Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сочи, стоек с рекламными материалами в здании ТПП г. Сочи; Система Торгово-промышленной палаты Российской Федерации объединяет: 174  территориальные  ...полностью>>
'Документ'
Внести в Федеральный закон от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N ...полностью>>
'Сценарий'
Это сценарий литературно - музыкальной композиции под названием «Песни, опаленные войной». На этом мероприятии звучат строки о войне и учащиеся исполн...полностью>>
'Конкурс'
о региональном конкурсе методических разработок «Организация проектной деятельности в образовательном процессе детей дошкольного и младшего школьного ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:


Редакция вторая,
дополненная, исправленная и высочайше одобренная патриархом Селорном.

1. ПОТРОШИТЕЛЬ СНОВИДЕНИЙ

Отведя в сторону шелестящий занавес из раковин улиток, Талия ан Камиан замерла на пороге – из подвала доносились голоса.

– Никогда такого не видел. Никогда, твоя кошачесть! А я уже много повидал, слава пушистой Аласаис, слава прекрасной Аэлле! – сбивчиво тараторил кто-то незнакомый.

– Давай без эмоций, – перебил его голос Мора, и Талия, облегчённо выдохнув, зашагала по лестнице.

Ирсон, Ирера и Мор сидели вокруг ослепительно яркого костра, разожжённого прямо на плитах пола. В белом пламени иллюзии едва угадывались очертания человекообразной фигурки.

– Что это у вас тут за театр теней? – усевшись на ящик с гвоздями, спросила Талия.

– Новости с Элаанской границы, – не оборачиваясь, пробормотал Ирсон.

– Все знают, что Лайнаэн – могущественная наэй, – с расстановкой продолжал Мор. – Все помнят, как её маг Хейн одной молнией полностью уничтожил население Танцующих Песков. Мы свыклись с этим, свыкнемся и с тем, что произошло сегодня.

– Это было настоящее цунами из света! Всё живое мгновенно испарилось. От всех, кто отбрасывал тень, не осталось и тени. Такая мощь!.. Да что там живые – на месте Девяти Скал теперь девять каменных блинов!

– Девять Скал? – переспросила Талия. – Это же на Зелёной Равнине! Почему Лайнаэн напала на своих соседей? Они тут причём? Нет чтобы Ректора испепелить за клевету…

– Она ни на кого не нападала. Все эти смерти – побочный эффект, – бросила Ирера.

– Видимо, она побоялась, что после того, как Ректор её «разоблачил», весь Энхиарг объединится и захочет поквитаться с ней за прошлые обиды. Вот и… – Ирсон ткнул пальцем в иллюзию.

– И? – ткнула пальцем таная ан Камианка.

– И окружила свои земли защитным куполом.

– Куполом невероятной мощности! – с придыханием поддакнул незнакомец из пламени. – Да лоснится вовеки твоя шерсть, госпожа Талия. Я – Бааб…

– Второй подхалим при первом секретаре моей матери. Я узнала, – кивнула Талия. – Спасибо за сообщение. И давно всё это случилось?

– Получаса не прошло.

– А наши, значит, уже там… Любуются.

– Вы, ан Камианы, как мухи – что на повидло слетаетесь, что на… – уныло прокомментировала Ирера.

– Ничего святого! – поддакнул ей подхалим из пламени. – Кстати, ваших телепатов здесь не меньше, чем наших «копилок впечатлений». Ректор попросил патриарха Селорна о помощи – узнать, что происходит там внутри. И патриарх не отказал… Ого! Что-то здесь опять начинается!

Фигурка Бааба вдруг дрогнула, вытянулась. Языки пламени стали наматываться на неё, как пряди сахарной ваты на палочку.

На этом трансляция прервалась.

– И зачем только ваш батька Селорн во всё это ввязался? – прошептала Талия. – Клопу понятно – от Ректора добра не жди! Кто гаже – он или Лайнаэн – ещё можно поспорить. Бр-р!

– Уверяю тебя, Селорн прекрасно понимает, с кем связался, – криво усмехнулся Мор. – Давайте оставим его делать свою работу, и займёмся нашей.

– А что это вы тут сидите? – спохватилась Талия. – Вы же должны были быть внизу!

– Твоя штука отказалась нас впускать, – фыркнула Ирера.

– Мой кубик? Ох, да, иногда он своевольничает. Пойдёмте, сейчас всё наладим.

***

– Странно – контур на месте, чего ж он тогда вас не пускает? – проговорила Талия, осматривая иллюзорный венок из лэнэссер, отмечающий зону «разжиженного» стекла на верхней грани огромного куба-убежища.

Вернее – зону стекла, которое должно было стать «разжиженным» и послужить гостям своеобразным шлюзом, но по непонятной причине вновь затвердело и наотрез отказалось пропустить их внутрь.

– Ну, что ты, радость моя, заартачился? – растянувшись на грани, ворковала Талия. – Чем они тебе так не понравились? А? Скажи мне, мой идеально шестигранный!

Она ласково чмокнула куб. Стекло пошло волнами, словно она лакнула воды из лужи, и почти сразу тело Талии стало погружаться в толщу грани.

– Эффект хозяина! – подтягивая ноги к груди, улыбнулась ан Камианка.

– У вас тут случаем Энаоров не завалялось? – спрыгнув на пол, весело спросила она.

Ответа не последовало.

– Инон, ты спишь, что ли? Эй! Мы пришли!.. Наконец-то.

Тишина.

Убедившись, что стекло благополучно пропускает Мора, Талия направилась в угол куба…

Инон лежал на полу. Холодный. Мёртвый… Талия кинулась к Энаору. Хвала Аласаис, эал дышал. И душа его была на месте.

– Жрец мёртв, – поддев руку Инона мыском сапога, констатировал подошедший Мор.

– Мертвее некуда, – облизала пересохшие губы Талия.

– Жрец мёртв. Энаор жив… – с расстановкой проговорил телепат.

– Один мог погибнуть, защищая другого, – предположила Талия.

– От дядюшки Рестеса, – вставил Ирсон, двумя пальцами, как обмоченную котом тряпку, поднимая распоротую бездонную наволочку.

– Бред какой-то. Не мог он из неё освободиться. Не мог, хоть ухо мне открутите! – заявила ан Камианка.

– А освободить его оттуда могли? – тихо спросил её Мор.

– Кто? Тут же не было никого!

Взгляд Мора стал ядовитым и колючим, словно иголки валявшего под его ногами кактуса.

– Нет. Нет, – смешавшись, забормотала Талия. – Ему незачем…

– Перестань изображать наивную девочку, ан Камиан. Давай, посмотри, что жрец чувствовал перед смертью, – потребовала Ирера.

Талия сглотнула и, сокрушённо повесив хвост, пошла выполнять приказ. Она уже чувствовала – Мор и Ирера правы.

Тело Инона несло на себе множество ярких эмоциональных следов, но оно явно не было телом существа, умершего в сражении. Скорее… скорее оно походило на провонявший навозом старый комбинезон, с брезгливостью выброшенный внезапно разбогатевшим фермером. Нет… на воровской костюм, брошенный раскаявшимся бандитом у алтаря какого-нибудь Отца Всей Справедливости.

– Хватит прятаться! – резко распрямившись, рявкнула Талия. – Рассказывайте, что здесь произошло!

Мор, Ирсон и Ирера недоумённо переглянулись.

Не дождавшись ответа, ан Камианка пересекла закуток и, обойдя рогатое кресло, пинком выкинула из-за него меховой сапог.

– Я с кем сейчас разговариваю, а, моль тебя обглодай? – вопросила она у сапога.

Сапог молчал.

– Я тебе сейчас сама, без всякой моли, подошву отгрызу, – посулила Талия, но мужественный сапог не проронил ни звука.

Вместо этого брошенная поверх стопки бумаг мухобойка вдруг гибко приподнялась – точь-в-точь напуганная кобра – и по кубу разлилось глухое шипение:

– Что ты надрываеш-ш-шься? Всё хавно не добудиш-ш-шься. У него ше летняя спяшка, забыла?

– Забыла, забыла. Но ты мне тоже сойдёшь. Так что тут было? – усевшись на подлокотник, повторила Талия.

– Жрец получил шквеш-ш-шное послание. Не шмеш-шное, а шквеш-шное.

– Скверное. Я поняла, – кивнула ан Камианка.

– Или увидел дурной сон, – влез в разговор чей-то бодрый голос.

– Он вешь кочшилсячился, – продолжала мухобойка. – От ненавиш-шти. От гнева. От штыда.

– А потом он выпустил того, что сидел в наволочке. Побитого чёрного людя, – отбарабанил второй голос.

– Они перех-хлядывались с минуту, а потом умех-хли.

– От чего?

– Мы думаем, они шами решили умех-хеть – так отсюда пхош-ше выбхаться.

– Да-да, иначе бы бекло их ни в жизнь не выпустило!

На полке за спиной Талии что-то звякнуло. Ирсон прищурился. Видимо, вторым говорившим было неказистое медное блюдце…

– Мать твою сковородку. Только этого нам не хватало! – прорычала директриса всего этого… галантерейного зоопарка.

– Хорошо хоть «вафля» осталась при нас, – покосившись на Ирсона, проронил Мор.

– Извини, Ирсон, я, правда, думала, что ему можно доверять, – развела руками Талия.

– Ещё ничего не понятно...

– Да что уж тут понимать. Всё однозначно, как лишай на пузе. Нет мне прощения.

– Пойди, милая, в кладовку, съешь потравленную мышь, – звякнуло блюдце.

– Это кто тут разбренчался? В следующий раз крысиную отраву сыплю в тебя! – посулила Талия.

– Теперь они знают, где наше укрытие. Придётся куда-то перебираться, – хлестнул хвостом Мор.

– Куда? – тоскливо протянула Талия.

– У нас есть доступ в тайную лабораторию Энаора. Она отлично защищена, раз до сих пор осталась тайной, хотя твой приятель проворачивал в ней… всякое.

– Если бы у Энаора была нора надёжнее этой, вряд ли он прятался бы здесь, – возразила Талия.

– Может, он просто хотел побыть в твоей компании, – осклабилась Ирера.

– Ага, конечно. И лучшего момента он не нашёл. Слушайте, это куб из безднианского стекла, оснащённый самой лучшей системой жизнеобеспечения, какую я только смогла найти. Я не думаю, что где-то мы будем в большей безопасности.

– Они знают, что мы здесь. Ты понимаешь это? – с нажимом сказал Мор.

– Ну и что, что знают? Им придётся повозиться, чтобы вылущить нас отсюда!

– Они повозятся. И вылущат, – мрачно заверил ан Камианку телепат.

– Но прежде я успею позвать на помощь. И им придётся объяснять маминым магам, что они делают в подвале Моего Высочества без приглашения.

– Здесь они хотя бы не смогут напасть внезапно, – раздумчиво сказал Ирсон.

– Именно.

– Ты так в этом уверена? А что если твой дружок Инон вернётся так же, как сбежал? Ему что умереть, что воскреснуть – один чих. И дядюшку Рестеса оживит. Кстати, где его тело?

– Оно расползлось в кисель. Лужа там, за диваном, – услужливо доложило обруганное блюдце.

– Вот и из Иноновой тушки мы тоже устроим лужу. Ирсон, у тебя ведь наверняка найдётся какая-нибудь кислота?

– В избытке, – заверил её танай.

– Ты отдашь нам жезл? – поняв, что уговоры бессмысленны, сменил тему Мор.

– Да. Но я бы советовал вам остаться здесь.

– Когда логово кошки обнаруживает враг, она перетаскивает котят в новое. Это мудрый инстинкт, – важно проговорила Ирера.

– Значит, наши пути пока расходятся. Досадно, конечно, но что поделать, – пожал плечами Ирсон.

– Стойте, а как же Энаор? – заступая товарищам дорогу, воскликнула Талия.

– Никак. Вправить такой вывих мозга – нешуточная задача. У нас нет на это времени. Мне жаль, – отрезал Мор.

***

Аниаллу ан Бриаэллар, Тень Аласаис, лакомилась змеиными языками. В эмалированном тазу перед ней плавали десятки уродливых гадючек. Большеголовые, но с коротенькими тощими телами, они больше походили на головастиков какой-то чудовищной жабы, нежели на змей. Бледная сианай, плотоядно щурясь, вылавливала их одну за другой, чтобы придирчиво обнюхать, а потом, цепко схватив за челюсти, с мерзким хлюпаньем вывернуть наизнанку. Перехватив голову поудобнее, она впивалась в нежный язык и, резко мотнув головой, выкусывала его…

Загипнотизированный этим жутковатым зрелищем, Ирсон не мог пошевелиться. Он вдруг обнаружил, что и сам находится в змеиной форме, которую не принимал с самого детства. «Уж не десерт ли я?» – пронеслось в его мозгу. Ирсон зашипел от страха.

– Да не буду я тебя жрать, – обернувшись, выплюнула Аниаллу. – Вон хотя бы ради отца твоего не буду.

Ирсон поднял глаза. За спиной сианай возвышалось… нечто, больше всего напоминавшее огромный батон студенистой наларской колбасы. Полусгнившее содержимое, прорвав оболочку в верхней части батона, выпячивалось наружу уродливой многоглазой мордой.

– Папа? Что… что… – прошептал Ирсон – он узнал душу, томившуюся в этой ужасной туше.

– Таково моё новое воплощение, сынок. Тиана – мстительная наэй. Ей оказалось мало убрать меня с дороги. Захотелось поизмываться. Спасибо госпоже Аниаллу – я снова в Энхиарге…

– Не за что. Теперь у нас с госпожой удачей война, – утёрла губы тыльной стороной руки сианай. – А что с тобой, предателем, делать – не понятно. Ирсон, Ирсон…

– Я не предатель! – возмутился Ирсон-младший. – Я просто не верю, не могу поверить, что это сотворила Тиана!

– Предатель и есть, – сокрушённо покачала головой сианай. – А тебя ведь предупреждали – Тиалианна злоумышляет против твоего отца. Бедный дядюшка Рестес, рискуя собой, прибыл в Энхиарг, чтобы уберечь тебя. Но нет! Все плохие, одна Тиана хорошая!

Она снова плеснула пальцами по воде и… закричала от боли. Вода в тазу будто вскипела. Тела внезапно воскресших змей, прежде мутно-зелёные, окрасились густым перламутром. Один из жемчужных гадов вцепился в руку Алу, накачивая её жгучим ядом – нежная кожа сианай потемнела, вздулась волдырями. Захлёбываясь пеной, Аниаллу пыталась отодрать змею, располосовать её когтями, но те лишь бессильно скользили по мягко мерцающей чешуе.

Вода в тазу бурлила всё сильнее. Змеи подскакивали над ней, клацая челюстями, словно охотились на невидимых мух. Вдруг одна из них, взлетев особенно высоко, сумела добраться до Ирсона-старшего.

Ирсон-младший по-прежнему не мог шевельнуться. Ему было страшно и стыдно – мучительно, обжигающе, будто он отобедал семейством ядовитых слизняков… Но – недолго.

– Опять вы за старое, дядюшка Рестес! – стряхнув с себя наваждение, хмыкнул Ирсон. – Мне казалось, что эту тему мы с вами уже исчерпали. Тиалианне я верю, вам – нет. Уж извините. И наяву не верю, и во сне. И на словах, и в глубине души.

Слова отзвучали, однако кошмар всё длился, змеи продолжали терзать своих бьющихся в агонии жертв, а к горлу Ирсона опять подступила горечь. Он рывком поднялся, запоздало обнаружив, что у него снова есть руки и ноги, и подошёл к тазу. Медленно запустив руку в воду, он вытащил одну из змей. Она не сопротивлялась.

– Ты вшё шделал пхавильно. Пхавильно. Вшё. Ты – шо мной, они – пхошив меня. Для них ты пхедатель, для меня – херой, – ласково прошелестела змея.

– Ты не имеешь никакого отношения к Тиалианне, – так же ласково прошептал Ирсон.

Он нежно погладил гадючку пальцем, но и этого лёгкого движения оказалось достаточно, чтобы жемчужная чешуя слезла с её спины, как фольга с конфеты – с большущей растаявшей конфеты из горького шоколада. Жирная чёрная жижа потекла по пальцам Ирсона, закапала ему на ноги, на пол, на лицо мёртвой Аниаллу.

– А вот и ты – неведомая тёмная сила, – хмыкнул Ирсон, отряхивая руку. – Не с тем ты, честное слово, связалась. Я, конечно, в детстве травмированный, Линдоргом подпорченный, но всё-таки на моём чердаке не такой бардак, как у этого бедняги жреца. Спасибо, теперь мне ясно, что именно вы с ним провернули. Молодцы.

– Почему ты так веришь ей? – завибрировала чёрная плёнка на ладони Ирсона.

– Тиане? Я не просто верю в неё. Я много про неё знаю. Она – одна из тех немногих сил, которые не только любят, но и уважают своих последователей, объясняя им, что и зачем делают. Я уже пытался растолковать это твоему засланцу-Рестесу, но до него, видимо, не дошло, – морщась от зуда, проговорил танай. – Вот когда ты, неведомая тёмная сила, сможешь похвастаться таким послужным списком, как у Хозяйки Пути, тогда и потолкуем. А пока – пшла вон из моей головы!

Сон расплылся бледным маревом. Потерев онемевшее лицо, Ирсон открыл глаза.

Глянцево поблёскивали стенки куба. Тихо ворковало заклятие-вентилятор. На большой подвижной картине Талия и Энаор кормили друг друга сливами, выворачивая плоды наизнанку и выкусывая из них косточки – точь-в-точь Аниаллу языки из змеиных голов… Настоящие Талия и Энаор мирно спали, кое-как умостившись на овальной кровати. Усы телепата щекотали ан Камианке пятку, и алайка, не просыпаясь, раздражённо встряхивала ногой.

– Спят и не знают, какой я херой! – хмыкнул Ирсон, блаженно потягиваясь.

– Что? – встрепенулась Талия. – Нас уже пришли убивать?

– Не совсем. Меня пытались… совратить.

– Оу, будешь знать, как ночевать у распутных ан Камианок, – пробормотала алайка, сонно зарываясь лицом в скомканную простыню.

– Кажется, я понял, что случилось с Иноном. Над нами обоими поработал телепат. Очень осторожно, аккуратно. Он усилил наши собственные сомнения в… правильности выбранного пути.

– И Инон решил, что выбрал не ту сторону во всей этой заварухе?

– Боюсь, что да. Знать бы, чем именно они смогли его зацепить!

– Знать бы! – зевнув, клацнула зубами ан Камианка. – Наверняка это связано с нашей с ним заботой об одушевлённых предметах… Это же очень хорошо, Ирсон! – вдруг подскочила она.

– Что хорошо?

– Что его заколдовали! Я, честно говоря, даже не допустила такой возможности. Думала – он сам…

– Очень рад за вашу… дружбу.

– Да причём тут дружба! Как только он обнаружит, что ему загадили мозги, он порвёт там всё и всех! И никаких оправданий слушать не будет.

Если он это обнаружит.

– Должен. А если нет – так мы ему поможем… при случае.

– Так он нам и поверил. Какие у нас доказательства? Моя уверенность, но…

– Вот оно – твоё доказательство. – Талия заклинанием выхватила из кармана таная переливчатый кулон – подарок Аниаллу. – Ты хоть понимаешь, что это такое?!

– Это сонный камень. Он позволяет видеть, что снится окружающим, – спокойно ответил Ирсон, решив, что у него ещё будет время спросить, когда это Талия успела свести близкое знакомство с содержимым его карманов.

– Не только это! Это такой потрошитель, расчленитель, анализатор снов – он позволяет отличить естественные сны от снов искусственных, наведённых. Мало того – он указывает, кто пихнул тебе этот сон в голову. Не с точностью до конкретной морды, конечно. В общих чертах – был ли автор Владыкой Снов, или наэй, действующим через него, или же кем-то посторонним – магом там, богом, ну ты понял.

– Интересно…

– Роскошная штука, что и говорить, – завистливо вздохнула Талия.

– Почему же тогда эта «роскошная штука» не защитила меня?

– Думаю, она решила, что этот сон не слишком опасен и, раз так, тебе стоит его увидеть. Сны, даже такие, вещь полезная. Многое можно узнать и о себе, и о тех, кто намеревается тобой манипульнуть. Так ты сможешь понять, какое место они считают больным, куда они будут бить.

– А тебе самой ничего подозрительного не снилось?

– Нет. Вот он, мой кошмар. Наяву, – Талия посмотрела на Энаора с такой тоской, что Ирсон недоверчиво нахмурился. – Ну что?

– Извини. Я просто никогда не думал, что кто-то может так смотреть на это… мифическое чудовище.

– Уф-ф, – Талия взъерошила шерсть на Энаоровом загривке. – Я не буду доказывать, что он никакое не чудовище. Он чудище ещё то. Только и я сама – та ещё незабудка.

– Промываешь ближним мозги так, что они не могут потом отличить хвост от садового шланга. Или, может, кукуешь под Клыками в ожидании, что тебя накроет драконом-самоубийцей?

– Почти. В пору моей давно минувшей юности я извела запасных тушек не меньше, чем Энаор. Причём первый раз я безвременно скончалась ещё… пренатально – так, кажется, это называется? В общем, когда мы с сестрицей Тэлиан были ещё в животе у нашей распрекрасной маман.

– Я весь внимание.

– Дело было так. Маман каким-то чудом удалось выцарапать приглашение на Ночь Чёрных Кружев.

Ирсон присвистнул.

– Вот. Сам понимаешь – событие это из ряда вон. Пропустить никак нельзя. Но приглашение-то у неё было на одну морду, в смысле – душу. А в её теле их было три.

– Незадача.

– Когда случаются такие казусы, любящие мамы-кошки, повздыхав приличествующее время, неизменно приходят к выводу, что ничего им, бедняжкам, не остаётся, кроме как «переодеться» в запасное тело, оставив зреющих отпрысков в прежнем, – отставив мизинчик в сторону, пропела Талия. – Тут есть два варианта: можно пригласить к детям няньку…

– В смысле, душу няньки – в своё тело?

– Именно. Или же просто это тело усыпить. Мама тогда ещё плохо нас знала, поэтому выбрала второй вариант. Она чмокнула спящую себя в живот, укрыла одеяльцем и преспокойно удалилась.

– Но вы, надо понимать, и не думали спать.

– О нет.

Талия отвлеклась – к её ноге подползла давешняя шепелявая мухобойка. Намёк был прозрачнее иллюзорного стекла. Наступив на рукоятку пяткой, ан Камианка захватила пальцами кожаный лепесток на её конце и принялась сжимать его, немилосердно комкая лоснящуюся складку. В ответ мухобойка разразилась премерзким хлюпающим потрескиванием – будто слюнявый ампус пережёвывал порцию гигантских тараканов.

– Мурлычет. Ласка и мухобойке приятна, – скривилась Талия и продолжила: – В нас проснулся жгучий охотничий азарт. Проглоченные мышки решили поохотиться на кошку, и, что самое удивительное, у них это получилось! Попыхтев с полчаса, мы взломали-таки мамин мозг. Всё её тело было в нашем полном распоряжении. Пушистая Аласаис! Какой это был восторг! Мы буквально захлёбывались свободой. В животе у мамы, конечно, было и тепло, и мягко, и уютно, а когда она начинала мурлыкать – так и просто замур-р-чательно, но там ведь особо не пошебуршишься. А тут!.. – Она восторженно закатила глаза. – Но было одно «но», портящее нам всю сметану.



Похожие документы:

  1. НОВОСТИ

    Документ
    НОВОСТИ 12 сентября 2013 года в актовом ...
  2. Новости искусств интеллекта. 2003. №1. С. 15-19

    Документ
    ... технологий и публикации в журнале «Новости искусственного интеллекта (№4 за 2001 г. ... исследований и перспективы применения // Новости искусств. интеллекта. 1996. ... кафедры и интеллектуальные обучающие системы // Новости искусств. интеллекта. 2001. №4 ...
  3. Новости КонсультантПлюс

    Документ
    Новости КонсультантПлюс……………………2 Правовые новости…………………......................2 Проекты правовых актов……………..………...4 Закупки………………………………………….….11 Новости для юриста…………………………….15 Новости ... : 8(4852) 58-08-52 НОВОСТИ АВТОВАЗА. Теперь на наши автомобили ...
  4. Новости, книги, семинары и форум практиков

    Документ
    новости, книги, семинары и форум практиков Михаил ... не бывает газет. Прочел там новости. Посмотрел на кровать, лежит ли ... . Включил радио, там передавали спортивные новости. Я с нетерпением ждал, что скажет диктор ...
  5. Новости из Невинномысской городской организации Профсоюза образования

    Документ
    Новости из Невинномысской городской организации Профсоюза ...
  6. Новости: 24 октября

    Документ
    Новости: 24 октября: знания «Школы вожатых» - в ...

Другие похожие документы..