Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Рабочая программа по учебному предмету «Музыка» для 7 класса составлена на основе программы общеобразовательных учреждений «Музыка, 5-7 классы» Е.Д. К...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных...полностью>>
'Документ'
Прошу Вас предоставить доступ к «Лабораторной информационной системе» МБУЗ Детская городская клиническая больница № 1 «Центр лабораторных технологий» ...полностью>>
'Документ'
□ Предоставление слова представителю Партнера на открытии Интеллектуальных Игр 1-го ноября 2014 г, а также на Церемонии награждения победителей Игр 4-...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1 14

1-я Объединенная офицерская школа Вооруженных сип народов России

Школа (в обиходе именовалась военным училищем ВС КОНР; Ofnzierschule der ROA) возникла в начале ноября 1944 г. на основе краткосрочных курсов подготовки и переподготовки младших командиров при 1 -й пехотной дивизии в Мгон-зингене. Ф. И. Трухин, верно оценивая потребности власовской армии в младшем офицерском составе, преобразовал курсы в офицерскую школу. Должности начальников школ16 занимали: в ноябре 1944 г. - феврале 1945 г. - полковник С Т. Конда, с 27 февраля 1945 г. - генерал-майор М. А. Меандров.

Занятия на 1 -и выпуске, состоявшем преимущественно из бывших чинов Восточных войск57, продолжались с 3 ноября 1944 г. до начала февраля 1945 г. (244 слушателя). 2-Й выпуск начался в феврале 1945 г. (605 слушателей) п официально завершился 12 мая в Чехии уже после капитуляции Германии. Первые недели занятия проходили в тяжелых условиях: отсутствовали автотранспорт, необходимые учебно-методические материалы и пособия, привычные учебные аудитория; курсанты, по выражению полковника Койды, «были полураздеты и полуразуты». Тем не менее, ввиду острой нехватки времени приходилось заниматься по 10 часов в день. К январю ! 945 г. личный состав школы насчитывал 363 человека: 5 офицеров старшего звена, 18 офицеров среднего звена, 244 курсанта, 96 унтер-офицеров и рядовых. Начальнику школы подчинялись:

- хозяйственная часть (продовольственно-фуражное снабжение и начальник обозно-вещевого довольствия) и хозяйственная рота (96 чинов);

-финансовая и учебная часть (начальник учебной части и два помощника);

- санитарная часть (з>'боврачебное и хирургическое отделения);

-строевая часть (начальник, две стрелковых роты, каждая из которых делилась на два взвода по 30 чинов, пулеметная рота из двух взводов по 20 чинов, артиллерийский взвод из двух отделений по 10 чинов, минометный взвод из двух отделений (25 чинов), взвод связи из двух отделений (15 чинов), комендантский взвод из трех отделении по 8 чинов).

П5

Нормальные условия для занятий и квалифицированной подготовки 1-го выпуска сложились только в январе, когда произошло объединение школы с бывшей Мариампольской офицерской школой для подготовки командиров Восточных войск Вермахта. Причем преподавательский состав Мариампольской школы и курсанты последнего выпуска настолько настойчиво требовали их перевода в ВС КОНР, что едва ли не объявили забастовку.

Последним начальником Мариампольской школы с ноября 1944 г. был полковник В. Г. Киселёв- опытный педагог армейской высшей школы, преподававший на протяжении 16 предвоенных лет в Центральной военно-политической школе им. Совета Народных Комиссаров Украинской ССР (УВО), Ленинградской военно-политической школе им. Ф. Энгельса (ЛенВО), Военно-политической академии РККА им. В. PI. Ленина (МВО). Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова (ЛенВО). В плен Киселев попал осенью 1941 г. на Ленинградском фронте в звании полковника и в должности начальника штаба 20-й стрелковой дивизии НКВД. В Хаммельбургском офицерском лагере (Офлаг XПII-D) в 1942 г. он стал активным участником Политического Центра борьбы с большевизмом комбрига И. Г. Бессонова и после ликвидации Центра сотрудниками СД в мае 1943 г. был направлен на преподавательскую деятельность в Мариампольскую школу. В марте 1945 г. полковник В. Г. Киселёв занял должность заместителя начальника школы по строевой части.

Вся материально-техническая часть Мариампольской школы перешла к офицерской школе ВС КОНР, включая авто- и гужевой транспорт (две грузовых машины, одна легковая; две подводы, экипаж), батарею 75-мм орудий. 12 станковых пулеметов. 6 минометов и т.д. Отвечал за состояние материально-технической части заместитель начальника школы по МТЧ полковник А. Г. Петров (в Красной армии — военинженер II ранга, начальник артиллерийского снабжения 24-й армии). Таким образом, сообщение полковника А. Г. Нерянина о том, что школа не имела ничего, «кроме незначительного количества учебных винтовок», нельзя признать соответствующим действительности.. «„. 116 .:&*««&

и- С боеприпасами ситуация выглядела удовлетворительно. Даже учебные стрельбы из минометов в школе велись боевыми, что однажды привело к несчастному случаю во время разрыва миномета, Штаб школы под командованием полковника Клименко состоял из трех отделов: учебного (начальник - подполковник А. Т. Макеенок; в Красной армии - подполковник, командир 381-го полка 109-й стрелковой дивизии Приморской армии); хозяйственного с хозяйственной ротой и санитарного. Штабу также подчинялась комендантская рота поручика М. И. Жилинского (в Красной армии - лейтенант, командир взвода 338-го стрелкового полка). После объединения двух школ штатный постоянный состав учебного заведения стал насчитывать 18 офицеров на штабных, административных и хозяйственных должностях, 42 офицера на строевых должностях, 120 унтер-офицеров и рядовых, а всего, вместе с курсантами 2-го выпуска, - 785 человек. Соответственно изменилась и внутренняя организация. Строевая часть была приравнена к батальону, командиром которого стал майор H. M. Замятин.

Состав училищного батальона;

- две стрелковых роты по 120 чинов (командиры: 1-й- майор Александров, 2-й - полковник И. П. Шелаев);

- пулеметная рота (126 чинов);

- артиллерийская рота (96 чинов);- минометная рота (82 чина);

- рота связи (68 чинов);

(Каждая рота делилась на три взвода по три отделения в каждом)

- офицерская рота (52 чина: два взвода по два отделения);

- музыкантский взвод ( 17 чинов);

- комендантский взвод (24 чина):

- преподавательский состав (23 чина).

Преподавали в школе 6 полковников, 5 подполковников, 4 майора и капитана. Уровень преподавания по разным отзывам был достаточно высоким, при этом использовались и авторитетные специалисты белой военной эмиграции. Так, например, топографию в школе преподавал известный русский топограф, Генерального штаба генерал-майор И. С. Свшцов (в 1909-1912 - профессор инженерно-строительного отделе-

117

ния Санкт-Петербургского Политехнического института, преподаватель топографии и топографических съемок Императорской Николаевской военной академии38), принятый на службу в войска КОНР с чином подполковника.

В структурном отношении школа подразделялась на два отделения- унтер-офицерское и офицерское в составе двух учебных рот. Отдельно функционировала учебная группа повышенного типа для бывших командиров батальонов Красной армии и помощников начальников полковых штабов. О многопрофильное™ учебного процесса свидетельствует служебное использование кадров 1-го выпуска- выпускники заняли должности от командиров взводов до помощников начальников штабов полков в 1-й (18% выпуска) и 2-й пехотных дивизиях.

Зачисляли в офицерскую школу по направлениям из боевых подразделений КОНР, офицерского резерва при штабе, запасных учебно-полевых батальонов 1-й и 2-й дивизий. 2-й выпуск (при наборе около 450 человек, затем вырос до 605 за счет откомандированных из разных частей) состоял преимущественно из бывших военнопленных, подавших рапорта во власовскую армию после учреждения КОНР и прибывших в Германию из Норвегии. Для физически ослабевших курсантов Меандро-ву пришлось изменить распорядок дня, чтобы люди могли хоть чуть-чуть отдохнуть в процессе учебы и восстановить силы. На 2-м выпуске занимались уже не по 10, а по 7-8 часов в день. Хотелось бы отметить личные усилия генерала Меандрова, сыгравшего важную роль в жизни школы и способствовавшего ее превращению в самостоятельное военно-учебное заведение.

Учебный курсантский день выглядел достаточно напряженно: подъем в 6.00, отбой в 23.00. Занятия сменяли друг друга очень быстро: тактические - на ящике с песком и в поле, топография, картография, теоретическая и практическая часть оружия, стрельбы (в том числе - использование «панцерфаус-тов»), бой в населенном пункте и т. д. Моральное состояние курсантов оставалось высоким и даже приподнятым, создание массовой и обученной антисталинской армии казалось им неизбежным. О немецких «союзниках» не думали вообще, а если и думали - называли за глаза дураками и наделяли прочи-118

и нелестными эпитетами. Популярностью в училище среди нтов и преподавателей пользовались на 2-м выпуске несколько групп юнкеров и младших офицеров (Б. Ф. Дмитриев, А М- Жилин, Б. М. Старчиков, Н. А. Шереметов и др.), перешедших из Русского Корпуса. Прошедшие в свое время через военно-училищные курсы РОВС или юношеские национально-патриотические организации Зарубежья (Национальную Организацию Русских Разведчиков и др.), они выгодно выделялись подтянутостью и корпоративной спайкой. Тем более, все корпусники были обстрелянные фронтовики, владевшие ценным боевым опытом горной войны в Югославии.

Прочие формирования КОПР, возникшие зтшй 1944-1945 гг.

Зимой 1945 г. командование ВС КОНР не ограничивалось давлением на штаб Герре с целью ускорить беспереоойное снабжение 1-й и 2-й дивизий. В результате личных переговоров в январе генералов Власова и Кестринга возникла отдельная противотанковая бригада (Panzerjagdbrigade) четырехдивнзи-онного состава под командованием майора Второва. Бритада состояла из 10-го, 11-го, 13-го и 14-го отдельных противотанковых дивизионов, каждый из которых подразделялся на 3 истребительные группы и 30 отделений истребителей танков (35 офицеров, 275 унтер-офицеров и рядовых). Численность бригады составила 140 офицеров, 1,1 тыс. унтер-офицеров и рядовых, на вооружении которых состояли 1,2 тыс. штурмовых винтовок типа StG 44 и 2,4 тыс. «панцерфауст». 10-й дивизион формировался в период с 1 по 15 февраля и убыл в 9-ю армию генерала пехоты Т. Буссе. К концу марта туда же убыл и 11-й дивизион. Ш-и дивизион, по воспоминаниям одного из офицеров 1-й дивизии, немедленно был отправлен в боевую линию. В первом *е бою власовцы подбили несколько советских танков, и Буссе отметил 10-й дивизион в приказе по 9-й армии Вермахта.

С 8 марта на учебном полигоне в Дёберитце (Щ-й военный

окРУг) формировались 13-й и 14-й противотанковые дцвизио-

•> готовые к отправке на фронт в начале апреля. 8 апреля не-

' "опытались разоружить дивизионы, изъяв большую часть 119

штурмовых винтовок. Командир бригады спрятал часть оружия, спровоцировав драку с офицерами Вермахта. В результате Вто-рова арестовала немецкая полевая жандармерия и освободила лишь после вмешательства представителя ОКХ подполковника В. Ханзена. Бригада как специальная и отборная часть для ВС КОНР оказалась в целом потеряна. 10-й и 11-й дивизионы участвовали в боевых действиях против войск 5-й Ударной армии генерал-полковника Н. Э. Берзарина в полосе наступления 1-го Белорусского фронта в феврале- апреле и погибли. Штаб Трухина подтвердил отправку дивизионов на Восточный фронт и больше не имел никаких сведений об их судьбе. 13-й и 14-й дивизионы (около 620 человек), лишенные по большей части штатного вооружения, влились в апреле в состав Южной группы ВС КОНР и подлежали расформированию в ее составе.

Февраль принес перемены не только в судьбе отделов и управлений КОНР. 13 февраля из Берлина убыли в Хойберг штаб Трухина и службы штаба, подразделения штабного подчинения. Тем самым начался процесс образования Южной группы ВС КОНР. В Берлине остались только представители штаба, направлявшие в районы Мюнзингена и Хойберга потоки добровольцев, отдельные команды и группы военнослужащих. Знаковым событием в тот момент стал единственный парад3' 1-й пехотной дивизии, состоявшийся 16 февраля и устроенный по инициативе генерала Кестрннга и штаба Генерала Добровольческих войск. Перед парадом в Мюнзинген прибыли генерал-лейтенант А. А. Власов, генерал-майор Ф. И. Трухин, генерал от кавалерии Э. А. Кестринг, представители командования ВС КОНР и штаба Кестринга.

На плацу в полном составе была выстроена 1-я дивизия. Буняченко отдал рапорт Кестрингу, а Кестринг огласил приказ о передаче под командование Власова 600-й и 650-й пехотных дивизий, закончив свое выступление немного необычным патетическим восклицанием: «Ура Главнокомандующему Вооруженными силами Комитета освобождения народов России!;/ Под ответное «ура!» чинов дивизии на флагштоке рядом с флагом рейха и в местах дислокации власовских гарнизонов Glu поднят русский бело-сине-красный флаг, ставший строе- 120 vi

вым флагом вооруженных формирований КОНР. Это событие произвело на присутствующих сильное впечатление, так как открытая демонстрация бело-сине-красного флага ранее нацистами запрещалась. Бело-сине-красные флажки развевались на штыках линейных, расставленных на парадном плацу, под русским флагом проследовали мимо трибуны кавалеристы раз-веддивизиона майора Б. А. Костенко.

Торжественный объезд Власовым дивизии иа танке «Т-34» и его приветственная речь способствовали укреплению иллюзий, хотя ощущение опоздания и безвозвратно потерянного времени не покидали многих строевых командиров. В качестве гимна было торжественно исполнено песнопение XVIII века «Коль славен наш Господь в Сионе...», затем состоялись вручение наград40 и молебен. Закончилась церемония почти двухчасовым парадным прохождением дивизионных колонн мимо украшенной трибуны, на которой находились высокие гости.

Несмотря на торжественность момента, подогретую банкетом в офицерском собрании, внимательные наблюдатели не могли не уловить нотки пессимизма, по крайней мере, прозвучавшие в заключительных словах Власова: «Знамя освобождения будет водружено когда-нибудь на родине, если не нами, то нашими собратьями. Многие из нас не доживут до этого дня41, но он придет». Последние слова Главнокомандующего прозвучали как мрачное пророчество, лишний раз, подчеркнув бесперспективность судеб десятков тысяч власовцев. Отчасти тревожные предчувствия оказались смягчены приказом Власова о снятии с обмундирования германских орлов со свастикой. Все изменения у власовцев в традиционном обмундировании Вермахта, по словам очевидца, «выразились в снятии нагрудных орлов со свастикой, замене германских кокард старыми русскими и нашитием на рукав особого щитка с Андреевским флагом и надписью РОА».

Таким образом, офицеры, направленные центральным штабом ВС КОНР на строевые должности в войска, успешно справлялись с преобразованием отдельных батальонов и иррегулярных частей в регулярные подразделения. Важно подчеркнуть, что почти все цианин юлапости в частях и сосди-121

нениях занимали граждане СССР и лишь в незначительном количестве были представлены чинами бывших Белых армий. При создании крупных власовских частей в еще большей степени проявилась их материально-техническая зависимость от служб снабжения Вермахта. Здесь нам кажется уместным подчеркнуть, что инициативы и запросы власовских командиров значительно опережали стремительно иссякавшие возможности Вермахта. Сведение бывших разрозненных подразделений Восточных войск Вермахта в более крупные части оказалось эффективным, чему служит примером опыт 1-й пехотной дивизии генерал-майора С. К. Буняченко. Штаб Ф. И. Трухина справился с усложнившимися структурными преобразованиями подобных частей и смог удовлетворить большинство запросов по вакансиям штатных расписаний. В условиях военно-политического краха Германии и нараставшего хаоса центральный штаб сумел не только удержать контроль над переданными ему разрозненными частями, но и успешно заниматься их преобразованиями.

Нельзя не упомянуть и о личностном факторе, игравшем, по-видимому, серьезную роль при создании власовских пехотных дивизией. Типичным примером здесь может служить сравнительная характеристика командиров 1 -й и 2-й дивизий. Буняченко, пользуясь популярностью у своих солдат и офицеров, прочно сохранял военную организацию в дивизии вплоть до самого ее конца, в то время как Зверев подобным авторитетом не обладал. Указанное обстоятельство и сыграло свою роль в разложении его дивизии буквально в ночь перехода зональной границы. Весьма значимым для успешного создания строевых частей могло бы стать участие в этих процессах чинов организацией белой военной эмиграции. Будучи носителями определенных традиций и корпоративной этики, офицеры-эмигранты и новое поколение эмиграции представляли резерв для пополнения и перевоспитания офицерского корпуса формирований КОНР. Роль, которую сыграли в 1-й дивизии А. Д. Архипов и И. К. Сахаров, служит тому подтверждением, равно как и служба офицеров-эмигрантов в офицерской школе.

•••• !22

Начиная с середины января 1945 г. решающую роль в процессе создания строевых подразделений власовской армии стал играть фактор времени. Поэтому о перспективах ВСКОНР в целом мы можем судить по вполне серьезным намерениям и начинаниям, интенсивную реализацию которых оборвали события апреля 1945 г. Вместе с тем у нас есть все основания утверждать, что центральный штаб располагал всеми возможностями для развертывания запланированного количества дивизий на протяжении 8-10 месяцев. Генерал Трухин и сотрудники имели в своем распоряжении солдатские, унтер-офицерские и офицерские кадры, могли преодолеть трудности снабжения, обладая запасом времени. То, что было проделано за неполные пять месяцев, лишний раз подтверждает сделанный вывод. Не менее важным доказательством служили примеры успешного боевого использования русских частей в практически безнадежной общей фронтовой ситуации.

Участие восточных добровольцев и чинов Вооруженных сил КОНР в боевых действиях зимой 1944-1945 гг.

Завершение формирования 1-й пехотной дивизии к концу февраля поставило на повестку дня вопрос о ее боевом применении на Восточном фронте. К тому моменту восточные добровольцы, вопреки распространенным утверждениям, продемонстрировали хорошие боевые качества, о чем стоит сказать несколько подробнее. В качестве бойцов отдельных пехотных, охранных и строительных батальонов, разнообразных сборных команд, интегрированных в Вермахт и ваффен СС, восточные добровольцы сражались в блокированной в январе - феврале 1945 г. Познани, восточнее Кюстрина, в составе боевой группы «Вагнер» к исходу 4 января 1945 г. Большие потери несла введенная в бой после переформирования 24 января в составе XVI армейского корпуса СС 15-я гренадерская дивизия СС (латышская № 1) под командованием СС оберфюрера А. Акса. За 10 суток интенсивных боев к 3 февраля в дивизии остались всего 2 тыс. солдат и офицеров и 4 артиллерийских орудия.

123

В составе германских Вооруженных Сил зимой 1944— 1945 гг. находились следующие крупные русские соединения: Русский Корпус генерал-лейтенанта Б. А. Штейфона, Отдельный казачий корпус в Северной Италии (Казачий Стан) генерал-майора Т. И. Доманова и 1 -я казачья кавалерийская дивизия генерал-лейтенанта X. фон Паннвица, на основе которой в феврале 1945 г. началось развертывание XV казачьего кавалерийского корпуса. Перечисленные русские корпуса не только отличились на фронте. Генералы Власов и Трухин всячески добивались их включения в состав Вооруженных сил КОНР, что фактически сразу же удваивало огневую и боевую мощь вла-совской армии, а также разрешало многие кадровые вопросы.

1-й казачий генерала Зборовского полк Русского Корпуса под командованием подполковника Вермахта В. И. Морозова (в 1920 - генерал-майор Русской армии) в декабре 1944 г. - январе 1945 г. вел тяжелые бои по защите дорожного узла Брчко -Че-лич (район западнее Белграда), через который шло отступление Вермахта из Греции. Особенно отличился при обороне Челича в период с 21 декабря 1944 г. по 11 января 1945 г. 2-й Донской батальон майора Вермахта М. А. Скворцова (в 1920 г.- генерал-майор Русской армии). При поддержке батальона из состава 7-й добровольческой горнострелковой дивизии СС «Принц Евгений» и двух танков Скворцов отразил серию атак подразделений 17-й Ударной дивизии Пролетарского корпуса Национально-освободительной армии Югославии (НОАЮ), потеряв в боях 40 человек убитыми и ранеными. Благодаря стойкости корпусников последние германские части беспрепятственно эвакуировались через Челич из Греции. Командир боевой группы полковник Вермахта Дейтш дал высокую оценку профессионализму и личному мужеству чинов Корпуса.

Подлинной трагедией для корпусников стал кровопролитный бой за монастырь Гучья Гора в районе Травника (северо-западнее Сараево). Здесь вечером 19 февраля находившиеся в оперативном подчинении LXIX армейского корпуса Вермахта несколько подразделений 4-го полка (2 взвода 6-й роты, артиллерийский (3 орудия)« и саперный« взводы, всего 150 чинов Корпуса) под командованием капитана Вермахта 124

И. В. Роговского (полковник русской службы) были окружены многократно превосходящими силами бойцов НОЛЮ из состава 4-й Краинской Ударной дивизии. Штурмовали монастырь от 500 до 1 тыс. человек, получавшие постоянные пополнения. С ночи 20 февраля отчаянные атаки на монастырь сменялись лишь ультиматумами, начинавшимися неизменными словами-. «Предатели Матери России, сдавайтесь!». Но они лишь ожесточали сопротивление, штурмующие несли большие потери.

С 21 февраля начался обстрел монастыря из тяжелых минометов, а утром 23 февраля осаждающая сторона применила тяжелые орудия. Каменные стены метровой толщины пробивались насквозь. В 9 часов загорелась церковь, а к 12 часам огонь охватил крышу и верхний третий этаж монастырского здания, в котором защищались корпусники. В 16 часов загорелся и 2-й этаж — чинам Корпуса пришлось спуститься на 1-й этаж, задыхаясь от жара и дыма. Особенно страдали раненые, из которых многие просили их добить. После ранения Роговского, командование принял обер-лейтенант В. В. Егоров, созвавший военный совет. Вода иссякла, боеприпасы подходили к концу. Совет принял решение прорываться из окружения. Своих тяжелораненых, которые не могли двигаться или ехать верхом, с отчаянием пришлось застрелить, чтобы не оставлять их на мучения титовцам. В 19 часов отряд атаковал врага в юго-юго-восточном направлении, форсировал вброд оказаввтуюся на пути речушку и прорвал блокаду. Рано утром 24 февраля добрался до Зеницы, где встретил части Русского Корпуса. Из 150 защитников монастыря Гучья Гора в живых остались 50.

Невиданными по жестокости стали бои за маленький боснийский город Бусовача (северо-западнее Сараево), которые с 23 февраля по 4 марта вели в составе боевой группы «Эберлейн» два батальона 5-го полка полковника А. И. Рогожина (в 1920 - Гв. есаул Русской армии) и соседний 3-й полк (запасной батальон) генерал-майора А. Н. Черепова. Лишь за сутки 24 февраля полк Рогожина потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести 73 чина. С 26 февраля по 3 марта полк фактически дрался в окружении. Позиции полка постоянно атаковались превосходящими силами 6-й, 7-й и 8-й бригад 125

НОЛЮ при поддержке артиллерии и тяжелых пулеметов (около 2,5 тыс. бойцов). 5-й полк удержал город, несмотря на серьезные потерн, н заслужил наименование «Железного». Командиром XXI армейского корпуса Вермахта полковник А. И. Рогожин был награжден Железным крестом I класса.

В середине января генерал Штейфон, будучи в командировке в Германии, встречался с Власовым и заявил о своей безоговорочной готовности подчинить ему Корпус. Штейфон исходил из стремления любой ценой спасти кадры Русского Корпуса, таявшие в беспрерывных боях в горной Югославии. Командование группы армий «Е» во главе с генерал-полковником LW А. Лером использовало Корпус в жестоких арьергардных боях буквально на износ, не давая ему передышки и поддержки. За период с 12 сентября 1944 г. по 12 марта 1945 г. общие санитарные потери Корпуса составили 7281 человек, в том числе 734 человека пришлись на категорию безвозвратных потерь. Вывод Корпуса с фронта на короткую передышку в Германию казался Штейфо-ну спасением для русских офицерских кадров от неименуемого истребления на Юго-Восточном фронте. Переживая за судьбу вверенного соединения, бывший суровый комендант Галлиполи выразился кратко: «Нужно спасти Корпус».

Власов сочувственно и уважительно отнесся к своему бывшему противнику по Гражданской войне, тем более его поразило предложение генерала подчинить Корпус без всяких условий. На словах ОКХ не противилось передаче Корпуса во власовскую армию. Уже 29 января 1945 г. штаб Русского Корпуса разослал всем своим частям радиограмму: «Корпус включен в состав армии генерала Власова». Указанное сообщение поступило, например, в 1-й казачий ген. Зборовского полк 31 января, а 16 февраля все чины Русского Корпуса получили распоряжение нашить эмблемы РОА на рукава полевой формы. Но снять Корпус с югославского фронта оказалось невозможно по причине отсутствия полноценной замены. Каждая последующая неделя боевых действий делала подобное намерение все более проблематичным для претворения в жизнь.

По версии бывшего сотрудника Абвера Б. А. Смысловско-го. зимой J 945 г генерал Власов планировал развернуть три , 126

пехотных корпуса в составе ляти-шести дивизий. На формирование I корпуса якобы предполагалось обратить 1-ю восточную группу фронтовой разведки особого назначения Смысловского. II корпус составляли на бумаге 1-я и 2-я дивизии. III корпус должен был включить в себя Русский Корпус и 3-ю пехотную дивизию, существовавшую в январе 1945 г. лишь в проекте. В указанной схеме, по мнению Смысловского, генерал-майору Ф. И. Трухину отводилась должность командира I корпуса, генерал-майору В. И. Боярскому - командира II корпуса, генерал-лейтенанту Б. А. Штейфону - должность инспектора по квартирному довольствию и обеспечению семей чинов Русского Корпуса, а полковнику Б. А. Смысловскому - должность начальника штаба всех войск КОНР.

Амбиции Смысловского выглядят более чем сомнительно, так как равноценной замены Трухину не существовало. Тем более на его должность не мог претендовать Смысловский, да и подчиненная ему группа фронтовой разведки представляла лишь узкоспециальный интерес. В этой связи сообщение С. И. Дробязко о том, что в действительности Смысловскому предлагалась должность начальника военной разведки штаба ВС КОНР, выглядит более достоверным. Зимой 1945 г. Смысловский так и не смог договориться с власовским командованием, формально - из-за политических разногласий по поводу содержания Пражского манифеста. На самом деле, как нам представляется, - из-за неудовлетворенных личных амбиций. Он остался со своим спецподразделением в составе Вермахта. Ниже мы вернемся к истории Смысловского, который стал после 1947 г. выдающимся мистификатором собственной деятельности в годы Второй мировой войны. В связи с этим нам представляется, что и версия Смысловского о предложениях, якобы поступавших ему от Власова, не более чем плод его воображения.

К 6 ноября 1944 г. в Северной Италии, в районе юродон Озоппо, Жемона, Удине (северо-восточнее Венеции), сосредоточился Казачий Стан, в котором находились низмен ные в 1944 г. с территории СССР череч Польшу сфоеиые и нестроевые казаки, их семьи и беженцы. Ik, laocim, ирис вой записки от 9 ноября 1944 i и Казачьем Скше чист ni' i.



Похожие документы:

  1. Юрий Цурганов Белоэмигранты и Вторая мировая война Попытка реванша 1939-1945 На линии фронта Правда о войне –

    Документ
    ... // Посев. 2000. № 5, 6. Александров К. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А.А. Власова 19441945. М.: Посев, 2009. 1120 с. ... Андреева Е. Генерал Власов и Русское ...
  2. Александр Солженицын Архипелаг гулаг

    Документ
    ... исследования Том 1 (части 1 и 2) Александр Солженицын «Архипелаг ГУЛаг» – историей ... Здесь уместно сопоставить Власова с командующим 19-й армией генерал-майором Михаилом Лукиным, ... немногие доехали живыми. Зимами 1944-45 и 1945-46 годов в посёлок ...
  3. Александр Кац «Евреи. Христианство. Россия»

    Документ
    ... Но вот, наконец, в 1945 г. в египетском селении Наг-Хаммади ... На жалобу генерала Гурко по этому поводу Александр Александрович ... ленными. Следует отметить здесь армию ген. Власова, дивизию СС "Гали- ... в Германию. В 1942 - 1944 гг. туда было вывезено свыше ...
  4. Александр Александрович Бушков Красный монарх

    Документ
    ... 1939 по 1945 год мы хотели ... Александра. В 1956 г. Александр Давыдов, внебрачный сын Сталина, был майором Советской Армии ... , 1933. Коняев Н. М. Два лица генерала Власова. М.: Вече, 2001. Коняев Н. М. ... 1942–1943. Л.: Лениздат, 1944. Семанов С. Брежнев. М.: ...
  5. Форум «четвертый рейх» /forum/

    Документ
    ... 8 апреля 1945 г., т. е. за месяц до капитуляции Германии в армии под командованием генерала Власова находилось 50 ... . 1995. № 3; Александров К. М. Трагедия русского казачества 1943 -1944. //Новый часовой. 1996. № 4; Александров К. М. Казачество России ...

Другие похожие документы..