Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Построить алгоритм для Машины Тьюринга и Нормальный алгоритм Маркова, решающий следующие задачи. Проверить на интерпретаторах Машины Тьюринга и алгори...полностью>>
'Документ'
Профсоюзный актив отрасли принял участие в постоянно действующем семинаре, который состоялся 17 октября 2013 года. О том, что будет с пенсиями в ходе ...полностью>>
'Документ'
На основании Федерального закона от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности», от 22 июля 2008 года № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях п...полностью>>
'Викторина'
 Кульминацией парада Победы 24.06.1945 стал марш 200 знаменосцев, бросавших фашистские знамена на специальный помост у подножия Мавзолея. Какой эле...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

На юго-восточных рубежах Боспора

(журнал «Наука в России» 1999, №5, с. 85-91)

Боспорское царство - античное государство на северо-восточной окраине античной ойкумены - играло заметную роль в истории Понтийского (причерноморского) региона и античного мира в целом. В периоды наивысшего могущества владения правителей Боспора простирались по обеим сторонам Боспора Киммерийского (Керченского пролива), а столицей этого государства был Пантикапей (ныне Керчь). Многочисленность лоций и описаний черноморского побережья свидетельствует об оживленности морских путей, ведущих в этот удаленный от средиземноморских держав античного времени уголок на северо-востоке Понта.

Один из самых древних путей, освоенный греческими мореплавателями еще в архаическую эпоху, проходил вдоль юго-восточного побережья Черного моря: мимо малоазийского побережья и загадочной Колхиды, земель зихов и гениохов, керкетов и торетов. Однообразный береговой ландшафт, основу которого составляли горные массивы - отроги главного Кавказского хребта, растянувшийся на сотни километров издавна создавал значительные сложности для мореплавателей. Неслучайно, местность, напоминающая с моря Геленджикскую бухту, получила название Фальшивого Геленджика.

Пожалуй, одно из наиболее полных описаний береговой линии этого участка побережья можно найти в XI книге “Географии” крупнейшего географа античного времени Страбоном. На ближних подступах к городам Боспора автором дважды упомянута местность, служившая важнейшим ориентиром для следующих по этому пути мореплавателей: “От Корокондамы морской путь сразу же идет на восток. В 180 стадиях от нее находятся Синдская гавань и город. Затем на расстоянии 400 стадий следуют так называемые Баты - селение и гавань там, где по направлению на юг, как думают, почти что напротив этого побережья, лежит Синопа, подобно тому как мыс Карамбис (о котором уже шла речь) лежит против Криуметопона. ... Сначала побережье, как я сказал, тянется на восток и обращено к югу, но от Батов оно понемногу делает поворот и затем обращается к западу ...”. Этот местность, таким образом, во времена Страбона носила название Баты.

Вполне естественно, что данное обстоятельство не должно было остаться вне внимания исследователей страбоновой “Географии”. Уже во второй половине прошлого века один из крупнейших исследователей истории Причерноморья прошлого века Ф.К.Брун предположил, что селение Баты располагалось в местечке Мысхако, расположенном у подножия горы Колдун. Учитывая важность этого пункта, древние могли возвести здесь маяк и, возможно, даже святилище. Это предположение ученого, получило некоторое подтверждение, благодаря любопытному сообщению историка М.Ф.Поночевного, который посетил эти места в 80 годы XIX в. Управляющий имением М.Ф.Пенчула, адыгеец по национальности, перевел название местности Мыс-Хако как: “Держи на вязы!”. По свидетельству М.О. Поночевного, в конце XIX в. здесь, вдоль впадающей в море речки Мысхако, действительно росли огромные вязы.

Собранная помещиком М.Ф.Пенчулом коллекция античных древностей в окрестностях Мысхако (она была передана им посетившему эти места в 1986 г. крупнейшему археологу В.И.Сизову) также позволяла предположить существование здесь античного пункта.

Коллекция М.Ф.Пенчула, до сих пор хранятся в Москве, в фондах Государственного Исторического музея. Иной была судьба находок из окрестностей Мысхако, попавших в Новороссийский музей-заповедник. Судя по сохранившимся описям, здесь хранились бронзовая статуэтка римско-египетского стиля (изображение Изиды-?) и бронзовой статуэтки женщины держащей факел. Фонды этого музея практически полностью были утрачены в годы Великой Отечественной войны. Тогда окрестности горы Колдун получили новое название - “Малая Земля”, а долину реки Маскаги защитники Малой Земли окрестили “Долиной Смерти”.

Тем не менее, эти, довольно скудные сведения о Мысхако в античный период позволили одному из крупнейших исследователей античных древностей Северного Причерноморья В.Ф.Гайдукевичу в 1949 году прокомментировать сообщение другого античного географа Птолемея о существовании двух географических пунктов селения Бата и гавани Бата следующим образом: “По-видимому, селение Бата лежало несколько западнее входа в Цемесскую (Новороссийскую) бухту, может быть, у мыса Мысхако, с восточной стороны которого протекает одноименная речка, впадающая в море. Здесь неподалеку от устья речки, чуть восточнее, расположена небольшая, но очень удобная для укрытия кораблей бухточка.”

Топография и размеры Мысхакского поселения известны нам благодаря развернувшимся здесь в 60 годы археологическим исследованиям под руководством Н.А.Онайко. Раскопки показали, что поселение располагалось на двух возвышенностях, называемых западным и восточным холмом, между которыми, по небольшой долинке протекал ручей. С запада поселение ограничено вышеупомянутой речкой Мысхако. Размеры памятника, включавшего в себя поселение и некрополь, составляли по оценке Н.А.Онайко 200х500 м. Однако, отмечала исследователь, “какая-то часть берега поглощена морем; поэтому в глубь материка поселение, по-видимому, занимало большую территорию, чем в настоящее время”.

Активность процесса абразии на этом участке черноморского побережья отмечена уже давно. В частности, согласно свидетельству одного из землевладельцев, имевшего усадьбу под Новороссийском (начало XX в.): “море ежегодно отмывает от берега слой земли толщиной около четверти аршина (1/4 аршина = 17,8 см)”. По расчетам геолога к.г.-м.н. О.Е. Вязковой, за прошедшие два тысячелетия море уничтожило как минимум 200 м суши. Причем особенно значительно пострадал восточный холм, который, судя по сохранившемуся рельефу , имел в античную эпоху форму мыса.

Отмечая немногочисленность по-настоящему удобных гаваней на всем черноморском побережье, Л.Я.Апостолов писал, что “все бухточки представляют овальные углубления, наподобие изгибов цепи, прикрепленной к выдающимся в море мысам. Античные портовые сооружения мысхакского поселения могли располагаться как с восточной, так и с западной стороны восточного холма. Если бухта располагалась к востоку от мыса, то она копировала в миниатюре анапскую бухту (рис.)(Веселовский Н.И., 1914, с.71, приложение V). Как показывают наблюдения, в период, когда в Цемесской бухте бушует бора (северо-восточный ураганный ветер), волнение на этом участке побережье практически отсутствует.

Особое значение для изучения истории этого поселения имеют данные нумизматики. Довольно многочисленные находки монет Боспорского государства, а также многочисленные обломки боспорской амфорной тары подтверждают предположение исследователей о том, что Мысхако длительное время находилось под контролем боспорян. Находки самых древних на Мысхакском поселении монет - I в. до н.э. - указывают на восточный мысообразный холм, как на самое вероятное местоположение раннего поселения боспорян.

Уже в титулатурах боспорских владык IV в. до н.э. обитавшие в этих местах, за Синдской гаванью, тореты и, по-видимому, родственные им керкеты были названы подвластными. Однако о явном боспорском присутствии можно говорить лишь для более позднего периода с I в. до н.э. по I в. н.э. Судя по археологическим данным, в этот момент по всей территории от Горгиппии (ныне Анапа) до Цемесской бухты существует целая сеть каменных сооружений с мощными наружными стенами - боспорские сигнально-сторожевые посты. Анализ развития политических событий в Северном Причерноморье в I в. до н.э. позволяет связать засвидетельствованное на археологических материалах упрочение боспорской власти в этом регионе с деятельностью сына Митридата Евпатора Фарнака, который в награду за предательство отца он был провозглашен “другом и союзником римлян” и получил боспорский трон. Фарнак в целях укрепления своей власти вел активную завоевательную политику как на европейской (Крымский полуостров), так и на азиатской части Боспора.

Выбор места был неслучаен, ибо это поселение находилось на важном в торговом и стратегическом отношении морском пути, который связывал Боспорское государство через провинцию Понт-Вифиния в Малой Азии с Римом. Местоположение Мысхакского поселения, судя по вышеприведенному сообщению Страбона, было надежным ориентиром для навигации и имело важное стратегическое положение: позволяло контролировать плывущие вдоль побережья суда, снабжать их необходимыми припасами.

Обращают на себя внимание находки бронзовых статуэток римской работы, число и разнообразие которых сопоставим с находками в крупных античных центрах того времени. Судя по немногочисленности терракотовой культовой скульптуры, распространение античных бронз было связано не с верованиями его жителей, они попали на поселении либо как дар в существовавшее здесь, по предположению Ф.Бруна, святилище, либо как подарок представителям местной администрации. О значимости этого пункта, его богатстве и большой численности его жителей, свидетельствует обширный некрополь, сравнимый по свои размерам с некрополем античных центров Боспорского государства (Гермонассы, Кеп, Горгиппии или Танаиса).. Наиболее ранние участки этого некрополя располагались ближе к морю и, возможно, были частично “съедены” штормами. На склоне западного холма, в материковой части памятника, в начале 90-х годов А.В.Дмитриевым был исследовано более 300 погребений позднего этапа Мысхакского некрополя.

Расположение Мысхакского поселения на побережье обусловило основные направления хозяйственной деятельности его жителей. Во время археологических исследований была собрана значительная коллекция свидетельств развитого морского промысла: грузила из морской гальки, глины или свинца, куски пемзы, используемые обычно в качестве поплавков, а также раковины морских моллюсков, кости дельфинов, чешуя рыб.

В разных частях поселения обнаружены семена злаковых культур (ячмень, разные сорта пшеницы, просо) и косточки винограда. Известно, что освоения этих земель в второй половине прошлого века, выращивание зерновых культур в этом регионе было сопряжено со значительными трудностями, связанными с незнанием русских колонистов особенности природно-климатических условий, которые требуют жесткого отбора выращиваемых культур.

Выявленное разнообразие злаковых культур, а также находки их в незначительных количествах скорее свидетельствуют о завозе хотя бы части зерна из других регионов, возможно, с Боспора. Изучение остеологических коллекций с поселения позволяет предположить преобладание в местном стаде крупного рогатого скота, однако скот, как и зерно, мог поступать на поселение извне.

Таким образом, археологические данные не позволяют нам достоверно реконструировать особенности хозяйственной специализации (морской промысел, земледельческой или скотоводческой) этого центра. Особое значение в этих обстоятельствах приобретает тот факт, что при наличии явных свидетельств развития рыболовства и виноградарства, здесь не было открыто ни одной рыбозасолочной цистерны и винодельни. Обилие античной краснолаковой и стеклянной посуды, украшений и боспорских монет в захоронениях местного некрополя свидетельствует о богатстве ее жителей, источником которого были далеко не сельское хозяйство и не рыболовство.

Нумизматические материалы с Мысхакского поселения свидетельствуют о том, что после гибели боспорской сигнально-сторожевой системы, которая произошла в середине - третьей четверти I в. н.э. и была связана с продвижением в этот регион населения из Прикубанья, этот центр напротив переживает значительный подъем. Засвидетельствованное на археологических материалах вытеснение боспорян из внутренних районов этого региона явилось, по-видимому, отголоском борьбы за власть между Митридатом VIII и его братом Котисом. Театром военных действий в этой междоусобной войне стала в основном азиатская часть Боспора и внутренние районы Прикубанья.

В этот момент наблюдается изменение топографии Мысхакского поселения (застроена, в частности, часть раннего некрополя), расширение его площади, что было связано со значительными изменениями демографической ситуации, которая была вызвана, думается, значительным притоком населения. Есть основания полагать, что бурное развитие этого центра было вызвано возрастанием его стратегического значения, как единственного боспорского пункта в этом регионе, а также развитием здесь посреднической торговли.

Об активной морской торговле мы можем судить по многочисленным находкам обломков амфорной тары. В отличие от других боспорских центров, в амфорном комплексе Мысхакского поселения на протяжении всего периода существования поселения преобладают колхидские амфоры, что указывает на устойчивые связи жителей этой части побережья (до Горгиппии) с центрами юго-восточного Причерноморья. В обмен на изделия античного ремесла, вино и масло через Мысхакское поселение могли вывозиться сырье и, судя по свидетельству Страбона о занятии обитатели этой страны морским разбоем и работорговлей, рабов.

Резкое сокращение количества боспорских монет, которое приходится на середину II в.н.э., по-видимому, объясняется постепенным сокращением боспорского присутствия, которое могло быть вызвано как политическими, так и экономическими причинами. Существенно возрастают местные элементы, имеющие корни в культурных традициях меотского населения Прикубанья. Среди них отметим распространение типичных для меотских городищ этого времени массивных плиток прямоугольной формы с расширяющимся основанием. На боковых плоскостях этих плиток часто нанесены небрежно выполненные значки в виде полуовалов, крестообразных значков и т.п.

Большое количество значков-граффити (ромбов с диагоналями, трегольников с усиками-крючками на углах, ломаных линий и т.д.) было обнаружено на стенках колхидских амфор. Повторяемость этих изображений позволяет рассматривать их как знаки собственности живших на этом поселении семей. Одни из них явно походят на кочевнические, сарматские родовые знаки - тамги, например, на тамгу боспорского царя Аспурга, другие встречаются только на этом поселении.

Не менее характерным проявлением местных, неантичных традиций, является распространение местных приемов домостроительства - возведение турлучных построек, от которых, как правило, сохраняется лишь скопление глиняной обмазки. По наблюдениям этнографа Л.И.Лаврова, сооружение турлучных построек издавна практиковалось во всех районах Северного Кавказа. Основу (каркас) этих домов составляли стены из плетня, обмазанные снаружи и изнутри глиной. Крыша домов были, как правило, из камыша. Этот строительный прием был настолько распространен, что, как сообщает римский историк Тацит, расположенный в Прикубанье город Успа был укреплен стенами из плетней и прутьев с насыпанной между ними землей. После того как приступившие к осаде римляне забросали его горящими факелами, которые вызвали огромный пожар, судьба этого города была решена.

Жизнь на Мысхакском поселении оборвалась неожиданно и не менее трагично. Некоторые эпизоды обрушившейся на жителей этого приморского центра беды удается восстановить по данным раскопок на поселении в 1996 году. Раскопки велись на склоне западного холма, вокруг современного глиняного карьера и первоначально не предвещали ничего интересного, ибо культурный слой был почти полностью уничтожен виноградным плантажом, возможно, еще во времена М.Ф.Пенчула. В перемешанном грунте смешались находки разных эпох, причем особую опасность представляли предметы, постоянно напоминающие о военных действиях, развернувшихся здесь в 1942-43 годах.

Тем не менее, удалось выявить участки непотревоженного культурного слоя: серый золистый суглинок, насыщенный обломками обожженой обмазки (остатков жилищ), керамики и костей, среди которых были и разрозненные кости человеческих скелетов. Под скоплениями обожженой обмазки - остатками турлучных конструкций - обнаружены обломки раздавленной и сильно обожженой посуды: амфор, столовой посуды и грубых лепных горшков.

Также выглядело заполнение значительной части хозяйственных ям. Эти ямы, как правило, имели грушевидную в разрезе форму, которая препятствовала осыпанию стенок, и использовались жителями поселения как подвалы для хранения продуктов (зерна, мяса и т.п.), ненужных в ежедневном быту вещей, например, посуды. То, что выявленные следы сильного пожара связаны с каким-то экстраординарным событием в жизни поселения, подтвердилось находками в хозяйственных ямах большого количества непогребенных тел, по-видимому, погибших в военной катастрофе людей. Как показали антропологические исследования проведенные к.б.н. М.Б.Медниковой, основная часть костяков принадлежало молодым женщинам до 30 лет и детям. Тела большей части мужского населения осталась, по-видимому, где-то на подступах к поселению.

Положение тел в ямах позволяют восстановить некоторые эпизоды этих трагических событий. Скелеты людей были обнаружены в заполнении ям, где они лежали в несколько слоев, вперемешку с камнями, битой посудой и кусками обожженой обмазки,. Судя по их позам, в ямы были сброшены уже мертвые тела. В одной из этих ям, поверх слоя, состоящего из человеческих останков 6 человек прослежен мощный завал крупных камней, позволяющий предотвратить растаскивание трупов дикими зверями. Иными словами, эта яма являлась своеобразной братской могилой. Такие “захоронения” обнаружены по всему склону. На дне другой ямы, под завалом камней, было найдено тело женщины 35-39 лет, лежащей в неестественной позе, лицом вниз, с подогнутыми к груди ногами.

Несколько отличная картина была обнаружена в одной из самых глубоких ям, исследованных на этой территории. На дне этой ямы - хранилища домашнего скарба - было расчищено более десятка коричневоглинянных амфор из Колхиды и много краснолаковой посуды, в частности два краснолаковых подноса, украшенных растительным орнаментом. Среди этой посуды, которая, судя по всему, представляла большую ценность для ее владельцев, обнаружен явно сброшенный вниз скелет ребенка.

Небрежность, с которой обращались с телами погибших, может свидетельствовать о том, что их погребением занимались либо немногочисленные уцелевшие соплеменники, либо захватившие и уничтожившие этот центр население. Судя по тому, что тела не разложились (кости обнаружены в анатомическом порядке), это произошло вскоре после разгрома поселения.

Несколько иную ситуацию позволяет реконструировать положение тел обнаруженные на дне других ям. По всей видимости, эти люди спрятались в ямы в момент нападения и погибли во время пожара, задохнувшись от дыма. В одной из таких ям обнаружены тела двух взрослых женщин (25-29 и 30-34 летнего возраста) и двух детей 8 и 2 летнего возраста. Дети, заползшие в ямы сами, или спрятанные там родителями, взяли с собой самое ценное - любимых котят.

Следы насильственной смерти на костях погибших не зафиксированы. Тем не менее, обнаруженные на телах, как правило, хорошо сохраняющиеся стеклянные бусины, видимо, под воздействием огня стали хрупкими и превратились в порошок.

Точная датировка военного разгрома, в связи с почти полным отсутствием поступления боспорских монет в это время, довольно затруднительна. Обнаруженный в слоях разгрома материал позволяют датировать это событие в пределах середины II - первой половины III в.н.э. Важно, что эти материалы находят прямые аналогии в комплексах из помещений расположенной по-соседству Горгиппии, перенесшей военный разгром в 40 годах III в. н.э. Следы разорения обнаружены и на других памятниках этого региона: разграблена часть самых поздних могил некрополя в Цемесской долине, следы разгрома прослежены и на городище возле станицы Раевской.

Не исключено, что это произошло в результате одного и того же события - готского вторжения, в период их первого (по Иордану) расселения вокруг Меотийского болота (Азовского моря). Угроза могла прийти как с материка, так и с моря. Благодаря сообщению греческого историка Зосима, мы знаем о морских рейдах “скифов” вдоль юго-восточного побережья Черного моря. Самые из известных датированы 50-60 гг. III в. н.э., в результате этих рейдов были взяты и разграблены крупные черноморские центры того времени Питиунт и Трапезунт. “Скифами”, “сарматами” или “аланами” у историков и хронистов III в. н.э. назывались многочисленные племена, обитавшие в это время на территории Северного Причерноморья.

После этого разгрома, судя по имеющимся данным, этот центр уже не возрождается. Боспор, благодаря которому Баты возникли и просуществовали около трех веков, ослабевает настолько, что не в силах обеспечить безопасность даже самых крупных своих городов.

В анонимном перипле V в. н.э. сообщается: “Итак, от Синдской Гавани до Гавани Пагры прежде жили народы, называющиеся Керкеты или Ториты, а ныне живут так называемые Евдусианы, говорящие на готском или таврском языке” (М. А.А.).



Похожие документы:

  1. Оксентій Онопенко

    Документ
    ... Боспор. В названии “Вадим” отражена связь места с Форосом (Двереном) на юге Корсуня ... реки Сиверский Донец имеет значение "Восточный Рубеж", а также "Край Трояни ... Thueringen. Историческая область на юге восточной Германии (Эрфурт) на границе с Австрией. ...
  2. [1] симферополь издательство «таврия» 1979 [2]

    Документ
    ... Керченского полуострова явились основой развития на Боспоре ремесел: металло- и ... Боспорское царство. На рубеже нашей эры на территории Керченского полуострова ... Крыму пока неизвестны. На юго-восточной окраине Симферополя, на Петровских скалах, ...
  3. А. Р. Андреев Крымский полуостров «природная жемчужина Европы» в силу своего географического положения и уникальных природных условий с античных времен являлся перекрестком многих морских транзитных дорог, соед

    Документ
    ... : «Некогда киммерийцы обладали могуществом на Боспоре, почему он и получил название ... скифским населением. В 212 году на юго-восточном побережье Крыма вероятно аланами была ... государство распалось на отдельные княжества, среди которых на рубеже XIII— XIV ...
  4. Александр Михайлович Кондратов

    Документ
    ... слыли жители Карий, государства на юго восточном побережье Малой Азии. Их ... относящихся к эпохе императора Траяна, правившего на рубеже I и II веков н. э. За ... античности. Столица Азиатского Боспора Керченский пролив – Боспор Киммерийский древних эллинов – ...
  5. Программа кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 06. (археология)

    Программа
    ... курган раннескифского времени. Л., 1980. Гуляев В.И. На восточных рубежах Скифии (древности донских скифов). Москва ... . до н.э. на юге Восточной Европы . М., 2009. Виноградов Ю.А., Горанчаровский. Военная история и военное дело Боспора Киммерийского ...

Другие похожие документы..