Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сведения о проводимых платных экспертизах в центральном аппарате и территориальных органах Государственного комитета судебных экспертиз Республики Бел...полностью>>
'Документ'
Компания Гран д Лимо, действующая на основании устава, далее «Исполнитель», с одной стороны и далее «Заказчик» , с другой стороны, заключили настоящий...полностью>>
'Документ'
от 20.09.2011 № 35-844 «Об утверждении Положения о порядке осуществления муниципального земельного контроля на территории муниципального образования г...полностью>>
'Документ'
чем ты сам» 5-11 классы Классные руководители Классные часы «Телевизор, компьютер и здоровье» 1-11 классы Классные руководители 7 Агитбригада «Мы прот...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Глава 4

Военные конфликты 30-х – 60-х годов XVIII в.

После окончания крупнейших войн начала XVIII в. – войны за испанское наследство и Северной войны – сложилось принципи­ально новое соотношение сил в Европе. Главным в международ­ной политике стало строгое соблюдение принципа баланса сил. Определились новые основные очаги противоречий и приоритет­ные интересы. Это позволяет говорить о новом этапе в истории международных отношений континента, который со всей очевид­ностью проявил себя к 40-м годам XVIII столетия.

Три основных конфликта этого периода фактически определя­ли направленность усилий европейских политиков и дипломатов. Сутью их была борьба:

 Англии и Франции за морскую и колониальную гегемо­нию;

 Австрии и Пруссии за преобладание в Центральной Европе;

 России за окончательное утверждение на Балтике и выход к Черному морю.

В сложившейся новой системе государств ведущую роль играли пять стран: Франция, Англия, Россия, Австрия и Пруссия.

Большинство войн носило коалиционный характер. Но изме­нился принцип создания блоков и коалиций. С середины XVI в. до Вестфальского мира европейские страны разделялись на два блока в основном по конфессиональному принципу. В блоке, противо­стоявшем планам Габсбургов создать «вселенскую монархию», глав­ную роль играла Франция.

Вторая половина XVII в. прошла под знаком борьбы против агрессивных устремлений Людовика XIV, и все коалиции носили антифранцузский характер. При этом инициатива в их создании принадлежала Голландии. Таким образом, страны, входящие в коалиции, объединяла одна общая цель борьбы против державы, очевидная мощь которой позволяла претендовать на гегемонию.

После 1715г. обычно борьба велась между двумя враждебными группировками, создававшимися по принципу баланса сил. Одна­ко каждая из таких коалиций состояла из государств, преследую­щих собственные цели, по большей части не совпадающие с целя­ми союзников.

Идея европейского равновесия как господствующая в между­народных отношениях XVIII в. родилась не из теоретических изыс­ков, а была обусловлена необходимостью такой доминанты, обес­печивая ее воплощение в реальную политику. Утрехтский мир ис­ключил возможность гегемонии Франции. Ништадтский мир лишил Швецию статуса великой державы. Противостояние Австрии и Прус­сии не позволяло ни одной из них осуществить политическое преоб­ладание даже в Центральной Европе. Растущая экономическая мощь Англии уравновешивалась до поры политическими и военными воз­можностями Франции. Наконец, нарастающее могущество России во второй половине века делало идею политического господства какой-либо одной державы практически неосуществимой.

Кроме названных главных конфликтов эпохи у ряда европейских стран существовали взаимные проблемы, которые также решались в войнах. Основные из них: франко-австрийское соперничество в Южных Нидерландах; борьба Австрии и Османской империи за Бал­каны; англо-испанский конфликт из-за колониальных владений в Западном полушарии. Война британских колоний в Северной Аме­рике также оказалась в центре внимания европейской политики, поскольку касалась европейского государства, экономический по­тенциал которого начинал угрожать соблюдению баланса сил.

Сам принцип баланса сил исходил из учета всех составляющих понятия «могущество государства»: размера территории; числен­ности населения, а следовательно, наличия рабочих рук и потен­циальных возможностей формирования армии; естественных при­родных ресурсов; уровня экономического развития при учете сте­пени развития капиталистического уклада, успехов международ­ной торговли, наличия колоний и доли богатства от обладания ими в национальном доходе; численности и боеспособности ар­мии и флота, а значит, возможности защитить собственные инте­ресы в сухопутной и морской войне.

Как сам принцип баланса сил, так и оценка реальных возмож­ностей каждого государства, прогнозирование возможных поли­тических ходов требовали развития дипломатии. Имеются в виду организация дипломатической службы, искусство и профессиона­лизм служащих по дипломатическому ведомству. Практически во всех основных государствах Европы ведомство иностранных дел заняло место в одном ряду с финансовым и военным. Увеличилось число постоянных дипломатических миссий. Международным дип­ломатическим языком с XVIII в. стал французский, заменив тра­диционную латынь. Дипломатический корпус состоял исключи­тельно из лиц дворянского сословия. Все чаще стали говорить о единстве Европы в духе высказывания Монтескье: «Европа – не что иное, как большая нация, составленная из малых». В диплома­тической терминологии появилось выражение «система обществен­ной безопасности». Дипломатия же в эпоху просвещенного абсо­лютизма должна была служить воплощению воли монарха в реаль­ную политику, коль скоро речь шла о монархических государствах.

По выражению прусского короля Фридриха II, «государствен­ным разумом» обладают «исключительно лица, стоящие на вер­шине власти». В этих условиях личность монарха, его государствен­ный разум приобретал особое значение. Можно сказать, что в этом смысле не повезло Франции. Людовик XV не был мудрым полити­ком. Считая внешнюю политику «секретом короля», он учредил собственную секретную дипломатическую службу, параллельную официальной, причем действия двух служб зачастую были прямо противоположными. Людовик втягивал Францию в войны на кон­тиненте, не всегда необходимые для страны, поэтому во Франции их называли «войнами роскоши», не поддержал усилий эмиссаров Франции в их успешно складывавшейся деятельности по утверж­дению французских интересов в Индии, проиграл Англии коло­ниальное соперничество.

Англии с главенством парламента в политике было легче осу­ществлять необходимый стране внешнеполитический курс, нара­щивать могущество государства и его властвование на морях.

Французское торговое и колониальное непримиримое сопер­ничество с Англией породило множество войн, большая часть которых шла одновременно с другими военными конфликтами в Европе, при участии обоих государств в противоборствующих коалициях. Их результаты будут рассмотрены ниже при подведении итогов таких конфликтов. Подсчитано, что за столетие, предше­ствующее Французской буржуазной революции, Англия и Фран­ция 35 лет воевали друг с другом (не считая поддержки Францией борьбы американских колоний Англии за независимость).

Политика Англии была направлена на планомерное расшире­ние торговли и завоевание колоний. Она сосредоточивала силы собственного военного флота и армии на заокеанских театрах вой­ны, предпочитая в Европе всемерно поддерживать врагов своего главного противника – Франции, в основном деньгами, что по­зволяло богатство страны.

Франция по-прежнему обладала самой многочисленной арми­ей в Европе, в то время как островное положение Англии давало ей возможность не тратить огромных средств на большую сухопут­ную армию. Зато у Англии был лучший морской флот. Правда, Франция наращивала морское могущество, и к середине 50-х го­дов ее военный флот был почти равен английскому по числу ко­раблей и арсеналу вооружения.

История международных отношений в Центральной Европе в середине XVIII в. сводится в основном к противоборству Австрии и Пруссии, результат которого решался в двух войнах всеевропейского масштаба – войне за австрийское наследство (1740–1748) и Семилетней войне (1756-1763). В борьбу двух германских стран вмешались другие страны Европы, в том числе ведущие, исходя из собственных национальных интересов. Прежде всего это Фран­ция и Англия, которые в силу соперничества входили в противо­борствующие коалиции, а следовательно, находились в состоянии войны, которая велась не только в Европе, но и в колониях, рас­ширяя европейский конфликт до глобального масштаба. В Семи­летней войне решающую роль сыграла Россия. Соперничество Ав­стрии и Пруссии в Центральной Европе представляло собой новое явление в европейском раскладе сил.

Австрия, т.е. государство австрийских Габсбургов, ведет начало с XIII в., когда Рудольф Габсбург в 1273 г., отвоевав Австрию вместе со Штирией и Каринтией и Крайной у чешского короля Пшемысла II, сделал ее доменом Габсбургов, а сам был избран императором (1273–1290). В течение последующих веков австрийс­кие Габсбурги постоянно увеличивали владения короны путем войн и династических браков, с 1438 по 1740 г. удерживали в своих ру­ках императорскую корону и как ведущая сила империи осуществ­ляли ее гегемонистские устремления в Европе.

В Австрии правил император Карл VI, не имевший сыновей. На нем, следовательно, кончалась прямая мужская линия динас­тии австрийских Габсбургов. Вставал вопрос о престолонаследии, как ранее в Испании. Проблема осложнялась тем, что владения австрийских Габсбургов не представляли в то время единого госу­дарства. В них входили Австрия со Штирией, Коринтией и Край­ной, Чехия, Венгрия, Ломбардия и часть Нидерландов, связан­ные единой династией, при прекращении которой эта государ­ственная структура могла легко распасться. Карл VI был озабочен тем, чтобы передать габсбургское наследство нераздельным своей дочери Марии Терезии, бывшей замужем за герцогом Лотарингским Францем-Стефаном. Он хотел, чтобы дочь унаследовала и императорскую корону. Чтобы избежать испанского опыта, он из­ложил свою волю в отношении престолонаследия в Прагматической санкции 1713 г., добился ее признания в землях своей монархии и в ряде европейских держав.

Противная сторона – королевство Пруссия – была, можно сказать, молодым государством. Она постепенно собирала свои земли и силы для борьбы за право считаться ведущим государ­ством Центральной Европы и державой европейского масштаба. Прусское королевство вело свое начало от отдельных небольших княжеств в северо-восточной части империи. Прежде всего, это Бранденбург, который с XV в. принадлежал династии Гогенцоллернов, а князь этой земли был одним из семи курфюрстов**. В пери­од Реформации в Германии Альбрехт Бранденбургский из той же династии сделался гроссмейстером Тевтонского ордена, введя во владениях Ордена лютеранство и превратив их в герцогство Прус­сию (1525), состоявшее, как и ранее Орден, в вассальной зависи­мости от Польши. Эта территория перешла во владение бранден-бургских курфюрстов в 1618 г. с согласия польского короля Сигизмунда III. Таким образом в одних руках соединились два сильных герцогства. Но их разделяли владения польского короля по нижне­му течению Вислы. В начале XVII в. к Бранденбургу отошло герцог­ство Клеве на Рейне, тоже отделенное от него другими немецки­ми землями. После Тридцатилетней войны по Вестфальскому миру курфюрст Бранденбурга Фридрих Вильгельм I получил Померанию и Мекленбург. В 50-х годах XVII в. в войне между Швецией и Польшей великий курфюрст участвовал сначала на стороне Шве­ции, но затем, перейдя на сторону Польши в 1660 г., добился освобождения герцогства Пруссии от вассальной зависимости от польского короля. Его сын за помощь императору в войне за ис­панское наследство, как было сказано выше, получил королевс­кий титул. С тех пор курфюрст Бранденбургский стал королем Прус­сии. По Утрехтскому миру Пруссия получила Гельдерн на нижнем Рейне. Второй прусский король, носивший то же имя, что и дед – Фридрих Вильгельм I (1731–1740), принимал участие в Северной войне и по ее результатам получил часть шведской Померании (1720). Так сложилось Прусское королевство, которое с самого начала было абсолютистским государством, где огромное внима­ние уделялось формированию, содержанию и боеспособности ар­мии, поскольку ей всегда приходилось выдерживать жесткую кон­куренцию Швеции и Польши в Прибалтике. Милитаристский ха­рактер государства сохранился при Фридрихе II, вступившем на престол в 1740 г. и в европейской традиции представлявшем «про­свещенный абсолютизм».

** «Золотая була» германского императора Карла IV Люксембурга установила в 1356 г порядок избрания императора семью немецкими князьями – курфюр­стами. К ним принадлежали архиепископы Майнский, Кельнский и Трирский, король Чешский, герцог Саксонский, маркграф Бранденбургский и пфальц­граф Рейнский.

Из войн 30-х годов XVIII в. наиболее значительной была война за польское наследство (1733–1738), в которую оказались втяну­тыми многие страны. Поводом к ней послужила смерть польского короля Августа II (1733). Возникла борьба за престол (в Польше короля выбирала шляхта на особых сеймах). Претендентами на трон выступили сын умершего короля саксонский курфюрст Фрид­рих Август и Станислав Лещинский, который уже однажды побы­вал на польском троне. Лещинского поддерживала Франция. Он был женат на дочери Людовика XV Марии. Королевское тщесла­вие Людовика требовало для дочери королевского достоинства. Со своей стороны Фридрих Август искал поддержки Австрии – дав­ней соперницы Франции. Он признал Прагматическую санкцию Карла VI и отказался от претензий на австрийское наследство. В стремлении заручиться поддержкой России он обещал передать Курляндию в ленное владение Бирону – фавориту русской импе­ратрицы Анны Иоанновны. Российская поддержка была получена.

В результате невероятных уловок французской дипломатии и под­купа польской шляхты Станислав Лещинский был избран на польский престол. Трон для зятя обошелся Людовику XV в 3 млн. лив­ров, однако новый король занимал его лишь три недели. 24 ноября 1733 г. русские войска вошли в пределы Речи Посполитой, и под их контролем был избран новый король Фридрих Август, коронован­ный в Кракове в январе следующего года под именем Фридриха III.

В ответ Франция объявила войну Австрии, а к войне с Россией пыталась склонить Швецию и Турцию, однако встретила отказ. Фран­цузский флот, направленный к Данцигу, потерпел поражение от русского флота, а выброшенный десант был пленен русскими. В 1736 г. в виду военных неудач Людовик XV обязался склонить Лещинского к отказу от польской короны (Прелиминарный мирный договор). После пяти лет вялых военных действий, в которых участвовали также Испания и Сардиния, война закончилась подписанием Вен­ского договора 1738 г. между Австрией и Францией, к которому в 1739 г. присоединились Россия, Речь Посполитая и другие страны. Договор решал проблему польского престола и содержал некото­рые территориальные перераспределения европейских земель.

Австрия уступала Франции ряд территорий в Италии и Герма­нии, отказывалась от Королевства обеих Сицилий (полученного по Утрехтскому миру) в пользу младшей линии испанских Бурбонов и передавала Сардинии часть Миланского герцогства.

Франция гарантировала Прагматическую санкцию, признава­ла Августа III польским королем. Станислав Лещинский получил пожизненный титул короля, ему во владение передавались Лотарингия и графство Бар, которые после его смерти должны были отойти Франции. Герцог Лотарингский – зять императора Карла VI – в качестве компенсации получал в Италии Парму, Пьянчетто и Тоскану.

В конечном счете во франко-австрийском диалоге преуспела Франция, присоединив Лотарингию и обеспечив присутствие ис­панских Бурбонов в Италии.

Важно отметить, что это было первое и удачное (хотя опосре­дованное через польские дела) участие России в решении про­блем западноевропейской международной политики.

Очевидное ослабление Австрии послужило развязыванию но­вой цепи военных конфликтов, в которых одновременно решались проблемы австро-прусского дуализма и острого противоборства Ан­глии и Франции за торговое и колониальное преобладание.

Первый узел противоречий создавал удобную почву для фор­мирования враждующих коалиций европейских государств с це­лью поддержания баланса сил на континенте и удовлетворения собственных притязаний во имя расширения границ или удовлет­ворения династических интересов. Он также делал Германию есте­ственной сценой борьбы, а Пруссию – инициатором войны. При этом сам принцип европейского равновесия изначально содержал в себе невозможность радикального и однозначного решения в пользу одного из противников. Это делало коалиции непрочными, военные действия затяжными, а позицию даже главных участни­ков конфликта непоследовательной.

Что касается англо-французского соперничества, то оно, на­против, постоянно обострялось в течение XVIII в., освобождаясь от дипломатической маскировки и превращаясь в непримиримую борьбу колониальных империй за мировое господство. Такое слия­ние двух основных целей европейской международной политики с неизбежностью определило место Англии и Франции в противо­стоящих европейских коалициях, возникающих на почве австро-прусского дуализма (что в значительной степени уравнивало воз­можности этих коалиций). Если Франция выступала союзницей Пруссии, то Англия была на стороне Австрии, и наоборот. Оба государства добивались при этом максимального военного и по­литического ослабления противника в Европе для того, чтобы об­легчить себе борьбу за океаном. Задача была четко сформулирована англичанами: «Завоевать Америку в Европе».

Началу нового военного противостояния послужила смерть императора Карла VI в октябре 1740 г. Согласно Прагматической санкции габсбургские земли наследовала его дочь Мария Терезия. Но к этому времени многие европейские дворы уже не признавали Прагматическую санкцию, а древние правила престолонаследия в отдельных частях габсбургского государства таили в себе возмож­ность отказать Марии в праве полного наследования земель. Воз­можность поучаствовать в делении австрийского наследства, осла­бить Австрию, а заодно и империю, прекратить 300-летнее владе­ние Габсбургов имперской короной, которая становилась козырной картой в дипломатической игре, привела к резкой активизации и поляризации европейской политической элиты сама Мария Тере­зия (1740–1748) проявила способности, политическую волю и энер­гию в борьбе. Она не собиралась уступать своих прав и отстаивала единство габсбургских территорий. Ее основными противниками в германских делах оказались недавно вступивший на прусский пре­стол Фридрих II (в борьбе за территории) и баварский курфюрст Карл-Альбрехт (в борьбе за имперскую корону). Фридрих без про­медления и сложных дипломатических обоснований (он действо­вал якобы во имя восстановления «старых прав» дома Гогенцоллернов на часть Селезии) вторгся в Селезию и захватил ее.

Баварский курфюрст в претензии на имперскую корону ссы­лался на свои права как старшего потомка старшей дочери импе­ратора Фердинанда I – первого императора из дома «австрийских Габсбургов»***.

*** В 1555 г император Карл V отрекся от престола и разделил свою колоссальную империю между сыном Филиппом и братом Фердинандом. Сыну (испанскому ко­ролю Филиппу II) достались Испания, Нидерланды, Франш-Конте, итальянские владения Габсбургов и все испанские колонии. Брату (императору Фердинанду I) отошли коронные земли Габсбургов в Германии, Австрии, Чехия, часть Венгрии, Штирия, Каринтия, Крайна. Он также получил имперскую корону. С этого времени в европейской истории возникли линии австрийских и испанских Габсбургов.

Первая Силезская война положила начало военному конфлик­ту, в который втянулись почти все европейские страны и который продолжался почти четверть века.

Захват Силезии ускорил образование антипрусской коалиции. В нее по разным обстоятельствам и в разное время вошли Авст­рия, Россия, Англия, Нидерланды, Саксония и Сардиния. На­против, Франция и Испания заключили союз с Пруссией и под­держали баварского курфюрста Карла-Альбрехта в стремлении к получению имперской короны Священной Римской империи гер­манской нации Имевшие место сложности отношений между фран­цузскими и испанскими Бурбонами были урегулированы.

Таким образом, Силезская война переросла в европейскую войну за австрийское наследство (1740-1748). Франция в 1741 г. ввела свои войска в Германию, в Нидерланды, где нанесла пора­жение Англии, и Италию, где усиленно действовала в союзе с Испанией. Баварцы вторглись в Австрию, угрожали Вене, вмес­те с французами взяли Прагу. Положение Марии Терезии стано­вилось критическим, за ней оставались лишь Венгрия и Тироль. В этих условиях при посредничестве Англии она заключила сугу­бо тайный договор с Фридрихом II, который в обмен на отказ австрийской короны от части Силезии в его пользу согласился приостановить военные действия (Клейншельдорфская конвен­ция). Дипломатическая гибкость Марии Терезии и политическая беспринципность Фридриха II, который предал своих союзников в Германии, маскируя выход из войны незначительными воен­ными маневрами, изменили ситуацию. В течение войны за австрий­ское наследство Фридрих II еще дважды совершал такое тайное предательство (мирный договор с Веной в июне 1742 г., с Фран­цией и Баварией в начале 1744 г). Между тем 25 января 1742 г. курфюрсты избрали Карла Баварского императором под именем Карла VII (1742-1745). В ответ австрийские войска вторглись в Баварию, заняли Мюнхен и изгнали императора из его владений. Далее борьба шла с переменным успехом, но при общем преоб­ладании Австрии и ее союзников. Попытка Фридриха II завоевать Чехию не удалась. Карл VII сумел вернуть себе Баварию, но его сын после смерти Карла VII отказался от притязаний на импер­скую корону во имя сохранения за собой Баварии, и имперский трон вновь оказался вакантным.

25 декабря 1745 г. был заключен сепаратный Дрезденский мир между Австрией и Пруссией, по которому вся Силезия отошла к Пруссии. В ответ прусский король признал избрание германским императором Франца Стефана – мужа Марии Терезии, который правил в империи двадцать лет под именем Франца I (1745–1765). Пруссия вышла из войны, но военные действия продолжались еще в Южных Нидерландах, Италии, а главное, между Англией и Францией в колониях.

Колониальные войны начались в 1739 г. между Англией и Ис­панией за право Англии свободно торговать с испанскими коло­ниями. В 1743 г., после восстановления союза между Парижем и Мадридом, вспыхнула англо-французская война. Военные действия шли в Северной Америке, где англичане в 1745 г. захватили фран­цузский порт Луисбург в устье реки Св. Лаврентия, открыв себе путь в Канаду, и в Индии, где французы в 1746 г. отобрали у англичан Мадрас – главный опорный пункт Англии. Англичане и французы воевали также в Шотландии, где Франция поддер­жала авантюрную, бесперспективную и быстро пресеченную по­пытку внука Якова II Стюарта восстановить династию Стюартов в Англии.

В колониальных войнах середины 40-х г. противникам не уда­лось добиться решительного перевеса.

В октябре 1748 г. между Англией и Голландией, с одной сторо­ны, и Францией – с другой, был заключен Аахенский мир, кото­рый завершил войну за австрийское наследство. К нему присоеди­нились Австрия, Испания и Сардиния.

Договор, прежде всего, подтвердил признание всеми его участ­никами Прагматической санкции Карла VI о престолонаследии. Территориальные вопросы решались следующим образом: Прус­сия получила Силезию, Испания и Сардиния – территории в Италии, Франция возвращала Австрии занятые земли в Нидер­ландах, Англии – Мадрас в Индии и некоторые небольшие тер­ритории в Америке.

Кроме того, было продлено на четыре года право английских колоний ввозить рабов в испанские колонии в Америке. Англия добилась также решения разрушить укрепления порта Дюнкерк, принадлежавшего Франции в Нидерландах.

Условия договора, по сути, не исчерпали конфликта. Мария Терезия не допустила развала габсбургского государства, но поте­ряла Силезию, с чем не собиралась мириться. Австро-прусское со­перничество лишь обострилось.

Франция считала себя обойденной, к тому же война нанесла серьезный урон французской морской торговле.

Англия не сумела закрепить свои завоевания в Северной Аме­рике в основном из-за успехов французов в австрийских Нидер­ландах и угрозы с их стороны оккупировать Голландию – союзни­цу Англии в колониальной войне против Франции.

Между английскими и французскими колонистами военные действия фактически не прекращались и переросли в официаль­ную войну регулярных армий в 1756 г.

Таким образом, не считая увеличения Сардинии и приобрете­ний испанских Габсбургов в Италии, в серьезном выигрыше ока­залась лишь Пруссия, с присоединением Силезии превратившая­ся в европейскую державу. Неудовлетворенность большинства уча­стников результатами войны, возвышение Пруссии, обострение англо-французского колониального соперничества с неизбежнос­тью предполагали новую войну.

В ходе ее дипломатической подготовки произошла кардиналь­ная смена дипломатических пристрастий, получившая название «дипломатической революции». Австрийский двор в своем проти­востоянии Фридриху II готовил новую коалицию против Пруссии. Перед австрийской дипломатией встала задача вовлечь в нее Фран­цию, в течение столетий бывшую непримиримым оппонентом Австрии. Задачу эту решил первый министр Марии Терезии, руко­водитель внешней политики Австрии граф (затем князь) Венцель Йозеф фон Кауниц, трезвомыслящий, гибкий, прекрасно обра­зованный дипломат, в сложном дипломатическом поединке с Фридрихом II.



Похожие документы:

  1. Баркалова Н. В.; Левакова И. В. Изд. 3-е, перераб и доп

    Документ
    ... /NT /2000 /XP. ... Питер : Русская редакция , 2006. - ... проф. образования ; под ... История международных отношений и внешней политики России, 1648 ... История" [и др. ] / Протопопов Анатолий Сергеевич , Козьменко Владимир Матвеевич; Елманова Наталья Сергеевна; под ...

Другие похожие документы..