопленных и в сфере основного производства. Если в 1915 г. у мартеновских печей всех заводов России число рабочих-воен­нопленных составляло 3—4%, занятых в основном на вспомога­тельных работах, то в 1916 г. — уже 48—50%, причем большин­ство их работало на участках основного производства 34.

/В каменноугольной промышленности Донбасса (без антраци­товых шахт) в сентябре 1916 г. было занято 174 07ß человек, в том числе 41691 военнопленный-шахтер (23,9%) 35.-При этом на работах, не требующих высокой квалификации, военноплен­ные составляли треть всех рабочих, а на основных производствен­ных участках— 15—25%.

Еще более значительным, чем в угольной промышленности, был удельный вес рабочих-военнопленных в основных профес­

И. В. М а е в с к и й. Экономика русской промышленности в условиях первой мировой войны. М., 1957, стр. 323.

«XLI съезд горнопромышленников Юга России (ноябрь—-декабрь 1916 г.). Доклады», № 3. Харьков, 1917, стр. 20.

22

сиональных группах железорудной и марганцевой промышлен­ности 36.

В годы империалистической войны труд военнопленных в на­рушение международных конвенций широко использовался и на предприятиях, удовлетворявших военные нужды (10% от числа рабочих) 37, и на фронтовых работах. Не останавливаясь на психологических аспектах такого применения труда военно­пленных, следует подчеркнуть, что на работах военного ведом­ства пленные за малейшее неповиновение подвергались самым суровым наказаниям. Так было в Австро-Венгрии и Германии, так былов и в России. Между тем на Стокгольмской и других конференциях представителей организаций Красного Креста воюющих стран эти нарушения международного права даже не рассматривались.

Военнопленные в России, как и во всех воевавших империа­листических государствах, находились в полном распоряжении властей, предпринимателей и помещиков, подвергаясь неогра­ниченной эксплуатации. Их содержание регламентировалось, помимо «Положения» от 7 (20) октября 1914 г. и «Правил» об отпуске на работы, многочисленными циркулярными указа­ниями Военного министерства, ГУГШ, штабов военных округов, Министерства внутренних дел, постановлениями, инструкциями, правилами, издававшимися губернаторами, земствами, админи­страцией заводов, железных дорог и других предприятий, в рас­поряжении которых они находились. Во всех этих документах военнопленные рассматривались как враги России, которые должны быть изолированы от местного населения и находиться под строгим надзором. В соответствии с указанием МВД от 21 февраля (6 марта) 1915 г. общения с военнопленными, не вызванные выполнением служебных обязанностей, должны были рассматриваться как государственное преступление. В другом циркуляре от 14 (27) июля 1915 г. МВД потребовало, чтобы военнопленные, отпущенные на работу в горнозаводские пред­приятия, были размещены в казармах и не общались с мест­ными рабочими. Военнопленные не имели права предъявлять администрации какие-либо требования; отказ или самовольный уход с работы карался содержанием на строгом тюремном ре­жиме в период пребывания в плену38. Центральные власти и местная администрация не уставали напоминать о необходи­мости самого строгого соблюдения установленного порядка со­держания военнопленных. Направляя их в распоряжение мест­ных железнодорожных властей, управление Сызрано-Вяземской

™ Там же, стр. 21.

-;/ А. X. К л е в а н с к и й. Военнопленные Центральных держав в царской и революционной России (1914—1918 гг.). —«Интернационалисты в боях за власть Советов». М,, 1965, стр. 25.

38 ЦГАОР СССР, ф. 7952, оп. 5, д. 544, лл. 60-61.

23

железной дороги, например, предупреждало: «Нужно требовать полного послушания и усердной работы, не допуская никаких по­слаблений, не забывать, что пленные находятся на принудитель­ной работе, а не на работе для заработка» 39.

Многочисленные документы, уже неоднократно приводив­шиеся в литературе, а также хранящиеся в архивах, раскрывают тяжелейшие условия, в которых оказались миллионы военно­пленных в лагерях, на сборных пунктах, в рабочих командах, на промышленных предприятиях, сельскохозяйственных рабо­тах и строительстве.

Во второй половине 1915 г. делегаты Польского общества по­мощи жертвам войны провели обследование лагерей. Результаты его были изложены в записке «Положение военнопленных сла­вян в России». В документе констатировалось, что в Мариинске военнопленные жили в холодных и сырых бараках и землянках без печей, а на меновом дворе под Оренбургом они содержались в нишах толстых стен. «Сапог и верхней одежды, — отмечалось в записке, — для большинства военнопленных не выдавалось с самого начала войны»40. За тяжелый труд лишь немногим платили по 5—20 коп. в день. «В Тамбовской губернии, в город­ской управе, — указывали делегаты, — 1500 человек от апреля до августа не получили ни одной копейки» 41. Сообщались факты избиения на работах, например в Ижевске. В Ташкенте охрана из казаков при сопровождении пленных на работу избивала их нагайками. В городах Сибири опаздывавшие к обеду оставались голодными до следующего дня. Больных от здоровых не изолиро­вали и от работы не освобождали, что приводило к массовым заболеваниям и большой смертности. Авторы записки предлагали самые скромные меры для улучшения положения военнопленных: выдать солому (поскольку у военнопленных не было матрацев), смену белья, сапоги, оплачивать труд и выдавать пищу «в коли­честве, по крайней мере достаточном для поддержания жизни» 42.

Флигель-адъютант Мордвинов в декабре 1915 г. посетил ряд лагерей, в том числе в Дарншце, под Киевом. В своем рапорте царю он был вынужден призиатъ, что застал в Дарнице безот­радную картину: через лагерь прошло до 600 тыс. военноплен­ных, помещений для их размещения не хватало, многие плен­ные не имели шинелей, и среди них была большая смерт­ность 43.

Представители Международного комитета Красного Креста Тормейер и Форрьер, осмотревшие осенью 1915 г. лагеря военно-

39 ЦГАОР СССР, ф. 110, оп. 3, д. 4051, л. 32.



Похожие документы:

  1. Трудящиеся зарубежных стран участники борьбы за власть советов на юге и востоке республики

    Документ
    ... пролетарского интернационализма, братской солидарности трудящихся зарубежных стран с рабочими и крестьянами Украины ... И. Пролетарский интернационализм в действии.— «Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции и гражданской войне». М., ...
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине «История государства и права зарубежных стран» по специальности 030501 «Юриспруденция и по направлению подготовки бакалавра 030500. 62 «Юриспруденция» Составитель

    Учебно-методический комплекс
    ... гг. «О стимулировании ассоциаций и заинте­ресованности трудящихся предприятий» и другие законы. Литература Гражданский ... истории государства и права зарубежных стран, М. 1984 4. История государства и права зарубежных стран. Т.2. /Под ред П.Н.Галанзы ...
  3. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов Часть 1 История государства и права зарубежных стран. Часть Учебник для вузов

    Учебник
    ... и права зарубежных стран Предмет науки истории государства и права зарубежных стран и ее ... надельно-арендной формы эксплуатации трудящегося люда. Земля стала ... условиям своей жизни приближалось к трудящемуся населению. Социальное расслоение в германских ...
  4. Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах средневековой Европы

    Документ
    ... государства и права зарубежных стран Тема 3. Государство и право в странах средневековой Европы. ... условиям своей жизни приближалось к трудящемуся населению. Социальное расслоение в ... Она была многонациональ­ной страной. В Австрии господствовало ...
  5. Стран латинской америки

    Документ
    ... производственного капитала которых размещается в ряде зарубежных стран. 196 лом обеспечивали сохранение экономической ... резким ухудшением материального и правового положения трудящихся. В странах с реформистскими конституционными режимами (Мексика, ...

Другие похожие документы..