Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Если вопрос не успели рассмотреть на семинаре, он должен быть сдан в письменном виде не позднее 9 декабря. Если в день рассмотрения вопроса студент, к...полностью>>
'Отчет'
Санкт-Петербургское Муниципальное Учреждение «Агентство по социально-экономическому развитию Муниципального образования Владимирский округ» осуществля...полностью>>
'Реферат'
Человеку со всей определённостью необходимы общие убеждения и идеи, которые придают смысл его жизни и помогают ему отыскивать своё место во Вселенной....полностью>>
'Документ'
Комплект таблиц «Грамматические разборы, Русский язык. Имя существительное, Основные правила и понятия 1-4 класс, Правописание глассных в корне слова,...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Форум «Четвертый Рейх» /forum/

|История танкового корпуса «Гроссдойчланд» – «Великая Германия» .

Вольфганг Акунов .

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ТАНКОВОГО КОРПУСА «ГРОССДОЙЧЛАНД» - «ВЕЛИКАЯ ГЕРМАНИЯ»

в самом сжатом очерке.

Светлой памяти Раисы Павловны Демидовой.

Автор приносит огромную благодарность Валерии

Данилиной, Виктору, Марии и Николаю Акуновым и

Марианне Франке-Грикш, без которых эта книга не

увидела бы свет.

ПРЕДИСЛОВИЕ .

Плохо было сему полку,

И путь его

Вел в Вальгаллу.

Эйвинд,

Погубитель скальдов.

Речи Гакона.

Военные достижения подразделений, частей и соединений германского вермахта[1], имевших в своих названиях слово «Гроссдойчланд» («Великая Германия»)[2], или, в сокращенной форме, буквы «ВГ» и, соответственно, «ГД» («GD»)мотопехотной (панцер-гренадерской) дивизии «Гроссдойчланд» (Panzer-Grenadier-Division «Grossdeutschland»), разросшейся в годы Eвропейской гражданской войны 1939-1945 гг. до размера танкового корпуса «Гроссдойчланд» (Panzer-Korps «Grossdeutschland»), и действовавших в составе последнего мотопехотной (панцергренадерской) дивизии Бранденбург (Рanzer-Grenadier-Division «Brandenburg»), а также мотопехотной (панцергренадерской) «Дивизии эскорта (сопровождения) Фюрера», или «Фюрер-Бегляйт-Дивизион» (Fuehrer-Begleit-Division), и «Гренадерской дивизии Фюрера «Курмарк» (Fuehrer-Grenadier-Division «Kurmark»)[4], не отрицаемые даже самыми яростными противниками, критиками, недоброжелателями и ненавистниками вооруженных сил гитлеровской Германии, позволяют считать их, пожалуй, самыми лучшими соединениями в составе сухопутных войск армии Третьего рейха. О них написано немало книг, самой основательной из которых является, вне всякого сомнения, фундаментальный, трехтомный труд ветерана-«великогерманца», награжденного за доблесть Рыцарским крестом Железного креста, Гельмута Шпетера «История Танкового корпуса «Великая Германия»[5], изданный в 1958 году в Кельне (ФРГ) на немецком языке и переиздававшийся с тех пор только один раз на английском языке (в переводе Дэвида Джонстона) в 1992 году в Канаде[6]. Однако этот фундаментальный труд, во-первых, чрезвычайно велик по объему, во-вторых - является библиографической редкостью даже на немецком и английском языках, в-третьих, до сих пор не переведен на русский язык и, в силу целого ряда причин, вряд ли будет переведен на него в обозримом будущем.

В отличие от иностранных авторов многотомных трудов, посвященных истории танкового корпуса «Великая Германия», мы поставили перед собой гораздо более скромную цель – дать нашим уважаемым читателям самый сжатый очерк боевого пути частей «Великая Германия» от их «зародыша» – берлинской Караульной команды – до танкового корпуса, начиная с момента его создания и кончая его гибелью под обломками Третьего рейха[7] в мае теперь уже столь далекого от нас, кровавого 1945 года. Мы не намерены давать боевым действиям, в которых принимали участие соединения, носившие название «Великая Германия» в ходе Европейской гражданской войны, какую-то историческую или военно-историческую оценку, дабы не поддаться нередко испытываемому современными авторами вполне понятному, исходя из «духа времени», искушению провести задним числом, по прошествии более чем 70 лет, переоценку или ревизию событий, изобразив их не такими, какими они были, или, по крайней мере, представлялись своим непосредственным участникам и современникам. Естественно мы были далеки от попыток воспеть, возвеличить или приукрасить войну, как массовое убийство человеком себе подобных, но, тем не менее, сочли необходимым показать во всей его тяжести ратный труд солдат, пожалуй, самой отборной части сухопутной армии Третьего Рейха, проделавшей в годы наиболее трагического периода в истории Европы и всего Белого мира, путь от Охранной (караульной) команды[9], Охранной (караульной) части[10], Берлинской караульной части[11], Караульного полка (полка охраны)[12], пехотного полка «Великая Германия»[13], 1-го пехотного (моторизованного) полка «Великая Германия»[14], дивизии «Великая Германия» и, наконец, одноименного корпуса и подчиненных этому корпусу частей.

Танковый корпус «Великая Германия» был сформирован 28 августа 1944 года на базе 18-й артиллерийской дивизии и остатков XIII армейского корпуса (XIII АК) германского вермахта - панцер-гренадерских дивизий «Великая Германия» («ВГ») и «Бранденбург» («БР»). Формирование корпуса было окончательно завершено лишь в январе 1945 года. Наступление советских войск на Висле, начавшееся 16 января 1945 года рассекло танковый корпус «Великая Германия» надвое, вследствие чего в состав корпуса, вместо панцер-гренадерской дивизии «Великая Германия» («ВГ»), пришлось включить 1-ю танко-парашютную дивизию «Герман Геринг» («ГГ-1»). Танковый корпус «Великая Германия» до мая 1945 года сражался в составе германской 4-й танковой армии на реках Одере и Нейсе. Остатки танкового корпуса «ВГ» были пленены советскими войсками 8 мая 1945 года в районе западнее города Гёрлиц.

Задуманная в качестве костяка одноименного корпуса, дивизия «Великая Германия» была сформирована 12 марта 1942 года, под названием пехотной дивизии «Великая Германия», на военном полигоне Вандерн, расположенном на территории III (Берлинского) военного округа. Первоначально она состояла из танкового отряда (батальона), двух пехотных полков и одного артиллерийского полка. После переименования «Великой Германии» в панцер-гренадерскую дивизию 19 мая 1943 года в ее состав был включен танковый полк полного состава (2-й танковый отряд) и III танковый отряд (батальон) тяжелых танков «Тигр». Панцер-гренадерская дивизия «Великая Германия» в этом усиленном составе сражалась на Восточном фронте против советских войск – в 1942 году под Курском, Воронежем, Ржевом и Смоленском; в 1943 году – под Харьковом, Полтавой, Курском, Брянском и Кривым Рогом; в 1944 году на южном участке фронта под Кировоградом и под Яссами (в Румынии); после отдыха за линией фронта в июне-июле 1944 года, панцер-гренадерская дивизия «Великая Германия» была в августе 1944 года переброшена в Литву, сражалась осенью под Мемелем (Клайпедой), в январе 1945 года под Растенбургом (в Восточной Пруссии), в феврале-марте под Кёнигсбергом и Пиллау, в апреле – в Замланде (Самбии). Оттуда уцелевшие части дивизии «Великая Германия» были на паромах переправлены на полуостров Гела. Остатки дивизии добрались по морю до Шлезвиг-Гольштейна, где последние «великогерманцы» 8 мая 1945 года попали в плен к британским войскам.

Отборное соединение германского вермахта «Великая Германия» во все годы существования Третьего рейха имело неоспоримое преимущество перед всеми другими воинскими частями вермахта. Не случайно послужить в его рядах и, как принято выражаться у немцев, «заслужить себе шпоры»[15], считали для себя великой честью многие представителия правящих кругов национал-социалистической Германии. Так, например, в «Гроссдойчланд» записался добровольцем руководитель национал-социалистической молодежной организации «Гитлеровская молодежь» («Гитлерюгенд») Бальдур фон Ширах, с гордостью носивший впоследствии манжетную ленту с надписью «Великая Германия» на правом рукаве своей коричневой гитлерюгендовской униформы. Записался в «Великую Германию» и преемник фон Шираха на посту «Гитлерюгенда», Артур Аксман, о котором у нас еще пойдет речь в нашей книге. Сражаясь в рядах «Великой Германии», Аксман был тяжело ранен в 1941 году (ему оторвало в бою руку) и награжден за храбрость Железным крестом. Узнав о тяжелом ранении Артура Аксмана, фюрер и рейхсканцлер Адольф Гитлер пришел в страшный гнев и категорически запретил членам национал-социалистического руководства идти добровольцами на фронт. Но это так, к слову.

Зародышем всех сформированных позднее соединений, вошедших со временем в состав танкового корпуса «Великая Германия», явились сформированные в 1934 году, через год после назначения главой германского правительства (имперским канцлером, или рейхсканцлером) вождя Национал-социалистической германской рабочей партии (НСДАП) Адольфа Гитлера, Караульная (охранная) команда (команда охранной части)[16], дислоцированная в имперской столице - городе Берлине, и учебный пехотный полк (Инфантери-Леррегимент)[17], дислоцированный в берлинском пригороде Дёбериц. У этих караульных частей, в свою очередь, имелась собственная предыстория.

ГЛАВА I .

Краткая предистория берлинских караульных частей.

Воспеть велите ль,

Как наш воитель

Славит своими

Делами имя?

Эгиль Скаллагримссон.

Выкуп головы.

На территории современной Германии еще в XIV веке было впервые засвидетельствовано существование войсковых частей, имевших двойное назначение и выполнявших двойную функцию: гвардейцев, то есть «охранников» (от итальяно-испанского слова «гвардиа», или «гуардиа», то есть «охрана», «стража» или, по-татарски,«караул») в смысле телохранителей (лейб[18]-гвардейцев) монарха, и придворных слуг.

Таковыми являлись «гофварты» (придворная стража) и «гарчиры» (от французского слова «аршеры», то есть, собственно, «лучники») в Баварии, «швейцарские лейб-гвардейцы» в Саксонии (начиная с XVII века), «трабанты» («спутники») в Бранденбурге (начиная с XV века) и др.

В 1701 году в тогдашней столице Пруссии (накануне ее провозглашения королевством) – городе Кенигсберге – «гардикоры»[19] - чины Конной лейб-гвардии[20] прусских герцогов, состоявшей из трех рот, различавшихся мастью своих лошадей (серых в первой, гнедых во второй и вороных в третьей роте) были обмундированы в новую, роскошную парадную форму, дабы придать должный блеск коронации первого прусского короля. Новую форму получили и принявшие участие в кенигсбергской коронации чины Роты пешей швейцарской гвардии[21].

Второй по счету прусский король Фридрих-Вильгельм I сразу же после своего восшествия на трон в 1713 году распустил половину этой дорогостоящей и бесполезной, по его мнению, «придворной армии», сформировал из оставшейся половины две роты регулярных войск и включил их в состав Жандармского полка.[22] Вместо распущенной «придворной армии» на базе 6-го Королевского полка была сформирована новая гвардия. По приказу короля 6-й полк рекрутировался из «великанов» (рекрутов, имевших рост выше среднего), набиравшихся королевскими вербовщиками как внутри страны, так и за ее пределами или присылавшихся в Берлин (ставший к тому времени столицей Прусского королевства, вместо Кенигсберга) в подарок из-за границы (например, русскими царями). Несколько позднее в 6-й Королевский полк был завербован и прослужил в нем около трех лет, в частности, Михаил Ломоносов. Создание этого полка «долговязых парней» («ланге керльс»[23]) или «Великанской гвардии» («Ризенгарде»[24]) было не просто причудой «солдатского короля», как это принято считать. Благодаря своему огромному росту и большой физической силе «долговязые парни» были способны метать ручные гранаты на особенно далекое расстояние и превосходно владели тогдашними тяжелыми, длинноствольными ружьями-мушкетами.

Следующий по счету прусский король, Фридрих II (прозванный благодарными потомками Великим, а современниками – «королем-философом» за свою дружбу с Вольтером) в 1740 году расформировал «Великанскую гвардию»), объявив 15-й полк прусской королевской армии «Полком гвардии (Гвардейским полком)»[25], а сформированный незадолго перед этим кирасирский полк – «Лейб-гвардией» («Гар дю Кор»)[26]; последнему надлежало выполнять двойную функцию – нести службу в качестве королевской лейб-гвардии (подобно кавалергардам в Российской империи) и в то же время служить образцом для подражания всей прусской королевской кавалерии.

После разгрома прусской армии императором французов Наполеоном I Бонапартом в 1806 году оба вышеназванных полка послужили базой для формирования новой прусской королевской гвардии, численный состав которой постоянно возрастал, достигнув накануне Великой (Первой мировой) войны размеров целого корпуса.

История баварских гвардейских частей началась с привилегированных, отборных подразделений «гарчиров»[27] и «трабантов»[28], достигших со временем столь высокого положения, что уже в середине XVIII века офицеры обязаны были обращаться к ним не только на «Вы», но и с добавлением обращения «господин» («герр»)! К сформированным в Баварском королевстве в начале XIX века «фельдъегерям»[30], освобожденным от телесных наказаний (в отличие от нижних чинов регулярной армии), офицеры были также обязаны обращаться на «Вы». Как и во многих тогдашних армиях других государств, ранг гвардейских офицеров был выше армейских (или, как тогда говорили, «линейных»). Так, например, в 1828 году звание капитана лейб-гвардейцев («гарчиров») баварского короля соответствовало званию армейского генерала, звание лейтенанта «гарчиров» – званию полковника баварской армии.

Предшественниками саксонских гвардейских частей были чины сформированной в XVII веке «Лейб-кампании (лейб-роты) Эйншпеннигера»[31] и чины созданной в XVIII веке «Швейцарской лейб-гвардии»[32] – караульной части, переименованной в 1815 году в «Лейб-гренадерскую гвардию»[33]. После революции, потрясшей Саксонию, как и другие германские государства, в 1848 году, внешнюю охрану саксонского королевского дворца стал нести линейный пехотный полк[34], в то время, как внутреннюю охрану взяли на себя конногвардейцы[35].

Этот отказ от выполнения функций отборной военной части и ограничение охраной и обслуживанием монарха и членов его династии в сходной форме произошли и в армиях других германских государств, в частности - в армии Вюртембергского королевства, чья «Конная Лейб-гвардия»[36] в началу ХХ века сократилась до размеров «Дворцовой (замковой) гвардейской роты»[37]).

После окончания Великой (Первой мировой) войны, в связи с вызванными Ноябрьской революцией 1918 года в Германии кровавыми беспорядками, приобретавшими местами характер форменной гражданской войны, потребовалось наличие военного контингента, находившегося бы в состоянии постоянной боевой готовности и в распоряжении конституционного правительства Германской империи. Официально германское государство продолжало именоваться «империей» («рейхом») даже после своего провозглашения республикой в 1918 году. Знаменитый первый параграф новой, принятой в 1919 году в городе Веймаре[38] германской конституции гласил: «Германская империя является республикой».[39] Именно с этой целью в ноябре 1920 года «имперское» республиканское правительство отдало распоряжение о формировании «Караульной (охранной) команды» из личного состава Имперских сухопутных войск (рейхсгеер) для защиты столицы рейха от внутренних смут и беспорядков, равно как и для военно-церемониальных и представительских целей.

В конце 1934 года Караульная (охранная) команда была переименована в Берлинскую караульную часть (Вахтруппе Берлин), чины которой, в частности, несли охрану Имперской канцелярии (рейхсканцелярии) Гитлера.

Берлинская караульная часть, в ходе своего развития постепенно приблизившаяся по своей численности к полку рейхсвера, состояла из семи пехотных рот, а временами также из одной минометной роты, одного кавалерийского эскадрона и одной артиллерийской батареи. Первоначальное предложение о создании караульной части в столице рейха, сделанное в 1920 году Начальником Руководства сухопутными силами (Шеф дер Геересляйтунг)[41] генералом Гансом фон Сектом, предусматривало формирование постоянной роты почетного караула. В отличие от предложения Секта, примененное на практике решение, предусматривавшее краткосрочное командирование отдельных контингентов в Берлин, служило двоякой цели: 1)солдат, откомандированный в Берлин на ограниченный срок, лишь на три месяца становился жертвой, имевшей особенно важное значение в парадно-церемониальной части строевой подготовки и муштры;

2)система ежеквартального обновления состава Берлинской караульной части стимулировала общий подъем строевой подготовки во всем рейхсвере, поскольку возможность послужить три месяца в Берлине и ознакомиться на практике как с парадно-церемониальной, так и с караульной службой получила почти что каждая рота.

Порой, особенно в первые, чреватые возобновлением революционных боев с немецкими большевиками-«спартаковцами», «независимцами» (членами отколовшегося левого крыла Социал-демократической партии Германии – так называемой Независимой Социал-демократической партии Германии), анархистами, коммунистами и другими подкармливаемыми и поддерживаемыми из большевицкой Москвы красными радикалами, годы, положение не раз становилось не просто серьезным, но и критическим. Так, солдат 5-го пехотного полка из города Штеттина (Померания) вспоминал позднее о ситуации, в которой оказался вскоре после своего откомандирования в Берлинскую караульную часть:

«В День Народной скорби[42], (11 ноября 1921 года –В.А.), нашей 6-й роте предстояло пройти церемониальным маршем под знаменами бывших «гардикоров» от улицы Круппштрассе до городского Собора. Начальство опасалось кровавых столкновений с демонстрантами. Были приняты меры повышенной безопасности. Нам даже раздали боевые патроны. Однако повсюду в городе люди в тот день молча, с серьезными лицами стояли вдоль улицы. Почти все приветствовали наши знамена.»

А через год, в 1922 году «…9-я рота несла службу в составе Караульного батальона в Берлине. Было предусмотрено участие батальона в параде в честь Дня конституции в присутствии имперского президента Эберта. В ночь на 10 августа нас всех подняли по тревоге. Стало известно о предстоящем очередном вооруженном восстании «спартаковцев». Силами караульных частей были срочно заняты и подготовлены к обороне важнейшие военные объекты и государственные учреждения. Часть 9-й роты, тяжело нагруженная боеприпасами и ручными гранатами, обеспечивала охрану имперской канцелярии. Но, вопреки ожиданиям, вооруженного восстания на этот раз не произошло. Оно было своевременно и сравнительно малой кровью подавлено в зародыше. Утром солдат сменили. Ускоренным шагом они вернулись в казармы. А ровно в 10 часов утра капитан Р., поедая глазами начальство, во главе своей роты уже стоял перед имперским президентом Фридрихом Эбертом, под звуки парадного марша обходившим, в сопровождении министра рейхсвера доктора Геслера, строй почетного караула. Но при первых же звуках государственного гимна – «Песни о Германии» («Дойчланд, Дойчланд юбер аллес», то есть «Германия превыше всего…») – из собравшейся посмотреть на парад толпы зрителей послышались голоса группы провокаторов, запевших «Интернационал». Конная полиция, попытавшаяся окружить, изолировать и оттеснить провокаторов, была встречена многоголосым свистом и площадной бранью. Но наша рота стояла, не шелохнувшись, как стена, являя собою убедительный образец дисциплины и порядка».

Для лучшего понимания ситуации следует заметить, что в описываемое время «Интернационал» был не просто гимном немецких коммунистов и «пролетариев всех стран», и даже не просто гимном засевшего в красной Москве и оттуда протянувшего свои кровавые щупальца по всему миру «Штаба Мировой революции» Третьего (коммунистического) Интернационала (Коминтерна), но и официальным государственным гимном иностранной державы – Союза Советских Социалистических Республик, так что публичное распевание в столице независимой Германии Берлине, да еще в День германской конституции гимна этой иностранной державы (хотя и объявивишей себя «Отечеством пролетариев всего мира»!) однозначно подпадало под понятие государственной измены. Не зря в тогдашнем Полевом Уставе «Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) открыто провозглашалось, что «РККА является авангардом мировой революции и защитницей революционных движений в странах, угнетаемых буржуазным или капиталистическим режимом"; московские большевики (и их зарубежные подпевалы) считали, что любая война, даже развязанная Советским Союзом, будет для советского народа справедливой войной, поскольку-де в СССР господствует социалистический строй – более прогрессивный общественный строй, чем во всех остальных странах мира (кроме «братских» Тувы и Монголии).

После бескровного прихода вождя Национал-Социалистической Германской рабочей партии (НСДАП) Адольфа Гитлера к власти 30 января 1933 года выполнение целого ряда задач в области охранно-караульной службы было возложено на части СС[43] («охранных отрядов» НСДАП), в то время как функции «Берлинской Караульной части», а также сформированного несколько позднее в помощь ей «Караульного батальона люфтваффе» (Военно-воздушных сил)»[44] были ограничены в основном задачами протокола.

Как мы уже знаем, начиная с 1936 года, каждая часть германских сухопутных войск (Геер)[45] была обязана, по приказу Главнокомандующего сухопутными войсками[46] генерал-полковника Вернера барона фон Фрича, выделять определенное число своих лучших солдат для участия в парадах и других торжественных церемониях в имперской столице Берлине в составе Караульной части (иногда неточно именуемой русскоязычными авторами «гвардией»). Срок службы этих контингентов в составе Вахтруппе составлял три месяца (один квартал). Постоянно возраставшие требования в плане участия в парадах и торжественных церемониях, которыми ознаменовался приход германских национал-социалистов к власти, привели к необходимости постоянного увеличения численности Караульной части. 23 июня 1937 года Берлинская караульная часть была переименована в Караульный полк (Вахрегимент). После переименования в полк срок службы откомандированных в состав берлинской караульной части контингентов увеличился с трех до шести месяцев. После переименования чины этого отборного подразделения получили на погоны выполненную готическим шрифтом заглавную латинскую литеру-шифр «В» (W), начальную букву названия полка - «Вахрегимент». Между прочим, в память своего происхождения от берлинского «Вахрегимента» чины современного «Караульного батальона при федеральном министерстве обороны» («Вахбатальон бейм Бундесминистериум дер фертейдигунг»«)[47] министерства обороны Федеративной Республики Германия (ФРГ) по сей день носят на левой стороне форменного берета металлическую заглавную готическую литеру «В» (W) в белом металлическом овальном дубовом венке. Этот обычай – превращать отборные части и подразделения в продолжателей традиций прежних заслуженных армейских частей, присваивая им в знак этого кокарды и другие знаки отличия последних, для ношения на обычных форменных головных уборах и униформе – практиковался в германской армии и ранее. Так, некоторые отборные части германского вермахта носили на своих головных уборах - между носившейся выше государственной эмблемой[48] (одноглавым орлом с распростертыми крыльями, держащими к когтях вращающийся гамматический крест (коловрат) в круглом дубовом венке) и носившейся ниже круглой черно-бело-красной кокардой[49] (обрамленной у офицеров по краям вышитыми серебром дубовыми ветвями) – эмблемы наиболее знаменитых частей предыдущего, монархического периода германской истории: чины 5-го кавалерийского полка[50] германского вермахта –«мертвую голову» (тотенкопф) королевских прусских данцигских гусар[51]; чины 17-го пехотного полка (Инфантери-Регимент 17)[52] германского вермахта – «мертвую голову» 92-го бранушвейгского пехотного полка (Брауншвейгишес Инфантери-Регимент 92)[53], чины 6-го кавалерийского полка (Каваллери-Регимент 6)[54] и 3-го стрелково-мотоциклетного батальона (Крадшютцен-Батальон 3)[55] германского вермахта – одноглавого коронованного прусского королевского орла шведтских драгун (Шведтер Драгонен)[56], так называемого «шведтского (именно шведтского, а не «шведского», как часто неправильно пишут и думают!) орла».

В 1937 году на базе пехотного учебно-тренировочного батальона (Инфантери-Лербатальон)[57] при Деберицком пехотном училище[58] был сформирован Пехотный учебно-тренировочный полк (Инфантери-Леррегимент)[59], чины которого носили на погонах заглавную латинскую литеру «Л» (L), начальную букву названия учебно-тренировочного полка – «Лeррeгимент»[60]. Через два года, в октябре 1939 года, почти половина личного состава Пехотного учебно-тренировочного полка была переведена в состав нового пехотного полка «Великая Германия» (Инфантерирегимент Гроссдойчланд)[61], формирование которого началось в октябре 1939 года.

Несколько слов о терминологии

Не мни, переводя, что склад тебе готов:

Творец дарует мысль, но не дарует слов.

Сумароков. Наставление хотящим быть писателями

Для руководства Третьего рейха (как для самого фюрера и имперского концлера Адольфа Гитлера, так и для многих его подчиненных – например, так называемого «рейхсляйтера»[62] («имперского руководителя») и «главного партийного идеолога НСДАП» (хотя он официально никогда такого титула не имел; впрочем, этой должности в НСДАП ни когда и не существовало!)[63], русского (а если быть точнее – прибалтийского) немца Альфреда Розенберга (всю жизнь говорившего по-немецки хуже, чем по-русски), рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера и проч., был характерен некий (и притом немалый!) налет романтизма, выражавшийся, в частности, в приверженности к возрождению древних тевтонских традиций, любви к Античности и Средневековью и в пристрастии к звучным названиям. Поэтому простых пехотинцев германской армии стали именовать на старинный манер, гренадерами. По мере повышения уровня оснащенности моторизованных частей германской пехоты их стали именовать «панцер-гренадерскими» (буквально - танко-гренадерскими, или, точнее, броне-гренадерскими). В советском военном словоупотреблении за подобными частями и соединениями войск Третьего рейха (а также по- слевоенной Федеративной Республики Германии) закрепилось название «мотопехотные»[64]. Однако, при написании нами данного краткого абриса танкового корпуса «Великая Германия» выяснилось, что в составе «костяка», или «твердого ядра», этого корпуса (оставшегося во многом на бумаге, ввиду сложившегося, к моменту издания приказа о его формировании, катастрофического для Третьего рейха и вооруженных сил последнего, положения на фронтах Европейской гражданской войны) – панцер-гренадерской (мотопехотной) дивизии «Великая Германия» – существовали, наряду с танковым полком (с переводом названия которого с немецкий на русский язык, слава Богу, все ясно!) как (панцер)-гренадерские, так и (панцер-)фузилерские (а в последние месяцы войны, как мы убедимся несколько ниже – даже панцер-мушкетерские и панцер-пионерские!) части. Между тем, термин «фузилер», в приложении к германской армии ХХ века, переводится на русский[65] язык также как «мотопехотинец», а термин «фузилерский» – как «мотопехотный». Во избежание путаницы, мы решили приводить оба термина – как «(панцер)-гренадерский», так и «(панцер)фузилерский» в двух вариантах (как в исконном немецком, так и в переведенном на русский язык, в соответствии с правилами употребления соответствующих военных терминов в прежних советских и современных российских военных ведомствах). В этой связи нам представаляется необходимым сделать несколько пояснений, касающихся происхождения соответствующих терминов и их возрождения в германском вермахте в годы Третьего рейха.



Похожие документы:

  1. Очерки по истории русского литературного языка

    Учебник
    ... углублять пушкинские традиции как в построении сжатой фразы, так 1 Лермонтов М. ... », сложившаяся у Лермонтова с самого первого очерка и дошедшая неизменной до по ... Синтаксическая структура прозрачна. Предложения сжаты, лаконичны. Категории имен, ...
  2. Ю. А. Поляков Историография истории СССР эпоха социализма]з И89 Учебник/ Под ред. И. И. Минца. М.: Высш школа, 1982. 336 с

    Учебник
    ... Покровский и его «Русская история в самом сжатом очерке». В первые годы Советской власти ... «Русская история в самом сжатом очерке» направлялась Еокровским против ... с. 24. Покровский М. Н. Русская история в самом сжатом очерке. — В кн.: По­кровский М. Н. ...
  3. Культурно-исторический фонд «тарих»

    Документ
    ... истории с древнейших времен», в самом сжатом очерке и в ряде других работ ... 1967. С. 395 — 396. w-' Т а м /к е. ('/ Очерки истории Мечено Ингушской АССР, Т, I. Грозный ... Потто В., Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях, т. ...
  4. История исторической науки историография

    Программа курса
    ... и торгового капитализма / С.М.Дубровский. – М., 1929. Жуков Е.М. Очерки методологии истории / Е.М.Жуков. – М., 1980. Зайончковский ... . – М.-Пг., 1923. Покровский М.Н. Русская история в самом сжатом очерке // Избранные произведения. В 4 кн. Кн. 3. – М., ...
  5. Философия политики как предмет и метод. Понятие политического 10 Что мы вкладываем в понятия "философия" и "политика"? 10

    Документ
    ... Бауман 3. Социологическая теория постсовременности // Социологические очерки. Ежегодник. М., 1991 Башляр Г. Грезы о воздухе ... . статей, М, 1929 Покровский М.Н. Русская история в самом сжатом очерке, ч. 1-3, М., 1920-23 Покровский М.Н. Русская история ...

Другие похожие документы..