Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Современная образовательная школа должна формировать целостную систему универсальных знаний, умений, навыков, а также опыт самостоятельной деятельност...полностью>>
'Отчет'
Стороны руководствуясь Семейным кодексом РФ, Гражданским кодексом РФ, определили доли в праве на следующее имущество, находящееся в общей совместной с...полностью>>
'Отчет'
59; Приходько Ирина – 00м вольный стиль – 1:59,54; Приходько Ирина – 00м на спине – :13.8 ; Базарова Елизавета – 50м брасс – 3 . ....полностью>>
'Документ'
Реализована возможность отображения подразделений МО как в составе самого МО, так и отдельно – в составе группы. Услуги, не привязанные к определенном...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Избавление от неполноценных лиц как форма самозащиты человека и государства в древности

В разные исторические эпохи восприятие здоровыми согражданами лиц, имею­щих физические и психические недуги, имело свои особенности и складывалось по-разному. Так, история отношений к аномальным детям в Древних Греции и Риме свидетельствует о негуманном способе обращения с ними (Плутарх). В обществе такое обращение понималось как форма защиты нации от воздействия аномаль­ных лиц. Эта позиция обосновывалась и философски (Аристотель, Платон). «Пусть в силе будет тот закон, — писал Аристотель, — что ни одного калеки ребенка кор­мить не следует» (цит. по: Дьячков, 1957. С. 7). Имеются также свидетельства о том, что существовал закон царя Спарты Ликурга (IX—VIII в. до н. э.), предписываю­щий умерщвлять физически неполноценных младенцев, руководствуясь, по мне­нию римского философа Сенеки, «правилами разума: отделять негодное от здоро­вого». Родительские чувства при этом никем не учитывались. Римское право отно­сило умалишенных и глухонемых к категории недееспособных лиц (включая в нее как бедных, так и богатых) и лишало их гражданских прав. Последующая истори­ческая эпоха также не внесла положительных изменений в этот вопрос.

В период Средневековья серьезное влияние на многие проблемы социальной жизни оказывала религия. Особенно это касалось католицизма. Согласно цер­ковным канонам того времени, физическое или психическое увечье считалось наказанием за прегрешения самого человека или его предков. Оно также пред­ставлялось современникам в виде воплощения дьявольских сил (В. Гюго. «Собор Парижской Богоматери»). Православие отличалось более мягким отношением к лицам с физическими и психическими недостатками. Некоторые из юродивых и калек были отнесены к лику святых. Юродивых на Руси чтили как посланников Бога: свидетельства этому мы находим в литературных источниках (А. С. Пуш­кин. «Борис Годунов»). В их честь возводились храмы (например, собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве).

Возникновение и развитие гуманистического отношения к лицам с психофизическими нарушениями

Пришедшая на смену Средневековью эпоха Возрождения позволила человеку впервые взглянуть на себя открыто. Именно в этот период возникают, а затем все более развиваются гуманистические тенденции в отношении к лицам с психофи-

10

зическими недостатками. Одним из первых высказал мысль о необходимости проявления заботы о воспитании и обучении слабоумных, обосновав свою пози­цию философски, знаменитый славянский педагог Ян Амос Коменский (1592-1670). Он считал, что учить можно всех аномальных детей. В этой связи он писал: «Возникает вопрос: можно ли прибегать к образованию глухих, слепых и умственно отсталых, которым из-за физического недостатка невозможно в достаточной мере привить знания? — Отвечаю: из человеческого образования нельзя исключить нико­го, кроме нечеловека (курсив В. Т.)» (Коменский, 1958. С. 206—207).

Понимание необходимости в оказании помощи лицам с физическими и пси­хическими недостатками и активизация такой помощи приобретает особую зна­чимость к началу XVIII в. Литературные источники подтверждают, что впервые возможность воспитывать и обучать слабоумных лиц была доказана на рубеже XVIII и XIX вв. известным французским психиатром Жаном Итаром (1775—1838), который предпринял попытку обучить и воспитать мальчика Виктора, найденно­го им в лесу под г. Авероном. Позже, в середине XIX в., проблема начинает рас­сматриваться уже как научная.

Первые опыты оказания помощи детям

с психофизическими нарушениями и их семьям

Опыт Жана Итара постепенно приобретает в Европе популярность. Им широ­ко пользуются его коллеги-врачи, которые результатами своей деятельности до­казывают возможность лечения и воспитания детей с отклонениями в развитии (Пинель, Эскироль, 1838; Сеген, 1903 и др.). Они же становятся первыми настав­никами и педагогами душевнобольных лиц. Разработкой вопросов воспитания и обучения лиц с аномалией развития занимались А. Бине и Т. Симон (1910, 1911), Д. Бурневиль (Bournevile, 1894, 1899); Г. Даниэль и Ж. Филипп (Daniel et Philippe, 1899); Ж.Декроли (Decroly, 1905); Ж.Демор (Demoor, 1898, 1909); Ж. Демор и Г. Даниэль (Demoor et Daniel, 1898, 1900); М. Монтессори (1913); С. Сантктис (Santctis, 1906), Ж. Филипп и П. Бонкур (1911); Э. Сеген (1903) и другие.

В России первый отечественный опыт положительного влияния семьи на со­стояние душевнобольного возник в начале XIX в. Специалисты, работавшие с этой категорией больных, обратили внимание на возможность использования семей­ного окружения как для профилактики, так и для лечения различных психиче­ских расстройств. В конце 30-х гг. XIX в. по инициативе одного из основателей общественной психиатрии И. Ф. Рюля впервые в мировой практике была прове­дена общегосударственная перепись душевнобольных (см.: Шерешевский, 1978). Одновременно с обобщением результатов переписи И. Ф. Рюль (1839, 1840) со­ставил «Краткое наставление» для родителей и близких душевнобольных лиц. Наряду с общими советами в «Наставлении» определялись меры, которые долж­ны были предпринимать члены семьи в отношении душевнобольного лица. Сре­ди них упоминалось о «приветливом обхождении в разговоре между собой», о «ста­бильности положительных привычек и образа жизни». Родителям вменялось в обя­занность вести разъяснительные беседы с детьми и занимать их полезным делом.

11

Одновременно в России расширялась практика лечения душевнобольных в семьях, которые могли содержать таких больных. Указывалось на необходимость гуманного отношения близких к больному ребенку, и рассматривалась возмож­ность лечебного воздействия на него членов семьи. С 1859 г. в рамках развития семейного патронажа обсуждалась проблема оказания специального воздействия лечащим врачом на семью больного. Имелось в виду не только постоянное на­блюдение и контроль за состоянием больного, но и «просветительские беседы с членами семьи, дабы они, по-доброму относясь к подопечному, своими разгово­рами положительно влияли на его самочувствие» (Шерешевский, 1978. С. 142). Таким образом, первоначально проблема семьи с аномальным ребенком или взрос­лым рассматривалась в аспекте привлечения такой семьи для использования ее благотворного воздействия на состояние больного.

Опыт работы с семьями в патронаже обсуждался на I Съезде отечественных психиатров. В докладе известного русского психиатра С. С. Корсакова были определены категории больных, которых он считал возможным лечить дома. Рас­ширение масштабов содержания душевнобольных в семьях позволяло прово­дить лечебные мероприятия наряду с «моральным воздействием». Это предпо­лагало правильное понимание их состояния ближайшим окружением (членами семьи).

Считалось, что лечение в семьях дает неплохие результаты при их размещении в территориальной близости друг к другу. Семья больного становилась не только известным фоном для проведения лечебных мероприятий и психотерапии, но и ее определенным компонентом. Семья содействовала врачу в правильном выбо­ре метода лечения и создавала соответствующую обстановку для его использова­ния. К началу XX в. в крупных городах России появились и были апробированы разнообразные формы лечения душевнобольных в семьях.

Организация консультативной помощи родителям «дефективных» детей в начале XX в.

Отечественные специалисты придавали особое значение проведению разъяс­нительных мероприятий для родителей, включая в лекции сведения о природе возникновения дефекта и недостатках семейного воспитания.

Так, П. П. Кащенко обосновал идею психологического воздействия семьи на больного необходимостью создания препятствия для его аутизации путем взаи­модействия с близкими. Известный психиатр подчеркивал важность «благопри­ятного стечения индивидуальных особенностей семьи» (Кащенко П. П., 1905. С. 144) при лечении психических нарушений.

О включении родительской темы в спектр обсуждаемых вопросов свидетель­ствуют труды и публикации известных психиатров, психологов и педагогов нача­ла XX в. Представляют интерес публикации Ж. Демора, который, согласно мне­нию Г. И. Россолимо, был «одним из лучших специалистов в Европе» того време­ни по проблеме аномального детства. Его монография «Ненормальные дети, их воспитание дома и в школе», вышедшая в России в 1909 г., охватывала широкий

12

спектр вопросов, касающихся аномальных детей, включая проблему контактов с родителями и их просвещения.

В монографии немецкого ученого и педагога Б. Меннеля «Школы для умствен­но отсталых детей», переведенной на русский язык в 1911 г. врачом М. Владимир­ским, дается систематическое изложение вопроса о состоянии школ для умствен­но отсталых детей в Германии и отдельная глава («Родители и жизненные условия ученика») посвящается проблемам родителей подопечных.

Истоки формирования семейной психотерапии в России связаны с образова­нием врачебно-воспитательных учреждений и организацией семейных патрона-жей для психических больных. В 1882 г. такое врачебно-воспитательное учреж­дение было создано в Петербурге. Возглавил его известный врач и педагог И. В. Маляревский. Опытом работы в подобных учреждениях заинтересовались в то время и за рубежом. В. М. Бехтерев, отвечая на вопрос одного из западных корреспондентов, сообщал, что «... 12 учреждений такого рода достигают успехов в этом деле не только лечением, но и воспитанием призреваемых» (цит. по: Ше­решевский, 1978. С. 146).

В применяемых И. В. Маляревским и его последователями мерах врачебного воздействия и воспитания огромное значение имела диагностика взаимоотноше­ний в семьях и выявление роли неправильного воспитания в формировании про­явлений душевной болезни. Уделяя особое внимание семейному воспитанию, И. В. Маляревский отмечал, что педагогическая неумелость родителей приводит в домашних условиях к развитию у детей эгоизма; у них отсутствует сознание дол­га перед окружающими, они излишне самолюбивы, что нередко принимается за душевное страдание. Исправление дефектов воспитания осуществлялось врачом в процессе бесед, проводимых с ребенком отдельно или по мере надобности вме­сте с родителями. Для родителей проводились «совещания», на которых раскры­вались недостатки семейного воспитания.

Следует отметить, что в подобных учреждениях помощь при участии семьи оказывалась практически всем детям с психофизическими недостатками.

Вс. П. Кащенко, известный отечественный дефектолог, оказывая помощь се­мье в воспитании больного ребенка, в первую очередь обращался к разъяснению родителям «дефективности характера» и трудностей его воспитания, а также да­вал рекомендации относительно режима дня, тактики отношения к нему и спе­циальной литературы для чтения родителям. В помощь родителям для реализа­ции системы коррекционного воспитания предлагалось пригласить и педагога-дефектолога (Кащенко Вс. П., 1992).

С 1912 г. в Петербурге при Психоневрологическом институте была открыта вспомогательная школа, в которой функционировали также и курсы для родите­лей. В программу этих курсов входило ознакомление с учением о характерах и общей психопатологией детского возраста. Проводились совместные занятия для родителей и детей, на которых не только рассматривались сложные конфликт­ные ситуации в семье, но и давались советы и рекомендации по их устранению «...путем взаимных уступок и отвлечения нервных детей от предмета их раздра­жительности» (Шерешевский, 1978. С. 145-146). С 1907 по 1912 г. подобный «кру­жок совместного воспитания и образования» работал и в Москве. С его програм­мой был ознакомлен В. М. Бехтерев.

13

Таким образом, лучшими представителями отечественной медицинской и пе­дагогической науки еще в прошлом веке были заложены традиции использования влияния семьи для разрешения проблем лечения и воспитания больного ребенка.

Содержание работы с родителями имело рекомендательный характер вплоть до се­редины XX в. Развитие этих традиций нашло свое продолжение в России и в советскую эпоху в работах ведущих отечественных психологов, педагогов, психиатров: Д. И. Азбукина, И. Л. Белопольской, Т. А. Власовой, Г. Л. Выгодской, Л. С. Выготского, М. Ф. Гнездилова, А. Н. Граборова, Е. К. Грачевой, Г. М. Дульнева, С. Д. Забрамной, Л. В. Занкова, М. В. Ипполитовой, Е. И. Исениной, Б. Д. Корсунской, К. С. Лебедин­ской, Э. И. Леонгард, В. И. Лубовского, А. Р. Маллер, Е. М. Мастюковой, М. С. Певз-нер, В. Г. Петровой, Б. И. Пинского, Л. И. Солнцевой, И. М. Соловьева, Е. А. Стребе-левой, Г. Я. Трошина, Г. В. Цикото, Ж. И. Шиф и др. Однако следует признать, что ак­цент на общественное воспитание, доминирующий в тот период, значительно ограничил возможность использования семейного фактора.

* * *

Краткий исторический экскурс в проблему семьи, в которой воспитывается ребенок с психофизическими недостатками, позволил осветить лишь отдельные, наиболее значимые аспекты ее возникновения и развития. С другой стороны, эти аспекты представляют эволюцию взглядов социума на проблему взаимоотноше­ний с лицами, имеющими психофизические недостатки:

1) избавление от неполноценных лиц как форма самозащиты человека и го­сударства в древности;

2) возникновение и развитие гуманистического отношения к лицам с психо­физическими нарушениями;

3) первые опыты оказания помощи детям с психофизическими нарушения­ми и их семьям;

4) организация консультативной помощи родителям «дефективных» детей в начале XX в.;

5) изучение последствий эмоционального стресса у родителей детей с откло­нениями в развитии;

6) изучение психопатологических расстройств у родителей детей с отклоне­ниями в развитии;

7) изучение влияния болезни ребенка на характер семейных взаимоотноше­ний, принципы семейного воспитания и типы семей;

8) формирование предпосылок к созданию комплексной системы социально-пси­хологической адаптации семей, имеющих ребенка с отклонениями в развитии.

Современный этап в разработке проблемы семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии

Современный этап развития коррекционной педагогики и психологии харак­теризуется поиском новых эффективных путей социальной адаптации детей, стра­дающих физическими и психическими недостатками. В этой связи проблема се-

14

мьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии и с особыми образова­тельными потребностями, становится все более актуальной.

Социализация ребенка с проблемами в развитии не может быть достигнута без приобщения к этому процессу его родителей. Семья как социальный инсти­тут призвана социализировать ребенка (3. Фрейд). Именно в семье у ребенка скла­дываются первые представления о человеческих ценностях, характере взаимоот­ношений между людьми, формируются нравственные качества. Поэтому и семья ребенка с отклонениями в развитии также должна стать его первым социализиру­ющим институтом. Процесс социализации ребенка с отклонениями в развитии рассматривается нами поэтапно. Первой ступенью социализации ребенка может быть (и есть) его адаптация в семье. Второй ступенью — адаптация в специаль­ном образовательном учреждении. И последней, самой главной ступенью — адап­тация в обществе, включая и адаптацию самой семьи в целом.

Российское законодательство закрепляет за родителями ответственность за воспитание своих детей (Закон РФ «Об образовании», 1992, 1996; Семейный ко­декс РФ, 1995). В связи с этим роль семьи в воспитании ребенка с отклонениями в развитии особенно значима. Это, в свою очередь, объясняет потребность семьи в различных реабилитационных мерах, направленных ей в помощь для реализа­ции этой задачи.

В последние годы в разных областях специальной педагогики и психологии появились работы, свидетельствующие о необходимости активного изучения всего спектра проблем семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. Интерес специалистов не ограничивается теперь лишь методическими вопроса­ми формирования у детей тех или иных знаний и навыков. Акцент коррекцион-ного воздействия переносится на семью больного ребенка. При этом особое вни­мание уделяется положительному влиянию близких на ребенка с проблемами в развитии, созданию благоприятных условий для его обучения не только в специ­альном учреждении, но и дома. Разнообразные формы обучения как в государ­ственных, так и в негосударственных образовательных учреждениях, работа с деть­ми, имеющими тяжелые и грубые психофизические недостатки, включают семью в поле коррекционного воздействия в качестве основного стабилизирующего фак­тора социальной адаптации ребенка.

В связи с возросшим вниманием общества к проблемам семей, воспитываю­щих детей с отклонениями в развитии, в конце XX в. (1997-2002 гг.) появились работы, посвященные этому вопросу (Богданова, Мазурова, 1998; Мишина, 1998, 2001; Сабуров, 1999; Ткачева, 1999 а, б, в, 2000 и др.). Следует отметить, что в этих работах в той или иной степени характеризуются семейная атмосфера и влияние социального окружения на особенности развития больного ребенка.

Так, в исследовании Т. Г. Богдановой и Н. В. Мазуровой (1998) изучалось вли­яние внутрисемейных отношений на развитие личности глухих младших школь­ников. Межличностные отношения ребенка с родителями и его восприятие внут­рисемейных отношений исследовались с помощью модифицированной автора­ми методики Р. Жиля. Полученные результаты свидетельствуют об искажении отцовской позиции и преобладании негативного отношения глухих детей к слы­шащим отцам. В тех семьях, где родители также страдают нарушениями слуха, дефект ребенка особых проблем у них не вызывает.

15

В исследовании Н. В. Мазуровой (1997) по принципу ведущего дефекта выде­ляется три группы родителей (глухие родители с наследственной глухотой, глухие родители с приобретенной глухотой, слышащие родители). Исследуемые группы родителей в зависимости от наличия или отсутствия сенсорного дефекта и от собственных личностных качеств дают оценку особенностям своего ребенка и, базируясь на этом, строят с ним отношения. Родители, имеющие наследствен­ный дефект, не испытывают тех психологических трудностей, с которыми стал­киваются слышащие родители глухих детей.

К родителям слепоглухих детей обращены публикации И. В. Соломининой (2001, 2002). В них предлагаются конкретные советы родителям (своевременное обучение дактилологии и жестовой речи), а также выносится на обсуждение во­прос о создании коррекционных групп для родителей больных детей, их бабушек и дедушек. Этим же автором переведены на русский язык наиболее интересные зарубежные публикации поданной проблематике (см.: например, Браун, 1997). С. М. Хорош (1991) характеризует различные аспекты родительско-детских отношений в семьях, воспитывающих слепых детей. Автор выделяет две роди­тельские позиции: адекватную и неадекватную. Она отмечает, что родительское отношение к слепому ребенку проявляется в различных вариантах: жертвенно­сти, гиперопеке, деспотическом поведении, строгости, твердости или отстранен­ности от ребенка.

В работе Л. И. Солнцевой и С. М. Хорош (1988) из всего многообразия раз­личных типов взаимоотношений в семье выделяются три: гиперопека, деспотизм родителей, отчуждение от ребенка. По мнению авторов, эти варианты неблагопо­лучно складывающихся внутрисемейных отношений воспитывают у слепого ре­бенка нежелательные личностные качества: избалованность, эгоизм, неповино­вение взрослым или эмоциональную глухоту.

В исследовании А. Р. Шарипова и 3. Ф. Гафуровой (1998) выявлено влияние микросоциального фактора на возникновение близорукости у детей. Авторы счи­тают, что у родителей детей с миопическими нарушениями более выражены чер­ты воспитательной неуверенности, чем у родителей офтальмологически здоро­вых детей. Возрастание воспитательной неуверенности, с одной стороны, ком­пенсируется попытками родителей полнее удовлетворять потребности ребенка. С другой стороны, подобная родительская позиция способствует возникновению детской близорукости как инструмента, позволяющего ребенку минимизировать обязанности и максимизировать удовлетворение собственных потребностей.

Исследование Г. А. Мишиной (1998) направлено на изучение и коррекцию раз­нообразных вариантов сотрудничества в родительско-детских парах. Автор рас­сматривает отклонения в психофизическом развитии детей раннего возраста не только как возможное следствие органических и функциональных нарушений, но и как вторичные проявления, обусловленные дефицитом общения и отсутстви­ем адекватных способов сотрудничества родителей с детьми. Она выделяет шесть моделей сотрудничества родителей с ребенком (изолированность, предполагае­мую взаимосвязанность, речевую взаимосвязанность, «молчаливое соприсут­ствие», «влияние и взаимовлияние», активную взаимосвязанность).

Анализируя данные констатирующего эксперимента, Г. А. Мишина приходит к выводу о том, что поведение родителей, воспитывающих проблемного ребенка

16

раннего возраста, имеет следующие особенности: неумение создавать ситуацию совместной деятельности, неэмоциональный характер сотрудничества, неадек­ватность позиции по отношению к ребенку, неадекватный стиль воспитания, не­достаточная потребность в общении с ребенком. Обучающий эксперимент, про­веденный автором, выявил положительную динамику как в общении родителей с проблемным ребенком (адекватное восприятие особенностей его развития, уве­ренный стиль воспитания, сформированность потребности в общении с ним и др.), так и позитивные изменения в развитии познавательного и социального уровня детей.

Изучение причин негативного отношения социума к умственно отсталому ре­бенку продолжено в ряде работ.

О. Б. Чарова и Е. А. Савина (1999) оценивают отношение матери к умственно отсталому ребенку как противоречивое. Типичной реакцией матери является жа­лость, стремление опекать, контролировать. В то же время у матерей проявляется раздражение, желание наказать ребенка, игнорировать его интересы в силу их примитивности. Эмоциональное состояние матерей характеризуется депресси­ей, чувством вины, горя, стыда и страдания.

Результаты исследования А. Г. Московкиной, Е. В. Пахомовой, А. В. Абрамо­вой (2000) подтверждают точку зрения, высказанную ранее В. В. Юртайкиным и О. Г. Комаровой (1996) о преобладании отрицательных характеристик при опи­сании умственно отсталых детей разными категориями лиц, включая и их роди­телей.

Проблема включения родителей умственно отсталых детей в коррекционно-воспитательный процесс раскрывается в исследовании В. В. Сабурова (1999). Он считает, что критериями готовности родителей к коррекционно-ориентирован-ному воспитанию детей с нарушением интеллекта являются педагогическая гра­мотность, активное участие в воспитательном процессе, ценностное отношение к ребенку. Предлагаемая В. В. Сабуровым технологическая модель взаимодействия школы и семьи включает индивидуальные практические занятия с родителями; совместную деятельность родителей и детей в классных и общешкольных мероп­риятиях, включение детей в трудовую жизнь взрослых; анонимное и конфиден­циальное психолого-педагогическое консультирование педагогов и родителей; разработку и реализацию индивидуальных планов совместного воспитания.

Интересным представляется исследование Н. А. Строповой (1999), в котором высокая значимость культуры общения педагога с аномальными детьми понима­ется как средство коррекции личности таких детей и оказания психологической поддержки их семьям.

Взаимодействие с родителями приобретает все большую значимость и для спе­циалистов, работающих с различными категориями детей с речевой патологией. Об этом свидетельствуют работы Л. М. Крапивиной (1998), Т. Н. Волковской(1999 а, б), Ю. В. Микляевой (2001), Н. А. Гегелия (2000), Г. А. Волковой (2002).

Авторы подчеркивают важность сотрудничества специалистов логопедического детского сада и семьи. В публикациях описываются основные формы работы с родителями, которые проводятся в специализированных учреждениях; предлага­ются методические рекомендации, которых следует придерживаться родителям в домашних условиях.

17

Вопросам изучения личностных особенностей матерей и взаимоотношений в семьях, воспитывающих детей с тяжелой и глубокой умственной отсталостью, посвящены отдельные главы (6, 7) работы Л. И. Шипицыной (2002).

В последние годы в связи с деструктивным развитием социально-экономи­ческой и идеологической ситуации в российском обществе, характеризующейся деформацией семейных ценностей и девальвацией института материнства на со­циальном и индивидуальном уровнях, в научных исследованиях обозначилось еще одно направление — изучение семей, воспитывающих приемных детей.

Работ в этой области немного, но некоторые уже можно назвать. Так, А. М. Щербакова (2002) рассматривает опыт работы школы опекунов, содержа­ние и направления деятельности специалистов, приводит рекомендации по орга­низации консультирования таких семей.

В исследовании Е. В. Ушаковой (2003) разработана классификация мотивов создания приемной семьи (альтруистические, потребительские, нейтральные), выделены профессионально значимые качества родителей-воспитателей, пред­ставлена профессиограмма приемного родителя.

Особо значимыми для становления статуса проблемы семьи являются работы И. Ю.Левченко (1986, 1991, 2001 а, б). Позиция автора определяет стратегиче­ские направления реабилитационной помощи семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии: гуманизация отношения к таким детям; организация всесторонней комплексной специализированной поддержки детей и их семей.

Анализ литературных данных, включая работы, в которых рассматривается современное состояние проблемы семьи, воспитывающей аномального ребенка, свидетельствует о поступательном развитии процесса ее изучения.

18

Д. В. Зайцев



Похожие документы:

  1. Исторический экскурс Причины умственной отсталости. Классификация по степени тяжести и этиопатогенетическому принципу Особенности развития познавательной сферы

    Контрольные вопросы
    ... отклонениями в психическом развитии 2.2. Исторический экскурс 2.3. Причины и механизмы слабовыраженных отклонений. ... оказание помощи семье в принятии и понимании проблем ребенка, выработке подходов ... место у детей, воспитывающихся в ситуации гиперопеки. ...
  2. Актуальные проблемы психологии в образовании

    Документ
    ... твоей безопасности» (экскурсия по городу ... жизнедеятельности в конкретной культурно-исторической (социально-экономической) ситуации ... проблем, с которыми эти семьи повседневно встречаются.[1]. Сегодня семью, воспитывающую ребенка с отклонениями в развитии ...
  3. Экскурс в психологию семьи и семейных отношений от древности до наших дней 10 Проблематика значимых отношений в системе психологического знания 13

    Исторический очерк
    ... СЕМЬИ И СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ 8 ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК СТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ СЕМЬИ 10 Экскурс в психологию семьи ... уровня воспитывающей семьи на формирование ... проблем в жизнедеятельности семьи. 3. Одаренный ребенок в семье Сензитивный период для развития ...
  4. Проект программы по развитию речи слабослышащих учащихся 1 класса с сохранным интеллектом в условиях введения

    Документ
    ... историческому наследию. Любая экскурсия состоит этапов: Подготовительный этап с учетом проблем существующих у не слышащего ребенка ... образовательными потребностями. Отклонения в развитии ребенка приводят к ... позиции семьи. Семья, воспитывающая ребенка с ...
  5. А38 Социальная реабилитация детей с ограниченными возможностями здоровья. Психологические основы: Учеб пособие для студ высш учеб заведений. М.: Гу-манит

    Документ
    ... развития личности ребенка. В процессе взаимодействия с ребенком, имеющим отклонения в развитии, возникает немало проблем ... общественно-исторического развития. ... встреч, дискотек, экскурсий, работа в ... функционирова­ния семьи, воспитывающей ребенка с особыми ...

Другие похожие документы..