Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
Алексеев В.В. Государственная служба России: Исторический опыт и современность. Реформирование государственной службы в России: Проблемы и пути решени...полностью>>
'Документ'
Негосударственное образовательное частное учреждение дополнительного образования «Учебный центр университета «Дубна», именуемое в дальнейшем «Учебный ...полностью>>
'Документ'
Подготовка исследовательских работ для участия в работе лингвистических секций ежегодной фестиваля исследовательских и творческих работ учащихся "Порт...полностью>>
'Документ'
Недавно в одной книге я обнаружил великолепную фразу: "Когда вы читаете биографию, помните, что правда никогда не годится для опубликования". Это - сл...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Глава 2

Тридцатилетняя война и Вестфальский мир

Тридцатилетняя война явилась первой войной общеевропейс­кого масштаба. В ней участвовало множество государств, прямо или косвенно.

Многолетняя война стала ведущим фактором в определении внешнеполитических интересов и приоритетов практически всех европейских государств. Военные успехи прогабсбургского или ан­тигабсбургского блока, собственное социально-политическое и экономическое положение определяли стратегию и тактику каж­дого ее участника, тем более что военные действия велись в ос­новном наемными армиями, что позволяло использовать возмож­ности казны для решения государственных задач, в том числе вдали от собственных границ.

В Тридцатилетней войне столкнулись две линии политического развития Европы. Средневековая политическая традиция, вопло­щенная в стремлении к созданию единой общеевропейской хрис­тианской монархии, где понятия «государство» и «интересы на­ции» никак не совмещались, была связана с политикой австрийс­ких и испанских Габсбургов. Они же возглавляли католическую реакцию в масштабах Европы. Другой принцип политического раз­вития был присущ Англии, Франции, Голландии и Швеции. Он предполагал создание сильных государств на национальной основе. В названных централизованных государствах, кроме Франции, пре­обладало протестантское вероисповедание. По-разному протекало эко­номическое развитие противоположных блоков. В антигабсбургский блок входили страны, где ширился капиталистический уклад.

Началу Тридцатилетней войны предшествовала внутренняя борьба в Германии. В 1608-1609 гг. здесь возникли два военно-по­литических союза немецких князей на конфессиональной основе – Евангелическая уния и Католическая лига, каждая из которых получила поддержку иностранных государств. В результате любой военный конфликт в Германии в условиях обострившихся отно­шений между странами мог превратиться в международный, что и случилось в начале Тридцатилетней войны, превратив Германию в театр военных действий.

Главным конфликтом в политической жизни Западной Евро­пы по-прежнему было противостояние Франции и коалиции ис­панских и австрийских Габсбургов. И Габсбурги и Франция, пре­вратившаяся в могущественное абсолютистское государство в годы правления кардинала Ришелье, претендовали на особую роль в европейской политике. В интересах Франции было сохранить им­перию раздробленной и не допустить единства действий двух габс­бургских монархий. Она имела территориальные претензии в Эльзасе, Лотарингии, Южных Нидерландах, Северной Италии, пограничных с Испанией территориях. Франция готова была под­держать Евангелическую лигу несмотря на разность конфессий. Рес­публика Соединенных провинций видела в Евангелической лиге естественного союзника против Габсбургов. Дания и Швеция пы­тались оградить себя от конкуренции на северных морских путях. Англия постоянно боролась с Испанией на море, и для нее анти­габсбургская политика казалась естественной. Но в то же время она во внешней торговле конкурировала со странами антигабсбургс­кой коалиции.

Конкретные интересы разных европейских стран и их общее стремление пресечь гегемонистские цели Габсбургов определили участие каждой из них в войне в разные ее периоды.

В истории Тридцатилетней войны выделяют четыре периода: Чешский (1618-1624), Датский (1625-1629), Шведский (1630-1635) и Франко-шведский (1635–1648). В первых трех периодах перевес оказывался на стороне габсбургского блока. Последний же привел к поражению империи и ее союз-ников.

Взаимное истощение противоборствующих сторон, абсолют­ное разорение населения Германии, где развертывались основные военные действия, и, как следствие, невозможность жизнеобес­печения армий, наконец, нарастание социальной напряженности в самих воюющих странах привели к необходимости завершения войны.

В 1638 г. за прекращение войны высказались папа Римский и датский король. Осенью 1640 г. идею мирных переговоров поддер­жал рейхстаг, собравшийся в Регенсбурге. Только в 1644 г. в Вестфалии, в г. Мюнстере, открылся мирный конгресс, на котором обсуждались взаимоотношения между империей и Францией. В дру­гом вестфальском городе, Оснабрюке, в 1645 г. начали обсуждать­ся шведско-германские отношения. Империю, Испанию, Швецию, Францию представляли крупнейшие дипломаты того времени. Пе­реговоры шли на фоне продолжавшейся войны, причем имперс­кая дипломатия сознательно затягивала их в надежде на обостре­ние внутриполитических трудностей во Франции, а противная сто­рона также порой не спешила, пытаясь добиться более выгодных условий в ситуации военного перевеса.

Мир, вошедший в историю как Вестфальский, был заключен 24 октября 1648 г. одновременно в Мюнстере и Оснабрюке. Он не только зафиксировал конкретные территориальные и политико-правовые договоренности, но и подвел итог столетнего конфесси­онального противостояния в Европе и привел к новой расстанов­ке сил на континенте.

Заключенные договоры включали вопросы территориальных изменений в Европе, политического устройства Германской им­перии, вероисповедания на ее территории, закрепления в меж­дународном праве независимости Голландии и Швейцарии.

Территориальные проблемы были решены следующим обра­зом. В наибольшей степени были удовлетворены территориальные притязания Швеции, которая получила Западную и часть Восточ­ной Померании с портовым городом Штеттином; острова Рюген и Волин (устье Одера); г. Висмар и два епископства на Везере – Бременское и Верденское, которые преобразовывались в светские владения. При этом оговаривалось, что старые ганзейские города, отошедшие к Швеции, сохраняют свои вольности. Швеция, сле­довательно, получила важнейшие гавани на побережье Северного и Балтийского морей и, таким образом, в целом достигла постав­ленной цели господства над Балтикой. Она получила также огром­ную денежную контрибуцию и значительно повысила свой меж­дународный статус, превратившись в европейскую державу.

Территориальные приобретения Франции по договору с импе­рией были не столь велики. Она получила Эльзас, за исключением г. Страсбурга, Зундгау и Хагенау, а также юридическое подтверж­дение прав на три лотарингских епископства: Мец, Туль и Верден, отошедших к ней по Като-Камбрезийскому миру 1559 г. в результате Итальянских войн. Кроме того, 10 имперских городов попало под опеку Франции. Французскую корону устраивали об­щеполитические результаты войны, и прежде всего падение поли­тического престижа Германской империи, сохранение ее террито­риальной раздробленности, разорение и экономический упадок как в самой империи, так и в странах, входящих в Габсбургскую коалицию. К моменту заключения Вестфальского мира Франция продолжала воевать с Испанией.

Территориальные изменения претерпели и некоторые герман­ские княжества. Так, курфюрст Бранденбургский получил Восточ­ную Померанию, право на присоединение архиепископства Маг-дебургского после смерти действующего архиепископа, а также епископств Гальберштадт, Камин, Минден, что сделало Бранденбург одним из наиболее влиятельных княжеств в Германии. Это также повысило его роль в международной политике северного региона в качестве потенциального оппонента как империи, так и Швеции, что отвечало интересам Франции, дипломатия которой содействовала такому решению. Мекленбург компенсировал поте­рю территорий, отошедших к Швеции, за счет ряда секуляризо­ванных епископств и монастырей. Саксония утвердила за собой право на Лужитские земли. Бавария сохранила Верхний Пфальц, полученный в ходе войны, а ее князь – звание курфюрста.

Вестфальский мир юридически закрепил политическую раздробленность Германии на два века, фактически обеспечив суверенитет немецких князей, которые получили право на заключение межкняжеских союзов и договоров с иностранными государствами. В состав империи вступила Швеция как суверен полученных имперских вла­дений с правом посылать своих депутатов в рейхстаг. Опека над ря­дом имперских городов позволяла Франции вмешиваться в дела империи. Сама же империя оставалась конгломератом «имперских чинов» во главе с избираемым императором и рейхстагами.

В области религиозной Вестфальский мир уравнял в правах кальвинистов с католиками и лютеранами на территории Герма­нии, придав кальвинизму статус официально признанной конфес­сии. Была узаконена секуляризация церковных земель, проведенная до 1624 г., однако новые захваты земель церкви были запрещены.

Международное признание государственного суверенитета по­лучили Швейцарский Союз, официально выведенный из состава империи, и Республика Соединенных провинций. Мюнстерский договор определил также территорию последнего из этих гocyдарств и декларировал закрытие устья Шельды для международ­ной торговли.

Испания прервала переговорный процесс в Вестфалии до его официального завершения, заключив с Республикой Соединен­ных провинций соглашение, признающее их независимость.

Война Испании с Францией, начавшаяся в ходе Тридцатилет­ней войны, продолжалась и окончилась подписанием Пиренейс­кого мирного договора 7 ноября 1559 г., по которому Франция закрепила большую часть своих завоеваний в южных Нидерландах (провинция Артуа) и на Пиренейской границе (Руссильон) и обя­залась не оказывать помощи Португалии, воевавшей с Испанией. Восстанавливались торговые отношения между странами.

По Пиренейскому миру был закреплен договор о браке фран­цузского короля Людовика XIV с испанской инфантой Марией Терезией, который позволил впоследствии Людовику XIV предъя­вить претензии на испанские владения (испанское наследство). В ре­зультате были расширены границы Франции и устранена внешняя опасность со стороны Испании, усилено политическое могуще­ство Франции в целом.

Война обернулась настоящей трагедией для Германии, особенно для народов, населявших те территории, которые были непосред­ственным театром военных действий. Она оставила после себя го­лод, разорение, опустошение целых районов. Сокращение числен­ности населения в несколько раз (например, в Чехии более чем в 3 раза, в отдельных местах Германии – в 5-10 раз), уничтожение материальных и культурных ценностей, спад и остановка произ­водства привели к длительному социально-экономическому кри­зису в Германии.

В общем в результате войны в выигрыше оказались страны ан­тигабсбургской коалиции. Для французской монархии успешное завершение Тридцатилетней войны и войны с Испанией явилось стартом борьбы за европейскую гегемонию. Швеция превратилась в европейскую державу, и ее приоритет в Северной Европе стал очевиден. Окончательно утвердив независимость от Испании, Гол­ландия создала условия для экономического роста, борьбы за коло­нии и изменения своего политического веса в европейских делах.

Однако поскольку к завершению войны привел целый комп­лекс обстоятельств, а не абсолютная победа одной из сторон, по­стольку Вестфальский мир должен был заключать в себе элементы компромисса. Окончилось время гегемонии Габсбургов в Европе, стал очевиден крах как намерений создать единую наднациональ­ную христианскую империю, так и католического диктата Испа­нии. Но собственно Австрийская монархия не проиграла в войне и немецкие князья, как католические, так и протестантские, утвер­дились в полном суверенитете.

Тридцатилетняя война завершила вековой период острого кон­фессионального противостояния в Европе. Религиозный фактор перестал играть существенную роль в международных отношениях. Однако рецидивы обращения к религиозному обоснованию неко­торых акций во внешней политике отдельных европейских госу­дарств будут иметь место и в XVIII в.

Результаты Тридцатилетней войны доказали перспективность политического процветания централизованных национальных госу­дарств (Франции, Англии, Голландии, Швеции), но важнейшая проблема создания национальных государств на месте Священной Римской империи германской нации осталась нерешенной.

Вестфальский мир полностью изменил внешнеполитическую ситуацию в Европе, создав иной баланс сил, иные политические приоритеты и ценностные ориентиры, внес международно-пра­вовую основу в систему европейских международных отношений, определив их характер на ближайшие полтора столетия.

Глава 3

Международные отношения в Европе второй половины XVII – начала XVIII в.

Середина XVII в. открыла новую эпоху международных отно­шений в Европе.

В политической жизни Западной и Центральной Европы ста­тус великих держав кроме Франции имели Англия, Нидерланды, Швеция и пока еще Испания, а также государство Габсбургов. Основу этого государства на рубеже XVII – XVIII вв. составляли Австрия, Чехия, Венгрия; в него входили Моравия, Селезия, Штирия, Тироль, Каринтия, Хорватия, Словения, Трансильвания и ряд других земель. Его глава обладал короной Священной Римской империи германской нации. Хотя не все наследственные земли Габсбургов входили в состав империи, но они составляли более трети ее территории. Определенную роль в политических процессах европейского масштаба играли также: из германских государств – курфюршества Бранденбург, Саксония и Бавария, из итальянских – Венецианская республика, герцогство Савойское и Папская область (причем скорее само папство и папская дипломатия), а также Португалия и Дания.

В Восточной Европе ведущее положение имела Россия, и ситу­ация определялась взаимоотношениями России, Швеции, Польши и государства Габсбургов.

На юге континента все еще главенствовала Османская империя.

Деидеологизация международных отношений и уход с исто­рической арены лагеря Контрреформации, возглавлявшегося ав­стрийскими и испанскими Габсбургами, сняли необходимость со­хранения антигабсбургской коалиции. Объединявшая ее общая по­литическая задача была решена, религиозные споры ушли в прошлое, и обнажились истинные государственные интересы, цели и взаимные противоречия стран, составлявших ранее один лагерь. На первый план вышло торгово-экономическое противоборство прежде всего молодых капиталистических стран Англии и Гол­ландии с феодально-абсолютистскими Францией и Испанией, а также каждой из названных стран друг с другом. Торговое проти­востояние исходило из принципа меркантилизма, игравшего оп­ределяющую роль в экономической политике ведущих европейс­ких государств.

Вторая половина XVII в. – это время превращения Англии, Франции и Нидерландов в колониальные империи и неуклонного возрастания хозяйственной роли колоний. Война на море уже в значительно меньшей мере имела своей целью грабеж испанского «серебряного» флота (что, однако, по-прежнему имело место), а приобретала характер ожесточенной борьбы за новые колониаль­ные территории и перераспределение колониальных владений меж­ду Англией, Францией и Голландией, а также их расширение за счет колоний Испании и Португалии, которые уже не могли в полной мере защитить свои интересы.

Значение колониального фактора в европейской политике было столь велико, что практически любой мирный договор, заверша­ющий военное столкновение колониальных империй, ареной ко­торого были европейские территории, содержал пункты относи­тельно колониальных владений, и напротив, исход морских войн вдалеке от Европы влиял на положение участвующих сторон в рас­кладе политических сил на континенте.

На европейской политической сцене вселенские претензии Габсбургов уступили место настойчивому стремлению ведущих европейских государств к преобладанию на региональном уровне.

Политический вес каждого из них после Вестфальского мира претерпел изменения.

Во второй половине XVII – начале XVIII в. лидирующее поло­жение в Западной Европе принадлежало Франции. Эта страна пред­ставляла собой феодальную абсолютную монархию при наличии постоянно набирающего силу капиталистического уклада. Она об­ладала наибольшей степенью государственной централизации и сильным бюрократическим аппаратом, что давало короне возмож­ность осуществлять собственную внешнеполитическую линию, используя все ресурсы страны. Франция превосходила другие ев­ропейские государства по размерам территории, численности на­селения, величине постоянной армии, которая даже в мирное время не опускалась ниже 200 тыс. человек. Она занимала выгодное гео­графическое положение, обладала необходимыми запасами полез­ных ископаемых, постоянно наращивала мощь военного и торго­вого флота. Колониальные владения Франции включали Канаду, колонизация которой усиленно продолжалась, Луизиану (на реке Миссисипи), ряд Антильских островов, в Индии – Пондишери, в Африке – Мадагаскар. Расширение внешней торговли и актив­ный торговый баланс составляли основу экономической полити­ки кольбертизма.

Новая ситуация в международной жизни Европы совпала с началом правления Людовика XIV, с именем которого связан са­мый блестящий период в истории французского абсолютизма. Вы­дающиеся дипломатические и государственные качества кардина­ла Мазарини во многом определили как победу трона в борьбе с Фрондой, так и победоносное для Франции завершение Тридца­тилетней войны и войны с Испанией. Людовик XIV, воспитанный Мазарини в качествах монарха, сосредоточил в своих руках всю полноту власти. Большие потенциальные возможности государства, поверженность Испании, раздробленность империи, разобщенность возможных противников определили агрессивный внешнеполити­ческий курс Людовика XIV. К тому же успешная завоевательная политика соответствовала понятиям дворянского менталитета, представлениям о монаршей славе, процветании сословия и госу­дарства. Агрессивные устремления Франции были направлены в первую очередь на подчинение западногерманских земель, где Людовик XIV действовал как военными, так и дипломатическими методами, используя нечеткое определение вассальной принад­лежности многих пограничных владений, наличие французских ан­клавов в границах империи и немецких земель внутри территорий, отошедших к Франции. Обладание землями, входящими в состав империи, позволило Людовику даже претендовать на имперскую корону. Такие претензии подкреплялись ссылками на то, что исто­рическая традиция монаршей власти во Франции, восходящая к империи Карла Великого (800), значительно глубже германской, где империя ведет свое начало от Оттона I (962).

Объектом агрессивных устремлений Франции были также Франш-Конте и Южные Нидерланды – земли, принадлежащие Испании. Право на захват испанских территорий в Европе, а также ее колониальных владений Франция пыталась обосновывать дина­стическими притязаниями. Брачный контракт Людовика XIV и Ма­рии Терезии включал пункты об отречении Марии от прав на ис­панский престол при обязательной выплате Людовику XIV огром­ного денежного приданого в 500 тыс. экю золотом. Невозможность для Испании выплатить такую сумму повлекла со стороны Франции требование отдать ей в качестве территориальной компенсации Южные Нидерланды или возвратить Марии Терезии права на ис­панскую корону. Отказ испанского правительства выполнить это требование привел к войне («деволюционная война» 1667 г.).

Политика Франции в отношении Англии, с которой сталки­вались ее торговые и колониальные интересы, в основном своди­лась к стремлению Людовика XIV поставить Англию под свой контроль, используя финансовое и дипломатическое давление на Карла I Стюарта, который взошел на английский престол не без француз­ской помощи. Однако были и случаи военного противостояния.

Стремление Франции овладеть Южными Нидерландами влекло за собой столкновения с Голландией, которая не хотела оказаться в непосредственном соседстве с мощной и агрессивной Францией. Кроме того, голландцы были недовольны ограничением импорта их товаров во Францию через французскую таможенную политику.

Одной из главных целей французской дипломатии было не допустить сотрудничества между морскими державами Англией и Голландией, а также между Англией и Испанией. В последнем слу­чае разыгрывалась испанская карта. Мадридский двор вел войну с Португалией для восстановления своего господства над этой стра­ной. Франция была ограничена в праве вмешаться в испано-порту­гальские дела по условиям Пиренейского мира. Не желая усиления Испании, Людовик XIV убедил Карла II в целесообразности для Англии оказать помощь Португалии, предотвратив таким образом возможность англо-испанского альянса.

Стремление к политической гегемонии в Европе со стороны Франции породило целую серию войн, в которых участвовали многие европейские государства, объединявшиеся в различные, но неизбежно антифранцузские коалиции. Самой Франции это стоило огромных финансовых затрат и породило непрекращающу­юся волну антиналоговых восстаний, пик которых пришелся на середину 70-х годов XVII в.

Испания переживала тяжелые последствия Вестфальского и Пиренейского мирных договоров, приведших к упадку ее военно­го могущества и политического престижа. Испанские европейские владения: Южные Нидерланды, Франш-Конте, итальянские зем­ли – стали уязвимы в военном отношении. Могущество испанско­го флота тоже осталось в прошлом. В 1655 г. умер испанский король Филипп IV. Его наследником на троне оказался больной и слабо­умный сын Карл II Габсбург. Смерть Филиппа IV позволила Фран­ции напомнить о невыплаченном приданом Марии Терезии и воз­будить вопрос о территориальных компенсациях. Болезненность нового короля и его бездетность сделали на несколько десятиле­тий одним из центральных вопросов европейской международной политики проблему замещения в перспективе испанского трона и раздела испанских европейских владений и огромной колониаль­ной империи, что в конечном результате привело к войне за ис­панское наследство.

На фоне ослабевшей Испании резко ощущалось усиление эко­номического и политического влияния Голландии в европейском балансе сил. Страна, освободившаяся от испанского господства в ходе Нидерландской революции и защитившая свою независимость в долгой войне с Испанией, стала самой мощной морской держа­вой второй половины XVII в. Экономическое процветание Голлан­дии основывалось прежде всего на успешной внешней торговле, чему способствовало выгодное географическое положение страны в устье Рейна и на побережье Северного моря, причем у входа в него из Атлантики через проливы Ла-Манш и Па-де-Кале. Облада­ние мощным торговым и военным флотом, который по численно­сти кораблей превосходил флот всех западноевропейских стран вместе взятых, самой развитой банковской системой позволило Голландии фактически контролировать международную торговлю в Северной Европе и по Рейну, между Северной и Южной Европой, судовой фрахт. Около 10% торговых прибылей Голландии да­вала колониальная торговля. Объектом голландских захватов стали испанские и португальские колонии. Колониальная политика ве­лась голландскими Ост-Индской и Вест-Индской компаниями, ко­торые обладали огромными финансовыми средствами, собствен­ным флотом и военными силами, а также полученными от прави­тельства неограниченными полномочиями в колониях. Голландские колонизаторы основали свои крепости и фактории на Зондских и Молуккских островах – островах пряностей, захватили всю тор­говлю пряностями в Индонезии, овладели Негапатамом в Индии, вытеснили португальцев с Цейлона. Им принадлежало открытие Австралии, Тасмании и Новой Зеландии. В Южной Америке гол­ландская Вест-Индская компания владела частью Бразилии, на побережье Северной Америки голландцы еще в 1626 г. основали Новую Голландию с центром Новый Амстердам (впоследствии Нью-Йорк). Базой голландской сахарной промышленности стал Суринам, голландцы владели несколькими островами в Карибс­ком море. Они основали Капскую колонию в Южной Африке и ряд портов на западном ее побережье.

Голландия сумела воспользоваться трудностями, которые пе­реживали конкурирующие с ней страны в середине XVII в.: бур­жуазной революцией и гражданской войной в Англии, Фрондой во Франции, разорением соседних немецких княжеств в результа­те Тридцатилетней войны. Но постепенно на рубеже веков начали сказываться факторы, определяющие положение страны в между­народной политике в длительной перспективе: небольшая терри­тория, малочисленное население (около 2 млн человек), сравни­тельно слабое развитие мануфактурной промышленности. Стране «торгового капитала» пришлось защищать свои интересы в жест­кой конкурентной борьбе с Англией – страной «промышленного капитала» и Францией.

Голландия, опасаясь непосредственного соседства с могуще­ственной Францией, предпочитала иметь на своих границах ос­лабленные германские земли и беспомощные испанские Нидер­ланды, территориально удаленные от Испании. Поэтому именно Голландия была организатором всех антифранцузских коалиций, а статхаудер республики Вильгельм III Оранский (1672–1702), став­ший после «славной революции» 1688 г. в Англии и ее королем, выступал главным противником Людовика XIV и его гегемонистской политики в Европе.



Похожие документы:

  1. Баркалова Н. В.; Левакова И. В. Изд. 3-е, перераб и доп

    Документ
    ... /NT /2000 /XP. ... Питер : Русская редакция , 2006. - ... проф. образования ; под ... История международных отношений и внешней политики России, 1648 ... История" [и др. ] / Протопопов Анатолий Сергеевич , Козьменко Владимир Матвеевич; Елманова Наталья Сергеевна; под ...

Другие похожие документы..