Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Инструкция'
Счет "INVOCE" берем с собой в банк вместе с паспортом 9. После заполнения операционистом платежного поручения ПРОВЕРЯЕМ: - номер счета указан со всеми...полностью>>
'Документ'
10. 013 Кафедра ХТ и ОТ 8.10....полностью>>
'Анкета'
Практика показала, что без диагностики нельзя оптимально управлять какими бы то ни было педагогическими процессами. Смысл диагностирования состоит в т...полностью>>
'Документ'
Снеговичок: Да, ребята, молодцы! Теперь я знаю воробей и ворона, синица, снегирь, голубь, сорока – это птицы. У них тело покрыто перьями, есть два кры...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ

Костромской государственный педагогический университет

имени Н.А. Некрасова

Р Е Ф Е Р А Т

по курсу «История России в мировой цивилизации»

на тему: ПЕТР I. РОССИЮ ПОДНЯЛ НА ДЫБЫ.

Выполнила: студентка

1-го курса социально-

педагогического факультета

Сухорукова Н.В.

Научный руководитель:

Кандидат исторических наук, доцент Голубева И.В.

Кострома, 1997 г.

П Л А Н

  1. Введение.

  2. Основная часть:

  3. Детство и юность Петра.

  4. Рождение.

  5. Первые годы.

  6. Стрелецкий бунт 1682 г.

  7. Время царевны Софьи.

  8. Военные забавы Петра.

  9. Обучение и самообучение.

  10. Софья и Петр: итог противостояния.

  11. Внешняя политика Петра с 1700 года.

  12. Внутренняя деятельность Петра с 1700 года.

  13. Меры относительно сословий.

  14. Меры относительно управления.

  15. Военное устройство.

  16. Меры для развития народного хозяйства.

  17. Меры относительно церковного управления.

  18. Меры относительно культуры и просвещения.

3. Заключение.

В истории русского государства период, обычно именуемый Петровской эпохой, занимает особое место. В этот небольшой отрезок времени, охватывающий последние годы XVII - первую четверть XVIII столетия, свершились преобразования, носившие всеобъемлющий характер, затронувшие все сферы и оказавшие огромное влияние на развитие политической, экономической и культурной жизни страны. Они были подготовлены предшествующим развитием государства и особенно значительными сдвигами, прошедшими во второй половине XVII века.

Именно в XVII столетии начался новый период русской истории это было переходное время, характеризуемое прежде всего постепенным формированием нового общественного познания, время, тогда стало очевидным экономическое и культурное отставание русского государства от передовых стран Западной Европы и возникла острая необходимость преобразований. Петр I и многие передовые русские люди, его сподвижники, правильно поняли и оценили сложившиеся условия, осознали назревшие задачи своего времени.

В результате энергичной и целеустремленной деятельности Петра I и его ближайших помощников было построено много промышленных предприятий, возникли новые отрасли производства (отметим особенно рост металлургической промышленности), расширилась внутренняя и внешняя торговля. Развитию производственных сил для России был мощный толчок, и тем самым создавались условия, способствовавшие утверждению элементов капиталистических производственных отношений.

Преобразования в социально-экономической и идейно-политической жизни выступают одной из важнейших характеристик переживаемого ныне периода-периода реформ, ведущих к рынку, и правовым, конституционным формам общественной жизни и государства. В нынешней России, провозгласившей задачу возрождения, ориентированной на демократические и гуманистические ценности мирового общества, особенно актуально обращение к петровскому наследию.

В этой работе я хочу найти ответ на вопрос: «Была ли деятельность Петра I традиционной или же она была резким неожиданным и неподготовленным переворотом в государственной жизни Московской Руси?»

Изучение первых лет жизни Петра имеет большую важность в том отношении, что позволяет понять, в какой обстановке развивался его характер, какие впечатления вынес Петр из своего детства, как шла его умственная жизнь, какое отношение сложилось в нем к среде, его воспитавшей. Существует мнение, что бурное детство было причиной всех дальнейших резкостей в поведе­нии Петра и вызвало в нем жгучее озлобление против ста­рины, стоявшей помехой на его дороге. Сам Петр иногда с горе­чью отзывался о своих детских годах.

В 1672 г. 30 мая от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кириловной Нарышкиной родился крепкий и здоровый мальчик, нареченный Петром. Петр был младшим сыном царя Алексея Михайловича. Рождение его ок­ружено множеством легенд. Гово­рили, что Симеон Полоцкий предсказывал еще до рожде­ния Петра его великую будущность; что юродивый заранее определил, сколько он проживет; что в церкви дьякон, не зная еще о рождении Петра, в минуту его рождения возгла­сил о его здравии и т.д.

Царь Алексей был очень рад рождению сына. Рады бы­ли и родственники его молодой жены, Матвеев и семья Нарышкиных. Незнатные до тех пор дворяне (про Наталью Кирилловну ее враги говорили, что прежде, чем стать ца­рицей, она «в лаптях ходила»), Нарышкины с женитьбой царя приблизились ко двору и стали играть немалую роль в придворной жизни. Их возвышение было враждебно встречено родственниками царя по первой его жене - Милославскими. Рождение Петра увеличило эту вражду пер­вой и второй семей царя и сообщило ей новый характер. Для Милославских рождение Петра не могло быть празд­ником, и вот почему: хотя наследником престола всегда считался, а с 1674 г. официально был объявлен царевич Федор, тем не менее при болезненности его и Ивана Петр мог иметь надежду на престол. Если бы царствовал Федор или Иван, политическое влияние всецело принадлежало бы их родне - Милославским; если бы престол перешел к Петру, опека над ним и влияние на дела принадлежали бы матери Петра и Нарышкиным. Благодаря такому положе­нию обстоятельств с рождением Петра, семейный разлад Милославских и Нарышкиных терял узкий семейный ха­рактер и получил более широкое политическое значение.

Столкновение было неизбежно.

В январе 1676 г. умер царь Алексей. Ему было только 47 лет; его ранней смерти нельзя было предусмотреть. Поэто­му обе семейные партии были застигнуты катастрофой врасплох. На престол вступил 14-летний Федор, но дела некоторое время оставались в руках Матвеева: царствовал представитель одной семейной партии, управлял предста­витель другой. Однако скоро Милославские взяли верх; но при дворе кроме Милославских и Нарышкиных образовалась третья партия. Под руководством старых бо­яр Хитрово и Юрия Алексеевича Долгорукого некоторые лица с боярином Иваном Максимовичем Языковым во главе завладели симпатией царя Федора и отстранили от него все другие влияния. Потеряв надежду видеть потомст­во у царя и понимая приближение господства (в случае смерти Федора) или Нарышкиных, или Милославских, партия Языкова впоследствии стала искать сближения с Нарышкиными. Вот почему в конце царствования Федора был возвращен из ссылки Матвеев. Вот почему, когда умер Федор (27 апреля 1682 г.), восторжествовали Нарышкины, а не Милославские. Сложная игра придворных партий, со­единившая интересы стороны Языкова со стороной Нарышкиных, повела к тому, что помимо старшего, больного и неспособного Ивана царем был избран младший брат, царевич Петр.

Десятилетний здоровый Петр и в самом деле своей личностью представлялся более способным занять престол, чем полумертвый и тоже малолетний Иван (ему было 14 лет). Но обычаем была в Московском государстве узаконена форма царского избра­ния - посредством Земского собора. В данном случае, при избрании Петра, к созыву собора не прибегли. Решили дело патриарх с Боярской думой, после того как толпа народа криком решила, что желает в ца­ри Петра. Такая форма избрания мало давала гарантий для будущего, тем более что время было очень смутное.

Тем не менее Петр стал царем. Опека над ним, по мос­ковскому обычаю, принадлежала его матери. Царица Ната­лья Кирилловна стала центром правительства. Но подле нее не было искренно преданных помощников и руководите­лей: Матвеев еще не вернулся в Москву из ссылки, братья царицы не отличались необходимыми для правления спо­собностями и опытом. Таким образом, новое правительство было слабо.

В последние дни царя Федора и в первые дни царствова­ния Петра московские стрельцы пришли в некоторое движе­ние. Стрелецкое войско было сформировано в полки, носив­шие название по фамилиям полковников. Жило оно отдель­но от прочего населения Москвы. И сами стрельцы, и их семьи помимо службы занимались промыслами и мелкой торгов­лей. Поэтому стрельцы, имея военную организацию, в то же время не были замкнуто живущим военным сословием, а со­храняли живые связи с остальным московским населением. В начале 1682 г. главным начальником стрелецкого войска был князь Юрий Алексеевич Долгорукий, «развалина от старости и паралича», как характеризует его С. М. Соловьев. Он не мог поддержать должной дисциплины. Полковники стрелецкие начали притеснять стрельцов, стрельцы на злоупотребления властью отвечали нарушением порядка. В грубой форме предъявляют они протест против притеснений, подавая с ругатель­ствами челобитья на начальников и употребляя силу для ос­вобождения наказанных товарищей.

Это движение началось еще при Федоре, а при новом правительстве выразилось до­вольно резко: сразу от 16 полков подана была во дворец чело­битная на полковников с угрозой, если не накажут полковни­ков, расправиться с ними самосудом. Правительство Натальи Кирилловны сделало промах: вместо спокойного расследова­ния дела оно с испуга уступило стрельцам и, уволив полков­ников, взыскало с них все денежные к ним претензии стрель­цов. Уступка разнуздала стрельцов окончательно, дисципли­ны не стало, самосудом расправлялись они со всеми неприят­ными им начальниками. Полный беспорядок царил в слобо­дах. С переменой правительств стрельцы почувствовали, что они - сила, которой боятся даже во дворце.

Всеми этими обстоятельствами воспользовалась партия Милославских, чтобы направить движение в свою пользу, сообщить ему политический характер, которого оно до сих пор не имело. Через преданных себе стрельцов эта партия постаралась возбудить неудовольствие полков против пра­вительства Петра, перенести их внимание от своих стре­лецких дел на политическое положение. Им удалось настроить стрельцов против своих политических противников. 15 мая произошел так называемый стрелецкий бунт. В боевом порядке выступили стрелецкие полки в Кремль, убили двух братьев царицы и ряд сановников. Он видел бунт стрельцов; ста­рика Матвеева, говорят, стрельцы вырвали из его рук; дядя Иван Нарышкин был им выдан на его глазах; он видел ре­ки крови; его матери и ему самому грозила опасность еже­минутной смерти. Петр так был потрясен «майскими дня­ми» 1682 г., что от испуга у него явились и остались на всю жизнь конвульсивные движения головы и лица. Чувство не­приязни к Милославским, воспитанное уже раньше, перешло в ненависть, когда Петр узнал, сколь они виноваты в стрелецких движениях. С ненавистью относился он и к стрельцам, называя их «семенем Ивана Михайловича» (т. е. Милославского), потому что с представлением о стрель­цах у него соединялось воспоминание об их бунтах 1682 г. Убий­ства совершались и вне дворца. В своем доме был убит князь Юрий Долгорукий. На улице схвачен и потом убит Иван Максимович Языков, представитель третьей дворцовой пар­тии. Над трупами убитых стрельцы ругались до позднего вечера и, оставив караул в Кремле, разошлись по домам.

16 мая возобновились сцены убийства. Стрельцы ис­требили всех тех, кого сторона Милославских считала из­менниками. Но желаемого Ив. Кир. Нарышкина не нашли. 17 мая ут­ром стрельцы настоятельно потребовали его выдачи, как последнего уцелевшего изменника. Чтобы прекратить мятеж, во дворце нашли необходимым выдать Ивана Кирил­ловича. Он причастился и предался стрельцам, его пытали и убили. Этим окончился мятеж.

Петр и его мать были потрясены смертью родных, ужаса­ми резни, которая совершалась на их глазах, и оскорбления­ми, которые получали они от грубых стрельцов. Около них не осталось ни одного помощника и советника: все их сторон­ники были истреблены, а уцелевшие попрятались. У Милославских, таким образом, исчезли их политические против­ники. Хозяевами дел становились теперь они, Милославские; представительницей власти стала Софья (рожденная от первого брака Алексея Михайловича с Милославской), потому что Наталья Кирилловна удалилась от дел. В те дни ее грозили даже «вы­гнать из дворца». Вступление во класть со стороны Милославских выразилось тотчас же после бунта тем, что места, за­нятые прежде в высшей московской администрации людьми, близкими к Нарышкиным, еще до окончания бунта перешли к сторонникам Софьи. Князь В. В. Голицын получил началь­ство над Посольским приказом; князь Ив. Андр. Хованский с сыном Андреем стали начальниками Стрелецкого приказа (т. е. всех стрелецких войск). Иноземский и Рейтарский прика­зы подчинены были Ив. Мих. Милославскому.

Но, завладев фактически властью, уничтожив одних и устранив от дел других своих врагов, Софья и ее сторонни­ки не заручились еще никаким юридическим основанием своего господствующего положения. Таким юридическим основанием могло быть воцарение царя Ивана и передача опеки над ним какому-нибудь лицу его семьи. Этого Со­фья достигла помощью тех же стрельцов. Конечно, по на­ущению ее сторонников, стрельцы били челом о том, что­бы царствовал не один Петр, а оба брата. Боярская дума и высшее духовенство, боясь повторения стрелецкого бунта, 26 мая провозгласили первым царем Ивана, а Петра - вто­рым. Немедленно затем стрельцы били челом о том, чтобы правление поручено было, по молодости царей, Софье. 29 мая Софья согласилась править. Мятежных, но верных ей стрельцов Софья угощала во дворце. Таким образом, пар­тия Софьи достигла официального признания своего по­литического главенства.

Однако все население Москвы и сами стрельцы созна­вали, что стрелецкое движение, хотя и вознаграждалось правительством, было все-таки незаконным делом, бун­том. Сами стрельцы поэтому боялись наказания в буду­щем, когда правительство усилится и найдет помимо них опору в обществе и внешнюю силу.

Таковы были придворные и политические обстоятель­ства, в которых родился и провел годы детства Петр. С на­чалом правления Софьи началось его отрочество. Посмот­рим, что мы знаем достоверного о детстве Петра.

О первых днях жизни царевича сохранилось много лю­бопытных сведений. Его рождение вызвало ряд придвор­ных праздников. Крестили царевича только 29 июня в Чудовом монастыре, и крестным отцом был царевич Федор Алексеевич. По древнему обычаю, с новорожденного «сня­ли меру» и в ее величину написали икону апостола Петра. Новорожденного окружили целым штатом мам и нянь; кормила его кормилица.

Петр впервые сел за азбуку под руководством Зотова пяти лет от роду. Этого Зотова назна­чил к Петру его крестный отец, царь Федор, очень любив­ший своего крестника и брата. Зотов раньше был приказ­ным дьяком и при назначении к Петру подвергся экзамену: читал и писал в присутствии царя и был одобрен как самим царем, так и известным Симеоном Полоцким. Курс учения в древней Руси начинался азбукой, продолжался чтением и изучением Часослова, Псалтиря, Апостольских деяний и Евангелия. Обучение письму шло позже чтения. Петр на­чал учиться письму в начале 1680 г. и никогда не умел писать аккуратно и без ошибок. Кроме письма и чте­ния Зотов ничему не учил Петра (ошибиться здесь можно только относительно арифметики, которую Петр узнал до­вольно рано неизвестно от кого). Но Зотов как пособие при обучении употреблял иллюстрации, привозимые в Москву из-за границы и известные под именем «потешных фряжских» или «немецких листов». Эти листы, изображая исторические и этнографические сцены, могли дать много умственной пищи ребенку. Кроме того, Зотов ознакомил Петра с событиями русской истории, показывая и поясняя ему летописи, украшенные рисунками. Что Зотов и при от­сутствии широкого образования и ума вел свое дело добро­совестно и тепло, доказывается неизменным расположе­нием к нему Петра, не забывшего своего учителя.

Чем больше становился Петр, тем хуже складывалась окружающая его обстановка. Начиная понимать разго­воры окружающих, Петр узнал от них, конечно, о семей­ной вражде, о гонениях на его мать и на близких ей людей. Он учился не любить Милославских, видел в них врагов и притеснителей. Десяти лет избранный царем, он в 1682 г. пережил ряд тяжелых минут.

Так неспокойно кончилось детство Петра. В нем - на­чало его военных забав, в нем - тяжелые, даже ужасные минуты, повлиявшие на всю жизнь Петра. В детстве Петра, наконец, нет зачатков правильного образования: его учат «грамоте», прочие сведения приходят случайно и усваива­ются мимоходом.

В детстве Петр не по­лучил никакого образования, кроме простой грамотности и кое-каких исторических сведений. Забавы его носили ре­бячески-военный характер. Обстановка жизни сообщила ему несколько тяжелых впечатлений. Будучи царем, он в то же время находился под опалой с 10 лет и с матерью дол­жен был жить в потешных подмосковных селах, а не в Кре­млевском дворце. Такое грустное положение лишало его возможности получить правильное дальнейшее образова­ние и в то же время освобождало от пут придворного эти­кета. Не имея духовной пищи, но имея много времени и свободы, Петр сам должен был искать занятий и развлече­ний. Можно думать, что мать никогда не стесняла любимо­го единственного сына и что воспитатель Петра, князь Бо­рис Голицын, не следил за каждым его шагом. Не ви­дно, чтобы Петр особенно подчинялся и материнскому ав­торитету в своих вкусах и занятиях, чтобы Петра занимали другие. Он сам выбирает себе товарищей из тесного круга придворных и дворовых служителей царицына двора и сам с этими товарищами ищет себе потех. Отрочество Петра отмечено самодеятельностью, и эта самодеятельность шла в двух направлениях:

1) Петр предавался по-прежнему во­енным забавам;

2) Петр стремился к самообразованию.

По некоторым отзывам, Петр с детства был очень крепок физически, «возрастен и красен и крепок телом». Очень рано его стали забавлять игрушки, и эти игрушки почти исключительно имели военный хара­ктер. По расходным дворцовым книгам мы знаем, что Пе­тру постоянно делали в придворных мастерских и покупа­ли на рынках луки, деревянные ружья и пистолеты, бараба­ны, игрушечные знамена и т. д. Этим оружием царевич и сам тешился, и вооружал «потешных ребяток» , т. е. своих сверстников из семей придворной знати, всегда окружав­ших малолетних царевичей. Если бы царь Алексей жил бо­лее, можно было бы ручаться, что Петр получил бы такое же прекрасное, по тому времени, образование, как его брат Федор.

С 1683 г. вместо «потешных ребяток» около Петра видим «потешные полки» («потешные», ибо стояли в потеш­ных селах, а не потому, что служили только для потехи). В ноябре 1683 г. Петр начинает формировать Преображенский полк из охочих людей (до последних лет своих Петр помнил, что первым охотником был придворный конюх Сергей Бухвостов). В отношении этого потешного полка Петр был не государем, а товарищем-соратником, учив­шимся наравне с прочими соплами военному делу. С раз­решения, конечно, матери и с одобрения, быть может, Б. Голицына (даже, быть может, с некоторым его содейст­вием) Петр, как говорится, и днюет, и ночует со своими потешными. Предпринимаются маневры и небольшие по­ходы, на Яузе строится потешная крепость (1685г.), на­званная Пресбургом, словом, практически изучается во­енное дело не по старым русским образцам, а по тому по­рядку регулярной солдатской службы, какой в XVII в. был заимствован Москвой с Запада. Эти военные «потеда» требуют военных припасов и денежных средств, которые и отпускаются Петру из московских приказов. Правитель­ство Софьи не видит для себя никакой опасности в таких «потехах марсовых!» и не мешает развитию потешных войск. Оно испугалось этих войск позже, когда из потеш­ных выросла солидная военная сила. Но растил Петр эту силу беспрепятственно. Не следует думать, что Петр заба­влялся с одной дворовой челядью. Вместе с ним в рядах потешных были и товарищи его из высших слоев общест­ва. Стоявший вне придворного этикета, Петр мешал родовитых людей и простолюдинов в одну «дружину», по выра­жению С. М. Соловьева, и из этой дружины бессознатель­но готовил себе круг преданных сотрудников в будущем. Военное дело и личность Петра сплачивали разнородные аристократические и демократические элементы в одно общество с одним направлением. Пока это общество заба­влялось, - позже оно стало работать с Петром.

Несколько позднее, чем организовались военные игры Петра, пробудилось в нем сознательное стремление учить­ся. Самообучение несколько отвлекло Петра от исключи­тельно военных забав, сделало шире его умственный кру­гозор и практическую деятельность. Лишенный правиль­ного образования, Петр, однако, рос в кругу, далеко не вполне невежественном. Нарышкины из дома Матвеева вынесли некоторое знакомство с западной культурой. Сын А. С. Матвеева, близкий к Петру, был образованным на ев­ропейский лад. У Петра был немец-доктор. Словом, не только не было национальной замкнутости, но была неко­торая привычка к немцам, знакомство с ними, симпатия к Западу. Эта привычка и симпатия перешли и к Петру и об­легчили ему сближение с иноземцами и их наукой. Сбли­жение это произошло около 1687 г. таким образом: в пре­дисловии к Морскому Регламенту сам Петр рассказывает, что кн. Я. Долгорукий привез ему в подарок из-за границы астролябию, и никто не знал, как сладить с иностранным инструментом; тогда нашли Петру знающего человека, голландца Франца Тиммермана, который объяснил, что для употребления астролябии нужно знать геометрию и иные науки. У этого-то Тиммермана Петр «гораздо с охо­тою пристал учиться геометрии и фортификации». В то же время он нашел в селе Измайлове старый английский бот, валявшийся в амбаре. Тиммерман объяснил Петру, что на этом боте можно ходить против ветра, лавировать (чего русские не умели). Петр заинтересовался и нашел человека (как и Тиммермана - из Немецкой слободы), голландца Карштен-Бранта, который стал учить Петра управлению парусами. Сперва учились на узенькой Яузе, а потом - в селе Измайлове на пруде.

Искусство навигации так увлекло Петра, что стало в нем страстью. К изучению этого дела он отнесся очень серьезно. В 1688 г. недовольный тем, что негде плавать под Москвой, он переносит свою забаву на Переяславское озе­ро (в 100 с лишком верстах от Москвы на север). Мать сог­ласилась на отъезд Петра, и Петр принялся в Переяславле строить суда с помощью мастеров-голландцев. В это время он ничего не хотел знать, кроме математики, военного де­ла и корабельных забав. Но ему уже шел 17-й год, он был очень развит и физически, и умственно. Его мать вправе была ждать, что достигший совершеннолетия сын обратит внимание на государственные дела и устранит от них нена­вистных Милославских. Но Петр не интересовался этим и не думал бросать свое ученье и забавы для политики. Что­бы остепенить его, мать его женила (27 января 1689 г.) на Евдокии Федоровне Лопухиной, к которой Петр не имел влечения. Подчиняясь воле матери, Петр женился, однако через какой-нибудь месяц после свадьбы уехал в Переяславль от матери и жены к кораблям. Но летом этого 1689 г. он был вызван матерью в Москву, потому что неизбежна была борьба с Милославскими.

Переяславскими потехами и женитьбой окончился период отроческой жизни Петра. Теперь он - взрослый юноша, привыкший к военному делу, привыкающий к кораблестроению, сам себя образовывающий полупрактически, полутеоритически, преимущественно в области точных и прикладных знаний. У него нет привычки к этикету, есть привычка к иноземцам - его учителям, у него демократический круг товарищества. Он привык к занятиям и труду, но не дорос еще до общественной деятельности; много обещая, как способная личность, он возбуждает неудовольствие и беспокойство близких, потому что занят только забавами, и странными для царя забавами. Его интересы как государя берегут другие: другие выбирают минуты для последней борьбы с узурпаторами его власти, другие руководят действиями Петра в этой борьбе.

Петр, вызванный матерью из Преславля в Москву летом 1689 года, начал показывать Софье свою власть. В июле он запретил Софье участвовать в крестном ходе, а когда она не послушалась, сам уехал, устроив таким образом сестре гласную неприятность. В конце июля он едва не согласился на выдачу наград участникам Крымского похода и не принял московских военачальников, когда они явились к нему благодарить за награды. Когда Софья, напуганная выходками Петра, стала возбуждать стрельцов с надежной найти в них поддержку и защиту, Петр не задумался арестовать на время стрелецкого начальника.

Петр или, вернее, руководившие им лица опасались стрелецкого движения в пользу Софьи. Находясь в Преображенском, они внимательно следили за положением дел и настроением стрельцов в Москве. Отношения к началу августа 1689 года стали до того натянуты, что все ждали открытого разрыва; но ни та не другая сторона не хотели быть начинающим, зато обе старательно готовились к обороне.

Разрыв все - таки произошел. Так, осенью 1689 года кончилось правление Софьи. Цари стали править без опеки или, точнее, при больном и слабоумном Иване правил один Петр со своими близкими. Петр стал самостоятельным правителем без со всякой видимой опеки над ним. Однако сам он чувствует никакого вкуса власти и отдает ее другим. С падением Софьи главными лицами в правительстве стали царица Наталья и патриарх Иоаким. Иностранные отношения (Посольский приказ) были поручены Льву Кирилловичу Нарыжкину. Прежде влиятельный, Б. Голицын потерял свое влияние, благодаря тому, что его заподозрили в желании смягчить участь князя В.В. Голицына. Сам Петр, оставив дела на руки матери и родных, возвратился к потехам и кораблестроению. После смерти же патриарха Иоакима (1690 г.) на его место был избран Адриан положительно против воли Петра, предлагавшего другое лицо.



Похожие документы:

  1. Основная образовательная программа основного общего образования мбоу «Средняя общеобразовательная школа №46»

    Основная образовательная программа
    ... порядок частей/инструкций, содержащихся в тексте; — сопоставлять основные ... характера, личности Петра Гринёва. Значение ... как знак судьбы. Детство и юность Грея, его взросление ... реализм, импрессионизм. Театр. Рождение кинематографа. Деятели культуры: ...
  2. Основная образовательная программа основного общего образования оглавление

    Основная образовательная программа
    ... процесса. Важнейшей частью основной образовательной программы ... как знак судьбы. Детство и юность Грея, его взросление ... Аристократическая оппозиция реформам Петра I; дело царевича ... реализм, импрессионизм. Театр. Рождение кинематографа. Деятели культуры: ...
  3. I. Введение. II. Основная часть. Художественная иллюстрация на уроках литературы. Пейзажная живопись на уроках литературы

    Урок
    ... I. Введение. II. Основная часть. 1. Художественная иллюстрация ... поэта («Красуйся, град Петров, и стой / Неколебимо ... утверждение человеческой юности и красоты ... средства полотна, рожденные поэтической атмосферой « ... жизнь Замятина. Детство в Лебедяни, учеба ...
  4. Основная образовательная программа основного общего образования на период 2013-2017 г

    Основная образовательная программа
    ... Основная образовательная программа основного общего образования содержит обязательную часть и часть ... характера, личности Петра Гринёва. Значение ... Главные герои романа. Рождение религиозного чувства у ... как знак судьбы. Детство и юность Грея, его взросление ...
  5. Основная профессиональная образовательная программа Государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования

    Образовательная программа
    ... наказание. Л.Н. Толстой. Детство. Отрочество. Юность. Казаки. Война и ... период реформ Петра I Предпосылки реформ Петра I. ... Правительственная идеология и рождение теории «официальной ... дисциплины является частью основной профессиональной образовательной ...

Другие похожие документы..