Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Расписание'
 Данченкова А.В., ауд. 35(ст. преп. Розанова Е.И.)ст. преп. Удоденко Е.Н., ауд. 33 зачет 1 .00 Примечание: сессия будет проходить по адресу: м....полностью>>
'Документ'
аренды водопроводных сетей протяженностью 6725 п.м., расположенных на территории с. Дзержинское Дзержинского района Красноярского края по адресу: ул. ...полностью>>
'Документ'
1 17 5 14 Куйбышевский 0 33, 3 10 15 Барабинский 54 1,1 150 71 1 Здвинский 8 75,4 8 91 17 Убинский 5 33,0 43 19 18 Каргатский 118 401,7 1 5 300 19 Чул...полностью>>
'Документ'
8 4 3, 35 4,4 3 4, 100 7 100 80 Обществознание 0 17 13 1 34 4, 31 4 34 4,5 31 4, 100 94 100 9 Английский язык 7 1 5 4,8 4 4, 4 100 100 100 100 Черчени...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

140

jyjp 38/4054, позднее в ходе боевых действий частично заменен« ные на трофейные ППШ и фаустпатроны.

По соседству с власовцами в учебном лагере стоял цapatj отделенный колючей проволокой, в котором содержались рус, ские заключенные в классических полосатых робах. «Положе, ние оказалось щекотливое для нас и нашего начальства, - вспо. минал Иванов. - Там русские заключенные под немецкюц сапогом, а мы в форме Германии, с щитом Андреевским РОД на рукаве. Неожиданное положение длилось недолго. Отстранив стражу в бок, которая к удивлению не сопротивлялась, наша бражка стала навещать заключенных, нося им еду, до тех пор, пока мы там были. Как-то раз вечером заскочил туда, застав картину, пару наших резались в карты за столом с кацет-никами. Так и не знаю, что там происходило после нашего отъезда на фронт. Припоминаю по разговорам, что там были разного рода русаки, включая военнопленных красноармейцев. Каким-то образом нашелся общий язык и понимание положения. Такой случай во вражеской стране не забудешь».

Накануне отправки на передовую власовцы выпили, но умеренно, хотя вернувшийся из увольнения в лагерь Иванов, застав товарищей по оружию во главе с Ламсдорфом навеселе, подумал, что «все они праздновали тризну сами по себе». 6 февраля отряд прибьш в район севернее Кюстрина на среднем Одере, в штаб 303-й учебной дивизии «Дёберитц» (301-й, 302-й пехотные и 22-й зенитный полки) генерала Хюбнера, входившей в состав CI армейского корпуса 9-й армии Вермахта генерала пехоты Т. Буссе (группа армий «Висла»), Боевую задачу отряду ставил командир корпуса генерал-майор В. фон Берлин-В тот момент в полосе действия дивизии «Дёберитц» танй' противника отсутствовали. Берлин предложил Сахарову сыграть важную роль в операции по уничтожению предмостног" Укрепления и захвату населенного пункта Ней-Левин межДУ Вриценом и Гюстибезе (северо-западнее Франкфурта на Одере' Кенигсбергский район).

Указанное предмостное укрепление, опиравшееся главны''' образом на опорные пункты в Ней-Левине и Карлсбизс, игр'1' Ло важную роль на Кюстринском плацдарме и удерживало1-'" 141 шшшш

силами 230-й Сталинской стрелковой дивизии под командованием Героя Советского Союза, полковника Д. К. Шишкова (9-й Краснознаменный стрелковый корпус 5-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта). Командир корпуса, генерал-майор И. П. Рослый, понимал всю важность удержания предмостного укрепления и обращал особое внимание Шишкова на недопустимость его утраты.

В начале февраля части и подразделения 230-й Сталинской дивизии (986-й, 988-й, 990-й стрелковые полки, 554-й саперный и 624-й связи отдельные батальоны) добились заметного успеха в своей полосе боев, непрерывно тесня 333-й маршевый батальон и 339-й танковый гренадерский батальон дивизии Вермахта «Дёберитц». Защищал Ней-Левин и Карлсбизе 990-й стрелковый полк гвардии подполковника В. В. Кондратенко, батальоны которого переправились на плацдарм 2 февраля. К тому моменту форсировавшие р. Альт - Одер и оседлавшие шоссе Ней-Левин - Гюстебизе подразделения 988-го стрелкового полка майора А. М. Ожогина отбили двадцать шесть контратак 333-го маршевого батальона и прочих частей дивизии «Дёберитц».

В ночь с 4 на 5 февраля немцы прорвали советскую оборону иа стыке 990-го полка и 301-го полка соседней 301-й стрелковой дивизии, однако утром первый батальон 986-го полка восстановил положение. В 11 часов утра 5 февраля до батальона немецкой пехоты при поддержке 15 танков вновь атаковало позиции 990-го полка, но бойцы первого батальона капитана Ф. Ф. Чепурина отбили атаку. Штаб 230-й дивизии (несомненно, преувеличено) оценил потери Вермахта за 5 февраля в 400 убитых, показав свои потери в 27 убитых, 98 раненых и 6 орудий 76-мм.

Обстановка на плацдарме оставалась крайне напряженной. Отряд Сахарова 7 февраля переместился в деревню в районе платформы Борегорд и поступил в распоряжение командира 302-го пехотного полка пехотной дивизии «Дёберитц» майора Вагнера. И по воспоминаниям власовцев, и по данным разведотдела штаба 230-й дивизии, 302-й полк был сильно измотан, средняя численность немецких пехотных рот составляла 75-90 человек. Немцы, по разным свидетельствам, выглядели 142

Устало и измученно. Ю. Иванов вспоминал: «Вечер в поселке. Червое подавляющее зрелище. Куча величиной с сельскую хату Немецких изуродованных касок. Трофеи своих же постоянных Штурмов на предмостное укрепление. Я же подумал, сколько *е трупов там осталось. По улице, развороченной танками, Шло передвижение людей и брони разного вида. Зимние деревья по бокам без листьев. Колонны усталых небритых солдат. Танкисты в черной форме. Все броневые части на ночь отходили с передовой для того, чтобы под утро опять идти обратно на поддержку позиции следующего дня. Помахав фрицу рукой, сидящему на броне танка, крикнул: "Как дела там?'' Он отмахнул тоже, ответив: "Дерьмо, девятый раз возвращаемся". Это означало сколько раз ходили в атаку. И не могли сбросить Советы за Одер. Выдали нам рацион. Сигареты, шоколад в виде круглой швейцарской коробки сыра с надписью "Только для штурма" ... Нас спросили, если кто хочет перед наступлением сдать на хранение документы или знаки РОА. Я лично не сдавал, да и другие тоже не сдавали ничего».

В группе Сахарова в то время произошли некоторые изменения: командование одним из взводов принял капитан Ламсдорф, так как поручик Анихимовекий получил травму на учебных стрельбах из «панцерфауст», а сам Сахаров заболел ангиной и не мог выйти с отрядом непосредственно на позицию. Не желая рисковать всем отрядом. Сахаров выделил для участия в операции один ударный взвод (22 человека), жребий командира которого вытянул поручик А. Высоцкий.

План операции, составленный вместе с командиром штурмового батальона Вермахта, выглядел так: на рассвете взвод Высоцкого вместе с взводом немецкой пехоты должен был ворваться в Ней-Левин, открыть стрельбу из фаустпатронов, внести переполох и выкриками на русском языке создать иллюзию атаки русскими ротами. После начала операции под прикрытием артиллерии в прорыв планировалось ввести штурмовой батальон. Власовским связистам предписывалось при обнаружении кабеля связи противника подключиться к нему и прослушивать переговоры. Штурмовой взвод разделился на две группы: большую, под командованием Высоцкого, и меньшую, 143

под командованием фельдфебеля Дьяченко. Власовцам придали один тяжелый MG42 с немецким расчетом. Операции предшествовала, по воспоминаниям участников, «рискованная разведка в тылу противника». Непосредственно перед атакой, около 4.30 утра, немцы «заправились хорошенько водочкой», но из власовцев водку в этот раз почти никто не пил, и свои порции они отдали союзникам.

Боевое донесение №017 штаба 230-й дивизии в штаб 9-го стрелкового корпуса показывает, что решающая атака Ней-Левина началась на рассвете S февраля. В демонстрационной атаке аласовцы выстрелами из «панцерфауст» и огнем из личного оружия вызвали смятение у обороняющихся красноармейцев 990-го стрелкового полка, а также подавили огонь батареи ПТО, обстреливавшей дорогу подхода штурмового батальона Вермахта. Один из бойцов отряда так описал его начало: «Был дан залп "панцерфаустами", и казак Кубанского войска хорунжий Е. выскочил наверх и, падая под пулями, еще 5'спел крикнуть: "Не стреляй - свои, русские, идут", после чего стрельба была прекращена, и ближайшие стали сдаваться».

В деревне власовцы захватили шестерых пленных, двое из которых добровольно вступили в отряд Сахарова. Начатая власовцами атака успешно развивалась... К 12 часам дня в Ней-Левине немецкой пехотой, одним танком и тремя самоходными орудиями был окружен первый батальон 990-го стрелкового полка капитана Ф. Ф. Чепурина, долгое время оборонявшийся в окружении, а позднее был окружен и второй батальон майора M. H. Саранчука. Эти батальоны понесли значительные потери. В боях за Ней-Левин взвод Высоцкого принимал активное участие, и населенный пункт был окончательно занят немцами 9 февраля. Благодаря этому обстоятельству к вечеру 9 февраля два батальона германской пехоты атаковали Карлс-бизе, прочно овладев важным населенным пунктом к двум часам ночи 10 февраля.

Война есть война. Но на войне обычные человеческие эмоции чаще всего превалируют над любыми идеологическими стереотипами противоборствующих сторон. В советском кинематографе и в художественной литературе, в наибольшей сте-144

пени повлиявших в нашей стране на общественное восприятие Событии Второй мировой войны, даже военнослужащих Вер-махта в большинстве случаев нам представляли какими-то звероподобными монстрами, не говоря уже о власовцах, которым вообще отказывали в праве на человеческую сущность. Поэтому нижеследующее искреннее, непритязательное описание боя одним из его рядовых участников нам показалось и в высшей степени любопытным, и естественным55.

«Глубокой ночью, двинулись с проводником, куда-то в темноту, по направлению взвивающихся, освещая все и вся, ракет. Через некоторое время дошли до какого-то строения, в подвале которого горели свечки-плошки, освещая много сидящих у стен, уставших немецких солдат. Строение было как бы на половину расстояния до передовой. Пункт, приготовления к утренней атаке. Об отдыхе не могло быть и речи. Сняряды, нет, да нет, свистели над домом. Усталое войско. в желтом свете подвала, не было веселое. Измученые люди старались не думать, закрыв глаза, о предыдущих часах. Если кто переговаривался между собой, то в пол-голоса, или шепотом. Иногда, становилась жуткая тишина. Я же имел чувство какого-то отупения. Поставив моих пару сундучков, с лентами, подсел к моему пулеметчику. Он тоже, наверное, как и я, думал, будь, что будет.

Вскоре послышались шаги по лестнице в погреб. Нам передали вызов. Время пришло двигаться, Разводящий, который знал линию передовой, своей и советской, предупредив нас не шуметь ни чем, шепотом передавая указания один другому, гуськом тнхо двинулись, останавливаясь, замерев, не двигаясь, когда взлетали белые ракеты. Ожидая их падение и неожиданной, потом вспышке на земле. Малейший шорох или движение под освещением ракет, мог возбудить огонь оттуда, подай рукой впереди, советской позиции. Пропели где-то петухи. Значит, было уже за три часа утра. Шепотом приказали залечь и не двигаться. Про обязанность не вызывать недоразумение в начале атаки, нам не напоминали. Так мы и лежали, нос к носу с нашими же, только красного цвета, братьями. Никто из нас, да и я из Югославии. ' еще не были в положении такого тупика. Не знаю как наши отцы, те или другие, во времена революции, могли гвоздить на смерть один другого. Лежа ждали чего-то. Взвилась одна, другая и т.д. красные ракеты. Ну, подумал я, сейчас начнется. Сзади нас по всей линии раздался грохот начинающейся артилерийскоЙ подготовки. Рев. wnici, шуршание летящих ливнем снарядов, разразился впереди и под но-

145

Кирилл Александров

Армия генерала Власова, 1944-1945

сом. осыпая нас в темноте, землей и всяким барахлом. Ошибись они на пятьдесят метров, так от нас остался бы одни пух. Спрятав голову Между моими сундуками с двумя пулеметными лентами, в голове был "шурум-бурум".

Боже! Не дай исчезнуть, не поцеловав девочки! Если мы еще живы и можем кое-как соображать, кто же напротив нас мог уцелеть в такой ураган, валившийся на них. Неожиданно, почувствовал удаление артогня от нас на пару сотен метров, может быть и больше, в тыл советской линии. С нашей стороны, от правого до конца левого фланга взвились зеленые ракеты. Раздалась команда: "Форвертс!" ("Вперед!"). Со всех сторон воскресли из земли сотни теней, ринувшихся на рассвет горизонта. Здраво рассуждая, отпора, с советской стороны не должно было быть. Какой дьявол помогал им, мне было не понятно. Станковые пулеметы, наверное, тачанки. Скорее назвал бы их швейными машинками. Начали резать тьму, по пояс высотой. Следить за их движением можно только было по приближавшимся н уходившим вправо и влево огневым вспышкам. Минометы тоже не молчали. Русская гречиха и германское масло смешалось. Было очень все разнообразно. В тот момент выполнять задание, по-русски делать выкрики, сотворяя недоумение, напротив, было невозможно. Человек сам себя не слышал. Да и воздуха в легких не хватало. Мой пулеметчик дал куда-то очередь, а пулемет заел. Кинул он этот новый "MG'\ я тоже бросил ящики и, сняв автоматы, побежали за темными духами воставшнх. На бегу наступал в темноте на трупы, головы мертвых, валяющие деревья, не было времени для разбора. Нажал курок пару раз, куда-то повыше, чтобы не поразить в спину бегущих впереди. Попадать в кого-нибудь и не думал. Артподготовка делала это не первый раз.

Позже по беспроволочному телеграфу услышал, что потеря была утром из 9-ти батальонов больше 125 человек. В нашей группе меньше стало на одного убитого и пару раненых. Правее меня, спешно обошла часть немецких солдат, нагруженных чем-то на спинах, по направлению, недалеко лупившей огнем тачанки за сараем. Каждый раз по приближению огня, валился целовать землю. Не прошло пяти минут, как длинные языки пламени начали облизывать гнездо пулемета, который моментально заглох. Тени обогнавшие меня были огнеметным отделением. Уже почти был рассвет. Добрались с задних дворов до домов, по окраине проселочной дороги, шедшей полукругом. Дома были пустые. Очевидно, Советы отошли временно через дорогу и пустырь посередине, на другой конец села. Влетев в довольно солидное строение, за нами проскользнула часть немецких офицеров, с радистом, который нес радиопередатчик вмести рлнца Ьып гго штаб наступающих 146

Организация и кадры ВС КОНР

частей. Командный пункг был основан в погребе. Дисциплина и организация высшего качества. Приказы летели один за другим. Радист едва успевал лавировать между сбоил* начальством. Советская сторона отстаивалась, крепко держа под огнем пустырь и дорогу перед нами. С тылу к нам подползли танки... Один встал прямо у входа к нам в дом. Изредка давал залп по той стороне пустыря. Выходя из погреба, опасались окон из-за снайпера, с той стороны. Однажды сунув нос, посмотреть танк, что-то громко щелкнуло, один солдат заметил, что это противотанковая советская винтовка56, [...]

Этот первый значительный день в начале данного нам спецзадания, подходил к концу. Часа в четыре после обеда, немецкое начальство, под которым мы были в этот день, решило продвинуться вперед, от своей небольшой занятой территории. Двинули несколько танков, одарив елевого фланга по улице вокруг пустыря. Каким-то образом рослый парень из группы капитана Ламсдорфа и я. попали идти боковой окра-нон первого танка, абсолютно не помню. Наверное, л остальным из нас, выпала такая же доля. Расскажу только о нас двоих. Наступление началось вдоль вереницы домов, с левой стороны по дороге. По бокам деревья, с правой стороны пустырь. Впереди ждали незваыных гостей, т.е. нас, укрепившаяся Красная армия, одерская десантная сила. Части немецкой пехоты тоже перебегала, наступая. Бронемашины шли на расстоянии, друг за другом. Огонь начал усиливаться. Впереди налево уходила еще одна проселочная дорога. Продвигались очень медленно. Сопротивление усилилось еще больше. Дошло до того, что я и Вася, назовем его так, бросили охрану танка, переходя из дома в дом параллельно. Однажды, когда танк остановился, мы заскочили в какой-то погреб. Получили сюрприз. Эвакуированное население оставило там много варенья в банках. Долго не думая, набросился лопать сладости. Не успел насладиться, как влетел какой-то сержант и заорал: 'Таус"-вои к танку! Ничего не поделаешь, не подчинишься, застрелит. При* каз есть приказ. Подскочили обратно к танку. Не успев сказать песенку «га», услышал шуршание летящих облаком мин. Мне только удалось броситься между двумя немецкими трупами. Помню еще, один был простой солдат, а другой в форме матроса речного флота. Уткнув нос в землю, остался жив. Мины взрывались везде вокруг. Танкистам было легче, просто закрыли башни. Васька тоже остался жив»,

В бою выстрелами из «панцерфауст» добровольцы Сахарова уничтожили две советские противотанковые пушки. Кадет Ю. Иванов, участвовавший в операции во взводе Ламсдорфа

147

Кирилл Александров

Армия генерала Власова, 1944-О945

вторым номером пулеметного расчета, вспоминал, что на попавших в плен красноармейцев сильное впечатление произвел факт штурма Ней-Левина русскими. Один из раненых красноармейцев, которого двое власовцев с риском вытащили на себе из зоны обстрела, прошептал: «Братцы, если бы мы знали, что вы здесь». Трех захваченных раненых советских солдат саха-ровцы перевязали и, по словам Иванова, «в петлицы повесили картонные записи по-немецки "Wlassow-Leute"57. Позже вечером, погрузив их на танки, отправили в тыл. Эта картонка предохраняла их доставку в госпиталь живыми».

Иванов подтверждает, что во взвод Ламсдорфа добровольцами вступили сержант и красноармеец, затем оставшиеся в противотанковом отряде и участвовавшие в разведпоисках под Шведтом. Сахаров встретил соратников триумфально. «Встреча длилась глубоко в ночь, - пишет Иванов, - выпивки и закуски было вдоволь. Первое спецзадание было выполнено. Все овцы почти целы, и фрицовские волки сыты. Никто не поднял руки вверх или сдавался. Что требовалось доказать».

Первый опыт боевого использования власовцев оказался наредкость удачным; все чины взвода Высоцкого получили награды из рук командира пехотной дивизии «Дёберитц», в том числе четверо (среди них и Высоцкий) - Железные кресты II класса. За общее командование отрядом Железным крестом II класса был награжден и полковник Сахаров, хотя его участие в ней-левинскон операции представляется минимальным. Потери власовцев в Ней-Левине были весьма скромными: двое убитых и трое раненых (в числе последних - поручик А. Высоцкий).

Потери 990-го стрелкового полка за бой в Ней-Левине 8-9 февраля составили убитыми 87 человек, ранеными с эвакуацией в госпиталь 327-го отдельного медсанбата- 104 человека, пропавшими без вести- 18 человек. Безвозвратных потерь среди командиров не было, все безвозвратные потери красноармейцев пришлись на рядовой и сержантский состав 990-го полка. Командование 9-й армии доложило в штаб группы армий «Висла» о взятии Ней-Левипа, Карлсбизе и Керстен-бруха вечером 9 февраля и, по выражению И. Хоффмаина, «это 148

Организация п кадры ВС КОНР

был один из немногих успехов в те критические дни и недели на берлинском фронте». Группу власовцев упомянули в сообщении как проявившую «высокие боевые качества и незаурядное мужество». Сообщение журналиста К. К-ова в статье «Бизнес Сахарова - преступления» о том, что Сахаров якобы приказал расстрелять прямо на поле боя семь своих солдат и двух офицеров за попытку перейти на сторону Красной армии, а весь его отряд на следующий день «был уничтожен советскими танками за несколько минут»58, не имеет ничего общего с действительностью. Состав участников отряда известен почти поименно, как и нх последующая судьба.

На протяжении последующих двух недель ударный противотанковый отряд полковника И. К. Сахарова провел без потерь две разведки боем на Одерском фронте у Шведта и принял участие в отражении танковой атаки у Старгарда (южнее и западнее Штеттина). Разведки дали ценные результаты, но власовцев поразила «неосведомленность отдельных германских частей - зачастую разведчики обстреливались немецкими постами, не имевшими даже понятия, что на их отрезке ведется разведка и не знавших условленного пароля». В районе Шло-тенца, под Старгардом, власовцы из отряда Сахарова уничтожили 12 советских танков и захватили в плен во время одной из разведывательных операций трех командиров Красной армии. О результатах двухнедельного пребывания отряда Сахарова на Одерском фронте красноречивее всего говорят боевые награды: 8 Железных крестов I класса, 24 Железных креста [Г класса и ряд знаков отличия для восточных добровольцев. Добровольцы А. Куслин, Ю. Иванов и В. Усько заслужили производство в унтер-офицеры.

В конце февраля отряд Сахарова возвратился в Берлин и был расформирован. Полковник И. К. Сахаров 24 февраля принял командование над двумя батальонами 714-го восточного пехотного полка, ранее входившего в состав 599-й русской добровольческой бригады в Дании. К 10 марта Сахаров сформировал на основе батальонов 1604-й русский пехотный полк и занял с ним во втором эшелоне участок фронта в районе Гарца. Оперативно полк подчинился боевой группе «Клоссек» 149

Кирилл Александров

Армия генерала Власова, 1944-1945

3-й танковой армии Вермахта генерал-лейтенанта танковых войск X. фон Мантейфеля. Ряд командных должностей в полку заняли его бывшие подчиненные по ударному противотанковому отряду (майор Г. П. Герсдорф - начальник штаба и др.).

Частные успехи, одержанные казаками и власовцами на Восточном фронте зимой 1944—1945 гг., в известной степени, могли лишь стимулировать, но не определять темпы формирования власовской армии, й в крупном бою на Драве, и в совершенно незначительном - на Одере специфический противник, атаковавший советские оборонительные позиции, проявил настойчивость и храбрость. В обоих случаях русские добровольцы, как их называли немцы, применяли эффективное по тому времени оружие «панцерфауст» и «панцершрек»5'. Следовательно, на фронте немцы доверяли это оружие русским. Но вместе с тем, положительные результаты практического боевого использования русских добровольцев последней военной зимой реально никак не отразились на темпах развертывания пехотных дивизий. Материально-технические возможности Вермахта иссякали, а недоверие со стороны нацистской элиты к деятельности КОНР усиливалось.

Восточные добровольцы в Люфтваффе и военно-воздушные силы КОНР

Февраль 1945 г. в сравнительном отношении для ВС КОНР оказался более результативным, чем предыдущие месяцы. Иллюзии подкреплялись и еще одним немаловажным событием. 2 февраля Главнокомандующий Люфтваффе (Luftwaffe; далее по тексту LW) рейхсмаршал Г. Геринг дал согласие на организационное преобразование авиационного подразделения полковника В. И. Мальцева в авиачасти, получившие официальное название ВВС КОНР или «авиация армии народов России» (Luftwaffe der Streitkrдfte der Volker Russlands).

История службы граждан СССР в LW во время войны наименее известна. Вероятно, одной из первых восточных добровольческих частей в LW уместно считать техническую роту

150

Организация и кайры ВС КОНР

(ок. 200 чел.; Technische Kompanie) в батальоне аэродромного обслуживания в Смоленске, сформированную весной 1942 г. Рота включала в себя технических специалистов, использовавшихся на подсобных работах. В 1942 г. возникли и другие восточные подразделения в LW: кавказский полевой батальон при IV воздушном флоте (Luftflotte 4 ein kaukasisches Feldbataillon), рота пропагандистов при VI воздушном флоте (Luftflotte 6 ein Ostpropagandakompanie) и т.д.

Первая попытка сформировать русскую летную часть была связана с инициативой, проявленной в начале августа 1942 г. группой русских офицеров Абвергруппы-203 (Abwehrgruppe-203, Осинторфская бригада, или Русская национальная народная армия). В числе инициаторов акции, в первую очредь, мы должны назвать капитана ВВС Красной армии Ф. И. Рипушинского - командира эскадрильи 13-го авиационного полка скоростных бомбардировщиков, сбитого в воздушном бою в 1941 г. и вступившего в РННА из лагеря военнопленных. Замыслы инициаторов простирались до формирования в составе РННА авиационного отряда за счет комплектования материальной части трофейной техникой. В состав будущей авиагруппы вошли 9 летчиков, 3 штурмана, 4 стрелка-радиста, 6 инженеров и техников. Основой для занятий послужили доставленные в Осинторф учебные материалы Могилевсюго аэроклуба. В начале сентября 1942 г. начались занятия по теории авиации и полетов, навигации, метеорологии. Группа продолжала неформально существовать вплоть до февраля 1943 г., когда произошла ликвидация Осинторфской бригады, но до стадии практических полетов дело так и не дошло.

Вопрос о создании летного подразделения фронтового использования в силу специфических условий его комплектования и существования мог быть решен только при активном участии немецкой стороны. Тем более что в истории ВВС Красной армии существовали перелетчики - явление беспрецедентное для традиций русской авиации. Перелеты из СССР за рубеж по политическим мотивам случались еще в 1920-1930-е гг. Так, например, 1 февраля 1927 г. в Польщу перелетел» в одном самолете командир XVII авиаотряда Клим, бывший прапорщик 151

Кирилл Александров

Армия генерала Власова, 1944-1945

Русской армии, и старший моторист Тимащук. Правда, последний 22 февраля прибыл в советское полпредство и вернулся на родину, где 8 мая был приговорен к расстрелу, но, учитывая «чистосердечное раскаяние», суд смягчил наказание до 6 лет лагерей. Дальнейшая судьба моториста неизвестна. Клим получил в Польше вид на жительство на имя Рублецкого, затем служил референтом польской печати и во второй половине 1930-х гг. уехал в США. В 1934 г. на территорию Латвийской республики из Ленинградского ВО перелетел Г. Н. Кравец60, в 1938 г. на самолете «У-2» иа территорию Литовской республики - начальник Лужского аэроклуба старший лейтенант В. О. Унишевский.

К 1943 г., по данным И. Хоффманна, которые он приводит на основании официальной статистики ОКЛ (Oberkommando der Luftwaffe), на советско-германском фронте на сторону противника перелетели 66 самолетов ВВС Красной армии, а в первом квартале 1944 г. прибавились еще 20. Среди «воздушных перебежчиков» 1941-1943 гг. мы назовем капитана В. К. Рублевика, перелетевшего к Немцам иа ЛАГГ-3, лейтенанта О. Соколова, перелетевшего на МиГ-3, старшего лейтенанта В. В. Шияна и др. Шиян s 1941-1943 гг. участвовал в боевых действиях на Восточном фронте в составе специальной группы из четырех самолетов. По сообщению газеты «Голос Крыма» (Симферополь), 10 мая 1943 г. в районе Пскова сел истребитель Як-7, в котором находились два летчика (старший лейтенант Борис A., 191S г. р. и Пётр Ф.), якобы перелетевшие под влиянием власовских листовок. Этот эпизод еще нуждается в уточнении.



Похожие документы:

  1. Юрий Цурганов Белоэмигранты и Вторая мировая война Попытка реванша 1939-1945 На линии фронта Правда о войне –

    Документ
    ... // Посев. 2000. № 5, 6. Александров К. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А.А. Власова 19441945. М.: Посев, 2009. 1120 с. ... Андреева Е. Генерал Власов и Русское ...
  2. Александр Солженицын Архипелаг гулаг

    Документ
    ... исследования Том 1 (части 1 и 2) Александр Солженицын «Архипелаг ГУЛаг» – историей ... Здесь уместно сопоставить Власова с командующим 19-й армией генерал-майором Михаилом Лукиным, ... немногие доехали живыми. Зимами 1944-45 и 1945-46 годов в посёлок ...
  3. Александр Кац «Евреи. Христианство. Россия»

    Документ
    ... Но вот, наконец, в 1945 г. в египетском селении Наг-Хаммади ... На жалобу генерала Гурко по этому поводу Александр Александрович ... ленными. Следует отметить здесь армию ген. Власова, дивизию СС "Гали- ... в Германию. В 1942 - 1944 гг. туда было вывезено свыше ...
  4. Александр Александрович Бушков Красный монарх

    Документ
    ... 1939 по 1945 год мы хотели ... Александра. В 1956 г. Александр Давыдов, внебрачный сын Сталина, был майором Советской Армии ... , 1933. Коняев Н. М. Два лица генерала Власова. М.: Вече, 2001. Коняев Н. М. ... 1942–1943. Л.: Лениздат, 1944. Семанов С. Брежнев. М.: ...
  5. Форум «четвертый рейх» /forum/

    Документ
    ... 8 апреля 1945 г., т. е. за месяц до капитуляции Германии в армии под командованием генерала Власова находилось 50 ... . 1995. № 3; Александров К. М. Трагедия русского казачества 1943 -1944. //Новый часовой. 1996. № 4; Александров К. М. Казачество России ...

Другие похожие документы..