Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
На основании статей 23 и 33 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдел...полностью>>
'Документ'
В случае желания получить дополнительную информацию по мероприятию, которое будет проходить в рамках Конгресса «Стоматология большого Урала», заполнит...полностью>>
'Конкурс'
Викторина будет состоят из трех туров: I тур – «Земляки – герои войны», II тур – «В тылу, как на фронте» и III тур – «И на Урале музы не молчали».Побе...полностью>>
'Документ'
Управление воспитания и дополнительного образования детей и молодежи направляет примерную номенклатуру дел для использования в работе учреждений допол...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

42

восставших во главе с молодым капитаном Луисом Карлосом Престесом (1898– 1990) двинулась на север и в марте 1925 г. соединилась с повстанцами из Сан-Паулу. Соединенная колонна «тенентистов» под руководством Престеса начала свой поход, совершая с боями стремительные рейды по внутренним, часто труднодоступным, пространствам огромной страны, не раз пересекая ее из конца в конец. За два с лишним года колонна прошла 25 тыс. км, нанося ряд поражений правительственным частям. За это она получила прозвище «непобедимой колонны». Ее численность колебалась от 1,3 тыс. человек до 4 тыс. Слухи о «непобедимой колонне» будоражили население, но ее рейды все же не привели к широкому восстанию, поскольку условия для него не созрели. Руководители колонны не осознали необходимости выдвижения конкретных социальных лозунгов для вовлечения масс в борьбу. Кроме того, маневренный характер борьбы не позволял закрепиться и установить устойчивые тесные связи с населением. В феврале 1927г. колонна покинула территорию Бразилии и была интернирована в Боливии, так и оставшись непобежденной. «Тенентисты» не прекратили своей деятельности и готовились возобновить борьбу.

Движение «тенентистов» с их романтическим ореолом оставило глубокий след в истории Бразилии. Оно сыграло важную роль в расшатывании олигархического режима, в пробуждении активности других оппозиционных сил.7

В Никарагуа борьба против интервенционистской политики США приняла характер повстанческого движения под руководством Аугусто Сесара Сандино (1895– 1934). Выходец из крестьянской семьи, Сандино в 1926г. возглавил один из отрядов либералов, поднявших восстание в Никарагуа против правительства консерваторов – партии помещичьей олигархии. /В мае 1927 г. либералы под давлением вмешавшихся в конфликт США прекратили борьбу и согласились на оккупацию Никарагуа американской морской пехотой. Сандино с 30 своими сторонниками отказался сложить оружие и в июле 1927 г. начал партизанскую войну в горах на севере страны против американских оккупантов и поддерживаемого ими правительства. За несколько месяцев отряд Сандино вырос до 1 тыс. человек. В его рядах была установлена строгая дисциплина. Повстанческая армия Сандино развернула успешные боевые действия, нанося поражения правительственным частям и отрядам американской морской пехоты. Целью борьбы Сандино объявил изгнание американских оккупантов из страны, восстановление подлинного суверенитета Никарагуа и передачу власти никарагуанскому народу. Он высказывался за Удовлетворение социальных требований рабочих и крестьян.

Борьба никарагуанских повстанцев во главе с Сандино получила отклик в Латинской Америке и за ее пределами. Во многих странах возникли комитеты «Руки прочь от Никарагуа!», организовавшие

43

митинги и демонстрации в поддержку Сандино, против интервенции США в Никарагуа, сбор средств и оружия для никарагуанских повстанцев, посылку добровольцев-интернационалистов в Никарагуа.

Поиск новых концепций освободительной борьбы: Х. К. Мариатеги и В. Р. Айя де ла Торре. Апризм. На левом фланге общественно-политической жизни Латинской Америки продолжали действовать коммунистические партии, входившие на правах секций в Коммунистический Интернационал. До конца 20-х годов новые компартии появились в Эквадоре, Перу и Парагвае. Но они оставались малочисленными и продолжали отстаивать левосектантские позиции. Правда, в 1929г. на 1 Конференции компартий Латинской Америки в Буэнос-Айресе был сформулирован вывод о том, что перед странами региона стоят задачи не социалистической, а антиимпериалистической и антиолигархической, аграрной революции, и лишь их осуществление откроет путь к социалистическим преобразованиям. Однако в конкретной интерпретации эта революция сводилась к утверждению власти советов, руководимых коммунистами, по образцу России, что мало отличалось от прежнего курса на «социалистическую революцию» и «диктатуру пролетариата». Подобные установки поддерживались и насаждались сверху руководством Коминтерна. Лидер чилийских коммунистов Л. Э. Река-баррен уже в 1920 г. выдвигал идею о возможности и важности использования выборов в условиях конституционного режима не только для агитации и пропаганды, но и с целью отстранения от власти консервативных сил. Этого можно было добиться, по его мнению, поддержав широкую демократическую коалицию. Однако в те годы подобные идеи не нашли понимания даже в ближайшем окружении Рекабаррсна1.

Тем временем в рядах участников революционного движения шли поиски новых подходов к проблемам освободительной борьбы, которые бы учитывали особенности Латинской Америки. Эти поиски в 20~е годы связаны с именами Х. К. Мариатеги и В. Р. Айя де ла Торре. Своеобразием отличалась разработка теоретических проблем латиноамериканского освободительного движения перуанским революционером Хосе Карлосом Мариатеги (1895–1930), умершим в 35-летнем возрасте от туберкулеза. С его именем связаны основание Коммунистической партии Перу в 1928 г. (до 1930 г. она называлась социалистической) и Всеобщей конфедерации трудящихся Перу (1928). Он был блестящим журналистом, автором ряда теоретических работ, в том числе фундаментального исследования «Семь очерков истолкования перуанской действительности» (1928). Х. К. Мариатеги

1. Возможно, это было одной из причин его внезапной трагической гибели в декабре 1 924 г. Согласно распространенной версии, он застрелился, ибо свидетельств его убийства обнаружено не было. По в; этой истории не все ясно.

44

стремился определить характер, цели и задачи освободительного движения в Латинской Америке, и в частности в Перу, исходя из реальной действительности, во многом, по его мнению, иной, чем в Европе. Д) н одним из первых выдвинул и обосновал положение о том, что в Латинской Америке речь должна идти о решении задач буржуазно-демократической революции, выступил за привлечение на сторону «революционного пролетариата» других демократических и антиимпериалистических сил. Особое внимание он обратил на огромную важность крестьянского и индейского вопроса, индейских общинных традиций в освободительном движении Латинской Америки, за что в дальнейшем подвергся критике со стороны Коминтерна как проповедник «народнических» взглядов. В самой компартии Перу после его смерти возобладали догматизм и сектантство. Деятельность Мариатеги и его идеи (в разной трактовке) обрели популярность среди последующих поколений участников освободительного движения в Перу и в Латинской Америке.

Оригинальную концепцию освободительной антиимпериалистической борьбы в Латинской Америке выдвинул другой видный перуанский общественно-политический деятель – Виктор Рауль Айя де ла Торре 1895–1979). С ним долго и активно сотрудничал Мариатеги, но в конце 20-х годов их пути разошлись. В. Р. Айя де ла Торре, выходец из аристократических кругов, в 1919–1923 гг. возглавил студенческое движение в Перу за университетскую реформу, против диктаторского режима Легиа (1919–1930), за что в 1923 г. был выслан из Перу и обосновался в Мексике. В эмиграции в 1924г. он создал Американский революционный народный альянс (АПРА). По аббревиатуре движение, основанное и на протяжении 55 лет возглавлявшееся Айя де ла Торре, вскоре стало называться просто «апристским», или «апризмом». Поначалу оно создавалось в континентальных масштабах, с секциями по странам. Но апризм укоренился и стал серьезной политической силой только в Перу, хотя идеи Айя де ла Торре и программа АПРА оказали влияние на ряд националистических, реформистских и революционных течений, возникших впоследствии за пределами Перу. Выдвинутая в 1926 г. программа АПРА имела революционно-демократическую и антиимпериалистическую направленность. Главными врагами и эксплуататорами трудящихся Айя де ла Торре считал империализм и его союзника в лице местной олигархии и призывал сплотиться на борьбу с ними пролетариат, крестьянство и средние слои, отводя ведущую роль в предстоящей демократической и антиимпериалистической революции средним слоям, прежде всего интеллигенции. Как и Мариатеги, Айя де ла Торре огромное значение придавал индейскому вопросу, защите интересов индейского населения и их традиций. Индейскому компоненту он отводил- важную роль в формировании латиноамериканской общности как продукта синтеза

45

индейского и европейского начал и предпочитал называть регион Индоамерикой.

Отдавая дань уважения марксизму и признавая его значимость для Европы, для стран «классического» капитализма, Айя де ла Торре считал его неприменимым для Латинской Америки, где, по его мнению, действовали иные закономерности общественного развития. Здесь с империалистической эпохой связано начало капиталистического прогресса, и потому, утверждал он, «империализм является первым, или низшим, этапом капитализма». Отсюда следовал вывод: самостоятельно, без сотрудничества с «империализмом», с передовыми капиталистическими державами, Латинская Америка не сможет преодолеть свое отставание от них. Разрыв с империализмом привел бы к изоляции и консервации отсталости региона. Исходя из таких оценок, Айя де ла Торре выступал за сочетание борьбы против империалистической, интервенционистской политики ведущих капиталистических держав с сотрудничеством с ними в целях индустриализации и развития. Путь к ликвидации империалистической зависимости он видел в осуществлении антиолигархических, демократических преобразований в создании правового государства, опирающегося на органы самоуправления населения, в преодолении экономической отсталости (в том числе с помощью иностранного капитала) и на этой основе в постепенном преобразовании отношений зависимости в равноправное взаимовыгодное сотрудничество с передовыми державами мира./Успех такого «конструктивного антиимпериализма» зависел от единства всех народных сил внутри страны – от трудящихся до национальных предпринимателей – и от объединения экономических и политических усилий латиноамериканских республик.

Неоднозначное отношение Айя де ля Торре к империализму отражало реальные противоречия действительности, осознание того, что преодоление зависимости вместе с отсталостью будет постепенным и долговременным процессом. Но это придавало противоречивость и самому апризму как антиимпериалистическому движению, поскольку апризм отодвигал полное осуществление своих антиимпериалистических целей в неопределенное будущее. Это предопределило переход апризма в последующие годы с революционно-демократических на умеренные национал-реформистские позиции, временами обрекало движение на пассивное выжидание момента, когда «плод созреет», на конформизм в отношении империализма США и правых сил.

Свой «конструктивный антиимпериализм» Айя де ла Торре противопоставлял «разрушительному» радикально-революционному варианту антиимпериалистической и классовой борьбы, который выдвигали коммунисты. Те, со своей стороны, обвиняли апризм и его лидера в игнорировании классовых противоречий капиталистического общества и принижении роли пролетариата в Латинской

46

Америке, в соглашательстве по отношению к империализму. Взаимная полемика Айя де ла Торре и коммунистов, вспыхнувшая во второй половине 20-х годов, приобрела острый характер и продолжалась многие десятилетия, препятствуя поискам взаимопонимания и сотрудничества между обоими течениями.

Концепции Айя де ла Торре во многом предвосхитили реальные противоречивые тенденции последующего развития Латинской Америки вплоть до конца XX в. В той или иной мере они нашли воплощение в теории и практике латиноамериканского националреформизма, десаррольизма, «импортозамещающей индустриализации», интеграции стран региона – важнейших явлений в жизни Латинской Америки середины и второй половины XX в.

«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» 1929–1933 гг.
И ОБОСТРЕНИЕ ОБСТАНОВКИ В РЕГИОНЕ

Влияние мирового экономического кризиса на Латинскую Америку. Вслед за ведущими центрами капиталистического мира экономический кризис 1929–1933 гг. втянул в свою орбиту и страны Латинской Америки, экономика которых в решающей степени зависела от конъюнктуры мирового рынка. Резко упал спрос на традиционную экспортную продукцию латиноамериканских республик. Своей протекционистской таможенной политикой капиталистические державы в годы кризиса воздвигли дополнительные преграды экспорту латиноамериканских государств, чем еще более усугубили их бедственное положение. Общая стоимость экспорта стран региона с 1929 по 1933 г. уменьшилась почти в 3 раза. Падение доходов и валютных поступлений от внешней торговли привело к серьезному ухудшению торгового и платежного балансов, к финансовому кризису и бюджетному дефициту, вызвало резкое сокращение импорта промышленных товаров и свертывание производства. В Чили, например, объем производства селитры сократился в 12 раз, а меди – в 3 раза. На Кубе выработка сахара уменьшилась с 5 млн. до 1,9 млн.т, а его общая стоимость – с 200 млн. до 43 млн. долл. Объем национальной продукции в Аргентине и Бразилии упал на одну треть. На складах скопились громадные запасы нереализованной аграрно-сырьевой продукции. Миллионы тонн кофе, зерна, плантационных культур уничтожались. Тысячи фабрик и заводов оказались парализованными, разорялись массы сельскохозяйственных производителей. В главном промышленном центре Бразилии – Городе Сан-Паулу в 1930 г. закрылось более половины промышленных предприятий. В Чили из 32 селитряных рудников уцелело только 6. В Аргентине разорились 36,5 % сельских собственников. Аналогичная картина наблюдалась повсюду в регионе. 47

Массы обездоленного сельского населения устремились в города, но и там не находили работы. Количество безработных в Латинской Америке за 1930–1932 гг. возросло с 2 до 7 млн. человек, в том числе в Бразилии–до 1,5 млн., в Мексике–почти до 1 млн., в Аргентине – до 500–600 тыс., на Кубе – до 500 тыс. К этому необходимо добавить многие миллионы не полностью занятых тружеников, а также неучтенных безработных. Ухудшились общие условия работы и жизни трудящихся, сократилась заработная плата.

В годы кризиса практически прекратился приток в Латинскую Америку иностранных капиталов и европейских иммигрантов.

«Великая депрессия» 1929–1933 гг. ускорила вступление Латинской Америки в полосу хронического кризиса сложившихся здесь социально-экономических структур, со всей очевидностью обнаружив пагубные последствия экстенсивного капиталистического развития, базой которого были агросырьевой экспорт и приток иностранных капиталов и товаров.

Экономический кризис подорвал материальную и социальную базу правящих режимов и привел к росту социальной нестабильности, бурным политическим встряскам. В 1930 г. произошла буржуазная революция в Бразилии. В том же году в Колумбии на смену многолетнему правлению консерваторов пришли либералы, выступившие с реформистской программой. В Аргентине в 1930г. в результате военного переворота было свергнуто либерально-реформистское правительство. В Мексике кризис режима «революционного каудильизма» сопровождался в эти годы усилением позиций демократических и антиимпериалистических сил. Подъем рабочего и народного движения смел диктаторские режимы в Чили (1931) и на Кубе (1933), где развернулись революционные события.

В Перу в августе 1930 г. в обстановке роста рабочих и крестьянских волнений военные во главе с полковником Санчесом Серро свергли диктатуру Легиа. В стране активизировалась деятельность апристов, вернулся из эмиграции их лидер Айя де ла Торре. В сентябре 1930г. было объявлено о создании апристской партии, выдвинувшей кандидатом в президенты Айя де ла Торре. Программа апристской партии (август 1931 г.) требовала установления демократического режима с органами местного самоуправления, национализации ряда предприятий, осуществления мер по стимулированию экономики, принятия передового рабочего законодательства, развития кооперации, проведения аграрной политики в интересах крестьянства и с его участием, поддержки индейских крестьянских общин. На президентских выборах в октябре 1931 г. Айя де ла Торре получил внушительную поддержку, набрав 105 тыс. голосов и заняв второе место. Президентом стал Санчес Серро (150 тыс. голосов), поддержанный умеренными и правыми кругами и подвергший преследованиям левые силы. Со своей стороны,

48

апристы, не получив легального доступа к власти, встали на путь террористических акций и . вооруженных выступлений против правительства и армии. Из движения, ориентировавшегося на массовую борьбу, партия • апристов превратилась в подпольную террористическую организацию, действия которой противоречили утверждениям Айя де ла Торре об осуждении апризмом насилия в политике. В июле 1932 г. апристы подняли восстание в городе Трухильо, на родине Айя де ла Торре, где они имели наибольшую поддержку населения. Они разгромили местный гарнизон и овладели городом. Правительство направило против восставших крупные воинские силы с авиацией. Борьба с обеих сторон приняла ожесточенный характер. Апристы расстреляли сотни пленных солдат. Армия в отместку, ворвавшись в город, устроила массовую резню. . Восстание было потоплено в крови. Однако апристы продолжали организовывать новые путчи и террористические акты, пока 30 апреля 1933 г. не убили президента. К власти пришло консервативное правительство генерала Бенавидеса (1933–1939). В ноябре 1934г. апристы подняли восстание против него, но снова потерпели поражение, оставшись на нелегальном положении. В дальнейшем их деятельность пошла на спад.

В начале 1932 і;, вспыхнуло восстание против олигархического режима в Сальвадоре, возглавленное созданной незадолго перед тем (в 1930 г.) компартией. Его организатор, бывший сподвижник Сандино, основатель компартии Сальвадора Фарабундо Марти был схвачен и казнен накануне выступления. Восстание было жестоко подавлено.

В Никарагуа после некоторого перерыва повстанческая армия Сандино в июне 1930 г. возобновила -активные боевые действия против 6-тысячного корпуса морской пехоты США и национальной гвардии поддерживаемого Соединенными Штатами режима. Численность армии Сандино достигла 2 тыс. человек. Повстанцы предприняли в 1930–1932 гг. рейды по районам, где действовали американские компании, нанеся им большой урон. В октябре 1932 г. отряды Сандино приблизились к столице. Власти Манагуа вынуждены были вступить в переговоры с Сандино. В январе 1933 г. последние подразделения морской пехоты США покинули Никарагуа, после чего Сандино распустил свою армию, поверив обещаниям правительства обеспечить политический и экономический суверенитет республики и демократические права населения. Это была ошибка, стоившая Сандино жизни: 21 февраля 1934 г. он вместе со своими соратниками был коварно схвачен и убит по приказу командующего гвардией Анастасио Сомосы. Этим преступлением Сомоса расчистил себе путь к власти. Одиозная диктатура клана Сомосы, установленная в 1936 г., просуществовала свыше 40 лет.

49

Героическая борьба горстки никарагуанских патриотов во главе с Сандино против американских интервентов в 1927–1933 гг. вызвала подъем патриотических, антиимпериалистических настроений на континенте и широкое движение протеста против интервенционистской политики Вашингтона. Эта борьба заставила США вывести свои войска из Никарагуа и отказаться с 1933 г. от прямой вооруженной оккупации центральноамериканских республик.

Военный переворот в Аргентине и буржуазная революция в Бразилии. В 1930 г. почти одновременно острый политический кризис охватил две крупнейшие республики Южной Америки – Аргентину и Бразилию. В обоих случаях речь шла о кризисе не только конкретных правительств, но и самой политической структуры, о неспособности господствующих классов удерживать власть под своим контролем прежними методами, об изменении соотношения сил в их среде. Однако сам характер событий 1930 г, в Аргентине и Бразилии существенно различался. В Аргентине имело место свержение реформистского либерального правительства, свертывание режима представительной демократии, в Бразилии – свержение консервативного, хотя и в конституционных формах, режима «кофейной» олигархии. Соответственно и к власти пришли разные

силы, хотя в обоих случаях использовались националистические лозунги.

Вступление Аргентины в полосу экономического кризиса лишило эффективности политику либеральных реформ и классового сотрудничества, проводившуюся правительством Иригойена. Против него сплотились американские компании, помещичье-торговая и финансовая олигархия, крупный промышленный капитал, право-националистическая военная верхушка. К оппозиции примкнули и правые радикалы. В то же время политика правительства Иригойена не удовлетворяла народные массы, особенно остро ощутившие на себе негативные последствия кризиса. Правительство радикалов оказывалось все в большей изоляции как справа, так и слева. К свержению правительства Иригойена призывала и компартия, обвинявшая его в «фашизации», б сентября 1930 г. армейские части под командованием генерала Хосе Урибуру совершили военный переворот. 78-летний Иригойен был арестован и сослан. Урибуру объявил себя временным президентом с диктаторскими полномочиями. Были отменены конституционные гарантии, распущен' конгресс, введено осадное положение. Начались репрессии, был создан «специальный отдел» по борьбе с «коммунистической деятельностью».

Урибуру вдохновлялся фашистскими идеями. Непосредственной опорой диктатуры были правонационалистическое офицерство и, националистически настроенные буржуазные круги. Правительства Урибуру стремилось твердой рукой обеспечить «порядок» и «классовый мир» в стране. С помощью жестких протекционистских;

50

таможенных мер в интересах местного крупного капитала и для ликвидации бюджетного дефицита оно намеревалось вывести Аргентину из кризиса, не затрагивая непосредственно иностранный капитал; пыталось несколько потеснить традиционную агроэкспортную олигархию, ориентировавшуюся на британский рынок. В этих же целях Урибуру старался усилить торгово-экономические связи с США, что, впрочем, в годы кризиса не имело успеха из-за протекционистской таможенной политики самих США и ввиду того, что США не нуждались в аргентинской аграрной продукции.

Урибуру натолкнулся на сопротивление широкого спектра левых и демократических сил. Вновь стал быстро расти престиж партии радикалов в массах. Традиционные «либеральные» круги помещичье-буржуазной олигархии также были недовольны политикой диктатуры, ущемлявшей их интересы. Они к тому же не были готовы на полное свертывание правового государства и предпочитали иметь большую автономию от государственной власти. Круг сторонников Урибуру оказался довольно узким, что заставило его согласиться на восстановление атрибутов конституционного режима. В ноябре 1931 г. состоялись всеобщие выборы. Крупнейшая оппозиционная партия радикалов в них не участвовала ввиду отсутствия конституционных гарантий. Победил кандидат созданной накануне выборов Национально-демократической партии, объединившей в своих рядах консервативные силы страны, генерал Агустин Хусто, в прошлом правый радикал, затем активный участник переворота 1930 г. 20 февраля 1932 г. Урибуру передал полномочия новому президенту на 6-летний срок и через два месяца умер. Формально конституционный режим был восстановлен, но новое правительство, выражавшее преимущественно интересы агроэкспортной олигархии, проводило политику ограничения демократических свобод и преследования рабочего и демократического движения.

В Бразилии экономический кризис способствовал подрыву позиций правящей «кофейной» помещичье-буржуазной олигархии штатов Сан-Паулу и Минас-Жераис. Нарастанием общего недовольства решили воспользоваться оппозиционные «кофейной» олигархии буржуазно-помещичьи группировки, сплотившиеся в Либеральный альянс. На мартовских выборах 1930 г. кандидатом в президенты от Либерального альянса был выдвинут Жетулио Варгас (1883– 1954), помещик-скотовод из южного штата Рио-Грандиду-Сул, бывший министр и губернатор, оказавшийся незаурядным политическим деятелем. Чтобы завоевать поддержку масс, Либеральный альянс привлек на свою сторону «тенентистов», ставших к этому времени популярными благодаря своей героической борьбе с режимом. В программу альянса были включены требования демократизации страны и «общенациональной революции в интересах всего народа». Подавляющее большинство «тенентистов» поддержало альянс, рас-

51

считывая с его помощью добиться свержения олигархии и осуществления демократических преобразований. Лишь небольшая группа левых «тенентистов» во главе с Л.К. Престесом выступила за независимые от «либералов» революционные действия совместно с трудящимися и компартией.

В условиях олигархического режима надежды на победу оппозиционных сил на выборах не оправдались. Это побудило Либеральный альянс взять курс на вооруженную борьбу. Решающую роль в подготовке и проведении восстания сыграли «тенентисты», завоевавшие на свою сторону ряд армейских частей. Восстание началось 3 октября 1930 г. сразу в нескольких штатах. Завязались упорные бои с правительственными войсками. Действия восставших встретили поддержку населения, слились с массовыми народными выступлениями против «кофейного» режима. В ряде мест народ одержал победу еще до подхода повстанческих частей. Восставшие установили контроль над всей страной. 3 ноября 1930 г. в Рио-де-Жанейро было сформировано правительство Либерального альянса во главе с Жетулио Варгасом, установившее временный военный режим Верховная власть в штатах была передана чрезвычайным военным комиссарам, многие из которых были «тенентистами». События октября – ноября 1930 г. означали победу буржуазной революции, которая при участии населения смела режим «кофейной» олигархии. К власти пришел блок националистически настроенной буржуазии и мелкобуржуазных демократов («тенентистов»), в нем участвовали также оппозиционные «кофейной» олигархии помещичьи группировки. Военно-диктаторская форма правления позволила новому режиму укрепиться у власти, обезопасить себя от попыток «кофейной» олигархии вернуть утраченные позиции, а также удержать в повиновении народные массы. Наконец, такая форма власти позволяла правительству, играя роль сильного автономного арбитра, поддерживать единство разнородных участников блока. – Правительство Варгаса ввело протекционистский таможенный тариф, отменило торговые пошлины между штатами и приняло другие меры по укреплению позиций национального капитала и развитию экономики. Было разработано трудовое законодательство (законы о 8-часовом рабочем дне, об отпусках, о минимуме зарплаты, об ограничении труда женщин и подростков, о трудовом арбитраже). Стали создаваться корпоративные профсоюзы с участием предпринимателей. Одновременно подавлялись забастовки трудящихся. Целью рабочей политики правительства было искоренить классовую борьбу и подчинить трудящихся своему влиянию, распространив среди них веру в возможность установления под эгидой нового режима «социальной гармонии».

Тем не менее обстановка в стране оставалась неспокойной. То там, то тут вспыхивали стачки рабочих, восстания отдельных



Похожие документы:

  1. Вопросы к зачёту по истории стран Латинской Америки для студентов 3 курса (2 семестр) спец «История отечественная и всеобщая» 2015-2016 уч год

    Документ
    ... стран Латинской Америки». Периодизация истории стран Латинской Америки. Историография новой и новейшейистории стран ЛатинскойАмерики. Доколумбовы цивилизации Латинской Америки. Завоевание Центральной Америки ... развитие стран Латинской Америки в 20 ...
  2. § 91. Страны Латинской Америки Условия развития стран Латинской Америки

    Документ
    § 91. Страны Латинской Америки Условия развития стран Латинской Америки. В экономи­ке стран Латинской Америки, успешно развивавшейся в ... Бразилии и других странах. Однако социально- экономическое положение Латинской Америки оставалось неустойчивым. ...
  3. На Международном форуме ит-индустрия стран Евразийского экономического союза. Terra Incognita сотрудничество со странами Латинской Америки и Юж

    Документ
    ... бизнеса производителей ИТ-продуктов и решений стран Латинской Америки и Евразийского Экономического Союза». Лысенко Виктор ... . «Создание общего образовательного пространства со странами Латинской Америки и Африки. Фокус на информационные технологии ...
  4. Экспортно-импортные возможности России в торговле со странами Латинской Америки Бразилия

    Документ
    ... -импортные возможности России в торговле со странами Латинской Америки Бразилия По объему взаимного товарооборота ... в Латинской Америке. Имеются объективные предпосылки для активизации торгово-экономических отношений между нашими странами ...
  5. «россия латинская америка: перспективы сотрудничества»

    Документ
    ... комитет содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки (НК СЭСЛА), ТПП НО. В работе ... дорожной карты устойчивого развития экономики. Страны Латинской Америки традиционно являются крупными производителями и поставщиками ...

Другие похожие документы..