Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
- туристическая фирма является только посредником между мной и ОВИРом (УФМС - миграционной службой) и не несет ответственности за задержки в получении...полностью>>
'Конкурс'
Открытый конкурсный отбор инновационных проектов, работ и мероприятий для финансирования за счет средств инновационного фонда проводится на основании ...полностью>>
'Документ'
Положение разработано в целях формирования единых подходов к регулированию заработной платы работников учреждения, повышения заинтересованности в коне...полностью>>
'Тематическое планирование'
Развернутое тематическое планирование разработано применительно к учебной программе Л.А. Ефросининой Литературное чтение. Сборник программ к комплекту...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Московский государственный институт

международных отношений (Университет)

МИД России

«Межкультурная коммуникация в условиях глобализации»

УМК UP-715

Учебное пособие

Москва 2008

Аннотация

Цель пособия - раскрытие специфики структуры функционирования и перспектив развертывания основных направлений межкультурной коммуникации в динамике и противоречиях глобализационных процессов. Опыт политики и дипломатии как ее разновидности рассматривается в качестве особого проявления коммуникационных процессов в современном обществе, использующего другие (как массовые, так и элитарные) направления расширяющейся и непрерывно специализирующейся по разным направлениям и сферам межкультурной коммуникации. Авторы надеются, что работа с пособием будет способствовать освоению студентами и слушателями современных научных знаний, навыков оперативной работы в сфере межкультурного взаимодействия, умению своевременно находить оптимальные решения в условиях цейтнота, утверждать гражданскую позицию и гуманистические ценности в системе международных отношений.

Авторский коллектив:

Бирюков Николай Иванович, кандидат философских наук, доцент – раздел 3 «Политическая коммуникация в условиях глобализации»; Глаголев Владимир Сергеевич, доктор философских наук, профессор (редактор-составитель) – Введение, раздел 4 «Религиозная и этноконфессиональная коммуникация в условиях глобализации», раздел 6 «Геополитические аспекты межкультурных коммуникаций в условиях глобализации», Заключение; Зарубина Наталья Николаевна, доктор философских наук, профессор - раздел 2 «Социологические проблемы межкультурной коммуникации в условиях глобализации»; Зонова Татьяна Владимировна, доктор политических наук, профессор - раздел 7 «Дипломатическая специфика межкультурных аспектов коммуникации в условиях глобализации»; Самарин Анатолий Николаевич, кандидат философских наук, доцент - раздел 5 «Конфликтологические проблемы межкультурной коммуникации в условиях глобализации»; Силантьева Маргарита Вениаминовна, доктор философских наук, профессор - раздел 1 «Аксиолого-этические аспекты межкультурной коммуникации в условиях глобализации».

.

@ Бирюков Н.И., Глаголев В,С., Зарубина Н.Н., Зонова Т.В., Самарин А.Н.,

Силантьева М.В.

@ МГИМО (У) МИД России

Оглавление

Введение

Раздел 1. Аксиолого-этические аспекты межкультурной коммуникации в условиях глобализации

    1. Особенности компаративистского подхода в современной аксиологии

    2. Специфика межкультурной коммуникации в контексте ценностного подхода

    3. Конфигурации ценностных ориентаций в коммуникативной практике глобализирующегося мира

Раздел 2. Социологические проблемы межкультурной коммуникации в условиях глобализации

2.1.Социологические методологии исследования культуры и межкультурной коммуникации в условиях глобализации

    1. Новые формы социальной стратификации как фактор развития межкультурной коммуникации в условиях глобализации

2.3. Социальные группы — носители межкультурной коммуникации в условиях глобализации

2.4. Глокализация и межкультурная коммуникация

2.5. Информационные аспекты межкультурных коммуникаций в условиях глобализации

Раздел 3. Политическая коммуникация в условиях глобализации

3.1. Полический дискурс в условиях глобализации

3.2. Политическая коммуникация в средствах массовой информации

3.3. Новые формы политической коммуникации в глобализирующемся мире

Раздел 4. Религиозная и этноконфессиональная коммуникация в условиях глобализации

4.1. Амбивалентность религиозных и этноконфессиональных коммуникаций

4.2. Баланс тенденций религиозного, этнорелигиозного и национально-религиозного сотрудничества и конфронтации в условиях глобализации

4.3. Основные тенденции религиозной, этнорелигиозной и национально-религиозной толерантности на рубеже 20-21 вв.

Раздел 5. Конфликтологические проблемы межкультурной коммуникации в условиях глобализации

5.1. Конфликтологический подход к исследованию культуры и межкультурной коммуникации в условиях глобализации

5.2. Амбивалентные процессы социокультурной коммуникации в глобализирующемся обществе: конфликты и сотрудничество

5.3. Теоретические основы управления конфликтом и практические технологии его разрешения

Раздел 6. Геополитические аспекты межкультурных коммуникаций в условиях глобализации

6.1. Трансформация соотношений геополитических факторов в условиях глобализации

6.2. Кросскультурные факторы и механизмы обеспечения геополитических позиций в условиях глобализации

6.3. Факторы изменения характера геополитических процессов под влиянием межкультурных коммуникаций

Раздел 7. Дипломатическая специфика межкультурных аспектов коммуникации в условиях глобализации

7.1. Трансформация классической модели дипломатии под влиянием глобализационных процессов

7.2. Дипломатия межкультурного диалога

7.3. Публичная дипломатия как привилегированный канал межкультурной коммуникации

7.4. Подготовка дипломатических кадров в условиях межкультурной коммуникации

Заключение

Литература

Введение

Курс «Межкультурная коммуникация в условиях глобализации» предназначен для будущих специалистов-международников системно-функциональной и региональной специализации. Данный курс может быть прочитан на стадии бакалавриата после освоения студентами курсов философии, социологии, этноспихологии, регионалистики, политологии, истории и теории международных отношений. После данного курса целесообразно освоение общепрофессиональных курсов в сфере международной журналистики и PR-деятельности, а также спецкурсов по региональным аспектам межкультурной коммуникации, коммуникационного менеджмента, включая и дипломатический. Поэтому уместно преподавать данный спецкурс в первую очередь на 4 –ых курсах бакалавриата факультетов МЖ и МО, а затем, с учетом указанных направлений «достройки» модуля – на других факультетах уиверситетов международного профиля. При этом обобщение опыта работы в МГИМО позволит обеспечить нашему Университету лидирующие позиции в этом направлении педагогической, методической и научной работы.

Основным индикатором эффективности реализации программы является адаптация поведения и деятельности специалистов-международников к доминирующим реалиям современного международного процесса и стимулирование их способности обеспечивать фундаментальные интересы России в условиях глобализирующегося мира.

Ожидаемыми результатами освоения курса являются:

1) формирование четко проработанного когнитивного уровня знаний, т.е. рефлективно освоенной системы дифференцирования понятий в рамках компаративности культур на основе освоения соответствующих текстов (в том числе и на языке оригинала), - что соответствует аналитическому блоку компетенций;

2) перевод полученных знаний в деятельностную плоскость в сфере современной межкультурной коммуникации, - что соответствует системному блоку компетенций;

3) развитие личностных качеств обучающихся путем интеграции полученных знаний и ориентационно-деятельностных сведений в область интеракций с представителями иных культур, - что соответствует коммуникационным компетенциям.

Ожидаемый системный эффект от внедрения программы - совершенствование соответствия учебной программы МГИМО (У) позитивным тенденциям современности и умения специалистов-международников блокировать негативные проявления общественно-политической жизни. Внедрение курса позволит усилить соответствующие блоки учебных программ различных дисциплин в контексте формирования свободного владения специалистами-международниками материалом коммуникативных практик с учетом специфики региональных, конфессиональных, социокультурных и геополитических аспектов межкультурного взаимодействия. УМК соответствует когнитивной, функциональной, личностной и этической компетенции, выделяемых Европейской системой классификации.

Раздел 1 «Аксиолого-этические аспекты межкультурной коммуникации в условиях глобализации».

Межкультурная коммуникация сегодня – важнейшая сторона жизни человека в обществе. Личное и деловое общение, политический и культурный диалог, – короче, все формы сотрудничества настоятельно требуют знать и учитывать особенности партнеров, связанные с их самоидентификационной «программой».

Наиболее заметным образом культурно идентифицирующая специфика раскрывается в той системе ценностей, которой придерживаются конкретные субъекты общения.

Поэтому изучение аксиолого-этического аспекта межкультурной коммуникации является непременным условием ее успешного осуществления.

Тема 1.1. «Особенности компаративистского подхода в современной аксиологии».

Ценности, как известно, связаны с исходным признанием человеком (и конкретной социальной общностью) тех или иных явлений как значимых - «имеющих значение», т.е. важных, оказывающих влияние на жизненный процесс. Такое признание, по сути своей, комплексно. В нем теснейшим образом переплетаются простейшие успешные манипулятивные практики и социально одобряемые стереотипы, их психологическая интериоризация, а также духовная ориентация личности в мире культурно-значимых символов. В науке результат подобного синтеза принято называть «ценностные ориентации».

Понятно, что ценности обусловлены исторически. В то же время, они во многом носят локально-цивилизационных характер: так, не все культурно и исторически значимые символы («смыслы») народов Полинезии могут однозначно восприниматься как таковые, скажем, представителями англо-саксонской культуры.

На данном примере хорошо просматривается так называемая «проблема относительности» ценностей. С одной стороны, они «ведут себя» в культуре как ее безусловные (абсолютные) основания. С другой стороны, несомненна их историко-культурная обусловленность. А значит, относительность, - проявляющаяся, прежде всего, в различии дифференциации семантико-аксиологических единиц.

Итак, синтез ценностного («аксиологического») и компаративистского («сравнительного») подходов позволяет точнее определить исходные параметры коммуникативного пространства, в котором происходит процесс общения.

Использование компаративно-аксиологического метода для решения задач межличностного, микро- и макро- группового общения обусловлено в настоящее время еще и фактом роста частоты, регулярности и скорости коммуникативных транзакций в современном мире вследствие развертывания информационной революции и связанной с ней глобализации. Названные процессы, если воспользоваться хорошо известной метафорой, «стягивают земной шарик» в единую взаимосвязанную и взаимозависимую сеть социально-экономических, политических, культурных и т.д. связей и отношений. При этом наблюдается усиление удельного веса такой коммуникативной ценности, как диалогизм (что проявляется в гибкой поддержке данной психологической установки агентов и контрагентов коммуникативной практики всей системой современной культуры – от экономики до политики и PR).

Отметим, что признание ценности диалогизма не следует смешивать с реальным торжеством подобной практики в сложной системе социальной коммуникации, тем более – в практике международного социально-политического и экономического общения.

Диалог выступает скорее его регулятивным принципом, задающим определенное направление желательной активности партнеров.

Однако подобная активность легко может остаться лишь благим пожеланием, более-менее искусной имитацией настоящего диалога или даже средством прямого давления на оппонента с целью подчинения его позиции своим интересам.

В последнее время в практике международных отношений все чаще возникает ситуация, когда наиболее «развитые» (в технологическом аспекте) страны, имеющие в силу этого значительный вес на международной арене, вступают в диалог от лица всего человечества. Логически возможность подобного «представительства» не исключена. Однако в каждом конкретном случае требуется детально «просчитывать» реальные основания, побуждающие, например, США использовать подобную стратегию политической коммуникации.

Поскольку собственные интересы страны не могут быть исключены из системы ценностных ориентаций, свойственных ее акторам, в случае «заявки на всемирное представительство» без очевидных ссылок на национально-государственные приоритеты следует задаться вопросом о скрытых мотивах подобного «альтруизма»; а также о причинах такой скрытности.

Вместе с тем, интересы, которые стоят за лозунгами «осчастливить человечество», не всегда остаются партикулярными. Есть целый ряд ценностей, в последние 100 лет заявивших о себе в качестве общих для всего человечества. Они проявились через осознание мировым сообществом наличия так называемых глобальных проблем. Среди них, в первую очередь, ценность жизни (витального существования как такового); ценность мира (и соответственно, ценность действенной политики и дипломатии); ценность экологической безопасности (т.е. ценность инновационных технологических решений, учитывающих эту проблему); антропологические ценности (демографическая оптимизация, сохранение социокультурного многообразия в условиях унифицирующих глобализационных тенденций и т.п.).

Демонстрируя существенную разницу между ценностными ориентациями, выражаемыми партикулярной (псевдо-диалогической) и общезначимой (диалогической) коммуникативными стратегиями во внешнеполитическом диалоге, сравним позицию США по проблемам Ближнего Востока - с их же позицией по вопросу о международном терроризме.

В первом случае неявно, хотя и очевидно для всех, присутствует аналитический расчет ряда прямых и косвенных участников конфликта на дестабилизацию политической ситуации в стратегически важном нефтяном регионе. С целью «сохранения мира» ведутся войны; с целью осуществления «действительного диалога» навязывается инородная (и абсолютно чуждая арабам) модель политического устройства. Во втором случае ситуация совершенно иная: терроризм здесь – уже не вывеска, а реальный факт, деструктивный по отношению к любой политической системе и к любому диалогу вообще. Поэтому борьба с ним выступает не в качестве ширмы, прикрывающей собственные экономические «блиц-криги», - а в качестве задачи, решение которой имеет общечеловеческий смысл. Хотя, конечно, под лозунгами борьбы с международным терроризмом лидеры ряда стран укрепляют позиции своих «силовиков» и пытаются с их помощью расширять диапазон средств внутриполитического и внешнеполитического давления.

В теоретическом смысле данный пример помогает осмыслить одну из коренных особенностей ценности компаративного диалогизма в практике современной межкультурной коммуникации. Эта особенность состоит в том, что диалог как регулятивный (т.е. методологически значимый) принцип взаимодействия различных культур с точки зрения различий их ценностных систем (и соответствующих этим системам ценностных ориентаций их носителей) предполагает взаимные мутации систем ценностей, моделей поведения и т.д. всех сторон-участников. (И совсем не означает попытку заставить партнеров «играть по своим правилам» силой. Или же - «добровольно-принудительно», что обычно происходит в ситуации партнерства, сопряженного с отстаиванием своей позиции как единственно достойной реализации).

С другой стороны, подобная ситуация довольно точно отражает специфику самой ценностной ориентации («развертки» ценностей в поле социально-психологического взаимодействия): она задает исходные цели деятельности и методы решения поставленных задач, модулируя поведение на глубинном личностно и социально значимом уровне, - а вовсе не «штампует» его однозначные шаблоны, гарантирующие полную реализацию исходных коммуникативных установок.

Важно помнить, что ценностные ориентации неоднородны по своему составу. В них по принципу дополнительности объединены эмоциональный и рациональный пласты.

То, что субъект «принимает» на уровне ratio, как правило, доступно вербализации и нередко составляет отчетливо формулируемое личностью credo. Вместе с тем, значительная часть рациональной составляющей ценностной ориентации «растворена» в социокультурной практике – в виде тех или иных текстов (сакральных, литературных, фольклорных; бытовых историй и даже анекдотов, пользующихся активным «спросом» аудитории); в виде памятников культуры и обычаев, имеющих отчетливое семантическое наполнение (искусство - архитектура, включая ландшафтную; изобразительное искусство, музыка, декоративно-прикладное творчество и др.; рационализируемые ценности «культуры повседневности» - основные нормы этикета, бытовые правила и т.д.). Все эти виды и результаты социокультурной деятельности в принципе могут быть внятно зафиксированы и описаны, а также, что весьма важно, могут быть обоснованы. Именно это и позволяет рассматривать их как вариант рациональной компоненты ценностных ориентаций. В современной культурологи принципиальная «рационализируемость» данных объектов нередко обозначается в таких терминах, как «идеологизация» или даже «идеологической ангажированность».

Таким образом, рациональный пласт ценностей связывается с манипулятивными социальными технологиями.

Наряду с этим, целый ряд ценностей воспринимаются субъектом межкультурной коммуникации на уровне эмоционального принятия. При этом некоторые из них могут быть «выведены» на уровень логического обоснования, т.е. рационализированы. Но есть среди них и такие, которые принципиально остаются для разума «непрозрачными». Эти ценности, принимаемые как таковые бессознательно, потому и представляют собой эмоциональный пласт ценностных ориентаций «в чистом виде»: они составляют во многом «закрытый» для разума аксиологический резервуар, открытый для прямого эмоционального воздействия и вместе с тем закрытый для рационального контроля критики и самокритики.

Эмоциональный пласт ценностных ориентаций активно востребован на уровне интериоризации идентификационных программ (например, торжественная мелодия гимна родной страны апеллирует непосредственно к чувствам, минуя рациональную стадию контроля сознанием. С другой стороны, нередко лишено контроля бессознательное (визуальное, обонятельное и т.д.) неприятие инокультурных субъектов. (Например, представляющих группу социально-экономических «конкурентов» нативного этноса; либо являющихся носителями «примет» недавнего военного агрессора (как это было в течение довольно долгого послевоенного периода в бытовой культуре СССР по отношению к немцам и японцам, в меньшей степени – к румынам, болгарам и итальянцам).

Интересно с данной точки зрения рассмотреть социокультурную практику, о которой уже шла речь в связи с рациональным компонентом ценностных ориентаций. Так, ярко выраженный эмоциональный пласт обнаружится, конечно же, и в искусстве, и в «культуре повседневности». Причем чем глубже мы будем погружаться в анализ специфики того или иного конкретного объекта или деятельности, тем более условным будет представляться само разделение на эмоциональную и рациональную составляющие. Обнаружение данного парадокса позволяет сделать вывод о том, что на уровне глубинных идентификаций оба компонента находятся в «срощенном» виде; и только специальное исследование, проецирующее идентификационные программы на тот или иной научный «экран» (в данном случае, аксиологии и философской компаративистики), позволяют их «расщепить».

Возвращаясь к анализу методологической значимости синтеза аксиологического и компаративного подходов при решении проблемы относительности ценностей, следует обратить внимание на следующий вопрос. Могут ли быть отнесены к классу ценностей так называемые ценности «негативные» (войны, орудия убийства, оправдывающие их теории и т.д.)? С этим вопросом сопряжена и проблема условности границ, «за» которыми ценность перестает нести всякое - не только позитивное, но даже негативное - значение для представителя иного типы культуры. (Заметим: в диалог чаще вступают представители культур – ценностных антагонистов, нежели представители культур, «не распознающих» ценности друг друга вообще). Иными словами, где границы возможных «культурных мутаций», которые определяют жизнеспособность получившегося в диалоге «новообразования»?

Речь идет о самой ситуации межкультурной коммуникации современного глобализирующегося сообщества, поставившего вопрос о возможности существования единого аксиологического фундамента в диалоге различных локальных культур и перспективах формирования единого глобального сообщества («общечеловеческие ценности»). И, соответственно, о предпочтительности той или иной системы ценностей как доминирующей по спектру конкретных оснований (например, экономических). Экспертному сопоставлению в данном случае подлежат, прежде всего, философские понятия как смысловые принципы локальной и глобальной культурной среды, поскольку именно они представляют собой “несущие конструкции” аксиологии коммуникаций.

Известно: ценности проявляются в виде многоуровневой структуры, включающей общечеловеческие, геополитические, региональные и локальные ценности. Особое значение для специалиста-международника приобретает навык ориентации в различных подходах к ценностям инокультурной самоидентификации - таких, как функциональный, цивилизационный (нормативно-идеологический (Хантингтон) и органицистский (Платон, Данилевский, Шпенглер, Тойнби)) подходы. Компаративный анализ, таким образом, предстает как общеметодологический прием познания и техники анализа конкретных жизненных (социокультурных) ситуаций, позволяющий применять стратегию опережающего моделирования и оптимизации возможных управленческих решений в сферах, связанных с межкультурной коммуникацией. Теоретическое же моделирование стратегий выработки единого, ценностно гомогенного пространства мировой культуры остается пока что лишь благим пожеланием, реализуемым на уровне геополитических стратегий и PR–проектов, - но при этом остающимся именно в теоретическом смысле, с точки зрения своей логической обоснованности, весьма проблематичным.

Выделяя принципы, характеризующие специфику аксиологического компаративизма на современном этапе, необходимо обратить внимание на следующие особенности самого метода совмещенного компаративно-аксиологического анализа.

Во-первых, этот метод требует учета специфики всех акторов межкультурной коммуникации как частично «непрозрачной» системы стартовых условий взаимодействия локально концентрированный образований – «цивилизаций».

Во-вторых, учет данной специфики необходимо сбалансировать за счет выявления общей для всех акторов «системы отсчета».

Заметим, что свои «плюсы» и «минусы» в настоящее время довольно подробно продемонстрировали на данном поприще такие модели, как гедонизм (от греч. «удовольствие»: центральное место - ценность потребления), эвдемонизм (от греч. «счастье»: центральное место – ценность тоталитарного единства) и экологизм (от греч. «дом»: центральное место – ценность выживания).

Поиск ценности, претендующей стать «общим знаменателем» для создания платформы взаимопонимания, продолжается.

На место такой ценности все активнее претендуют культово-религиозные идеи, поскольку предполагается, что они-то и есть прямое выражение онтологического основания ценностной базы культуры как таковой. При этом ценностный «разброс» в различных локальных культурах трактуется как «искажение» исходного «единомыслия». Опасности такого рода претензий очевидны. Однако креативная роль идеи поиска «общего языка» диалога не теряет от этого своей значимости и силы, поскольку замкнутость локальности не выдерживает очередного колебательного витка культуры в сторону глобализации.

Соответственно, особенностями компаративистского подхода в современной аксиологии можно считать следующее.

  1. Компаративно-аксиологический метод требует учитывать баланс между цивилизационным (теория локальных цивилизаций) и формационным (теория прогрессивного развития мирового сообщества как сложно структурированного негомогенного целого) подходами;

  2. Ценности рассматриваются как «культурные коды», расшифровка которых позволяет осуществлять межкультурное взаимодействие «в цивилизованных формах» и/или с максимальной эффективностью;

  3. Повышенное внимание уделяется социальному и психологическому уровням проявления ценностных ориентаций, а также контексту их проявления;

  4. С онтологической точки зрения ценности рассматриваются в духе культурного либо лингвистического детерминизма, что позволяет их описывать (но не объяснять). Соответственно, провозглашенный принцип толерантности по отношению к ценностям иных культур маркирует ценности вообще, и ценности собственной культуры как относительные, - а не абсолютные;



Похожие документы:

  1. Учебное пособие Москва 2008 Ковригина Е. В. К 568

    Документ
    ... Учебное пособие Москва 2008 Ковригина Е.В. К 568 Создание и редактирование электронных таблиц в среде : Учебное пособие. – Москва: 2008. — 85 с. Настоящее учебное пособие ... учреждения и т.п.). Учебное пособие ориентировано на самостоятельную подготовку ...
  2. Учебное пособие Москва 2008 Литвинова А. В. Л 641 Создание и редактирование текстов в среде (по для создания и редактирования текстов): Учебное пособие. Москва 2008. 59 с. Isbn

    Документ
    ... ПО для создания и редактирования текстов) Учебное пособие Москва 2008 Литвинова А.В. Л 641 Создание и редактирование ... и редактирования текстов): Учебное пособие. – Москва 2008. — 59 с. ISBN Настоящее учебное пособие – практическое руководство по ...
  3. Учебное пособие Москва 2008 Пьяных Е. Г. П 968 Проектирование баз данных в среде (по для управления базами данных): Учебное пособие. Москва: 2008. 62 c

    Документ
    ... (ПО для управления базами данных) Учебное пособие Москва 2008 Пьяных Е.Г. П 968 Проектирование баз данных ... для управления базами данных): Учебное пособие. — Москва: 2008. — 62 c. Настоящее учебное пособие включает в себя теоретический и практический ...
  4. Учебное пособие Москва 2008 Ковригина Е. В., Литвинова А. В. К 568

    Документ
    ... создания и редактирования мультимедийных презентаций) Учебное пособие Москва 2008 Ковригина Е.В., Литвинова А.В. К ... редактирования мультимедийных презентаций): Учебное пособие. — Москва, 2008. — 61 с. Настоящее учебное пособие включает в себя ...
  5. Учебное пособие Москва 2008 Беккерман Е. Н. Жексенаев А. Г. Ковригина Е. В. Литвинова А. В. Машковцев И. В. Мищук Б. Р. Немчанинова Ю. П. Пьяных Е. Г. Н 508

    Обзор
    ... KdeEdu и Gcompris (Обзор образовательных пакетов) Учебное пособие Москва 2008 Беккерман Е.Н. Жексенаев А.Г. Ковригина Е.В. Литвинова А. В. ... ) / Под ред. Немчаниновой Ю.П. — Москва, 2008. — 103с. Настоящее учебное пособие включает в себя краткий обзор ...

Другие похожие документы..