Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
В целях осуществления проверки готовности муниципальных образований к отопительному периоду на основании Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 190-...полностью>>
'Документ'
Об утверждении Порядка предоставления грантов в форме субсидий, в том числе на конкурсной основе, социально-ориентированным некоммерческим организация...полностью>>
'Документ'
1 у.е. равна 1 ЕВРО по курсу ЦБ РФ на день выставления счёта. Счёт действует 3 дня и аннулируется в случае не оплаты или не отгрузки товара. Товары се...полностью>>
'Расписание'
В., ауд. 1 4 Контрольно-измерительные приборы и автоматизация (с 05.05. по 1 .0 .) Семенченко Т.В., ауд. 1 Пятница 1 Основная часть Черняк В....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

67

с изменением принципиального строения деятельности и возник­новением новой формы отражения действительности; психика человека не только освобождается от тех черт, которые общи всем рассмотренным нами стадиям психического развития живот­ных, и ие только приобретает качественно новые черты. Главное состоит в том, что с переходом к человеку меняются и сами зако­ны, управляющие развитием психики. Если на всем протяжении животного мира теми общими законами, которым подчинялись законы развития психики, были законы биологической эволюции, то с переходом к человеку развитие психики начинает подчиняться законам общественно-исторического развития.

Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. 3-е изд. М., 1972, с. 252— 263.

Р. Шовен ОБЩЕСТВА НАСЕКОМЫХ1

ПЧЕЛА

Пчелы в изолированном состоянии — это обычные перепонча­токрылые насекомые, к числу которых относятся также осы и муравьи; от насекомых, ведущих одиночный образ жизни, пчел отличает одна черта: они не способны жить в изолированном со­стоянии, и смерть их в этих условиях наступает спустя несколько часов; так обстоит дело не только с пчелами, но также с муравь­ями и термитами.

Это странное и не имеющее объяснения явление, заключающе­еся в том, что изоляция вызывает смерть, до сих пор привлекало недостаточно внимания; оно характерно для общественных насе­комых, и только для них. <...>

Заметим прежде всего, что все реакции пчелы определяются семьей. Мы убеждаемся в этом, когда изучаем у пчел реакции предпочтения, — исследование, весьма обычное в энтомологиче­ской лаборатории. Оказывается, у пчел индивидуальные реакции подчинены интересам семьи. <...>

1 Следует обратить внимание на то, что Р. Шовен довольно часто при­бегает к антропоморфическим сравнениям и образам. И хотя это лишь литера­турный прием, но явно не всегда удачный. Например, он пишет об обществе насекомых, об их социальных инстинктах. При этом сам Р. Шовен неоднократ­но подчеркивает, что только человек может рассматриваться как действительно общественный вид, животные же все в равной мере субсоциальиы. С одной стороны, автор рассматривает (и справедливо) семью общественных насекомых как биологическую систему, как единство, как почти единый организм, с дру­гой—неоднократно говорит об ульях, муравейниках, термитниках как явле­ниях социальных, проявляя непоследовательность и вступая в противоречие с самим собой.

68

Помещенная в прибор одиночная пчела не проявляет ничего, кроме сильнейшего возбуждения, и ей так и не удается остановить свой выбор на какой-нибудь зоне с определенной температурой, влажностью или степенью освещенности. При работе с небольши­ми группами (в 3—4 десятка) пчел получаются несколько лучшие результаты, хотя они сильно отличаются от того, что происходит с обычными насекомыми-одиночками. <...>

Такое сильное и своеобразное влияние группового образа жизни на реакции пчел еще не дает нам сведений об «обществен­ной нервной, системе», если допустить, что она вообще существует, а это мы пока можем лишь предполагать... Действительно, если отдельным организмам удается установить взаимосвязь, сложить­ся воедино, работать сообща, то их деятельность протекает на ином, гораздо более высоком уровне.

В улье живет от 60 до 70 тысяч пчел, значит, столько же моз­говых центров. Чтобы быть лучше понятым, я прибегну к анало­гии. Известно, что элементы памяти больших электронных вычис­лительных машнн состоят из ферритовых колец, соединенных между собой чрезвычайно сложным образом. Предположим, что инженер, которому поручили сконструировать такую машину, имеет лишь одно ферритовое кольцо—он ничего не сможет сде­лать. Будь у него десяток нлн сотня таких колец, он не был бы бли­же к цели, а вот если нх дать ему несколько тысяч, то он сможет, соединив кольца надлежащим образом, создать из них орган ма­шинной, памяти. Тысяча элементов приобретает ценность и зна­чение, какими ни в какой мере не обладали ни десяток их. ни сотня. Предположите теперь, что у маленьких ферритовых колец выросли ножкн, что они умеют передвигаться и что они лишь в особых случаях соединяются и образуют единое целое: вы по­лучите машину, во многом сходную с пчелиной семьей.

Понятно, простая аналогия, подобная приведенной выше, не может служить веской аргументацией, но есть в ней некая внут­ренняя очевидность, которая делает ее в наших глазах довольно правдоподобной.

ОСЫ МУРАВЬИ, ТЕРМИТЫ

Пастухи и жнецы

Муравьи не ограничиваются пассивным поглощением выде­лений тлей; онн активно защищают тлей от врагов, например от личинок божьих коровок. Это вызывало сомнения, но проведен­ные в последнее время исследования английских ученых под­твердили, что дело обстоит именно так. Мало того, когда насту­пает зима, муравьи подбирают зимние яйца тлей (в такой форме тли и перезимовывают) и сносят нх в муравейник, где они прове­дут холодную пору в полной безопасности. С наступлением вес­ны из зимних яиц выйдет молодая тля. Тогда муравьи вынесут

69

ее на те растения, которыми она кормится. Но до тех пор пока держатся ночные заморозки, муравьи будут каждый вечер забот­ливо уносить этих крошек на ночлег в муравейник. Только посте­пенно совершается окончательное переселение «стада» тлей на об­любованное ими растение, да и после переселения бдительная стража не спускает с них глаз. Муравьи некоторых видов разво­дят корневую тлю, сооружая для нее настоящие маленькие хлевы, тщательно сложенные из земли.

Других муравьев привлекает зерно; это знаменитые Messor, библейские муравьи, о которых говорится в известном поучении: «Ступай к муравью, ленивец, и посмотри на труды его, как соби­рает он запасы на зиму!..» Эти запасы —целые килограммы зер­на— собраны фуражирами для нужд колонии. Много легенд из­вестно на этот счет, но, к сожалению, давно уже нн один доста­точно компетентный мирмеколог не проводил серьезных наблю­дений над муравьями Messor; говорят, например, что крупные солдаты этого вида своими огромными челюстями размалы­вают зерна, приготовляют из них нечто вроде теста и сушат... да не просто сушат, а пекут его на солнце, прежде чем скормить личинкам. <.. .>

Вы, возможно, удивитесь, что я с таким безразличием отно­шусь к гипотезе о возделывании злаков муравьями. Дело в том, что некоторые виды муравьев великолепно выращивают растения, требующие к тому же куда более сложной техники возделыва­ния, чем злаки. Я имею в виду культуру грибов в муравейни­ках Atia. Представителей этого рода американских муравьев называют иногда «зонтичными» из-за того, что они носят кусочек листа над головой. Муравьи Alia отгрызают листья плодовых де­ревьев, повреждая сады; листья они сносят в муравейник, из­мельчают и разводят на них грибы какого-либо одного опреде­ленного вида. Этими грибами, вернее, некоторыми их частями, так называемыми кольраби, они кормят своих личинок. Подземные грибные сады Atia простираются на много квадратных метров. И когда молодая матка отправляется в брачный полет, она не забы­вает захватить с собой в специальной сумке, находящейся в рото­вой полости, кусочек грибницы. После оплодотворения она роет себе камеру и прежде всего старается как можно скорее восстано­вить грибницу. Для этого она даже удобряет ее, раздавливая первые отложенные ею яйца и выпуская на грибницу их содер­жимое. Матка Atta позволит появиться на свет первым потомкам не раньше, чем начнет развиваться мицелий гриба, а деятельность первых отпрысков самки состоит главным образом в доставке свежесрезанных листьев для грибных плантаций.

Муравьи-эксплуататоры

Если муравьи знают упорный и производительный труд, то знакомы им и другие виды деятельности, не столь безупречные с точки зрения человеческой морали. <...>

70

У муравьев существует рабовладение. Муравьи-амазонки Polyergus, например, не способны ни к какой деятельности, кроме войн.,. Они совершают свои набеги в жаркие послеполуденные часы. Вот описание такого набега, заимствованное из книги бель­гийского иезуита Ренье — выдающегося специалиста по муравь­ям. «Около 3 часов дня на поверхности гнезда появляется не­сколько беспокойно бегающих амазонок, они подбегают друг к другу, обмениваясь торопливыми ударами усиков по голове и груди; постепенно из гнезда выходит достаточное количество сол­дат. Вдруг вся эта кишащая масса строится в колонну шириной в 20 сантиметров и решительно, нисколько не колеблясь в выборе пути, отправляется в поход на новую, обреченную на разграбле­ние колонию. Быстрым маршем движется авангард, а в это время все новые потоки солдат текут и текут из отверстия муравейника. Ни один вспомогательный рабочий муравей не участвует в набе­ге». Создается полное впечатление согласованности действий. Но иногда проделываются маневры, смысл которых нелегко по­стичь,— словно что-то разладилось. Дойдя до гнезда F. fusca, ко­лонна может внезапно повернуть назад и вернуться домой. Одна­ко в большинстве случаев Polyergus совершают нападение. Не­смотря на мужественное сопротивление, рабочие F, fusca гибнут массами, a Polyergus уносят с собой их куколок. Часть куколок они пожирают, но большинству дают возможность развивать­ся дальше, с тем чтобы из них вышли рабочие муравьи. Это буду­щие «рабы». Если верить некоторым авторам, «рабы» опреде­ленных видов участвуют в набегах на гнезда своих же сопле­менников!

Осы

В наших местах осы не редкость. Хотя поведение их много проще, чем поведение пчел или муравьев, однако жизнь ос весь­ма интересна, как мы увидим из дальнейшего.

Развитие колонии было подробно изучено Делёрансом на осах полистах (Polistes), строящих свои соты прямо под открытым небом, без всякой оболочки. Полисты соскабливают кусочки дре­весины и, пережевывая ее, превращают в подобие картона, ко­торый идет на строительство ячеек. Реомюр еще в те времена, когда люди делали бумагу только из тряпок, заметил эту осо­бенность ос и, предвосхищая развитие техники, задался вопросом, почему бы нам не последовать их примеру и не пустить в дело измельченное дерево.

Строительная деятельность этих ос носнт циклический харак­тер: строительство возобновляется несколько раз в день, гнез­до изменяется непрерывно, нет такой минуты, когда можно было бы считать его законченным. Непосредственной причиной воз­буждения строительной активности является наличие яиц в яич­никах ос, но по сути дела все связано с определенным несоответ­ствием между откладкой яиц и числом свободных ячеек в гнез-

71

де. Когда появляются личинки, осы кормят их обычно в первые дни измельченными яйцами, взятыми из других ячеек. Таким образом, часть ячеек освобождается, а как только в сотах появ­ляется некоторое число пустых ячеек, строительство приоста­навливается. Но личинки растут, переходят на другой корм, по­лучают от кормилиц уже не измельченные яйца, а соки животных и растений. Между тем матка засевает ячейки яйцами, и опять наступает момент, когда в гнезде не остается или почти не оста­ется пустых ячеек. Тогда осы снова берутся за строительство... В отличие от пчел полисты обычно не способны заделать дыру в стенке (а если н заделывают, то очень плохо), хотя часто вос­станавливают поврежденные края ячеек. Делёранс пишет, что у них не существует и такого разделения труда, как у пчел. Парди наблюдал у полистов явления доминирования: одни сам­ки определенно подавляют других и специализируются в откла­дывании яиц; другие занимаются только доставкой корма и строи­тельных материалов и яиц не откладывают.

Термиты

Вот насекомые, пренеприятные для сторонников чрезмерного упрощения теории эволюции. И все же термиты, такие архаич­ные по своей морфологии, существуют с очень давних времен во всей сложности своих инстинктов. Эпоха, в которую эти насеко­мые появились, точно не определена; во всяком случае, они, не­сомненно, почти ровесники тараканов, а значит, им по меньшей мере 300 миллионов лет. Таким образом, они несравненно древ­нее пчел и муравьев, структура же их общества не менее сложна. Появлению термитов со всей их сложностью должна была пред­шествовать длительная эволюция в невообразимо далекие от нас времена; никаких следов ее мы не находим. Как бы то ни было, термиты, подобно муравьям, существуют лишь как общественные насекомые: термиты-одиночки неизвестны. Следует также отме­тить, что по строению своего тела термиты довольно примитивны и во многом напоминают тараканов—представителей самого при­митивного и самого древнего отряда насекомых. Но объединенные взаимными связями, термиты ни в чем не отстают от муравьев и пчел по сложности своих социальных инстинктов.

Пожалуй, здесь будет уместным более подробно описать нра­вы термитов... Это крошечные белые насекомые (окрашены толь­ко термиты, предназначенные для функции размножения), все без исключения не выносящие дневного света. Они строят из земли свои гнезда, достигающие иногда гигантских размеров; Грассе видел в Африке гнездо диаметром более 100 метров, на нем разместился целый поселок. Обычно пищу термитов состав­ляет мертвая древесина. Переваривание пищи у них — совершен­но особый процесс. Прежде всего заметим, что термиты, так же как и мы, не способны превращать в удобоваримую пищу ку­сочки сухого дерева. Но их кишечник служит приютом для целой

72

фауны особых инфузорий, и вот инфузории-то как раз вполне способны на это. Термиту остается только использовать продук­ты пищеварения своих симбионтов, а в крайнем случае можно переварить и их самих! Все животные, питающиеся деревом, но­сят в себе подобных постояльцев, без них не прожить...

Термиты, по-видимому, единственные из всех насекомых, вла­деющие еще одним способом использования древесины: они раз­водят на ней грибы, но с совершенно иной целью, чем муравьи-грибоводы, о которых говорилось выше. Заложенная термита­ми грибная плантация похожа на промокшую буроватую губку; бесчисленное множество таких губок лежит в камерах тер­митника. Грибы развиваются иа мелко-мелко искрошенной дре­весине.

Долго считалось, что грибы осуществляют предварительное переваривание кусочков древесины, расщепляя целлюлозу, кото­рая затем превращается в сахар, усваиваемый насекомыми. Это известное явление: многие другие насекомые, питающиеся дре­весиной, используют этот прием. Но, как доказали Грассе и Нуарб, необыкновенный гриб термитов одарен более редкой спо­собностью: не столько целлюлозу, сколько лигнин превращает он в усвояемый материал. Это просто поразительно: лигнин ведь гораздо прочнее целлюлозы. До сих пор у насекомых не были известны случаи употребления в пищу лигнина, речь всег­да шла о целлюлозе или о других составных частях древесины. Только гриб термитов делает возможным такое чудо. Обычно термиты поедают самые старые части грибницы, где лигнин уже разложился, и, подкладывая в нее новые кусочки дерева, пре­доставляют грибам перерабатывать их. Термиты в противопо­ложность муравьям никогда не употребляют в пищу самих гри­бов.

Численность гнезд термитов достигает невероятных размеров в тех районах, где климат для них благоприятен. Грассе пишет, что в Экваториальной Африке почти невозможно копнуть землю лопатой, не потревожив при этом гнезда термитов. То, что они непрерывно ворошат почву и подпочву, несомненно, оказывает влияние на образование перегноя. Невероятная многочисленность термитов объясняется колоссальной плодовитостью царицы... Ца­рица откладывает сотни яиц в минуту. В своей сводчатой палате в самом центре термитника она окружена толпой слуг; одни об­лизывают ее, иногда даже кусают и с жадностью пьют ее кровь, другие движутся по кругу в одном и том же направлении. Все участники этой странной карусели заняты делом: подносят корм, уносят яйца, откладываемые со скоростью пулеметной очереди. А в это время самец (не такой крупный, как царица, но огром­ный по сравнению с термитами-рабочими) почти не двигается. В отличие от самцов других общественных насекомых он не по­гибает сразу после спаривания, а продолжает жить в царской палате и время от времени оплодотворяет царицу.

73

Гнездо. Теория стигмергии

Нравы термитов способны зачаровать наблюдателя, так же как нравы муравьев. Мы рассмотрим только одно из самых по­разительных их созданий — гнезда. Убежден, что по совершен­ству и сложности своей архитектуры гнездо термитов оставляет далеко позади гнезда ос, пчел и муравьев. Бельгийский ученый доктор Дэнё всю свою жизнь посвятил изучению устройства гнезд африканских термитов; сделанные им зарисовки пленяют воображение. Никто не поверил бы, что все это не дело рук че­ловека: шары, кувшиноподобные и колоколообразные купола, стенки которых состоят из ряда восходящих по спирали коло­нок, сложная система галерей, переходящих одна в другую, по­ложенных одна под другой или скрещивающихся. И все без­упречно правильно, словно выточено...

Но суть не в этом'. Нас беспокоит все тот же вечный вопрос: как могут крошечные букашки, не имея плана, возводить свои огромные постройки?.. Мы уже видели у пчел, что проявления социальной жизни немыслимы без некоторого твердого минимума участников. Именно об этом я думал, когда выдвинул теорию взаимосвязи нервных систем отдельных особей, теорию, постро­енную почти целиком на аналогии с вычислительными маши­нами. <.. .>

Как бы то ни было, Грассе считает, что сама работа подсте­гивает работающего. Она обладает стигмергическими свойст­вами (от двух греческих слов, означающих «побуждаю к труду»); даже при очень быстрой смене рабочих воздвигаемая ими по­стройка своими размерами и формой, в которую она облекается, сама собой регулирует работу. Но все же кое-какие трудности остаются. Если, например, в данном участке вообще нет ника­кой постройки, то рабочий не успокаивается; он отправляется на поиски работы. Грассе наблюдал 2 стройки, значительно уда­ленные одна от другой, и соединенные туннелем; прямолиней­ность туннеля отчетливо свидетельствовала о том, что он дей­ствительно связывал эти участки. С другой стороны, Грассе, на­блюдая термитники Убанги, установил^ что строительным ма­териалом для них служит глина определенного сорта, место­рождение которой находится на 12 метров ниже гнезда. Значит, термитам приходилось проделывать туда и обратно очень дол­гий и сложный путь. Безусловно, они при этом проходят мимо многих строящихся гнезд, но не выказывают к ним никакого интереса. Они, следовательно, не пребывают в пассивном ожи­дании возбудителей. Нет, они ищут их активно, они стремятся к одной вполне определенной деятельности. Таково, впрочем, свой­ство всех живых организмов: не просто реагировать на раздражи­тели, а «искать» их. Возводимое сооружение, бесспорно, дейст­вует на рабочего как некий возбудитель; однако рабочий сам способен направляться к работе, требующей выполнения. <...>

Грассе, долго изучавший... термитов, описал очень сложно

74

устроенное гнездо Bellicositermes с огромными странными стол* бами у основания; можно подумать, что онн обточены на станке. Каждый нз этих столбов по своим относительным размерам ра­вен пирамиде Хеопса. Онн ничего не поддерживают, так как нижний, конец нх даже не соприкасается с землей. Царская ка­мера также отличается по устройству от остального гнезда. На­конец, и наружное покрытие термитника обладает совершенно особой структурой. Выходит, термиты, сооружая гнездо, дей­ствуют по-разному в зависимости от того, в какой части его они ведут строительство. Но действительно ли дело здесь в измене­нии реакции? Или, может быть, просто работа ведется разными группами строителей с различными нормами реагирования? В этом случае работа в процессе ее выполнения должна воздей­ствовать на них одинаковым образом.

Даже по отношению к гнездам, имеющим однородную струк­туру во всех своих частях, скажем к пчелиным гнездам, теория стигмергии, как показали некоторые наблюдения, полностью при-ложима лишь на первой фазе строительства. Пчелы, например, способны восстанавливать нарушенную параллельность сотов, не только наращивая края ячеек, но и перемещая дно, если оно ока­залось слишком близко к соседним сотам. Но разве можно при­ложить теорию стигмергин к действиям скульптора, который соз­дает статую из каменной глыбы, удаляя лишний материал? А ведь характер действий пчел именно таков... Действительно, если в маленьком улье, где пульс строительства не слишком на­пряжен, прилепить к потолку кусочки вощины самой различной формы, то можно убедиться, что все они окажутся как бы обре­занными по краям, причем некоторые из них вскоре бывают об­работаны в форме эллипсоида, дающего начало первому соту; с этого всегда начинают стронтельницы свою работу. Это то же, что сделал бы термит, если бы, оказавшись перед комом земли, принялся отбрасывать (а не добавлять) землю до тех пор, пока у него не получился бы столб.

Подобные примеры заставляют думать, что даже теория стиг­мергии не спасает нас от гипотезы, предполагающей наличие ка­кого-то предварительного плана, которому подчинены действия строителей.

Шовен Р. От пчелы до гориллы. М„ 1965, с 111 — 115; 143—166.

И. П. Павлов

УСЛОВНЫЙ РЕФЛЕКС

Условный рефлекс — это теперь отдельный физиологический термин, обозначающий определенное нервное явление, подроб­ное изучение которого повело к образованию нового отдела в физиологии животных — физиологии высшей нервной деятель­ности как первой главы физиологии высшего отдела централь­ной нервной системы. Уже давно накоплялись эмпирические и научные наблюдения, что механическое повреждение или забо­левание головного мозга и специально больших полушарий обус­ловливало нарушение высшего, сложнейшего поведения животных и человека, обыкновенно называемого психической деятельно­стью... Тогда возникнет неотступный фундаментальный вопрос: какая же связь между мозгом и высшей деятельностью живот­ных и нас самих и с чего и как начинать изучение этой деятель­ности? Казалось бы, что психическая деятельность есть результат физиологической деятельности определенной массы головного мозга, со стороны физиологии и должно было идти исследова­ние ее, подобно тому как сейчас с успехом изучается деятель­ность всех остальных частей организма. И однако, этого долго не происходило. Психическая деятельность давно уже (не одно тысячелетие) сделалась объектом изучения особой науки — пси­хологии. А физиология поразительно недавно, только с 70-го года прошлого столетия, получила прн помощи своего обычного метода искусственного раздражения первые точные факты относительно некоторой (именно двигательной) физиологической функции боль­ших полушарий; с помощью -же другого, тоже обычного, метода частичного разрушения были приобретены добавочные данные в отношении установления связи других частей полушарий с глав­нейшими рецепторами организма: глазом, ухом и другими. Это возбудило надежды как физиологов, так и психологов в отноше­ний тесной связи физиологии с психологией. Но скоро наступило разочарование в обоих лагерях. Физиология полушарий заметно остановилась на этих первых опытах н не двигалась существенно дальше. А между психологами после этого опять, как и раньше, оказалось немало решительных людей, стоящих на совершенной независимости психологического исследования от физиологическо-

76

го. Рядом с этим были и другие пробы связать торжествующее естествознание с пс-ихологией через метод численного измерения психических явлений. Одно время думали было образовать в фи­зиологии особый отдел психофизики благодаря счастливой наход­ке Вебером и Фехнером закона (называемого по их имени) опре­деленной численной связи между интенсивностью внешнего раз­дражения и силой ощущения. <...>

Однако чувствовался, воображался и намечался еще один путь для решения фундаментального вопроса. Нельзя ли найти такое элементарное психическое явление, которое целиком с пол­ным правом могло бы считаться вместе с тем и чистым физио­логическим явлением, и, начав с него — изучая строго объективно (как и все в физиологии) условия его возникновения, его разно­образных усложнений и его исчезновения, —сначала получить объ­ективную физиологическую картину всей высшей деятельности животных, т. е. нормальную работу высшего отдела головного мозга вместо раньше производившихся всяческих опытов его ис­кусственного раздражения и разрушения?.. Это явление и было тем, что теперь обозначает термин «условный рефлекс»... Поста­вим, сделаем два простых опыта, которые удадутся всем. Вольем в рот собаки умеренный раствор какой-нибудь кислоты. Он вы­зовет на себя обыкновенную оборонительную реакцию животного: энергичными движениями рта раствор будет выброшен вон, на­ружу и вместе с тем в рот (а потом наружу) обильно польется слюна, разбавляющая введенную кислоту и отмывающая ее от слизистой оболочки рта. Теперь другой опыт. Несколько раз лю­бым внешним агентом, например определенным звуком, подей­ствуем на собаку как раз перед тем, как ввести ей в рот тот же раствор. И что же? Достаточно будет повторить один лишь этот звук — и у собаки воспроизведется та же реакция: те же движе­ния рта и то же истечение слюны.

Оба эти факта одинаково точны и постоянны. И оба они долж­ны быть обозначены одним и тем же физиологическим термином «рефлекс». <.. .>

Всего естественнее представить себе дело так. В первом рефлексе существовало прямо проведение нервного тока, во вто­ром должно быть произведено предварительное образование пути для нервного тока... Таким образом в центральной нервной системе оказывается два разных центральных аппарата: прямого проведения нервного тока и аппарата его замыкания и размыкания. Было бы странно остановиться в каком-то недоумении перед таким заключением. Ведь нервная система на нашей планете есть невыразимо сложнейший и тончайший инструмент сношений, свя­зи многочисленных частей организма между собой и организма как сложнейшей системы с бесконечным числом внешних влия­ний... Животный организм как система существует среди окружа­ющей природы только благодаря непрерывному уравновешиванию этой системы с внешней средой, т. е. благодаря определенным реакциям живой системы на падающие на нее извне раздражения,



Похожие документы:

  1. Б 796 Болтнев, Валентин Егорович. Экология : учеб для студ вузов, обуч по напр.: "Автоматизация технол процессов и пр-ва", "Прикл информатика" / Болтнев

    Документ
    ... -методическое пособие предназначается для студентов и преподавателей юридических вузов кх-1 1836366    416. Х3 Х 917    Хрестоматия по ... -пед. напр. и спец. : учеб. пособие для студ. вузов, обуч. по спец.: 050706.65 (031000) - педагогика и психология ...

Другие похожие документы..