Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа курса'
Целями освоения дисциплины «История и философия науки» являются введение в общую проблематику философии науки, анализ основных мировоззренческих и мет...полностью>>
'Документ'
Имя этого Учителя послужило поводом для знакомства на ныне весьма популярном сайте «Одноклассники» выпускников школы № 37 города Советская Гавань, что...полностью>>
'Документ'
1.1. Настоящее Положение разработано на основе Закона Российской Федерации «Об образовании», Указа Президента Российской Федерации от 31 августа 1 год...полностью>>
'Расписание'
яз биология башк.яз ИКБ 3 4 башк.лит117 башк. лит. физика 301 русск.яз физ-ра химия биология 4 5 матем. физика 301 физ-ра информ. русск.яз биология хи...полностью>>

Главная > Учебник

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Глава 2. ОБРАЗОВАНИЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Особенности отношения к ребенку на ранних этапах развития общества

Роль образования на каждом историческом этапе меняется в зависимости от принятой человеческим сообществом системы ценностей. Представления о том, по каким законам осуществляется развитие человека в образовательном процессе, определяет содержание, формы и методы обучения и воспитания, педагогическое мышление, позицию педагогов и обучающихся, уклад жизни учебных заведений. Цели и задачи образования являются элементом ценностно-нормативной культуры общества, производной от социальных представлений о природе и возможностях человека.

Культурологический подход к образованию предполагает рассмотрение вопроса о том, как общество воспринимает и воспитывает ребенка, в качестве одной из главных характеристик культуры в целом. Культура (от лат. cultura - возделывание, воспитание, почитание, развитие) - специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм, в совокупности отношений. В культуре может фиксироваться способ жизнедеятельности отдельного индивида и социальной группы. В простом, медленно развивающемся обществе человек слит со своей культурой. Обычаи, верования, привычные общественные формы кажутся ему единственно возможными и верными. Проявление автономии культуры по отношению к человеку, а следовательно, и необходимость образования достигаются при определенном уровне общественного и духовного развития.

Многочисленные результаты эмпирических исследований позволили М. Мид выделить три типа культур в истории человечества - постфигуративные (дети учатся у своих предков), конфигуративные (дети и взрослые учатся в основном у своих сверстников) и префигуративные (взрослые могут учиться и у своих детей).

В середине XX в. в исследованиях культурологов подлинной реальностью культуры становится личность и ее характер, установки и жизненная история. Понятия, которые вводятся ими в науку - «базовая личность», «национальный характер», «социальный характер», - свидетельствуют о повышенном интересе к вопросу о взаимодействии личности и общества.

Базовая личность определяется как устойчивая совокупность черт характера, присущих людям данной культуры и проявляющих себя в широком диапазоне ситуаций, начиная от бытового поведения и кончая религиозными и политическими взглядами.

«Социальный характер - это результат динамической адаптации человеческой природы к общественному строю» [10]. Социальный характер, связывая тип культуры с определенным типом личности, и служит системой, с помощью которой происходят поиск, отбор и переосмысление информации. Он может изучаться путем систематического наблюдения, сравнительного изучения биографий, тестирования.

Любой народ богат представителями самых разнообразных психологических типов, но тем не менее некоторые типы в одних культурах встречаются чаще, чем в других. Кроме того, у представителей любого народа одни психологические качества доминируют над другими.

В своей работе «Психологические границы общества» А. Кардинер [8. - С. 203] отмечает, что социальный характер состоит из «систем действий» и «проективных систем». В процессе вхождения в культуру происходит перенос возникших в детстве «проективных систем» на широкий круг ситуаций. Образ матери переносится на других женщин, в частности на жену, образ отца - на мужчин, облеченных властью.

Важнейшими элементами воспитания А. Кардинер считает постоянство или спорадичность материнской заботы; регулярность питания; отношение родителей или тех, кто их заменяет, к ребенку; помощь в научении ходить, говорить; способы наказания; время и методы отнятия от груди; контроль за опорожнением желудка. Изучая культуру алорезов (жителей острова Алора в 600 милях восточнее Явы), А. Кардинер обнаружил отсутствие согласованного кодекса нравственных правил. Обещания, даваемые детям, не выполняются. Матери и отцы редко бывают с детьми. Самостоятельно обучаясь ходить, дети часто падают и ушибаются. Их отличает замкнутость, конфликтность. Нередко ими овладевают приступы ярости. Среди взрослого населения часты ссоры, разводы. Большую роль в отношениях играют деньги.

По-другому воспитывались дети в племенах команчей, которые жили охотой, войной и торговлей. Главную роль в племени играли молодые мужчины. Женщины посвящали себя заботам о семье. Ребенка ждали, радовались его появлению. Грудью кормили долго. Система требований к ребенку была согласованной и ориентированной на спортивные и охотничьи успехи. В результате такого воспитания у команчей развивалась сильная уверенная личность. Взрослых и детей отличали доброжелательность, кооперативность. А.Кардинер также изучал технику воспитания человека западной культуры на примере небольшого американского городка Плейвилля. Большую роль в воспитании здесь играет авторитет отца и длительная забота матери. Ребенка воспитывают в чистоте, комфорте, стремятся развить в нем привязанность к родителям. Однако чрезмерная забота, излишняя сексуальная дисциплина оказывают неблагоприятное воздействие на развитие личности, порождая пассивность и инертность.

В России воспитание отличается от воспитательных традиций других народов; главная черта русского характера заключается в его внутренней антиномичности. Это подчеркивали еще С. Булгаков, Н. Бердяев и Н. Лосский. В.Г. Белинский говорил о бессилии при силе, бедности - при огромных богатствах, бессмыслии - при уме природном, тупости - при смышлености природной. Г.Струве - о легковерии без веры, борьбе без творчества, фанатизме без энтузиазма, нетерпимости без благоволения. Постоянное несогласие между законами и жизнью, между учреждениями писаными и живыми нравами народными отмечал А.С. Хомяков. Русскому народу свойственна специфическая национальная психология, проявлениями которой являются ответственность перед призраком будущих поколений, иллюзионизм, неумение и нелюбовь жить в настоящем, суетливое беспокойство о вечном. Среди качеств, присущих русскому народу, выделяют максимализм, нетерпимость, недостаток исторической трезвости, разлад между словом и делом, мечтательность, легкомысленность, недальновидность.

Специфику русского национального характера объясняют географическим положением России, ее историей, в первую очередь взаимоотношениями с соседними народами, внешними влияниями на генофонд, специфическим ландшафтом, характером русской природы. На формирование личности русского человека оказывает влияние ритм крестьянской жизни в холодном климате - смена бездеятельности и пассивности в долгие зимние месяцы и освобождение после весенней оттепели. В психологической антропологии есть попытки исследовать особенности национального характера традицией тугого пеленания младенцев, существующей в России, которое приводит к тому, что дети растут сильными и сдержанными, признавая необходимость сильной внешней власти. На короткое время младенца освобождают от пеленок, моют, активно играют с ним. Многие русские, по мнению иностранных психологов, испытывают сильные душевные порывы и короткие всплески социальной активности в промежутках долгих периодов депрессии и самокопания. Особенности российского менталитета заключаются в доминировании оральной культуры, характеризующейся неумеренной склонностью к еде, питью и пению.

В типологической модели личности отечественного психолога Б.С. Братуся [2] приводятся характеристики типа «перестроечной личности», которой свойственно переходное потребностно-мотивационное состояние: есть желание, но нет предмета, ему отвечающего. Очень важно, с его точки зрения, не ошибиться в выборе этого «предмета». Он советует по примеру Л.Н. Толстого «брать выше», «для достижения реального и возможного стремиться к идеальному и невозможному».

«Мы бы хотели сохранить и передать будущему эти наши национальные черты мятежности и тревоги, эту упорную работу над проклятыми вопросами, это неустанное искание Бога и невозможность примириться с какой-либо системой успокоения, с каким бы то ни было мещанским довольством», - писал Н. Бердяев.

Однако в XXI в. ценности русской культуры существенно меняются, приводя к смене тех черт характера, которые традиционно были присущи русскому народу и которые хотел сохранить Н. Бердяев. Отвергаются ценности, свойственные традиционной русской культуре (довольство своим местом в жизни, благочестие, скромность). Резко возрастает ценность благосостояния (материальный успех и благополучие), автономии как независимости и уверенности в себе, стремление выразить свою уникальность, формируются установки на социальное неравенство. Такое резкое изменение ценностных ориентации связано с вхождением России в общемировое цивилизационное пространство. Образцы поведения, нормы общения, ценности, присущие прежде всего западной культуре, «перенимаются» довольно быстро, но не подкрепленные собственным опытом, не соотнесенные с социальным контекстом, зачастую приводят к серьезным внутри личностным конфликтам.

Изменение отношения к ребенку в зависимости от уровня развития общества

На ранних этапах развития человеческого общества воспитание не институциализировалось, а уход за детьми был делом всей общины. Для первобытного общества нормой являлась двойственность отношения к детям. Широкое распространение имел инфантицид, связанный с дефицитом средств к существованию. Характерно, что вероятность инфантицида в обществах охотников, собирателей и рыболовов была почти в 7 раз выше, чем у скотоводческих и земледельческих племен. Оседлый образ жизни и более надежные условия существования снижают вероятность инфантицида, который практиковался в основном по «качественным» признакам. Убивали главным образом младенцев, которых считали физически или психически неполноценными, исходя из предрассудков (например, близнецов) и т.п. Вместе с тем иметь детей считалось почетным; и не только родители, но и близкие родственники были обычно ласковыми и внимательными к детям.

Детоубийство в античном обществе обычно игнорируют, несмотря на сотни ясных указаний античных авторов на повседневность и общепринятость этого. Детей швыряли в реку, сажали в кувшин, чтобы уморить голодом, оставляли на обочине дороги на растерзание птицам и зверям [3]. Ребенок считался в буквальном смысле слова принадлежностью родителей, как и прочая собственность. Цицерон писал, что смерть ребенка надо переносить «со спокойной душой», а Сенека считал разумным топить слабых и уродливых младенцев.

Право распоряжаться жизнью ребенка было отобрано у родителей только в конце IV в. н. э. Умерщвление детей стало рассматриваться законом как убийство только в 374 г. н. э. После Везонского собора (442 г. н. э.) о нахождении брошенного ребенка следовало заявлять церкви, а около 787 г. в Милане был открыт приют для брошенных детей. Тем не менее это не означало, что в обществе сформировалась ценность детства, закрепление за ребенком права на жизнь и любовь. В средние века, как и в античности, положение детей было тяжелым, хотя и в средневековье были нежные, любящие матери, веселые детские игры. Однако характерна амбивалентность образа детства. Младенец - одновременно символ невинности и воплощение зла. А главное - он существо, лишенное разума.

Целый ряд причин затруднял формирование устойчивого позитивного отношения к детям. Среди них высокая рождаемость и высокая смертность. В результате плохого и небрежного ухода в XVII-XVIII вв. в странах Западной Европы умирали от 1/5 до 1/3 всех новорожденных, а до 20 лет доживало меньше половины. Фатализм и смирение в этих условиях были естественны, а холодность, с которой родители относились к смерти своих детей, была проявлением психологической защиты как реакции на то, что случалось слишком часто. Формирование индивидуальных привязанностей между родителями и детьми затруднялось и институтом «воспитательства» - обычаем обязательного воспитания вне родительской семьи. Знать посылала своих детей в другой знатный дом или в монастырь в качестве слуг, пажей, фрейлин, послушников или писарей. Этот обычай был распространен в среде раннефеодальной знати.

Отношения в российской патриархальной семье были жесткими, иерархичными, основанными на принципе старшинства. Детям в ней отводилось подчиненное положение. Согласно Уложению 1649 г. дети не могли жаловаться на родителей, убийство ребенка каралось трехгодичным тюремным заключением, тогда как детей, посягнувших на жизнь родителей, закон предписывал казнить без всякой пощады. Только в начале XVIII в. Петр I устранил это неравенство.

Жестокими были и методы воспитания. На уроках учителя наказывали детей розгами, а дети не смели пожаловаться родителям. Даже в петровскую эпоху, когда репрессивная педагогика стала подвергаться критике, строгость и суровость оставались непререкаемой нормой.

Поворотным пунктом европейского общественного мнения по отношению к детству послужила книга Ж. Ж. Руссо «Эмиль, или о воспитании». В конце XVII - начале XIX в. детоцентристская ориентация прочно утвердилась в общественном сознании. На практике она формировалась не просто. С одной стороны, детоцентризм гипертрофировался, противопоставлялся безразличию, незаинтересованности и даже враждебности общества к детям. С другой стороны, сталкиваясь с трудностями при воспитании детей, теряя веру в возможность счастливого будущего для них, общественное сознание нередко эволюционировало в сторону полного отрицания нужности детей.

Сравнительно-исторический анализ позволил Л. Демозу [3] выделить несколько стилей отношения к ребенку в разные исторические периоды.

1. Стиль детоубийства (античность до IV в. н. э.) характеризуется массовым убийством детей и насилием. В то время важным являлся материальный фактор, способность семьи обеспечить жизнь ребенка. В том случае, если родители не могли прокормить ребенка, они убивали его.

2. Оставляющий стиль (IV-XIII вв. н.э.). Признается наличие у ребенка души. Развито мнение: ребенок полон зла. В этот период появляются кормилицы, практикуется воспитание в чужой семье, в монастыре. Атмосфера в семье - эмоционально холодная и строгая.

3. Амбивалентный стиль (XIV-XVII вв.). Ребенку дозволено войти в эмоциональную жизнь родителей, его начинают окружать вниманием, но в самостоятельном духовном существовании ему отказывают. Такой подход к ребенку аналогичен работе скульптора, который создает произведение искусства из глины. Если ребенок сопротивляется, то из него выбивают «злое начало».

4. Навязчивый стиль (XVIII в.) Характеризуется психологической близостью родителей и детей. Но родители стремятся полностью контролировать не только поведение, но и внутренний мир, мысли и волю ребенка.

5. Социализирующий стиль (XIX - начало XX вв.). Цель воспитания - подготовка ребенка к будущей самостоятельной жизни, процесс тренировки является основой воспитательного воздействия. Этот стиль отношений лег в основу построения большинства психологических моделей XX в. - от фрейдовской «канализации импульсов» до скиннеровского бихевиоризма.

6. Помогающий стиль (середина XX в.). Этот стиль основан на допущении, что ребенок лучше родителей знает, что ему нужно на каждом этапе жизни. Задача родителей - помочь индивидуальному развитию ребенка, стремиться к пониманию, близости.

Сравнительно-исторические данные показывают, что отношение к детству - результат длительного и весьма противоречивого развития. Разумеется, не следует упрощать картину. Нормативные предписания и реальное поведение не могут совпадать полностью. И в период, когда помогающий стиль является доминирующим, существуют общества (или семьи), в которых подавление ребенка считается приемлемым.

Социологический и социально-психологический подходы рассматривают образ ребенка в культуре и массовом сознании, представления об особенностях детства и взросления и то, как они влияют на выбор стратегии образования. Образ ребенка имеет, по крайней мере, два измерения: чем он является от природы (или от Бога) и чем он должен стать в результате обучения, воспитания, в целом социализирующих влияний.

Необходимо отметить, что каждая культура имеет не один, а несколько альтернативных или взаимодополняющих взглядов на природу ребенка. В частности, в западноевропейской культуре было выделено, по крайней мере, четыре альтернативных образа новорожденного ребенка:

- традиционный христианский взгляд: новорожденный несет на себе печать первородного греха и спасти его может только жесткое подавление воли, подчинение его родителям и духовным пастырям;

- точка зрения социально-педагогического детерминизма: ребенок по природе не склонен ни к добру, ни к злу, а подобен чистому листу, на котором общество или воспитатель может написать все, что угодно;

- точка зрения природного детерминизма: характер и способности ребенка предопределены до его рождения;

- утопически-гуманистический взгляд: ребенок рождается хорошим и добрым, а портится под влиянием общества. Эта идея обычно ассоциируется с романтизмом и гуманистическими взглядами эпохи Возрождения.

Каждому из этих образов соответствует свой стиль обучения и воспитания. Идее первородного греха соответствует репрессивная педагогика, направленная на подавление природного начала в ребенке; идее социализации - педагогика формирования личности путем направленного обучения; идее природного детерминизма - принцип развития природных задатков и ограничения отрицательных проявлений, а идее изначальной благости ребенка - педагогика саморазвития и невмешательства. Эти образы и стили не только сменяют друг друга, но и сосуществуют. Ни одна из этих ориентации не господствовала безраздельно в практике воспитания, завися от сословных, классовых, религиозных, имущественных, семейных, индивидуальных особенностей воспитателей.

Таким образом, образование во многом зависит от систем норм, предписаний и вариантов поведения, которые усваивает ребенок в данном обществе. Каждое общество имеет свое представление о том, каким должен быть ребенок, как должно происходить его вхождение в культуру.

Вопросы и задания

  1. Дайте характеристику эволюции отношения общества к ребенку.

  2. Как вы понимаете утверждение «детство - самоценный период в жизни человека»?

  3. Верно ли утверждение о том, что каждому народу присущи типичные черты и свойства. Если да, то каким образом это может повлиять на процесс воспитания?

  4. Какие особенности русского характера отражены в русских народных сказках, пословицах и поговорках?

План семинара

«Образ детства в истории общества»

1. Особенности отношения к ребенку на разных этапах развития общества.

2. Влияние образа ребенка в культуре и общественном сознании на стратегию образования.

3. Особенности русского национального характера и воспитание.

Основная литература

1. Вербицкий А.Л. Новая образовательная парадигма и контекстное обучение. М., 1999.

2. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М., 1994.

3. Демоз Л. Психоистория. Ростов н/Д, 2000. С. 83-86.

4. Кон И.С. Ребенок и общество. М.,1988.

Дополнительная литература

  1. Лебедева Н.М. Базовые ценности русских на рубеже XXI в. // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 3.

  2. Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990. № 4.

  3. М ид М. Культура и мир детства. М., 1988.

  4. Соколов Э.В. Культурология. Очерки теорий культуры. М., 1994.

  5. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999.

  6. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.



Похожие документы:

  1. Общая психология учебник для вузов. спб.: питер, 2008. 583 с: ил. серия «учебник для вузов»

    Учебник
    ... психология: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2008. — 583 с: ил. — (Серия «Учебник для вузов»). ISBN 978-5-272-00062-0 Учебник ... практическое значение, является педагогическая психология — отрасль психологии, изучающая психологические проблемы обучения ...
  2. Вайнер Э. Н. Валеология: Учебник для вузов. 2001

    Учебник
    Э.Н. Вайнер ВАЛЕОЛОГИЯ Учебник для вузов Рекомендован Учебно-методическим объединением педагогического образования Министерства образования ... физической культуры, медицины, кибернетики, физиологии, психологии, педагогики и т.д. и учитывающая основные ...
  3. Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория. Учебник для вузов

    Учебник
    ... в России. Книга отражает жизненный, производственный и педагогический опыт автора, но основа ее ... университета. Еникеев М. И. Общая и социальная психология: Учебник для вузов. 2000. 624 с. Учебник, написанный доктором психологических наук ...
  4. Волков Ю. Г., Мостовая И. В. В67 Социология: Учебник для вузов / Под ред проф. В. И. Добренькова

    Учебник
    ... ) Волков Ю.Г., Мостовая И.В. В67 Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. В.И. Добренькова. ... газеты. Различая психологию индивида и психологию толпы, Тард выделял ... теоретической основой для политической, нравственной, педагогической наук. Кроме ...
  5. Янаев С. И. Юридическая психология: Учебное пособие. М.: Щит-М, 2001. Еникеев М. И. Юридическая психология. Учебник для вузов

    Учебник
    ... пособие. – М.: Щит-М, 2001. Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. – М.: Издательская группа НОРМА – ИНФРА-М, 1999 ... основы допроса. – М., 1965. Козловская Е.А. Психолого-педагогические основы деятельности участкового инспектора милиции ...

Другие похожие документы..