Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Рабочая программа учебной дисциплины «Электротехнические материалы» – это нормативный документ, определяющий цели, задачи, конечные результаты (компет...полностью>>
'Документ'
2) правильно применил не менее 2 разных приемов сжатия текста (исключение, обобщение, упрощение) и использовал их для сжатия не менее 3 микротем текст...полностью>>
'Основная образовательная программа'
В современном мире миграция является одной из наиболее важных проблем, так как при современной мировой ситуации почти все страны включены в этот проце...полностью>>
'Программа'
«Закупки бюджетных учреждений, унитарных предприятий, автономных учреждений, государственных компаний и корпораций и субъектов естественных монополий ...полностью>>

Главная > Учебно-методический комплекс

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

Министерство образования и науки РФ

ФГБОУ ВПО "Московский государственный гуманитарный университет

имени М. А. Шолохова"

"Утверждаю"

"Утверждаю"

Проректор по учебной работе

Зав.кафедрой

МГГУ им. М.А. Шолохова

Замолоцких Е.Г.

______________________

___________________

Решение заседания кафедры

протокол №

от ____________ 2012 г

Учебно-методический комплекс

по модулю Б3.КВ6. «Исторический комментарий к русскому языку»

Факультет филологический

Направление: 050100 Педагогическое образование

Профиль 050110 Филологическое образование

Кафедра русского языка

Составитель: д.ф.н., доц., проф. кафедры русского языка Чапаева Л.Г.

Набор 2011 г.

Москва-2012

Министерство образования и науки РФ

ФГБОУ ВПО "Московский государственный гуманитарный университет

имени М. А. Шолохова"

"

Утверждаю зав.кафедрой

_______________________

(к.ф.н., доц. Ерофеева Е.А.)

Решение заседания

кафедры Протокол № __

«___» ___________2012 г.

  1. Программа модуля «Исторический комментарий к русскому языку»

Направление: 050100 Педагогическое образование

Профиль 050110 Филологическое образование

Составители: д.ф.н., доц. проф. кафедры русского языка Чапаева Л.Г.

Москва-2012

1. Пояснительная записка

Основные цели и задачи курса

Цель: способствовать более глубокому осмыслению процессов, явлений и форм современного русского языка с точки зрения их возникновения, существования и развития; сформировать навыки применения исторических сведений в преподавании русского языка

Задачи:

- установить межпредметные связи историко-лингвистических дисциплин и курса современного русского языка;

- установить связь между изучением фактов истории языка с его современным состоянием на разных языковых уровнях;

- выявить и сформировать методы и приемы исторического комментирования в школьном преподавании русского языка.

Объем в ЗЕ: _________6_______________________________

Время изучения: курс_____3_______семестр________5_________

Взаимосвязь с другими модулями:

Необходимым условием обучения данному ОМ является успешное освоение модулей: Основы языкознания, История руского языка, Старославянский язык.

Данный модуль является базой для изучения следующих ОМ:

Теория языка

Групповая принадлежность ОМ: профессиональный

Кластерная принадлежность ОМ:

мировоззренческий

Модуль направлен на формирование следующих компетенций:

ПКПедБ10М06 (Имеет представление об истории, современном состоянии и тенденциях развития русского языка, его родственных связей и типологических особенностей)

Модуль направлен на решение следующих профессиональных задач:

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/27 (Дать исторический комментарий к фонетическим явлениям современного русского языка);

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/28 (Дать исторический комментарий к морфологическим явлениям современного русского языка).

Формы освоения ОМ:

Активные методы обучения

Формы контрольных и учебных заданий:

1 уровень сложности: тесты с закрытой формой задания, опрос, тесты с заданиями на соответствие, ранжирование, классификация

2 уровень сложности: исторический анализ, структурирование проблемы, реферат

3 уровень сложности: эссе, проект

Процентное соотношение академических и практико-ориентированных форм учебной работы:

70/30 % - мировоззренческий кластер

Технологическая карта образовательного модуля

Компетенции

(шифр)

Тема

Лекции (групповая работа)

Семинарские занятия (групповая, звеньевая работа)

Практические занятия *

(групповая, звеньевая работа)

Самостоятельная работа (индивидуальная работа)

Контроль

Компетенция

ПКПедБ10М06 Имеет представление об истории, современном состоянии и тенденциях развития русского языка, его родственных связей и типологических особенностей

Тема 1

Задачи курса и основные причины исторических изменений

Лекция 1.

Задачи и предмет курса.

Лекция 2.

Основные тенденции и причины исторических изменений в русском языке.

Задания 2 уровня сложности:

исторический анализ, структурирование проблемы, реферат

Рабочая тетрадь

Формы контроля: письменный и устный

Компетенция


ПКПедБ10М06 Имеет представление об истории, современном состоянии и тенденциях развития русского языка, его родственных связей и типологических особенностей

Тема 2

Лексика и фразеология русского языка. Этимологизация.

Лекция 3.

Этимология как базовый принцип исторического изучения лексики.

Лекция 4. Лексика и семантика

Лекция 5.

Народная этимология и заимствования в русском языке.

Задания 1 уровня сложности: тесты с закрытой формой задания, опрос, тесты с заданиями на соответствие, ранжирование, классификация

Рабочая тетрадь

Формы контроля: письменный и устный

Компетенция

ПКПедБ10М06 Имеет представление об истории, современном состоянии и тенденциях развития русского языка, его родственных связей и типологических особенностей

Тема 3

Фонетические процессы и их следы в СРЯ

Лекция 6.

Система гласных и согласных фонем в истории и современности.

Следы утратившихся гласных в русском языке

Лекция 7.

Акцентуация и ее роль в истории русской орфоэпии и грамматики.

Задания 2 уровня сложности: исторический анализ, структурирование проблемы, реферат; 3 уровень сложности: эссе, проект

Рабочая тетрадь

Формы контроля: письменный и устный

Компетенция ПКПедБ10М06 Имеет представление об истории, современном состоянии и тенденциях развития русского языка, его родственных связей и типологических особенностей

Тема 4

Грамматика.

Морфологические нормы русского языка в историческом освещении.

Лекция 8. Проблема нормы и варианта с исторической точки зрения.

Лекция 9.

Следы древнего состояния и исторических изменений в системе склонения существительных.

Лекция 10.

История форм двойственного числа.

Лекция 11. Формы И.п. множественного числа на –а

Лекция 12. Имя числительное в русском языке

Лекция 13. Проблема происхождения отыменных наречий с точки зрения синхронии и диахронии.

Лекция 14. Пословицы и поговорки как источник истории языка

Задания 1 уровня сложности: тесты с закрытой формой задания, опрос, тесты с заданиями на соответствие, ранжирование, классификация

Рабочая тетрадь

Формы контроля: письменный и устный

Компетенция ПКПедБ10М06 Имеет представление об истории, современном состоянии и тенденциях развития русского языка, его родственных связей и типологических особенностей

Тема 5. Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе.

Лекция 15. Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе

Задания 2 уровня сложности: исторический анализ, структурирование проблемы, реферат; 3 уровень сложности: эссе, проект

Формы контроля: письменный и устный

2. Объем модуля и виды учебной работы

Очное отделение 3 курс, 5 семестр

Факультет/

направление

Название модуля

Вид учебной работы

Кол-во часов

Семестр

Аудитор

ные

Самост. работа

Филологический / педагогическое образование

Исторический комментарий к русскому языку

Лекции

30

80

5

Практические/семинарские

24

82

5

Лабораторные

Консультации

Курсовые/рефераты

Контрольные работы

Итоговый контроль

Зачет (дифференц.)

Экзамен

5

Общий объем часов по дисциплине

54

162

216

3. Содержание модуля/ дисциплины

3.1. Разделы модуля/ дисциплины и виды занятий

Очное отделение

№ п/п

Наименование раздела ОМ/ УД

Лекции

Практические занятия

Семинары

Самостоятельная работа

1.

Задачи курса и основные причины исторических изменений

4

2

12

2.

Лексика и фразеология русского языка. Этимологизация.

6

4

40

3.

Фонетические процессы и их следы в СРЯ

4

6

40

4.

Морфологические нормы русского языка в историческом освещении.

14

8

40

5.

Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе.

2

4

30

30 24 162

3.2. Содержание разделов ОМ/ УД

№ п/п

Наименование раздела ОМ/ УД

Содержание раздела

Тематический план лекционных занятий

Тематический план практических занятий

1.

Задачи курса и основные причины исторических изменений

Исходная древнерусская языковая система: язык бытового общения и письменный язык. Основные тенденции и причины исторических изменений в русском языке.

Темы лекций:

Лекция 1.

Задачи и предмет курса.

Лекция 2.

Основные тенденции и причины исторических изменений в русском языке.

Темы практических занятий:

Занятие 1.

Праславянские фонетические процессы.

Исторические тенденции языкового развития.

2.

Лексика и фразеология русского языка. Этимологизация.

Лексика с точки зрения ее происхождения. Фонетические, словообразовательные и грамматические процессы в истории лексических изменений. Изменения в значениях слов, в степени употребительности, стилистической окраске. Этимология как базовый принцип исторического изучения лексики. Языковые табу и эвфемизмы. Синонимия и антонимия как исторические процессы. Народная этимология. Заимствования как социолингвистический процесс.

Темы лекций: Лекция 3.

Этимология как базовый принцип исторического изучения лексики.

Лекция 4. Лексика и семантика

Лекция 5.

Народная этимология и заимствования в русском языке.

Темы практических занятий:

Занятие 2.

Основные тематические группы лексики в СРЯ: работа со словарями.

Занятие 3.

Приемы и методы этимологического анализа.

Этимологизация слов: работа с этимологическими словарями.

3.

Фонетические процессы и их следы в СРЯ

Система гласных фонем в истории и современности. Следы утратившихся гласных в русском языке: редуцированных, носовых, ятя. Исторически обусловленные чередования в СРЯ. Исторический комментарий к теме: «Беглые гласные». Историко-фонетические явления в оппозиции старославянизмы – русизмы. Исторический комментарий к теме: «Полногласие и неполногласие».

Система согласных фонем в истории и современности. История шипящих и аффрикат. Исторически обусловленные чередования в СРЯ.

Акцентуация и ее роль в истории русской орфоэпии и грамматики.

Темы лекций:

Лекция 6.

Система гласных и согласных фонем в истории и современности.

Следы утратившихся гласных в русском языке

Лекция 7.

Акцентуация и ее роль в истории русской орфоэпии и грамматики.

Темы практических занятий:

Занятие 4.

Следы утратившихся гласных в русском языке: редуцированных. Исторический комментарий к теме: «Беглые гласные».

Занятие 5.

Старославянизмы и русизмы: история формирования. Исторический комментарий к теме: «Полногласие и неполногласие».

Занятие 6.

Исторически обусловленные чередования согласных в СРЯ.

Контрольная работа по теме: «Фонетические процессы в истории русского языка»

4.

Морфологические нормы русского языка в историческом освещении.

Понятие нормы. Морфологические нормы. Норма и литературный язык. Вариантность как результат исторического развития.

Следы древнего состояния и исторических изменений в системе склонения существительных. Пословицы и поговорки как источник исторического изучения русского языка.

Исторические процессы в адъективном склонении (местоимения и прилагательные).

История слов, обозначающих число.

История образования отыменных наречий.

Темы лекций:

Лекция 8. Проблема нормы и варианта с исторической точки зрения.

Лекция 9.

Следы древнего состояния и исторических изменений в системе склонения существительных.

Лекция 10.

История форм двойственного числа.

Лекция 11. Формы И.п. множественного числа на –а

Лекция 12. Имя числительное в русском языке

Лекция 13. Проблема происхождения отыменных наречий с точки зрения синхронии и диахронии.

Лекция 14. Пословицы и поговорки как источник истории языка

Темы практических занятий:

Занятие 7.

Вариантность флексий в СРЯ и их историческая обусловленность:

1. Р.ед.м.р.

2. П. ед. м.р.

3. Р. мн.

4. И. мн.

Занятие 8

Грамматические архаизмы у местоимений и прилагательных в СРЯ.

Занятие 9. Сопоставительный анализ древнерусских, церковнославянских и русских числительных.

Занятие 10. Пословицы и поговорки как источник исторического изучения русского языка (собственный иллюстративный материал).

5.

Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе.

Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе. Проблемный метод обучения при историческом комментировании.

Темы лекций:

Лекция 15.

Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе.

Темы практических занятий:

Занятие11- 12.

Исторический комментарий на уроках русского языка: обсуждение методических разработок студентов.

Исторический комментарий на уроках русского языка: обсуждение методических разработок студентов.

Основные понятия

Язык-основа, праславянский язык, общевосточнославянский период, древнерусский язык, старославянский язык, книжно-письменный литературный язык, русский извод, кириллица, семантическая структура слова, лексико-тематическая группа, заимствования, строение слога, закон открытого слога, закон слогового сингармонизма, полногласие, неполногласие, позиции редуцированных гласных, падение редуцированных, беглость гласных, переход е в о, аканье, корреляция, собирательность, лицо, вариантность, тип склонения, именное и адъективное склонение, типология языка.

  1. Календарно-тематический план

Факультет филологический

Календарно-тематическое планирование по дисциплине «Исторический комментарий к русскому языку»

Форма обучения очная

Курс 3, семестр 5

направление

Наименования разделов

Всего часов

лекции

практические

лабораторные

Самостоятельная работа

Календарные сроки выполнения

Педагогическое образование

Задачи курса и основные причины исторических изменений

18

4

2

12

сентябрь

Лексика и фразеология русского языка. Этимологизация.

50

6

4

40

Сентябрь-октябрь

Фонетические процессы и их следы в СРЯ

50

4

6

40

ноябрь

Морфологические нормы русского языка в историческом освещении.

62

14

8

40

декабрь

Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения

36

2

4

30

декабрь

  1. Организация самостоятельной работы студентов

График самостоятельной работы студентов очной формы обучения

Факультет филологический

Специальность/ направление: Педагогическое образование

Курс 3

направление

Темы, выносимые на самостоятельную работу

Форма отчета по самостоятельной работе

Планируемые сроки выполнения

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

март

апрель

май

июнь

Педагогическое образование

Звуковые изменения и звуковые соответствия

Домашние задания

*

*

Семантическая история славянизмов в РЛЯ нового времени

домашние задания, конспекты

*

*

История русского литературного произношения

Конспект книги М.В.Панова

*

*

Фонетические, лексические и грамматические архаизмы в языке поэзии

картографирование примеров

*

Этимология и семантика

конспекты и доклады

*

  1. Тематика рефератов

        1. Орфоэпические нормы русского языка: вариантность е/ё.

        2. Орфоэпические нормы русского языка: диссимиляция согласных.

        3. Следы фонемы «ять» в современном русском языке.

        4. Последствия падения редуцированных в системе согласных.

        5. Аканье и оканье как исторические процессы в русском языке.

        6. Вариантные формы существительных мужского рода как результат взаимодействия древних склонений.

        7. Вариантность форм И. п. мн. ч. в русском языке и ее история.

        8. История образования форм сравнительной степени прилагательных: причины неизменяемости.

        9. Формирование категории деепричастия в русском языке. Причины вариантных форм.

        10. Этимология как отражение языковой картины мира.

  1. Тематика курсовых проектов (работ)

Не предусмотрены

  1. Тематика ВКР

Не предусмотрены

8. Учебно-методическое и информационное обеспечение модуля/ дисциплины

Литература

а) Основная

  1. Чапаева Л.Г. История русского языка (историческая грамматика): Учеб. пособие с упр., тестами и контр. заданиями. – М., 2009.

  2. Штрекер Н.Ю.Современный русский язык: Историческое комментирование: Учеб. пособие для студ. филол. фак. – М., 2005.

Б) Дополнительная:

  1. Булаховский Л. А. Исторический комментарий к литературно­му русскому языку. — Харьков; Киев, 1955.

  2. Горбаче вич К.С. Русский язык. Прошлое. Настоящее. Буду­щее. - М., 1984.

  3. Горшкова К.В., Хабургаев Г.А. Историческая грамматикарусского языка. — М., 1997.

  4. Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — М.,1990.

  5. Иванов В.В.,Потиха З.А. Исторический комментарий к за­нятиям по русскому языку в средней школе. — М., 1985.

  6. Миронова Т. Л. Проблемы эволюции графико-орфографических систем древнеславянского книжного наследия. — М., 1999.

  7. Сказания о начале славянской письменности. — М., 1981.

  8. X а б у р г а е в Г. А. Первые столетия славянской письменной куль­туры. — М., 1994.

  9. Хабургаев Г.А. Становление русского языка. — М., 1980.

  10. Хабургаев Г.А. Старославянский язык. — М., 1974, 1986.

  1. Граудина Л.К. Беседы о русской грамматике. — М., 1983.

  2. Иванова С. Ф. и др. Русское слово как предмет языкознания.Факультативный курс. — М., 1972.

  3. Истрин В.М. 1100 лет славянской азбуки. — М., 1988.

  4. Ковалевская Е.С. История слов. — М.; Л., 1968.

  5. Колесов В.В. Историческая фонетика русского языка. — М.,1980.

  1. Колесов В.В. История русского языка в рассказах. — М., 1982.

  2. Мейе А. Общеславянский язык. — М., 2000.

  3. Моисеев А.И. Звуки и буквы, буквы и цифры... — М., 1987.

  4. Осетров Е. В. Азъ — свет миру. — М., 1989.

  5. Откупщиков Ю.В. К истокам слова. — М., 1973.

  6. Шмелев Д. Н. Архаические формы в современном русском язы­ке. - М., 1960.

  7. Иванов В.В., Сумникова Т.А., Панкратова Н. П. Хрес­томатия по истории русского языка. — М., 1990.

  8. История русского литературного языка. Хрестоматия / Сост.А. Н.Кожин. - М, 1999.

  9. Шанский Н. М. В мире слов. — М., 1978.

  10. Я кубинский Л. П. История древнерусского языка. — М., 1953.

в) информационное обеспечение (Интернет- ресурсы, программные средства, мультимедиа технологии)

Виноградов В. Литературный язык. /bibliotek_Buks/Linguist/

Рыжков Л. О древностях русского языка. /bibliotek_Buks/Linguist/

Богданов К. О крокодилах в России. Очерки из истории заимствований и экзотизмов. /bibliotek_Buks/Linguist/

Топоров В. Парадоксы заимствований в сравнительно-исторической перспективе. /bibliotek_Buks/Linguist/topor/paradox.php

Топоров В. О некоторых теоретических основаниях этимологического анализа. /bibliotek_Buks/Linguist/

Кобяков Д. Приключения слов. /bibliotek_Buks/Linguist/kob/.

Языкознание : Большой энциклопедический словарь. /bibliotek_Buks/Linguist/yarceva/index.php

/encyclopedia.htm - Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза И.А.Ефрона
/ALL/index.htm 
 / - Словари и энциклопедии ONLINE.

Библиотеки для студентов:
/main.html
/
/
/

9. Материально-техническое обеспечение ОМ/ УД

  1. Методическое обеспечение модуля

Дисциплина «Исторический комментарий к русскому языку» тесно связана со всеми историко-лингвистическими курсами базового филологического образования, а также с курсами «Русская диалектология» и «Современный русский язык» общими принципами описания языка, общей методологией. Курс по выбору является необходимым дополнением к полноценному усвоению курса «История русского языка», способствует углублению знаний в области историко-лингвистического цикла.

Тематический план к программе состоит из блоков, разбитых в лекционном курсе на отдельные темы и подтемы, не всегда совпадающие с темами практических занятий. Навыки исторического комментирования дополнительно усваиваются в процессе самостоятельной работы, основным фактическим материалом для которой служат тексты художественной литературы, включенные в школьную программу.

При изучении раздела «Исторические фонетические процессы» следует обращать особое внимание студентов на специфику восточнославянских рефлексов праславянских языковых форм в их отличиях от южнославянских, для чего используется актуализация опорных знаний, умений и навыков, приобретенных студентами в ходе изучения старославянского языка. Вместе с тем в связи с протеканием большинства изменений древнерусского языка в письменный период необходимо делать акцент на относительной и абсолютной хронологии изучаемых явлений с целью прояснение причинно-следственных связей между ними.

Методические рекомендации по организации изучения дисциплины для студентов

Основной формой работы студента является работа на лекции, изучение конспекта лекций их дополнение, рекомендованной литературы, активное участие на практических и семинарских занятиях.

Планомерность и последовательность освоения материала является основным условием усвоения материала. К каждому практическому занятию предлагается: набор упражнений; текст для анализа фонетических или морфологических особенностей. Домашняя работа должна складываться из усвоения лекционного материала (по лекциям преподавателя и рекомендуемой литературе) и из выполнения практических заданий. Каждый блок тем заканчивается аудиторной контрольной работой или тестом. В конце семестров предлагается домашняя контрольная работа по разделу, изучаемому в семестре, ее тщательное выполнение и положительная оценка служат допуском к экзамену.

Время, которым располагает студент для выполнения учебного плана, складывается из двух составляющих: одна из них - это аудиторная работа в вузе по расписанию занятий, другая - внеаудиторная самостоятельная работа. Задания и материалы для самостоятельной работы выдаются во время учебных занятий по расписанию, на этих же занятиях преподаватель осуществляет контроль за самостоятельной работой, а также оказывает помощь студентам по правильной организации работы.

При изучении данного курса важно понимать, что он является необходимым дополнением ко многим дисциплинам, поэтому пробелы в знаниях могут привести к отсутствию понятийной и методологической основы для дальнейшего развития. Поэтому необходимо с особой тщательностью подходить к изучению каждого раздела, каждой учебной темы и в случае необходимости обязательно обращаться за консультацией к преподавателю.

Методические рекомендации по разделам

По проведению аудиторных занятий

При проведении аудиторных занятий необходимо активизировать внимание учащихся на базовых понятиях курса Также особое внимание следует уделить основным методам решения практических заданий. Для преодоления познавательных барьеров студентов целесообразно проводить аналогию между изучаемым курсом и курсом современного русского языка, делать опору на знания, имеющиеся у студентов.

Необходимо привлекать к работе на занятии максимальное количество студентов. Активизация их работы и всемерный учет обратной связи позволят обеспечить усвоение каждым студентом данной дисциплины на уровне ГОС ВПО.

По подготовке к практическим занятиям

На практическом занятии должна найти применение основная часть лекционного материала.

При подготовке к практическим занятиям необходимо учитывать, что на занятии должны быть проработаны все основные исторические процессы, это необходимо учитывать при создании системы заданий. Занятия удобнее группировать по уровню сложности, дабы обеспечить необходимым материалом для работы всех студентов, в том числе тех, у кого задания могут вызывать затруднения, и тех, кому целесообразно предложить задания повышенной сложности.

Необходимо вводить в систему задач задания, требующие творческого подхода к решению, поиска способа решения. Для таких заданий имеет смысл заранее продумать систему наводящих (но не подсказывающих) вопросов.

Методические рекомендации для преподавателей по составлению заданий для межсессионного и экзаменационного контроля знаний студентов

При составлении заданий для итогового контроля необходимо составлять билеты таким образом, чтобы в них нашел отражение весь основной материал курса. Билеты должны содержать вопросы из разных разделов, иметь одинаковый уровень сложности. Вопросы фундаментального характера должны сочетаться с вопросами прикладного характера.

На межсессионный контроль следует выносить практические задания, отражающие основные типы рассмотренных ранее упражнений и заданий, схемы их выполнения. Теоретические же вопросы должны носить сопроводительный, уточняющий характер, если это необходимо.

Методические рекомендации для преподавателей по организации межсессионного и экзаменационного контроля знаний студентов

При проведении зачета преподавателю следует обращать внимание не только на уровень сформированности знаний студентов по пройденным разделам, но и на умение применить эти знания при выполнении практических заданий, понимание методологии решения, их типологии. Также необходимо учитывать уровень сформированности коммуникативных навыков студентов, грамотность устной и письменной речи, владение лингвистической терминологией.

Методические рекомендации для студентов по выполнению домашних заданий и контрольных работ, по подготовке к практическим занятиям

Система вузовского обучения подразумевает значительно большую самостоятельность студентов в планировании и организации своей деятельности.

Работа с книгой. При работе с книгой необходимо подобрать литературу, научиться правильно ее читать, вести записи. Для подбора литературы в библиотеке используются алфавитный и систематический каталоги.

Важно помнить, что рациональные навыки работы с книгой - это всегда большая экономия времени и сил.

Правильный подбор учебников рекомендуется преподавателем, читающим лекционный курс. Необходимая литература может быть также указана в методических разработках по данному курсу.

Изучая материал по учебнику, следует переходить к следующему вопросу только после правильного уяснения предыдущего. При изучении любой дисциплины большую и важную роль играет самостоятельная индивидуальная работа.

Особое внимание следует обратить на определение основных понятий курса. Студент должен подробно разбирать примеры, которые поясняют такие определения, и уметь строить аналогичные примеры самостоятельно. Нужно добиваться точного представления о том, что изучаешь. Полезно составлять опорные конспекты. При изучении материала по учебнику полезно в тетради (на специально отведенных полях) дополнять конспект лекций. Там же следует отмечать вопросы, выделенные студентом для консультации с преподавателем.

Выводы, полученные в результате изучения, рекомендуется в конспекте выделять, чтобы они при перечитывании записей лучше запоминались.

  1. Дидактический материал:

- лекционные материалы

«Дерево немо, а вежеству учит»

Основные понятия

Язык-основа, праславянский язык, общевосточнославянский период, древнерусский язык, старославянский язык, книжно-письменный литературный язык, русский извод, кириллица, семантическая структура слова, лексико-тематическая группа, заимствования, строение слога, закон открытого слога, закон слогового сингармонизма, полногласие, неполногласие, позиции редуцированных гласных, падение редуцированных, беглость гласных, переход е в о, аканье, корреляция, собирательность, лицо, вариантность, тип склонения, именное и адъективное склонение, типология языка.

Лекция 1. Задачи и предмет курса.

Необходимость и важность введения элементов исторического изучения русского языка на уроках и во внекласной работе общепризнанны, но на практике целенаправленному обучению русскому языку как исторически развивающемуся явлению уделяется недостаточное внимание. Между тем многие явления современного русского языка могут быть поняты с позиций исторического подхода к их анализу и объяснению. Одним из приемов исторического подхода является использование исторического комментария.

В школьном преподавании практически не учитывается диалектика языкового развития. Язык представляется как нечто статичное, неизменное, а его нормы - вечными и нерушимыми. При этом в языке имеются тысячи вариантов, которые возникают вследствие развития языка и отражают временное сосуществование старого и нового качества. Перспективы вариантов подчас раскрывает история их образования. Безусловно, учитель должен культивировать то, что уходит из языка. Современной норме учить надо, но не торопить и уход старого, которое широко представлено в литературных текстах. Это помогает сохранить связь поколений и не отчуждает прошлое от настоящего, классическую литературу от современной. К тому же и в том, что только появляется, оценочный критерий -хорошо, плохо — не самый важный, важно, что системно, а что несистемно, что соответствует тенденциям развития, а что не соответствует.

Рациональное привлечение фактов исторической фонетики, грамматики и лексикологии поможет решить ряд практических задач, способствовать формированию лингвистического мышления, выработке следующих умений:

- осознавать языковые явления, связанные с правописанием слов, как результаты конкретных языковых процессов, что способствует повышению грамотности письменной речи учащихся;

- объяснять значения многих слов и выражений с позиций этимологического анализа (это умение совершенствует навыки точного словоупотребления и перевода с русского языка на неродной язык);

- использование исторических комментариев будет способствовать и решению задач патриотического воспитания (при комментировании лексических единиц, общих для русского и неродного языка). Представление об исторических процессах развития языков и следствиях этого развития (формирование общего лексического фонда) — фактор, воспитывающий чувства интернационализма и национального самосознания.

Большое количество неуспевающих по русскому языку в значительной степени объясняется тем, что учащиеся недостаточно осознанно овладевают грамматическими понятиями, подчас механически запоминают правила и не могут их применить в видоизмененной ситуации.

В качестве продуктивного подхода может быть рекомендована методика проблемного обучения, активизирующая самостоятельную поисковую деятельность учащихся. Например, работа с этимологическими словарями, так как выяснение происхождения слова часто помогает запомнить и его правописание. Проблемное обучение учит умению наблюдать за языком, а значит, умению рассуждать, мыслить, делать собственные выводы; помогает осмыслить системные явления и отклонения от системы или от нормы употребления. При таком подходе изучение нового осуществляется в процессе самостоятельной поисковой деятельности, ученики оказываются перед определенной проблемной ситуацией, и сами ищут выход из нее: намечают путь поиска, вырабатывают способы его осуществления и находят ответ, иначе говоря, решают поисковую задачу.

Познавательная задача - это задача, решение которой приводит к самостоятельному получению новых знаний или новых способов решения проблем. Естественно, что решению поисковых задач предшествует длительная самостоятельная работа под руководством учителя по усвоению знаний и формированию навыков, необходимых для открытий. Задачи, направленные на овладение новыми знаниями, касаются таких вопросов, как состав слова, словообразование, словоизменение, грамматические особенности частей речи, связь слов в предложении и грамматические конструкции, объяснение смысла пословицы или поговорки на основе этимологического анализа их частей и т.п. Например, до темы «Деепричастие» можно дать такие фразы: Пес бросился к крыльцу, отчаянно залаяв; Пес отчаянно залаял и бросился к крыльцу. Задание: определить грамматико-стилистические различия. Для этого нужно сравнить состав фраз, выяснить формальные различия и определить смысловую роль этих различий. В результате учащиеся получают новые знания о функциях деепричастий, их родстве и отличии от глагола. Можно предложить задачу на выявление закономерностей образования форм повелительного наклонения (в исторической грамматике предлагается выявить закономерности определения слоговых плавных в старославянском языке).

Сведения из истории языка могут носить не только характер исторических справок, комментария, но и служить основой для поисковых познавательных задач. Например, в школьной программе есть тема «Язык как исторически развивающееся явление», в связи с которой можно предложить задания на происхождение слов или их образование. Объяснив в качестве примера образование слова очки (от «око» + суффикс -к-), можно предложить задачу на объяснение образования таких слов, как костяника и черника; или объяснение выражения один как перст (перст - палец, но разве он один? Что имеется в виду?). Сравните связь слова перст с такими словами, как перстень, перчатки, наперсток. От частного можно прийти к более обобщающим выводам о связи в языке между значением, происхождением и употреблением слов и выражений.

Характер и объем исторического комментария, возможности его использования во многом зависят от уровня подготовки учащихся. Использование сведений исторического характера не предусматривает их строгой хронологии и глубоко анализа языковых явлений. Необходимо доступно объяснять учащимся суть языкового явления и формировать у них умение соотносить полученные сведения с аналогичными фактами языка.

Эволюция языка непреложна, но его развитие складывается из мельчайших, незаметных сдвигов, не нарушающих преемственности речевых навыков. Исходя из теории языковой эволюции нельзя огульно осуждать языковые новшества, как нельзя не считаться с прошлым, не уважать и не беречь литературно-языковые традиции.

Смежные поколения (около 30 лет) обычно мало чем отличаются в языковом отношении. Больше отличий между дедами и внуками. Л.В.Щерба говорил: «разговорные формы, употребляемые младшим поколением, можно рассматривать как вероятные предтечи будущего состояния языка».

И.И.Срезневский: «Считай прошедшим то, что удерживается силой, искусственно; считай будущим то, что все более пробивается в жизнь языка, хоть иногда частями, по мелочам».

Изучение прошлого необходимо для понимания настоящего. Ничто не проходит бесследно. Все, что было когда-то в языке, оставило где-то свой след. Эти отголоски старины можно встретить и в произношении, и в грамматике. Мы сейчас говорим современный, а не совремённый, пойдёт, а не пойдет. Еще сравнительно недавно все было наоборот. В чем же здесь дело? Оказывается, сложившаяся норма произношения – исторический результат жесткой конкуренции книжного и народного произношения.

Или в грамматике: гостями, цепями (без вариантов), но: дверями ~ дверьми; литературная норма доктора, якоря, но ненормативные лектора, шофера. Все эти варианты и исключения из правил не случайны. Их возникновение связано с историей, с развитием языка. Они – либо остатки старых языковых особенностей, либо зародыши грядущих.

Много интересного и загадочного в истории всем известных слов, частично или полностью утративших связи с однокоренными, родственными словами (рубль, копейка; Торжок, Волоколамск).

Понять современное сосотояние языка и уловить тенденции его развития невозможно без исследования и установления внутренних и внешних причин, воздействующих на его структуру. Именно структуру, т.к. язык при всей сложности взаимосвязи составляющих его элементов представляет собой упорядоченную, а следовательно, познаваемую сущность.

Сейчас перед языкознанием встает задача научного прогнозирования развития языка. И в этой связи изучение прошлого – не самоцель, оно необходимо для того, чтобы прозорливо посмотреть вперед и хотя бы отчасти приоткрыть завесу будущего.

Нормализаторская деятельность, повышение культуры русской речи настоятельно требуют оценки языковых фактов в перспективном аспекте. Не секрет, что сегодняшняя норма литературного языка часто существует в двух, а иногда и более вариантах. Одни говорят творог, индустрия, договор, искрится, другие (…). Сейчас допустимы обе формы ударения, но какая победит в будущем?

Лекция 2. Основные тенденции и причины исторических изменений в русском языке.

Их множество, но основные:

- действие внутренней и внешней аналогии

- стремление к системности, уменьшение энтропии (беспорядка, хаоса)

- преодоление избыточной информативности (тенденция к экономии языковых средств)

- приведение формы в соответствие с содержанием

-усиление различительных признаков языковых единиц и др.

Однако ошибочно думать, что все причины языковых изменений раскрыты и описаны. История конкретного слова может управляться множеством непредсказуемых обстоятельств. Правда, о некоторых общих тенденциях развития литературного языка мы можем говорить с большей очевидностью. Исследование устойчивых тенденций в развитии ударения, произношения, грамматического строя и продуктивных способов образования слов служит самым надежным компасом лингвистических прогнозов. (см. Горбачевич, с.238: статистика Граудиной).

Совершенствование языка выражается гл.обр. в рациональном использовании старых форм и экономичном производстве новых, в преодолении бесполезной избыточности, в установлении удобного, общепринятого произношения и ударения, в устранении тех избыточных явлений, которые вступают в противоречие с более общей и регулярной языковой моделью.

Лекция 3. Этимология как базовый принцип исторического изучения лексики

При наименовании предмета язык избирает один из признаков этого предмета (имеются в виду прозрачно мотивированные слова, т.е. легкие для объяснения: читальня). Мотивированная связь данного звучания с данным значением составляет внутреннюю форму слова, его смысловую, семантическую структуру. Напр., слово каменщик: значение камень является внутренней смысловой формой, на основе которой развивается новое значение.

Но внутренняя форма большинства слов (особенно теперь непроизводных) утрачена, забыта , но иногда ее можно найти. Этим и занимается этимология (*etimon – греч. истина).

ЭТИМОЛОГИЯ – это наука, изучающая происхождение слов, изменение как внешнего облика (если это связано с изменением значения, поиском максимально древнего "исходного" слова), так и внутреннего содержания. При этом обнаруживается, что план выражения и план содержания в слове относительно независимы, подчиняются своим собственным закономерностям. Слово становится немотивированным в связи с тем, что изменяется его фонетическая, морфологическая или семантическая структура, утрачиваются родственные слова в пределах одного языка. При этимологизации слова, т.е. выяснении его происхождения, учитываются: фонетические изменения, семантические, словообразовательные с учетом родственных языков. Процесс этимологизации подчас очень сложен, он должен опираться на исторические языковые процессы, закономерные звуковые и семантические соответствия в разных языках.

Восстановление более древней формы нередко позволяет прояснить этимологию слова, и особенно вважными оказываются фонетические процессы: они действуют более или менее последовательно и охватывают практически все слова нашего языка. Кроме того, есть строгие закономерности звуковых соответствий в родственных языках. Часто оказывается, что исходное значение слова сохраняется только в одном из родственных языков, а в других утрачено или "затемнено". Напр.: здание – созидать – зодчий < *зьдь "стена из глины", такое значение сохранилось только в с.-х. яз. позор – зрелище (позориште – зрелище и кинотеатр в с.-х.).

Во многих случаях древние корни подверглись столь существенным изменениям, что сейчас только в результате этимологического анализа удается восстановить былое тождество однокоренных слов. Напр., ГОРЕ – ГРЫЗТЬ – ГРЫЖА являются однокоренными и между собой и с такими словами, как гореть, горячий горький, в основе всех этих образований лежит первоначальное значение "печет" (горит); на основе лексемы ЗЕЛЕНЫЙ, в которой совмещались значения "незрелый" и "цвет травы", развились однокоренные ЗЕЛЬЕ – ЗЛАК – ЖЕЛТ – ЗОЛОТО (цвет) – ЗОЛА (тоже на основе цвета)"злак – отрава – настой на траве", а в с.-х. сохранилось значение "овощи"; в лит. zelti означает "зеленеть"; цепочка УЧИТЬ – НАУКА – НАВЫК – ОБЫЧАЙ – ОБУЧЕНИЕ –др.-р. ОУКЪ (учение) имеют общую и.-е. сему "приучаться, доверять).

Поскольку фонетические изменения носят ярко выраженный системный характер, то их знание является необходимым условием любого этимологического анализа. Напр., зная эти соответствия мы легко можем проследить превращение и.-е. слова angulus в русское "угол".

В словообразовании также существуют системные закономерности, так как суффиксы не бесконечны в количестве. Этимологи выявляют целые словообразовательные ряды для выделения корня. Напр., в слове КАРАВАЙ < др.-р. коровай можно выделить суф. ай (напр., он есть в диалектном коротай – короткий кафтан), а затем выделить и древний корень кор со значением "резать" (ср. кор-н-а-ть). Т.о., КАРАВАЙ в исходе имеет значение "отрезанный кусок, круглый". Общими оказываются суффиксы у слов СЕМЯ, ЗНАМЯ, образов. от глаголов "сеять, знать" одинаковым способом.

Этимологизировать наиболее трудно немотивированные слова, уже непрозрачные по своей структуре, пережившие ДЕЭТИМОЛОГИЗАЦИЮ. Это утрата словом этимологических (родственных) связей. С этим явлением мы сталкиваемся очень часто. Напр.: синие чернила. Или такая загадка: -Скажите, у вас черная? – Нет, красная. – А почему же она белая? – Потому что зеленая (незрелая). Пути, ведущие к деэтимологизации слова, могут быть самыми различными: от языковых до внеязыковых, от регулярных до единичных. В одних случаях они прослеживаются на протяжении письменно зафиксированной истории, в других – уходят в глубь веков, напр.: древний Новгород. Без процесса деэтимологизации вообще не было бы этимологической науки. Если бы в языке не происходило постоянной утраты этимологических связей между словами, то происхождение каждого слова оставалось бы совершенно очевидным даже для неспециалиста.

Основные исторические процессы изменения состава слова, ведущие к деэтимологизации

в фонетике:

ДРЕВНЕЙШИЕ ЧЕРЕДОВАНИЯ ГЛАСНЫХ И СОГЛАСНЫХ, обусловленные фонетическими законами, АССИМИЛЯЦИИ, ДИССИМИЛЯЦИИ, УПРОЩЕНИЕ и т.п. Несколько примеров. Свадьба, здоровье; февраль (носец; в др.-р. радушный < радодушный, курносый < корноносый. СИНКОПА – выпадение одного или нескольких звуков, особенно такие случаи, кот. связаны с падением редуцированных: дъстоканъ, горньчаръ и т.п. Противоположно синкопе: происходит вставка паразитического звука: ндрав, страм, остров, струя, пестрый, встретить и под. МЕТАТЕЗА – перестановка звуков и слогов. Чаще всего в заимствованных словах: marmor – мрамор; teller – тарелка; korkodeilos – крокодил. Но и в исконно русских словах метатеза представлена, напр.: тверёзый, суровый (суворый), медведь (ведмедь).

В фонетике русского языка важным явлением, повлиявшим на деэтимологизацию слов уже в письменный исторический период, оказалось аканье. Это специфически русское явление, поэтому не имеет аналогов в родственных даже славянских языках (кроме белорусского). Отсюда затемнение этимологии у таких слов, как: БАЛАГУР – балогур, где бал говор, разговор, а гур рассказывать; БАЛАЛАЙКА – балобайка; ЗАБОТА – зобота, "зобаться" – заботиться, зобь – пища; ЗАВТРАК – заутрокъ; ЛАПТА – лопата и др.

Явления в области звуков изменили первоначальный облик праславянских слов, которые стали произноситься различно в зависимости от того, в каком языке они быто­вали. Это привело к тому, что в современных славянских языках некоторые древ­ние слова сильно различаются по звучанию, а иногда общий древний звуковой комплекс в них едва просту­пает.

Звуковые различия в одинаковых по своим истокам словах бросаются в глаза: например, слово, звучавшее в ста­рославянском (и, по-видимому, в праславянском) как льнъ, в русском произносится лён, в сербском лан; ср. также старослав. дЬдъ, рус. дед, укр. дiд, белорус, дзед, пол. dziad, болг. дядо; рус. солнце, болг. слънце, сербохорв. сунце, чеш. slunce, словац. slnce, пол. slonce. Другие примеры: рус. соль, сербохорв. со, болг. сол, чеш. su1, нижнелуж. sel, пол. so1; рус. утро, сербохорв. jympo, чеш. jitro, каш. vitro; старослав. велъ (от глагола вести), рус. вел, чеш. vedl, пол. wiоdl, сербохорв. вео и т. д.

в словообразовании:

ОПРОЩЕНИЕ – изменение морфологической структуры слова приводит к нечленимости на морфемы, аффикс не выделяется, прирастая к корню, т.е. производная когда-то основа становится непроизводной, напр.: вес-ло (вез-ти), пи-р (пить), крыльцо (крыть), вкус (кусать) и т.п.

ПЕРЕРАЗЛОЖЕНИЕ – перемещение границы между морфемами: живность (<живный + ость) теперь (жив+ность); внушить (< вън+уши+ть), теперь иначе.

ОСЛОЖНЕНИЕ (УСЛОЖНЕНИЕ) – противоположно опрощению, т.е. появляются морфемные границы там, где их не было: зонтик.

Одновременно с переразложением возможна утрата значений суффиксов, изменение регулярности употребления и т.п. Напр., ПАЛКА, КОЛЬЦО, СОЛНЦЕ, СЕРДЦЕ, УМНИЦА, ОВЦА, ПАЛЕЦ – все эти слова имеют в совем сотаве уменьшит. суффикс *к, но уменьшительное значение им утрачено, поэтому от этих слов стали возможны новые образования с уменьшит. значением: палочка и т.п. Но если сопоставить кора – корка, словцо – слово, девица – дева, т.е. пары, где сохранились исконные корни без суффикса, то и в названных выше словах этот ряд можно восстановить таким же образом, несмотря на то, что мы не имеем мотивирующих слов, или встречаем их в составе каких-то образований: пере-ул-ок, серд-о-больный, бес-пал-ый.

СЛОВООБРАЗОВАНИЕ И ЭТИМОЛОГИЯ

В структуре слова с течением времени происходят всевозможные изменения, которые мы уже называли: опрощение, переразложение, усложнение, наложение, есть еще декорреляция (нарушение соотносительности: внешне морфемная структура слова не нарушается, но изменяется адрес производящего слова – люб-овь < любить (соврем.), а исторически: люб-овь , люб).

В словообразовании этимологм помогают суффиксы. Это строительный материал, с помощью которого в языке формируются новые слова. Суффиксы со временем тоже меняются – одни умирают, другие появляются.

Например, в древности, был очень активен суффикс –арь- для наименования действующих лиц: бондарь, золотарь, кустарь. В СРЯ утрачена его активность, т.е. новые слова типа летарь составить невозможно.

Обычно суффиксы, не утратившие своей продуктивности, могут быть без труда выделены в СРЯ. Но этимологи сталкиваются как раз с непродуктивными, прочно вросшими в слово, когда корень поглощает суффикс. Например, полено – поленце (здесь суффикс –це), но он же есть и в словах типа солнце, сердце, у которых его невозможно отделить, но в древности в этих же словах они имели то же уменьшительное значение.

Во-первых, есть слова типа предсердие, середина, сердобольный, т.е. можно выделить корень серд-. Ср. со словами типа рыло – рыльце, одеяло – одеяльце и под. А в словах крыльцо и кольцо суффикс опять прячется: он присоединялся здесь к словам крыло и коло (круг), и первоначально крыльце означало маленькое крыло (возможно, и птицы), а кольцо – маленький круг. (Ср. укр. «коло» - круг, колесо, окружность; чешск. – колесо, круг, велосипед.

Но выделение этих суффиксов все-таки не такая трудная задача.

Сравним слова дар, пир, жир, добр, храбр; полк, знак, мрак. В первой группе – древнейший суффикс –р-, и отсоединить его можно: да-ть, пи-ть, жи-ть, удоб-ный; во второй группе – суффикс –к-: зна-к – зна-мя – зна-ть; пол-к – полный, наполнить; мра-к – пасмур-ный, хмур-ый.

Если сравнить слова тайник, охотник с одной стороны и клеветник с другой – окажется, что их внешнее сходство обманчиво. В первом случае они образованы одинаково от похожих по структуре слов: тайный и охотный, а для слова клеветник такого мотивирующего слова нет. Т.е оно образовано по существующей в языке модели: слова-существительные, образованные от прилагательных на –н-. Благодаря таким аналогическим образованиям в русском языке появился новый суффикс –ник-.

Определенные словообразовательные закономерности проявляются не только в суффиксах, но и в корнях, ярким проявлением этого является чередование гласных. Например, гласные е/о представляют одно из самых регулярных чередований в русском языке, оно образовано противопоставлением глагольных и менных основ: для глаголов характерен гласный Е, а для имен и отыменных глаголов – О: везу-воз, возить; веду – отвод, отводить; теку – ток, гребу – гроб.

Любопытно, что в родственных языках словообразовательные модели повторяются, например:

Русское жи-ть > жи-в-ъ > жи-в-от-ъ; лит. Gy-ti > gi-v-as > gi-v-at-as (жизнь).

Т.о., словообразовательные процессы также имеют закономерный характер. Для этимологии слова словообразование оказывает очень большую помощь, сохраняя стандарты, образцы словообразовательных структур, которые помогают разобраться там, где эти структуры разрушеы.

Лекция 4. ЛЕКСИКА И СЕМАНТИКА

И все-таки главное в этимологии – найти исходное значение слова, исходную мотивацию: почему предмет назван именно так, а не иначе. Но семантическое развитие слов – более сложный процесс. Здесь, кроме фонетических, словообразовательных факторов влияет и многое другое, например, аналогии, ассоциации, параллели. Наиболее поддающимися этимологическому семантическому анализу являются либо слова, сохраняющие до сих пор прозрачную внутреннюю форму, либо слова, имевшие ее когда-то, и это возможно восстановить с помощью параллелей в СРЯ и в других и.-е. языках:

ВНУШИТЬ – вън уши (ср.: втемяшить – в-темя- шить); ВОБЛА – обла ("круглая"); КОРОВА –"рогатое животное" (ср. в лат. corn – рог); ОКНО – око ("глаз").

Изменение семантики происходит первоначально в от­дельных актах речи, отдельных предложениях. Образовав­шееся временное значение слова или исчезает впоследствии, или становится обычным и общепринятым в определенной среде говорящих. Временное значение становится устойчивым побочным значением слова, которое может стать самостоя­тельным центром смыслового развития. При таком развитии смысла образуется цепь значений, каждое звено кото­рой является опорой для возникновения дальнейшего нового значения. В истории языка иногда удается обнаружить все звенья семантической цепи и проследить все способы и приемы включения одного значения в другое. В других же случаях результаты смы­слового развития предстают в разор­ванном виде, когда промежуточные звенья или исходное звено утрачены, и значения сильно удалены друг от друга. Изредка одно и то же слово может быть засвидетельство­вано в истории языка в двух противоположных значениях. Это происходит в тех случаях, когда выпали и исчезли из памяти говорящих все посредствующие звенья или ступени смыслового развития.

В условиях обособленного существования славянских языков значения слов древнего лексического фонда раз­вивались в самостоятельных направлениях. Присоединение одного значения к другому и их сцепление в зависимости от местных форм развития общественной жизни и сознания осуществлялось своеобразными путями.Все это создавало разницу в результатах смыслового развития одних и тех же исходных значений слов по славянским языкам.

Так, например, слово пасека в диалектах русского языка иногда встречается в значении „часть леса, пред­назначенная на сруб". Первоначально это слово в славян­ских языках, по-видимому, значило „участок, вырубленный в лесу" (в этом значении еще чувствуется смысловая связь с глаголом сечь}. В дальнейшем в русском языке слово пасека получило значение „пчельник на вырублен­ном в лесу участке", затем вообще „пчельник". В чешском языке слово paseka сохранилось в своем первоначальном значении—„просека", „вырубка". Слово неделя обозначало первоначально свободный от дел день недели, затем значение слова перешло на период между двумя свободными днями (двумя воскре­сеньями). Если польский язык сохранил первое из этих значений (ср. niedziela „воскресенье"), то в чешском изве­стны оба значения (nedele „воскресенье" и „неделя"), а в русском языке - второе значение, т.е. „семь дней".

Отличия по отдельным языкам в значениях одинаково звучащих слов или слов, возводимых к общему древней­шему звуковому составу (генетически тождественных), можно проследить уже на материалах наиболее древних текстов, отразивших славянские языки: текстов старосла­вянского языка, с одной стороны, и русского литератур­ного языка древнейшего периода — с другой. Расхождения значений здесь еще не выглядят очень резкими. Их суще­ствование воспринимается как результат различного раз­вития древнего единого главного, стержневого значения, вокруг которого как бы группируются добавочные значе­ния, впоследствии расходящиеся по языкам. Эти „подзна-чения", очень изменчивые и подвижные, были бы немыслимы без центрального и устойчивого значения слова, из кото­рого они развивались.

Пример: В русском языке слово палец употребляется как ро­довое обобщенное название для всех пальцев рук и ног. Некоторые славянские языки знают это слово в том же значении. Но в сербохорватском языке общим названием для пальцев является слово прст (ср. древнерус. пьрст), а пальцем {палац} называется только большой палец. В болгарском пръст— „палец", а палец (или голям пръст)— „большой палец". Словен. prst— „палец вообще", но palec—„большой палец (руки или ноги)". Такое же, как в сербохорватском, болгарском и словенском, соот­ношение наименований было в русском языке приблизи­тельно до XVII в., как можно судить по текстам. (Старое название, применявшееся исключительно к большому пальцу, отразилось и в русских производных словах, ныне исчезнувших. Существовало, например, слово напалок „кольцо, надеваемое на большой палец руки").

Затем произошел постепенный переход названия боль­шого пальца (палец) на все пальцы рук. и ног. Следы слова перст остались в русском языке в производных, например перстень, наперсток, перчатка (в диалектах перстятка, перстянка, першлятка и другие формы). Новая лексическая черта сблизила русский язык с польским, украинским, но отделила от сербохорватского, бол­гарского, словенского.

Существование особых смысловых оттенков одного и того же слова по языкам рано обна­руживается и в области имен прилагательных. Так, имя прилагательное гордый в русском языке издавна имеет значение „исполненный гордости, чувства собственного достоинства", „величавый", „высокомерный", „важный". В ранних южнославянских текстах наряду со значением, совпадающим с указанным русским, есть и другое - „страшный", „ужасный" и „удивительный". Это имя при­лагательное в некоторых старославянских памятниках входит в такие необычные для русского языка сочетания слов, как гордое чудо, гордый запах, гордый шум.

Имеет место неполное расхождение значений: древнее, исходное значе­ние еще существует в разных языках, но оттенки его уже различаются между собой.

Но есть и такие примеры, когда оттенки значений одного и того же слова, образовавшиеся по языкам, не скрепляются наличием общего для этих языков объеди­няющего значения слова. Уже в ранних текстах славянских языков можно заметить существование семантических оттенков слов при утрате общего значения, ранее их объединявшего.

Если старослав. годъ значит „пора", „неопределенный по длительности отрезок времени", то в древнерусском языке годъ - „двенадцать месяцев". Слово сЬмия в старо­славянском языке значило „челядь", „рабы", „домочадцы". В древнерусских книгах слово семия, семья значит „семей­ство", „родственники". Кроме того, в русских текстах XVI—XVII вв. слово семья значит „единомышленники", „сговорившиеся друзья и родственники", а также употре­бляется и в новом, переносном значении „жена". Имя прилагательное дряхлый в русском языке издавна значит „старый", „ветхий". В старославянском это слово значило „унылый", „печальный".

Семантические изменения многообразны, пестры и, на первый взгляд, не укладываются в какую-либо систему. Т.е. часто они случайны, незакономерны. Напр., однокор. НАЧАЛО – КОНЕЦ (хотя можно установить исходное значение – "крайний"); ВРАГ – ГОСТЬ (гость= враг – купец – гость (чужеземец); БЕСЦЕННЫЙ (дешевый и дорогой). Разнообразны и типы семантических изменений: расширение или сужение значения, полная его смена и нек. др. Напр., в слове каравай происходит расширение значения от частного к целому, а у слова порох сужается от "пыль" к конкретному "порошок" и "порох". Тем не менее, можно выделить определенные семантические ряды, которые будут характеризовать разные языки.

  1. ЗАВИСТЬ <видеть; лат. in-vid-ia; лит. pa-vyd-as;

  2. нем. sehr [зе:р] – "мучительно больно" > "очень" как и в рус. диал. БОЛЬНО = "очень";

  3. Значение "зрелище" происходит от "видеть, смотреть" // spectare – др.-р. позор – вид, с.-х. позориште –кинотеатр; Ср. также: Величествен и грустен был позор Пустынных вод, лесов, долин и гор (Баратынский)

  4. "Считать", "число" часто связано с "рубить, резать". Ср. с-х., болг. броj – номер, число и брить – в первонач. значении "резать".

Развитие от конкретного к абстрактному наглядно прослеживается в семантике таких слов, как "участь", "судьба":

"резать – делить – часть > доля, участь, судьба

(жребий, (доля,

отрезок) часть).

Или: ВОСПИТАНИЕ (от питать, кормить), ОТВРАЩЕНИЕ (отворачиваться); ПРЕДЫДУЩИЙ.

Многие слова, обозначающие разного рода ощущения и чувства человека, также являлись результатом развития их семантики от конкретного к абстрактному: быть – быль, былина и былинка, быльё (изнач. значение "рождать, растить") печаль – печь; угрызения – грызть; мразь – мороз; стыд – студ и др.

Закономерности фонетические и словообразовательные наблюдаются, как правило, в родственных языках, а семантические не имеют таких границ. Смысловые связи отражают связи между понятиями, о понятия опираются на связи между предметами и явлениями окружающего мира.

В древних славянских языках было больше общих слов славянского происхождения, чем в современных языках. Язык древнерусских летописей и деловой письменности оказывается иногда ближе по словарю к некоторым современным славянским языкам, чем к современному русскому языку. Так, в древнерусских текстах встречается слово борошно или брашно в значении „пища из мучных продуктов" или вообще „пища". Современный русский литературный язык этого слова не знает. Однако слово брашно до сих пор употребляется в болгарском и сербохорватском языках, а борошно—в украинском в значении „мука".

Ср. также: древнерусское кра „льдина сохранилось лишь в некоторых русских диалектах, но хорошо известно польскому, где кrа „льдина", чешскому, где kra „глыба льда", „льдина". В древнерусском языке встречается слово съвада „ссора", которое позднее вышло в нем из употребления. Параллели для него есть в со­временном чешском, где svada также значит „ссора", в современном болгарском, где свода—„ссора", „распря". Древнерусскому скора—«шкура», „мех" (отсюда совре­менное русское скорняк)—соответствует skоra в совре­менном польском языке, skоra „шкура" в кашубском языке. Древнерусское пьрати „мыть, стирать" (отсюда современное

литературное прачечная, смоленское областное праник, пральник „валек для стирки белья") имеет соответствия в современном пол. ргас „стирать", „мыть", чеш. prati, сербохорв. прати, болг. пера „стирать".

В начальной рус­ской летописи, Повести временных лет, под 946 годом помещен полулегендарный рассказ о том, как киевская княгиня Ольга отомстила древлянам за убийство своего мужа. Она взяла у жителей древлянского города дань живыми птицами — голубями и воробьями, затем прика­зала привязать к каждой птице цЬрь (в других списках летописи чЬрь) и пустить птиц в город, чтобы его под­жечь. Из текста видно, что слово цЬрь (чЬрь) обозначает какое-то горючее вещество или материал. Подлинное зна­чение этого слова, уже неизвестного в русском языке, определилось лишь тогда, когда было обращено внима­ние на. словарь современного белорусского языка в котором слова цэрь и цэра употребляются сейчас со значением „трут", и на словарные данные закарпатских говоров украинского языка, где отмечено слово черь в этом же значении. Таким образом выяснилось, что Ольга приказала своим воинам привязывать к птицам легкий и сухой трут, который хорошо и в то же время медленно горит.

В условиях самостоятельного существования славян­ских языков их древний словарный слой сильно изменился. Переменам, часто довольно глубоким, подвергался звуковой состав слов. Происходил разрыв прежних связей слов с другими словами и образование новых связей и новых контекстов употребления слов. Изменялись значения слов. Происходили колебания в степени употребительности тех или иных слов. Изменялась их стилистическая окраска, их эмоциональная насыщенность. Появлялись различные замены, которые вытесняли прежние слова. Вместе с ростом словаря происходило качественное обогащение лексики. Все эти процессы протекали по-своему в каждом из славянских языков.

Диалекты

Кроме родственных славянских языков в этимологии часто бывают полезны данные говоров родного языка, в которых огромное количество слов, неизвестных литературному языку. Диалектная лексика в основном архаична и иногда сохраняется в том виде, в котором существовала при своем появлении. Многие словообразовательные элементы, нерегулярные, единичные в литературном языке, могут быть регулярными и продуктивными в диалектах.

Такой пример из области словообразования: - суффикс –мень. В литер. яз. слов с этим древним суффиксом, пережившим сращение с корнем, не очень много: камень, пламень, ячмень, кремень, ремень… При этом отделить его от корня в любом из этих слов затруднительно. А если мы обратимся к диалектам, то обнаружим достаточно длинный и продуктивный ряд слов с этим суффиксом: глухмень (глушь), житмень (ячмень), кусмень (кусок), сухмень (сухая погода), в которых суффикс легко отделяется от корня, так как корень имеет самостоятельную жизнь. Т.е. диалекты сохраняют то, что утрачено в литер. яз.

В фонетическом этимологическом анализе диалекты также дают много интересного, так как диалектное слово может сохранять более древний фонетический облик. Срвним слова домовой ~ леший. Не вызывает сомнений мотивированность слова домовой словом дом, ср.: вода – водяной, поле-полевой, бор – боровой (при этом домовой употребляется не только как сущ., но и как прилаг.). Леший, очевидно, образовано от слова лес, образовавшись как притяжательное прилагательное с суффиксом j (ср.: весна – вешний). Почему же тогда не встречается лешая птица, как боровая, водяная, полевая? Оказывается, в диалектах есть именно такое употребление: лешие утки. Значит, леший – лесной, принадлежащий лесу, дух.

Но особенно интересные примеры обнаруживаются в области семантики, так как сохраняются древнейшие значения слов.

Пахать шум бредовой метлой. В псковском диалекте слова бред, бредовый связаны с "ивой", "прутняком": бредовая дуга, бредовые лапти и т.п.

Глагол пахать в диалектах имеет несколько значений, мало связанных друг с другом 1)"пахать землю", 2)"идти, ходить", 3)пахать хлеб, мясо – "резать", "крошить", 4) пахать трубу –"чистить", 5) пахать пыль – "мести, подметать". А шум в данном случае означает "сор, мусор".

ЯЗЫКОВЫЕ ТАБУ. ЭВФЕМИЗМЫ.

Трудности этимологизации слов и выражений могут быть связаны с таким явлением, как ТАБУ́. Это этнографическое понятие, слово заимствовано из полинезийского "особо отмеченный". Означает запрет или ограничение на употребление какого-л. слова (по разным причинам: какие-то опасные явления, болезни, имена богов, нек. животных, на которых охотятся; суеверия, языческая мифология). Табу характерны для языков народов с архаичной культурой, но встречаются во всех языках. Для замены табу нужны другие слова, эмоционально нейтральные слова или выражения, кот. употребляются вместо синонимичных им, но почему-л. запрещенных. Такие слова наз. ЭВФЕМИЗМЫ (с греч. "говорю вежливо").

Например, во многих языках не сохранилось древнего названия медведя ( в нем. бер – "бурый"), оно заменяется словами хозяин, Потапыч, зверь, бортник (чешск.), т.е. везде описательные именования (как и наше медведь), эвфемизмы, а прямое название в и.-е. языках известно в лат. ursus, в греч. aritos. Древнее и.-е. название змеи сохранилось только в слове уж, а само слово змея – эвфемизм "земная, земляная. Вместо волка говорят "серый", вм. старый "пожилой". В современной речи часто возникают такого рода заменывм. умереть – приказал долго жить; вм. стошнило – поехал в Ригу; вм. он неумен – пороха не выдумает; вм. не врите – не сочиняйте и пр.

Эвфемизмам противопоставляются ДИСФЕМИЗМЫ – замена эмоционально и стилистически нейтрального слова более грубым, пренебрежительным: загреметь – упасть, сыграть в ящик – умереть. Все такие процессы изучаются не столько в этимологии, сколько в лексикологии и социолингвистике.

ОМОНИМИЯ также служит препятствием для этимологизации слова, так как сближает совершенно разные по происхождению слова, тем более, что причины возникновения омонимии могут оказаться различными:

  1. Один из омонимов оказывается исконным словом, а другой – заимствованием: брак (от "брать"; супружество) – брак (из нем. изъян).

  2. Омонимия может возникнуть в результате калькирования: узел веревки – узел (мера скорости в морском деле; из анг. семантическая калька).

  3. В результате фонетических изменений, когда фонетич. облик одного слова, изменившись, совпадает с другим: жать.

  4. На базе многозначности. Разные значения одного слова расходятся столь далеко, что смысловая связь между ними не улавливается: лукавый – лука=изгиб, излучина; хитрый, коварный; гроб – сугроб.

В группе славянских языков также выделяются омонимы.

Например, когда мы читаем польское ladna dziewczyna, в памяти всплывает русское просторечное имя прилагательное ладный „хороший", „красивый", что позволяет предположительно перевести польское словосочетание русским красивая девушка. Однако для точного перевода хорошего знания лексики родного языка и языкового чутья явно недостаточно. Расхождения в значениях некоторых слов достигают иногда большой глубины, так что старая связь их и характер исходного значения перестают ощущаться. Например, гора в отличие от русского языка в болгарском значит „лес", болг. стол значит „стул" в отличие от рус. стол (в древнерусском столъ—„кресло", „трон", так же как и в древнеболгарском; затем произошло постепенное изме­нение значений и в том и в другом языке). Слово рот, которое в русском и чешском языках имеет довольно близкие значения, в болгарском, сербо­хорватском и словенском языках не имеет с русским и чешским значениями ничего общего: ср. словен. rt „воз­вышение", сербохорв. рт „вершина, мыс", болг. рът „холм", „возвышенность". Если рус. пресный и болг. пресен близки по значению, то чеш. и словац. presny приобрели совершенно особый смысл: „точный", „пунктуальный", „аккуратный", „исправный" (ср., например, словац. presna otpoved' „точный ответ").

Чеш. krаsnу в отличие от рус. красный значит „кра­сивый", „пригожий", „прекрасный" (таким же было зна­чение слова красный в древнерусском языке).

Следует заметить, что разница в значениях слов, имеющих об­щую звуковую „оболочку", возникает не всегда только путем различ­ного развития исходных значений. Иногда разные значения несут производные новообразования от одного и того же корня, самостоя­тельно образующиеся на почве разных диалектов одного и того же языка или разных родственных языков при помощи продуктивных при­ставок, суффиксов и окончаний. Любопытные примеры параллельных образований с разным значением можно найти в русских диалектах.Так, независимо от литературного русского слова наперсток в обыч­ном значении отмечается в череповецком говоре слово наперсток в своеобразном значении „чулок или носок".

Болг. младенец „ребенок", с одной стороны, и словен. rnladeпес „юноша", пол. mlodzieniec „юноша", чеш. mladenec „холостяк" — с другой, вероятно, возникли независимо в этих языках на материале морфем, унаследованных от праславянской эпохи. Ср. также рус. заповедь и чеш. zapoved' „запрет", рус, запоминать и чеш. zapominati „забывать", рус. родина „отечество" и пол. rodzina „семья", болг. го­дина „год" и чеш. hodina „час", рус. дружина „отряд" и укр. дру­жина „супруг", рус. сухари и чеш. (диалектное) suchary „сушеные фрукты" (в моравских говорах) и др.

Слова с разными значениями, но одинаковые по форме могут иметь общий смысловой источник. Так, в сербохорватском языке под—„пол в комнате", тогда как в русском подом называется кирпичная гладкая выстилка внутри печи, где кладутся дрова (в древнерус­ском языке отмечено еще одно значение этого слова— подъ горы „подошва горы"). Можно полагать, что эти значения были некогда объединены общим - „нижняя часть, основание чего-либо". Болг. утроба значит не „внутренности", а „живот", нижнелуж. wutsoba „сердце", пол. wаtroba „печень". Пол. Suknia, белорус, сукня значат „платье", чеш. sukne, словацк. sukna, сербохорв. сукньа—„юбка". Болг. коса и сербохорв. коса имеют значение „волосы на голове", а не „вид женской прически", как в русском языке. Пол. grob, словен. grob значат не „гроб", а „могила", сербохорв. блато и чеш. blatо значат не „болото", а „грязь", чеш. huba не „губа", а „рот", ret—не „рот", а „губа", brada—не „борода", а „подбородок", vous—не „ус", а „волос в бороде"; болг. крут значит „острый" (на вкус), „внезапный", „смелый", пресен значит не „пресный", а „свежий" (например, пресны домати „свежие помидоры"), пол. gruby значит „толстый", „плотный", а не „грубый", как в русском языке, tegi значит не „тугой", а „сильный", „крепкий"; Болг. грозен в отличие от рус. грозный значит „безобразный".

СИНОНИМЫ

Сравнивая словарь одного и того же языка в две от­даленные друг от друга эпохи, мы замечаем, что судьба разных слов различна. Одни слова сохраняются в языке, изменяясь иногда в своем звуковом составе и по значению; другие слова заменяются новыми, по-иному обозначающими то или иное понятие, более энергичными и вы­разительными, и постепенно совсем уходят из языка или „оседают" в диалектах или специальных сло­варях. С течением времени названия одинаковых явлений или предметов оказываются в родственных языках различ­ными. В масштабе славянских языков возникают слова-си­нонимы, если можно применить этот термин к явлениям в области словаря разных языков. Некоторая часть межъязыковых славянских синонимов идет еще из праславянского языка, другие возникли позже или совсем недавно.

Рассмотрим возникновение некоторых из них.

В большинстве славянских языков для обозначения сладкого вкуса употребляются имена прилагательные с од­ним и тем же корнем: ср. рус. сладкий, укр. солодкий, белорус, салодкi, болг. сладък, сербохорв. сладак, сло-вен. slad, чеш. sladky, словацк. sladky, нижнелуж. slodki, пол. slodki. Но в кашубском языке признак сладкого вку­са обозначается словом mjodny, образованным от mjod „мед". Для обозначения дождя в славянских языках обычно употребляется один и тот же корень с некоторыми зву­ковыми различиями: ср. рус. дождь, болг. дъжд, словен. dez, чеш. dest; словац. dazd', пол. deszcz. Но в сербохорватском в значении „дождь" встречаем слово киша, имеющее тот же самый корень, что и рус. кислый (ср. и болг. киша „ненастье",, „дождливая погода", „слякоть").

Из этих примеров видно, что в истории того или иного языка происходила замена преж­них слов другими (при полном сохранении прежнего зна­чения), что и вызывало разницу в обозначении одного и того же понятия по языкам. Образование таких синони­мов происходило и в эпоху после появления памятников письменности. Постепенное закрепление их в языке можно проследить по текстам. Праславянское слово око сохра­няется в своем основном значении органа зрения в болгар­ском, словенском, сербохорватском, польском, чешском, украинском, белорусском языках. В современном русском языке для названия органа зрения употребляется слово глаз. Однако, как показывают тексты, древнерусский ли­тературный язык до XVI в. пользовался праславянским словом око, и лишь позднее в нем постепенно утверди­лось почерпнутое из просторечия слово, первоначально употреблявшееся, вероятно, в переносном значении (ср. пол. glaz „камень", glazik „камень", „голыш"). Так возникла новая черта словаря русского языка и вместе с тем одна из словарных особенностей, отделивших русский язык от других славянских.

Слово плечо в русском языке постепенно вытеснило из употребления слово рамо, отголоски древнего сущест­вования которого встречаются в русских говорах в виде производных (например, рамено „часть передней конской ноги", раменка „оплечье, часть одежды, покрывающая плечо* и др.). В современных славянских языках для обоз­начения плеча известны оба эти слова с их производными, но в большинстве случаев более жизненным оказалось рамо, плечо же используется реже. Слово череп в русском языке вытеснило старое лъбъ, употреблявшееся некогда с тем же значением. Лоб стало в русском названием лишь верхней части лица. Эта особенность сблизила русский язык с польским, но создала отличие между русским, сло­венским, чешским, словацким (ср. словен. leb, чеш. leb, словац. lebka в значении „череп").

Важно отметить, что при образовании замен уже су­ществовавших слов использовалась в большинстве случаев лексика славянская. Иноязычные слова чаще входят в язык вместе с новыми понятиями.

Из нескольких слов с близкими значениями, унаследо­ванных от древних времен, разные славянские языки изби­рают и закрепляют для передачи необходимого понятия не всегда одно и то же слово. Так, русскому языку из­вестны имена прилагательные холодный и студеный, но слово холодный является в русском языке общепринятым, широко употребительным, имеющим большую, разветвлен­ную систему оттенков значений, в то время как студеный встречается лишь в поэтическом языке, устном народном творчестве и диалектах. Иная картина в болгарском языке, где для выражения понятия „холодный" обычно исполь­зуется имя прилагательное студен.

Русскому слову мир „отсутствие войны" в польском языке соответствует pokоj, которое по составу звуков и происхождению может быть связано с русским покой.. Польскому языку известно и слово miг, но в значениях „покой", „спокойствие". На этих примерах можно видеть, что в разных языках одинаковые для них устойчивые по­нятия связываются с разными словами из ряда внутриязыковых синонимов, т.е. слов, объединенных близостью их значений.

При возникновении новых слов для наименования одного и того же понятия в основу слов в разных языках могут быть положены разные признаки. Так, для названия белья некоторые славянские языки использовали признак белого цвета, который служит приметной чертой внешнего вида предмета: ср. рус. белье, пол. bielizna, словац. bielizen, нижнелуж. belizn. В других языках в основу названия белья положен корень глагола рубить (ср. рус. подру­бать „подшивать край платка, одежды"), этот корень мы встречаем в сербохорв. рубле, рубиште (того же корня русское слово рубаха, белорус, руб „толстая одежда", словен. robaca „рубашка", болг. руба (обл.) „одежда", ниж­нелуж. rub „платье", верхнелуж. rub „полотняный платок"). Наконец, название белья может быть произведено от гла­гола со значением „стирать": ср. чеш. pradlo „белье", об­разованное от корня глагола prati.

Мы рассматриваем в основном типовые модели этимологического анализа, опирающегося на регулярные фонетические, словообразовательные и семантические соответствия. Но в русском языке существует немало слов, возникновение которых нельзя связать с какой-либо типовой системой. Несколько примеров.

ШАНТРАПА – слово возникло в результате непонимания (русск. крепостные актеры не понимали французского учителя пения, кот. постоянно повторял: ne chantra pas –"этот не будет петь"), что приравнялось к бранному слову – бездельник, ничего не умеющий.

OKAY (all correct) A.K. - приписывают президенту Джексону.

К нерегулярным изменениям, затрудняющим этимологический анализ, относятся и некоторые особенности стилистического словоупотребления. Нередки случаи, когда слово перестает употребляться в прямом значении, а существует только в переносном, метафорическом, утрачивая свои генетические связи. Напр., слово СТРЕЛЯТЬ, утратив первоначальное "метать стрелы", параллельно с основным значением развило огромное количество переносных: стрелять глазами, стрелять сигареты, стрелять кнутом, стреляет в ухе и др. Представьте, что этот глагол дошел до нас только в значении "просить, выпрашивать". Именно это произошло со словами НАХЛОБУЧИТЬ, ОШЕЛОМИТЬ.

БЕДЛАМ. Источником слова явилось древнееврейское название города Вифлеем – Бетлехем, что означает "дом хлеба". В 1247 г. в пригороде Лондона был основан монастырь, названный в честь Святой Марии Вифлеемской, так как в нем останавливались приезжавшие в Англию епископ и каноники находящейся в Вифлееме церкви Св. Марии. Через 300 лет на месте монастыря расположилась психиатрическая больница с тем же названием. В лондонском просторечии больница стала называться сокращенно Бетлехем (искаженно Бедлем и Бедлам).

В английском Бедлам с конца XVII в. употребляется и нарицательно – как название сумасшедшего дома вообще и переносно как "хаос, беспорядок, неразбериха".

Как название лондонской достопримечательности слово получило мировую известность. В русском впервые отмечено в "Письмах русского путешественника" Карамзина. Сначала как название места, а затем, вероятно, и оба других значения были усвоены, а возможно – значения параллельно развивались на почве русского языка. В значении "дом умалишенных" слово впервые отмечено в словаре 1905 г.,а в значении "хаос, беспорядок" в 1923.

ШАРМАНКА. Шарманка в России появилась в к. XVIII- нач. XIX вв., а к середине XIX в. этот инструмент стал неотъемлемой частью уличных увеселений городов. Слово шарманка фиксируется в письменности 1840-м г. в словосочетании "с Катериною шарманкой", а также в свободном употреблении "шарманка".

Первоначально, еще в XIX в. Григорович пытался объяснить значение слова, связав его с "ширмами", которые использовались в уличном кукольном театре, а шарманка всегда сопровождала такие выступления. Начиная со Словаря Даля слово связывается с началом немецкой песеник Scharmante Katerine "прелестная Екатерина", которую якобы часто исполняли на шарманке. Но сама песня до сих пор не обнаружена. Фасмер, известный этимолог, предложил возводить шарманку к польскому szarmant kat(a)rinka с тем же значением. Прилагательное в русском языке было субстантивировано с суф. женского рода –ка (ср.: амазонка и др.). Затем установился характерный для русского языка порядок сущ. с приложением: Катерина-шарманка (николай угодник, Марья-искусница), первая часть впоследствии была сокращена. Примечательно, что в других славянских языках (польск., укр., белор.) сокращение произошло иначе: в значении "шарманка" осталось слово "катеринка". В польск. до этого существовало слово шармантка "прелестная женщина", а под влиянием русского оно получило и новое значение "музыкальный инструмент".

В самом польск. яз. первичное словосочетание szarmant kat(a)rinka появилось, по предположениям польских лингвистов, по имени марионетки (куклы) "прелестной Катеринки", оно встречается раньше названия музыкального инструмента. А истоки названия самой куклы, конечно, в немецком и французком яз.: уменьшит. женское имя переносится на название куклы, а затем по аналогии, по ассоциации по смежности – на муз. инструмент.

Существуют и другие проблемы этимологизации, не связанные с лингвистическими факторами. Речь идет о предметах, вещах, а не их названиях, т.к. нужно знать, как они выглядели в реальности. Напр., сохатый –лось. Связано с сохой, так как раньше соха означала большой развилистый сук или ветвь дерева. Один конец заострялся и обжигался, а позднее на него надевался металлический наконечник (ср. соха – посох), т.е. название лося дано по внешнему виду.

Но могут быть и ошибки, или спорные этимологии, так как одни и те же предметы могут выглядеть по-разному на разных территориях. Напр., стог. Связан с др-греч. stego ("покрываю"), с лит. stogas ("крыша"). С точки зрения фонетич. соответствий здесь все нормально и верно. И смысл, вроде бы, соответствует. Но один из словацких лингвистов оспорил эту этимологию, так как у словаков стог никогда не покрывается. Но у других славянских народов – покрывается!

Лекция 5. НАРОДНАЯ ЭТИМОЛОГИЯ

В лексической системе есть слова мотивированные (понедельник, вторник, пятница, создатель, подоконник), в которых говорящие могут из формы слова вывести его значение. В немотивированных слова (глаза, рот, рука, свекла) при всем усилии подобная операция оказывается несостоятельной. Первоначальная, исходная мотивация словесного знака в подобных случаях вскрывается научной этимологией, хотя и она не всегда в состоянии определить истоки наименования у многих слов. Так, напр., глаз возводят к глад и глядеть (ср. гляделки); рот с рвать, рыло, рыть; свекла оказывается ранним (XI в. ) заимствованием из греч.; рука связано по значению с глаголом "собирать" (в лит.).

Так обстоит дело с мотивированными словами хотя бы в их истории, если слово утратило прозрачную внутреннюю форму, ее иногда можно восстановить. Напр., бес связано с глаголом "бояться" и означало "внушающий страх, ужас"; город первоначально означало "огороженное место" (ср. огород, ограда); дотошный восходит к доточный (точь-в-точь); коса связано с чесать; подушка – "нечто надутое" и др.

Часто, если слово утратило внутреннюю форму, потеряло однокоренные связи, говорящие, стремясь определить или осознать мотивацию слова, приходят к выводам, противореяащим научной этимологии. При этом говорящие опираются на известное и близкое в звуковом отношении слово. Так возникает народная этимология, которую древние римляне называли еще бычья или коровья. Народная этимология – это лексическая аттракция или паронимическая аттракция (сближение), т.к. пароним – это малознакомое слово, ошибочно сближаемое по звучанию или значению отдельных морфем с другим словом, знакомым и понятным. При этом ложная этимология может вести к изменению внешней стороны слова.

Пауль Г.: "В результате случайно возникшего фонетического совпадения этимологически неродственные слова начинают связываться друг с другом и образуют вещественные группы. Это – наиболее простой тип народной этимологии; она приводит к переосмыслению слова без изменения звуковой формы. Более сложный тип народной этимологии состоит в фонетическом преобразовании, благодаря которому слово, напоминающее другое,в еще большей мере уподобляется ему. Такое преобразование можно сделать намеренно, сознательно искажая форму. Этот прием часто используют писатели. И иногда такие искажения укореняются в языке и получают всеобщее распространение".

Таким образом, ложная этимология мжет иметь языковую и индивидуальную форму проявления. Если народная этимология осознается как факт, признается говорящими и становится жизненной, то она включается в системные отношения языка и приобретает характер закономерности. К таким явлениям можно отнести следующие слова:

белокурый – белокудрый; связь с "кур" (?), "каурый" – желто-рыжий;

близорукий – близорокий (близозорокий – гаплология) + ассоциация с "рука";

возместить – от месть; теперь со словом место;

всклокоченный – от клок, клочья (иск. всклоченный); связь с "клокотать";

гортань иск. грътань; связь с гърло;

жьмурить мьжурить (смежить), сближ. с жму;

кувалда – ковалда (диал. ковадло), ковать – сближ. с кую;

ладонь – долонь, длань; ассоц. с "ладить, ладушки";

муравей – моровей (ст.сл. мравий); ассоц. с мурава;

оплеуха – оплевуха; свясь с "ухо";

паутина – паучина; связь с путать;

свидетель – свЬдЬтель (ведать, знать); от видеть;

солянка – селянка, связалось с соль.

Народная этимология широко распространена при усвоении заимствованных слов:

веер нем. Facher связ. с веять;

мордовать – нем. morden "убивать", ассоц. с морда;

рубанок – нем. raubank сближ. с рубить;

шалопай – франц. chenapan "негодяй", сближ. с шалить.

Народная этимология широко представлена в просторечии, такие слова широко известны, но не стали общеязыковыми, нейтральными, например: спинжак, полуклиника, полусадик и др.

Во фразеологических сочетаниях также происходит актуализация лексических элементов, ставших непонятными: попал как кур во щи (а было в ощип); сажать калошу (вм. в калужу); пока суть да дело (вм. суд); довести до белого колена (вм. каления).

В других случаях народная этимология обусловлена "авторской волей", этимологизированием авторов, приближающимся к языковой игре. Самым ярким русским писателем, увлекавшимся народной этимологией, был Н.С.Лесков. Например: керамиды, студинг, долбица умножения, стирабельная дощечка, двухсестная карета, буреметр, верояции, кавриль, гувернянька, гульвар, клеветон, тугамент и др.

Довольно ярко ложная этиомлогия проявляется в детской речи: гудильник, копатка, колоток, мазелин. Или: скопидом – помещение где много людей; очиститель пятен; человек, который строит дом; куда люди деньги несут; сутяга – человек, кот. выращивает утят; котрый скучает; стиляга; судья на футбольном матче; человек, кот. посадили в тюрьму на сутки; троица – тройка, которая бежала в Сибирь; по-трое воруют; праздник такой, когда гуляют; отметка; домовой – ветер, дующий в трубу; мужчина, не работающий, а дома сидит; дяденька, кот. дома помогает посуду мыть.

Т.о., ложная этимология 1) перестраивает немотивированную форму слова в мотивированную; 2) преображает семантику слова и его лексические связи, укрепляя системные отношения в языке.

ЗАИМСТВОВАНИЯ

Обогащение словарного состава языка за счет словаря других языков – обычное явление, поэтому в любом современном языке есть заимствования. Чаще всего новое слово приходит с новыми вещами, но иногда приходит как синоним к уже имеющемуся слову: вывоз – экспорт, ввоз – импорт, паровоз – локомотив и т.п.

Заимствование происходит двумя путями: устным или письменным. В первом случае слова лучше усваиваются, но часто подвергаются искажениям: Schlosser – слесарь и бывают единичными; при вторм способе, наоборот, долго остаются варваризмами: рандеву, коммюнике, жюри и под.

Заимствования могут приходить непосредственно из языка источника, а могут прийти через посредника. Напр., из франц. актёр, бюро, брошюра, ваза, пенсне; из нем. бухгалтер, диктант, лейтмотив. Из франц. через немецкое посредство: офицер, лейтенант, лафет; бургомистр (из нем.), а через польский то же слово пришло как бурмистр (староста); махина из лат., а машина из франц. Кроме того, заимствования могут прийти из одного языка дважды: пуд и фунт. Конечно, могут быть заимствания внутри одного и того же языка, из разных его разновидностей: из диалектов и просторечия в литер. и наоборот.

Этимология заимствованного слова может быть установлена лишь на материале того языка, из которого в конечном итоге это слово заимтствовано. Например, в русском языке от одного и того же греч. корня kosmeo (привожу в порядок, украшаю) родились два словарных гнезда, в одном из которых предком явл. сам греческий корень со своим значением: космос, космический, а в другом – франц. – косметика, косметический. Заимствованные слова часто образуют пары, в которых в русском языке у слов разные значения и трудно видеть общность происхождения, напр.:

карьер карьера

фр. каменоломня; во фр. "скачка" получило перен. зн.

затем под влиянием итал. "продвижение по службе"

появилось значение "скачка"

(от carro- повозка)

композитор компот

из итал. через польск. из франц. компод (от того же

(componere- составитель, корня)

сочинитель)

залп салют

от одного латинского слова salve – здравствуй, будь здоров;

из нем. zalf из фр.

картечь картон

бумажная трубка, оболочка для пуль; 1-е слово из нем., куда пришло из фр., а во фр. из итальян. Похожий путь и у второго слова фр. carton. (от carta- ит. бумага).

Существует три основных типа заимствований.

  1. Прямое лексическое заимствование – слово заимствуется целиком, переживая процесс транслитерации (побуквенный переход, т.е. инояз. слово передается буквами заимствующего языка). Это способ перердачи написания, но не произношения: аншлаг, трюмо, форма тема и др.

  2. Калькирование иноязычных слов (calque – фр. копия), когда заимствуются структура и значение слова из языка-источника, а в заимствующем языке они передаются средствами данного языка: ob=jectum (лат.) = пред=мет (бросать); ver+stell+und (нем.) = пред+став(л)+ние. agri+cultura – земледелие. Кальки – это заимствования. при кот. осуществляется буквальный перевод значения каждой части.

Кальки могут быть:

а) словообразовательные;

б) семантические, когда используется русское слово, но значение ему придается иноязычное, т.е. то переносное значение, кот у такого слова есть в другом языке, напр.: фр. toucher – трогать; gout – вкус; pigeon –фр. голубь, в рус. пижон; dog – название породы.

в) фразеологические (целые выражения), особенно много из фр. яз. : присутствие духа, разбить наголову, взять меры.

г) синтаксические, тоже из фр. много (управление глаголов).

  1. Полукальки (спорное явление), когда копируется только одна часть слова, а вторая м.б. чисто русской, напр.: телевидение, водное поло. Иногда при таком заимствовании в заимствующем языке создается новое слово, которого не было и в языке источнике: агробиология, телетайп, телеметрия, филология, хотя здесь все части оказываются заимствованными, кроме флексии.

Иногда происходит параллельное заимствование и калькирование, причем калька обычно получает более широкое значение: объект – предмет; эссенция – естественность; аффект – страсть; позитивный – положительный; Евгений – благородный; алфавит – азбука; анонимный – безымянный; симфония – согласие.

Иноязычные слова, попав в новую среду, постепенно начинают подчиняться законам нового языка, приспосабливаются фонетически и грамматически (правда, некоторые долго переживают адаптацию: кофе, пальто, кюре). А некотороы уже настолько стали привычными, что их "иноземное" происхождение можно выяснить только по словарю: лошадь, бумага. лампа, котлета, школа, базар, машина и др.

Различные языки по-разному решают проблему соотношения своего и заимствованного, чужого. С одной стороны, можно выделить языки типа русского и анг., носители которых не опасаются за судьбу своих литер. языков и свободно заимствуют из других, отражая все достижения цивилизации. С другой стороны, есть языки (обычно либо новые, либо малочисленных наций), кот. создавали литер. форму в борьбе с другим культурным языком, поэтому сопротивлялись заимствованиям из языка захватчиков или более сильных соседей. В них до сих пор господствует пуристическое отношение к прямым заимствованиям, здесь преобладают кальки Напр. некоторые славянские языки (сербский: рукомет, кошарка, ногомет и др.).

Восточнославянские племена, к кот. относятся наши предки, на протяжении всей своей истории тесно контактировали с различными неславянскими племенами и многое от них заимствовали: из финно-угорских, германских, тюркских, балтийских и др. диалектов. Например, из германских такие заимствования, как князь, скот, хлев, шелом; из готского блюдо, котел, купить, художник, царь (из цесарь – кайзер); из скандин. акула, варяг, вира, стяг, якорь и собственные имена; из финно-угорских векша, камбала, мамонт, тюлень; из тюркских атаман, лошадь, нефть, книга, богатырь, товар, амбар, арбуз, кумач, кулак, аршин, караул, серьга, деньги и множество других, пришедших в разное время. Кроме того, в письменную эпоху через литературные языки много заимствований пришло из греческого, латыни, польского и старославянского, служившего проводником для многих этих заимствований.

В поздней истории русского языка можно выделить несколько периодов, когда проблема заимствований и калькирования становится особенно актуальной.

I. X-XI вв., когда старославянский (ц-сл) и русский осваивают терминологию христианской цивилизации.

II. XV-XVI вв., когда второе южно-славянское влияние достигает своего апогея.

III. XVIII в., век переводов, период становления нового русского литер. яз., освоения лексического развития ряда западно-европейских языков, особенно фр. до 20-х гг. XIX в.

Каждая группа заимствований имеет свою специфику.

В I период большая часть калек обязана старосл. яз. и древнегреч. образцам (через ст-сл посредство). Эти заимствования и кальки связаны с принятием христианства и появлением письменности. Сам ст-сл. яз. содержал более 20% слов или калек греч. происхождения.

ФОНЕТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ИХ СЛЕДЫ В СРЯ

Лекция 6. Система гласных и согласных фонем в истории и современности.

Занимательные и познавательные задания по фонетике могут касаться различных тем и аспектов. Вот несколько задач и заданий из области фонетики.

1. Какие звуки важнее для русского языка - гласные или согласные? Почему русский язык относят к числу консонантных? Установите изменения в произношении слов: верх, четверг, благодарю, вокзал, широкий, размахивать, ежжу, ходят, булочная. Какие из явлений, отраженных в изменении произношения данных слов, затрагивают систему русского языка, а какие нет?

Чем отличаются слова небонёбо, вселеннаявселённая?

Сравните слова с начальными а/я, у/ю, чем еще они отличаются?

Докажите, что слово эфиоп нерусское.

Являются ли слова филин, фу, фыркать, фордыбачить русскими по происхождению? Известно, что звук /ф/ появился в славянских языках не сразу.

2. На усвоение чередований согласных, что способствует выяснению различий между Ш и Щ, а также определению регулярных типов чередований как морфологической особенности русского языка: сравните пары однокоренных слов, проследите, какие изменения происходят при образовании нового слова или новой формы слова, например, чех - чешка; писать — пишу; образуйте сравнительную степень прилагательного тихий -...; впишите пропущенные буквы сме...итъ (смех), сме...атъ (сместить) и т.п.

3. Задания на соотношение полногласных и неполногласных форм однокоренных слов русского языка способствует как усвоению навыков орфографии, так и стилистическим приемам, расширению лексической базы, развитию мышления, поскольку в этих парах часто идет речь о противопоставлении абстрактного и конкретного явления действительности.

4. Проблема беглых гласных важна, в частности, для правописания суффиксов -ек/ -ик; как морфологическое средство противопоставления разных падежей.

5. Как появились и почему существуют непроизносимые согласные?

6. Что вы можете сказать о структуре и об орфографии слов женитьба и
свадьба?

7. В каких правилах русской орфографии отражается влияние глухих и звонких согласных друг на друга?

8. Какими звуками может быть представлен предлог С?

1. РЕДУЦИРОВАННЫЕ, ИХ СЛЕДЫ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ. ПОСЛЕДСТВИЯ ИХ УТРАТЫ

- остались буквы ь и ъ: ь 1) разделительный знак перед j, 2) мягкость согласного, 3)средство грамматического значения дочь, беречь, рожь, пишешь; ъ – разделительный знак перед j.

Основные последствия: оглушение звонких, нулевые окончания, беглые гласные, непроизносимые согласные – все это изучается еще в начальной школе.

Беглые гласные.

Два ряда слов:

А) лоб, рот, сон, рожь, мох, песок, лев, день

Б) дом, год, стол, нос, конь, свет, тепло, село

Ученики могут объяснить, куда и почему убегает гласный.

По аналогии: ров, лед, потолок, камень

Но чаще всего незаконные беглые гласные возникают в суффиксах, которые когда-то имели редуцированный, но в новых словах их уже не было – здесь беглость как морфологическое явление.

1) Суффиксы: -к- казачка, очистки, крылечко

-овк / евк курсовка

-ек / ок орешек, ветерок

-ышек воробышек

-ежк бомбежка

-ичок новичок и многие др.

! Гляди в оба, не разбей лоба

После того, как учащиеся поймут, что беглыми м.б. только о/е, им легче будет усвоить правило на правописание суффиксов –ек-, -ик- (почему надо склонять эти слова)

Подобное же чередование возможно в суффиксах прилагательных, где при образовании кратких форм возникают беглые гласные: близкий, заметный, враждебный, объективный, виновный, знатный, убедительный.

Ассоциация с суффиксами появляется и в других словах, нпр., пепел – пепла как козел – козла, заяц – зайца (из заjец)

2) появляются беглые гласные в труднопроизносимых сочетаниях: ветер, огонь, чернеца, мертвеца, где их быть не должно.

3) предлоги и префиксы с О под влиянием книжного произношения, а также по аналогии: во имя, во веки, совет, совесть ( во мне, предо мною, со мною – исторически верно), во, со с местоимением вьсь, вьсякий, мъногий и при некоторых сущ-ых: во сне, со сна, со зла. По аналогии: во власти, во дворе, со стороны, со страху, со скоростью

Префиксы: законное «о»: вобрать, собрать, отобрать

По аналогии: разобрать, разорвать, разогнать; изо, безо.

Правильно: вобью, волью, вошью, собью, войти, сойти

По аналогии: вовлечь, совлечь, совладать, составить (зд. В корнях не было редуцированных в слабой позиции).

В глаголах собирать вл. Собрать; созывать вл. Созвать; вошел, отошел – вошла, отошла.

4) Утрата Л в конце слова перед слабым редуц-ым: моглъ – мог.

В некоторых случаях (выравнивание основы) Л удерживался, и пред ним развивался гласный Е, а после г,к,х, - О: весел из веслъ, узел из узлъ, стекол из стеклъ, земель из земль, а также ветер, сестер, хитер, свекор, восемь, песен, басен.

Или сохраняются старые формы под влиянием книжного (ц-сл обычно) происхождения и произношения, или стремление избежать омонимии:

Кругл, смугл, журавль, мысль, рубль, остр, быстр.

? Почему у прилагательных и сущ-ых утрата Л невозможна, а у глаголов она безболезненна?

Примеры для анализа:

1.Долгоногий журавель по мельницу ездил. 2. Востер топор, да сук зубаст. 3. Гладка шерстка, да коготок востер. 4. Кто прост – тому бобровый хвост, а кто хитер – тому весь бобер.

На одном из уроков по чередованию гласных звуков учащиеся знакомятся с беглыми гласными, т. е. чередованием О и Е с нулём звука. Учащиеся под руководством учителя анализируют таблицу (стр. 67 под ред. Т. А. Ладыженской) или читают § 48 о беглых гласных учебного комплекса). Выясняется, что беглые гласные могут быть в приставках, корнях, суффиксах (сон — сна, сынок — сынка, вобрать — вбирать, день — дня, кубанец — кубанца).

Вопрос: Когда появляются или исчезают беглые гласные в корнях, приставках, суффиксах? (При изменении формы слова). Учитель может дать следующий исторический комментарий данного явления: «Когда-то давно (в древнерусском языке) на месте гласных О и Е были сверхкраткие гласные [ъ], [ь], которые могли находиться в сильной и слабой позиции. В дальнейшем в слабой позиции сверхкраткие исчезли, оставив после себя «нуль звука», а в сильной — [ъ], [ь] прояснились в [о], [е]. Например, в словах сънъ, пьнь гласные [ъ], [ь] под ударением в истории языка видоизменились: [ъ] [о], а [ь] [е] (сильная позиция).

При изменении формы слова, например, в Род. пад. съна, пьня утратились (слабая позиция). Получились формы сна, пня. В результате чередования сильной и слабой позиций ъ и ь в пределах одного слова в русском языке появились беглые гласные О и Е». Изучая беглые гласные, полезно для закрепления темы дать учащимся два ряда слов: а) лоб, рот, ложь, сон, мох, песок, лев, день, весь, месть; б) дом, год, лом, стол, нос, конь, свет, мель, село, дело.

В словах первого ряда гласные О и Е — из [ъ], [ь], а в словах второго ряда — иного происхождения. Установив в первом ряду последовательное выпадение звуков [о] и [е] при изменении, а во втором — сохранение, учащиеся своими словами объяснят причину этого различия и расскажут, куда «убежали» гласные.

Знание беглых гласных поможет в дальнейшем овладеть правописанием гласных в суффиксах существительных (звоночек — звоночка, но ключик — ключика). Учащиеся легко поймут логику школьного правила, согласно которому для определения правильного написания гласного -ек, -ик надо просклонять эти существительные, если при склонении беглый выпадает, то надо писать Е, если же беглости нет — букву И). Учитель предлагает такие задания:

1. Спишите слова, распределяя их по графам таблицы: Образец: о/е // 0 зв

Приставка

Корень

Суффикс

Надорвать – надрывать

Сон – сна

Пучок – пучка

О // 0 зв.

О // 0 зв

О // 0 зв.

Басня, флажка, башня, угла, угля, лбы, льда, кавказец, сынка, городок, взберусь, подгоню, клочка, черешня…

2. Запишите слова по образцу: ров - рва (О // 0 зв.). Почему выделенные О и Е называются беглыми гласными? Сон, день, пень, угол, щегол, воробей, ветер, шатёр

Исторический комментарий к теме: «Беглые гласные»

Изменения в группах согласных.

- ассимиляции

- непроизносимые согласные

Все ли можно проверить однокоренными словами?

Следует учесть, что непроизносимые согласные чаще всего возникают на стыке разных частей слова, обычно корня и суффикса: вестник, честность, местный.

В группа согласных в основном действует процесс упрощения, которое имело место и до падения редуцированных, нпр.:

Бв > б об+воротъ, об+видЬти, об+вязати, об+ вернуться об+вык/ук: обычай, наука. Но в словах, возникших позже, упрощения не происходит: обвязать и проч.

Выпадение согласных перед суф-м –ну-: спасть – заснуть, гибнуть – сгинуть, но: воздвигнуть, достигнуть.

Упрощение в связи с падением редуц:

Полъвътора, ни стьги, подъшьва и др.

Наиболее важный для школы – случай упрощения артикуляции в группах ЧТ и ЧН.

Академический словарь конца 18 в. рекомендовал: галстушный, колпашный, копеешный, лавошник, мушной, платошный, табашный, яблошный. Колебания в поэзии конца 18 – начала 19 века уже есть, но их не так много, и еще в конце 19 – начале 20 века многие слова произносились с ШН, что стало признаком старой московской орфографической нормы.

Ср. у Некрасова:

Эй вы, нехристи, табашники,

Карачун приходит вам!

Попадались им собашники:

Псы носились по кустам

+ наконешником – грешником; кабашное – табашное; кабашные – страшные.

А сейчас произношение многих таких слов с ШН считается устаревшим, Аванесов вообще относит такое произношение к просторечию. Сейчас словари рекомендуют ШН только в нескольких словах, в которых эти нормы в большинстве не соблюдаются: конечно, скучно, нарочно, яичница, скворечник, девичник, очечник, прачечная, пустячный; в отчествах: Никитична, Ильинична.

По мнению М.В.Панова, сейчас в современном русском языке ни в речи молодого, ни в речи старшего поколения нет позиционного чередования ч’ / ш’ в группах ЧН и ЧТ. Есть группа слов, где это явление возможно: булочная, прачечная, скворечник, гречневая. Но вариативность различна для разных поколений. А.А.Реформатский говорил: «Каша, конечно, не ячневая, а яшневая». Д.Ушаков подтрунивал над студентами: «В известной прибаутке Друг сердешный, таракан запешный у меня получается хорошо, есть рифма, а у вас плохо шн/чн». А сейчас опять есть рифма: норма изменилась в другую сторону.

Еще в конце 19 – нач. 20 вв.: взятошный, булавошный, загадошный, загранишный, лодошник и много других слов.

В первой половине 19 в. гораздо больше рифм на /ш/, что находит и отражение в орфографии. Пушкин: неотлучный – равнодушный, Лермонтов: табачны – страшны, Вяземский: полношную – роскошную.

Очень широко явление представлено в говорах, особенно московском: подрушный, песошный, востошный, заошно, сошный (сок), веки вешные, вековешный, денно и ношно, решная, неприлишно, они нашнуть и др. Если так широко представлено в говорах, то почему этого не могло быть и в литературном языке. Если в говорах встречается благополушно, то может, и у Пушкина рифма скушно – благополушно. Ведь само слово пришло в говоры явно из книжного языка.

Были, конечно, и исключения: точно, ночной, ручной. Закономерность, вероятно, была такова: в литер.яз. произношение ЧН проникало под влиянием книг, т.е. орфографии и ц-сл произношения. С.П.Обнорский заметил, что ЧН имеют слова книжные (с отвлеченной, небытовой семантикой) и кроме них те, у которых ударение после этого сочетания: мучной, печной, речной, ручной. Но закономерность, скорее, не чисто фонетическая, а грамматико-фонетическая. Есть несколько глаголов: качнут, очнутся, начнут, они частотны, но у них никогда не было ШН. Надо связывать с наличием суффиксов и паузой перед ними + ударение после. Затем перенос на прилагательные.

Оглушение – озвончение

(подробно в курсе истории русского языка)

Нулевые окончания

существительные

прилаг

глагол

I

Ж

Мн

Род, числ

Прош.вр

Повел.

II

М

Ед

И

М, ед.

лисий

М., ед.

читал

2л., ед

Знай, пей, бей

III

Ж

Ед

И,В

На –мя

Ср

Мн

Р

Путь

м

ед

И,В

скл

род

число

падеж

2. ЧЕРЕДОВАНИЯ ГЛАСНЫХ

1. Качественно-количественные чередования

Примеры:

Жар – гореть < *ger – gor

Зарок – зарекаться – речь – изрёк

Заря – зрение (<*zьreti) – зеркало – зоркий – зрачок - *зря («делать на зря» - на глазок)

Квас – кислый (кыслый) – кишка

Кремль – укромный – кроме – закрома

Золовка < зълы

Пшено – пихать – пест (*-pis- ‘толочь, толченое зерно’)

Понимать - поймать

Жити : гоити > говядина

2. Чередования, обусловленные судьбой дифтонгов

См. в курсе.

3. Чередования, обусловленные судьбой носовых гласных

Носовые в приставках: сън, вън, кън отсюда: сугроб, сустав, сумерки, супруг, сутки, сутолока, супротив; или съ ним, въ нем, къ ним, вънимати, сънимати, вънутрь.

Зубъ – зябь (прозябнути – ‘прорасти”; зубр – ‘рогатый’)

Зять – жена <*gen, genus – род

Круг – кряж – крендель

Исторический комментарий к теме: «Полногласие и неполногласие в русском языке»

Ошибки на безударные гласные продолжают оставаться наиболее распространёнными в письменных работах учащихся. Среди слов с этой орфограммой имеется довольно обширная группа с П.-Н. сочетаниями. В школьном учебнике русского языка на каждой странице в среднем встречается пять слов с П.-Н. Систематическая работа над этой группой слов помогает усвоению нескольких сотен слов с безударными гласными. Трудность вопроса заключается в том, что бывшие старославянизмы воспринимаются сейчас как обычные русские слова и не всякое сочетание звуков оро, оло, ере, ело, ра, ла, ре, ле есть то, что относится к П.-Н. В русском языке имеется более полусотни корней с П.-Н. Выявление П.-Н. не всегда общедоступно и бесспорно. Если в словах ворота и вратарь звуковые изменения в корне нетрудно заметить и уча- щимся, то в словах норовить и безнравственность человеку без специального лингвистического образования общий корень и явление П.-Н. обнаружить трудно.

Повышению орфографической грамотности учащихся будет способствовать работа учителя с П.-Н., которая может начаться со словарно-стилистической разминки со словами: сторона — страна, глас — голос, волосы — власы, сторож — страж. После наблюдения учащиеся скажут, что это однокоренные слова, которые различаются звуковыми сочетаниями, а также по значению и употреблению (разные стили речи). Далее учитель может в доступной форме привести историческую справку: «Русский язык относится к группе славянских языков. Немало слов заимствовано в разное время из родственных славянских языков. Особенно много пришло из старославянского, на который были переведены в X в. с греческого первые книги христианской религии. За тесячелетие распространения христианства на Руси старославянизмы прочно вошли в русский язык, не подозревая об их «иностранном » прошлом. Некоторые слова можно опознать по некоторым приметам (шлем, младенец, древо … — старославянизмы с неполногласием).

Сочетания оло, оро, ере, ело, считаются полногласными, они проявляются в исконно русских, по происхождению общеславянских словах между согласными в корнях слов (и в некоторых приставках). Почти каждому русскому слову с полногласием можно найти соответствующее однокоренное слово со старославянским неполногласным сочетанием ла, ра, ре, ле (голова глава, город град, брада борода, дерево древо, пере- пре-, молоко млечный …)». Учитель приводит учащимся примеры корней с П.-Н., которые они запишут в свои словообразовательные словарики:

-оро- -ра-

-оло- -ла-

-ере- -ре-

-оло- -ле

ворот- врат

золот-злат

берег-брег

волок-влек

город-град

молод-млад

серед-сред

шелом-шлем

здоров-здрав

холод-хлад

берез-брез

молок-млеч

корот-крат

хорон-хран

и др.

Далее учащимися подбираются слова с данными корнями. Поясняется, что безударные гласные в сочетаниях поддаются проверке путём постановки под ударение, но только соответственно смыслу слова, с помощью слова с П.-Н.

Приведём таблицу-помощник «Проверка безударных гласных в полн.-неполных сочетаниях.

холодa

охладuть

деревянный

хoлод

прохлaда

дeрево

воротuть

вратaрь

дерeвья

вoрот

приврaтник

приврaтник

ворoта

вoлоком

уволoк

Необходимо уточнить, что полногласие находим в пределах одной морфемы: голос, берег, но второй, положить, (в последних двух словах полногласия нет).

Вопрос: Будет ли в словах брат, трава, слабый, крепкий проявляться неполногласие? (Нет, так как этим словам мы не можем найти соответствующих слов с полногласием, они являются исконными [сочетания ра, ла, ре, ле]).

На определение полногласия-неполноласия можно предложить следующий ряд слов: крапива, страна, скоро, крахмал, холодец, лакей, порода носорог, белолобый, заголовок, тревога, наголо, браслет, деревцо, коротать, на севере, водоросль. Учащиеся должны письменно объяснить наличие или отсутствие П.-Н.

Образец: скоро — оро не является полногласием, так как оно находится не в пределах одной морфемы.

Учитель читает строки А. С. Пушкина, а дети находят неполногласные формы, определяют их стилистическую функцию и в столбик записывают полногласные варианты: Прошло сто лет, и юный град, Полнощных стран краса и диво И тьмы лесов, из топи блат Вознёсся пышно, горделиво…

Ответ: старославянизмы были распространены в поэтической речи XVIII и XIX вв., носили отпечаток высоко торжественного стиля и в обычной речи не встречались.

Вопрос: Употребляем ли мы сейчас неполногласные формы, или они утратились? (Некоторые такие слова оказались настолько активными, что полностью вытеснили старые русские формы с полногласием). Вместо исконно русских — веремя, веред, ворог, хоробрый, солодкий, норов, сором в современном русском языке употребляются старославянские по происхождению — время, вред, сладкий, храбрый, нрав …

Проводится работа с фразеологизмами, в которых сохранились неполногласные сочетания (глас вопиющего в пустыне — напрасный призыв к чему-либо); начать за здравие, а кончить за упокой; от младых ногтей (с детства); кипеть млеком и мёдом (иметь изобилие, богатство). Учащиеся выявляют значения фразеологизмов и неполногласие.

На этапе закрепления данной темы учитель подбирает интересные задания с привлечением примеров из произведений русских классиков.

1. Объяснить, в чём особенность происхождения и написания данных слов. Почему эти слова расположены парами? Списать, вставляя нужные слова.

Борозда — бразда, бред — бередить, волочить —…, среда — …, драгоценный — …, краткий — …, хранить — …. Выделите в словах корни.

2. Выразительно прочитать текст. Из какого произведения взят это отрывок? Кто автор? Выписать слова с приметами старославянского происхождения. Письменно указать однокоренные слова-синонимы, русские по происхождению. Найти слова с полногласием. Какие старославянизмы им соответствуют

Остров на море лежит, Град на острове стоит, Каждый день идет там диво, Море вздуется бурливо, Закипит, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Расплеснется в скором беге — И останутся на бреге Тридцать три богатыря, В чешуе златой горя

3. Прочитать пословицы, вдумываясь в содержание каждой из них. Найти и объяснить полногласие.

На чужой сторонушке рад своей воронушке. У кого колос, у того и голос. Молот хоть молод, да бьёт старо. Счастье дороже золота.

4. Записать под диктовку слова: сокращать, страна, здоровый, бережливый, позолота, молочко. Объясните написание.

5. Выделить на слух слова с чередованием оро - ра, оло - ла, ере - ле, оло - ле. Выписать их, подбирая однокоренные слова.

В старый сад выхожу я — росинки Как алмазы, на листьях горят, И цветы мне головкой кивают. Все влечет, веселит мои взоры: Золотая пчела на цветке, Разноцветные бабочки крылья… За оградой садовой чернеет Полоса взборонённой земли, И покрытые соснами горы Поднимаются к небу вдали. (А. Плещеев)

Внимание к словам с П.-Н. не только будет способствовать успешному проведению словарно-стилистической работы в школе, но и повысит орфографическую грамотность учащихся. Узнав, что слова типа ворона, воробей, корова, поросёнок, соловей, хворостина, укоротить, проволока, наволочка… относятся к словам с полногласными сочетаниями, учащиеся легче усвоят их написание. То же относится и к словам с неполногласием отвлекать, сокращать, орфографическая трудность которых в написании безударных гласных.

Лекция 7. Акцентуация и ее роль в истории русской орфоэпии и грамматики

Не всегда можно найти ответы на те изменения, которые происходят сейчас, изменение ударения, например.

Дореволюционное поколение, напр., произносило: библиотека, а в XIX в. было принято: музыка, кладбище, климат, профиль, токарь, английский, дружит, варит. В XIX в. произносили искрится, а не искрится. Почему поменялось ударение?

Для русского ударения характерна борьба между ассоциациями по смежности (т.е. стремлением ударения сохранить словообразовательную зависимость как в случае с искрится, образованному от искра) и ассоциациями по сходству (т.е. стремлением ударения уподобиться более общему структурно-однотипному разряду слов, напр.: новое искрится по аналогии с такими глаголами как кружиться, виться, носиться, змеиться).

Важно учитывать, что победителями выходят формы, следующие за прогрессивными ассоциациями по сходству, которые преодолевают консервативные связи по словообразованию. Это касается многих слов, напр. Было: затормозить, избавитель, роскошный, возрастный (ср. с однокоренными словами). Колебания в ударении – это хотя и временный, но неизбежный этап развития языка, объективное следствие эволюции акцентологической системы. Вариативность ударения обеспечивает менее резкий и болезненный переход от старой нормы к новой.

Ударение в русском языке является также средством выражения грамматических значений и преодоления омонимии. Колебания в ударении – это хотя и временный, но неизбежный этап развития языка, объективное следствие эволюции акцентологической системы. Вариативность ударения обеспечивает менее резкий и болезненный переход от старой нормы к новой.

Можно говорить о некоторых общих тенденциях развития литературного языка. В частности, сейчас отмечается усиление грамматической функции ударения в СРЯ. Постепенная грамматикализация ударения связана с ростом подвижного ударения, что соответствует общим закономерностям и свойствам народного языка. Ударение на флексии (у пруда) устраняет нечеткое произношение, редукцию гласного в грамматически значимой позиции (ранее: у пруда). Здесь перемещение ударения укрепляет синтетический флективный строй русского языка. Ср. также угля вместо Угля, моста вместо моста и др. Устаревающие акцентные варианты закрепляются во фразеологизмах.

Обнаруживается истрически разнонаправленное движение ударения : регрессивное (с флексии на начало слова) и прогрессивное (с корня на окончание или конец слова). Регрессивное наблюдается скорее у существительных мужского рода, а прогрессивное – у существительных женского рода. Например среди слов мужского рода есть слова с колеблющимся ударением: приговор, каталог, планёр и др. В данном случае в русском языке на протяжении двух столетий наблюдается устойчивая тенденция исторического перемещения ударения ближе к началу слова – это явление называется еще рецессией, т.е. оттяжкой ударения. Еще примеры: воздух, возглас, довод, призрак, признак, прикуп; азимут, титул, конкурс, фундамент, скульптор, филолог, эпиграф, заговор (везде ударение было на конце). Сравните:

Ревнивец: бойся, близок час;

Амур с Досадой своенравной

Вступили в смелый заговор,

И для главы твоей бесславной

Готов уж мстительный убор (Пушкин «Руслан и Людмила»)

Но в словаре АН 1989 г. дается уже один вариант с ударением на первом слоге. Также достаточно давно (с XIX в.) существовали как вариантные формы договор. Почти до середины XX в. безраздельно господствовал вариант с ударением на последнем слоге:

Зарецкий наш и честный малой

Вступили в важный договор,

Враги стоят потупя взор. (Пушкин «Е.О.»). Но у современной поэтессы О.Берггольц встречается иное:

Но ты не пугайся.

Я договор наш не нарушу.

Не будет ни слез, ни вопросов…

Сейчас в словарях такое ударение разрешается как разговорный вариант, но будущее – за ним.

Одним из активных процессов в изменении русской орфоэпии является перенос ударения у глаголов на –ить в формах настоящего и будущего времени. В живой речи мы повседневно сталкиваемся с такими вариантами ударения. В XIX в. глаголы указанного типа в формах настоящего времени имели ударение на последнем слоге. К таким глаголам относятся варить, дарить, грузить, курить, дружить, манить, солить, шевелить и др. Например:

Не глупо ль, что его высоко так ценят?

А я бы, право, был гораздо рад

Зерну ячменному ( о жемчужном зерне, кот. Нашел петух) Крылов)

Вертит очками так и сяк…

Плутовка к дереву на цыпочках подходит;

Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит… (Крылов)

Попрыгунья стрекоза…

Как зима катит в глаза… (Крылов)

Вот ваши сестры как хотят,

Но ведь ворон ни жарят, ни варят (Крылов)

Печной горшок тебе дороже:

Кропит водой, курит кадилом (Державин)

Своих, чужих сердца пленит.

Я слышу плеск ему сугубый:

Он вольность пленника дарит,

Героям шьет коты да шубы (державин)

Ты пищу в нем варишь (Пушкин)

Она шумит в дубравах опустелых;

Там день и ночь кружится желтый лист (Пушкин)

Нет! Он с подданным мирится;

Виноватому вину

Отпуская, веселится (Пушкин)

Сидят наездник беспечно,

Курят турецкий свой табак… (Лермонтов)

Не часто к нам слетает вдохновенье,

И краткий миг в душе оно горит;

Но этот миг любимец муз ценит,

Как мученик с землею разлученье (Дельвиг)

Попы мне честь воздать хотят,

Мне ладан под носом курят (Дельвиг)

Дни селского святого торжества!

Овины весело дымятся,

И цеп стучит, и с шумом жернова

Ожившей мельницы крутятся (Баратынский)

Конь кипит под седоком,

Сабля свищет, враг валится

Бой умолк, и вечерком

Снова ковшик шевелится (Давыдов)

Полнеба в улице далекой

Болото зорь заволокло,

Лишь конкобежец одинокий

Чертит озерное стекло (Кузьмин)

На старой башне у реки

Тень рыцаря стоит

И, лишь завидя челноки,

Приветом их дарит (Тютчев)

Целый день на фабриках колеса

Мы вертимвертимвертим!

Колесо чугунное вертится,

И шумит и ветром обдает,

Голова пылает и кружится,

Сердце бьется, все кругом идет (Некрасов)

Аммирал-вдовец на столе лежит,

Дальний родственник хоронить катит (Некрасов)

Вот старый глухарь с облинялым крылом

В кусту завозился… ну, бедному плохо!

Живого в деревню тащат с торжеством… (Некрасов)

С вечера все спится…

Лист сухой валится

Да стучит в окно (Фет)

Перенос ударения начался в XIX в. (особенно интенсивно во второй пол.) и в словарях уже давалось два ударения: на корне и окончании. Одним из первых глаголов, переживших смену ударения, был глагол трубить:

Тебя никто, никто не любит

Хотя ты знатен и велик;

Твои дела не слава трубит,

Но купленный бродяг язык. (Долгоруков)

Молва напрасно трубит,

Что мужа своего Кокеткина не любит (Измайлов).

Сейчас ясно, что победило ударение на корне, оно является более перспективным. Хотя еще в 50-е годы XX в некоторые говорили: дружишь, клеишь, грузишь и под.

Белый снег пушистый

В воздухе кружится

И на землю тихо

Падает, ложится (И.Суриков)

У некоторых глаголов до сих пор сохраняется двоякое ударение, но одно из них – на окончании – выглядит явно архаичным, например: манит, видоизменит. Ср.:

Хороши эти майские грёзы…

К безудержному буйству манят… (Саянов)

Но: Я вижу в сумерках осенних

Приютом манят огоньки (Твардовский)

Наиболее яркий пример связан с глаголом звонить.

Установлено, что наконечное ударение, более архаичное по своей природе, было свойственно северновеликорусским говором, из которых и попало в литературный язык. Ударение на корне или основе – это черта южнорусских говоров. Во второй половине усиливается влияние (очередное) южных говоров на литературный язык через городское просторечие.

Это же влияние отразилось и в словах с частицей –ся, которая была ударной, а теперь теряет свое ударение: брался – брался. Некоторые глаголы сохраняют старое наконечное ударение по нормам русского языка, которые постоянно нарушаются: принялся, начался, нанялся и нек. др.

Колебания в ударении наблюдаются у некоторых глаголов на -ировать,. В словаре 1847 года ударение на последнем слоге: абонировать, блокировать и др. Любопытный пример из К.Пруткова:

Бал дает бригадный поп –

Посмотри, как вальсируют

Глазенап и Бутенап…

В словаре Ушакова, составлявшемся по данным конца XIX – начала XX вв., даются два варианта ударения, а в словаре Ожегова нормой является только одно ударение на начальном гласном суффикса.

У существительных женского рода заметный процесс происходит на протяженнии XIX в. во флексиях 1-го склонения, где исконное ударение на флексиях косвенных падежей во множественном числе переходит на основу. Как полагают, это является результатом аналогического выравнивания и влиянием прямых падежей, где ударение всегда было на корне. Ср.:

И что ж это за рожи!

Все в лентах и звездах.

Глядеть, так, право, страх! (Измайлов)

Ты лети, мой соловей,

Хоть за тридевять земель,

Хоть за синие моря,

На чужие берега,

Побывай во всех странах,

В деревнях и в городах (Дельвиг)

Не человечьими руками

Жемчужный разноцветный мост

Из вод построен над водами

Чудесный вид! Огромный рост! (Жуковский)

Мелькает, вьется первый снег,

Звездами падая на брег (Пушкин)

И долго сбурными волнами

Боролся опытный гребец…(Пушкин)

Стонет он по полям, по дорогам,

Стонет он по тюрьмам, по острогам…(Некрасов)

А у кратких прилагательных наоборот происходит массовая экспансия наконечного ударения во множественном числе, где оно всегда было на основе, на 1-ом слоге: близки, верны, полны, просты и под.

Пр.:

Настали веки бедны (Нахимов)

Когда поэты будут скромны,

При счастье глупость не горда,

Красавицы не вероломны,

И дружба в бедствиях тверда? (Вяземский)

Твои поэмы бестолковы

Твои элегии не новы (Некрасов)

Сейчас такое ударение может встретиться только в речи старых московских актеров или просто пожилых москвичей. Получается, что в употреблении кратких прилагательных устарело одно из правил, которое гласило: «Ударение в краткой форме множ. числа прилагательных должно соответствовать форме среднего рода».

ГРАММАТИКА. МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ НОРМЫ В ИСТОРИЧЕСКОМ

ОСВЕЩЕНИИ

Лекция 8. Проблема нормы и варианта с исторической точки зрения.

Колебания в словоформах и неустойчивость морфологических норм, их вариантность, объясняются различными причинами, одни из которых восходят к историческому прошлому языка, другие представляют собой абсолютные закономерности живого, развивающегося языка. Познавательные задачи могут касаться как вариантных форм, так и трудных случаев грамматики. Например, сравнение и сопоставление форм на -а во мн.ч. существительных в хронологии и определение перспектив новых форм, не вошедших пока в норму; пары плечи - плеча и подобные им; вариантность флексий в Р. ед. и в П. ед. слов мужского рода. Что касается форм П.п., то в школьной практике вообще не учитывается окончание -у, несмотря на то, что за ним закреплено самостоятельное значение места.

Интересна для исторического комментирования и проблемных заданий категория одушевленности, состояние которой отражает как системные явления, так и архаизмы, остатки прежних грамматических отношений.
Категория одушевленности родилась на базе частной категории лица и на основе синтаксического противопоставления субъекта (В.) и объекта (И.) высказывания в конструкциях с прямым дополнением. Исключения и отклонения от последовательного выражения категории одушевленности/неодушевленности связаны как с иными конструкциями, так и с другими частными моментами развития русского языка. Задания могут быть выстроены от частного к общему, или от анализа конкретных примеров к выводам о специфичности категории. Почему эту категорию называют лексико-грамматической? Почему категорией одушевленности не обладают слова женского рода? (Или обладают не в полной мере).

Наука, изучающая нормы, называется ортология. Достоверность представлений о норме обычно устанавливается по отношению этих представлений к системе языка, к традиции употребления и к практике современного употребления. Другими словами, нормативная оценка исходит из того, что может быть (соответствует системе), что было (традиция) и что есть (узус). При этом системе языка могут соответствовать две и больше возможностей, а языковая традиция и современное употребление часто противоречат друг другу.

При оценке вариантных форм с позиций литературной нормы необходимо учитывать тенденции языкового развития. Т.е. «именно в плане научной теории о закономерностях развития системы того или иного живого языка и должны оцениваться новые явления в языке и отклонения от установленных норм» (В.В.Виноградов). Нормы литературного языка основываются на научном осмыслении языка как объективного и непрерывно развивающегося феномена. Школьное восприятие языка как статичного и неизменного явления, а его норм как вечных и нерушимых - неправильно. Следует учитывать, что эволюция языка непреложна, и, исходя из теории языковой эволюции, нельзя огульно осуждать языковые новшества, как нельзя не считаться с прошлым, не уважать и не беречь литературно-языковые традиции. Для понимания настоящего необходимо изучение прошлого состояния языка, так как все, что когда-то было в языке, так или иначе оставило в нем свой след. Поэтому понять современное состояние языка и уловить тенденции его развития невозможно без исследования и установления внутренних и внешних причин, воздействующих на его структуру. При этом изучение прошлого помогает выявить будущее в развитии языка.

Изменения в языке обусловлены действием определенных тенденций, среди которых можно выделить основные: действие внутренней и внешней аналогии; стремление к системности; преодоление избыточности (тенденция к экономии средств); приведение формы в соответствие с содержанием; усиление различительных признаков языковых единиц. Исторический подход к анализу современных грамматических норм, учитывающий названные тенденции, позволяет проспективно оценить существующие в языке варианты. Эти варианты возникают вследствие развития языка и отражают временное сосуществование старого и нового качества. При этом старое не всегда устаревшее, регрессивное. Как говорил И.И.Срезневский: «Считай прошедшим то, что удерживается силой, искусственно; считай будущим то, что все более пробивается в жизнь языка, хоть иногда частями, по мелочам». А Л.В.Щерба добавлял: «Разговорные формы, употребляемые младшим поколением, можно рассматривать как вероятные предтечи будущего состояния языка».

Задачей нашего спецкурса является рассмотрение некоторых наиболее интересных и трудных для интерпретации фактов современного русского языка с точки зрения их истории, стремление показать, как складываются нормы, понять причины их колебаний, соответствие общему направлению развития русского литературного языка, т.е. внести «дыхание истории». Но прежде необходимо определить основные понятия, такие, как литературный язык, норма, вариантность.

Литературным языком называют исторически сложившуюся высшую (образцовую, обработанную) форму национального языка, обладающую богатым лексическим фондом, упорядоченной грамматической структурой и развитой системой стилей. Основными признаками литературного языка являются: 1)наличие определенных норм, правил, соблюдение которых обязательно; 2)стремление к устойчивости (сохранение традиций); 3 Приспособленность для обозначения любой информации; 4)стилистическое богатство (функциональные варианты, синонимы). Кроме того, следует учитывать социальную обусловленность норм литературного языка, поскольку он обслуживает жизнь общества и его нормы создаются людьми.

Основной, магистральный путь развития русского литературного языка состоит в сближении книжного и разговорного стилей.

С исторической точки зрения соотношение письменной и устной речи не было одинаковым. Этапы расхождения книжного и разговорного языков сменялись их сближением и взаимопроникновением. В развитии норм русского литературного языка неоднократно происходила смена установок на «разговорность» (народность) или на «литературность» (книжность). При этом известно, что при конкуренции форм больше шансов на выживание имеет та, которая поддерживается письмом, литературно-книжной традицией. С другой стороны, письменный язык по отношению к живому вторичен, так как зависит от закономерностей его развития. Разговорная речь, по словам Л.В.Щербы, это кузница, в которой куются все изменения языка.

Основным признаком литературного языка является норма. Норма не статична, она отражает поступательное развитие языка, хотя ее и не следует механически выводить из языковой эволюции. Динамическая теория нормы, опираясь на требование «гибкой стабильности», совмещает в себе и учет продуктивных и не зависящих от нашей воли теденций развития языка, и бережное отношение к капиталу унаследованных, литературно-традиционных речевых навыков.

Проблемы нормы не существует вне вариантности. Варьирование форм - это неизбежное следствие языковой эволюции. «Языковая система всегда является продуктом длительного и сложного исторического развития ... Ее непрерывное изменение, сохранение старых и возникновение новых элементов, постоянное воздействие внеязыковых факторов и т.п. приводит к накоплению сосуществующих однозначных явлений, становящихся как бы «избыточными» и приходящих в противоречие друг с другом... Разумеется, не всякая вариантность средств языкового выражения «избыточна». Она становится «избыточной» только тогда, когда варианты не имеют никакой особой нагрузки (семантической, интонационной, стилистической, экспрессивной и т.д. и т.п.» (Ф.П.Филин). Вариантность в языке - это естественное состояние языка как конкретно-исторического явления, но именно существование вариантов вызывает лингвистические проблемы. Область варьирования норм - наиболее трудная и требующая исторического осмысления область литературного языка.

(Примеры варьирования на разных уровнях:

современный-современный, пойдёт-пойдет, дверями-дверьми, доктора, якоря но: лекторы, шофёры, в отпуске-в отпуску, торжествен—торжественен, исполненный отвагой—...отваги, спазма-спазм и др.)

Поскольку язык развивается медленно, постепенно, постольку наличие вариативности, т.е. стадии сосуществования старого и нового качества, не только не вредно, но даже полезно, целесообразно. Варианты как бы помогают нам привыкнуть к новой форме, делают сдвиг нормы менее ощутимым и болезненным. Помимо того, что варианты как бы поддерживают преемственность норм, многие из них вовсе не тождественны. Хотя как только варианты теряют способность взаимозаменять друг друга, они перестают ими быть и становятся самостоятельными формами со своим специфическим значением. В современном русском языке многие ранее параллельные формы, употреблявшиеся безразлично, как полные дублеты, получили функциональную специализацию. Преобразование полных, избыточных вариантов в неполные, отличающиеся друг от друга со стилистической или иной стороны, является ярким показателем совершенствования литературного языка.

Примечание. Есть ли прогресс (совершенствование) в языке? Прямой и прямолинейной связи между развитием культуры и языка не существует. Совершенствование языка можно видеть лишь в более рациональном использовании старых форм, преодолении старой избыточности, устранении тех остаточных явлений, которые вступают в противоречие с более общей и регулярной языковой моделью.

Наряду с вариантами существует и множество отклонений от нормы, речевых ошибок, которые иногда трудно отличить от вариантности (только с помощью нормативных справочников). Но и эти отклонения преимущественно не случайны, а обусловлены либо непоследовательностью и противоречиями во внутренней системе литературного языка, либо воздействием внешних факторов. Многие ошибки оказываются закономерными с точки зрения действия аналогии или других системных проявлений языка.

Пример: кофе. Это неодушевленное существительное, заимствованное слово, отличается колебаниями в роде: муж. или ср. В подавляющем большинстве заимствованные неодушевленные сущ. с гласным на конце слова, несклоняемые (их около 300), имеют в русском языке Средний род: ателье, бра, гетто, ралли, желе, жюри, шоу, пенсне, радио, алоэ, тире и т.п. Слов муж. и жен. рода всего несколько десятков. При этом согласование по муж. или жен. роду обычно обусловливается влиянием близких по значению слов или общих названий определенных смысловых групп, например, авеню, шимпанзе и др. Слово кофе должно иметь ср. род, но имеет мужской под влиянием языка источника (фр.) и склоняемого варианта кофей. Основная языковая тенденция оказывает сильное влияние на кофе, поэтому есть основания признать допустимым вариантом согласование слова кофе по среднему роду. И если орфографические словари 80-х гг. еще дают один вариант - муж. род, то, например, 2Словарь-справочник по русскому языку» 1995 г. форму среднего рода предлагает как доп., а «Словарь трудностей русского языка» 1999 г. предлагает вариант ср. рода с пометой разг.

Причины появления продуктивных вариантов и речевых ошибок часто совпадают, поэтому их трудно отличить друг от друга, так как сложно выделить критерии правильности нормы. Необходимо учитывать и общественно-эстетические взгляды на слово, и внутренние, независимые от вкуса и желания говорящих закономерности языковой системы в ее непрерывном развитии.

Система охватывает «идеальные формы реализации определенного языка, т.е. технику и эталоны для соответствующей языковой деятельности» и как бы отвечает на вопрос, как можно сказать, используя потенциальные возможности данного языка. Например, лектора - лекторов правильно с точки зрения системы, но не входит в систему норм. Поэтому необходимо учитывать принцип целесообразности. Его склонны выдвигать как главный критерий правильности нормы. Язык должен быть удобным, эффективным средством общения, адекватным целям высказывания.

Целесообразно, а следовательно, правильно то, что способствует пониманию высказывания. Правда, необходимо подчеркнуть, что в принцип целесообразности норы входят не только формально полезные свойства языковых единиц (облегчение произношения, упрощение парадигмы склонения и спряжения, устранение грамматической омонимии и под.), но также культурно-историческое содержание и эстетическая значимость данного способа выражения- Это заставляет нормализаторов при характеристике вариантов (договОр - дОговор, тракторы - трактора, вцехе - в цеху, сто граммов - сто грамм) несмотря на продуктивность образований, отдавать предпочтение традиционным вариантам (по крайней мере до какого-то предела). (См. примечание об ударении).

Таким образом, норма литературного языка - сложное, динамичное явление. Норма - это не только социально одобряемое правило, но и правило, отражающее закономерности языковой системы и подтверждаемое словоупотреблением авторитетных писателей. А поскольку норма обращена и к языковому прошлому, ее изучение должно производиться с привлечением исторического метода. Исторический подход восполняет недостаточность общих представлений о месте каждого из вариантов в системе языка и расширяет объективные критерии при оценке языковых фактов в ходе кодификации нормы.

Основная трудность изучения норм в морфологии заключается в обилии вариантов. Несмотря на стихийное и сознательное стремление к унификации и постепенное устранение неустойчивых форм, морфологическая вариантность распространяется еще на очень большое количество слов. Только в словаре-справочнике «Трудности словоупотребления» 1973 г. приведено более трех тысяч пар морфологических вариантов.

Колебания в словоформах и неустойчивость морфологических норм русского литературного языка объясняется различными причинами, одни из которых восходят к историческому прошлому языка, а другие представляют собой абсолютны закономерности живого языка.

  1. Наиболее общей предпосылкой вариантности в морфологии
    является смешение и аналогическое взаимодействие старых
    унаследованных от прошлого типов склонения, спряжения и других
    грам. форм. Например, колебания в падежных формах сущ.

  2. Большую роль играют факторы внутреннего характера, т.е. противоречие между внутренним содержанием и внешней формой, например, домина высоченный/высоченная, или грамматикализация аффикса, стремление освободиться от омоформ, преодоление различных аномалий грамматического строя. Например, освобождение от двувидовости глаголов: арестовать - арестовывать, но при этом сохраняется только атаковать.

3. Предпосылками колебания морфологических норм могут служить и фонетические признаки слова. Например, колебания в грамматическом роде у слов типа стапель, шампунь; колебания в формах И. п. мн. ч. : тополи - тополя; в род. п. мн. ч.: косулей - косуль (объясняется конечным сонорным).

Самым важным является действие грамматической аналогии, которое приводит к убыванию вариантности.

Лекция 9. Следы древнего состояния и исторических изменений в системе склонения существительных

1) Формы Родительного падежа ед. ч. Вариантность флексий

У части неодушевленных существительных муж. рода наряду с формами род. п. ед. ч. на -а (-я) имеются формы с окончаниями -у (-ю). В научной литературе их считают формами особого падежа, который называют второй род. или партитив. Например, в АГ-80 употребление форм род. п. на -у связывается с обозначением «целого, из которого выделяется некоторая часть (количество): достать, купить принести чаю, сахару, винограду; тарелка бульону, чашка чаю; мало (много) дыму, снегу». Подобное же значение отмечается в некоторых отрицательных конструкциях, например, нет снегу и называется партитивным. При этом оговаривается, что если род. п. употребляется не в количественном значении, то нормальны только формы на -а (-я): урожай картофеля, доставка чая, производство сыра, цвет снега, вкус сахара, посев риса. Таким образом, формы род. п. на -у актуальны для сущ. со значением вещества и употребляются в сочетаниях двух типов:

  • со словами, обозначающими количество: килограмм, литр,
    стакан, чашка, два грамма, тарелка, немного и т.п.;

  • в сочетаниях, где сама форма сущ. обозначает «некоторое
    количество того, что оно называет»: налил кипятку, насыпал
    табаку, добавил сахару и т.п.

Однако при анализе лексического состава форм на -у неизбежно возникают добавления и уточнения, которые часто оказываются за пределами количественного значения. Прежде всего, вызывает сомнения применение количественных характеристик к абстрактным существительным, хотя абстрактные сущ. могут иметь флексию -у. В той же АГ-80 написано: «Форма на -у образуется только у слов, называющих неодушевленные предметы, не поддающиеся счету: вещества, материалы и тому под. массы или абстрактные понятия (покой, треск, шум». Правда, в большинстве случаев абстрактные сущ. с флексией -у входят в состав фразеологизированных сочетаний наряду с такими устойчивыми фразеологическими единицами, в которых присутствует «элемент пространственного значения». Но это значение также не сводится к партитивному. Например: наделать шуму, нагнать страху, наговорить вздору, от жиру лопаться, с жиру беситься, не до жиру, быть бы живу, задать пару (шороху), брать с бою, что с возу упало, то пропало, с глазу на глаз, с миру по нитке, спору нет, ни шагу, час от часу, раз от разу, с часу на час, с бору по сосенке, ни слуху, ни духу, выпустить из виду и др.

Также выделяются пространственные сочетания с предлогами с, до, из, то есть с количественно-отделительным значением, которые являются остатками эпохи, когда эти слова были односложными с подвижным ударением: с боку, с виду, с глазу, из дому, из лесу, из носу и др. В связи с этим возникает вопрос о роли ударения в развитии форм на -у. С.П.Обнорский, например, считал, что лексико-семантический подход ничего не объясняет, природа явления - в развитии акцентологической системы, при этом не только в род. п., но и в местном (предложном). Важными признаками слова для получения окончания -у он считал: неодушевленность имени сущ., наличие ударения на основе, безударность флексии род. п. и ударность предл. п.

Формы род. п. на -у в подавляющем большинстве случаев выступают как вариантные наряду с формами на —а, которые могут иметь то же значение. Современные исследователи отмечают, что стилистическая противопоставленность форм род. п. является важнейшим моментом развития языка в современную эпоху. Причем отмечается убывание форм на -у от начала XX в. к его середине. За это время устанавливается преобладание форм на —а в письменном литературном русском языке. Считается, что по существу нет ни одного оттенка партитивного значения род. п., куда бы не проникала форма на -а. Формы на -у вытесняются из всех конструкций, но с разной степенью интенсивности.

Правда, следует учитывать, что существуют фразеологизмы, не имеющие вариантов, а также есть небольшая группа слов, у которых и в свободном употреблении возможна только форма на -у: это сущ. с уменьшительным суффиксом -ок (с ударением на этом суффиксе в прямых падежах и на окончании - в косвенных): (выпить, насыпать, подбавить) дымку, жирку, кваску, кисельку, клейку, коньячку, кофейку, ледку, леску, лучку, медку, парку, сахарку, снежку, сырку, табачку, творожку, угольку, хренку, чайку, чесночку.

Примечание. Может показаться, что формы чайка, кофейка и под. вообще не очень реальны. Действительно, такие сочетания, в которых должны выступать формы на -а, мало характерны для выделенных сущ., например, вкус чайка, запах кофейка практически не встречаются (но в подобных словосочетаниях написать или сказать надо именно так).

Что касается стилистического аспекта проблемы, то формы на -у (-ю) считаются более характерными для разговорной речи, чем для строгих стилей литературного языка.

В цело же проблема вариантности форм род. п. оказывается неоднозначной и требует исторического подхода для понимания актуальности тех или иных форм, а также выделения того, что является реликтовым употреблением и отражает закономерности прошлых эпох. При этом следует избегать модернизации истории, то есть переносить сегодняшние закономерности в глубь веков, с другой стороны, привносить древние, утратившие актуальность, зависимости в современность.

При анализе проблемы в историческом аспекте поражает устойчивость во времени лексико-семантических характеристик форм на -у и динамичность, изменчивость их грамматической сути. М.В.Шульга выделила три важнейших периода в истории форм род. п. Древнейший период связан с усилением категории рода в склонении, следующий - с грамматикализацией категории неисчисляемости, то есть с активизацией категории числа, третий этап связан с историей развития категории падежа, с оформлением особого партитивного значения. Современное состояние форм род. п. свидетельствует о параллельном существовании результатов развития в разные исторические эпохи.

1. Как известно, окончание -у пришло в склонение слов муж. р. из непродуктивного (около десятка слов) типа склонения. Взаимодействие слов типа медь и пподъ связано с развитием категории рода, так как оно осуществлялось как объединение слов мужского рода в их противопоставленности словам немужского рода. Флексии третьего склонения были маркированы по роду, так принадлежали только словам муж. рода. Взаимодействие проходило во всех абсолютно формах всех трех чисел, что отмечают памятники. В род. п. флексия -у стала выполнять роль показателя мужского рода, и в этом состояла ее грамматическая функция в системе склонения.

Флексия -у распространяется первоначально среди односложных существительных, так как это входит в характеристику и - основ. При этом устанавливается связь между оформлением флексии в род. п. и акцентной характеристикой слова, а также лексической семантикой. Эта связь обусловлена необходимостью различать числовые формы род. п.: форму ед. ч. и форму дв. ч. Это важное различие, так как числовые противопоставления в склонении выражаются в каждой падежной форме. При трехчленной системе числовых противопоставлений исключалось совпадение форм ед. ч. с формами дв. ч. и совпадение форм ед. ч. с формами мн. ч. Таким образом, если слова имели род. п. дв. ч. на -у, то они могли получить в род. ед. окончание -у только при ударении подвижного типа, ибо тогда род. ед. род. дв. противопоставлялись безударной и ударной флексией.

Флексия -у в ед. ч. у слов второго склонения была возможна также в том случае, если они не имели форм дв. ч., то есть, прежде всего у названий неисчислимых понятий: собирательных, вещественных и отвлеченных, имевших, правда, формы мн. ч.: мед, доспехи, ковы. При этом у слов, называющих предметы, подлежащие счету, последовательно сохраняется флексия -а.

Следовательно, внутренняя пружина, регулирующая лексическое распределение флексий -а и -у при трехчленной системе числовых противапостаилений, - чисто структурная, морфологическая, а акцентологические и семантические ограничения в распространении флексии -у - это лишь ее поверхностные проявления. Современные лексико-семантические характеристики слов, принимающих флексию -у, пришли, т.о., из глубины веков. Объединение одним признаком таких разных категорий, как вещественность, собирательность и отвлеченность; грамматикализация этих категорий именно в форме род. п. и именно при помощи флексии -у становятся понятны с точки зрения грамматической истории языка.

2. Ограничения акцентологического характера снимаются с утратой форм двойственного числа, хотя и сохраняется зависимость от акцентной парадигмы слова. Слова конкретной семантики, получившие форму род. на -у после утраты дв. ч., имеют подвижное ударение: мосту, берегу, броду, стану, логу, лугу, бору, валу, верху, низу, Раю, Дону, и под. Видимо, отголоском старых отношений являются современные сочетания, в которых в род. п. присутствует элемент пространственного значения (чаще всего —удаления, отделения, а также переносно), с предлогами с, от, из, реже до. Например: с боку на бок, с правого боку; с самого верху; с виду, с году на год, из лесу, с самого низу, с первого разу, с тылу и т.п. Примечательно, что это слова с односложной основой.

За пределы односложных основ с расширением акцентных характеристик формы на -у выходят в связи с отглагольным образованием сущ. В современном русском языке они составляют заметное явление, при этом сохраняются преимущественно в устойчивых сочетаниях, что свидетельствует о их древнем происхождении: доход, запас, наряд, снаряд, приплод и др.

На этом этапе общей характеристикой всех слов, имеющих флексию -у, оказывается их неисчисляемость, то есть, на первый план выходит категория числа.

Использование флексий -а и -у для грамматического разграничения значений исчисляемости/неисчисляемости связано с род. п. естественной связью, так как для род. п. количественное значение является одним из главных. С другой стороны, при всех основных средствах обозначения количества так или иначе употребляется форма род. п. {много, мало, несколько; пять, шесть и т.д.). В древнерусском языке род. количества был еще более употребительным, так как форма род. п. употреблялась при счетных существительных, начиная с пяти, даже при их склонении: прЬд пятью свЬдитель. Не случайно, что и сочетания числительных два, три, четыре с сущ. в им.п. дв. ч. переоформляются как сочетания с род. п.

Грамматикализация значений исчисляемости/неисчисляемости привела к постепенному ограничению вариантности флексий род. п. Например, в текстах XVII в. вариантность возможна лишь у 8% сущ., которые могут иметь флексию -у, что свидетельствует о лексическом распределении флексий, но не о существовании партитивного значения у род. п.

Грамматическое оформление партитивного значения проявлялось в основном позднее в постепенном сужении сферы употребления флексии -у до значения части, т.е. в вытеснении ее флексией -а в других значениях и соответственно в расширении вариантности типа воску — воска. Именно такое явление и отмечается в текстах XVII в., далеких от книжно-литературного языка. Вариантность флексий приводит к их синонимичности, на фоне которой наблюдается стремление грамматистов XVIII в. установить стилистическую дифференциацию форм.

Развитие количественного значения у род. п. все равно сохраняет причастность флексии -у к характеристике слова в отношении к мере и счету и лишь сужает лексический круг словоформ. Поэтому формы на -у в современном русском языке, не связанные с количественным значением, не актуальны, они представляют собой остаточное, реликтовое явление. Контекстами, в которых выступает второй род. п., признаются следующие: 1) сочетания, обозначающие количество, точное или приблизительное {килограмм сахару, литр квасу, два грамма аспирину, стакан чаю, тарелка супу, слишком много сахару и т.п.; 2) сочетания, где сама форма соответствующего существительного обозначает «некоторое количество того, что оно называет» (налил кипятку, насыпал табаку, добавил сахару и т.п. Сочетания типа натерпелся страху, наделал шуму, наговорил вздору рассматриваются как фразеологизированные.

2) Формы предложного падежа ед. ч. Вариантность флексий

Такие русские грамматисты, как А.А.Шахматов, А.М.Пешковский и др. различали в предложном падеже два падежа: предложный (или «изъяснительный», по терминологии проф. Богородицкого) и местный (с предлогами в и на: в грязи, но о грязи и т.п.; в углу, на дому и т.п.). Но оба эти падежа являются аналитическими, «префиксированными» формами. Их значение и употребление обусловлено функциями префиксов.

М.п. слова «луг» образует префиксированные формы в лугу, на лугу, а П.п. – формы о луге, по луге, при луге, в луге. Беспредложная форма – луге является лишь частью формы П.п., так же, как в форме он ушел бы – он ушел представляет лишь один элемент грамматической структуры. Значения М. и П.п. определяются не конечной флексией, а их префиксами, или предлогами. Именно поэтому изучение функций П.п. неотделимо от изучения предлогов.

В СРЛЯ многие сущ. имеют дублетные формы П.п. на –у, и на –е. Нпр.: в соку – в соке, в цвету – в цвете, на крюку – на крюке, в мозгу – в мозге. В таких словах наличие того или иного окончания зависит от ряда конкретных условий (семантических, морфологических, акцентологических).

Сейчас основным окончанием П.п. у большинства сущ. м.р. служит –е.

Причина вариантности окончаний П.п. – смешение склонений 2 и 3. Первые имели –е (ять), вторые –у. В силу ряда акцентологических и фонетических условий формы на –у стали проникать во 2 скл. Нпр., не только в стогЬ, но и в стогу.

Отношения падежных вариантов на –е и –у неравноправны. С флексией –е наблюдаются неограниченно свободные грамматические образования, выражающие все оттенки значений П.п.: об отце, по отце, при отце, в отце, на отце и т.д. С флексией –у распространены варианты в сочетаниях с предлогами В и НА в обстоятельственном значении места, состояния или времени действия: в цвету, в жару и т.п.

Для формы на –у характерны ряд дополнительных ограничений, которые сужают круг употребления подобных флексий.

Флексию –у принимают только неодушевленные имена, преимущ-но с односложной основой, с устойчивым ударением на основе в других формах ед.ч. и с ударением на флексии в формах мн.ч.: бой – в бою, снег – в снегу. Есть несколько сущ. с неодносложной основой, которые колеблются в П.п. ед.ч. В СРЛЯ почти все они употребляются с флексией –е: угол – в угле – в углу (разг.); узел –в узле – в узлу; омут – в омуте; отпуск – в отпуске – в отпуску; холод – на холоде, в холоде – на холоду; аэропорт – в аэропоре и аэропорту; ворот – на вороте, но: «брань на вороту не виснет»; ветер – на ветре и на ветру и т.п.

Как отмечают исследователи, в СЛЯ сокращается круг слов, которые принимают окончание –у. такая тенденция сопровождается, с одной стороны, процессом онаречивания и фразеологизации отдельных предложных сочетаний с флексией –у, с другой стороны – специализацией значений вариантных флексий в отдельных лексических парах форм. У целого ряда слов имеются различия в значении и в оттенках значения. Флексия –у используется в устойчивых сочетаниях, а флексия –е – в грамматически свободных:

Дух: в духе времение, быть в духе (не в духе), в духе кого-л, чего-л, но: как на духу.

Долг: не оставаться в долгу, быть в долгу, но: в карточном долге, в патриотическом долге, в долге чести.

Дом: в деревянном доме, находиться в доме, в доме колхозника, но: работать на дому.

И многие другие.

Есть немного слов, у которых свободно варьируются флексии –е и –у. При этом они не несут дополнительной смысловой или грамматической нагрузки: шелк, холм, шкаф, холод, цех, чай, стог, квас, крюк, зуб, мыс, пар, пир, жир, бал, вал, ветер. Различаются варианты форм этих слов в основном сферой употребления: в письменной речи предпочтительнее –е, в устной –у.

Если сущ. употребляется с прилагательным, то в нейтральном стиле предпочтительнее –е.

Варианты форм на –у и –е отмечаются у неодушевленных сущ. м.р. в сочетании с предлогами В и НА в таких значениях:

  1. с предлогом НА в значении «на поверхности чего-л»;

  2. с предлогом В: а) в значении «внутри, в пределах чего-л»; б) в значении «в условиях чего-л», «в состоянии чего-л».

Часто в этих же условиях вариантность отсутствует. Нпр., только форма на –у у вещественных сущ. в сочетаниях с предлогом В со значением охвата или полноты охвата чем-н: ходить в шелку, весь в поту, испачкать руки в мелу; и в сочетании с предлогом НА со значением способа изготовления с применением чего-л: настоять на спирту, пальто на меху, пряники на меду.

При других значениях предлогов В и На выступает форма П.п. на –е.

В составе фразеологических сочетаний вариантность отсутствует: 1) только –е: во цвете лет, в поте лица, в целом ряде; 2) только –у: на слуху, «в долгу как в шелку», быть в долгу, на полном ходу, в цвету.

Наиболее общей и характерной предпосылкой вариантности в морфологии является смешение и аналогическое взаимодействие старых, унаследованных от прошлого языкового сосотояния типов склонения, спряжения и др. способов образования грамматических форм. В истории Р. и П. падежей сказалось развитие трех основных категорий имени: род, число, падеж (подробнее в курсе ИРЯ).

3) Формы Родительного п. мн.ч. Вариантные окончания.

Формы Р. п. мн.ч. могут иметь в современном русском языке окончания -ов (-ев), -ей и нулевое. Эти флексии были отобраны языковой системой в результате унификации в формах мн, числа и образования единого именного склонения. Флексии происходят из разных парадигм, они принадлежали словам разного рода, а в современном русском языке их распределение мало связано с родом. Выявлено общее соотношение формы имен. п. ед. ч. и род. п. мн. ч.: нулевому окончанию им. п. соответствует ненулевое в род.п. и наоборот, например: стена - стен, стол - столов, конь — коней, болото - болот, дверь - дверей. Есть исключения, но их немного. Ненулевые флексии распределяются у существительных мужского рода в зависимости от качества конечного согласного основы: -ей имеют слова на мягкий согласный (кроме j) и отвердевший шипящий; -ов (-ев) - слова на твердый и j. Нарушение этой закономерности ( то есть варьирование флексий ей //-ов) в литературном языке невозможно, только в грубом просторечии могут встретиться формы рублёв, товаршцев, этажов. Вариантность возможна только с нулевой флексией, например: -ов//0, ей//0. Вариантность подобного рода в современной лингвистике имеет различные оценки и толкования, а также различное объяснение причин и перспектив вариантности. Рассмотрим соотношение форм плеч ~ плечей.

Современные словари и грамматики единодушно рекомендуют нулевую флексию, а -ей квалифицируют как устаревшую. На самом деле все наоборот: исконной древней формой Р.п. мн.ч. существительного плечо была форма плеч (Ср. устойчивые выражения, которые обычно содержат старые формы: гора с плеч, с плеч долой и т.п.). В словаре Даля тоже отмечена только форма плеч. И вообще форм слов среднего рода на -ей немного: морей, полей, вечей (веч), коленей. Но главным является то, что все они достаточно молоды. Еще в XVIII веке в письменности широко представлены формы морь, поль, плеч, колен. А в текстах XI-XVII вв. в памятниках письменности форма плечей не встречается ни разу. Соотношение вариантов плеч ~- плечей на протяжении последних двух веков существенно не менялось. Правда, для начала XIX века характерно было исключительно плеч, а вариантная форма активизировалась позднее. Но рекомендации были такими же, как и сейчас. Например, Чернышев отмечал, что «мы чаще употребляем плеч, чем плечей». Таким образом, современные грамматики историческую перспективу этих вариантных форм описывают искаженно, и по-разному оценивают эти формы по отношению к системе языка. АГ-80 считает нулевую флексию регулярной, закономерной, а ей - отклонением от закономерности. АГ-70, наоборот, флексию ей рассматривает как регулярное, системное явление: «Формы Р.п. всех трех разновидностей склонения (м., жен., ср.) могут оканчиваться на -ej. Эта флексия выступает при наличии одновременно двух условий: 1) если основа заканчивается на мягкую согласную (но не j) и 2) если ударение падает на флексию». Но если форма плечей законна, что поддерживает существование формы плеч! Чтобы это понять, необходимо рассмотреть их развитие в историческом аспекте.

1. В грамматической истории слова плечо отражаются его формально-категориальные особенности (как слова среднего рода) и лексико-семантические (как названия парных частей тела). Сущ. плечо имело регулярные формы дв.ч. плечи и мн.ч. плеча.

Наиболее частотной была форма дв.ч., что характерно для парных наименований. Именно она и была переосмыслена в значении мн.ч. после утраты категории двойственности. Точно так же произошло с формами очи, уши, коленЬ вместо мн.ч. колена, очеса, ушеса. Но вариативность форм плечи/плеча в литературе XIX в. сохраняется достаточно долго. (Ср. Умыть лицо, плеча и грудь...; Соболью шубу на плеча накинул он - в руке свеча...).

  1. Своеобразие формы плечи, по мнению М.В.Шульги, в неорганичности этой формы для русского именного склонения. Дело в том, что утрата мягкого варианта склонения выразилась в замене всех его окончаний окончаниями твердого варианта, т.е. в дв.ч. должна быть форма плече (как колене), и такая форма отмечается в летописях. Но эта форма не закрепилась, так как вмешалось лексическое значение слова, при этом не столько значение парности, сколько значение части тела. В связи с этим слово плечо испытало аналогическое воздействие таких же названий частей тела: локти, брови, голени, горсти, очи, уши и т.п.
    Кстати, и колени из колене следует объяснять не фонетическим изменением безударного ятя, а морфологической аналогией. Вероятно, в этом случае имела место тенденция грамматикализации определенного лексического значения.

  2. В круг названий частей тела форма плечи втягивается и акцентуацией. У этих существительных отмечено удивительное единообразие акцентного оформления: брови - бровей, горсти - горстей, локти—локтей и т.п.

  3. Таким образом, очевидно, что в грамматической истории сущ. плечо решающую роль играют не формальные, а лексико-семантические факторы. В соответствии с И. мн.ч. плечи и в косвенных падежах следует ожидать форм, образованных по соответствующей модели, наиболее характерной для названий парных частей тела. Сама модель исторически изменялась, но постоянно влияла на систему форм плечо. Это относится и к XIX в. и к современности. Ср.: В соответствии с формой мн.ч. бровьми возникла форма плечьми, которая к середине XIX в. исчезает, как и бровьми.

Таким образом, форма Р. мн.ч. плечей обусловлена и формой плечи и формами типа бровей. Форма плечей отвечает тенденциям развития морфологической системы, т.е. системна и в известной степени предпочтительна в сравнении с формой плеч еще и потому, что связана с некоторыми современными процессами в акцентуации существительного.

На протяжении нескольких веков (последних двух особенно) в русском языке развивается тенденция к противопоставлению ударения в ед. и мн.ч. При этом само ударение в пределах одной числовой парадигмы стремится стать постоянным и единообразным: или на флексии, или на основе. Если ударение в непрямых падежах падает на флексию, то выравниванию ударения мешает отсутствие материально выраженной флексии в Р.п. мн.ч. Вот тут и возникают трудности в образовании той или иной формы (ср.: мольба, кочерга, межа). И если есть возможность выбора (например, после мягкого), возникают новообразования с флексией –ей: межей, долей, свечей, баржей, простыней. Так же и плечей. То есть, в свете всего вышесказанного, форма плечей имеет перспективу в системе русского языка.

Но чем же тогда объяснить вариантность и употребительность (даже нормативность!) формы плеч. Нормативность объясняется просто, так как ее устанавливают люди, а не языковая система. Более существенная причина сохранения в языке этой формы связана с влиянием потенциальной склонности к словам pluralia tantum.

Современные исследователи выделяют несколько лексико-семантических разрядов слов с нулевой флексией в Р.п. мн.ч.:

-названия единиц измерения (грамм);

-названия лиц по национальности (грузин);

-названия лиц по воинской принадлежности (солдат);

-названия некоторых парных предметов (ботинок);

-названия плодов, измеряемых массами (баклажан, апельсин, и т.п.).

Эти разнородные группы имеют общее: употребляются почти исключительно во мн.ч. Такое оформление слов, склонных к переходу в pluralia tantum, возрастает: носков ~ носок, например. Вероятно, с этим связана и устойчивость формы плеч и варианта плечей как результат действия сильных разнонаправленных тенденций.

Лекция 10. История форм двойственного числа

Мы рассмотрели вопрос о необходимости изучения морфологического явления во всех его связях — в частности, во взаимосвязи грамматики и лексической семантики, которая в последнее время не только теоретически осознана, но и осуществляется практически.

Собственно говоря, практическая лексикография постоянно пользуется морфологическими различиями как пограничным сигналом при решении вопросов о тождестве слова. Так, например, обычно признаются отдельными лексемами, а не лексико-семантическими вариантами слова, час "единица времени" и часы («механизм»), т.е. по-разному охарактеризованные по отношению к категории числа; или к категории одушевленности-неодушевленности (будильник— лицо и механизм). Правда, последовательности в таком подходе нет. Скажем, в "Словаре современного русского литературного языка" в 17-ти томах ягнятник "птица" и ягнятник "помещение" даются как разные слова, а ягодник "тот, кто собирает ягоды" и ягодник — "место, где растут ягоды" представлены как значения одного слова.

Здесь уместно напомнить рекомендацию академика В. В. Виноградова: «Само собой разумеется, что структурно-семантический принцип разграничения омонимов должен учитывать и грамматические свойства слов. Еще в начале XIX в. И.Ф. Калайдович предлагал при составлении лексиконов обособлять одно от другого однозвучные слова, разошедшиеся по синтаксическим свойствам, по морфологической структуре и лексическим значениям, и рассматривать такие слова как омонимы". И далее: "Для теории лексикографии важно не столько традиционное прямолинейное обособление лексикологии от грамматики, сколько изучение сложных и разнообразных типов взаимодействий лексических и грамматических значений".

Грамматическая лексикология расширяет типологию морфологических различий, сопровождающих различия в семантике;

— обнаруживает однотипность и однонаправленность лексико-семантического и грамматического развития слов;

— позволяет предполагать семантические различия там, где обнаруживается грамматическая нерегулярность.

Явное и заметное влияние лексико-семантических факторов обнаруживается в истории слова колЬно, в частности, стремление противопоставить омонимы морфологически. Реакция на омонимию проявляется различно, но есть всегда.

Во-первых, грамматические различия обнаруживаются между омонимами «сустав» и «род» уже в числе, т.е. в дифференциации числовых противопоставлений: колЬно «род» в письменности XI—XIV вв. встречается в формах трех чисел - единственного, двойственного и множественного, а колЬно "сустав" только в формах двух чисел — единственного и двойственного. Это значит, что в контекстах, предполагающих форму множественного числа, колЬно "род" и колЬно "сустав" последовательно различаются морфологически — значению "род" соответствуют формы множественного числа колЬна, колЬнъ, колЬномь и т.д., а значению "сустав" формы двойственного числа колЬнЬ, колЬну, колЬнома. Таким образом, парное существительное колЬно «сустав» не имеет форм множественного числа, хотя другие парные существительные их имеют. Можно сделать вывод о том, что два омонима изначально противопоставлены по числу. Формы множественного числа у колЬно "сустав" появляются только тогда, когда исчезают формы двойственного числа у колЬно "род", т.е. после XIV в., но при этом формы двойственного числа тоже сохраняются. Омонимы как бы обмениваются возможностями числовых противопоставлений. Теперь уже специфика колЬна в значении «сустав» состоит в возможности иметь три числовые формы, в отличие от «род», у которого возможны только формы ед. и мн. Это тип грамматической реакции на омонимию. В соединении с параллельным флективным расподоблением омонимическое отталкивание в древнерусском языке предстает во всей очевидности.

Флективное расподобление омонимов состоит в том, что реакция на омонимию обнаруживается и в противопоставлении конкретных падежных форм. Например, в И. мн. колЬне > колени и только в значении «сустав» (этот процесс отмечается в памятниках XIII-XIV вв.), а «род» получает форму колЬнЬ дв. числа. Флексия и выполняет роль выразителя значения парности у названий частей тела, т.е. отражает грамматикализацию лексического значения, так как у большинства парных существительных во мн. числе отмечается флексия и. Названия частей тела оформлялись в особый лексико-семантический класс со специфическими приметами в образовании форм и в акцентуации. Окончательно это явление сложилось в 19 веке, когда форма колени вытеснила исконную форму колена, получившую оттенок книжности.

Таким образом, грамматическая история слова колено свидетельствует о том, что здесь существуют два разных слова, хотя в толковых словарях — исторических и современных — колено "род" и колено "сустав" рассматриваются как значения одного слова, а не два разных слова.

История других семантических производных от существительного колено в значении "сустав": колено "изгиб", колено "сочлененье" представляет собой известный и показательный пример «сложных и разнообразных типов взаимодействий лексических и грамматических значений». Только колено "изгиб" оформляется по регулярной для слов среднего рода модели: колена, колен, коленам... В значении "сустав" нормой закреплена форма именительного падежа множественного числа колени с обобщением основы на мягкий согласный во всех формах множественного числа: колени, коленей, коленям... В значении "сочлененье" основа множественного числа распространена морфологическим показателем -и: коленья, коленьев, коленьям.

Таким образом, взаимное отталкивание ("расподобление") омонимов обнаруживается в самых разнообразных грамматических проявлениях: в наборе числовых противопоставлений, в соотношении основ единственного и множественного числа, во флексации падежных форм. К этому можно прибавить специфику словообразовательных потенций каждого из омонимов, о которой уже говорилось в предыдущем разделе. История этих омонимов выразительно иллюстрирует тезис о взаимосвязи лексического и грамматического в слове, без учета которой невозможно решение многих как морфологических, так и лексикологических проблем. Отношения, наблюдаемые в лексикосемантическом и грамматическом развитии слова, оказываются однотипными и однонаправленными ("ответвлению" значений соответствует расподобление грамматических форм), и это может служить аргументом для их одинаковой интерпретации при решении вопросов о тождестве слова. В самом общем виде этот подход можно сформулировать так: там, где различие в значениях сопровождается формальными различиями, — там нельзя говорить о тождестве слова. Естественно, что этот путь ведет к более последовательному отражению результатов безморфемного (семантического) словопроизводства.

Исследования по грамматической лексикологии обнаруживают со всей очевидностью, что реакция грамматической системы на семантические сдвиги — это явление совсем не уникальное, а напротив, едва ли не закономерное4. Из этого можно извлечь некоторый урок для лексикологических исследований и для практической лексикографии: всякие отступления от морфологической регулярности должны привлекать внимание и настораживать, в них почти определенно участвует семантический фактор. В этом смысле можно говорить о прогнозирующей силе грамматической специфики для исследования семантического развития слова.

Скажем, такие раритеты, как очи, уши, плечи, колени. Почему не ока, уха, плеча, колена, как, впрочем, по говорам встречается? Ссылка на старые двойственные формы ничего не проясняет: выровнялись же по регулярным образцам руки, ноги, бедра и им подобные, тоже употреблявшиеся по преимуществу в двойственном числе, а не во множественном.

Различия в судьбе этих словоформ наметились довольно рано. Показателен пример из Палеи 1406 г., Тае плечи сохраняет форму двойственного числа, а руки уже употребляется во множественном:

и предасть господь плещи ваши подь рукы крестьяньскы.

Думается, что подобные различия были обусловлены степенью употребительности форм единственного числа по отношению к формам неединственного числа. А это определялось семантическими особенностями:

насколько один из пары предметов мог мыслиться и функционировать относительно автономно. Для слов бедро, стегно, рука, нога и подобных, широко употребляемых в единственном числе, система форм единственного числа была стержневой, по ней строилась, на нее равнялась вторая система, т.е. морфологическая структура форм множественного числа. Очи, уши, плечи, колени — это предметы, мыслимые большей частью в паре, функционально связанные теснее. Для них исходными были формы множественного числа, поэтому они могли сохраняться, не будучи скорректированными с формами единственного числа. Наоборот, они могли подчинить себе формы единственного числа.

Об этом свидетельствуют некоторые случаи обратной коррекции - перестройки единственного числа с ориентацией на формы множественного числа. Так, в современных говорах встречаем иногда: И.ед. очь, Р.ед.оча (д. Ступино Архангельской обл). В словаре А. Подвысоцкого отмечено плець, Т.ед. плецью, производное явно от плечи5.

Именно на базе форм множественного числа, а не единственного у этих слов сформировались семантические производные: плечи — это не только и даже не столько "два плеча", сколько "спина" в древних памятниках и в современном украинском языке; очи — это "зрение", а уши — "слух"; колЬни — это уже совсем не "два колена", а "ноги от коленного сустава до таза, ляжки" (в сочетаниях: сажать на колени, набрать полные колени). Не беремся судить, что здесь первопричина: преимущественное употребление в неединственном числе создавало предпосылки для лексикализации его форм, для развития семантических производных на его основе или наоборот -семантические сдвиги подобного рода способствовали сохранению грамматической специфики этих форм. Здесь причины и следствия разграничивать, видимо, неправомерно. Это тот случай, когда приходится говорить не о направлении зависимости, а о взаимозависимости явлений семантики и грамматики.

С существенными семантическими сдвигами связана также специфическая флексация форм множественного числа существительных холоп, цыган, сосед, черт, хозяин. Имеются в виду загадочные, "неправомерные" формы холопи, соседи, черти, цыгане, хозяева и производные от них. Истории этих слов посвящено исследование И.Б. Серебряной. При всей индивидуальности истории каждого слова, они объединены тем, что, употребляясь во множественном числе, обозначают понятия, мыслимые в совокупности, не просто множество предметов, а нечто качественно иное.

Холопи было социальным термином и сохраняло свою грамматическую специфику до тех пор, пока употреблялось в этом совокупном терминологическом значении, т.е. до исчезновения самого правового института холопства. Утрата семантической обособленности по отношению к един­ственному числу привела к регуляризации его форм, к вытеснению форм типа холопи. холопей. холопям формами холопы, холопов, холопам и т.д.

В семантико-грамматической истории слова сосед обнаруживаются те же особенности: терминологичность, фразеологическая закрепленность, связанная с существованием в XVI -XVII вв. социальной категории соседей или подсоседников - разорившихся безземельных крестьян, не имевших самостоятельного хозяйства.

И.Б. Серебряная специально подчеркивает сдвиг значения во множественной парадигме черти: "черти — это не просто больше чем один черт, а нечто качественно иное. Черти так же подчиненно относятся к черту, как беси к дьяволу, сатане".

Тесно смыкается с личнособирательными существительными слово хозяева; естественно примыкает сюда и цыгане как этническое наименование. Таким образом, и для этих слов, как для некоторых названий парных предметов, система форм множественного числа является стержневой. И здесь возможна обратная коррекция - перестройка форм единственного числа с ориентацией на формы множественного числа, как об этом можно судить по новообразованиям типа И.ед. холопь, Р.ед. холопя, Т.ед. холопемь.

Попытки объяснить специфическую флексацию во всех этих случаях наводят на особенности лексической семантики, и в этом отражена определенная закономерность.

* Серебряная И.Б. Грамматическая история слов (на материале имен существительных) . —Дис. канд. филол. наук — МГУ, 1984.

Лекция 11. Формы И.п. множественного числа на –а

Регулярные формы слов м.р. имеют либо безударные, либо ударные окончания –ы/-и. Но ряд сущ. м.р. имеют ударную флексию –а. Наличие такого окончания всегда свидетельствует о том, что во всех формах мн.ч. окончания будут ударными. Такое образование форм мн.ч. свойственно сущ-ым, имеющим в ед.ч. ударение на основе. Т.о., это один из случаев расподобления по ударению форм ед. и мн. числа. Значит, говоря о формах И.мн. мы невольно характеризуем всю систему форм соответствующего сущ-го с т.зр. его принадлежности к акцентной парадигме.

Форм И.мн. муж.р. с флексией –а, которые не противоречат норме, более 150-ти. Немного, но в этой группе большинство широкоупотребительных слов.

Кроме таких форм (нормированных), есть формы вариантные (-ы/-а) с точки зрения нормы в разной степени допустимости.

Характеризуя подобные сущ-ые, у которых есть –а, недостаточно указать на то, что они принадлежат к подвижному типу ударения. Важно, какой слог основы у них ударный. И оказывается, что среди таких сущ. преобладают слова с двусложными основами, имеющими в ед.ч. ударение на 1-ом слоге. Есть слова трехсложные с ударением не на последнем слоге: колокол, учитель и т.п. И устойчивая группа односложных сущ.: бок, дом, луг. Т.е. три типа основ.

Перечисленные типы основ определяют границы действия тенденции, которая приводит к увеличению в литер. яз. количества сущ-ых, имеющих флексию –а в И.мн. А среди слов иного внешнего облика такие формы возникают лишь за пределами литер. яз. (инженера, напр.).

Область наиболее интенсивного действия тенденции – сущ-ые с двусложными начально-ударными основами, особенно заканчивающиеся на –ер, -ор, -рь, -ль, -ус (свитер, рупор, токарь, парус).

Существенна и сфера употребления: в основном это профессиональная речь – т.е. своего рода профессиональная норма.

И в целом в литер. яз. у многих слов с охарактеризованными внешними признаками формы на –а приобретают «права градланства». Процесс этот современный и довольно активный. Поэтому современные словари многие слова дают с вариантами (как равноправными) формами, из которых еще «старая» не вытеснена «новой», нпр.: трактора /-ы, слесаря /-и, токаря, ястреба, инструктора и т.п. В некоторых случаях один вариант основной, другой допустимый: полюсы – полюса, вымпелы – вымпела, и наоборот: векселя - вексели. Есть и слова с –а с пометой запретительной: бухгалтера, возраста, диспетчера, лектора, тренера.

Образование разных форм на –ы и –а способствует (или используется как) отталкивание, расподобление омонимов, напр.:

адреса – адресы

Лагеря – лагери

Образа – образы

Пропуска – пропуски

Учителя – учители.

История образования форм на –а. Проблема происхождения форм – сложная и активно обсуждаемая. Впервые они отмечены в грамматике Ломоносова (всего слов 10). Отдельные случаи употребления отмечаются с XV в., но лишь с XVIII заметно активизируются. Параллельно сохраняются и архаичные образования. Это связано со сложными отношениями между живым и книжным языком. Формы на –а проникают в литер.яз как синонимичные к исконным формам на –ы/-и и могут сосуществовать. Иногда как равноправные варианты, иногда отличаются сферой употребления или стилистическими приметами. Но соотношение большинства форм неясно и размыто, поэтому и интерпретируются они по-разному.

Вариантность возрастает с конца XVIII в. Мы это наблюдаем в художественных текстах:

Кони под вихорь стрел, на ряд мечей, за смертью иль за славою летели (Радищев?)

И вождь летит перед ряды; и пышет ратник боем и ржут коня, бразды грызя… (Радищев)

Бои тебя на ратный подвиг звали… (Жук.)

Боя давно уж отгремели… (Жук.)

Жемчуги огрузили шею,

На руках золотые перстни,

На ногах красные сапожки (Пушкин)

Пожарный огнь их домы истребил (Пушкин)

И тополи, стеснившись в ряд… (Пушкин)

Друзья, уже могущих нет;

Уж нет вождей победы;

Их домы вихорь разметал

Их гробы срыли плуги… (Батюшков)

Века минули: мир крестом преображен (Батюшков)

…что умер честно за царя,

Что плохи наши лекаря

И что родному краю

Привет я посылаю (Лермонтов)

Тополя шумели под холодным ветром, бледный рожок месяца одиноко висел в черном небе (Бунин)

Высота деревьев едва достигала 10-12 см., однако это были настоящие тополи с надувшимися весенними почками, готовыми распуститься (Бунин)

Итак, причины появления форм. Большинство ученых предполагает, что эти формы являются продолжением форм дв.ч., осмысленные как формы мн. сначала у парных сущ-ых: берега, глаза, повода, рога, рукава и т.п. Но вряд ли это так просто. Много противоречащих этому фактов.

Главное возражение связывается с характером ударения в формах дв.ч. Дело в том, что у них ударение падало на основу, а не на флексию (два берега). Т.е. они вряд ли могли служить образцом для новых форм типа луга. Кроме того, хотя формы дв.ч. для парных были более частотны, чем формы мн.ч., все-таки они встречаются достаточно регулярно. Т.о., вопрос надо ставить следующим образом: почему все-таки формы на –а у этих сущ-ых победили, передвинув ударение, т.е. что их поддержало в этом изменении? А также вызвало к жизни формы типа луга, леса, никак не связанные с представлением о парности.

Возможно, прав Обнорский, говоривший о влиянии собирательных сущ-ых на –а (типа сторожа, братья), но все равно это можно соотнести только с парными, а не с луга, леса и т.п.

Возможно влияние слов среднего рода и косвенных падежей мн.ч. – ах, -ами.

Марков: Для того, чтобы подойти к решению этого вопроса, следует обратиться к таким категориям слов, для которых по разным причинам не свойственно образование форм на –а. Это существительные ж.р. 1 склонения. Известно, что при устойчивости флексий они пережили значительные изменения в области ударения (это выражалось, в частности, в противопоставлении форм ед. и мн. числа: в ед. на флексии, во мн. на основе, по крайней мере в И.-В.: беда – беду / беды, бедам, а ранее: беды – бедам).

Это явление активно развивается в 19 веке, особенно во второй поло. И теперь лишь немногие сущ. (в пределах 1-2 десятков) сохраняют старое противопоставление во мн.ч. И vs косвенные падежи: ноги – ногам. Это сущ., главным образом называющие части тела. В диалектах у подобной группы слов проявляется следующая особенность: они могут обобщать флективное ударение, которое переходит и в И. с усвоением флексии –а: крутыи гора; деревня; гнать в три шея (по шеям).

Все эти факты доказывают следующее: между ударными флексиями косв.п. мн.ч. и –а в И-В существует несомненная связь. Более ярко это проявляется у имен ж.р. на *i: лошадя, матеря, дверя и т.п. При этом нужно помнить, что для них –ами новая флексия, вероятно, она и усваивалась как ударная. Только при этом условии м.б. в И.п. И противопоставление форм в ед. – мн. у них то же, что нас интересует: ед. ударение на основе, мн. – на флексии.

Очевидно, что процесс выравнивания акцентной прадигмы – общий для всех имен. Точно так же, как матери – матерям, так и городы – городам, а далее города – городам. Т.о., причины возникновения ясны.

Теперь: с чем связана активизация процесса и их проникновение в литературный язык во взаимодействии с формами на –и/-ы. И здесь нужно вспомнить о словах среднего рода: именно слова среднего первыми рода стали усваивать в косвенных падежах –а-, т.к. для них это было поддержано уже имеющейся флексией –а в И.-В. мн.ч. И у них тоже акцентная парадигма: ед. на основе, мн. (в основном) на флексии. Т.е. у них такая тенденция существует. Усваивая ударные флексии в косв.п., они могли передвигать ударение на флексию и в И.-В. мн.

На всем протяжении развития новых форм у слов ср.р. отмечается их активное взаимодействие со словами муж.р. Их взаимовлияние выражалось, в частности, и в том, что сами слова ср.р. начинают получать флексию –и/-ы, как у слов муж.р.: крылы, солнцы, окны и т.п. (остатки процесса в формах типа: перышки, т.е. с суффиксами субъективной оценки, соотносимых с муж.р.).

Т.о., в развитии флексий И.п. муж. и ср.р. обнаруживается явный параллелизм, так же как и в усвоении форм с –ах и в закреплении определенного типа акцентной парадигмы. Номинативное ударное –а приобретало значение самостоятельной морфемы. В эти отношения втягиваются и бывшие формы дв.ч. типа рога. Эти сущ. муж.р. способствовали активизации усвоения –а и поддерживали, но не были ведущим источником, как и собирательные сущ.

Не получают ударную –а сущ. по следующим основаниям:

  1. производные (преимущественно от глаголов), у них в основном неподвижное ударение;

  2. на мягкий согласный основы – только за пределами литературного языка;

  3. и исключения в похожем акцентном типе, напр., волки - волкам.

Т.о., в формах мн.ч. сущ-ых м.р. при наличии ударения на основе в формах ед.ч., а также при наличии акцентного противопоставления И. – косвенных падежей проходило повсеместное закрепление ударения на флексии, которому могло сопутствовать обобщение флексии –а. Иногда ударение переносится, но флексия остается, отсюда варианты в современном литературном языке: верхи – верха, гробы – гроба, но особенно широко в говорах. И утверждение того или иного варианта может зависеть от разных причин.

Лекция 12. Имя числительное в русском языке

В современном русском языке числительные отличаются ограниченным лексическим составом. Своеобразие этой части речи в русском языке заключается в том, что лексические и синтаксические особенности, а не морфологические, выделяют числительные как часть речи. Морфология современных числительных представляет собой пеструю картину, «наличие изолированных групп в два-три слова или даже отдельных единичных слов со своей собственной манерой склонения подчеркивает грамматическую омертвелость форм словоизменения числительных... Вместо живых систем -кучки «лингвистической пыли» (Виноградов В.В.). Доказывая частеречную обособленность числительных, н обратил внимание на следующие грамматические особенности числительных:

- отсутствие грамматического рода у слов от «трех» до «тысячи»; отсутствие оттенка предметности, выражение абстрактно-количественного значения; неспособность сочетания с прилагательными, т.е. числительные отличаются от количественных существительных;

- следы грамматического рода остаются только у слов один (как прилагательное), два, оба, у которых род выражается в И-В.п.; полтора;

- у числительных отсутствует грамматическая категория числа, проявляясь лишь как исторический пережиток; числительные выражают понятие числа своим лексическим значением, но сами являются либо S.t., либо Pl.t.;

- числительные отличаются противопоставлением прямых и косвенных падежей: в И.-В. п. числительные выступают в функции определяемого слова и сочетаются с существительными; в косвенных падежах они являются определяющими, согласуясь в падеже со следующим именем существительным в Р.п. Особенно ярко это проявляется у существительных сто и сорок: у них сохраняются только две формы две формы: И. и В. с окончанием 0, общая форма косвенного падежа с окончанием -а. Форма Р.п. стала единственной, унифицированной. Нечто похожее наблюдается и у других числительных. Например, в сложных словах типа двух-, пяти-, семи- в просторечии во всех падежах используется одна форма Р.п.: с пяти рублями, пятидесятью. У числительных от пяти до девяноста (исключая сорок) по сути дела две формы косвенных падежей: Р.-Д.-П. - с флексией -и, Т.п. -ью, которая стремится к утрате.

- Числительные в устойчивых сочетаниях со счетной формой существительного в В.п. мн.ч.: на все четыре стороны, взял за обе руки, уплетать за обе щеки, а также в фольклоре. Например: служил три петы, выслужил три репы, а красненькой ни одной. Это остатки древнего состояния, когда все слова в этих сочетаниях стояли в И.-В. либо дв., либо мн. числа. То, что здесь не Р. п. ед. ч. доказывается иособым ударением на существительном. ВВВ склонен считать, что здесь у существительного особый счетный падеж.

Таким образом, числительные не могут быть отнесены к существительным, поскольку они лишены рода, числа, предметного значения, а также многие из них имеют ущербную падежную парадигму.

История подобных слов связана с эволюцией идеи числа, представлений о числе и влиянием математического мышления. Уже индоевропейские языки представляют развитую систему числительных, отражая позднюю ступень в развитии языка. По некоторым элементам системы числительных можно судить и о более ранних этапах формирования числительных.

Системы счета были различными в разных языках, или в одном и том же языке на протяжении его истории. Например, в русских говорах сохраняются следы 20-тиричной системы в образовании числительного 30: двадцать десять, (ср. в грамоте: полъ третия десяте -15). Системы 10-ричные и 12-ричные как более простые были свойственны всем индоевропейским языкам. Например, Обнорский отмечает, что число 8 практически в одной и той же форме отмечается во всех индоевропейских языках. Счетная система могла быть ступенчатой: с 1 до 4 - счет четверками («четверичная» система); затем пятеричная система (ее остатки видны в древнерусском языке и в украинском трипять - 15); 6-ричная, 9-ричная (в русском языке ее следы просматриваются в обозначении тридевятое царство, т.е. 27); счет по 90, например, в новгородских и псковских памятниках: съ тремя девяносты, двЬ девяностЬ мужъ.

Числительные по происхождению являются одной из первичных языковых категорий, предшествовавшей возникновению в языке категорий рода, числа, падежа. Поэтому числительные изначально представляли собой неизменяемые слова. Позднее, в славянских языках, они сблизились с существительными, в связи с этим получили словоизменение, признаки рода и числа, которые постепенно утрачивали. В древнерусском языке все числительные были склоняемыми и все имели категорию рода, например, одинь являлось неличным местоимением, имело род, число и склонение ^четыре - муж.р., четыри — жен. и ср.р.; пять, десять — жен.р., 90, 100 - ср.р. Категория числа распределялась между разными числительными: два и оба склонялись по твердому местоименному склонению в дв.ч.; три, четыре - по мн.ч.4 и 5 склонений; 5 и 9 - по ед.ч. сущ. 4 склонения, 90 и 100 - и по ед., и по мн.ч. Слова три, четыре были прилагательными, слова пять и др. были существительными, склонявшимися по 4 типу склонения. По характеру синтаксических связей с сущ., обозначающими исчисляемый предмет, числительные совпадали с другими частями речи, т.е. вели себя как прилагательные или существительные, согласовываясь с сущ. или управляя ими. В целом для древнерусского периода о числительных как единой группе можно говорить лишь с семантической точки зрения.

Эта общая картина подвижности, непоследовательности в выражении грамматических категорий у числительных характеризует систему этих слов и в современном русском языке и в древнерусском; ей сопутствуют и различныеотклонения и нарушения от первоначальных установок, что лишний раз подтверждает мысль о том, что числительные родились как неизменяемые слова, а все остальные категории являются приобретенными и чужими для них. Например, в сербскохорватском языке большинство числительных так и остались неизменяемыми, в некоторых русских диалектах неизменяемым является числительное 100; отмечаются различные отклонения в синтаксической сочетаемости. Преобразование в формах числительных связаны с действием определенных исторических морфологических процессов, среди которых можно выделить следующие:

- влияние утраты дв.ч.;

- влияние форм сущ.;

- влияние форм адъективного склонения;

- взаимодействие форм различных числительных;

- процессы лексикализации некоторых форм и сочетаний; и нек. др.

В частности, утрата категории двойственного числа повлияла на судьбу числительных, в состав которых входил элемент «два», имевших противопоставленные формы по роду: два — муж.р., двЬ — жен. и ср. Но уже с XIII в. в памятниках отмечается иное распределение форм по роду: два - для муж. и ср., а вторая только для жен.р. Переосмысление форм существительных в сочетаниях «два раба» уже не как дв.ч., а как Р.п. ед., привело к появлению новых форм и со словами среднего рода. При этом в текстах после утраты дв.ч. формы дв.ч. слов «два» и «оба» продолжают употребляться, но сочетаются с формами мн.ч. сущ. Из формы дв.ч. образовалась и форма дву, (из двою под влиянием форм сущ. дв.ч. типа полку, селу в Р.-М.) тоже переставшая осознаваться как дв.ч. Она также согласуется с сущ. во мн.ч. : в дву сотъ, без дву гривенъ и под. Потеряв значение дв.ч., форма дву начинает восприниматься как основа косвенных падежей, отсюда формы двух и др.

200 - двЬ стЬ (дв.ч. по ср.р.) как остаток прежнего состояния из-за связанности формы? В диалектах встречаются и другие образования, которые говорят о том, что здесь происходил процесс унификации после утраты дв.ч. Форма двЬ утратила и значение ср.рода, а поскольку в русском языке сочетания с числительным два стали оформляться с существительным в Р. ед.ч., то и числительное 200 попыталось подстроится под новую парадигму, в результате появились такие формы, как дваста, где два + Р.п. существительного. Ср.: Два ста ухаста, дваста рогаста, четыре ста ходаста (загадка). В украинском и сербохорватском языке образовались контаминированные формы, в которых первый элемент сохранился в архаичном виде, а второй изменился: деиста, dejecma.

Числительные от 11 до 19 , как например, и 12 образовывалось как два на десяте , сочетавшееся далее с сущ. муж.р. и двЬ на десяте с сущ. жен.р. и ср.р. Установилась форма, восходящая к жен. и ср. роду. Само слов десять принадлежало когда-то 5 склонению, остатки его прослеживаются по памятникам в формах типа десяти (дв.ч., два десяти), десяте (И.мн.), десять (Р.мн.). С разрушением склонения с основами на согласный слов десять перешло в соседний 4 тип, где уже были похожие числительные. Учислительных с 11 до 19 в древности склонялась только первая часть, но эта особенность и рано утратилась. После того как форма десяте изменилась на десять, а потом на дцатъ, числительное стало одним словом и у него появились формы косвенных падежей по типу склонения «кость». Т.е. по сравнению с древним типом склонения числительных второго десятка современное словоизменение выглядит противоположным, со сменой изменяемых частей. Естественно, такая ситуация - результат постепенных процессов и промежуточных форм. Похожая история у числительных 20 и 30, где в результате лексикализации словосочетания числительные начинают склоняться как одно слово, а не состоящее из двух частей. У числительных 50, 60, 70 и 80 форма состоит из числительного 4 склонения и формы Р. мн. 5 склонения десят, так как здесь влияют особенности сочетания слов пять и под. с сущ.: они управляют Р.п. мн.ч. сущ. Поэтому у таких числительных склонялась первая часть, а вторая всегда оставалась в Р. мн. В говорах и у этих числительных по аналогии с 20, 30, появился мягкий согласный в конце слова, в результате чего их склонения совпадают. В XVII в. отмечаются случаи лексикализации и этих числительных, т.е. склонение их как одного слова: первая часть имеет форму И. ед. или Р.-Д.-П. пятьдесят, пятидесяти. Современные формы склонения с параллельным изменением частей слова могут рассматриваться как промежуточные, переходные, на пути от форм с изменением только первой части к новым формам с одним общим окончанием и неизменяемой первой частью.

Числительные 40 и 90 и 100 имеют похожую судьбу, связанную с влиянием форм сущ. Но прежде следует уяснить происхождение этих слов, поскольку они заменили собой регулярные образования четыре десят и девять десят, характерные для всех славянских языков. Числительное сорок встречается во всех восточнославянских языках. Его происхождение связывают с древнерусской мерой отсчета беличьих и собольих шкурок сороками (или сорочъками), например, шесть сороков соболей. Отсюда счет сороками был перенесен на счет деньгами. Первоначально слово сорок могло означать тару вместимостью в четыре десятка шкурок. Возможно, это форма муж.р. от сущ. сорочька - «исподняя рубашка», известного с древнейших времен. Слово девяносто также характерно только для восточнославянских языков. Бесспорной этимологии нет. Возможно предположить, что сложилось оно как понятие девять до ста, перед сотней (этому есть аналогии в других языках, или как во франц. Quatre-vingt-dix — «четыре по двадцать и десять»). Предполагают также, что само слово сто могло означать «десяток», поэтому слово девяносто означало «девятый десяток», см., например, диалектные формы тристо, полторасто.

В древнерусском языке они сами были сущ. и склонялись по 2 склонению, формы которого сохраняются у них не только в XVII в., но и в грамматике Ломоносова, в текстах XIX в. Например, в XIX веке: К ним на день ходит по сту раз (Крылов); В деревне Мостах (во сте сорока верстах от Самары) случился пожар близ избы, где ночевал Пугачев (Пушкин); Полковник заморил всех своих лошадей, делая каждодневно по сороку верст изСтепанчикова в город (Достоевский). Возможно, формы на -у в литературный язык проникли из говоров, где они появились под влиянием существительных: сороку, сту, девяносту, как неисчисляемые сущ. в Р.п.: сахару, меду, песку и т.п. Падежный синкретизм (т.е. оформление общего косвенно падежа) у этих числительных развивается достаточно поздно. Обобщение формы Р. в качестве общей косвенной формы шло постепенно, наиболее долго старую форму удерживал Д.п. с предлогом «по», что и отражают говоры и приведенные примеры. По мнению А.Е.Супруна, в возникновении двухпадежных систем склонения числительных из более сложных, вероятно, сыграл роль факт различного сочетания числительных с существительными в И.-В. п. и в косвенных падежах. В И.-В. числительное является главным словом в сочетании с сущ., а в косвенных падежах числительное согласуется или примыкает к сущ., т.е. зависит от сущ. Тем самым сильным и актуальным оказывается не противопоставлении в рамках остальных косвенных падежей, а противопоставление прямых и косвенных падежей.

Падежный синкретизм в склонении числительных может принимать различные формы. Например, в древних памятниках и в современном просторечии и диалектах возникает большое количество «неправильных» форм, свидетельствующих о тенденции к обобщению одной формы косвенных падежей и у других числительных. Так, в просторечии отмечаются в Т.п. с пяти, с двадцати, с тридцати, т.е. как в Р.-Д.-П.; совпадение Р. и Д. у слов, имеющих полное склонение: восьмисот семидесяти отрядам присвоено звание., или Р. и П.: в трех сот двадцати километрах от...; совпадение Р. и Т.: с двухсот сорок одним человеком. Не случайно, что совпадение всегда происходит в пользу Р. падежа, поскольку именно Р. выражается синкретизм в нормированных формах числительных.

Что касается форм числительных типа «пятьсот - девятсот», то в древности второй компонент числительных во весх падежах оставался неизменной формой Р. мн. сотъ, а первая часть изменялась по падежам: шестьюсот за шестъмидесят пудъ соли. Лишь в XVII в. появляются новые формы косвенных падежей, где склоняются обе части слова: девятистам. И с этого момента обе части начинают формально согласовываться, по аналогии с числительными типа 200, 300, 400, у которых согласование частей было в древности.

У числительных 200, 300, 400 в говорах (и в древних текстах) отмечается слабая спаянность частей, т.е. возможность их перестановки, при это значение количества отличается приблизительностью: ста три, ста четыре (в вологодских, псковских и рязанских говорах).

Лекция 13. Проблема происхождения отыменных наречий с точки зрения синхронии и диахронии.

Традиционная точка зрения признанная почти всеми современными лингвистами, состоит в том, что наречия, несмотря на то, что они начинают формироваться еще в праславянский период и обнаруживаются в древних памятниках письменности, являются вторичной частью речи, т.е. источником их образования в русском языке служат все остальные знаменательные части речи. Именно производность почти от всех частей речи, обладание высокой степенью омонимичности в силу своей вторичной природы и пополнения новообразованиями в разные эпохи являются причинами того, что в решении проблемы словопроизводства наречий возникают трудности.

Самой многочисленной группой являются наречия, образованные от имен. При этом беспредложные образования от имен существительных «являются значительно более древними, чем предложные уже для эпохи XV-XVII вв.» (Светловская, 5). Они отличаются малочисленностью и малой продуктивностью, в то время как предложные и приставочные наречия очень многочисленны. Предлог часто сливается в одно слово с падежной формой существительного и растворяет свое значение в вещественном значении существительного, так и возникает новое обстоятельственное слово.

В.В.Виноградов предложные типы наречий разделил на группы в зависимости от предлога и числа, формы падежа у имен существительных и от предлога и формы падежа у кратких прилагательных (в древнерусском языке формы словоизменения существительных и именных — кратких — прилагательных совпадали). По его мнению, наречия четко делятся на образованные от существительных и от прилагательных, так как сохраняется связь наречий с источником их происхождения, а наречий, морфологический анализ которых не позволяет вскрыть их связь с производящими частями речи, немного. Так, например, у наречий сверху, сроду, сплеча легко устанавливается связь с именами существительными, их образование обусловлено формой Р. ед. существительных и предлога с; наречия сполна, слегка, свысока связываются с формой Р. ед. мужского-среднего рода кратких прилагательных и предлога с. Таким образом, в современной русистике наречия типа сверху, снизу, доверху, кверху и под. противопоставлены наречиям справа, направо, докрасна и под. Это положение стало бесспорной аксиомой в лингвистике.

В 70-х гг. XX столетия в работах В.М.Маркова появилась совершенно иная точка зрения на происхождение наречий типа справа, докрасна. Он обратил внимание на очевидный параллелизм образований влево, докрасна и сверху, снизу, между которыми с исторической точки зрения различия отсутствуют, поскольку это все имена. В древнерусском языке зафиксированы бессуффиксальные имена существительные среднего рода на —о: красно, черно, сухо и др., которые и послужили основой для образования рассматриваемых наречий, они были достаточно активной категорией слов. Правда, очень немногие из них продолжают употребляться до сих пор, большинство утратилось, сохранившись только в основах прилагательных, что и позволяетсвязывать наречия с именами прилагательными. Но самая большая опасность при историческом объяснении современных образований наречий заключается в перенесении современных представлений на прошлое, на более ранний период существования языка. Именно эта ошибка допущена в трактовке наречий типа докрасна. При этом забывается, что пространственные и временные предлоги в противопоставлении приставкам развивались лишь при менах со значением предметности. Имя прилагательное, которое как часть речи сформировалось на основе синтаксической функции определения, т.е. зависимого слова, не могло употребляться с предлогами; эта особенность свойственна лишь именам существительным (в данном случае среднего рода с конкретно-предметным значением) в формах косвенных падежей. Таким образом, наречия типа докрасна образованы от существительного красно. Смущает только то, что таких существительных в русском языке почти не сохранилось. НО и многих других тоже нет! Например, пешком, босиком, нагишом ( из формы дат. падежа имени), или кроме (из местного падежа сущ. «крома» - 'край, предел, граница').

Исчезновение из языкового употребления существительных рассматривается как один из путей их адвербиализации. Предложно-падежные конструкции перешли в наречия, а образующие их имена существительные утратились, застыв в одной из косвенных форм: набекрень, настежь, нискось, наружу, наповал, вдрызг, всмятку, впредь, вдоволь, впрямь и другие. Их существование подтверждается историческими словарями и текстами. Точно также есть доказательства существования слов типа красно, худо, мило, криво, косо и других в качестве существительных (см. примеры на отдельных листах).

Все указанные примеры подтверждают историческую мотивированность наречий этого типа по крайней мере не именами прилагательными, а существительными. Следует обратить внимание и еще на одно обстоятельство. У рассматриваемых наречий прослеживается тенденция к усвоению конечного -у вместо -а, что можно объяснить влиянием имен существительных мужского рода: береги платье снову, а здоровье (честь) смолоду; ср. также сослепу, спрос ту и т.п.

Другие лингвисты, в принципе соглашаясь, что употребление с предлогами именных прилагательных невозможно, предлагают иной подход к объяснению происхождения отыменных наречий.

Распространенная точка зрения и точка зрения Маркова основаны на том, что наречия признаются вторичной частью речи, более позднего образования, чем имена и глаголы. А, например, А.К.Коневецкий утверждает, что «факты индоевропейских языков, современных и древних, а также языков других семей дают основание говорить о том, что образование наречий началось еще на праиндоевропейской основе от некой первичной общей категории имени до выделения из нее имени существительного и прилагательного. Соотнесенность наречия с другими частями речи не означает их вторичности и более позднего образования, она может означать и столь же древнее происхождение, что и знаменательных частей речи.

Примеры из пословиц и поговорок, где слова типа "красно", "худо" и другие выступают явно как существительные среднего рода. На это указывал еще А.А. Потебня как на частое, обычное дело для того периода в развитии русского языка. (примеры на отдельных листах)

Еще А.А.Потебня говорил, что из первоначального нерасчлененного имени выделилось сначала местоимении, потом глагол, а затем слова из общего имени. О существовании общего имени говорил Л.П.Якубинский, именно этим обосновывая генетическую связь существительного и имени прилагательного, которая прослеживается в тождественности склонений. Архаичные структуры типа жар-птица, царь-девица свидетельствуют о том, что в славянском языке не было способов выражения определения прилагательными, в его функции выступало имя существительное. Первоначально общее имя использовалось и как существительное, и как прилагательное, и, вероятно, как наречие. Затем с развитием отвлеченного мышления признак обособляется и начинает мыслиться отдельно от предмета. Происходит расщепление недифференцированной категории имени на существительное, прилагательное и, возможно, наречие. При таком объяснении наречие по морфологической оформленности оказывается не моложе имени сущ. и прилагательного, чем и объясняется его связь с тем и другим: с существительным — по форме, с прилагательным — по семантике.

В дальнейшем с развитием языка наряду с древними наречиями (со значением места, времени) появились наречия, образованные по морфологической аналогии от уже имеющихся частей речи. Именно сосуществование первичных и вторичных наречий и привело к традиционной точке зрения. Вероятно, следует считать, что ранние образования типа докрасна, досуха и т.д. произошли от древних наречий красно, сухо, которые существовали наряду с именами существительными среднего рода и краткими прилагательными, не отличались от них формой и появились в языке одновременно с ними при расщеплении единого, объединяющего все эти три части речи, имени.

В современном русском языке сохранились три слова - добро, зло, благо, которые можно возвести к древней ситуации с нерасчлененным именем, поскольку они и сейчас предстают в языке как имя существительное, имя прилагательное и наречие.

Лекция 14. ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ КАК ИСТОЧНИК ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА (историческое комментирование на уроках русского языка на материале афоризмов)

Необходимость и важность введения элементов исторического изу­чения русского языка на уроках и во внеклассных мероприятиях общепризнаны, но на практике целенаправленному обучению русскому языку как исторически развивающемуся явлению уделяется недостаточное внимание. В крайнем случае сведения из истории языка носят лишь характер исторических справок, сообщаемых учителем, без активизации поисковой деятельности самих учащихся. Продуктивной в этом плане, в частности, могла бы быть самостоятельная работа учащихся с этимологическими и толковыми словарями. В каждом классе программой предусмотрено опре­деленное количество слов-орфограмм для запоминания; выяснение происхождения слова, его словообразовательной модели с точки зрения истории языка поможет не механически, а сознательно усвоить пра­вильное написание этого слова. Или, например, параллельное введение полногласных и неполногласных форм одного в того же исторического корня с выявлением общих закономерностей, и связей между ними, что может быть сделано самими учащимися.

Исторического комментария в школе часто требует язык того или иного автора, не говоря уже о произведениях фольклора и древнерус­ской литературы. На этом материале также можно построить самостоя­тельную работу учащихся, направленную не только на выделение и конс­татацию архаичных форм, но на попытку их объяснения в сопоставлении с современной системой русского языка.

Школьная программа по литературе включает также в себя посло­вицы и поговорки, которые с точки зрения истории языка могут служить не только хорошие иллюстративным материалом (они часто сохра­няют архаичные элементы всех уровнем языка), но могут быть исполь­зованы в самом процессе познания истории и преобразования многих форм и целых категорий русского языка.

К тому же пословицы и поговорки являются именно тем источником, который может способствовать повышению интереса к собственному наро­ду, его истории, к родному языку, как живому, изменяющемуся органи­зму. Изучение пословиц и поговорок с лингвистической точки зрения способствует сознательному усвоению языка, пониманию законов его развития, выработке у учащихся умений оперировать языковыми катего­риями, формулировать собственные выводы на конкретном материале.

Пословицы и поговорки, принадлежащие в основном системе разго­ворного языка и содержащие некоторые диалектные особенности, дают элементарные, но необходимые знания о диалектах русского языка и -в целом - о многоуравневой язьковой системе, в которой диалекты занимают свое важное место.

Задачам освоения исторических языковых фактов, например, на ма­териале пословиц и поговорок, наиболее полно отвечает методика про­блемного обучения. Проблемное обучение предполагает активную само­стоятельную деятельность учащихся, когда они сами ищут решение той или иной задачи, поставленной перед ними учителем. Целью проблемно­го обучения является самостоятельное получение новых знаний или усвоение и практическое применение уже полученных в процессе обуче­ния знании и умений, овладение опытом творческой деятельности. В школьном обучении основная роль принадлежит, конечно, учителю, который проводит предварительную работу и в процессе решения конкре­тной проблемы выделяет частные заданыя и направляет учащихся на правильный путь поиска ответов.

В данном разделе предлагаются лингвистически обработанные фак­ты исторического развития имен существительных, содержащиеся в по­словицах и поговорках. Примеры извлечены из издания: Русские посло­вицы и поговорки / Под ред. В.Аникина. – М.: Худож.лит., 1988.

Основные изменения, которые претерпели существительные за дол­гую историю своего развития, касаются становления или преобразования категорий (например, категории одушевленности, категории числа, где было утрачено двойственное число, изменений в категориях рода и падежа) и утраты некоторых древних типов склонения в процессе уни­фикации форм множественного числа и перераспределения существитель­ных в единственном числе по трем сохранившимся, но видоизмененным типам склонения.

Категория одушевленности, развившаяся из категории лица, охва­тывала существительные со значением "живое существо" постепенно: сначала существительные мужского рода (именно им и принадлежала пе­рвоначально категория лица), затем существительные женского рода, а в последнее время - и существительные среднего рода. Причем, сна­чала это касалось лишь слов со значением лица. На все живые сущест­ва категория одушевленности распространяется лишь с ХVII века.

Прежде, чем обратиться к пословицам, следует, вероятно, обсу­дить с учащимися, как выражается категория одушевленности в совре­менном русском языке (в совпадении форм В. и Р. падежей во множест­венном числе существительных I склонения на -а, в единственном и множественном числе существительных мужского рода II склонения и только во множественном числе существительных среднего рода), дать необходимую историческую справку подобного отражения категории оду­шевленности (на синтаксическом уровне развитие категории одушевленно­сти объясняется необходимостью различения субъекта и объекта в пре­дложении). Затем можно поставить задачу для выявления особенностей выражения категории одушевленности в пословицах, где ее развитие от­ражается двояко.

Во-первых, некоторые существительные, обозначающие живых существ, не охватываются этой категорией, что свидетельствует о том, что в период создания таких пословиц категория одушевленности находилась в стадии становления, например: Авирон не боится ворон, а на галки есть палки; Щебечет соловьишко, забыв свои детки; Кто в кони пошел, тот и воду вози; лезет в волки, а хвост собачий; Из грязи в князи.

Во-вторьх, категория одушевленности распространяется на неоду­шевленные предметы, что связано с поэтическим приемом олицетворения, характерным для устного народного творчества: Котел горшка бранит, что черен он на вид, а сам замазан в саже и черней горшка и гаже; Знай, лапоть, лаптя, а сапог - сапога; не грози, грозняка, береги своего затылка.

Учащимся может быть предложено исправить "ошибки", а затем с исторической точки зрения объяснить словосочетания русского языка типа: брать в жены, выйти в люди, пойти в солдаты, а также происхо­ждение наречия замуж. Во всех этих формах категория одушевленности не отражена грамматически.

В итоге учащиеся должны четко сформулировать, что такое катего­рия одушевленности, как она отражается на грамматическом уровне, при­вести примеры из современного русского языка, а учитель может обра­тить внимание на охват категорией одушевленности новых слов (напри­мер, микроб), дать примеры нормы, предлагаемой словарями, рассказать о случаях распространения категории одушевленности на неживые пред­меты, например: кукла, мертвец и др.

Впрочем, задание можно построить и от обратного, когда учащие­ся сначала исследуют пословицы, а затем самостоятельно делают обоб­щающее заключение о грамматическом выражении категории одушевленнос­ти в современном русском литературном языке с приведением примеров.

Категория двойственного числа, утратившись в русском языке, оставила своя "следы", т.е. архаичные формы двойственного числа, которые переосмыслены в большинстве случаев как формы других чисел (подробнее смотрите: Иванов В.В., Нотиха 3.А. Исторический коммен­тарий к занятиям по русскому языку в средней школе. – М., 1978/.

Сохранение форм двойственного числа, но в значении множествен­ного (например, плечи, колени и др.), привело к тому, что архаич­ными стали иконные формы множественного числа: плеча, колена, см. в пословице: Города по колена, а дров ни полена (ср. у А.С.Пушкина: "Учитель! Я колена теперь склоняю пред тобой…»; «И пал без чувств он на колена, Достойной казни ждет измена"; у М.Ю.Лермонтова: "Со­болью шубу на плеча Накинул он - в руке свеча"), подобные формы, вероятно, могут быть даны с комментарием учителя, но могут быть объ­яснены и самими учащимися с точки зрения исконности той или иной формы, что выявляется при простом сопоставлении с системой словоиз­менения любого другого слова среднего рода, для которых окончание -а в И-В. множественного числа является практически единственным (за небольшим исключением).

Пословицы отражают и диалектные образования с остатками собст­венно двойственного числа: В очи льстит, по заочью поносит; или аналогическое: Нашему забору семиюродный плетень. Эти формы могут быть использованы для анализа словообразовательных моделей подобных слов, аналоги их существуют и в литературном языке: воочию, двою­родный, которые сохраняют формы Р.-М. двойственного числа от слов "очи" и "два".

См. также: смотреть в оба глаза; Хромать на обе ноги; держать в обе руки; уписывать за обе щеки и все другие формы с оба и два.

Наиболее широко и разнообразно в афоризмах представлены арха­ичные формы утратившихся типов склонения, преимущественно с основой на согласный. Они заслуживают интереса не только как "экзотические" утратившиеся элементы системы русского языка, но и как формы, позво­ляющие наглядно проследить процесс их исторического изменения, воз­можные, но не всегда реализованные пути преобразовании в литератур­ном языке.

Ставший уже хрестоматийным пример пословицы с формой Д. един­ственного числа: Дай бог нашему теляти да волка поймати (и другие варианты этой пословицы: Нашему ль теляти волка поймати /забодати/; несподручно теляти волка лягати) является не единственным. В этой же форме встречается и слово "дитя": Не плачь, мати, по чужому дитяти; и в других падежах: Радуется сердце мати от ласкового дитя­ти; теща зятя ублажает не для зятя собаки, а для малого дитяти; Не сохни, мати, по чужом дитяти.

В пословицах сохраняются древние формы И.-В. ед. числа этого же склонения, при этом лексический состав существительных широк и раз­нообразен: Ласковое теля двух маток сосет; Знает свинья свое поро­ся (наиболее употребительное существительное); мать любит дитя, а кошка - котя; княгине - княжа, кошке - котя, а Катерине свое дитя; Как напьемся, так со всеми деремся, а как проспимся, так и куря бо­имся (я во множ.числе: Ходила лиса курят красть, да попала в пасть); Утя без воды - пьяница без вина; тать у татя украл утятя.

Пути изменения существительных со значением "детеныш" в лите­ратурном языке известны: сохранив наращение -ат- во множественном числе, они по существу сохраняют и древнее склонение; в единственном числе существительные получают суффикс -онок и переходят во II скло­нение.

В диалектах этот суффикс может распространяться и на формы множественного числа (в литературном языке только щенки), кроме то­го, он может принадлежать тем основам, которые в литературном языке с этим суффиксом не употребляются, т.e. продуктивная модель слово­образования в диалектах функционирует активнее, последовательнее, что и отражают пословицы и поговорки, принадлежащие, как уже говори­лось, разговорному языку: Для матери ребенок до ста лет дитенок; У кобылы хоть семь жеребёнков, а ей свой хомут; Молодые опенки, да черви в них; дурному дитенку батькино благословенье не на пользу.

Сохраняются древние формы и других существительных этого же типа склонения: Ни от камени меду, ни от Феофана приплоду; Убог камени не гложет, а богат злата не глотает.

Разнообразие форм существительных бывшего V склонения может быть использовано для творческих заданий на факультативных заняти­ях и олимпиадах по русскому языку (объяснить форму, проследить пу­ти развития в диалектах и литературном языке, гипотетически восста­новить древние формы по аналогии у других существительных и т.п.).

Пословицы и поговорки иллюстрируют вариативность форм сущест-вительных, возникшую в результате взаимодействия разных типов скло­нения и влияния одних форм на другие, например, формы с флексиями -а/-у в Р. падеже и -е/-у в Пр., первые из которых принадлежали древнему типу склонения на *ŏ, а вторые типу склонения на *ŭ.

В современном русском литературном языке эти флексии подчиняют­ся определенным закономерностям и ограничениям.

Форма на -у в Р.п. зависит от контекста, при этом всегда сохра­няется принцип вариативнооти: -а чередуется с -у. обязательна флексия -у лишь в устойчивых фразеологизмах типа: не хватает духу, ни ша­гу назад, час от часу, раз от разу, с часу на час, наделать шуму, а также у уменьшительных существительных с количественным значением: медку, кваску, сахарку.

Флексия -у возможна у неодушевленных существительных, частотных в разговорной речи в двух основных ситуациях:

1. при обозначении целого, из которого выделяется часть: дать чаю, сахару;

2. в некоторых отрицательных конструкциях, например: нет снегу.

В Пр.п. флексия -у преобладает с предлогами "в" и "на" в прост­ранственном (т.е. собственно местном) значении у существительных, обозначающих пространство, поверхность: на берегу, в лесу; а также у существительных, называющих действия, состояния, периоды времени: на бегу, на веку; вещество, массу: на меду. В некоторых наречных со­четаниях возможна только флексия -у: на весу, на дому и под.

Борьба окончаний продолжается в современном русском языке, причем, если в Р.п. побеждает универсальная флексия -а, и -у оста­ется принадлежностью разговорное речи, то в Пр.п. наоборот, посто­янно расширяется состав существительных, приобретающих ударную флексию -у, что связано и с формированием новой формы И.числа с флексией -а, ср.: в отпуске - в отпуску, отпуски – отпуска.

В пословицах и поговорках внимания заслуживают формы на -у, которые представлены здесь шире, чем в литературном языке: во цвете лет, в поте лица, в ряде случаев, в своем роде.

Задание для самостоятельной работы учацихся может быть направлено на выявле­ние отклонений от нормы современного языка, закрепление знаний о пра­вильном употреблении этих форм, понимание семантических и синтакси­ческих ограничений их функционирования. Кроме того, пословицы и пого­ворки могут использоваться как иллюстративный материал при объясне­нии форм склонения и их исторического комментирования

Р.п.: Воеводою быть - без меду не жить; Зиме да лету союзу нету; Ни складу, ни ладу; В свирелку играет, а ладу не знает; Как нет в улье матки, так нет и порядку; Па­хать в весну - нe до сну; Была бы честь приложена, а от убытку бог избавил; Меряешь воду, не спрашивай броду; Не было бегу - не было следу; Около дегтю - в деготь.

Пр.п.: В меду да в масле ошметок съешь; На долгом веку, как на долгом волоку; Один волк, да и тот в кусту голод­ный воет; Береги хлеб в углу, а деньги в узлу; В дол­гу, как в шелку; В старину езжали на стригуну, а нын­че и третьяк не везет; Брань на вороту не виснет; ладан на вороту, а черт на шее и др.

Архаичные формы других падежей и склонений:

Гора с плеч, бодливой корове бог рог не дает, игра не стоит свеч, поделом вору и мука, притча во языцех, темна вода во облацех и др.

Кроме того, в пословицах и поговорках отражаются архаичные формы и других частей речи, а также явления других уровней языка: лексики, синтаксиса.

При подготовке учителей в вузах в курсе исторической граммати­ки эти вариантные формы рассматриваются подробнее с учетом исконности/неисконности формы на -у для каждого конкретного слова.

Языковая работа с пословицами и поговорками, безусловно, невозможна без объяснения их прямых и переносных значений. Отличаясь поэтической образностью, меткостью языка, насыщенные юмором, посло­вицы и поговорки оживляют "скушную" грамматику, привлекают к себе внимание и легко запоминаются. При использовании пословиц и погово­рок в качестве лингвистических источников надо, конечно, помнить о том, что они организованы по особым ритмическим и эвфоническим за­конам поэтики (внешняя и внутренняя рифма, например), что спо­собствуют сохранению архаичных форм.

Лекция 15. Исторический комментарий на уроках русского языка как средство повышения качества обучения в общеобразовательной школе

Для чего необходим исторический комментарий на уроках русского языка? Использование исторического комментария на уроках русского языка активизирует такие составляющие качества обучения: стимулирует учебную деятельность учащихся, повышает интерес к изучению родного языка, повышает орфографическую грамотность учащихся. Учитель русского языка должен уметь объяснять различные языковые явления с точки зрения истории языка, проводить исторический экскурс и языковые сравнения и сопоставления. Исторический комментарий поможет учащимся сознательно усваивать учебный материал и покажет им, что современные нормы языка являются результатом длительного процесса его развития и совершенствования, что язык — это не застывшая система, а исторически развивающееся явление.

С этой целью учитель должен методически правильно отбирать материал для исторического комментирования (большое внимание должно быть уделено его практической направленности), привлекать только такие исторические сведения, которые освещают процесс развития языка, объясняют внутреннюю логику и обусловленность существующих теперь лексических, грамматических и орфографических явлений. При этом в центре внимания учителя должны быть важнейшие принципы дидактики — доступ- ность, учет возрастных особенностей и уровня психического развития учащихся данного класса.

Историческое освещение фактов русского языка в научной и в то же время доступной форме требует от учителя достаточно высокой подготовки. При подготовке к очередному занятию учителю необходимо продумать следующие вопросы:

1) Какие исторические явления в развитии русского языка связаны с темой данного урока и как увязывается материал школьного учебника с историческими сведениями?

2) Какие конкретно исторические экскурсы можно и нужно включить в урок с учетом возрастных особенностей детей?

3) Какие положения и выводы будут сообщены учащимся?

4) Какую воспитательную роль мог бы выполнять данный исторический комментарий?

В разделе школьного учебника «Словообразование» (под ред. В. В. Бабайцевой) «Морфемика» изучается большая тема «Чередование гласных и согласных звуков », из которой мы выделим вопросы: «Полногласные и неполногласные сочетания» и «Беглые гласные» и объясним их с точки зрения истории языка.

Предлагаемый нами исторический комментарий изучения вопросов школьного курса по русскому языку: «Полногласие и неполногласие»; «Беглые гласные» повысит качество обучения, а именно: позволит учащимся глубже усвоить учебный материал, осмысленно выполнить упражнения, открыть новое, неизведанное в языке. Даже если в школе не уделяется внимание историческому комментированию фактов современного русского языка и школьные учебники не содержат сведений из истории языка, учитель может проявить инициативу, творчески построить свои уроки, используя самое лучшее из методического опыта для воспитания в детях любви к родному языку, интереса к истории слова, к истории русского языка.

Исторического комментирования в школе часто требует язык того или иного автора, произведения. Главным элементом в таком комментарии оказывается работа со словарем, т.е. лексический анализ. Но на этом материале можно построить и работу, направленную на выявление орфоэпических, фонетических и грамматических черт языка определенного исторического периода, объяснение архаизмов различного происхождения. Исторический комментарий помогает уяснить современное состояние языка, наглядно увидеть конкретные изменения, понять закономерности этих изменений. Например: почему рифмуются выделенные слова в следующем отрывке из романа Пушкина «Евгений Онегин»: Но говорят, вы нелюдим: В глуши, в деревне все вам скучно, А мы... ничем мы не блестим, Хоть вам и рады простодушно. Какой вывод о произносительных нормах начала XIX в можно сделать? (Впрочем, есть и другие примеры).

- БКУЗ

- материал к практическим занятиям и семинарам (с обязательным указанием рекомендуемой литературы, методические рекомендации по проведению);

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/27 (Дать исторический комментарий к фонетическим явлениям современного русского языка).

ЗАДАНИЕ Тесты с закрытой формой задания

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Тесты с закрытой формой задания предполагают два вида решения: с однозначным ответом - выбор 1 правильного ответа, и конкретным решением задачи. Задания направлены на усвоение первой части курса – история славянских гласных и согласных в исторической перспективе.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Для выполнения заданий в тестах необходимо усвоить учебный материал соответствующих разделов курса. Усвоение материала предполагает прослушивание лекций и выполнений типовых упражнений. Тест считается упешно выполненным, если правильные ответы составляют 75% от всех ответов. Ответы записываются в матрице.

Задание 1. Следы редуцированных гласных в русском языке.

Вариант №1

1.В каком из слов изменилось число гласных?

Вълна, доумали, отьць, вhра

2. Установите, в каком слове беглость гласных появилась по аналогии:

хлебец-хлебца, корок-корка, розеток-розетка

Вариант №2

1.В каком из слов изменилось число гласных?

Мыю, жьртва, мольба, земля

2. Установите, в каком слове беглость гласных появилась по аналогии:

ложь-лгать, отец-отца, корень-корня

Вариант №3

1.В каком из слов изменилось число гласных?

Доума, врhмя, польза, соха

2. Установите, в каком слове беглость гласных появилась по аналогии:

рожь-ржи, умен-умна, песня-песен

Вариант №4

1. В каком из слов изменилось число гласных?

Мыю, жьртва, мольба, земля

2. Установите, в каком слове беглость гласных появилась по аналогии:

хлебец-хлебца, корок-корка, розеток-розетка

Вариант №5

1. В каком из слов изменилось число гласных?

Мыю, жьртва, мольба, земля

2. Установите, в каком слове беглость гласных появилась по аналогии:

хлебец-хлебца, корок-корка, розеток-розетка

Задание 2. Определите южнославянизмы в составе русского языка

1. В каком из слов ОЛО является полногласием: а)олово, б)столовая, в)молот, г)слонина

2. В каком из слов ОРО является полногласием: а)хоровод, б)корочка, в)порошок, г)боровик

3. В каком из слов РА или ЛА – признак старославянизма?

а)Бразды, б)сразить, в)правда, г)трава

4. Укажите слово, где Щ является признаком старославянизма:

а)трещина, б)тощий, в)мощность, г)толщина

5. Укажите слово, в котором ЖД не является признаком старославянизма:

а) заграждать, б)вождение, в)переждать, г)надежда

Задание 3. Выполните тест на тему: Исторические чередования и их следы в русском языке.

1. Современные омоформы лечу (от «лететь») и лечу (от «лечить») возникли в результате…

А) утраты носовых гласных

Б) утраты гласного «ять»

В) возникновения аканья

2. Ударный Е находится на месте редуцированного…

А) хлеб

Б) печь

В) отец

3. Чередование гласных в корне начать – начинать – начну исторически связано с…

А) утратой редуцированных

Б) утратой носовых гласных

В)утратой гласного «ять»

4. Чередование, обусловленное утратой дифтонгов…

А)отнять – отнимать

Б) пружина – пряжка

В) кузнец – наковальня

5. Слово с неполногласием в современном русском языке…

А) плавать

Б)главный

В) страх.

ЗАДАНИЕ Тест на исключение лишнего

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

Задание 4. Исключите лишнее и найдите обоснование:

Лестница, пятница, конфетница, огородный, звездный, заводной, счастливый, талантливый, вертлявый.

ЗАДАНИЕ Тест на соответствие

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Разновидность теста с закрытой формой ответа. Форма организации теста: тестируемому предлагается выбрать соответствующий факт из списка предложенных. Задания на соответствие эффективны при самоконтроле и текущем контроле знаний. С их помощью проверяются так называемые ассоциативные знания (знания о связи формы и содержания, сущности и явления, о соотношении между различными предметами, свойствами, законами).

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

В данном виде тестов необходимо установить соответствие элементов одного множества элементам другого.

Задание 5. Установите соответствие:

1. русских слов по общности корня в древнерусском языке…

1) шел а) волость

2) облако б) невеста

3) ведьма в) ходить

Г) волочить

2. современное чередование и обусловивший его фонетический процесс…

1) утрата носовых а) ладья – лодка

2) утрата дифтонгов б) звать – призыв

3) утрата количественных различий в) смута – мятеж

4) падение редуцированных г) цена – каяться

д) посол - послать

Задание 6. Найдите соответствие:

1. между явлением перехода е>о и его причиной:

1) перед твердым под ударением

2) по аналогии с твердым вариантом

3) выравнивание основ

а) дружок, б) с душой, в) на подъёме, г) житьё, д) вёсла, е) судьёй, ж) крыльцо, з) ведём, и) ведёте.

2. между отсутствием перехода и его причиной:

1) церковнославянизм или слово высокого стиля

2) позднее заимствование

3) прежняя мягкость последующего согласного

4) гласный «ять» на месте современного е

а) птенец, б) белый, в) дармоед, г) концерт, д) хвалебный, е) деревенский, ж) отец, з) тема, и) ущерб, к) учебный, л) век.

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/27 (Дать исторический комментарий к фонетическим явлениям современного русского языка).

ЗАДАНИЕ Ранжирование

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Вид задания предполагает расстановку элементов системы по рангу, распределение материала, данных, примеров в определенном порядке, сформулированном в задании, либо в порядке, зависящем от отношений между единицами в пределах одной структуры. В качестве ранжира могут выступать хронология тех или иных событий, отношения общего и частного и др.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Для выполнения заданий, организованных по принципу ранжирования, необходимо усвоить учебный материал соответствующих разделов курса. Усвоение материала предполагает прослушивание лекций и выполнений типовых упражнений. Задание считается упешно выполненным, если правильные ответы составляют 75% от всех ответов. Слова должны быть записаны в предложенном порядке.

Задания

Задание 7. Назовите фонетические изменения в слове в хронологической последовательности:

Дроужькъ (др-рус.) – дружок (рус.), събереглъ (др-рус.) – сберёг (рус.), жены - жёны, сьдЬсь – здесь, вьрвъка – верёвка.

ЗАДАНИЕ Классификация

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Систематизация или процесс группировки каких-либо объектов наблюдения в соответствии с их общими признаками; распределение по определенным классам единиц их хаотического множества.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Успешное выполнение задания обеспечивается: - знанием темы и классифицирующего признака, пониманием задания, умением распределять объекты по группам на основе этого признака.

Задание 8. Распределите цепочки слов с чередованиями по группам: I ряд чередований, II ряд чередований, III ряд чередований:

разнять – разнимать – разъём, наука – навык, петь – пою, время – времени, мотаться – метаться, ковать – кую, напрягать – пружина, память – вспоминать – помню, собирать – сбор – собрать – беру, имя – именной, носить – несу, прикасаться – прикоснуться, гореть – загар – жар, цена - раскаиваться.

Задание 9. Распределите слова русского языка с полногласием и неполногласием по трем группам:

  1. Параллельное употребление с различиями в семантике и (или) стиле;

  2. Только полногласные варианты;

  3. Только неполногласные варианты.

Слова: время, колос, нрав, торопить, глагол, ворота, праздный, береста, запретить, сторож, храм, краткий, страм, мрачный, торопить, среда, корова, храбрый, порожняк, болото, влага, хворост, младенец, здравница.

Задание 10. Классифицируйте слова по следующим основаниям:

  1. слова с переходом Е в О и без него;

  2. внутри двух групп:

  1. а) переход осуществился по фонетическим условиям; б) в результате выравнивания основ; в) в результате влияния твердого варианта; г) в результате выравнивания в окончаниях глаголов;

  2. а) переход не осуществился, так слово церковнославянского происхождения; б) так как в слове был «ять»; в) слово было заимствовано после XVI в.; г) последующий согласный был мягким.

Слова: кулёк, кулёчек, петлёй, на клёне, вёз, везёте, перст, сигарета, целый, кольцо, грабёж, ружьё, ежедневный, вселенная, вселённый (прич.), весенний, яйцо, тряпьё, клёст, сёдла, пена, жердь, твёрдый, пенёк, пенёчек, падёж, рвёте, концерт, дармоед, пьёшь, звёзды, жёны, плётка, плеть, клён, о клёне, лицо, тряпьё, лес, сердце, вечно, надежда, храбрец, тема, ущерб, отверженный.

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/27 (Дать исторический комментарий к фонетическим явлениям современного русского языка).

ЗАДАНИЕ Исторический анализ

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (2)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Исторический анализ в языке предполагает сопоставление современных форм и явлений с более древними (в данном случае с древнерусскими) и объяснение того, как, когда и каким образом одно перешло в другое; исторический анализ возможен на синхронном срезе: анализируется язык памятника определенной эпохи; исторический анализ современных форм – это комментирование явления с точки зрения его происхождения, образования, изменения.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Исторический анализ проводится в определенной последовательности – от современного состояния к древним эпохам, а затем в обратном порядке. При историческом анализе фактов языка проводится их историческое комментирование, т.е. объяснение исторических причин появления.

Задания

Задание 1. Объясните происхождение чередований согласных в русских словах:

воскликнуть – кличь – восклицать, изрекать – изречение, износ – изнашивать, страж – сторожит – стерегу, тугой – тяжесть, земной – земля, судить – сужу – суждение, влачить – завлекать, цена – каяться, рука – ручка, любить – люблю, наука –учить, гражданин – горожанин – город, метаться – мечусь, напрягать – пружина, бурный – буря, свет – свеча – освещение, княгиня – князь – княжеский, друг – друзья – дружеский, вязать– вяжу, носить – ношу, бег – бежать, мрак – морочить, купить – куплю, отец – отеческий.

Задание 2. Докажите, что в приведенных ниже парах слова являются однокоренными:

рука – обруч, улизнуть – лыжа, могу – вельможа, дать – дача, проницательный – проникать, польза – льгота, тяга – состязание, наука – привычка, рубить – рубль, окно – заочник.

Задание 3. Докажите, что данные ниже слова являются однокоренными:

зять – жена – генетика; круг – кряж – крендель; зуб – зябь.

Задание 4. Выявите исторические чередования гласных и согласных в данных словах. Докажите, что этимологически они родственны:

Молоко – млекопитающее – млечный; отец – отечество – отчизна; дух – душа – дышать – вдох; ход – ушедший – шел – шли – шествие; дочь – дщерь - падчерица; волокут – обволакивать – облачить – облако – волк.

Задание 5. Восстановите редуцированные в словах и определите последствия падения редуцированных в каждом слове:

предпосылка, сердце, тёмный, страж, привёз, отдам, песен(Р. мн.)

Задание 6. Проследите с помощью последовательной транскрипции слов с XI по XVII в. все исторические изменения в фонетическом составе слов:

питие, мъногоженьство, конемь, крьстьныи

Задание 7. Ответьте на вопрос: Закономерно ли соответствие названий городов Белгород (город в России) и Белград (столица Сербии)? Почему?

Задание 8. Выпишите из стихотворения А.С.Пушкина «Подражание итальянскому» (1836 г.) славянизмы и обоснуйте свой выбор. Какие стилистические функции они здесь выполняют?

Как с дерева сорвался предатель ученик,

Диявол прилетел, к лицу его приник,

Дхнул жизнь в него, взвился с добычей смрадной

И бросил труп живой в гортань геенны гладной…

Там бесы, радуясь и плеща, на рога

Прияли с хохотом всемирного врага

И шумно понесли к проклятому владыке,

И Сатана, привстав, с веселием на лике

Лобзанием своим насквозь прожег уста,

В предательскую ночь лобзавшие Христа.

Задание 9. Сравните древнерусскую и современную орфографию слов. Объясните фонетическое явление, отраженное в современном написании: боранъ, козакъ, коракатица, кочанъ, борсукъ, колачь.

ЗАДАНИЕ Реферат

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (2)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Реферат - это краткое изложение в письменном виде содержания каких-либо источников, включающее основные положения, фактические сведения и выводы. В реферате, как и в других научных текстах, можно выделить три части: вводная часть, основное содержание, выводы.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Выполнение реферата предполагает знакомство с несколькими источниками по заданной теме и последовательное изложение проблемы. Объем реферата зависит от объема источников и составляет, как правило, 5-7 страниц.

Кроме того, должны быть приведены использованные источники и оформлен титульный лист.

Задание 10. Поготовьте реферат по одной из предложенных тем.

Темы рефератов:

        1. Орфоэпические нормы русского языка: вариантность е/ё.

        2. Орфоэпические нормы русского языка: диссимиляция согласных.

        3. Следы фонемы «ять» в современном русском языке.

        4. Последствия падения редуцированных в системе согласных.

        5. Аканье и оканье как исторические процессы в русском языке.

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/27 (Дать исторический комментарий к фонетическим явлениям современного русского языка).

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (3)

ЗАДАНИЕ эссе

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Эссе представляет собой постановку небольшой, конкретной проблемы, которая обычно является заголовком, и последующее её раскрытие самим студентом в свободнос стиле.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Эссе - это короткий текст, в котором автор раскрывает свое видение предложенной темы. Размер текста обычно специально оговаривают, и он варьируется от 1/3 страницы до 3 страниц. Приветствуется образный язык, эмоциональный фон и оригинальность мысли.

Задание 1. Напишите эссе на тему: Что дает исторический комментарий в школьном преподавании?

Задание 2. Напишите эссе на тему: А если бы не было I палатализации…

Задание 3. Напишите эссе на тему: Грады и города в русском языке.

Задание 4. Напишите эссе на тему: нужны ли старославянизмы русскому языку?

Задание 5. Напишите эссе на тему: Что объединяет слова страна и странный?

ЗАДАНИЕ проект

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (3)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Метод проектов - это способ достижения дидактической цели через детальную разработку проблемы, которая должна завершиться вполне реальным, практическим результатом, оформленным тем или иным образом. Одним из видов проектного метода является работа с литературой, подразумевающий выборочное чтение по интересующей студента теме. Метод проектов нацелен на всестороннее и систематическое исследование проблемы и разработку конкретного варианта ее решения. Создание проекта предполагает несколько этапов работы: предпроект (формулирование темы и задач), планирование работы, анализ (выбор материала), обобщение, презентация.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Главный результат проекта – его презентация, которая может быть сделана в виде устного доклада с использованием ТСО (или без), письменного текста, оформленного соответствующим образом, стендового представления. Любая форма представления должна включать: тему, задачи, использованную литературу, введение, основную часть и выводы.

Задание 6. Подготовьте проект по теме: Исторический комментарий на уроках по фонетике русского языка.

Задание 7. Подготовьте проект по теме: Русская орфография с исторической точки зрения.

Этапы проекта

  1. Выбор информации из школьных учебников: в каком классе, в какой теме важны исторические сведения.

  2. Составление правил на основе исторического комментария.

  3. Подбор иллюстративного материала.

  4. Разработка заданий и упражнений по теме.

  5. Оформление компьютерной презентации.

Задание 8. Подготовьте проект по теме: Изучение старославянизмов в школе.

Этапы проекта

  1. Выбор информации из школьных учебников: в каком классе, в какой теме изучаются славянизмы.

  2. Изучение методики преподавания старославянизмов.

  3. Составление таблиц.

  4. Подбор иллюстративного материала из русской классической литературы.

  5. Разработка заданий и упражнений по теме.

  6. Оформление компьютерной презентации.

Задание 9. Подготовьте проект по теме: Этимологический словарь на уроках русского языка.

Задание 10. Подготовьте проект по теме: Исторический комментарий к древнерусскому тексту (текст из школьной программы).

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/28 (Дать исторический комментарий к морфологическим явлениям современного русского языка).

ЗАДАНИЕ Тесты с закрытой формой задания

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Тесты с закрытой формой задания предполагают два вида решения: с однозначным ответом - выбор 1 правильного ответа, и конкретным решением задачи. Задания направлены на усвоение первой части курса – история славянских гласных и согласных в исторической перспективе.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Для выполнения заданий в тестах необходимо усвоить учебный материал соответствующих разделов курса. Усвоение материала предполагает прослушивание лекций и выполнений типовых упражнений. Тест считается упешно выполненным, если правильные ответы составляют 75% от всех ответов. Ответы записываются в матрице.

Задание 1. Выберите правильные ответы:

1. Существительные I древнерусского склонения:

а) конь, б) земля, в) вода, г) дитя, д) соль;

2. Существительные II древнерусского склонения:

а) друг, б) воля, в) гость, г) камень, д) плач;

3. Существительные III древнерусского склонения:

а) вор, б) село, в) мед, г) гусь, д) сын;

4. Существительные IV древнерусского склонения:

а) тать, б) брат, в) князь, г) день, д) муж;

5. Существительные V древнерусского склонения:

а) слово, б) мать, в) село, г) теленок, д) голубь;

6. Существительные VI древнерусского склонения:

а) дочь, б) земля, в) кровь, г) буква, д) жена.

Задание 2. Выберите правильный ответ:

1. В пословице Одним махом семерых побивахом сохранилась древняя форм

А) аориста

Б) имперфекта

В) действительного причастия.

2. Во фразеологизмах одеть на босу ногу, средь бела дня употреблена форма прилагательного

А) членная

Б) именная

В) усеченная

3. К какому склонению относилось выделенное слово: Знает свинья свое порося?

А) 6

Б) 5

В) 2

4. В пословице И глух и нем – греха не вем сохранилась старая форма глагола

А) водить

Б) ведать

В) велеть.

ЗАДАНИЕ Тесты на соответствие

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Разновидность теста с закрытой формой ответа. Форма организации теста: тестируемому предлагается выбрать соответствующий факт из списка предложенных. Задания на соответствие эффективны при самоконтроле и текущем контроле знаний. С их помощью проверяются так называемые ассоциативные знания (знания о связи формы и содержания, сущности и явления, о соотношении между различными предметами, свойствами, законами).

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

В данном виде тестов необходимо установить соответствие элементов одного множества элементам другого.

Задание 3. Установите соответствие:

1. древнерусского существительного его типу склонения

1) 3 склонение а) мати

2) 2 склонение б) верхъ

3) 1 склонение в) богъ

г) имя

д) нога

Задание 4. Установите соответствие местоимений и их разрядов в древнерусском языке

1) личные а) мои, свои

2) притяжательные б) азъ, вы

3) указательные в) етеръ,

4) неопределенные г) сей, и

Задание 5. Установите соответствие древнерусских глагольных форм их названию

1) действительное причастие наст.вр. а) бегоша

2) действительное причастие прош.вр. б) глядючи

3) аорист в) снявши

ЗАДАНИЕ Классификация

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Систематизация или процесс группировки каких-либо объектов наблюдения в соответствии с их общими признаками; распределение по определенным классам единиц их хаотического множества.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Успешное выполнение задания обеспечивается: знанием темы и классифицирующего признака, пониманием задания, умением распределять объекты по группам на основе этого признака. Классификация, т.е. разделение на группы, для положительной оценки не должна содержать более 7 ошибок (как в определении групповой принадлежности единицы, так и в обосновании решения).

Задание 6. Распределите существительные по древним типам склонения (с 1 по 6):

плащ, дождь, дружина, русь, сын, бремя, свекровь, болезнь, мед, родитель, червь, душа, небо, церковь, брат, град.

Задание 7. Распределите прилагательные по разрядам:

Русский, красный, пестрый, каменный, медвежий, соленый, глухой, деревянный, кузнецкий, сильный, глубокий, городской, слепой.

ЗАДАНИЕ Опрос (устный)

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (1)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Опрос проводится в устной форме как итоговая работа по тому или иному разделу. Список вопросов заранее раздается студентам. Он включает как вопросы теоретического, так и практического характера, которые чередуются и в практической части имеют несколько вариантов для большего охвата учащихся. Темы опроса соответствуют основным темам курса.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Полученные заранее вопросы должны быть проработаны всеми студентами. В тетрадях должны быть краткие ответы на теоретические вопросы и выполнены примерные практические задания по предложенным темам. Положительная оценка работы студента в процессе опроса включает самостоятельный и полный ответ на теоретический вопрос или выполнение практического задания у доски.

Задание 8. Ответьте на вопросы по теме: История имени существительного

          1. Охарактеризуйте грамматические категории имени существительного в др-р языке в сопоставлении с современным русским.

          2. Какие грамматические категории и формы сущ-ых требуют исторического комментирования?

          3. Какие формы современного русского языка свидетельствуют об иной числовой парадигме в др-р языке?

          4. Остатки каких древних склонений прослеживаются в русском языке?

Задание 9. Ответьте на вопросы по теме: История глагольных форм

            1. Какие грамматические категории и формы глагола требуют исторического комментирования?

            2. Какова судьба временных форм глагола в истории русского языка?

            3. Почему из всех спрягаемых форм глагола в прошедшем времени сохранился только перфект?

            4. Какие архаичные формы в русском языке вы знаете? Приведите примеры из фразеологии и русской литературы.

Задание 10. Ответьте на вопросы по теме: История именных форм глагола

              1. Какие именные формы были у древнерусского глагола?

              2. Являются ли действительные причастия русского языка древнерусскими по происхождению?

              3. Как сформировалась категория деепричастия в русском языке?

              4. Прослеживается ли связь с категорией времени у современных деепричастий?

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/28 (Дать исторический комментарий к морфологическим явлениям современного русского языка).

ЗАДАНИЕ Исторический анализ

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (2)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Исторический анализ в языке предполагает сопоставление современных форм и явлений с более древними (в данном случае с древнерусскими) и объяснение того, как, когда и каким образом одно перешло в другое; исторический анализ возможен на синхронном срезе: анализируется язык памятника определенной эпохи; исторический анализ современных форм – это комментирование явления с точки зрения его происхождения, образования, изменения.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Исторический анализ проводится в определенной последовательности – от современного состояния к древним эпохам, а затем в обратном порядке. При историческом анализе языка конкретного текста должен быть сделан грамматический разбор форм изучаемых частей речи.

Задания

Задание 1. Дайте исторический комментарий к диалектным формам Р. п. мн. ч.

1. У наших зятей много затей (посл.). 2. Лук от семи недуг (посл.). 3. И им сулили каждый год мужьев военных (П.). 4. И блеск, и жизнь, и шум листов... (Л.). 5. Когда на царский сядешь ты престол, своих холопей помяни, боярин (А.К.Т.). 6. Приносил мне и Саше пряничных петушков, яблоков (Дост.). 7. А зато цаплев у нас много. Она воду любит (Слепцов). 8. Слепень совсем лошадев заел (А.Т.). 9. За такую курочку сто рублев – плюново дело (Осоргин).

Задание 2. Дайте исторический комментарий к формам И.-В. мн. ч., определив древний тип склонения, исконность/ неисконность флексии, причины появления и источник новой флексии.

1. Вить я, чаю, скоро и учители придут (Ф.). 2. И детям прочили венцы Друзья-соседы, их отцы (П.). 3. Другие упирали в глубь мощны веслы (П.). 4. Вдруг увидел я вороты и въехал на барский двор (П.). 5. Все зазвенело: конюха вскочили (Ж.). 6. Сей кубок чадам древних лет! Вам слава, наши деды! Друзья, уже могущих нет: Уж нет вождей победы; Их домы вихорь разметал; Их гробы срыли... (Ж.). 7. Дома новы, но предрассудки стары. Порадуйтесь, не истребят Ни годы их, ни люди, ни пожары (Гр.). 8. Взлетел по мраморным ступеням, расправил волоса рукой... (П.). 9. Не рвусь я грудью в капитаны и не ползу в асессора (П.). 10. Тут был, однако, цвет столицы... Везде встречаемые лицы (П.). 11. Иным житье, другие плачут, И мучат смертных лекаря (П.). 12. Они собираются сюда со всего Вознесенского проспекта, - всё хозяева различных заведений: слесаря, булочники, красильщики... (Д.). 13. Для них и солнцы, знать, не дышат (Тютч.). 14. В этом другие учителя были похожи на него (Помял.). 15. Возле леса, на горе, дремал с закрытыми ставнями деревянный дом, там, где дули ветра и лес бросал вокруг дикую мрачность своей тенью (Т.).

Задание 3. Объясните, почему в приведенных ниже формах не отражена категория одушевленности?

Из грязи не попадешь в князи; худую жену нельзя в люди показать; седши на конь да поехать в огонь.

Задание 4. Сделайте исторический комментарий к архаичным формам прилагательных.

1. Вы сыти будете (Кр.). 2. И в дружнем счастье все свое блаженство ставить (Кр.). 3.Когда под скипетром великия жены Венчалась славою счастливая Россия … (П.). 4. Всех нас семеро, тебя Все мы любим, за себя Взять тебя мы все бы ради (П.). 5. И жало мудрыя змеи в уста замерзшие мои вложил десницею кровавой (П.). 6. У ворот стоят тесовыих красны девушки да молодушки (Л.). 7. Не ждала б она, скажите, Мила друга из гостей (М).

Задание 5. Определите происхождение архаичных форм глагола.

1. Рассердился Топтыгин и потребовал, чтобы к нему привели Магницкого, дабы его растерзать, но получил в ответ, что магницкий, волею божией, помре. 2. Я, несмотря на все усилия, не мог произнести звука, как говорится, прильпе язык к гортани. 3. «Нет, дружок, - продолжал он, - вам с своими генералами против Бонапарте не обойтись; надо французов взять, чтобы своя своих не познаша и своя своих побиваша». 4. Со властью рек: да будет свет И бысть! 5. Одним махом сто душ побивахом. 6. И прибых собственною персоною в Глупов и возопи.

Задание 6. Дайте исторический комментарий к вариантным формам деепричастий:

засохши – засохнувши, ослепши – ослепнув, возвратившись – возвратясь, блистая – блеща, внимая – внемля, сломив – сломя (голову), высунув – высуня (язык), играя – играючи.

ЗАДАНИЕ Реферат

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (2)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Реферат - это краткое изложение в письменном виде содержания каких-либо источников, включающее основные положения, фактические сведения и выводы. В реферате, как и в других научных текстах, можно выделить три части: вводная часть, основное содержание, выводы.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Выполнение реферата предполагает знакомство с несколькими источниками по заданной теме и последовательное изложение проблемы. Объем реферата зависит от объема источников и составляет, как правило, 5-7 страниц.

Кроме того, должны быть приведены использованные источники и оформлен титульный лист.

Задание 7. Напишите реферат по теме: Вариантные формы существительных мужского рода как результат взаимодействия древних склонений.

Литература:

Горбачевич К.С. Русский язык. Прошлое. Настоящее. Будущее. – М., 1984.

Горшкова К.В., Хабургаев ГА. Историческая грамматика русского языка. – М., 1981, 1997.

Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка. – М., 1990.

Иванов В.В., Потиха З.А. Исторический комментарий к занятиям по русскому языку в школе. – М., 1985.

Колесов В.В. История русского языка. – СПб., 2005.

Русская диалектология / под ред. В.В.Колесова. – СПб., 1990.

Штрекер Н.Ю. Современный русский язык: Историческое комментирование. – М., 2005.

Задание 8. Напишите реферат по теме: Вариантность форм И. п. мн. ч. в русском языке и ее история.

Литература:

Горбачевич К.С. Русский язык. Прошлое. Настоящее. Будущее. – М., 1984.

Горшкова К.В., Хабургаев ГА. Историческая грамматика русского языка. – М., 1981, 1997.

Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка. – М., 1990.

Иванов В.В., Потиха З.А. Исторический комментарий к занятиям по русскому языку в школе. – М., 1985.

Колесов В.В. История русского языка. – СПб., 2005.

Русская диалектология / под ред. В.В.Колесова. – СПб., 1990.

Штрекер Н.Ю. Современный русский язык: Историческое комментирование. – М., 2005.

Задание 9. Напишите реферат по теме: История образования форм сравнительной степени прилагательных: причины неизменяемости.

Литература:

Горбачевич К.С. Русский язык. Прошлое. Настоящее. Будущее. – М., 1984.

Горшкова К.В., Хабургаев ГА. Историческая грамматика русского языка. – М., 1981, 1997.

Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка. – М., 1990.

Иванов В.В., Потиха З.А. Исторический комментарий к занятиям по русскому языку в школе. – М., 1985.

Колесов В.В. История русского языка. – СПб., 2005.

Русская диалектология / под ред. В.В.Колесова. – СПб., 1990.

Штрекер Н.Ю. Современный русский язык: Историческое комментирование. – М., 2005.

Задание 10. Напишите реферат по теме: Формирование категории деепричастия в русском языке. Причины вариантных форм.

Литература:

Горбачевич К.С. Русский язык. Прошлое. Настоящее. Будущее. – М., 1984.

Горшкова К.В., Хабургаев ГА. Историческая грамматика русского языка. – М., 1981, 1997.

Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка. – М., 1990.

Иванов В.В., Потиха З.А. Исторический комментарий к занятиям по русскому языку в школе. – М., 1985.

Колесов В.В. История русского языка. – СПб., 2005.

Русская диалектология / под ред. В.В.Колесова. – СПб., 1990.

Штрекер Н.Ю. Современный русский язык: Историческое комментирование. – М., 2005.

ФУНКЦИЯ Ф06ПедБ-10 (Организация учебного материала по профилю).

ЗАДАЧА Ф06ПедБ10/28 (Дать исторический комментарий к морфологическим явлениям современного русского языка).

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (3)

ЗАДАНИЕ эссе

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Эссе представляет собой постановку небольшой, конкретной проблемы, которая обычно является заголовком, и последующее её раскрытие самим студентом в свободнос стиле.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Эссе - это короткий текст, в котором автор раскрывает свое видение предложенной темы. Размер текста обычно специально оговаривают, и он варьируется от 1/3 страницы до 3 страниц. Приветствуется образный язык, эмоциональный фон и оригинальность мысли.

Задание 1. Соответствуют ли названия падежей их функциям?

Задание 2. Избыточна ли вариантность форм в русском языке?

Задание 3. Нужно ли знать диалекты учителю русского языка?

Задание 4. Напишите эссе на тему: Была ли категория вида у древнерусского глагола?

Задание 5. Напишите эссе на тему: Совершеннее ли система временных форм русского языка по сравнению с древнерусской?

ЗАДАНИЕ проект

УРОВЕНЬ СЛОЖНОСТИ (3)

ОПИСАНИЕ ЗАДАНИЯ

Метод проектов - это способ достижения дидактической цели через детальную разработку проблемы, которая должна завершиться вполне реальным, практическим результатом, оформленным тем или иным образом. Одним из видов проектного метода является работа с литературой, подразумевающий выборочное чтение по интересующей студента теме. Метод проектов нацелен на всестороннее и систематическое исследование проблемы и разработку конкретного варианта ее решения. Создание проекта предполагает несколько этапов работы: предпроект (формулирование темы и задач), планирование работы, анализ (выбор материала), обобщение, презентация.

ОПИСАНИЕ ТРЕБОВАНИЙ К ЕГО УСПЕШНОМУ ВЫПОЛНЕНИЮ

Главный результат проекта – его презентация, которая может быть сделана в виде устного доклада с использованием ТСО (или без), письменного текста, оформленного соответствующим образом, стендового представления. Любая форма представления должна включать: тему, задачи, использованную литературу, введение, основную часть и выводы.

Задание 6. В соответствии с программой русского языка в школе составьте план-задание с историческим комментированием темы: Падеж существительных.

Задание 7. В соответствии с программой русского языка в школе составьте план-задание с историческим комментированием темы: Окончания существительных 2-го склонения.

Задание 8. В соответствии с программой русского языка в школе составьте план-задание с историческим комментированием темы: Краткие и полные прилагательные.

Задание 9. В соответствии с программой русского языка в школе составьте план-задание с историческим комментированием темы: Формы причастий в русском языке.

Задание 10. В соответствии с программой русского языка в школе составьте план-задание с историческим комментированием темы: Деепричастие в русском языке.

- задания для итогового контроля

Вопросы к дифференцированному зачету

  1. Предмет и задачи курса.

  2. Основные этапы исторического развития языка.

  3. Славянские азбуки.

  4. Звуковая система древнерусского языка в сравнении с со­ временным русским языком. Основные направления развития фонетической системы на протяжении истории языка.

  5. Структура слога в древнерусском и современном русском языках.

  6. Система гласных фонем в древнерусском и современном русском языках.

  7. Редуцированные гласные [ъ] и [ь], их сильные и слабые позиции. Утрата редуцрованных гласных в слабых позициях и последствия этого процесса.

  8. История гласного звука, обозначающегося буквой ять.

  9. Носовые гласные [о] и [е] ж (юс большой), а (юс малый) и отражение их существования в фактах современного русского языка.

  10. .История аканья. Влияние изменений в произношении без­ударных гласных на орфографию ряда русских слов.

  11. Неполногласие и полногласие. Судьба слов с неполногласны­ми и полногласными сочетаниями в современном русском языке.

  12. Система согласных фонем древнерусского языка в сравне­нии с современным русским языком.

  13. История шипящих согласных и аффрикат.

  14. История губных согласных [в] — [в'], [ф] — [ф'].

  15. Завершение формирования соотносительного ряда твердых/мяг­ких согласных.

  16. Морфология. Части речи в древнерусском языке в сравне­нии с современным русским языком. Тенденции развития мор­фологического строя языка на протяжении его истории.

  17. История имен существительных. Категория рода.

  18. Категория числа. Утрата двойственного числа.

  19. Склонение существительных в древнерусском языке. Многотипность склонений. Сокращение числа типов склонения.

  20. Вариантные падежные окончания существительных. При­чины их появления. Звательная форма.

  21. Развитие категории одушевленности в русском языке.

  22. Местоимение. История личных и неличных местоимений.

  23. Имя прилагательное. История кратких и полных форм. Сте­пени сравнения.

  24. Склонение имен прилагательных. Причины появления сме­шанного типа склонения прилагательных.

  25. Имя числительное. История слов — названий чисел в древ­нерусском языке и отражение особенностей их образования и сло­воизменения в именах числительных современного русского языка.

  26. Глагол. Система глагольных форм древнерусского языка в сравнении с современным русским. Инфинитив.

  27. История форм настоящего/будущего времени. Тематиче­ские и нетематические глаголы. Причины появления разноспря­гаемых глаголов.

  28. История форм прошедшего времени.

  29. История условного и повелительного наклонения.

  30. История причастий и возникновение деепричастий в рус­ском языке.

Балльная структура оценки и шкала оценок

Посещение занятий – х1 баллов

Активная работа на практическом занятии – х2 баллов

Текущие аттестации – х3 баллов

Зачёт – х4 баллов

Доклад, реферат – х5 баллов

Всего – хn баллов

Максимальная сумма баллов: S max = х1+ х2+ х3+ х4+ х5

Система оценок:

A

Отлично – блестящие результаты с незначительными недочётами

B

Очень хорошо – выше среднего уровня, с некоторыми недочётами

C

Хорошо – в целом серьёзная работа, но с рядом замечаний

D

Удовлетворительно – неплохо, однако имеются серьёзные недочёты

E

Посредственно – результаты удовлетворяют минимальным требованиям (проходной балл)

FX

Условно неудовлетворительно – для присвоения кредита требуется выполнение некоторой дополнительной работы

F

Безусловно неудовлетворительно – требуется выполнение значительного объёма работы

1

Смотреть полностью


Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс дисциплины бакалавра направления 050300. 62 Филологическое образование профиль «Иностранный язык и русский язык как иностранный»

    Учебно-методический комплекс
    ... КУЛЬТУРА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ бакалавра направления 050300.62 Филологическое образование профиль «Иностранный язык и русский язык как ...
  2. Учебно-методический комплекс дисциплины методика преподавания литературы специальная

    Учебно-методический комплекс
    ... учебно-методического комплекса дисциплины в КГПУ им. В.П. Астафьева весь изучаемый материал разделен на модули ... Смежные дисциплины по учебному плану Предшествующие: школьный курс по ЛИТЕРАТУРЕ, русскому языку Последующие: русский язык и культура ...
  3. Учебно-методический комплекс дисциплины специальность: 050303. 65 Иностранный язык(немецкий) с дополнительной специальностью 050303. 65 иностранный язык (английский), квалификация специалиста учитель немецкого и английского языков красноярск 2011

    Учебно-методический комплекс
    ... языка Теоретическая грамматика УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ... грамматика немецкого языка Факультет иностранных языков 4 курс ... филологических наук, доцент, МПГУ Программа одобрена на заседании учебно-методического совета по иностранному языку УМО по ...
  4. Б 796 Болтнев, Валентин Егорович. Экология : учеб для студ вузов, обуч по напр.: "Автоматизация технол процессов и пр-ва", "Прикл информатика" / Болтнев

    Документ
    ... , обучающихся по специальности «Ветеринария». Включает учебный материал по модулям «Цитология ... - [СПб.] : Филологический факультет СПбГУ, 2013. - 759 с. - (Учебно-методический комплекс по курсу "Историческая грамматика русского языка"). - Библиогр. в ...
  5. Рекомендации по созданию учебно-методической литературы томск 2011

    Документ
    ... ООП) по данной дисциплине (модулю) и ФГОС-3 соответствующего направления (специальности). В связи с этим учебно-методическое издание ... русского языка. Ч.1. Семантика: Учебное пособие. – Томск: ТМЛ-Пресс, 2008.- 144 с. Для студентов филологических ...

Другие похожие документы..