Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Некоммерческая организация «Фонд «Сотрудничество Ямала», именуемая в дальнейшем «Заказчик», в лице директора Шаронова Сергея Юрьевича, действующего на...полностью>>
'Реферат'
ИСО предполагает создание системы постоянного контроля качества, которая задействована на всех этапах производства продукции или оказания услуг. Ориен...полностью>>
'Методическая разработка'
Обобщение опыта работы по теме «Инновационные игровые технологии. Интеграция в коммуникативной и двигательной деятельности детей в образовательном про...полностью>>
'Литература'
Всем здравствуйте! Пишет вам Наталья Вениаминовна. Итак, объявлен карантин во всех школах Удмуртии. На учебу вы выходите 2 марта- в понедельник. Прише...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

– И дальше там всё в том же ключе, – оборвав воспоминание, заявила Талия. – Что-то ужасно странное в ней есть, да? Потустороннее какое-то.

Она махнула рукой, создавая объемное изображение незнакомки.

Молчание затянулось. Алайка и танай не могли отвести взгляд от иллюзорной женщины, парившей, чуть покачиваясь, над резными плитами пола.

– Она отличается от своего портрета, – пожевав губу, проговорила Талия. – И не в лучшую сторону.

– Да. Прекрасная, печальная… сильная, неизмеримо глубокая натура, но… не знаю. Это что-то неуловимое.

– Она не здесь, – задумчиво прошептала Талия. – Она не живёт в этом теле, она им… управляет. Для её души оно слишком тесно, несовершенно, оно слишком… живое, чувствующее, полное страхов, страстей и желаний. Странно, но ведь её предыдущее тело тоже было человеческим – у Веиндора нет слуг-нелюдей. А выглядит так, будто она с ним мучительно свыкается, смиряет себя.

– Ох, Талия Мурр, по-моему, ты что-то мурдришь. Я согласен с тёткой Хэхэ – это просто-напросто мужик. Ты вспомни, сколько у людей заморочек насчёт пола. Они даже книжки об этом пишут. О боги и богини! У меня грудь, сейчас я резко отупею, мне захочется носить рюшки, сплетничать и строить глазки. Ужас, ужас! – как плохая актриса, всплеснул руками танай.

– Ага… и хвостомерку устраивать нечем, – хрюкнула Талия. – Кстати, Ирсон, всё хочу спросить, у тебя есть хвост? В смысле – хвост. По идее – должен быть, ты же полукровка. А – не видно, – она выразительно глянула через плечо.

– Есть. Но он какой-то ущербный, и, ты знаешь, у меня вообще долгое время… были проблемы со всем танайским.

– И ты с ним – как с чешуёй? Под корень? Изверг! – отшатнулась Талия. – Ирсон Тримм, это гнусное хвостохульство! Надругательство над своей природой! Руки тебе мало оборвать!

– Да цел он, цел. На, любуйся, – заведя руку за спину, Ирсон неприметным движением высвободил хвост.

Хвост у Ирсона был гладкий, жемчужно-белый у основания и тёмно-зелёный на конце, весь в размытых чёрных кольцах.

– Ну? Вполне себе хвост! Никогда ещё не выпускала хвосты на свободу! Это так волнительно! – воскликнула Талия.

– Он куцый и зелёный, – буркнул танай.

– Бедный хвостик, – Талия осторожно погладила его, как пугливую зверюшку. – Все маленьких обижают, сами их прячут с глаз, в места, где нет света и чистого воздуха, а потом удивляются, чего это они зелёные и не растут. Вот с моим поленом разве такое содеешь? – Она приподняла и шмякнула свой хвост на пол. – Его, конечно, тоже можно свернуть кренделем и спрятать под шаровары, но это ж какая фижма получится?! С такой не походишь.

– Это уж точно, – прошептал Ирсон, ласково проводя ладонью по чёрному меху.

Что уж отрицать – Талия нравилась ему. Ему нравилось это взрывоопасное зелье из искренности, жизнерадостности, неуёмного неуёмной любознательности, ума и безбашенности, кровожадности и умения глубоко сопереживать… Его пальцы медленно перекочевали с её хвоста на затылок, зарылись в рыжие кудри.

– Блох нет, – нервно сглотнув, обронила Талия.

И Ирсон поцеловал её. К охватившей его нежности примешивалось желание сделать так, чтобы она заткнулась, не разрушила волшебство момента ещё одной дурацкой шуткой. Талия обвила его шею руками… Увы, волшебство и так таяло, точно леденец на солнце. Прикосновение её губ было приятным, но… и только – как если бы он провёл губами по шёлковой шкурке древесной гадюки. Дело было даже не в том, что кожа Талии не имела запаха. Просто… казалось, что какой-то незримый злодей высосал из них обоих все чувства. Только что восторг, любопытство, ехидство, нескрываемая симпатия к нему окружали Талию, словно облако самого изысканного аромата, а в его собственной груди… эх!.. А сейчас всё вокруг и внутри них стало холодным. Стерильным, как в операционной. Или в морге. Живая, очаровательная алайка вдруг показалась ему мертвее иллюзорной приятельницы Криана ан Сая. И нетрудно было догадаться, почему так случилось…

– Мне жаль, что ты алайка, – наконец вздохнул он, убирая руку.

– А мне, что ты – танай, – так же тихо сказала Талия. – Я никогда не понимала, как это работает. Теперь знаю. Это больно.

– Будто бежишь и вдруг наталкиваешься на невидимую стену.

– Да.

Они помолчали.

– Ладно. Пауза на сантименты закончилась. Возвращаемся к нашим драконам, – провозгласила Талия. – Итак, что мы имеем? Некая жрица (или жрец) Милосердного влюбилась в Криана ан Сая и сделала себе новое тело на заказ, чтобы обольстить его. Потом…

– …потом, вероятно, оказалось, что одного тела – мало. Криан предпочёл Амиалис Руалскую, – подключился Ирсон.

– Коварную, жестокосердную, ревнивую алайскую суку. Сердце жрицы было разбито. «Будь прокляты эти завистливые кошки, – думала она, – никогда не могут пройти мимо чужого счастья!». Она хотела бы отомстить Амиалис, но, видимо, сил ей на это не хватило.

– Пришлось ограничиться изготовителем тел.

– Да… Прямо вспоминается это дурацкое Анлиморское пророчество – ну, то, что какая-то добрая бабушка накарябала на ступенях вашего храма, ты должен знать.

– Я понял. Просто вспоминаю слова… Сейчас… «Если один из парящих под сводом жизни серебряных призраков обретёт неположенное ему, уподобится дышащим и чувствующим, посмотрит на Бесконечный глазами плоти и взалкает чужого Пути, то, падая с высот духа своего, он нанесёт миру смертных удар, который расколет его. И никто вовеки не сложит осколков».

Талия присвистнула.

– Какой образованный танай мне достался!

– Мать часто возила меня в этот храм, – пожал плечами Ирсон. – Я видел и саму плиту, и портрет «бабули». Страшноватая, кстати говоря, дама – нос крючком, три глаза, хвост с шипом… А что до пророчества – я всегда думал, что речь в нём идёт о серебряном драконе Веиндора, а не о его жреце-человеке. И, соответственно, что бабка была малость того.

– Да, это уж совсем бред сумасшедшего – «уподобится» и «взалкает», – сказала Талия, направляясь на кухню. – Наверно, поэтому милосердники, несмотря на присутствие в тексте «серебряных призраков», считают это пророчество предостережением лично себе от всяческого эгоизма, вкусовщины и спонтанных решений. «Единственное, что вам дозволено чувствовать – это то, чего в данную секунду желает от вас Веиндор»… и дальше мря-мря-мря по тексту. Ну что за твари – могли бы хоть сырку заплесневелого оставить бедной кошечке! – она раздражённо хлопнула дверью ледника. – О да! «Мы слышим лишь глас Милосердного в наших сердцах, мы видим только цель, которую он открыл нам». Кстати, о заплесневелом сырке…

Она принялась расхаживать по комнате, заглядывая за мебель. Ирсон ничего не понял. Наконец, ан Камианка нашла, что искала – изящно помахивая пыльной мышеловкой, как сложенным веером, она проследовала к обеденному столу.

– Талия ан Камиан! Если ты вздумаешь это есть, я… я тебя саму в мышь превращу! – прошипел Ирсон, делая угрожающие пассы.

Талия собиралась что-то сказать, но вдруг всплеснула руками и рухнула на спину. Мышеловка щёлкнула, сыр отлетел куда-то за комод.

– Ну всё, смерть твоя вытирает лапы у входа! – весело рыкнула Талия, замахиваясь на Ирсона мышеловкой.

– Это не я, – примирительно вытянул перед собой руки танай.

– Ага, конечно, не ты. Эта комната полна невидимых летающих свиней. Свинки, хрю-хрю, покажитесь! Кто из вас сбил с ног бедную маленькую Талию?

Ирсону было не до смеха. Зажмурившись, он напряжённо морщил лоб

– Кажется, кто-то пытается открыть сюда портал. А кто-то другой ему мешает.

– И тот второй явно слабее, – прошептала Талия – в лицо ей дохнуло ледяным холодом, исторгнутым чёрной кляксой открывающегося портала. – Это что-то плохое. Очень плохое.

– Попробую закрыть.

– Лучше бы нам свалить отсюда. Брось ты его к энвирзовой бабке.

Но Ирсон будто не слышал её, полностью поглощённый сражением с порталом. Несмотря на все старания таная, волшебная дверь распахивалась всё шире, а сам он был вынужден шаг за шагом отступать к стене. Талия ничем не могла помочь ему – магией подобного уровня она не владела.

Щит Ирсона заискрился, и танай зашипел от натуги. Из портала высунулась голова на длинной шее. Костлявая физиономия незнакомца казалась спрятанной под маску из бугорчатого грязно-голубого льда. В неровных полыньях глазниц плескалась стылая тьма. Талия несколько секунд таращилась на мага, выдерживая краткую паузу мэи, а потом, поджав хвост, юркнула за кухонную стойку.

Вытащив из сумки блокнот, алайка наложила на несколько верхних листов заклинание-копирку и спешно нацарапала краткий рассказ об их с Ирсоном злоключениях. Резкое движение когтя – и листочки веером рассыпались по полу. С тихим шуршанием они свернулись в дюжину крошечных комочков, одна половина из которых тут же помчалась к окнам, а другая приклеилась под стойкой кладкой паучьих яиц – Талия «повесила» на них те же почтовые чары, но отсрочила их активацию.

Потом она осторожно выглянула из своего укрытия и тут же шарахнулась обратно – её любопытный нос обожгло сквозь все возведённые щиты. Пока ожоги заживали, ан Камианка нащупала разум давешней ящерихи и, пообещав ей щедрую награду, попросила передать послание своей матери, матриарху Аэлле.

– Нет-нет, не думаю, что здесь найдётся кто-то, способный нам помочь, – благодарно прошептала Талия и отключилась.

Шум битвы стих, и она снова осмелилась высунуть нос из-за стойки.

Её ждали три новости – две хорошие и одна плохая. Ирсон был жив – он довольно бодро размахивал руками, читая новое заклинание. Оледенелый маг куда-то подевался. Портал, однако, продолжал пятнать пространство. Цел-целёхонек…

Ирсон закончил нести свою магическую галиматью и недоумённо воззрился на Талию.

– Что ты там делала?

– Завещание писала, – буркнула Талия. – Увы и ах, я не линдоргский маг. Тьфу! Описала всё, что мы узнали, и отправила домой с курьером – с нашей новой знакомой из дома напротив.

– Зачем?!

– Затем, что мы с тобой отсюда вряд ли выберемся.

– Талия, да что с тобой? – возмутился Ирсон.

– Что?! Моё мэи буквально вопит – нам не справиться, надо валить отсюда! А оно не часто говорит такие вещи. И ещё реже я повторяю их вслух. Вот что!

Ирсон не ответил. Он решал новую магическую головоломку. Его снаряды не достигали цели – на подлёте к порталу их перехватывали крошечные чёрные воронки, внезапно открывающиеся и так же стремительно исчезающие.

– Упрямая чешуйчатая задница. Ну и пожалуйста, – раздражённо махнув хвостом, Талия направилась к выходу.

К несчастью, на полдороге её осенило, и госпожа ан Камиан – само здравомыслие и осторожность – уподобившись обруганному ею танаю, бросилась мучить портал.

Она создала две пригоршни мелких ледяных шариков и с рыком: «Кульки у тебя есть, а вот тебе и семки!» – швырнула их в многострадальную волшебную дверь. Воронки с готовностью слопали лакомство и не подавились.

– И что это было? – бросил Ирсон.

– Хотела посмотреть, сколько этих штук может открыться разом, – несколько сконфуженно прижала уши ан Камианка. – Но, видимо, у них нет ограничения по количеству целей. Маневр не удался. Может, тогда…

Она не договорила – снова проснулись нити Швеи. Щупальцами гидры они метнулись к порталу. Тёмные зевы заглотали концы нитей, но цветной шёлк всё прибывал и прибывал, наматываясь на воронки, как на странные катушки. В воздухе повисла добрая сотня бешено вращающихся клубков. Некоторым нитям удалось пробиться к порталу, и за считанные секунды они оплели чёрный диск многоцветным кружевом.

– Дёру! – хлопнула таная по плечу ан Камианка.

– Нет. Нет. Это важно. Пока он… парализован, надо попробовать узнать, куда он ведёт.

Талия сказала нехорошее слово, царапнув когтями пол. Вернувшись к входной двери, она обнаружила, что путь на свободу преградила невидимая – даже для её чувствительных к магии глаз! – стена. Талия сказала другое нехорошее слово.

– Нас заперли, там… – потирая ушибленный лоб, доложила она танаю.

– Запоминай координаты, – перебил её Ирсон. – Твоя ящериха ещё на связи?

– Да, – через мгновение ответила Талия. – Она запирает дверь. Я ей передам. Ох, мать моя прекрасная Аэлла!

Поглощённые порталом нити пошли волнами, задёргались пойманными за хвосты змеями. К ним на помощь кинулись новые, они обвивали товарок, вывязывали между ними странные узоры, то вспыхивающие бледным пламенем, то начинающие часто сокращаться, как бьющееся в страхе сердце. Потом всё замерло. Нити бессильно повисли. От портала по ним стремительно расползалась чёрная плёнка, словно всех их разом обмакнули в чёрный воск.

– Что за?.. – Ирсон оглянулся.

Талии рядом не оказалось. Её рыжая макушка мелькала за спинкой массивного кожаного дивана.

– Я тут. Дай мне пару минут! – крикнула ан Камианка.

– Постараюсь, – сжал зубы Ирсон; пальцы его подрагивали от усталости.

Отбежав в ту часть комнаты, где нити всё ещё сверкали яркими красками, он взобрался на табуретку и, точно кукольник – крестовину марионетки, захватил в ладони пару «нервных» узлов сети Швеи. Так. Подойдёт. Ирсон отпустил нити, быстро расстегнул рубашку и, набрав в лёгкие побольше воздуха, на выдохе прошептал длинную музыкальную фразу. Элаанский язык обжигал гортань, слова ледяными лезвиями проскальзывали по языку, их приходилось с силой выталкивать из груди.

– Нил лаэ хил веваталилэ! – играя желваками, закончил Ирсон.

Воздух в комнате содрогнулся. Замерли нити. Талия, что-то расставлявшая на полке над диваном, встревоженно оглянулась. Лицо Ирсона осветилось горделивым торжеством, осознанием своего могущества, превосходства над всеми этими ничтожными тварями, которые имеют глупость вставать на пути Света и отбрасывать грязные тряпки теней. Танай широко улыбнулся. Его зубы полыхнули такой ослепительной белизной, словно за щекой у него леденцом лежал сгусток волшебного пламени. Это сияние распространилось вниз по шее, по груди Ирсона. Оно становилось всё ярче и ярче, бросая тысячи отблесков на стекляшки Швеи. Казалось, плоть Ирсона превратилась в матовое стекло, сквозь которое просвечивают налившиеся ледяным сиянием внутренности. Он медленно поднял руки, погрузил пальцы в центр груди и пошевелил ими, нащупывая что-то за распавшейся в желе грудиной.

– И что он собрался делать? Кидаться своими сиятельными кишками вместо огненных шаров? – нервно передёрнула плечами Талия. – Хотя, наверное, это забавно, убить кого-нибудь, запулив ему в глаз своей собственной почкой!

Ирсону было не до её ворчания. Согнувшись в три погибели, он напряжённо морщил лоб и продолжал ощупывать себя изнутри, будто выискивал присосавшихся к сердцу, печени, лёгким паразитов. Наконец он выпрямился, воздев кулаки в победном салюте, словно и вправду поймал парочку гнусных бестий – между его пальцами вражьей кровью струилось густое, почти осязаемое, белое сияние.

Судорожным движением всего на секунду он разжал ладони и тут же стиснул хитросплетения нитей Швеи. Свет хлынул по ним навстречу исторгаемому волшебной дверью мраку, с оглушительным треском срезал, содрал его с нитей, как чёрную кору с ветвей, и множеством ослепительных ручьёв влился в тёмное озеро портального диска. Ирсон без сил рухнул с табурета. По его рубашке расползалось кровавое пятно.

Пригибаясь и прикрывая глаза, Талия подбежала к танаю и, пыхтя от натуги, утащила его за диван. К её удивлению, все кости Ирсона были целы, хотя кожа на груди и висела клочьями.

– С этим мы быстро справимся, – улыбнулась Талия, ловко стягивая края раны.

– Он… накрылся? – собравшись с силами, прохрипел Ирсон.

Талия выглянула из-за подлокотника.

– Боюсь, что нет. Но штормит его знатно. Ну ты даёшь! Я и не знала, что в Линдорге учат таким заклятьям! Думала, только светлые такое умеют.

– Учат. Разумеется, тех, кто способен научиться, – не своим голосом презрительно процедил Ирсон (за что тут же получил отрезвляющий тычок локтем в бок). – Извини.

– Да знаю я, остаточный эффект, – отмахнулась ан Камианка.

– Надо как-то добить этот портал. Кто ж его создал, если он пережил такое?! Невероятно! Хорошо хоть новые они сюда не скоро откроют. Чувствуешь, моё заклятье исказило магический фон. Им придётся попотеть, корректируя свои... – он сплюнул кровью, – чары.

Ирсон с трудом открыл глаза. Вокруг валялись ошмётки розоватой губки. Он скосил глаза вправо. Талия зачем-то взрезала обивку дивана и порядком выпотрошила его, выцарапав в наполнителе небольшую пещерку.

– Что это?

– Это диван из кожи аршута. Малиновой, пупырчатой и огнеупорной. А вон там, на полке, я расставила несколько сувениров времён харнианской войны.

– И что они умеют?

– Вызывать «бурю хоа». По идее, она должна прожечь все щиты, вообще всю магию разъесть, но… блохи его знают, хватит ли у неё концентрации, чтобы ухайдакать этот лиаров портал. Если тот, кто его поддерживает, может побороться со Швеёй на её территории… Ладно, – она решительно тряхнула головой. – Ну так что, лезем в диван или будем загорать до костей?

***

Когда Талия и Ирсон, как птенцы из гнезда, высунули головы из-за спинки дивана, в комнате было уже пусто и тихо. Только слабо дымился опалённый коврик, да поскрипывал обломок чудом уцелевшего ставня.

– Ну и твоего же папашу… – пробормотал Ирсон, стряхивая с плеча крошки губки.

А Талия уже тянула его наружу. Нити Швеи исчезли вместе с порталом, так что танай и алайка смогли воспользоваться входной дверью. Они выскочили на улицу с полубезумным видом чудом спасшихся погорельцев и что есть мочи припустили прочь от разорённого гнезда Хэхэ.

– Ты держишься? – бросила тяжело дышащему Ирсону ан Камианка.

– С трудом. Если это ещё не всё… – он досадливо поджал губы.

Справа полыхнуло ядовитой зеленью.

– Что ж они никак не угомонятся? – сквозь зубы процедила Талия, щёлкая пряжкой ремня, отклоняющего боевые заклятья. – Если побежим рядом, он прикроет и тебя.

Танай согласно мотнул головой и схватил Талию за руку. Она сцапала его под локоть, прижалась к бедру бедром. Ирсон на секунду представил – вот сейчас они запутаются в ногах, плащах, хвостах, но прошла минута, а они всё ещё двигались на удивление слаженно, синхронно, словно пара профессиональных танцоров. Видимо, Талия применила одну из своих ан Камианских штучек. Им даже не пришлось сбавлять шага.

– Той же дорогой? – выдохнула алайка, перепрыгнув через кучу битого кирпича.

– Да. Это ближайший портал. Хотя… нет, Талия, они наверняка его перекрыли. Но ничего, есть и другие.

Ирсон сотворил маленькое зеркало и, вертя его так и эдак, пытался рассмотреть своих преследователей. Наконец ему это удалось – отследив источник очередного магического снаряда, он разглядел на одном из балконов давешнего колдуна с ледяной физиономией. Тот выглядел настолько уверенным и полным сил, что Ирсон оставил все мысли о контратаке и вместо этого, как мог, укрепил щит. Ан Камианка благодарно сжала его предплечье.

Пока удача была на их стороне. Поясу Талии удавалось отклонить потоки разрушительной энергии, исторгаемые чёрным колдуном с частотой танайского лучника. Лишь изредка его атаки попадали в цель, и тогда сферу щита окутывал пылающий туман рассеянной энергии заклятья. Раздавалось шипение, дребезжание, гудение, вой – с каждым разом звук становился всё громче, и Талия хмурилась всё сильнее.

Улица будто вымерла. Привычные ко всему безднианцы попрятались в свои жилища и теперь толпились у окон, надёжно защищённые беклом. Многие из них воспользовались этой вынужденной паузой, чтобы перекусить, и ободряюще махали танаю и алайке какой-то кучерявой ботвой и чьими-то жареными ножками. Кто-то делал ставки – в разноцветных лапах посверкивали монеты. Находились и сердобольные души, распахивавшие двери навстречу беглецам…

А вот десяток мелких летунов, собиравших под куполом пух для гнезд, к несчастью, вовсе не заметил начавшейся заварушки. Отскочив от вспыхнувшего щита Талии, багровый мертвящий луч ударил в самую гущу их серых тел, и бедняги сбитыми сосульками полетели вниз. Крошечные мумии с перепончатыми крыльями, свернувшимися, точно листья от жара, всё ещё судорожно сжимали в лапках пригоршни девственно-белого пуха…

– И-ирсон! – воодушевлённо проорала Талия, указывая наверх. – Устроим драку подушками!

Танаю понадобилось всего мгновение, чтобы понять, что она имеет в виду. Он хохотнул… и едва устоял на ногах – ударная волна от очередного заклятия, грянувшего в щит Талии, пихнула его под колено. Танай неловко перескочил через канаву, снёс пирамиду из проволочных корзин и приложился лбом о грибочное кашпо.

Талия схватила его за руку, и они вспорхнули с крыши парочкой вспугнутых птиц. Пичуг-пьянчуг, которые от пуза наклевались перебродивших фруктов, и теперь их мотает из стороны в сторону, словно воздушная дорога полна кочек и выбоин. Так, летя зигзагами, они добрались до потолка пещеры.

И тут же, змеёй проскользнув между белых шаров лэнэссер, к Ирсону метнулась лиана с длинным жалом на конце. Пальцы таная засветились красным, однако, бросившись наперерез, Талия перехватила его руку, предупреждающе стиснув запястье. Легко закогтив лиану, алайка встряхнула её, как расшалившегося котёнка за шиворот, и прошипела:

– Вы ещё передеритесь! Ты – не будешь ничего тут жечь, а ты – не будешь никого тут жалить! Оба поняли?

Ирсон кивнул. Лэнэссера втянула жало.

– Я бы предложила вам пожать конечности, но, по-моему, нас сейчас всё-таки убьют! – выпалила Талия, что было силы отпихнув Ирсона и шарахнувшись вправо.

В потолке пещеры образовалась глубокая воронка…

– Давай! – взвизгнула ан Камианка. – Щит такое не потянет! Он и так перегружен.

Ирсон сделал широкое загребающее движение, словно собирался обнять невидимую толстуху. Подул сильный ветер. Но лэнэссеры не спешили расставаться со своими белыми шубами, вцепившись в них, как стыдливая девица – в полотенце на «голом» анлиморском пляже. Только отдельные пушинки вспорхнули в воздух.

– Ну, держитесь, твари! – погрозил им кулаком Ирсон.

Он снова стиснул воздух в объятиях – на этот раз с такой силой, что будь у воздуха рёбра, они сломались бы все до единого.

– Ты больно-о-о-ой! – восторженно проорала Талия.

Порыв шквального ветра в момент ощипал лэнэссеры. Ноздреватые губки облысевших серединок, едва не отрываясь, мотались на толстых стеблях. Талия и Ирсон, кувыркаясь, летели в облаке из пуха, каменной крошки, колючей лэнэссеровой трухи – точь-в-точь два клопа, которых вышвырнули из окна вместе с замызганной подушкой. Отдавшись на волю стихии, то и дело шмякаясь о потолок, Талия хохотала, как умалишенная, – до тех пор пока рот ей не заткнуло ватным кляпом. Ирсон же, предусмотрительно зажмурившись и плотно стиснув губы, быстро выровнял свой полёт. Наконец он нащупал руку своей спутницы и создал вокруг них оболочку, не пропускавшую пух.



Похожие документы:

  1. НОВОСТИ

    Документ
    НОВОСТИ 12 сентября 2013 года в актовом ...
  2. Новости искусств интеллекта. 2003. №1. С. 15-19

    Документ
    ... технологий и публикации в журнале «Новости искусственного интеллекта (№4 за 2001 г. ... исследований и перспективы применения // Новости искусств. интеллекта. 1996. ... кафедры и интеллектуальные обучающие системы // Новости искусств. интеллекта. 2001. №4 ...
  3. Новости КонсультантПлюс

    Документ
    Новости КонсультантПлюс……………………2 Правовые новости…………………......................2 Проекты правовых актов……………..………...4 Закупки………………………………………….….11 Новости для юриста…………………………….15 Новости ... : 8(4852) 58-08-52 НОВОСТИ АВТОВАЗА. Теперь на наши автомобили ...
  4. Новости, книги, семинары и форум практиков

    Документ
    новости, книги, семинары и форум практиков Михаил ... не бывает газет. Прочел там новости. Посмотрел на кровать, лежит ли ... . Включил радио, там передавали спортивные новости. Я с нетерпением ждал, что скажет диктор ...
  5. Новости из Невинномысской городской организации Профсоюза образования

    Документ
    Новости из Невинномысской городской организации Профсоюза ...
  6. Новости: 24 октября

    Документ
    Новости: 24 октября: знания «Школы вожатых» - в ...

Другие похожие документы..