Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Анализ'
Постановка проблемы. Курс Украины на интеграцию отечественного образования с европейским и мировым образовательным пространством предусматривает подго...полностью>>
'Документ'
на основании своего Решения № 6А-2016 от 08.08.2016 принятого по итогам рассмотрения жалобы ИП Ахмедпашаева Н.Г. (далее – Заявитель) на действия МКУ «...полностью>>
'Документ'
Раскрасьте внутренние органы паука-крестовика (желтым цветом — органы нервной системы; зеленым — органы пищеварения; черным — половые орга­ны; голубым...полностью>>
'Тематическое планирование'
Аудио A,B,C,D SB-упр. ,3,4 - стр. SB-упр.4 - стр. WB-упр.1-3-стр. Формулы приветствия и представления при знакомстве. Особенности речевого поведения....полностью>>

Главная > Исследование

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

СМЫСЛ ЗАПОВЕДЕЙ

Избранные главы из книги проф. Ицхака Гайнемана "Смысл заповедей в еврейской религиозной литературе", помещенные в первой главе настоящего сборника, переведены Леви Китросским и отредактированы Иегудой Векслером.

Статьи "Современный взгляд на смысл заповедей Торы", помещенные во второй части сборника, переведены Иегудой Векслером.

ЧАСТЬ I

СМЫСЛ ЗАПОВЕДЕЙ В ЕВРЕЙСКОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Эта часть представляет собой избранные главы из книги проф. Ицхака Гайнемана "Смысл заповедей в еврейской религиозной литературе"

Раздел I

СМЫСЛ ЗАПОВЕДЕЙ В СВЕТЕ ТАНАХА, ТАЛМУДА И СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Глава первая

СУТЬ ВОПРОСА

Что привело исследователей к изучению смысла заповедей?

Некоторые говорят: научная необходимость. Этот ответ заведомо достаточен для объяснения, зачем мы изучаем законы известных нам народов: например, обычай индусов сжигать вдов и т.п. Однако в том случае, когда исследователь занимается заповедями, которые он сам обязан выполнять, этот вопрос имеет не чисто умозрительное, но и жизненно-важное значение. В этом случае исследователь будет изучать не только смысл заповедей, но и смысл требуемого от него исполнения заповедей.

В душе нашей есть две предпосылки исполнения заповедей:

а) вера в авторитет законодателя,

б) вера в ценность заповедей.

Исследование ценности заповедей пересекается с научным изучением их смысла. Таким образом, если определенная заповедь имеет социальное значение, можно полагать, что это и был смысл ее дарования Законодателем. Не следует, однако, закрывать глаза и на разницу между этими подходами.

Исследователь, ограничивший себя лишь научным подходом к смыслу заповедей, не делает различия между достойными и недостойными обоснованиями заповеди. Для него это вопрос чисто психологический; человек же, заинтересованный также в выполнении заповедей, задаст вопрос именно о ценности этих обоснований, об их справедливости. Это особенно проявится в апологии заповедей отцов, когда он всеми силами будет опровергать неприемлемые для нас объяснения заповедей (типа того, что жертвоприношения были введены для снабжения Б-га пищей), а подчеркивать будет соображения, свидетельствующие о праведности и мудрости Законодателя.

Аргументы против изучения смысла заповедей

Мотивацией наших мудрецов в изучении смысла заповедей была, в большей степени, чем чисто научная тяга, национально-религиозная необходимость. Коль скоро познание ценности заповедей должно усилить практическую и интеллектуальную преданность религиозной жизни, следовало бы ожидать, что все, кому дороги заповеди, будут всецело за такого рода, исследования; дело обстоит, однако, совершенно иначе. Среди нашего народа, и не только среди него, были люди, противившиеся всяким исследованиям смысла заповедей. Нельзя постичь побуждения, двигавшие людей к изучению смысла заповедей, не зная аргументации их противников.

Взгляд, согласно которому знание смысла заповедей влечет их выполнение, был отвергнут еще древними нееврейскими мыслителями. "Я осуждаю, - писал Сенека от имени знаменитого греческого философа ("Письма" 38, 94), - Платона за то, что он прибавил к законам обоснования. Да уподобится закон гласу небес! Да заповедует он без дискуссий! Пусть скажет, что мне делать. Буду не учиться, а подчиняться". С этими представлениями согласуется высказывание мудреца Талмуда раби Ицхака (Сангедрин 216): "Почему не были открыты смыслы заповедей Торы? Потому, что есть две заповеди, смысл которых дан, и на них споткнулся великий мира сего". [Речь идет о царе Шломо и о трех заповедях Торы о царях - Дварим 17:16-17]. По этой же причине мудрецы Страны Израиля, вводя новые запреты, не открывали их причину в течение 12 месяцев - в противном случае нашлись бы люди, которые не согласились бы с обоснованием запрета и отвергли бы и сам запрет.

Верно, что эти соображения относятся к законодателям, но они остаются в силе и применительно к толкователям. Всякий, кто думает, что укрепляет послушание заповедям их обоснованиями, на самом деле ослабляет его, так как он до известной степени ставит выполнение заповеди в зависимость от согласия индивида с обоснованием.

Такого рода опасения применимы по отношению к, любого рода, установлениям, в том числе и данным людьми; дополнительные сомнения появляются, когда речь идет о заповедях Б-жьих. Рамбам ("Путеводитель заблудших", т.З, гл.31) свидетельствует, что, согласно представлению многих, для заповедей Б-жьих характерно отсутствие видимой причины, а людские постановления, напротив, имеют открытый смысл. И даже если существуют причины для заповедей Б-жьих, зачем нам знать их? Тур ("Йоре деа", гл.181) отвергает взгляд Рамбама о смысле запрета портить края бороды и пишет: "Нет у нас необходимости искать смысл заповедей; если даже и не знаем смысл, - они для нас как приказы царя". Согласно этому автору, простой еврей, подчиняющий свою волю воле Творца, выше аналитика, ищущего приемлемый для себя смысл заповеди. Что дает и что прибавляет углубление в смысл заповедей? Даже если есть в этом польза - можем ли мы приблизиться к мыслям Творца? "Можешь ли исследовать Б-га?.." [Йов 11:7]

Эти взгляды, не допускающие исследования смысла заповедей, были известны всем. Несмотря на это, многие великие представители нашего народа считают подобное исследование не только разрешенным, но даже б-гоугодным делом. И эти авторитеты тоже имеют возможность опереться на веские доводы религии.

Обоснования обязанности заниматься смыслом заповедей

Первый аргумент - обязанность апологетическая. Народы мира, среди которых мы обитали и обитаем, атаковали, начиная с времен мудрецов Талмуда и до наших дней, заповеди, не имеющие общедоступного смысла. В глазах обвинителей наших наши святые заповеди или не имеют основы, бессмысленны, или даже имеют неэтичные и постыдные основания - типа корыстных или человеконенавистнических. На исполнение заповедей они смотрят как на "проделки обезьяны", не вызывающие ни чувства любви к Создателю, ни сближения с Ним, к чему приводят, по их мнению, другие религии.

Нападки и обвинения, подобные указанным, отразились, до некоторой степени, среди ослабевших в вере евреев. Уже мудрецы Талмуда свидетельствуют, что не только народы, но и "сатан", наше собственное дурное начало, подвергает сомнению некоторые заповеди. Кто из людей б-гобоязненных и любящих заповеди, не постарается закрыть уста обвинителей наших и показать всему свету праведность Торы, прокомментировав и разъяснив заповеди ее?

Второй аргумент опирается на "рационализм" еврейской веры. С одной стороны, мысли Творца выше наших, "как небо выше земли" (Йешаягу 55:9) - поэтому неудивительно, что в Торе есть заповеди, смысл которых скрыт от нас. Нет надежды, что можно проникнуть во все глубины основания заповедей. С другой стороны, однако, есть резкое различие между понятием Б-жественного в Торе и в древних языческих культах. Последние не предполагают никакой связи между волей Б-жьей и законами морали. Мы же верим в Б-га праведного и милостивого, жаждущего праведности в Своих созданиях. Было бы оскорблением Творца считать заповеди Б-жьи лишь приказами тирана, желающего подчинить всех подданных своей воле и продемонстрировать свою силу. Следует полагать, что Он желает Своим созданиям добра, и поэтому наделил их заповедями справедливыми и полезными. Подобно тому, как на нас лежит заповедь разглядеть "перст Б-жий" в дивных природных явлениях и в событиях нашей жизни, - пусть часть тайн и останется без разгадки - так нет сомнений и в праведности Б-жьей, в стремлении постичь по мере наших сил мудрость и праведность, кроющиеся в заповедях. Этот фактор можно назвать "религиозно-аналитическим". С философской точки зрения он близок к чисто научному подходу, упомянутому в начале главы.

К изложенным аргументам прибавляется еще один, третий: религиозно-практический. Подчинение не исключает того, что субъект заповеди действует также по собственной воле и по своему усмотрению. Напротив, всякий командующий предпочитает офицеров, понимающих его намерения, для того, чтобы выполнение приказов было сознательным и соответствующим их сути. Подобное понимание еще важнее в случае заповедей религии, могущих действовать на наши представления и характер. Тора сама указывает при упоминании многих заповедей, что они напоминают о милосердии Творца и пробуждают чувство милосердия у людей (например, заповедь "пеа" - см. Ваикра 19:9). Воспитательное влияние заповедей ослабевает, если мы выполняем их лишь с целью исполнить обязанность и приобрести вечную жизнь. Но это влияние весьма усилится, если явные и скрытые смыслы заповедей найдут отражение в нашей душе. Сделанный обзор позволит нам понять объяснения заповедей, данные великими народа нашего.

Глава вторая

НАМЕКИ НА СМЫСЛ ЗАПОВЕДЕЙ В ТОРЕ

Во все времена основанием для взглядов мудрецов Израиля были намеки в Торе. Поэтому нам следует задаться вопросом, до какой степени определила Тора позиции ее комментаторов и до какой степени оставила им возможность возводить свои построения. Для того, чтобы ответить на этот вопрос, мы займемся разбором простого смысла слов Торы, исходя из веры в ее единство и цельность, как и делали все мыслители, обсуждаемые в настоящей книге.

Первый вопрос: о подчинении, которого требует Г-сподь от людей - имеет ли оно рациональный или иррациональный характер? То есть: являются ли настоящими заповедями только те заповеди, которые получены свыше, сверхъестественным путем, или же также и те, которые подсказаны нам нашей совестью? Выше мы отметили, что еврейская религия не является ни чисто рациональной, ни чисто иррациональной. Лучше всего, наверное, сочетание этих черт можно увидеть при рассмотрении заповедей, которые возложены не Торой - заповедей, которые исполняли наши праотцы и которые обязаны исполнять народы мира.

Источник заповедей до дарования Торы - воля Творца и моральный долг, диктуемый совестью человека.

С одной стороны, мы видим, что и им Б-г дает заповеди, некоторые - на время (запрещение Адаму есть с древа познания добра и зла или повеление Аврагаму уйти со своей родины), а другие - навек (например, запрет убийства или заповедь об обрезании). С другой стороны, Б-г взыскивает с людей за проступки против совести, хотя сам Творец и не провозглашал веления совести заповедями.

Например, Каин был наказан за убийство брата, хотя кровопролитие было явно запрещено лишь позже, во времена Ноаха (Брейшит 9:5-7); поколение потопа было наказано, "ибо извратила всякая плоть путь свой" (Брейшит 6:12); Сдом и Амора были сожжены за то, что их жители "были злы и весьма грешны пред Г-сподом" (Брейшит 13:13); Онан осужден на смерть, за то что не восстановил потомство брату своему (Брейшит 38:8-10); неевреи - современники пророка Амоса были осуждены за жестокость и вероломство (Амос 1:8-15); людей Нинвэ ожидала катастрофа - но они раскаялись и прекратили свои дурные дела (см. Йона, гл.З). Напротив, моавитянка Рут получила награду за верность дому покойного мужа. Значит, существуют два источника заповедей: явные заповеди Творца и глас человеческой совести. Последний источник условимся называть "рассудочным" - не в противоположность "эмоциональному", а в том понимании, которое вкладывал Кант в термин "практический разум". Это означает не произвол сердца, а принятие с помощью надежного рассуждения и чистого чувства взвешенного решения о том, что есть добро и что есть зло. Первый из приведенных нами источников заповедей - дарование заповедей свыше - кажется на первый взгляд совершенно иррациональным. Действительно, раз человек обязан соблюдать заповеди, даже если ему они кажутся противоречащими морали (например, Аврагам отослал Ишмаэля и Гагар, несмотря на первоначальное сопротивление требованиям Сары; он был даже готов принести сына в жертву), тем более человек обязан слушаться заповедей Творца также и в том случае, когда причины заповеди непонятны (например, исход Аврагама из дома своего отца в неизвестную страну).

Иррациональные заповеди не противоречат объективной морали

Более детальное рассмотрение выявляет, однако, несколько весьма характерных вещей.

Во-первых, заповедь никогда не противоречит морали в объективном понимании, а противоречие существует лишь в представлениях человека. Например, Б-г сказал Аврагаму: "Не огорчайся по поводу отрока и рабыни твоей" (Брейшит 21:12) - то есть не только "по поводу отрока", но и по поводу Гагар, которая сейчас только рабыня, а не наложница; в этих словах заключен намек на то, что Всевышний Сам будет заботиться о них - что и подтверждает дальнейший рассказ; поэтому в этом приказе нет никакой жестокости. Из этих же соображений рассказу о принесении в жертву Иц-хака предшествуют в Торе слова: "И Б-г испытывал Аврагама" (Брейшит 22:1), несмотря на то, что эти слова снимают с рассказа напряжение, характерное для художественных произведений. Читатель сразу же знает, что Б-г не желает ничего, кроме увеличения заслуг Аврагама, и в Его намерения никоим образом не входит реальное исполнение заповеди.

Во-вторых, хотя Б-г и требует подчинения заповедям по той единственной причине, что заповеди вышли из Его уст, это не означает, что в них нет постижимых разумом оснований. К формулировке вечных заповедей Писание прибавляет их обоснования: кровопролитие запрещено, "ибо по образу Б-жию создал Он человека" (Брейшит 9:6); обрезание будет "знаком союза между Мной и вами" (Брейшит 17:11). Рядом с временными заповедями не приведено никаких обоснований, но верно говорили комментаторы, что запрет на плод с древа познания был дан для пользы человека, так как ущерб от этого "знания" был намного более блага. Приказы Аврагаму уйти с родины своей и прогнать Ишмаэля происходили из желания Творца взрастить семя Ицхака на Земле Святой, и т.п.

Таким образом, первый источник человеческих обязанностей - Воля Творца - не является полностью иррациональным; скорее он является сочетанием иррационализма и его противоположности. Точнее говоря, заповеди, данные Б-гом до дарования Торы, были, в некотором смысле, иррациональными со стороны человека, так как последний был обязан исполнять их независимо от знания обоснований. Но со стороны Законодателя, Благословен Он, заповеди рациональны, для каждой из них есть соображения пользы, веры или морали.

Следовательно, тезис, сформулированный выше, верен с некоторыми ограничениями. С одной стороны, запрет человекоубийства заведомо понятен для человека (следовательно, он "рационален" для человека), поэтому запрет существовал и до его формального объявления. С другой стороны, следует подчеркнуть, что заповедь не всегда имеет "достаточную причину", говоря языком философов. Однако вообще Суд справедлив и соответствует представлениям о Б-ге в Писании; Он - Б-г живой, а не идея в образе Б-га; Он поступает согласно своей Воле, но Воля - это не произвол, так как Он -Судья праведный и Законодатель справедливый.

После обзора законов до дарования Торы, относившихся ко всем людям, можно сделать выводы и относительно законов Торы в узком смысле, то есть о 613 заповедях, данных евреям.

Моральный долг как основа выполнения заповедей и после дарования Торы

Возможно, найдутся люди, которые скажут, что нет ничего общего у жизни до и после получения Торы - ни с точки зрения основ, ни с точки зрения мотивов. В самом деле, Тора определяет нашу жизнь в малейших деталях, и это, на первый взгляд, не оставляет места для совести. Действительно, мы не находим в Торе, чтобы кто-нибудь из евреев был наказан, если только он не поступил против велений Всевышнего; с другой стороны, в Торе ничего не сказано, какую именно заповедь нарушили Моше и Агарон в Мей-Мрива (Бемидбар, гл.20) или Агарон и Мирьям своими словами о Моше (Бемидбар, гл.12).

Хотя верно, что Тора дает подтверждение голосу совести и ограничивает своими заповедями свободу выбора, тем не менее, взгляд, согласно которому еврею заповеданно лишь то, что ясно написано в Торе, совершенно ошибочен, и все великие мудрецы Израиля отвергали его. Пророки обличали дурные дела и мотивы, повлекшие их, и в тех случаях, когда они не упоминаются в Торе вовсе. Они говорили: "Блуд, вино и напитки владеют сердцем" (Гошеа 4:11) - хотя Тора не запрещает пьянства и блуд вообще. Пророки осуждали тех, кто говорит: "Когда же пройдет новолуние, и мы сможем продавать хлеб, и суббота - чтобы открыть нам житницу" (Амос 8:5), хотя нет запрета, торговать в исход субботы.

Тора действительно предостерегает от "ожесточения сердца" (Дварим 15:7) - но разве этот запрет включает слова пророка (Йешаягу 58:6): "основы злости разреши, развяжи узы ярма"? Одной из задач пророков и, возможно, не самой маловажной из всех, являлось обличить современников, которые игнорировали заповеди, не сформулированные в Торе и не закрепленные обычаем, и воображали себя полными праведниками. По следам пророков действовали все лидеры народа во всех поколениях вплоть до наших дней, подчеркивая "обязанности сердца" и мораль, чтобы разъяснить и дополнить основы, данные в Торе, с помощью чистых побуждений сердца.

В силу того, что Тора пришла не заглушить голос совести, а, напротив, усилить его, у каждого из народа Израиля, который обязан синайской клятвой соблюдать заповеди, есть две основы в религиозной жизни: первая - чисто рациональная, вторая - "комплексная".

Мы будем изучать вторую основу; следует выяснить, верно, ли то, что мы установили про слияние рассудочного и иррационального в общечеловеческих заповедях, относительно заповедей народа Израиля. Этот вопрос следует разрешать, используя приведенные Торой - явно или намеком - обоснования заповедей.

Различные типы обоснования заповедей в Торе, авторитет законодателя

Первый тип обоснований таков, что его можно назвать "обоснованием" лишь в самом широком смысле этого слова. В обсуждаемых случаях упор сделан не на ценность заповедей, а на авторитет Законодателя, благословен Он, который непременно воздаст благом тем, кто выполняет Волю Его, и накажет строптивых. Подобные мотивировки даны как для чисто культовых заповедей, так и для моральных. В обоих случаях мы находим концовку "Я - Г-сподь"; более того, добавка "и бойся Б-га твоего" встречается лишь в случае моральных заповедей (Ваикра 19:14, 32; 25:17; 36:43). Также и эти заповеди следует выполнять, прежде всего, потому, что они даны Творцом.

Цель заповедей

Мотивировки второго типа - поясняющие цели заповедей - также прибавляются к заповедям и религиозным, и моральным. Существуют заповеди, которые невозможно выполнить без принятия во внимание их целей. Это ясно в случае городов-убежищ. Также в отношении заповедей об оброненных колосках, забытых снопах, недожатом крае поля Тора указывает их цели (например, Ваикра 19:10): "Бедному и пришельцу оставь их." (Существовал распространенный обычай оставлять несколько снопов для бесов, чтобы они не вредили хозяевам; поэтому Тора обращает особое внимание на то, чтобы все осознавали истинный моральный смысл своих заповедей.)

Перейдем теперь к заповедям, знание смысла которых, согласно Торе, по меньшей мере, желательно.

Исторический смысл законов Песаха мы должны знать и сообщать нашим детям (см., например, Шмот 12:26). Заповедь о шалаше в праздник Сукот дана, "чтобы знали поколения ваши, что в шалашах селил Я сынов Израиля" (Ваикра 23:43). Заповедь цицит дана, "чтобы помнили и исполняли все заповеди мои" (Бемидбар 15:40), что невозможно для того, кто не задумывается о смысле этой заповеди; то же верно по поводу тфилин (Шмот 13:9). Заповедь о субботе тоже должна напомнить о союзе "между Г-сподом и сынами Израиля" (Шмот 31:16) и служить знаком этого союза - а это возможно лишь при осознании ее связи с седьмым днем Творения; эта связь дана уже в Десяти Заповедях.

Связь с другими заповедями или общими культовыми и логическими принципами

Есть заповеди, обоснованием которых в Торе являются другие заповеди или общие утверждения, обрядовые или моральные. О царе сказано: "не умножайте ему лошадей и да не вернет он народ в Египет...", "не умножайте ему жен и да не развратится сердце его" (Дварим 17:16 и далее). Запрещено заключать союз с обитателями Страны Израиля и даже жалеть представителей семи хананейских народов, чтобы они не оказали на нас дурного влияния (Шмот 34:12, Дварим 20:17 и др.). Нельзя подниматься на жертвенник по ступенькам, так как надо остерегаться открытия наготы (Шмот 20:26). Логические доводы приводятся в Торе для обоснования оправдания обрученной девицы, подвергшейся изнасилованию (Дварим 22:28). Смысл таков: как нельзя обвинить убитого (и вообще любую жертву насилия), так и не следует осуждать изнасилованную. Сказано: "Не суди превратно ни пришельца, ни сироты; и не бери в залог одежды вдовы. И помни, что рабом был ты в Египте, и выкупил тебя Г-сподь, Б-г твой, оттуда - поэтому я и повелеваю тебе делать это" (Дварим 24:17-18). То есть из того, что Я спас вас из рабства, логически вытекает, что Я буду обращаться с вами, как хозяин, наставляющий рабов.

Таким же образом следует, вероятно, объяснять довод: "Ибо всякий первенец - Мой; в день избиения Мною всякого первенца в стране египетской посвятил Я Себе всякого первенца в Израиле, от человека до скота" (Бемидбар 3:13). Другое заключение выводит Писание из того же факта в стихе: "Потому что они Мои рабы, которых я вывел из земли Египетской, не должны они быть продаваемы, как продают рабов" (Ваикра 25:42). Также из сказанного "Г-споду принадлежит земля и все, наполняющее ее" (Тегилим 24:1) следует: "А земля не может быть продаваема на веки, ибо Моя земля" (Ваикра 25:23).

Следует отметить, что все эти логические предпосылки находятся в области морали или обряда, но их нельзя объяснить только заботой о пользе для исполняющих заповеди. В Торе нет ни одного стиха, который был бы лишь полезным советом. Даже те обоснования, которые говорят о пользе, такие как "и весь Израиль услышит и убоится", "чтобы отдохнули и раб твой, и раба твоя, как ты", "сделай перила на кровле твоей, чтобы не пролилась кровь в доме твоем, если упадет кто-нибудь с нее" (Дварим 22:8), - все же относятся к области морали. И в тех случаях, когда Тора в связи с некоторыми запретами говорит, что грехи эти "оскверняют" (Бемидбар 31:33) землю, и предостерегает, "дабы не изрыгнула вас земля" (Ваикра 20:22), эти стихи, по сути, не отличаются от тех, где приводится обещание типа "дабы продлились дни ваши". Все эти выражения не ущемляют морального значения перечисленных заповедей.

Апелляция к чувствам человека

Доводы, основанные на чувствах человека, - одни из самых важных. Заповеди даны не ангелам и не философам, а деятельному, горячо чувствующему народу. Поэтому Тора обращается в обоснованиях заповедей не только к рассудку, но и к чувству, стремясь вызвать в сердце человека чувства любви или отвращения. Иногда это достигается прибавлением отдельных эмоционально насыщенных выражений, как-то: "изменивши ей" (стих в Шмот 21:8 осуждает господина, презревшего рабыню) или: "за то, что ты насиловал ее" (Дварим 21:14). В других случаях добавляются целые стихи, например: "чтобы отдохнули раб твой и раба твоя, так же как и ты", "и помни, что был ты рабом в стране египетской", "и пришельца не притесняй; вы же знаете душу пришельца, так как пришельцами были вы в земле Египетской" (Шмот 23:9).

Связь между нашей историей и защитой прав пришельцев и рабов не есть чисто логическая связь. Тора уверена, что в сердце читателя коренятся "комплексные" чувства, то есть не просто эмоции, связанные с добром и злом, но также религиозные и, возможно, даже эстетические элементы. Например, слово "мерзость" употребляется и по отношению к злодейству (Ваикра 18:26 и далее), и по отношению к запрещенным половым связям (Ваикра 18:26 и далее), и по отношению к запрещенной пище (Дварим 14:3). Понятия "чистота" и "скверна" сравнительно редко употребляются в моральном смысле, но когда Тора призывает: "Не оскверняйтесь всем этим" (Ваикра 18:24 о запрещенных связях), этот призыв основан на уверенности, что у воспринимающего текст возникнет чувство отвращения к скверне.

Среди подобных понятий мы находим и "святость". Заповеди, имеющие отношение к святости, характеризуют "людей святых" (Шмот 22:30), в том числе когенов, которых "освящает" Г-сподь (Ваикра 21:8), а также "день святости" (а у пророков и в "Писаниях" также: "гора святости", "святой Храм"). Требование святости в Торе основано на убеждении, что этот призыв найдет соответствующий отклик в сердцах читающих.

Есть в Торе даже заповеди, которые не даны в категорической форме, а только в условной - то есть подразумевающие желание принять их. Это ясно, когда речь идет об обетах (в том числе и об обете назира). Тора не преувеличивает их ценности: "Но если воздержишься ты от обета, то не будет на тебе греха" (Дварим 23:23). Вся идея заповедей об обетах лишь в руководстве желаниями верующего. То же верно относительно добровольных жертв и, в более широком смысле, храмовой службы вообще, к которой стремится верующий еврей, "как олень стремится к источнику вод" (Тегилим 42:2). Весьма важен факт, что не только заповеди из сферы морали, но и обрядовые заповеди основаны на стремлениях сердец наших и эмоциях.

Глава третья

ВЗГЛЯД МУДРЕЦОВ ТАЛМУДА

Хотя намерения мудрецов Мишны и Гемары состояли лишь в том, чтобы разъяснить Тору, они не удовольствовались лишь раскрытием основного, первичного смысла Писания ("пшат"). Говоря о своих комментариях, они сами применили толкование стиха "Ведь слово Мое ... подобно молоту, разбивает скалу" (Ирмеягу 23:29, см. Сангедрин 34а, Шабат 886) в качестве подтверждения того, что один стих может содержать множество разных смыслов. Можно провести сходное сравнение и с электрическими искрами, проскакивающими между полюсами. Заряды в одном полюсе как бы стремятся к единению с зарядами в другом полюсе - так же и душа комментатора стремится к Торе, а Тора говорит "толкуй меня". Только тот, кто понимает амбивалентный характер толкований мудрецов, влияние их чисто еврейских переживаний, дополняющее их понимание смысла Писания, - может понять суть заповедей и их мотивировку.

1. Иррациональный характер заповедей при взгляде со стороны человека



Похожие документы:

  1. ТЕГИЛИМ «ШАТЕР ЙОСЕФА-ИЦХАКА»

    Документ
    ... трудах следующих комментаторов: р. Шломо Ицхаки (Раши, 1040-1105), р. ... , стр. 102. [4] Кабалиста р. Ицхака Лурии Ашкенази (1534-1572). Имеются ... ... и т. д. * * * СБОРНИК ПИСЕМ р. Иосефа-Ицхака Шнеерсона Предисловие Любавичского Ребе, р. Менахема ...
  2. Стол Предсказание о Гоге Вопросы учеников

    Документ
    ... Ничего, я только сказал: «Яаков Ицхак...» -Как? Яаков Ицхак? -Да, так его зовут ... среди адморов и хасидов. Леви Ицхак славился человеколюбием и пламенной любовью к ... барана, принесенного в жертву вместо Ицхака, возвестит о приходе Мессии. СОДЕРЖАНИЕ ...
  3. חילא, которая положена ей. И всё было в земле, и не выходили ростки в мир до того, как создался человек. Поскольку же создался человек, всё показалось в мире, и земля открыла ростки, и силу, которая хранилась

    Документ
    ... , до того, как родился Ицхак. Когда родился Ицхак, поднялся к месту своему, и ... не достойно упоминать перед Ицхаком. 464. Сказал р. Ицхак: "И увидела Сара", - глазом ... сказали, что "Авраама" написано, а не Ицхака, Ицхак тоже включился в это, в этот стих ...
  4. Печатано в типографии Кефар-Хабад

    Документ
    ... наших трех патриархов — Авраама, Ицхака и Яакова. אלו דברים СЛЕДУЮЩИЕ ПРЕДМЕТЫ ... 400 начались с момента рождения Ицхака. Ицхаку пришлось иметь дело с врагами ... Акеда עקדה "Связывание". Попытка принести Ицхака в жертву. Алаха הלכה Законодательная часть ...
  5. Шулхан Арух «Кицур Шулхан Арух»

    Документ
    ... Любавичского ребе, р. Йосефа Ицхака). 2. Перечислим дни установленных ... сидурах, составленных согласно указаниям р. Ицхака Луриа Ашкенази и других кабалистов, ... , 2:8 1 цедек 1 Тору 1 р. Аврагам Ицхак Шперлинг 2 Любавичский Ребе 1 наступающий месяц ...

Другие похожие документы..