Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Составлена в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом СПО по специальностям 270802 «Строительство и эксплуатация зданий и...полностью>>
'Программа'
женщины Сгибание и разгибание рук в упоре лежа Девушки и женщины Футбол Турнир среди дворовых команд....полностью>>
'Документ'
В помещениях, где допускается открытая прокладка проводов и кабелей, использование лотков позволяет значительно сократить трудоемкие операции креплени...полностью>>
'Документ'
1. Настоящее Положение определяет порядок организации и осуществления мониторинга цен и ассортимента лекарственных препаратов в стационарных медицинск...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

ПРАВОСЛАВНАЯ СЕМЬЯ

Духовные основы православной семьи

Священное Писание о таинстве брака

Рождение православной семьи происходит в таинстве брака. Брачный союз мужчины и женщины установлен Самим Творцом в раю после создания первых людей, которых Господь со­творил мужчиной и женщиной и бла­гословил словами: "Плодитесь и размножайтесь, и напол­няйте землю, и обладайте ею..." (Быт. 1, 28). В Ветхом Завете многократно выражается воззрение на брак, как на дело, благословляемое Самим Богом.

По пришествии Своем на землю Господь Иисус Хри­стос не только подтвердил неприкосновенность брака, отме­ченную в Законе (Лев. 20, 10), но и возвел его в степень таинства: "И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно челове­ку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и жен­щину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною пло­тью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Мф. 19, 3-6).

Выйдя в мир на Свое открытое служение роду челове­ческому, Он явился с Матерью Своею и учениками на брачный пир в Кане Галилейской и сотворил там первое чудо, претворив воду в вино, и присутствием Своим освя­тил этот и все брачные союзы, заключаемые верными и лю­бящими Бога и друг друга супругами.

"Сам Бог соединяет освящаемых таинством и посреде их присутствует", - говорит о святости брака Климент Алексан­дрийский. "От Тебе бо сочетавается мужу жена", - сказано в молитве чина обручения. И там же: "Сам, Господи, ниспосли руку Свою и сочетай". Господь освящает сочетание супругов в таинстве брака и сохраняет нетленным союз их душ и телес во взаимной любви по образу Христа и Церкви.

Святое христианское девство и святое таинство брака - вот два пути, указанные верным в Слове Божием (Мф. 19, 11-12; I Kop. 7, 7-10). Церковь благословляла всегда оба эти пути и осуждала, как известно, порицателей того и другого. Об этих двух путях благочестивой жизни свидетельствовал уже в I веке святой Игнатий Богоносец в своем письме к святому Поликарпу Смирнскому: "Внушай сестрам моим, чтобы они любили Господа и были довольны своими супру­гами по плоти и по духу; равным образом советуй и братьям моим, чтобы они во имя Иисуса Христа любили своих суп­руг, как Господь любит Церковь. А кто может в честь плоти Господней пребывать в чистоте, пусть пребывает, но без тще­славия". Апостол Павел призывает не слушать лжеучителей, запрещающих вступать в брак, которые явятся в последние времена. До конца времен будут совершаться браки право­славных христиан во славу Божию и на пользу человечест­ву, и благословенная семейная жизнь будет еще процветать, ибо благословение, которое испрашивается на всю Церковь, дается и малой Церкви - христианской семье. "Боже сил! обратись же, призри с неба и воззри, и посети виноград сей; охрани то, что насадила десница Твоя, и отрасли, ко­торые Ты укрепил Себе" (Пс. 79, 15-16)". (2. 293-294)

Христианский брак как союз двух людей, желающих дожить до любви

Завершая чин обручения, прежде чем начинается таинственное освящение супружества Божественной благодатью - чин венчания, священник предлагает жениху и невесте перед лицом всей Церкви подтвердить свободное и непринужденное желание вступить в брак, спрашивая: "Име­ешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем (женой) этой (этого) (имя невесты или жениха), которую (которого) видишь здесь перед со­бою? Не связан ли обещанием другой (другому) невесте (жениху)?" Как непривычно звучат эти вопросы для человека малоцерковного, привыкшего слышать в ЗАГСе другой вопрос, который задают жениху и невесте: "Любите ли вы друг друга?" Понимая, что любовь есть великое таинство и благодатный дар Божий, который необходимо заслужить чистой, целомудренной, жертвенной супружеской жизнью, Церковь устами священнослужителей задает свой, особый, вопрос, она вопрошает юношу и девушку, мужчину и женщину: "Желаешь ли ты дожить до любви с человеком, кото­рый стоит рядом с тобой?" Народная мудрость устами бла­гословляющих родителей вторит уже своими словами: "Мир вам да любовь!" Будет мир, будет и любовь. "Стерпится - слюбится!", а не будет терпения - не дожить до любви.

Протоиерей Борис Ничипоров пишет о том, что в ис­токе, в начале любого брака лежит встреча. Встреча юноши и девушки, мужчины и женщины. Встреча - это абсолютно не случайное, но промыслительное событие в жизни двух людей. Встреча - это не первое знакомство, хотя эти два события, встреча и знакомство, могут совпадать, и тогда происходит любовь с первого взгляда. Встреча - это некое уязвление, зарождение чувства, это начало откровения, ко­торое мы и называем любовью. Встреча в ее мистико-психологическом смысле может состояться и после многих лет знакомства.

Если брак строится на правильных духовных осно­ваниях, то момент встречи как переживание постоянно об­новляющегося чувства всегда присутствует у супругов. Об­новление чувства встречи возможно, как правило, только в Боге. В одном церковном песнопении говорится: Святым Духом всяка душа живится. Если же этого нет, то между супругами возникает дурное привыкание и сглаживается переживание встречи как абсолютно уникального и непо­вторимого события в их жизни.

Завершением встречи является брак. Но не всегда соблюдается такая последовательность. Церковные браки по благословению очень часто даруют подобную встречу уже после венчания. И в этом открывается слава Церкви Христовой!

Святые отцы говорили, что в браке надо стараться из­бегать грубых несоответствий в возрасте, образовании, внешних данных. Но вместе с тем никто никогда не углуб­лялся в такие тонкости, никто не сверял параметры сов­местимости. Чудо брака состоит еще и в том, что Господь часто соединяет, казалось бы, несоединимое. И оказывается, что два таких человека - мужчина и женщина, юноша и девушка, - сочетавшись браком в Боге, не могут не полю­бить друг друга. Если они не оставят путь духовного само­раскрытия, то они обязательно будут любить друг друга все больше и больше.

Тайной и одновременно ядром личности является образ Божий в человеке. Событие узнавания образа Божия в суп­руге и вообще в человеке называется откровением. Этот процесс всегда взаимный. Откровение и любовь - это тож­дество. Не может быть познания и откровения при отсутст­вии любви. Вне любви порождается ложное знание. Откро­вение может сужаться или сглаживаться вовсе, если супруги (или кто-то из супругов) сходит со стези духовной жизни. Откровение есть отблеск вечного. Само действие браковенчания и благословение Божие на брак имеют силу вечного воссоединения супругов в Боге.

В любом счастливом браке есть эмоционально-чувст­венная антиномичность. Супруги всегда чувствуют некую неизъяснимую печаль, и эта печаль - о грядущем расставании по завершении земной жизни. Во вневременном залоге рас­ставание уже совершилось. Оно будет через 10 лет или через час - это безразлично. Но эта печаль всегда светла в Боге.

И другой полюс - это предощущение вечности. Именно в этом смысле святитель Иоанн Златоуст пишет, что первые христиане имели такую полноту откровений и веры, что хоронили своих близких в состоянии тихой, светлой печали. (3. 105-109)

Иерархическое устроение семьи

Священное Писание об иерархическом устроении семьи

Человеческий индивидуализм, себялюбие создают в браке особые труд­ности. Преодолеть их можно только усилиями обоих супругов. Оба должны ежедневно созидать брак, борясь с суетными ежедневными страстями, подтачивающими его духовное основание. Начинать эту работу надо с первых дней совместной жизни. Казалось бы, самое простое, но и самое трудное - решимость занять в браке свое место: жене смиренно стать на второе место, мужу - взять тяжесть и ответственность быть главой, де­тям - находиться в послушании у родителей. Священное Писание свидетельствует о строгом иерархическом устрое­нии семьи: "Всякому мужу глава Христос; жене глава - муж" (1Кор. 11, 3), "учить жене не позволяю, ни властво­вать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева" (1Тим. 2, 12-13), "мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы" (Кол. 3, 19), "мужья, об­ращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим со­судом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни" (1Пет. 3, 7), "жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу. Как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем" (Еф. 5, 22, 24), "дети, повинуйтесь своим родителям в Господе; ибо сего требует справедли­вость" (Еф. 6, 1), "дети, будьте послушны родителям во всем; ибо сие благоугодно Господу" (Кол. 3, 20).

Исполнение воли Божией - основа счастья христианских супругов

Решимость занять в семье Богом уготованное тебе место есть трудный, мученический, но и блаженный путь. Недаром во время хождения вокруг аналоя поют «Святии мученицы...» .

О женщине сказано - "немощнейший сосуд". Эта "немощь" состоит главным образом в подвласт­ности женщины природным стихиям в ней самой и вне ее. Вследствие этого - слабый самоконтроль, безответствен­ность, страстность, недальновидность в суждениях, словах, поступках. Почти ни одна женщина от этого не свободна, она часто бывает рабою своих страстей, своих симпатий и антипатий, своих желаний. Только во Христе женщина становится равной мужчине, подчиняет высшим началам свой темперамент, приобретает благоразумие, терпение, способность рассуждать, мудрость. Только тогда возможна ее дружба с мужем.

Однако ни мужчина, ни тем более женщина не имеют в браке друг над другом абсолютной власти. Насилие над волею другого, хотя бы во имя любви, убивает саму любовь. Большинство браков несчастны именно оттого, что каждая сторона считает себя собственником того, кого любит. Величайшая мудрость христианского брака - дать полную сво­боду тому, кого любишь, ибо земной наш брак - подобие брака небесного, Христа и Церкви, а там полная свобода. Тайна счастья христианских супругов заключается в совме­стном исполнении воли Божией, выраженной особо к каж­дому члену семьи и соединяющей их души между собой и со Христом. В основе этого счастья - стремление к высшему, общему для них предмету любви - к Богу, все к Себе влекущему (Ин. 2, 32). Тогда и вся семейная жизнь будет направлена к Нему, и упрочится соединение сочетавшихся. А без любви к Спасителю никакое соединение не прочно, ибо ни во взаимном влечении, ни в общих вкусах, ни в общих земных интересах не только не заключается истин­ная и прочная связь, но, напротив, нередко все эти ценно­сти вдруг начинают служить разъединению. Христианский брачный союз имеет глубочайшее духовное основание, ко­торым не обладает ни телесное общение, ибо тело подвер­жено болезням и старению, ни жизнь чувств, переменчивая по природе своей, ни общность мирских интересов и дея­тельности, "ибо проходит образ мира сего" (1Кор. 7, 31). (2. 292-293)

Духовные основы семейной иерархии

Рассматривая иерархическую структуру семьи, протоиерей Борис Ничипоров начинает описание с первого лица - отца. Отец имеет свойство ро­ждать детей и по плоти, и духовно. Если отец предстательствует за детей в Боге, то Господь Сам или через старца открывает путь каждого из детей к Богу, и отец старается способствовать тому, чтобы дети шли этим путем. Отец знает уникальность каждого ребенка.

Отец - это воплощенная жертвенность и любовь. Отец в Духе - это всегда священник, сознающий во всей полноте свою молитвенную ответственность за род. Священник не в смысле реального посвящения, а в отношении предстательства пред Богом за род. Отец - это тот, кто осознает, что молитвой, скорбями, терпением он призван к искуплению грехов рода. Отец своей жизнью выпрямляет путь рода к Богу.

Отец имеет силу и власть благословлять детей именем Божиим. Отец - господин для своих близких, но и слуга для них. Отец семьи отчасти распространяет свое отцовство и на жену, как и Адам был по плоти отцом для Евы.

Второе лицо - сын. Сын всегда меньше отца. Даже если он и больше отца, он все равно об этом не знает. Об этом говорит Господь в Евангелии: "Ученик не выше учителя... своего" (Мф. 10, 24).

Отношения отца и сына всегда иерархичны. В иерар­хичности нет полноты откровения. В этом как бы их недос­таточность. Однако полнота откровения между отцом и сы­ном - достояние будущей жизни (хотя и жизнь в вечности так же иерархична). Тот отец, который чувствует неполно­ту в этой иерархичности и пытается преодолеть ее уже здесь и теперь, вместо искомого обретает либо ложную ис­кренность, либо панибратство. Такой ложной открытости в данном случае всегда сопутствует чувство стыда. Вместо того, чтобы смириться с тем, что здесь, на земле, нет пол­ноты и гармонии, а во всем есть момент несовершенства, вместо того, чтобы понять, что предощущение этой гармо­нии относится к вечности, многие горе-отцы пытаются здесь, на земле, выстроить Царство Божие.

Подлинная иерархичность благодатна и исполнена любви, но и определенной строгости. Ибо у хорошего отца всегда есть задача приготовить сына к трудностям, скорбям этой жизни. И отец в известном смысле всегда строг. Нака­занный и даже обиженный сын мистически всегда знает, что он любим отцом, ибо это так.

Мы помним библейскую историю поведения Хама, когда он увидел наготу своего спавшего отца - опьяневшего Ноя. Увидев отца таким, Хам рассказал об этом двум своим братьям - Симу и Иафету. Сим и Иафет вошли в дом и, пятясь, дабы не видеть наготы отца, накрыли его. И это есть нравственно-психологический образ поведения сына, который старается не видеть недостатков и падения отца или матери. Однажды преподобному Серафиму один монах пожаловался на неблагочестие игумена. Преподобный сове­товал ему молиться, чтобы Господь дал бы такое устроение души, чтобы и видеть, и как бы не видеть эти недостатки. Аскетологический момент взаимоотношений отца и сына состоит в покаянном молитвенном видении своей недоста­точности как отца или как сына. В самом же покаянии нет уныния, но есть надежда на помощь Божию в деле исправ­ления и духовного становления. (3. 111-113)

Благодатная иерархичность семьи, живущей церковной жизнью, укрепляет духовность всего рода, наполняет живо­творной энергией и дает духовные силы для рождения и воспитания не одного или двух, как свидетельствует прак­тика современной жизни, а многих детей. Иерархическое устроение семьи способствует духовному становлению лич­ности в различные периоды ее развития и раскрытию ее психофизических сил при условии признания каждым чле­ном семьи этих Богом установленных обязанностей спаси­тельными и обязательными. Если жизнь уподобить дереву, приносящему плоды, как об этом говорит Священное Писа­ние, то детство можно рассматривать как росток этого дере­ва. Нелегко быть ребенком и находиться в полном послу­шании у родителей, принимая их волю как волю Божию. Но, только научившись быть ребенком в духовном иерар­хическом смысле этого возраста, человек может стать му­жем, главой семьи с осознанием всей духовной ответствен­ности своего нового послушания. Этот этап жизни можно назвать цветением дерева жизни. И, только осознав свою ответственность как главы семьи, муж в духовном смысле готов и может стать отцом, принеся плод добрый. Подоб­ным образом восходит по ступеням семейной иерархии как части иерархии вселенской и девочка, становясь матерью, сохранив целомудрие и свое особое женское смирение, уме­ние хранить покой и мир при равном достоинстве с мужем, помня при этом свою вторичность по происхождению: "не муж от жены, но жена от мужа" (1Кор. 11, 8).

Семейная иерархия как основа восприятия авторитета

Философ И. А. Ильин, рассматривая основы духовно здоровой семьи, говорил о том, что в семье ребенок учится верному восприятию авторитета. В лице естественного авторитета отца и матери он впервые встречается с идеей ранга и учится воспринимать высший ранг другого лица, преклоняясь, но не унижаясь, и учится мириться с присущим ему самому низшим рангом, не впадая ни в за­висть, ни в ненависть, ни в озлобление. Он учится извле­кать из начала ранга и начала авторитета всю их творче­скую и организаторскую силу, в то же время освобождая себя духовно от их возможного "гнета" посредством любви и уважения. Ибо только свободное признание чужого выс­шего ранга помогает переносить свой низший ранг без уни­жения, и только любимый и уважаемый авторитет не гнетет душу человека.

В здоровой христианской семье есть один отец и одна мать, которые совместно представляют единый - властвую­щий и организующий - авторитет в семейной жизни. В этой естественной форме авторитетной власти ребенок впервые убеждается в том, что власть, насыщенная любовью, явля­ется благостною силою и что порядок в общественной жиз­ни предполагает наличие такой власти. Он начинает пони­мать, что авторитет духовно старшего человека совсем не призван подавлять или порабощать подчиненного, пренеб­регать его внутренней свободой и ломать его характер, но, наоборот, он призван воспитывать человека к внутренней свободе.

Семья есть первая и естественная школа свободы. В ней ребенок должен в первый, но не в последний раз в жизни найти путь к внутренней свободе, принять из любви и уважения к родителям все их приказы и запреты во всей их кажущейся строгости, вменить себе в обязанность их соблюдение, добровольно подчиниться им и представить своим собственным воззрениям и убеждениям свободно и спокойно созревать в глубине души. Благодаря этому семья становится как бы начальной школой для воспитания сво­бодного и здорового правосознания. (5. 153-154).

Семья - малая Церковь

Выражение "семья - малая Церковь" мы встречаем на страницах Священного Писания. Еще апостол Павел в своих посланиях упоминает особенно близких ему христиан-супругов Акилу и Прискилу и приветствует их "и до­машнюю их Церковь" (Рим. 16, 4). В разговоре о Церкви мы почти всегда употребляем слова и понятия, связанные с семейной жизнью: священника называем "отцом", "батюш­кой", себя считаем "духовными детьми" своего духовника. Что же так роднит понятия Церкви и семьи?

Церковь - это объединение, единство людей в Боге. Церковь самим существованием своим утверждает: с нами Бог! Как повествует евангелист Матфей, Иисус Христос сказал: "...где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреде них" (Мф. 18, 20). Епископы и священники - не представители Бога, не заместители Его, а свидетели Божиего участия в нашей жизни. И христианскую семью важно понимать как "малую Церковь", то есть единство несколь­ких любящих друг друга людей, скрепленных живой верой в Бога. Ответственность родителей во многом схожа с от­ветственностью церковного духовенства: родители тоже призваны стать в первую очередь "свидетелями", то есть примерами христианской жизни и веры. Нельзя говорить о христианском воспитании детей в семье, если в ней не осуществляется жизнь "малой Церкви".

Семья даже в самые трудные времена - это "малая Церковь", если в ней остается хотя бы искорка стремления к добру, к истине, к миру и любви, иначе говоря, к Богу; если в ней есть хотя бы один свидетель веры, исповедник ее. В истории Церкви бывали случаи, когда лишь единст­венный святой защищал истину христианского учения. И в семейной жизни бывают периоды, когда только кто-то один остается свидетелем и исповедником христианской веры, христианского отношения к жизни.

Мы не можем принуждать наших детей к каким-то героическим конфликтам с окружающей средой. Мы призва­ны понимать их трудности, с которыми они сталкиваются в жизни, должны сочувствовать им, когда в силу необходи­мости они умалчивают, скрывают свои убеждения, чтобы избежать конфликта. Но в то же время мы призваны раз­вивать в детях понимание того главного, чего необходимо держаться и во что верить. Важно помочь ребенку понять: не обязательно говорить о добре - надо быть добрым! Можно не показывать крестик или иконку, но нельзя над ними смеяться! Можно не говорить в школе о Христе, но важно стараться узнать о нем как можно больше и старать­ся жить по Христовым заповедям.

Церковь знала периоды преследований, когда надо было скрывать веру, а иногда страдать за нее. Эти периоды были временами самого большого роста Церкви. Пусть эта мысль поможет нам в наших трудах по созиданию нашей семьи - малой Церкви. (1. 104-107)

Семья - наследница традиций

Рассматривая семью как "домашнюю Церковь", как живые клетки тела Церкви, можно понять природу на­циональной особенности Церкви. "До­машняя Церковь" по своей природе воплощает религиозные ценности и верования в повседневном быту, в поведении, в праздниках, застольях и других традиционных обычаях. Семья есть не­что большее, чем отец, мать и дети. Семья - это наследница нравственных и духовных обычаев и ценностей, созданных дедами, прадедами и пращурами. Об этом нам постоянно напоминают рассказы Библии о ветхозаветных патриархах. Очень трудно, да, пожалуй, и невозможно создать подлин­ный христианский жизненный уклад, пренебрегая тради­циями. Семья призвана не только воспринимать, поддержи­вать, но и передавать из поколения в поколение духовно-религиозную, национальную и отечественную традицию. Из семейной традиции и благодаря ей на основе особого почитания предков и отеческих могил, семейного очага и национальных обычаев создавалась культура национального чувства и патриотической верности. Семья есть для ребенка первое родное место на земле - источник не только тепла и питания, но еще и осознанной любви и духовного понима­ния. Сама идея "родины" - лона моего рождения, и "оте­чества", земного гнезда моих отцов и предков, возникла из недр семьи. (5. 152)

Семья и проблемы полового воспитания

В современной педагогике проблема полового воспитания заявляется как одна из основных. В традиционной русской педагогике эта проблема рассматривалась как целомудренные от­ношения между мужчиной и женщи­ной, юношей и девушкой. Нынешнюю трансформацию по­нятия половых отношений можно объяснить только измене­нием взгляда на семью.

Мы уже говорили, что с точки зрения православия семья - это "малая Церковь". Семейные отношения - в пер­вую очередь духовные отношения. Воспитание юношей и девушек основывалось на понимании того, что половые отношения возможны только в рамках семьи и должны быть освящены благодатным союзом в таинстве венча­ния. Юношей и девушек всем укладом жизни семьи при­учали к стыдливости (об интимном вслух не говорилось). Девственность и целомудрие хранились как святыня, как основание духовного покоя и будущего семейного благопо­лучия.

Первые послереволюционные годы принесли с собой стремление к свободным отношениям. Но постепенное осо­знание того, что семья является основой общества, повер­нуло государственную политику в сфере образования и со­циальной жизни на укрепление семьи, Однако духовная основа семейных отношений по мере закрытия храмов и воздействия атеистической идеологии постепенно исчезла. Укреплять семью, строить отношения полов можно было только на психологической основе, что и выразилось во введении в средних школах курса "Психология семейных отношений". В его рамках речь о сексуальном воспитании не велась, учащихся готовили к семейной жизни на психологическом уровне, то есть в основном речь шла об умень­шении межличностных конфликтов. Половые отношения по-прежнему признавались возможными только в рамках семьи.

Потеря духовной основы семьи, страха Божия, посте­пенно приводила к более свободным, точнее, распущенным отношениям, о которых все же не принято было говорить, на социальном уровне такие отношения даже осуждались. Между тем внешние проявления жизни, такие, как рост числа разводов, увеличение количества абортов, свидетель­ствовали о наличии проблем в семейных отношениях.

Современный, физиологический, подход к половому воспитанию основывается на попытке узаконить беззаконие. Он основывается на представлении, что половые, а говоря языком современной педагогики - сексуальные, отношения не ограничиваются рамками семьи, а становятся реально­стью для большинства молодых людей еще до вступления в брак. Если это так, то о семье речь уже не идет - все сводится к сексуальной психологии и атрибутике. Резуль­татом стало упразднение понятия семьи как основы буду­щей жизни молодых людей. Игнорируются и семьи, в кото­рых они сейчас живут и воспитываются, игнорируются мнение и влияние родителей в области полового воспита­ния, что проявляется в попытке устранить родителей от обсуждения программ, содержания курсов по сексуальному воспитанию.

Если выразить изменение взглядов на семью в нашем обществе, то можно сказать, что от семьи, основанной на духовных отношениях, мы постепенно перешли к отноше­ниям душевным (психологическим) и далее - к плотским (физиологическим), то есть к таким отношениям, которые в конечном итоге уже и не нуждаются в наличии семьи. Мета­форически это можно выразить так: где потерян стыд, там молчит совесть и торжествует грех.

Основы христианского воспитания детей в семье

Брак как росширение личности, рождение человека в новой полноте

Брак - просвещение и одновременно тайна. В нем происходит преображение человека, расширение его личности. Человек обретает новое зрение, новое ощущение жизни, рождает­ся в мир в новой полноте. Только в браке возможно полное познание человека, видение другой личности. В браке человек погружается в жизнь, входя в нее через другую личность. Это познание дает то чувство завершенной полноты и удовлетворения, которое делает нас богаче и мудрее.



Похожие документы:

  1. Администрация Губернатора области

    Документ
    ... Отдел по взаимодействию с научными организациями и образовательными организациями ... -48 103 102 Гаврюшина Марина Владимировна главный ... Михайловна заместитель главного редактора 56-25-56 ... Рудня, сельское поселение Червяков Николай Егорович Глава МО ...

Другие похожие документы..