Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Объединение в поддержку казачества «Приамурье» и Сельскохозяйственный кредитный потребительский кооператив «Казачья хуторская казна» просит Вас сообщи...полностью>>
'Документ'
1 Приложение к стандарту государственной услуги "Выдача дубликата правоустанавливающего документа на недвижимое имущество" форма Схема получения госуд...полностью>>
'Образовательная программа'
Постановка учебной задачи на основе соотнесения того, что уже усвоено учащимися, и того, что еще неизвестно; определение последовательности действий; ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского

ТУРИЗМ

И

КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Межвузовский сборник научных трудов

Выпуск 8

ИЗДАТЕЛЬСТВО САРАТОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2011


УДК [796:008](470)(082)

ББК 75.81(2Рос)я43

Т87

Т

Т87

уризм и культурное наследие: межвуз. сб. науч. тр. – Саратов :
Изд-во Сарат. ун-та, 2011. – Вып. 8. – 204 с.: ил.

В 8-й выпуск межвузовского сборника научных трудов вошли статьи, посвященные актуальным проблемам истории и современного развития туризма, а также исследования различных аспектов культурного наследия. Авторы сборника привлекают внимание к особенностям развития туризма в условиях становления глобального общества, рассматривают различные виды туризма на современном рынке, влияние исторических событий и памятников на практику современных турпоездок, затрагивают вопросы образования и международного опыта.

Для преподавателей, научных работников и студентов, обучающихся по специальности «Социально-культурный сервис и туризм».

Редакционная коллегия:

О. Ю. Абакумов, канд. ист. наук, М. В. Булычёв, канд. ист. наук

А. А. Герман, д-р ист. наук, Д. Е. Луконин, канд. ист. наук (отв. секретарь)

Т. В. Мосолкина, д-р ист. наук, Т. В. Черевичко, д-р экон. наук (отв. редактор)

Л. Н. Чернова, д-р ист. наук

Рецензент

Доктор экономических наук М. В. Попов

УДК [796:008](470)(082)

ББК 75.81(2Рос)я43

ISSN 1814-6074 © Саратовский государственный

университет, 2011

Т. В. Черевичко

ГЛОБАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И КУЛЬТУРНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ

В СОВРЕМЕННОМ ТУРИСТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Характерной чертой современного туристского пространства является наличие особого рода проблем мирового развития, получивших название «глобальных». Среди них выделяют отношения между основными социальными общностями человечества – Восток–Запад, между обществом и природой, «индивид–общество». Особенно важным становится вопрос о способности общества предоставить реальные возможности для развития личности. Глобальные проблемы опутали всю планету, их взаимосвязь и динамика осложняют прогнозирование и поиск методов разрешения противоречий и в рамках туристского пространства. В частности, глобализация обострила восприятие фактора исчерпаемости природных ресурсов и вместе с тем выявила предел «истощения» культурного потенциала, самых основных туристских ресурсов.

Современный международный туризм, объемы которого, по прогнозам Всемирной туристской организации, к 2020 г. достигнут 1,6 млрд прибытий, нацелен как на сохранении мирового культурного наследия, так и на приобретение нового туристского опыта через поиск новых культурных контактов1.

«До наших дней человеческого общества как целого не существовало»2 – пишет антрополог П. Уорсли, имея в виду, что лишь недавно стало возможным реально говорить о формировании социальных связей, охвативших всю планету. Мир стал единой социальной системой в результате усиления отношений взаимозависимости, затронувших сегодня практически каждого человека. Глобальная система – это не просто среда, в условиях которой различные общества растут и изменяются. Социальные, политические и экономические связи пересекают границы государств и властно вмешиваются в судьбы живущих в них людей3. Глобальная система – это и перемещение людей, а значит, и культур.

Несмотря на то что дискуссии по проблемам глобализации продолжаются уже несколько десятилетий, единого, общепринятого определения термина «глобализация» до сих пор не существует4. Как отмечают некоторые исследователи, понятие «глобализация» остается весьма расплывчатым, а его истинное значение до сих пор никому не удалось объяснить.

Причину этого ученые объясняют по-разному. Одни видят ее в «новизне» проблематики, другие – в сложности и многогранности самого феномена глобализации.

Экономисты, например, видят суть глобализации в формировании мировой экономики особого типа и в соответствии с этим сосредоточивают свои усилия на исследовании таких проблем, как формирование новой глобальной финансовой системы, становление глобальных МНК, регионализация экономики, интенсификация мировой торговли и т.д.

Географы изучают проблемы крупных городов-мегаполисов, так называемых «экономических архипелагов», образующихся в результате глобализации мирохозяйственного пространства, и рассматривают феномен глобализации именно сквозь эту призму.

Представители технических наук заняты исследованием так называемого техноглобализма, то есть слияния появляющихся в отдельных странах нововведений и новых технологий в единый комплекс технических знаний и образования «технологических макросистем» в сферах связи, транспорта, производства. Они пытаются выявить возможные последствия революционных изменений в сфере телекоммуникаций, создания Интернета и превращения всех людей в жителей единой «планетарной деревни».

Наука о международных отношениях обращает главное внимание на завершение периода холодной войны, когда мир воспринимался как биполярная структура Восток – Запад или Север – Юг; на ускорение транснационализации и усиление взаимозависимости стран; становление международного порядка с помощью ООН и других международных организаций.

Социологи и культурологи занимаются исследованием проблем, связанных с влиянием универсализации культуры, ее гибридизации (метисизации, креолизации) на образ жизни людей в разных странах и регионах.

Наиболее распространена трактовка глобализации как объективного процесса всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации. Следствием этого процесса является мировое разделение труда; глобальная миграция капитала, трудовых и производственных ресурсов; стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние различных культур. Такое видение глобализации позволяет считать ее не единым, а множественным процессом. Более того, по мнению В. Голофаста, глобализация – это многослойный поток, который порождает и заключает себя в относительно неизоморфные сети5.

В научной литературе выделяются четыре параметра глобализации.

1. Глобализация как линейный процесс, то есть экстенсивное и однонаправленное расширение всемирных («глобальных») интеграционных процессов, прежде всего в области геополитики, мировой экономики, культуры (СМИ), экологии и др. Это, так сказать, глобалистика из школьных учебников, постоянно толкующих о том, что мир стал единым.

2. «Мир-системный» параметр (основывается на теории И. Валлерстайна) показывает эволюционный сдвиг ядра западной цивилизации в сторону периферии и возникновение новых центров цивилизационного процесса. Согласно этому параметру на каком-то этапе может произойти разделение глобализации и американизации, и США уже не будут выступать в качестве центра и главного фактора социальных изменений.

3. Мировая культура как главное измерение глобализации. Этот параметр указывает на возникновение таких явлений, как мировой туризм, культура постмодерна, новые интегральные формы религиозных культов, особая роль культуры Интернета и популярной культуры. Происходит «перемешивание культур» при слабом сохранении их локально-национальной идентичности.

4. Параметр глобального сообщества подчеркивает возникновение новых социальных форм сознания, подразумевающих снижение и даже уничтожение национального фактора и национальных государств.

В этой связи можно констатировать, что современному мировому процессу общественного развития присущи две противоположные, но равноправные тенденции: всеобщий контакт культур и этнокультурное сохранение.

Сложность культуры заключается в том, что в этой сфере бытия функционирует система материальных объектов, идей и образов, технологий их изготовления и оперирования ими, устойчивых связей между людьми, но с точки зрения оценочных критериев в способах их регулирования, имеющихся в обществе, с точки зрения очеловечивания человека и очеловечиваемости самих ее элементов в самой себе. Культура выступает в качестве индикатора одновременно устойчивости и новизны общественных явлений, проверяет степень их вживаемости и приемлемости для общества. Именно поэтому она сама претерпевает серьезные перемены6.

Современная культура переживает самую мощную за всю свою историю глобальную трансформацию. В самом общем виде трансформация выражает переход к качественно новому состоянию общественной организации. Обычно трансформационный процесс проходит следующие стадии:

  • переоценка существующего состояния общества и оценка содержания и масштабов кризиса, носящего системный характер;

  • социальная диагностика, то есть непредвзятая объективная характеристика настоящего, его корней в прошлом, возможностей и путей выхода из кризисной ситуации;

  • демонтаж отжившей системы, ликвидация ее очевидных несоответствий достигнутому уровню общественного развития и его тенденциям;

  • новое самоопределение общества, выдвижение и обоснование путей дальнейшего развития.

Неизбежным компонентом трансформации структуры общественного сознания выступает рационально-ценностный конфликт.

Трансформационные тенденции можно выделить по многим показателям – политическим, экономическим, социально-культурным. Опираясь на социально-философский подход, а также анализ точек зрения различных авторов, нам представляется необходимым выделить в сфере культуры следующие тенденции, которые находят проявление и в развитии туризма:

  • форумность современной культуры или мультикультурализм – это предполагает наличие множества различных культур (национальных, традиционных);

  • тенденция расширения культурного пространства – характеризуется интеграцией различных культур планеты, то есть каждый испытывает на себе влияние иных традиций, иных национальных и религиозных особенностей (например, увлечение французской модой, голливудскими фильмами);

  • конструирование реальности – предполагает возможность каждому желающему погрузиться в виртуальную реальность, где человек может выстраивать свою собственную реальность;

  • формирование экранной культуры включает в себя телевидение, кино-видеопродукцию, мир компьютерных достижений. Экранная культура приводит к смещению пространственно-временных рамок, позволяя свободно перемещаться в направлениях «будущее – настоящее – прошлое»;

  • вовлечение природы в культурный процесс современности. Уходит в прошлое антитеза культуры природе. Природа становится сферой приложения культурного творчества людей и источником деятельности.

Все перечисленные тенденции обусловлены процессом глобализации. Если считать глобализацию своеобразной ступенью интеграционных процессов, то рациональное постижение мира приобретает решающее значение в поисках наиболее оптимальных путей современного цивилизационного развития.

Как отмечает Е. В. Мошняга, эффекты глобализации туризма таковы, что межкультурные туристские контакты, осознание членами принимающего туристов сообщества своей «особости» и генерированные ею туристские мотивации не только способствуют социально-экономическому здоровью местного культурного сообщества за счет притока финансово-валютных средств, развития инфраструктуры, создания рабочих мест и т.п., но и актуализируют в самом сообществе потребность сохранения его идентичности, стимулируют его развитие и укрепление7.

С точки зрения становления глобальной цивилизации М. Малиновский выделяет четыре социокультурные мегатенденции, которые во многом определяют взаимодействие культуры и туризма.

«Культурная поляризация». Именно под знаком этой мегатенденции прошла большая часть ХХ в., сопровождавшегося масштабными мировыми войнами в «горячем» и «холодном» исполнении, противоборством двух лагерей – капиталистического и социалистического, геноцидом. Взаимозависимость, порождаемая страхом взаимного гарантированного уничтожения, – такова основная скрепа глобального мира на протяжении нескольких десятилетий ушедшего века. Поляризация и сегментация политической и геоэкономической карты мира, сопровождаемые формированием устойчивых военно-политических и экономических региональных союзов, – таков основной механизм реализации этой мегатенденции. Очаги возможной поляризации в наступившем столетии: растущее экономическое и экологическое неравенство (между народами и регионами, внутри отдельных стран); религиозный и рыночный фундаментализм, претензии на расовую и этническую исключительность; стремление отдельных государств или военно-политических блоков расширить зону своего контроля во фрагментированном мире, распространение оружия массового поражения; борьба за доступ к скудеющим природным ресурсам.

«Культурная ассимиляция». Общепризнанно, что последние два десятилетия прошедшего века ознаменовались торжеством идей западного либерализма, и тезис Ф. Фукуямы о «конце истории» гласил: «вестернизации» как последовательному подчинению – через постоянно расширяющуюся систему мировых рынков – западным ценностям и западному образу жизни всех экономически активных слоев населения Земли альтернативы нет. Продолжается экономическая интеграция при сохранении (с помощью глобальных финансовых и экономических институтов) доминирования нескольких западных стран, которое подкрепляется концентрацией у них ключевых интеллектуальных и информационных ресурсов. Расширяется процесс установления универсальных («общечеловеческих») норм и правил в международных отношениях.

«Культурная гибридизация». Эта мегатенденция в начале XXI в. приобрела совершенно новые качества: процессы «креолизации» культуры, которые традиционно вели к образованию новых этнических общностей, дополняются процессами транскультурной конвергенции и формирования транслокальных культур – культур диаспоры, а не традиционно локализованных и стремящихся обрести национально-государственную идентичность культур8. Интенсификация коммуникаций и межкультурных взаимодействий, развитие информационных технологий способствуют дальнейшей диверсификации многообразного мира человеческих культур, а не их поглощению некоей универсальной «глобальной культурой». Мир постепенно превращается в сложную мозаику взаимопроникающих друг в друга транслокальных культур, которые образуют новые культурные регионы, имеющие сетевую структуру.

«Культурная изоляция». ХХ век дал многочисленные примеры изоляции и самоизоляции отдельных стран, регионов, политических блоков, причем к средствам политической и культурной изоляции («санитарные кордоны») или культурной самоизоляции («железный занавес») прибегали в целях консолидации социальных систем против внешних и внутренних врагов. Источниками изоляционистских тенденций и в наступившем столетии станут: культурный и религиозный фундаментализм; экологические, националистические и расистские движения; приход к власти авторитарных и тоталитарных режимов, которые будут прибегать к таким мерам, как социокультурная автаркия, ограничения информационных и гуманитарных контактов, свободы передвижения, ужесточение цензуры, превентивные аресты и т.п.

Идеальный тип современной глобализации, по мнению специалистов, включает в себя следующие феноменологические компоненты, формирующие конструкции массового сознания и коллективного поведения: всеохватность и комплексность изменений (меняются все параметры социальных структур и сама изменчивость, «пластичность» становится главной позитивной ценностью); все глобальные ценности и ориентиры получают априорное доминирование по отношению к местным (локальным) ценностям, включая и этнический фактор, который элиминируется; гибридизация культуры, то есть процесс быстрого составления (часто искусственного) культурных феноменов из прежде несовместимых составных частей, особенно в сфере поп-культуры, образования, семейных ценностей и т.д.; акцентирование «глубинных» феноменов (докультурных, доцивилизационных и примордиальных), которые получают раскрепощение, приближение к природе в самом широком смысле этого понятия и отчасти противопоставление природного и социального начал в пользу первого; решительное изменение ориентации рациональности от «модерна» к «постмодерну» с его акцентом на мозаичности и внутреннюю несвязанность восприятия и конструирования социальной реальности, нежелание достраивать какие бы то ни было фрагменты этой реальности до единого целого («мир фрагментарен сам по себе»); признание гражданского общества единственной формой социальной упорядоченности глобального социума.

Глобализация культуры во многом концептуально определяет туристское пространство, которое в этом контексте представляет собой информационно-эмоциональное поле межкультурной коммуникации в системе международного туризма.

В этой связи система международного туризма понимается как взаимодействие в концептуальном туристском пространстве между субъектами социокультурной деятельности на уровне индивидов, групп, социальных общностей, этнокультурных и профессиональных сообществ, организаций, принадлежащих к разным культурам, с целью достижения эффективного взаимопонимания, исходящего из потребностей совместной деятельности и осуществляемого посредством обмена информацией через принятые знаковые системы (языки)9.

Взаимопроникновение культур посредством туристских практик должно строиться на принципе рациональности. Рациональность понимается нами как характеристика культуры, ее отражающая и над ней рефлексирующая и участвующая в ее конструировании одновременно. Рациональность выступает в качестве существенной характеристики человеческой деятельности, сознания и научного познания. Поэтому можно сказать, что рациональность является важнейшим проявлением человеческого духовно-практического бытия. Она пронизывает все сферы общественной жизни, и туризм в том числе. В свете глобализации культуры, вбирающей туристские практики, важной становится проблема признания другой культуры. Свою же культуру человек может понимать и принимать через освоение традиций, и в этом ему помогают туристские практики.

Т. Б. Царева

РОЛЬ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

В СОХРАНЕНИИИ И ПОПУЛЯРИЗАЦИИ

КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Культура представляет главный смысл

и главную ценность существования

человечества.

Д. С. Лихачев

В процессе глобализации в современной культуре, так же как в экономике и социуме, происходят качественные изменения. Одной из немаловажных тенденций развития культуры XXI в. является стремление к синтезу и взаимопроникновению культур. Современный человек живет в условиях чрезвычайно насыщенного информационного поля, в котором происходит процесс ускорения восприятия информации. Сильное влияние на этот процесс оказывает распространение средств массовой информации и, несомненно, компьютерных технологий. Развитие новых коммуникационных и мультимедийных технологий, снижение стоимости производства продуктов с их использованием, растущая доступность компьютеров и компьютерных сетей делают мир более уплотненным, сближая страны и народы.

Технические возможности «электронной среды», растущие с каждым днем, оказывают непосредственное влияние на менталитет современного человека, предоставляя практически неограниченный доступ к интересующей его информации и полную свободу выбора. Формируется новый вид культуры – культура информационного общества, представляющая собой единое недифференцированное поле, которое структурирует сам пользователь исходя из собственных целей и потребностей. Постепенно лишаясь какой-либо ценностной иерархии и структуры, культура также становится глобальной. Некоторые современные исследователи характеризуют культуру информационного общества как «культуру созидательного разрушения»10.

В связи с этим особенно актуальным становится взаимодействие культуры с информационными технологиями, открывающими новые возможности для приобщения к мировой культуре во всем ее многообразии, для популяризации материального и нематериального культурного наследия, а также для межкультурных обменов.

Сохранение, изучение и популяризация культурного наследия становится средством развития культурного самосознания, национальной самобытности, а также культурного единства нации и государства. Это становится особенно важным на фоне массовой глобализации, этнической ассимиляции, гибели языков и малых народностей (национальных меньшинств). Популяризация знаний, культурной памяти и информации о культурном наследии может способствовать защите национальных (этнических) культур, сохранению культурного разнообразия и, в конечном счете, сохранению гуманистических оснований человеческой цивилизации. А информационные технологии, технологии «виртуальной реальности» предоставляют каждому желающему уникальную возможность как можно больше узнать об этой важнейшей стороне человеческой жизни.

Одним из основных прав человека является право на культуру, так записано в статье 27 Всеобщей декларации прав человека, провозглашающей, что «Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами», и в преамбуле Устава ЮНЕСКО, утверждающего, что для поддержания человеческого достоинства необходимо широкое распространение культуры и образования среди всех людей на основе справедливости, свободы и мира.

Боб Стоун, автор Виртуального Стоунхенджа (English Heritage), считает, что основополагающее для виртуального культурного наследия – это открытый доступ. «Как это уже случилось с промышленными и коммерческими программами, позади то время, когда людей приводила в восторг сама по себе трехмерная картинка в голливудском стиле и эффект виртуальной реальности. Сейчас главное для виртуального наследия – доступность. А значит, надо уделять больше внимания факторам, которые кому-то покажутся приземленными – удобство в использовании, удобство взаимодействия пользователя с компьютером, взаимозаменимые форматы баз данных, точность, этические вопросы. Требование доступности также означает создание глобальной инфраструктуры, которая оставит место для творчества и, конечно, развлечения (но не такого, которое отвлекало бы от культурного наследия как такового). Нельзя ограничивать доступ только теми, кто работает в дорогостоящих лабораториях, где разрабатываются виртуальные программы по культурному наследию».

Это ясно понимают и международные организации, формирующие культурную политику, такие как ЮНЕСКО и Европейский союз. В документе «Новая культурная инициатива для Европейского сообщества» (1988) одним из основных направлений этой политики было названо «обеспечение доступности культурного наследия».

Для этого Европейский союз предполагает создание коммуникационной сети, которая должна связать различные подсистемы в области культуры (местные, региональные, национальные, наднациональные), входящие в систему ЕС. Комиссия ЕС также финансирует проекты по формированию европейского банка данных по культурному наследию.

Примером может послужить проект «Open Heritage: enabling the European Culture Economy» («Открытое Наследие: создавая европейскую экономику культуры»). Данный проект объединяет партнеров из Франции, Великобритании, Италии, Нидерландов, России, Австрии и Японии и призван решить такие задачи, как создание новой модели территориальных культурных систем, совершенствование менеджмента музейных коллекций, обеспечение доступа к культурному наследию и создание территориальных сервисных центров с единым международным порталом. Одной из целей проекта является также развитие культурного туризма и стимулирование деловой активности внутри региона путем создания механизмов взаимодействия между музеями, коммерческими предприятиями и региональными органами управления. В результате осуществления проекта планируется разработать программное обеспечение, методики и структуры представления культурного наследия в открытом информационном пространстве.

Главная цель большинства проектов, финансируемых ЕС, – «обеспечение свободного доступа граждан к информации о национальном наследии, представление национального культурного наследия в открытом информационном пространстве и предоставление широкого спектра информационных услуг на базе современной телекоммуникационной инфраструктуры. За этим стоит цель повышения культурного уровня граждан, способствование популяризации национальной культуры, родного языка и культурной самоидентификации своего народа».



Похожие документы:

  1. Комплекс "Спутник" филиал Государственного учреждения "Центр исследований и статистики науки" 39141

    Документ
    ... высшего профессионального образования "Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского" А5169 Издательство Саратовского университета А4863 Колледж радиоэлектроники ...
  2. Методические рекомендации по проведению дня знаний, посвященного 80-летию саратовской области саратов 2016

    Методические рекомендации
    ... , В.П. Тотфалушин, Л.А. Тотфалушина. – Саратов: ООО «Приволжское издательство», 2010. – 304 с. - ISBN 978-5-91369 ... в Порт-Артур ... будущий первый ректор Саратовского университета /С.Р. Миротворцев/ 2. Сестрой милосердия на плавлазарете ...
  3. Название учебной программы (2)

    Примерная программа
    ... Р.В. Маркина Географическое краеведение Саратовская область Л.В. Макарцева Издательство «Лицей», 2007г Востряков ... География Саратовской области под ред. Н.В. Тельтевской. Издательство Саратовского университета, 1993. Горцев В.И. Саратовская область ...
  4. Как единица устной речи: общая характеристика и прагматический потенциал

    Документ
    ... общеустного и функционально-стилевого. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1992. – 180 с. Ермакова О. П., Земская ... предложение в устной речи. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1988. – 149 с. Крушевский Н. В. Очерк ...
  5. Методические указания и планы семинарских занятий по курсу: русская философия донецк 2013

    Методические указания
    ... по направлению подготовки «Философия». – Саратов: Издательство Саратовского университета, 2006. – 284 с. 11. Шапошников ... по направлению подготовки «Философия». – Саратов: Издательство Саратовского университета, 2006. – С. 268 - 283. 7. Дугин А.Г. ...

Другие похожие документы..