Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
НЕФРОПТОЗ (nephroptosis = греч. nephros почка + ptosis падение, опущение; т.е. блуждающая почка, подвижная почка) — патологическое состояние, характер...полностью>>
'Документ'
работ К+Д+М Д+М Д+М Л Л На звание Чемпиона по сумме баллов двух категорий приложение(взрослые) №5 К+Д+М Д+М Д+М Д Д ЖЕНСКИЕ МАСТЕРА ВЗРОСЛЫЕ ТЕХНИЧЕСК...полностью>>
'Документ'
Новосибирск Адрес: г. Новосибирск, ул. Серебренниковская 37а БИК: 04500481 р/сч: 4070 810494 701 к/сч: 301018105 81 Ф.И....полностью>>
'Документ'
На прием пришли родители с молодым человеком тринадцати лет. Трехлетнюю дочку они оставили дома. Отец, как это часто бывает, устроился в стороне, как ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Институты, право и управление в частично глобализированном мире

Международный либерализм пересмотрен.

Роберт Кохэн (пер. Лодоева, Н., Лоуиш, Т. Л.; ред.

(1990)

Область мировой политики дает современным государствам определенные возможности, но, в то же время, налагает ограничения на выбор конкретных действий, которые государства могут предпринимать. Одним из способов рассмотрения этих возможностей и ограничений является анализ механизма функционирования современной международной военно-политической системы или системы мирового хозяйствования, а так же анализ вопроса о том, каким образом эти системы влияют на политику государств. Большая часть современных исследований в области международных отношений, так или иначе, посвящена этой задаче. Однако мы можем прийти к другой точке зрения относительно влияния мировой политической системы на деятельность государств, если зададимся вопросом о том, каким образом эти вопросы освещались в трудах выдающихся исследователей1. В данной работе будет применен подход, который предполагает рассмотрение истории политической мысли с целью анализа современных международных событий2. Хотя форма и проявление возможностей и ограничений, создаваемых в рамках современной мировой политической системы, отличаются от тех, которые мы наблюдаем в истории предыдущих веков, влияние международной политики и экономики на деятельность государств начало проявляться уже достаточно давно. Это привело к появлению большого количества работ, содержащих достаточно глубокий анализ этого вопроса.

Рискуя слегка затушевать различия между мыслителями, которые в принципе придерживаются аналогичных подходов к анализу мировой политики, мы можем выделить три основные теоретические школы, сложившиеся в рамках западной политической мысли: марксизм, реализм и либерализм. Каждое из этих направлений оказало большое влияние на исследование мировой политики. Однако справедливо будет заметить, что реализм являлся основной доктриной государственных деятелей Европы на протяжении столетий, а после второй мировой войны стал преобладающей парадигмой и в США. Если сегодня в странах западной Европы марксисткой доктрины придерживается незначительное количество государств, а в США ее сторонников и еще меньше, то в Советском Союзе и в других странах она приобрела статус официальной идеологии. Либерализм не раз подвергался суровой критике за то, что он якобы представляет собой несколько наивную и утопичную доктрину, ошибочно предписывая нашей анархичной и склонной к конфликтам международной среде свойства, характерные только для хорошо управляемых национальных государств3. Хотя даже самые искусные критики либерализма часто заимствуют его важные элементы:- в частности, Э. Карр, например, считал, что «Кобденские идеи» о международной торговле могут служить настоящей основой гарантии международного мира4, а Моргентау возлагал большие надежды на дипломатию5. Так называемые реалисты (реалисты не признанные ученым сообществом – прим. пер.) часто отвергают идеи либерализма, считая их наивными и вводящими в заблуждение.

Эта работа анализирует типичные критические нападки на либерализм среди ученых, занимающихся международными отношениями. Моя позиция заключается в том, что либерализм или, во всяком случае, одно определенное направление либерализма, является куда более сложной доктриной, чем считают многие критики. Хотя либерализм часто изображают в карикатурном виде, истинный либерализм дает много пищи для размышлений, цель которых - показать как открытый обмен товарами и услугами, с одной стороны, и как международные институты и правила, с другой стороны, могут способствовать международному сотрудничеству и экономическому процветанию. Либерализм выдвигает тезис о том, что открытая международная политическая экономика со своими правилами и институтами, основанными на государственном суверенитете, может содействовать государственному сотрудничеству и даже повлиять на механизмы государственной структуры, способствуя укреплению мира. Либерализм также дает возможность утверждать, что подобная установка на экономическое сотрудничество и международные институты приводят к лучшим результатам, чем основные политически проверенные альтернативы. Я не считаю, что нужно обязательно придерживаться всех этих идей, но отношусь к ним серьезно, и в этой главе я бы хотел подвергнуть каждую из них тщательной проверке. В первой части главы кратко рассматриваются марксизм и реализм, как основные альтернативные традиции либерализма в теории международных отношений. Я задаю представителям этих двух традиций три вопроса: два эмпирических и один нормативный.

  1. Какие существуют «ограничения в современной политике», вводимые государственной системой и мировой политической экономикой в передовых промышленных демократиях?

  2. Как государственная и глобальная системы производства и обмена определяют характер обществ и государств?

  3. Являются ли морально оправданными преобладающие модели экономического обмена, а также международные правила и нормы, характерные для современной капиталистической системы?

Далее, я довольно подробно рассматриваю либерализм, при этом выделяю три отличительные формы, которые были приняты либеральной доктриной международных отношений. Я считаю, что сочетание, так называемых мною коммерческого и регулятивного либерализмов является разумным, как в качестве рамки для анализа современной мировой политики, так и для оценки институтов и полисов. В рамках такой доктрины, как просвещенный либерализм, особое внимание уделяется созданию институтов, которые способствуют экономическому обмену и расширению международного сотрудничества.

В третьем и заключительном разделе анализируются нормативные суждения в отношении международной буржуазной политэкономии, выдвинутые либералами и активно разрабатываемые ими с конца второй мировой войны. Обращаю внимание на то, что под сомнение ставится и сама моральность просвещенного либерализма, так как международная политэкономия, сторонниками которой являются либералы, создает неравенства, которые нельзя оправдать на основе принципов справедливости. Тем не менее, с учетом всего вышесказанного, я придерживаюсь, точки зрения самих либералов о том, что либеральные принципы мира и процветания достойно конкурируют с уже проверенными в ходе политической практики альтернативами.

Марксизм и Реализм

Современные марксисты и неомарксисты полагают, что внешние границы современной политики по преимуществу являются результатом существования мировой капиталистической системы производства и обмена. Одним из наиболее важных проявлений возможностей капиталистической системы является транснациональный капитал, который находит свое выражение в деятельности ТНК и последствиях движения капитала, в особенности его утечки (бегства капитала). Бизнес занимает привилегированное положение по отношению к труду в его классическом понимании не только вследствие особенностей капиталистического государства, но и благодаря тому, что капитал является более мобильным ресурсом по сравнению с рабочей силой. Он может с легкостью выйти из-под юрисдикции государства, если оно создает для него невыгодные условия, и направиться в ту страну, где ситуация более благоприятная. Таким образом, мобильность и мощь транснационального капитала непосредственно ограничивают внутреннюю политику государств, в частности в сфере экономики и социального обеспечения населения.

Усилиями капиталистических государств был создан ряд международных институтов: от неформальных механизмов координации проводимой политики до международных организаций – таких, как Мировой Банк и МВФ. Таким образом, с точки зрения марксистских авторов, бизнесориентированная политика, стимулируемая мобильностью транснационального капитала, подкрепляется потребностью правительств, как правых, так и левых, в поддержке в критические моменты со стороны других стран и международных институтов. Как показал Ральф Милибанд,

«Капитализм сегодня является международной системой, экономические элементы которой близко связаны и зависимы. Таким образом, даже самые мощные капиталистические страны в той или иной степени зависимы от доброй воли и сотрудничества со стороны других государств, равно как и от взаимозависимого международного капиталистического сообщества, возникшего вопреки постоянной ожесточенной борьбе между капиталистическими державами»6.

Развитие мирового капитализма – не единственный ограничивающий фактор современной политики. Также важную в формировании политического курса страны играет ее положение в международной системе разделения труда. Теда Скочпол утверждает, что «все современные социальные революции в плане причин и достижений следует рассматривать в тесной связи с двумя процессами: неравномерным развитием капиталистических стран и формированием наций-государств мирового масштаба»7. Характер внутренней классовой борьбы в значительной мере зависит от места страны в мировой капиталистической системе. Это характерно как для стран центра, так и для стран периферии. Кроме того, в отдельно взятых странах глобальная классовая борьба приобретает национально-освободительный или этнический характер: «основой политической реальности мировой экономической системы выступает именно классовая борьба. Однако она постоянно видоизменяется: от борьбы классового сознания против национального до борьбы классов в рамках одного государства с классами между государствами.8 Марксисты утверждают, что политические коалиции, которые формируются в границах государства, невозможно осмыслить без попыток проникнуть в суть того, как функционирует мировая экономика и каким образом отдельные страны в нее включаются.

Если рассуждать о нормативной стороне капитализма, то аргументы сторонников марксизма, безусловно, знакомы: капитализм суть, эксплуатирующая система, которая угнетает бедных, главным образом тех, кто находится на периферии мира, и приводит к развязыванию войн. Правила капиталистической системы нацелены на поддержание эксплуатации и угнетения, а не на их ослабление. Чем раньше они будут разрушены в ходе революционных действий, которые приведут к установлению окончательно не оформившегося, но предположительно более совершенного нового порядка, тем лучше. К счастью, капитализм сам является источником своей слабости. Несмотря на то, что его развитие носит эксплуатационный характер, оно неизбежно ведет к созданию предпосылок для социализма.


Реализм

Для реалистов ограничение власти государства обусловливается, в первую очередь, мощью других государств. В мировой политике отсутствует единое правительство, поэтому она является ареной, на которой государства вынуждены либо защищать себя, либо столкнуться с угрозой уничтожения (делать все возможное для собственного выживания). Однако потребность в своей защите вынуждает государства идти на конкурирующие действия, направленные на укрепление собственной безопасности, что ведет к возникновению «дилеммы безопасности», т.е. ситуации, в которой «государство использует максимум возможных средств, чтобы повысить уровень своей безопасности, что ведет к снижению безопасности других государств»9. Сила, которой обладает государство, в конечном счете, заключается не только в населении, природных ресурсах и объеме промышленности, но и в организационной согласованности, умении добывать, аккумулировать ресурсы общества, военной готовности, дипломатических способностях и национальной воле10. Внешние ограничения современной политики, в понимании реалистов, действуют главным образом за счет военно-политического соперничества и, как результат, за счет военной угрозы. Такое соперничество также вынуждает государства полагаться только на свои собственные силы в развитии оборонных возможностей11. Создавая угрозы, государство способствует возникновению режимов, основанных на насилии: современные страны, напоминающие Спарту или Пруссию (государства милитаристского толка), отчасти сложились в результате военно-политического соперничества. Реалисты разделяют мнение Отто Хинтца, который заявил в начале XX столетия: «Суждение о том, что классовая борьба – движущая сила истории, однобоко и преувеличено, и потому неверно. Межгосударственные конфликты всегда носили определяющий характер: в ходе истории именно давление на государство извне было одним из важнейших факторов, влияющих на его внутреннюю структуру».12

Марксисты бы ответили, что в современном мире конфликт между государствами возникает, прежде всего, из-за противоречий мировой хозяйственной системы, в особенности как следствие неравенства и неоднородности экономического развития. Тем не менее, с точки зрения реалистов, конфликт не является прямым результатом неравенства. Наоборот, следует предполагать, что в мире, в котором государства были бы равны, конфликты могли бы быть более вероятны, даже, несмотря на отсутствие капиталистической эксплуатации. Гоббс писал, что в естественном состоянии врожденное равенство людей ведет к конфликтам, создавая «равные шансы для достижения наших целей». Когда два человека стремятся получить одно и то же благо, появляется источник разногласий. Он утверждал, что «в естественном состоянии неравенство в возможностях познается только в борьбе»13. Под этим Гоббс подразумевает то, что одной из добродетелей установления государства является упразднение равенства как такового, что делает общество более безопасным, так как неравная борьба более предсказуема, чем борьба среди равных. Современный реалист, Роберт В. Такер, считает, что тенденции к большему равенству способны привести к «ослаблению власти» и менее организованной международной системе14.

С точки зрения реалистов, недостаток либерализма носит не столько моральный, сколько объяснительный характер: дело не в том, что либерализм поддерживает эксплуатацию, а в том, что он опирается на стимулы, обеспечиваемые экономическим обменом, и на правила, которые должны регулировать поведение государств в условиях международной анархии. Всякое суждение касательно обоснованности этой критики должно основываться на тщательном изучении того, каким образом в либеральной традиции анализируются ограничения, налагаемые на государство международной системой.


Недостаточность реализма и марксизма

Выводы о том, что государства ограничены в своих действиях капиталистической системой и собственным государственным устройством, в значительной мере отражают действительность. Они являются необходимыми элементами нашего понимания экономических и военных ограничений современной политики. Кроме того, в совокупности или по отдельности, ограничения, на которые указывают марксисты и реалисты, вряд ли позволяют определить границы действия государств. Если бы они это позволяли, реалисты или марксисты достигли бы больших успехов в создании точных прогнозирующих теорий мировой политики. В самом процессе сотрудничества в разные периоды времени или в зависимости от его проблематики мы бы не наблюдали сдвигов (изменений), которые нельзя было объяснить посредством динамического характера капиталистических отношений или перемен в международной структуре15. Тем не менее, мы действительно наблюдаем такие сдвиги в сотрудничестве. Мы также имеем дело с международными институтами, действия которых невозможно в полной мере объяснить только воздействием общественных сил или государств, находящихся в центре внимания исследователей-марксистов и мыслителей реалистского толка16.

Это наводит на мысль о том, что не стоит воспринимать всерьез инспирированные творческим подъемом претензии реалистов и марксистов на создание якобы «полноценной теории». Ни марксизм, ни реализм не составляют успешной детерминистской теории, что не раз было признано наиболее выдающимися представителями марксизма и реализма. Маркс писал, что «люди делают свою историю, но отнюдь не так, как им вздумается»17. Ганс Моргентау посвятил значительную часть своей жизни тому, что показывал американцам, как им стоит действовать в мировой политике, чтобы достичь как мира, так и могущества. При этом особое внимание мыслитель уделял роли дипломатии. Ближе к концу книги «War and Change in World Politics» (о войне и изменениях в поле мировой политики) Роберт Гилпин пишет, что «государства могут научиться быть более просвещенными в выражении своих интересов и более склонными к сотрудничеству»18. Автор призывает «политических деятелей последних десятилетий XX века воспользоваться позитивными влияниями нашей эпохи в деле создания нового, более устойчивого международного порядка».

Кеннет Уолтц открыто признает, что поведение государств зависит не только от воздействия международной структуры, но и от их внутренних характеристик19. Решения, принимаемые политическими лидерами, также могут оказать значительное влияние на поведение стран на международной арене. Для нас как для творцов истории отсутствие успешной детерминистской теории международных отношений – настоящая удача. Детерминизм – неудачная доктрина для людей. В эпоху, когда судьба не только нашего рода, но и всей биосферы, казалось, зависит от людских решений, было бы безответственно, с моральной и интеллектуальной точки зрения, прибегать к детерминистскому пониманию политики. Капиталистическая система или существующий государственный строй не гарантируют предотвращение ядерной войны в той мере, в какой они могут привести к ее началу. Политические и экономические структуры не способны как обеспечить экономический рост и справедливое распределение доходов в странах третьего мира, так и в значительной мере препятствовать этому. Однако, как будет показано далее по тексту, они могут вызвать затруднения на пути решения второй из названных задач. В борьбе против войны и нищеты большое внимание следует уделить последствиям сознательной человеческой деятельности: ни Панглосс, ни Кассандра (ни прожженные оптимисты, ни прорицатели) не могут дать точных инструкций касательно того, как решить проблему войны и нищеты в современном мире.

Предотвращение войны и поддержка равномерного развития (то есть развития на одном уровне с остальными странами – прим. пер.) стран третьего мира требуют участия международных институтов. Требует его и решение таких задач, как поддержание режима нераспространения ядерного оружия и защита окружающей среды. Экономическая взаимозависимость требует беспрецедентного уровня координации в сфере международной политики по управлению ею. Автоматически, при помощи властных структур и мировой капиталистической системы это едва ли достижимо. В одиночку ни классовая борьба, ни правление гегемона не смогут успешно справиться с этими проблемами.

В отличие от марксистов и реалистов, приверженцы либеральной парадигмы не стремятся выработать претенциозную и расчетную структурную теорию. Таким образом, попытки выработать теорию подчас кажутся слабо обоснованными и приводят к крайне неудовлетворительным результатам. Тем не менее, слабость либерализма как теории может стать источником его силы в качестве руководства по принятию решений. В рамках либеральной теории, по сравнению с марксизмом и реализмом, большее внимание принято уделять совокупным результатам человеческих действий, в частности, созданию институтов. С точки зрения либералов, люди на самом деле творят свою собственную историю. Таким образом, либеральная мысль, в принципе, способна предложить некоторые намеки относительно того, как люди могут изменить экономические и политические ограничения современной международной политики.


Либерализм как теория международных отношений

Как отмечает Майкл Дойль, «не существует канонического описания либерализма»20. Некоторые толкователи приравнивают либерализм к вере в превосходство экономических механизмов, опирающихся на свободный рынок, а не контроль со стороны государства. Такое понимание либерализма отождествляет его с воззрениями Адама Смита, Дэвида Рикардо и целых поколений классических и неоклассических экономистов. Другая разновидность либерализма ассоциирует его в более широком смысле с принципом «значимости индивидуальной свободы»21. С классической политической точки зрения, либерализм «начинается с признания того, что, несмотря ни на что, люди свободны; что человек всегда поступает согласно своей воле, его поступки происходят из его сущности и не могут быть вызваны принудительно. Но эта свобода не даруется человеку при рождении; она приобретается по мере того, как человек осознает свою личность в результате постоянного самосовершенствования и морального роста22.

Ни восприятие либерализма как доктрины неограниченного экономического обмена, ни его отождествление с принципом индивидуальной свободы не дает адекватного представления (анализа) об ограничениях, с которыми сталкиваются государства, и возможностях, которые предоставляются им. Эти ограничения и возможности являются непосредственным результатом включенности государств в международную систему. Вместо этого, акцент, который делают представители либерализма, на свободу и права человека предполагает лишь общую ориентацию на моральную оценку мировой политики23.

Поэтому, в целях этой главы будет более полезным рассматривать либерализм в качестве метода анализа социальной реальности, а не доктрины, основанной на принципе свободы. Следовательно, я буду рассматривать либерализм в качестве метода анализа социальной реальности, который, во-первых, предполагает начинать с индивидов как ключевых акторов; во-вторых, стремится объяснить, каким образом совокупности индивидов принимают коллективные решения и как организации, состоящие из индивидов, взаимодействуют друг с другом; в-третьих, встраивает этот анализ в мировоззренческую систему, которая отдает приоритет индивидуальным правам и признает возможность прогресса в решении людских вопросов. В экономике либералы акцентируют внимание на коллективных результатах индивидуальной деятельности, что приводит к анализу рынков, фиаско рынка (сбой в саморегуляции рыночного механизма) и институтов, нацеленных на контроль рыночного механизма. В традиционной теории международных отношений предполагается попытка согласовать концепцию государственного суверенитета с реальностью стратегической взаимозависимости.

Общим аспектом либерализма и реализма является попытка объяснить поведение автономных акторов, действующих, как правило, в собственных интересах. Однако, с точки зрения международных отношений, между этими теоретическими школами выделяют три главных различия. Во-первых, либералы делают акцент не столько на государство, сколько на частно организованные социальные группы и фирмы. Для аналитиков либерального толка большое значение имеет транснациональная и внутригосударственная деятельность этих групп и фирм, рассматривая не в отрыве от государственной политики, а в совокупности с ней. Во-вторых, в отличие от реалистов, либералы не придают большого значения военной силе. Наоборот, они стремятся понять, каким образом отдельные акторы с четко артикулированными интересами могут организоваться для того, чтобы способствовать росту экономической эффективности (сотрудничества) и исключить возможность деструктивных конфликтов, не отвергая базисных для либеральной мысли экономических и политических свобод24. Наконец, либералы верят, по крайней мере, в возможность совокупного прогресса, тогда как реалисты утверждают, что в ходе истории человечество в целом не развивается (история не может быть прогрессивной).

Многие современные марксистские и неомарксистские аналитики не выделяют индивидов и государственные организации в качестве акторов, играющих важную роль в политике. Они делают акцент на значимости классовых отношений либо утверждают, что особенности индивидов и организаций складываются в результате воздействия имманентных факторов мировой капиталистической системы. Таким образом, утверждается онтологический примат системы по отношению к индивиду. Следовательно, либерализм и значительная часть марксистской теории разделены широкой философской пропастью (между либерализмом и значительной частью марксистской доктрины существует значительный теоретический разрыв). Тем не менее, либерализм заимствует многое у марксизма в таких аспектах анализа отношений между дискретными группами, как исследование ТНК или политических последствий движения капитала. Две школы (оба направления) делятся склонностью смотреть на социальные группы, обходя государства. Более того, и либералы, и марксисты верят в возможность прогресса, их разделяют только способы осуществления этого развития; если развитие либерализма, ориентированного на права, обладает предпосылками к постепенному возникновению, то, как часто утверждают марксисты, их новый коллективный мировой порядок будет прямым результатом революции.

Либерализм не претендует на то, чтобы создать полную теорию международных отношений, а наоборот, большинство современных либералов соглашаются со значительной частью марксистских и реалистских объяснений. Значительная часть того, что либералы хотят объяснить, конкретизируется, с одной стороны, характером или динамикой мирового капитализма, а с другой стороны – природой политико-военного сотрудничества. Реалистские и марксистские толкователи сосредоточили свой взгляд на подлежащей структуре мировой политики, которая помогает определить возможности и позволяет следить за тем, чтобы акторы не достигали своих желаемых результатов. Хотя, как сказано выше, их толкования неполные. Их недостаток заключается в том, что они не уделяют внимания институтам и характеристикам взаимодействия, которые способствуют представлениям и ожиданиям. При этом они меняют модели поведения, которые осуществляются в рамках данной структуры. Преимуществом либерализма является его серьёзное отношение к политическим процессам.

Несмотря на то, что у либерализма нет ни одной теории международных отношений, мы можем выделить три их самых специфических вида в области международных отношений, выдвинутых авторами. Авторы же объединяются аналитической опорой либерализма и индивидуальной деятельностью, так же как либерализм озабочен свободой. Я называю их республиканским, коммерческим и регулятивным либерализмом. Эти три вида не противоречат друг другу. Такие варианты международного либерализма можно найти в сочинении Канта «К вечному миру». Коммерческий и регулятивный либерализмы дают предпосылку существования государств с ограниченной конституцией, или республик как сказано у Канта. Однако, эти либеральные доктрины отличаются друг от друга логически. Они строятся на других основах, и либеральные интерпретации мировой политики отличаются по тому, как сильно они полагаются на общие аргументы.



Похожие документы:

  1. Он активно участвует в международных конференциях по проблемам международной информации и неоднократ­ но выступал в качестве лектора в европейских уни­ верситетах в Голландии, Швеции и других странах

    Документ
    ... в рамках буржуаз­ного либерализма и достаточно далека от научного ... народных организаций, как Международная ассоциация рекламы и Международная торговая палата, ... М. Фрнлэнд предлагает нам «пересмотренную» интерпретацию происхождения маккартизма. Он ...
  2. Информационный бюллетень osint №34 ноябрь декабрь 2013 г

    Информационный бюллетень
    ... А.А. Голованёва ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ТРАНСПОРТНОГО КОРИДОРА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА ... снижаться. Даже пересмотренный прогноз Минэкономразвития (рост ... принимает за самый плодотворный либерализм… Ф.М. Достоевский Либерализм, с моей точки ...
  3. Питер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)

    Документ
    ... год спустя провели свою первую международную конференцию (Н. Simon, 1980). ... этот факт получил отражение в пересмотренной преамбуле. Сегодня половину психологов ... много выиграли в результате подъема политического либерализма в период с 1965 по 1980 ...
  4. 1 блок (общие вопросы для всех специализаций)

    Документ
    ... часто считают «экономический либерализм». Формирование неоклассического направления ... Фонд по подписке). В пересмотренном в 1978 г. Уставе первое ... товарных международных ассоциаций, международных товарных соглашений, различных международных организаций, ...
  5. Сравнительный анализ идейно-политических позиций крайне правых политических партий в современной Европе (на примере партий Италии, Франции, Польши и Венгрии)

    Документ
    ... люди, пусть и на пересмотренных идеологических основах, основывали ... находясь в оппозиции с марксизмом, либерализмом и так называемым «берлусконизмом». ... университета. Серия 4: История. Регионоведеие. Международные отношения. – 2015. - №6. Freyberg ...

Другие похожие документы..