Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Настоящий стандарт разработан в соответствии с Программой стан­дартизации Национального объединения строителей, утвержденной Советом Национального объ...полностью>>
'Документ'
, именуемое в дальнейшем «Перевозчик», в лице , действующего на основании , с одной стороны, и Открытое акционерное общество «Надымское авиапредприяти...полностью>>
'Документ'
по вашему мнению, виноват в необразованности и невоспитанности Митрофана? Какова степень вины в невежестве героя его учителей? Найдите в комедии эпизо...полностью>>
'Документ'
В пятом классе родительские собрания должны быть направлены на психолого-педагогическое просвещение родителей учащихся; ус­тановление контакта родител...полностью>>

Главная > Учебник

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

Арахау. Опыт скороговорения. Учебник искусственного полисинтетического языка со словарем на 1200 слов

И.В. Карасев

Арахау | Опыт скороговорения

Учебник искусственного полисинтетического языка

со словарем на 1200 слов

Краснодар 2013

I.V. Karasev

(Iharo Ahanero)

Arahau | Gasnanr

Izogasgespla

gobanrizoc-1200nrapl

FaabrArahau (f:A)

faa Goisgau 2013 uru

УДК

ББК

К№№

К№№ Карасев И. В. Арахау | Опыт скороговорения. Учебник искусственного полисинтетического языка со словарем на 1200 слов. – Краснодар: 2013. – 122 с.

Книга состоит из двух главных частей – грамматики единственного на сегодняшний день искусственного языка (конланга), сконструированного на основе полисинтетизма и активного строя, и словаря. Цель проекта – попытаться создать модель языка со сравнительно простой фонологией и грамматикой, которые позволяли бы существенно (в несколько раз) сокращать поток речи.

Новый язык является таксономическим (каждый звук, занимающий определенную позицию в слове, несет смысловую нагрузку) и не связан ни с каким другим естественным языком. Изучение разработанного в 2006 году конланга поможет проверить теории лингвистической относительности Сепира-Уорфа, порождения речи, глоттогенеза, интерпретирующей лингвистики, генеративной семиотики, а также моногенеза.

Фонемозначимый характер и прозрачная этимология Арахау дает основания его рассматривать, как один из механизмов эвристической интерпретации слов любого языка мира (в рамках мантиченской или ономастической прикладных моделей). Предложенная автором концепция позволяет конструировать неологизмы, как для описания новых феноменов естествознания, так и вымышленных миров в научной фантастике и фэнтези.

Арахау представляет интерес при рассмотрении морфологических и синтаксических проблем в процессе преподавания структурно разных языков (например, индоевропейских, кавказских и америндских).

Издание адресовано как специалистам в области языкознания, искусственного интеллекта, так и широкому кругу читателей, интересующихся экзотическими языками и лингвоконструированием.

ISBN ### – # ##### – ### – #

УДК №№№.№№

ББК №№ю№

Рецензенты:

И. Ю. Васильев, кандидат исторических наук

А. В. Мартусенко,

А. А. Передереев, член региональной общественной организации Федерация космонавтики Кубани.

Рекомендовано к печати Лингвистическим комитетом Арахау

Фото на обложки В. Аносова

Рисунок на обложке: Модель Х. Фогеля для распределения семян в корзинке цветка подсолнечника.

© Карасев И. В., 2013

СОДЕРЖАНИЕ (GABAL)

ОТ АВТОРА (HOTUOK) 8

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ (GOISOPL) 12

Практическая ценность

Экзотичность

ИСТОЧНИКИ

Аналогии с естественными языками

Аналогии с искусственными языками

Философия Арахау

АЛФАВИТ (VARF) 17

Приоритет гласных

Диакритика

Фонология

Просодика

Позиционная инвариантность и чередования

Именные классы

Фонотактика

Морфемные швы

Синкретизм

Активный строй

Рамочная конструкция

Агглютинативность

Полисинтетизм

Особенности синтаксиса

Особенности пунктуации

ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ (GUSR) 28

Порядок слов

Грамматические комплексы

Местные падежи

Прилагательные

Категория рода

Плюратив

Квалитатив

Диатеза живого и неживого

Кластерные префиксы

Служебные существительные

Степени сравнения

Интеррогатив

Отрицание

Заимствованные слова

Особенности газетных текстов

Градация жизненной силы

Числительные

ГЛАГОЛ (GESR) 41

Непереходные и одновалентные глаголы

Активные глаголы

Стативные глаголы

Локативные глаголы

Аффективы

Составные глаголы

Номинализация глаголов

Усиленное и неполное действие

Наклонения

Однофонемные глаголы

Время

Максимальная структура глагола

МЕСТОИМЕНИЕ 49

Личные местоимения

Притяжательные местоимения

Местоименная фонетико-семантическая подсистема

СЛОВООБРАЗОВАНИЕ (ESONR) 51

Метафоризация

Синонимы и омонимы

Аффиксы

Конструкции имени

Глагольные конструкции

Сложные предложения

ТЕКСТЫ (GVAARF) 56

Из Библии

Стихотворение А. Пушкина «Пророк»

Из «Декларации прав человека»

Из песни В. Бутусова про апостола Андрея

Стихотворение И. Карасева «Врагу»

Гимн РФ

Гимн Кубани

ЛИТЕРАТУРА 62

КАЛЕНДАРЬ И АББРЕВИАТУРЫ

ПОСЛЕСЛОВИЕ 62

И. Васильев, Арахау – язык будущего

А. Мамаенко, Манифест Арахау

Краснодара

ПРИЛОЖЕНИЯ

Яфетический дрейф.

(Арахау: 1995-2008 гг. Арахау-баскские «морфологические встречи»)

Проблемы развития

О некоторых обоюдных параллелях между баскским, дагестанскими языками и Арахау

Арахау разбудит Ктулху

Арахау – ключ к Черному наречью Мордора

Фиктивное родство языков

Ритмы и именные классы

СПИСОК ЛИЧНЫХ ИМЕН, ИНТЕРПРЕТИРУЕМЫХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОРИИ АРАХАУ 87

АРАХАУ-РУССКИЙ СЛОВАРЬ 92

РУССКО-АРАХАУСКИЙ СЛОВАРЬ 107

ОТ АВТОРА

«Ибо кто говорит на незнакомом языке, тот говорит не людям, а Богу; потому что никто не понимает его, он тайны говорит духом».

(1Коринф., 14:2)

Первый в современном понимании искусственный язык, о котором есть достоверные сведения, назывался Lingua Ignota (неизвестный язык). Он был создан в XII в. немецкой монахиней и мистиком Хильдегардой Бингенской. Все, что осталось от ее языка, – короткий отрывок текста и словарь из 1012 слов, перечисленных в иерархическом порядке, от важнейшего – Aigonz (Бог) до самого, по ее мнению, незначительного – Cauiz (сверчок).

После Lingua Ignota было изобретено более 900 языков. Известны проекты философских языков Ф. Бэкона, Р. Декарта и Г. Лейбница. Епископ и эрудит XVII в. Дж. Уилкинс в своем трактате 1668 года «Опыт о подлинной символике и философском языке» создал обширное «классификационное древо» (систематический каталог), где упорядочены все идеи, вещи и действия во Вселенной. Каждая ветвь этого древа соответствовала букве или слогу, а собрать слово можно было, просто следуя по набору раздваивающихся веток, пока не доберетесь до некоего отдаленного сучка или листа, означающего ту мысль, которую вы хотели выразить. Например, в системе Уилкинса de означает стихию, deb – ‘огонь’, deba – ‘пламя’.

В 1908 году американский священник Э. П. Фостер создал таксономический язык Ro. Например, bofoc – красный, bofod – оранжевый, bofof – желтый, а bofo – цвет. Словарь языка составляет ок. 16000 слов. Главный недостаток системы состоит в том, что в нем очень трудно на слух отличить одно слово от другого.

В 1950-м уроженец Вены Дж. Уэйлгарт создает философский язык aUI, в котором каждая буква передает определенный смысл. Например, kU – Бог (высший дух), yrkU – Сатана (не положительный высший дух), waubos – собака (влияние пространство человек вместе живой предмет). К другим интересным проектам можно отнести олигосинтетические конланги, строящиеся на принципах, отличных от эсперантоидных, – Sonna, Ygyde, Kali-sise, Puna, Vuyamu.

Сегодня спрос на создание экзотических лингвопроектов, на которых говорили бы обитатели вымышленных миров, диктует зарубежный кинематограф. Специально для канадского сериала «Игра Престолов», вышедшего на экраны в 2011 году, дотракийский язык разработал Д. Дж. Питерсон из Language Creation Society. В 2009 году для фильма «Аватар» американский лингвист П. Фроммер создал язык на’ви. Эльфийская речь квенья и «язык зла» – черное наречье – звучали в знаменитой кинотрилогии «Властелин колец». Первым же проектом, когда создание языка превратилось в проект, способный приносить деньги, стал сериал «Звездный путь» (1979 год). Именно для него был сочинен Марком Окрандом клингон, который стал самым успешным за все время в коммерческом плане изобретенным языком.

Все эти лингвопроекты в отличие от искусственных языков XIX в. (эсперанто, волапюк и т.д.) создавались не на индоевропейской основе. Клингон подражал индейским (америндским) языкам, квенья – финскому, на’ви – аустрическим.

Эти тенденции, правда, в этнологии, подмечал К. Леви-Строс в своей работе «Три гуманизма». Первый гуманизм возник в эпоху Возрождения с переосмыслением греко-римской античности, второй – в XVIII – XIX вв. с прогрессом географических открытий. Тогда в картину мира начинают вписываться Индия и Китай. «Проявляя интерес к последним из находящихся в упадке цивилизаций, к так называемым примитивным обществам, этнология выступает как третий этап в развитии гуманизма», – писал Леви-Строс.

Язык Арахау1 следует этому тренду. Как мы увидим, его структура подпитывается наиболее архаичными (первобытными) моделями – активным строем и полисинтетизмом, а также системой счета, основанной на частях тела. В этом смысле «проект Арахау» – это опыт создания языковой модели, наиболее приближенной к изначальной, когда все ныне существующие смыслы только начали выкристаллизовываться из неких протоэлементов.

В свое время философ К. Аксаков размышлял, что если человек сумеет постичь тайну сочетания мысли со звуком в слове, то «все языки, даже и неизвестные ему, вдруг станут ему ясны и понятны, и по звукам слов он будет узнавать их значение...».

Архаичность языковых моделей не стоит понимать, как недоразвитость. Леви-Строс подчеркивал, что «прогресс человечества не может быть уподоблен однонаправленному подъему по лестнице: он происходит по разным направлениям, несоизмеримым с одним лишь ростом технических достижений».

Второй, более важный стимул создания Арахау – гипотеза Скороговора (Speedtalk)2, изложенная в 1949 году писателем-фантастом Р. Хайнлайном в повести «Залив». Действительно, если существуют методы скорописи (стенографии) и скорочтения, то почему не разработать принципы «скороговора» и «скоромыслия»?

Герой повести Хайнлайна попадает в некую тайную организацию, где придумали, как на порядок увеличить скорость своего мышления. Сделано это за счет искусственного языка Speedtalk, на котором даже самое длинное предложение умещается в одно слово. Люди, научившиеся этому тайному языку, считали себя следующей ступенью эволюции человека – homo novus.

Сам скороговор в повести хоть и приводится, но примеры не поясняются. Со временем конструирование такой идеальной модели сверхъязыка может сравниться разве что с поисками «философского камня» у алхимиков или с созданием вечного двигателя у разного рода изобретателей.

Одну из моделей такого скороговора предложил в 2004 году американский лингвист Дж. Кихада. В созданном им языке ифкуиль (Ithkuil) компактность мысли достигалась за счет огромного числа экзотических звуков (от 40 до 80 в разных версиях), а также обилия грамматических правил (96 падежей, 259 производных форм глагола и т.д.).

Пример такой конструкции на языке ифкуиль: «Ко времени его смерти клоуны захватывали власть» – Auta’ïnssiuq ugžžu’yel y̌eŗŗ́ oïlêz

TRM-жизнь-ma/GEN-PRL AGG-ASO-клоун-IND PRL-CPT-Deriv8-RSL (PST)-ICP-COA-править

Здесь: tan – жизнь, быть живым; kšûl – клоун; lêz – управлять, править.

[TRM – завершающее распространение; GEN – родительный падеж; PRL – срочный падеж; AGG – различная конфигурация; ASO – сплоченное соотношение; IND – самопобудительное взаимодействие; CPT – конечное исполнение (версия); Deriv8 – 8-ое отклонение; RSL – итоговый формант; PST – успешное исполнение; ICP – появляющееся распространение; COA – совместное соотношение].

Задача «максимального сокращения речевого потока» в Арахау достигается не за счет непомерного роста количества базовых консонантов, как в ифкуиле, а однофонемностью основ. Алфавит Арахау состоит всего из 27 букв и не содержат экзотических звуков, которые трудно произносить европейцам. Центр смысловой нагрузки в Арахау перенесен на гласные звуки (они могут быть лабиальными и абруптивными), кроме того задействованы дифтонги и трифтонги. Грамматику Арахау можно изложить в виде дюжины простых правил.

Приведем пример, уже рассматривавшийся выше. Фраза «Ко времени его смерти клоуны захватывали власть» на Арахау будет звучать так: Bokëzaahoílsordcusborogafs.

BO-k.ë.z.aa-h-oíls-ord-C-us-bor.o-g-af-s

k.ë.z.a – клоун (букв. ‘тот, кто веселит’). Слово образовано из форманта k- ‘тот, кто’, усеченного глагола ë(s) ‘радовать’, ‘веселить’, -z- показателя логического словообразования, а – класс человека. Këzaa – клоуны;

oils – брать; oíls – глагол ‘брать’ в ирреальном времени (í произносится с гортанным приступом), означающем неопределенность, неуверенность (событие может начаться в прошлом и не закончится в будущем);

ord – власть. Слово образовано от форманта rd ‘правая рука’;

us-bor.o-g-af-s – быть-время.Морфемный шов-Формант принадлежности-смерть- твоя;

Разделительный союз BO (‘когда’), по правилам Арахау, вынесен в самое начало, а то место, где он должен стоять, заменяется связанным с ним союзом С (‘и’).

Необходимо отметить, что ифкуиль – сверхлогицизированный язык. Равно как и логлан, созданный в 1955 году социологом и писателем-фантастом Дж.К. Брауном. В логлане эмоции (радость, разочарование и т.д.), а также пунктуация передаются специальными формантами. Например, в ифкуиле уточнить мысль говорящего помогают 1800 суффиксов с четко выраженными значениями, которые помогают устранить любую возможность двусмысленности.

Концепция сверхлогоцизации языка, воплотившаяся в ифкуиле и логлане, сегодня поддерживается далеко не всеми исследователями. Так, Дж. Лакофф в соавторстве с М. Джонсоном в 1980 году выпустили книгу «Метафоры, которыми мы живем». В ней утверждается, что наше мышление структурировано концептуальными системами, которые по природе своей в основном метафоричны: жизнь – это путешествие, время – деньги, спор – война. «Метафора не в слове, она в мысли, – считает Лакофф. – И ее нельзя отогнать усилием воли при помощи грамматики».

Подтверждением сказанному можно считать язык токипона, который стал одним из наиболее успешных конлангерских проектов последнего времени. Токипона возник на базе даосских принципов и был создан, чтобы проверить, насколько простым может быть язык. В нем всего 123 слова и 14 основных звуков. Благозвучие, простота, метафоричность и философская двусмысленность напоминают принципы японских хайку.

Почти у всех слов в токипоне есть множество значений: pona – хороший, добро, добрый, простой, чинить. Из-за этого, к примеру, предложение jan li pona можно перевести несколькими способами: ‘человек – хороший’, ‘человек – добрый’ или ‘человек чинит’. Часто прибегают к таким конструкциям – ‘учить’, ‘обучать’ будет pana e sona (букв. ‘давать знание’). ‘Стол’, в зависимости от контекста, может переводиться как supa sitelen (мебель для письма), supa moku (мебель для еды) или даже supa kiwen ike (мебель жесткая и плохая).

…Работа над созданием Арахау началась в 1995 году, когда были заложены основные принципы нового искусственного языка – агглютинация и морфологическая монофонемность, полисинтетизм, активный строй, фонемозначимый и этимологически прозрачный характер грамматики, ультракомпактность речевого потока. Примечательно, что за все это время базовые принципы не претерпели существенных изменений. Однако сама грамматика постепенно совершенствовалась и к 2007 году была дополнена и доработана. В том же году был составлен Арахау-русский словарь на 600 слов, который в настоящий момент насчитывает уже 1200-1500 слов.

Здесь надо заметить, что Арахау – олигосинтетический язык3, т.е. из порядка ста корней складывается все многообразие лексики. Заимствования допускаются, но в основном в специфических текстах (новостная хроника, техническая документация, имена собственные).

Впервые грамматика языка Арахау появилась в интернете 26 августа 2006 года на специально созданном для этого сайте. Эта дата считается Днем рождения Арахау. В 2011 году Арахау впервые упомянут в СМИ – в «Новой газете Кубани» в футурологическом материале «За двумя зайцами». В том же году на фестивале «Ont GRIND'ų» в Лабарджяй (Литва) известный музыкант и эсперантист Глеб Мальцев исполнил 10-минутную композицию на языке Арахау «Yr» (Зло) под брендом «Piĉismo».

В 2013 году Арахау стал официальным (наряду с русским, украинским, английским, латинским, немецким и французским) в Независимом некоммерческом международном содружестве современных литераторов «Intentia» при управлении по делам молодежи администрации Краснодара. В этом же году появились передачи про Арахау на ТВ, на этом конланге заговорили дикторы новостных телеканалов.

Но самое главное – с 2009 года под редакцией кандидата исторических наук Игоря Васильева выходит литературный журнал «Asa» (Знание), где на Арахау переводятся произведения поэтов и прозаиков Кубани.

Автор выражает искреннюю благодарность всем, кто помогал проекту – И. Кротову и О. Бахареву (в своих произведениях они упомянули Арахау), барду К. Бельчанскому, литераторам А. Передерееву (первому редактору журнала «Asa»), И. Васильеву, А. Мамаенко, А. Мартусенко, А. Насонову, О. Весниной, А. Гусеву, М. Епатко, В. Мальчевскому, рок-музыканту Г. Мальцеву, художнику С. Дудко, журналистам Л. Решетняк, Е. Братчиковой, В. Трубниковой, П. Коротенко и О. Бондаренко.

Огромное спасибо председателю правления Краснодарского отделения Союза писателей России С. Макаровой и главному библиотекарю отдела культурно-досуговой деятельности Краснодарской Центральной городской библиотеки им. Н.А. Некрасова Н. Лободыревой за возможность собираться под их крышей на мероприятия Сообщества Арахау.

Особую признательность автор выражает создателю языка эльюнди А. Колегову, руководителю информагентства «Цумада» Г. Халилуллаеву, S. Ager (ресурс «Омниглот»), M. Olteanu (ресурс «Christus Rex»), C. Rinaldi (Le Almanac de Interlingua), а также коллективам Википедии, Викизнания, интернет-форумов «Лингвофорум» и «Эсперанто-новости».

Отклики, предложения и замечания можно присылать по адресу: rbardalzo@

«Я радуюсь сокращению слов на пол-моры, как рождению ребенка».

(Нагеша, XVIII в.)4

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ (GOISOPL)

Хотелось ли вам когда-нибудь выучить какой-нибудь язык? Причем точно также быстро, как осваиваешь незнакомую азбуку. Если да, то Арахау – то, что нужно. Это – язык-трансформер, язык-конструктор. В русском языке есть короткие слова ‘к’, ‘и’, ‘а’, ‘с’... Правда, сами по себе они ничего не обозначают и приобретают смысл, только если помещены с более длинными словами. Разве это справедливо? Есть, например предлог ‘у’, но нет ‘э’ или ‘ю’. В Арахау у каждой буквы есть определенное значение.

Цель «проекта Арахау» – стараться передавать максимальное число смыслов минимальным количеством звуков.

Сложность Арахау только кажущаяся. Пройдет немного времени и «Lo! Saananrarraat», что означает «Ничего! Скоро вы будете говорить так же, как и мы».

Придумать новый язык – все равно, что решить дифференциальное уравнение. Есть такой термин в квантовой механике – «принцип дополнительности», когда для полного описания феномена необходимо применять два взаимоисключающих (дополнительных) набора классических понятий. Чем четче определен один параметр, тем более размытым становится другой. А теперь представьте, что таких противоречиво связанных параметров гораздо больше (компактность, логичность, эстетичность, количество звуков и грамматических категорий, простота интерпретации и т.д.). Баланс из этих переменных и дают язык Арахау.

Практическая ценность

▪ Ультракомпактность, сокращение в несколько раз речевого потока, что теоретически способно увеличить скорость мышления.

▪ Язык может рассматриваться, как мантическая система. Поскольку каждая буква в Арахау имеет конкретное значение, любое слово может получить свою интерпретацию. (См. Интерпретация тайны имен человека в Приложении).

▪ Представляет интерес применить опыт Арахау в проверки таких лингвистических теорий, как моногенез и порождение слов из небольшого числа базовых звуковых комплексов.

Арахау аккумулирует наиболее архаичные приемы порождения слов и предложений, известные в лингвистике.

▪ Арахау можно задействовать как косвенный инструмент в дешифровке древних не-индоевропейских языков Средиземноморья, ключ к которым, казалось бы, потерян навсегда. (См. Фиктивное родство языков в Приложении).

▪ Использование приемов вторичной этимологизации незнакомых слов.

Экзотичность

▪ Эпические прономены – специфические местоимения, основанные на именных классах (ta ‘я, человек’, tüf ‘я, высохшая река’).

▪ Мерос – протородовая категория, различающая левую и правую стороны (ard ‘правая рука’, arf ‘левая рука’). На меросе основана система числительных.

Возможно, из этой архаичной категории развилось бинарное родовое деление существительных. Мерос присутствует в Арахау как криптотип и грамматически не выделяется. Меротичекая парадигма, очень важная для построения числительных, в настоящий момент выглядит не совсем полной: парные имена есть только для небольшого числа частей тела (рука, пальцы, нога). Таковы ard – ‘правая рука’, ‘руководить’, ‘править’, ‘право’ и arf – ‘левая рука’, ‘ложь’, ‘обманывать’, ‘писать’; ark – правая нога, идти, *rza – в первоначальном варианте ‘левая нога’, ‘вилять’, ‘плутать’ (теперь означает ‘туловище’), arg – ‘правый палец’, ‘указывать’ arh – ‘левый палец’, ‘считать’, ‘читать’.

Интересно, что в чеченском языке по похожей ритмической схеме строятся части человеческого тела и некоторые ориентационные понятия: аьрру – аьтту ‘левый – правый’, мIара – мара ‘ноготь – нос’… См. Ритмы и именные классы в Приложении.

▪ Центрофикс вида CO...C... (первый элемент – союзный формант, а второй – союз ‘и’): No.l.sa.c.t «Не ты, а я». Роль союзов выполняют префиксы в сочетании с инфиксом.

▪ Двуличная система местоимений. Возможность образовывать 3-е лицо глагола нулевыми аффиксами (us – «он есть у него»).

▪ Словообразовательные падежи: a – ‘человек’, ad – ‘ребенок’, az – ‘господин’, af – ‘мертвец’...

▪ Важная роль местоимений маркировать границы слова (местоимение лица производящего действие ставится в начале, а местоимения в страдательных значениях – в конце). Рамовая конструкция предложений.

▪ Разросшаяся категория именных классов.

▪ Пятеричная (квинарная) система счета. При этом 22 – максимально возможное число (в пределах нескольких десятков), которое имеет собственное нечленимое на составные элементы название.

▪ Гиперсинтетизм.

▪ Использование квалитатива (грамматическая категории добра и зла) и связанного с ним респектива и инвектива (të – ‘ты, уважаемый’, ty – ‘ты, ничтожество’).

▪ Фонемозначный характер языка, когда каждая буква несет семантическую нагрузку, из-за чего структура слов этимологически прозрачна.

▪ Приоритет гласных над согласными (базовые корни монофонемны и состоят из одной гласной, а консонанты служат уточняющими маркерами).

▪ Возможность образовывать палиндромные аффиксы (taa...aat – ‘мы...их’), имена и глаголы (afrfa ‘глаза глядят’, arkra ‘ходьмя ходить’, latrtal ‘слыхом не слыхивать’; ese ‘дело делать’).

▪ Позиционная инвариантность локативных формантов и соматических градиентов (-pa/ap ‘в человеке’). Значение аффиксов меняется от позиции в слове: ka – ‘тот, кто человек’, ka / ako – ‘над человеком’, ak – ‘свой человек’.

▪ Активный строй языка. Различение, как в большинстве активных языков, органичной и неорганичной (временной и постоянной) принадлежности: fagua – «дом человека, не обязательно ему принадлежащий», farua – «дом для человека, который всегда ему принадлежал».

▪ Морфологический и фонологический синкретизм. Даже глагол может выступать в роли существительного и наоборот (tas ‘думаю о тебе’, gastas ‘дума о тебе’). Существуют эллиптические формы глаголов, состоящие из одного гласного или согласного (Sut / Sust «Ты живешь у меня», Tálk / Tílsk «Я убью себя»).

ИСТОЧНИКИ

Аналогии с естественными языками

▪ Абхазский язык. Здесь нет номинатива и эргатива при общем эргативном характере в организации предложения. Эргативным, номинативным, дативным и поссесивным конструкциям соответствует варьирование классно-личных префиксальных морфем в структуре глагола, выступающего в качестве целого предложения. Строго фиксирован порядок слов в предложении. Сохраняется грамматическая категория «человек – не-человек». Утрата категории падежа компенсируется разветвленной системой послеложных конструкций.

Узбоит – узбоит < усбоит = (уара + сара + абара + оит) – «Тебя (м.) я видеть настоящее время» (Тебя я вижу);

Субоит – (сара + уара + абара + оит) «Ты (м.) меня видеть наст. вр.» (Ты меня видишь);

Бызбоит – бызбоит < б(ы)сбоит = (бара + сара + абара + оит) – «Тебя (ж.) я видеть наст. вр.» (Тебя, женщину, я вижу;

Сыббоит – (сара + бара + абара + оит – «Ты (ж.) меня видеть наст. вр.» (Ты, женщина. меня видишь);

Лара амшын ахь д-ц- оит – «Она море на она-идти-вр» (Она идет на море); Сара с-ц-оит – «Я я-идти-вр.» (Я иду).

▪ Америндские языки. Личные местоимения играют роль притяжательных «я книга = моя книга». Гипертрофированность местоименной системы отягощена эксклюзивными и инклюзивными формами. Именная парадигма менее развита, чем глагольная. Прилагательные составляют крайне ограниченный класс слов. Вербоцентричная схема предложения.

В языке дакота 1-е и 2-е лицо различаются показателями, а 3-е не маркируется и приравнено к безличной категории: makhúže мне плохо, nikhúže тебе плохо, khúže плохо = ему (кому-то) плохо.

В шугано-рушанском языке (памирские языки) третье лицо глагола выражается указательным местоимением (похожий прием в айнском языке, где у третьего лица глагола возможен нулевой показатель).

▪ Ква языки (йоруба, игбо, акан). Отсутствует пассив, 2 времени глагола – реальное и гипотетическое (настояще-прошедшее и будуще-условное). Слова имеют обобщенное значение, для их конкретизации используется два и более форманта («цепочки»). Сложные слова и словосочетания принципиально не различимы. Четкая грань есть между глаголами и не-глаголами. Генитив выражается позицией. Строгий порядок слов, нечленимость, рамочная конструкция.

▪ Кру языки (бете, басса, бакве). Использование сонорных инфиксов для логического отрицания: в бакве ka закрывать, kra открывать; в бете ka открывать, kla закрывать.

▪ Баскский язык. Схожесть фонологии и приемов словообразования. Баскский язык обнаружил множество одинаково звучащих с Арахау слов похожей семантики. (См. Арахау-баскская гипотеза в Приложении).

▪ Кавказские и, особенно нахско-дагестанские языки. Годоберинский язык имеет квази-тоны, развита система дифтонгов (в чеченском порядка 33 гласных с учетом полифтонгов). В адыгейском языке имя изменяется по четырем падежам – прямому, косвенному, творительному и превратительному. Одновременное сходство Арахау с баскским и годоберинским языками наводит на мысль об эускеро-дагестанском родстве, существовании некоего «фиктивного родства» между естественными и плановыми языками, а также о неочевидных аналогиях между кавказскими и целым рядом априорных языков.

▪ Кетские языки. Синкретический строй языка, объединяющий в себе реликты эргативности и активности (также как и в айнском языке). Пóзднее развитие поссесивной конструкции. В предложении доминирует глагольная словоформа; обнаруживается тенденция к отображению в ее структуре всех членов предложения. Характерна слабая расчлененность слов в общекатегориальном плане. Морфологически оформлены лишь имена существительные, глаголы и личные местоимения. Система именных классов пронизывает всю морфологию глагола. Глагольная система необычайно сложна. До сих пор не выявлены все типы спряжений, так как любой новый глагол в речи кетов может неожиданно продемонстрировать свою особую структуру. Необычайно детализованная конкретика способа действия передается в виде нечленимых образований с широкой семантикой. Здесь есть и омонимоподобные синкреты (война = битва = сражение = бой = воевать = военный = боевой; дед = луна), и чрезмерно дробное различение слов (абсолютно разные формы для таких слов, как хвост птицы, рыбы, зверя; снег падающий, лежащий на земле, на деревьях...).

▪ Русский язык. Наличие видов глагола, сложность разбиения слова на слоги из-за скопления согласных (до четырех консонантов).

Некоторые слова Арахау непреднамеренно напоминают индоевропейские корни: uzöbr – козел (ср. русское ‘изюбрь’), ügr – берег (‘угорь’), vera – спасение (‘вера’), zra – ресница (‘зрак’), zl(o) – ничтожество, незначительность (‘зло’); uz – медведь (латинское ‘ursus’). В Арахау kvar – предок; сравните римское божество Quirinus (квириты – полноправные граждане Древнего Рима). Возможно, это слово происходит от индоевропейского названия самого почитаемого дерева – *quercus (дуб). В грузинской мифологии божество Квириа – олицетворение плодородия и небесной влаги.

▪ Гуарани. Отсутствие падежей, активный строй языка выражен разной степенью контроля воли.

▪ Палеоазиатские языки. Полисинтетизм. В чукотском (также как и в грузинском) практически отсутствует ударение.

Например, просодическая организация слова в чукотском языке характеризуется чередованием слогов по хореическому типу _v_v_v: 'мыт-рэ-'миг-чи-'рэ-ты-'ркын – «Мы будем работать». По мнению исследователей, подобное изображение вовсе не значит, что неотмеченные четные слоги – безударные; у них иная сравнительно с нечетными просодическая особенность.

▪ Афразийские языки. Образование множественного числа посредством удвоения гласных. Широкое использование специфических для большинства других языков формантов – инфиксов, конфиксов, трансфиксов.

▪ Папуасские языки. В ряде языков есть двойственное, а порой и тройственное число (в личных местоимениях австралийских языков противопоставляется до 4 чисел). Представлена весьма сложная система счета, основанная на обозначении частей тела, используемые как отвлеченные единицы счета.

В высшей степени примечательно деление имен на классы в папуасском языке асмат. В нем пять классов. Это – стоящие, сидящие, лежащие, плавающие, летающие (висящие) предметы. См. Ритмы и именные классы в Приложении.

▪ Андаманский язык. В этом изолированном и весьма архаичном языке (есть гипотезы о его родстве тасманийскому и папуасским) существует противопоставление самостоятельных и зависимых сущностей. Специфическим средством деривации в диалекте онге является перемена основообразующего классификатора: m-i-dange 'моя кость’, m-o-dange 'мой череп'.

▪ Финский язык. Он характерен примитивным консонантизмом (если не брать в расчет долгие и палатальные согласные) и разросшейся за счет дифтонгов системой гласных, которые противопоставлены по долготе, заднему и переднему ряду (умлауту).

▪ Чамский язык. Весьма примечательно, что полисинтетический язык Арахау нашел определенные сходства со структурой ряда аналитических языков изолирующей типологии. Правда, в отдельных работах, посвященных диахронии полисинтетизма в настоящее время активно обсуждается гипотеза о возникновении полисинтетического типа из своего антипода – аналитического типа с минимальной степенью синтеза. Это сопоставление – отдельная тема исследований. Скажем лишь, что, у Арахау с чамским языком немало аналогий – развитость омонимии, использование рамочных конструкций, фиксированный порядок слов. Для нас была интересна сама терминология синтаксических единиц чамского языка – слово, грамматический комплекс, словосочетание, группа, конструкция.

Аналогии с искусственными языками

▪ Авторские проекты апостериорных конлангов: Япык (лингвистическая игра, заменяющая свистящие, шипящие и фрикативные единственным звуком ‘п’), Дурлаа (лингвистическая игра, основанная на обоюдной мене согласных и гласных звуков, что делает похожим язык на финский), Сунилинус (лингвистическая игра, деформирующая все слова в палиндромы).

▪ Априорные языки ифкуиль, ро, aUI.

▪ Смешанные языки: логлан, ложбан, Черное наречие Мордора, Ктулху.

Философия Арахау

В основу идеи конланга положены даосский принцип бинарности, анимизма, натурфилософская система аналогий, когда классифицируются понятия разного онтологического статуса, а также математическая теория множеств.

Проект «Арахау» – попытка объяснить глоттогонические процессы языкового феномена, изначальные генеративные схемы которого, казалось бы, потеряны навсегда. То, что ‘спасибо’ происходит от словосочетания ‘спаси бог’ выяснить, конечно, можно, но откуда взялось слово ‘бог’ и ‘спас’? Процесс формирования числительных, в большинстве естественных языков и вовсе туманен.

Арахау подспудно перекликается с кабалистикой и яфетической теорией Н. Марра, искренне полагавшего, что все языки мира произошли из четырех протослов – sal, ber, yon и roš. Не вдаваясь в хитросплетения и подоплеки лингвистических споров, следует признать более логичной концепцию моногенеза, чем допускать независимое возникновение «лингвоорганизмов».

Язык Арахау минималистичный. В нем нет согласований, спряжений, склонений. Существует запрет двойного отрицания и дублирующих слов. Суперглагол es, который может заменять любые другие глаголы действия (особенно при вербальном плеоназме) и «заменитель существительного» arg. Т.о. фраза «Повар варит варево», в котором все слова однокоренные, в Арахау трансформируется в Kvuls-es-arg (букв. «Тот, кто дает еду делает это»). Здесь ‘делает’ и ‘это’ – анафорические морфемы.

Язык Арахау дихотомичный. В нем две части речи – существительное и глагол. Местоимения, числительные, междометия относятся к существительным. Прилагательные, наречия, причастия и деепричастия отсутствуют как отдельный класс.

В современном варианте Арахау – двоичный принцип формирования грамматических противопоставлений. Ключевым принципом является дуализм – в Арахау два беспредложных падежных форманта (поссесив и транслатив), две части речи (имя и глагол), два лица в местоимениях (личное и постороннее), два наклонения, (условное и повелительное) две темпоральные формы глагола – реальное (настоящее) и гипотетическое (прошедше-будущее). Вместо линейной темпоральной концепции индоевропейцев (вчера – сегодня – завтра) в Арахау представлена радиальная модель времени (сейчас и вероятно), которая меняется от разных углов зрения, или аспектов – длительность – давность и частота – быстрота. Похожая концепция есть в африканских языках ква (йоруба, акан, ибо) где тоже два времени – реальное (соответствует настоящему и прошедшему в индоевропейских языках) и гипотетическое (соответствует будущему времени и сослагательному наклонению).

Дуальность характеристик прослеживается даже на фонетическом уровне, когда гласные и согласные звуки жестко разделены, как на касты. Обычные гласные противопоставлены палатальным, а дифтонги – трифтонгам (кстати, трифтонги известны голландскому и вейнахским языкам).

S-oks-p-nala-fusaa-rr-uzü – «Он чувствует себя в новом городе, как рыба в воде»; Ta-jáma-t-äärd-g-ezoa-t-s – «Я прилечу к тебе на крыльях ночи» (букв. «Я намерен прилететь посредством крыльев ночи к тебе»). Обратите внимание, что существительное ama не только приняло на себя функцию глагола, но и темпоральные характеристики – возможности и быстроты, направленной в будущее.

АЛФАВИТ (VARF)

Aa Ää Bb Cc Dd Ee Ëë Ff Gg Hh Ii Jj Kk Ll Mm Nn Oo Öö Pp Rr Ss Tt Uu Üü Vv Yy Zz

В алфавите Арахау 27 букв (varfd), из которых 10 для передачи гласных звуков (nraarf) и 17 – для согласных (nraard).

Система консонантизма очень проста и характерна отсутствием шипящих. Из аффрикат известна только одна c [ts]. Буква h произносится тверже, чем английская фарингальная и ближе к русской среднеязычной [х] = [kh]. На периферии встречаются полугласный губно-губной звук w и ' (гортанный приступ – ɂ), а также мягкие согласные t’, g’ и даже f’ и r’. Но они не являются обязательными и служат для тонких смысловых различий. Используется геминация согласных, в том числе и в начале слова.

Фонологическая система вокализма помимо 10 чистых гласных включает в себя и полифтонги (nraazoo):

au, ao, ae, ai, ou, oe, oi, oa, ei, ea

10 лабиальных дифтонгов (трифтонгов), служащих в основном для образования множественного числа:

uau, uao, uae, uai, uou, uoe, uoi, uoa, uei, uea

И лабиальные дифтонги, которые факультативны (за исключением ‘uo’, который выполняет функцию ‘o’ «имя») и служат для уточнения смысла:

ua, uo, ue, ui (uä [üä], üö [üö], üë [üë], uy).

Дифтонги в Арахау (за исключением лабиальных) – это самостоятельные звуки, которые не поддаются разбиению на простые звуки. Полифтонги произносятся, как один сложный звук: Kisuaezarg (Властелин Колец) в быстрой речи звучит, как [кисвайзарг].

Фонемы i (в дифтонгах) и j звучат по-разному. Например, как в словах ‘помой’ и ‘помои’; ‘зайка’ и ‘заика’.

Как видно, наиболее широко используется в полифтонгах ‘а’ и ‘о’, тогда как звук ‘е’ задействован меньше. Не представлен в здесь ‘i’, поскольку в вокалической иерархии значителен палатальный элемент гласных, а ‘i’ сам по себе является палатализованным по определению. Звук ‘u’ в дифтонгах и трифтонгах выполняет уточняющую функцию. Трифтонги – специфическая характеристика Арахау. Они нужны для образования плюратива в словах, где есть дифтонги: a – человек, aa – люди, ai – камень, uai – камни. В трифтонгах u читается как полугласный [w]: uai [wai].

Лабиальные дифтонги ua, uo, ue, ui факультативны и служат для уточнения смысла: Taras < Ta-ras – «Я пою», T-uara-s – «Я – твой брат» (‘a’ является показателем класса людей, а ‘u’ – уточняющим лабиалом), tra-s – ‘слышать’; f-uara – ‘там, где брат’, fa-ra < fa-r-a – ‘дом для человека’.

Одиночные гласные представлены оппозицией «твердая – мягкая»: a-ä, o-ö, ë-e, y-i . Здесь надо сказать, что и среди гласных нет экзотических звуков. Может быть, не совсем обычны y [ɨ], соответствующая русской ы и ë [je], которая мягче и тоньше е, напоминающей русское ‘э’. Ср.: «Не принял мер» (ë) и «Не принял мэр» (e).

Буква ‘l’, как правило, твердая (как в русском языке). Мягко она произносится в финале, перед другими согласными и перед палатальными гласными: la [ла] – lä [ля], amal [амаль] – lama [лама], ala [ала] – palpa [пальпа].

Фонологическая система гласных в Арахау напоминает аналогичную схему в финском языке. В дифтонгах используются гласные переднего ряда (üä, üö и т.д.). Есть долгие умлаутизированные ää, öö, üü. Экспрессивно окрашенные выражения могут содержать «маргинальные дифтонги», содержащие ‘у’. Они обычны для ругательств и проклятий: sya / sy – ‘он – гадина’, tyfry – ‘прощелкал’, yj [ый] – ‘сука’, ky / ay – ‘кобель’, yl – ‘хреновина’ (гаджет), yd – ‘недоросток’, yi [ыи]– ‘пенек’, ‘старое ничтожество’.

Звуки в Арахау обладают разным и гетерогенным семантическим статусом. Каждая буква в этом языке наделена определенным комплексом смыслов. Однако есть буквы, выпадающие из этого ряда. Например, буквы r, h и n играют второстепенные роли. Из гласных крайне усечено смысловое значение о, поскольку этому звуку уготовано вклиниваться между чрезмерными скоплениями согласных, либо их разграничивать во избежание смысловых недоразумений. Это, по сути, немая гласная (за исключением случаев, когда она находится в ряде префиксов в начале предложения). Ср.: arf – левая рука, arof – геноцид (массовая смерть).

Приоритет гласных. В отличие от большинства языков (за исключением афразийских) за гласными и согласными в Арахау признается диаметрально противоположная роль. Они, – как инь и ян в даосизме дополняют друг друга и, в то же время, противоречат друг другу. Причем за гласными (как за «семенами первородных звуков») признается приоритет в этой фонологической философии. Именно им дано право именовать предметы и все, существующее в этом мире. Нет ничего под Луной (и за обратной ее стороной), что не могло бы получить свое название в Арахау. Согласные же только уточняют смысл.

Согласные и гласные пронизывают друг друга, но не перемешиваются. Эта система, по сути, представляет зеркальное отображение арабского языка, где, наоборот, за согласными признается доминирующая роль, а за гласными – уточнение смысла. В семитских языках корень глагола и отглагольного имени состоит из трех согласных, несущих основное словарное значение, в то время как огласовки, а так же суффиксы, префиксы и инфиксы уточняют значение, или передают грамматическую категорию. Ср.: в арабском: kataba – он написал, kutiba – написан, ā-ktaba – заставил написать, kātib – пишущий, kitāb – письмо, ma-ktab – школа (место для письма). А вот те же слова в Арахау: svarf – он написал, toesvarf – заставил написать, kvarf – пишущий (тот, кто пишет), varf – письмо, favarf – школа (дом письма).

Может показаться, что в Арахау даже по сравнению с таким специфическим языком, как арабский, все поставлено с ног на голову. Можно сказать, имя существительное и глаголы ведут себя в Арахау, как префиксы, суффиксы и флексии... А грамматические форманты в Арахау имитируют раздробленные корни слов. Такое восприятие возникает под давлением индоевропейской традиции. Ср.: схема слова t-s-rg (он-воздействие-палец), tasarg – он считает, tusuurg – он существует за счет когтей правой лапы, tisirg – он имеет газету (у него газета), teserg – он делает судьбу. Изменение гласных в слове приводит не к смене грамматических форм, как, например, в арабском языке, а к появлению абсолютно новых понятий благодаря таким своеобразным падежам смысла. Мало кто из только начавших изучать Арахау сможет догадаться, что слова kafrê (астроном) и gasê (астрономия) – однокоренные (ê означает ‘небо’).

В русском языке согласные являются более значимыми, чем гласные. Например, если написать фамилии русских писателей без гласных (Пшкн, Шлхв, Лрмнтв, Тлстй), то можно догадаться, о ком идет речь. Если же оставить одни только гласные, расшифровать слова будет практически не возможно (Уи, Ооо, Еоо, Оо).

Диакритика в Арахау – это трема (показатель мягкости гласных ä, ö, ü, ë), знак апострофа, маркирующий мягкость согласного (например, k’ [кь]), акут (тоническое ударение – для обозначение времен глагола – á, í, ú…). Таким образом могут маркироваться дифтонги, трифтонги и умлаутизированные и палатальные гласные (ǘ = ű = ü’). Причем последний вариант обозначения более предпочтительный (ä’, ö’, ë’), в этом случае апостроф служит для обозначения квази-тонического ударения.

В словарях и учебной литературе применяется еще два вида диакритики – корона, или бревис (в основном для ă, ŏ), а также циркумфлекс (â, ô, î, ê, û). Бревис ставится над гласной, которая не имеет значения: например, farfŏr – царство, farf – царский дворец; ŏ здесь ставится, чтобы отличить от другого слова farfr – тюрьма (дом разлуки).

Циркумфлексом обозначаются корневые гласные: gasâr – анатомия, gasîr – ботаника (kasîr – ботаник), gasûr – зоология, где â (человек), î (растение), û (животное) являются корнями слов.

Фонология

Фонетическая система (Gasanrei) Арахау грамматикализована и содержит в себе несколько подуровней. Так, например, местоимения используют звуки, которые в других частях речи не применяются. Только в местоимениях (см. Местоимения) факультативно используется 26 переднеязычных консонантов (это, в основном, аффрикаты), маркирующих род, число и эксклюзивность/инклюзивность.

В Арахау 17 базовых согласных (b, c, d, f, g, h, j, k, l, m, n, p, r, s, t, v, z), которые произносятся так же, как в латинском языке и не представляют трудности для изучения. Есть еще 20 нерегулярных согласных, которые не передают самостоятельных грамматических форм (геминаты используются для отображения множественного числа, а палатальные для передачи женского рода). Правда, некоторые сдвоенные (геминаты) -rr- и -ss- имеют самостоятельный статус: в первом случае это формант уподобления, а во втором – прием образования глаголов, отягощенных модальными элементами.

В подгруппу «нерегулярных» включают 27 таких специфических согласных, как превибранты (rb, rc, rd, rf, rg, rh, rk, rl, rm, rn, rp, rt, rz), поствибранты (br, cr, dr, fr, gr, hr, kr, mr, nr, pr, tr, zr), а также постлабиальные (bl, dl, kl, pl).

Итого получается, что в Арахау 90 согласных звуков.

Интересно, что в санскрите различают превибрирующие (на письме они передаются специальной диакритикой ‘репх’ क्र rka) и поствибрирующие (на письме передаются диакритикой ‘ра-пхала’ र्क kra).

Стоит ли рассматривать эти 27 звуков самостоятельными или они все-таки составные? Думаю, здесь все решает фонемозначимый характер Арахау. Если вибранты и лабиальные обозначают отдельные корни слов или нечленимые грамматические показатели, то значит и статус у них отдельной фонемы. Например, в Арахау возможно сочетание sr, gl, но они не считаются отдельными фонемами, поскольку эти кластеры не передают самостоятельных значений. Ср.: kl ‘под’; g-l ‘то, что не’, ‘которого нет’.

Максимальное количество возможных гласных в Арахау – 96. Здесь также возникает дилемма – считать ли самостоятельными гласными дифтонги и трифтонги, а также «напряженные гласные». Как известно, в Арахау напряженные гласные помечаются знаком акута. Применяются они для обозначения ирреального (прошедше-будущего) времени.

Фоностатистические эксперименты, проведенные автором, выявили, что консонантный коэффициент (отношение числа согласных к гласным в потоке речи) в языке Арахау чуть ниже, чем в русском языке: для Арахау – 1,36, для русского языка – 1,38. Самый большой консонантный коэффициент (1,87) выявлен исследователями в ительменском языке Камчатки (к этому же показателю приближаются некоторые германские языки). Чем выше консонантный коэффициент, тем больше в исследуемых словах скопления согласных. Так, например, консонантный коэффициент мелодичных полинезийских языков ~0,5.

Что касается вообще звуков, то в русском языке согласных больше гласных в 6 раз, в испанском – в 4 раза, в английском – в 2 (без учета полифтонгов), во французском – в 1,25. В Арахау гласных наоборот больше, чем согласных, поэтому консонантный коэффициент составляет 0,94 (в датском – 0,86 – 20 согласных и 23 гласных).

Таб. 1. Согласные звуки (Nraard)

Губные (лабиальные)

Язычные

губно-губные

губно-зубные

Передние

Средние

Задние

зубные

нëбные

средне-
нëбные

заднее-
нëбные

Фрикативные

w

f

v

s

z

(ʃ)

(ʐ)

j

x

геминаты

(ss)

(zz)

(ʃʃ)

(ʐʐ)

палатальные

f’

v’

(s’)

(z’)

(ɕ)

(ʑ)

палатальные геминаты

(ss’)

(zz’)

(ɕɕ)

(ʑʑ)

поствибранты

fr

zr

[xr]

превибранты

rf

rz

[rx]

постлатеральные

vl

Взрывные

p

b

t

d

(ʧ)

(dʐ)

k

g

геминаты

(tt)

(ʧʃ)

(dʐʐ)

kk

палатальные

p’

b’

(t’)

d’

(ʨ)

(dʑ)

палатальные геминаты

(tt’)

(ʨɕ)

(dʑʑ)

поствибранты

[pr]

[br]

[tr]

[dr]

[kr]

[gr]

превибранты

[rp]

[rb]

[rt]

[rd]

[rk]

[rg]

постлатеральные

pl

bl

dl

kl

Аффрикаты

ʦ

(ʒ)

геминаты

(ʦʦ)

(ʒʒ)

палатальные

(ʒ’)

палатальные геминаты

(ʒʒ’)

поствибранты

ʦr

превибранты

постлатеральные

Боковые
(латеральные)

l

палатальные

λ

геминаты

Дрожащие
(вибранты)

ɾ

геминанты

r

палатальные

ɾ’

палатальные геминаты

r’

Носовые

m

n

геминаты

палатальные

m’

ɲ

палатальные геминаты

поствибранты

[mr]

[nr]

превибранты

[rm]

[rn]

[rl]

Жирным выделены базовые звуки, которые в Арахау обозначают конкретные грамматические форманты;

(В круглых скобках) – переднеязычные звуки, используемые только в местоимениях (на периферии предложения-слова).

[В квадратных скобках] – вибранты, которые обозначают корни слов (лицевые и телесные классификаторы).

Таб. 2. Гласные звуки (Nraarf)

Передний ряд

Средний

Задний

лабиальные

лабиал.

лабиал.

Верхний подъем

ɛ

ie

u

ʏ

долгий

ɛː

i

ʏː

абруптивный

ˀɛ ˀɛː

ˀie ˀi

ˀu ˀuː

ˀʏ ˀʏː

дифтонги

(wɛ ɛɨ) ɛi ɛa
ɛˀi ɛˀa

(ieɨ) iiei ieo ieu iea

ie ʏæ ʏø ʏɨ)

трифтонги

(wɛi wɛa)

Средний

ɨ

i

o

ø

долгий

ɨː

øː

абруптивный

ˀɨ ˀɨː

ˀi ˀiː

ˀo ˀoː

ˀø ˀøː

дифтонги

(ɨi ɨu ɨo ɨa ɨɛ)

(wi)

ow oɛ oi oa
oˀu oˀɛ oˀi oˀa

ie øæ øʏ øɨ)

трифтонги

(wow woɛ woi woa)

Нижний

a

æ

долгий

æː

абруптивный

ˀa ˀaː

ˀæ

дифтонги

(wa) aw ao aɛ ai
aˀu aˀo aˀɛ aˀi

ie æø æʏ æɨ)

трифтонги

(waw wao wae wai)

Жирно обозначены базовые буквы, которые в Арахау обозначают конкретные корни слов;

Знаком ˀ помечены абруптивные гласные, передающие специфическое ирреальное время глаголов;

(В скобках) – редкие или факультативные звуки.

Рис. 1. Лицевые и соматические маркеры.

Фонотактика

Структура слов неравномерна: могут встречаться скопления согласных, как в начале, так и в конце. Обычно cccvccc5 – максимальный кластер, но согласных может быть и больше, как, например, в слове aldkvar (ген). Нагрузка на консонантные группы увеличивается за счет частого использования грамматикализованных «призвуков» -l- и -r-. Стечение согласных в Арахау не должно быть избыточным.

Как правило, границы слогов и морфем, состоящих в большинстве своем из одиночных звуков, не совпадают:

Слоговое деление: U-sa-blo-ra-lopl

Морфемное деление: Us-a-blor-al-opl (Есть-человек-мера-вещей-всех > Человек – мера всех вещей). Предложение делится на части речи и служебные форманты (если таковые есть) – приставки, суффиксы, частицы.

При сравнительном благозвучии в Арахау бывает затруднительно разделить слово на слоги (кстати, это проблема и русского языка: «стро-и-тель-ство», «стро-и-те-льство»). Вместе с тем, деление на слоги в Арахау очень важно. Если морфемы не совпадают со слогами и при этом может возникнуть двусмысленность толкования (такое явление называется переразложение, или метанализ), на границах морфем вставляется «призвук» ‘u’:

Ta-ras («Я пою»); T-ara-s > T-uara-s («Я дружу с тобой»); T-ar-as > T-ar-uas («Мой великан думает»), Tra-s («Слышать»). Другой пример: Ti-fra-s – «Я (дерево) вижу тебя»; T-ifr-as – «Мое дупло думает». Правильным считается первый вариант, а для второго случая следует писать T-uifr-as. Или вот еще: fr-uafr «видит глаз», но frafr – «все глаза проглядеть».

Буква ‘u’ как бы отрывает согласную от одного слога и присоединяет его к соседнему, являясь по сути «принудительным слогоделителем». Важная функция ‘u’ [w] – сигнализировать, что структура слога изменена, а значит, изменена и позиционная значимость консонантных формантов.

На морфемных швах звуки Арахау очень чувствительны к своему окружению.

Например, нельзя соединять буквы t (превратительный падеж; значение ‘стал’, ‘превратил’) и r (формант абстракции; предлог ‘для’), поскольку есть звук tr (‘ухо’). Поэтому между ними вставляется немые гласные (a, o): t+r = tŏr / t+r = tăr (‘превратил для’).

Нельзя вставлять немую ‘о’ в начало слова, поскольку эту же гласную содержат частицы и служебные слова (а они ставятся только в начале слова). Например, нельзя писать Go-hus в значении «То, что существует», поскольку Go означает ‘что’ (правильно «то, что существует» писать, как G-us; Go-hus – «Что существует»). Особо внимательно надо подходить к сочетаемости r и l с соседними согласными. Например, нельзя k+l поскольку есть сочетание kl (‘под’). Зато допускается кластер g+l, поскольку gl отдельной трактовки не имеет.

При построении фраз в Арахау первое, с чем сталкиваются новички, – это проблема избыточного скопления согласных. Например, показатель первого лица t- нельзя произнести, как и нельзя произнести без труда t-fr-s (я тебя вижу). Этот вопрос разрешен за счет «немых гласных» (правильнее было бы говорить о «нейтральных гласных», поскольку они все-таки произносятся, но не несут основной смысловой нагрузки). Это, на первый взгляд, кажется отходом от главного постулата языка Арахау, где каждая гласная (в отличие, кстати, от согласных) означает конкретное явление, предмет или существо. Однако этим приемом удалось уточнить и усилить другой принцип в Арахау – принцип двоичности. «Немых гласных» в этом языке две – ă и ŏ (первый гласный – один из ключевых, а второй вообще ограничен в использовании и кроме существительного ‘имя’ и глагола ‘чувствовать’, ‘ощущать’ больше ничего не значит).

Здесь главное – решить, где поставить ă или ŏ. Ситуация может осложняться тем, что ŏ используется в служебных префиксах, и там эта буква не факультативна, а просто необходима. Похожая проблема возникает при затемнении смысла при помощи -r, когда слову присваивается более глубокий смысл. Ведь именно этот звук r используется и при построении т.н. «соматических категорий» (см. Словообразование).

Рассмотрим пример.

Образование слова Бог – Anen (букв. «Человек сидит на небе») требует окончания -r (показатель абстракции). Однако на этом морфемном шве необходимо вставить ŏ (Anen + r = Anenor). Иначе бы An-e-nr трактовалось бы, как «Небесный старик говорит».

Бывают случаи, что вместо ŏ, вопреки правилам, ставится ă. Допустим, надо образовать слово ‘песня’ (то, что поют). Но написав g-ras, мы автоматически получим другое значение gra-s (‘твой висок’; ‘попасть в висок’). Если же написать gŏras (Gо-ras – «Что поют?»), то есть риск опять попасть в ловушку. Поэтому, дабы избежать двусмысленности, лучше писать găras. Хотя, по правде сказать, и в этом случае можно прочесть как g-аra-s (‘то, что твой брат’). Интересно, что guras уже будет означать ‘вой’, giras – ‘шелест’, а gäras –‘шорох’, ‘шуршанье’. Но и здесь может возникнуть невольное переразложение g-ira-s (‘то, что твой хлеб’), g-ura-s (‘то, что твое домашнее животное’). Для избегания разночтений (в крайних случаях, когда важно добиться точности мысли) используется редупликация: guguras – ‘вой’, gigiras – ‘шелест’, gägäras – ‘шорох’.

При вариантах переразложения следует помнить, что силовое (рематическое) ударение падает в первую очередь на глагол, если его нет, то – на главное существительное (служебные слова всегда безударны). Таким образом, gurAs – ‘вой’, а gUras – ‘то, что твое домашнее животное’.

В дополнение к «принудительному слогоделителю» ‘u’ предлагается допустить сочетания hC, Ch также для разграничения морфемных границ слова.

Еще одно важное замечание – одинаковые гласные встречаются, как правило, в пределах одной морфемы: ama-g-uze (полет птицы), а не umuguze, fragu (глаз зверя), а не frugu (fr-ugu – глаз льва). Исключения составляют стативные глаголы, в которые между сонорными звуками инкорпорируются существительные: unin – ‘животное сидит на дереве’.

Падежные форманты и локативы (-g, -t-, -p-) зачастую используются в качестве границ между словами. Для этих целей они ставятся на морфемных швах, хотя и без падежей смысл был бы понятен (Fahamal-k-u – «Дом упал на животное»).

Границами не морфем, а целых комплексов, в которых буквы пишутся без пробелов, являются местоимения.

Синкретизм

В Арахау всего две части речи – глагол и существительное. Активный глагол не может выполнять функцию существительных, а вот некоторые существительные (к ним в Арахау относятся местоимения, стативные глаголы, числительные, междометия) могут. Существует крайне незначительное число одноконсонантных формантов, выступающих в качестве прилагательных (градации размера, скорости и жизненной силы), а также псевдопричастий активного и пассивного залогов.

Арахау характеризуется размытостью границ между традиционно выделяемыми частями речи. И, несмотря на то, что здесь четко различаются имя и глагол, одна часть речи может переходить в другую в зависимости от порядка слов в предложении и от присоединяемых формантов: fra – глаз, смотреть, i – дерево, растение, es – делать, ges – транспорт, kes – творец, мастер. Причем развита, как омонимия, так и синонимия: кольцо – argapl, aezarg; ветер – prü, nej. Развит эклектизм, когда определить, к какой части речи относится слово, можно только из контекста или по жесткому порядку слов в предложении (SVO)6.

Наиболее частый случай транспозиции – вербализация имен (переход существительного в категорию глагола). Есть и такой примечательный пример – использование женского рода для понижения статуса именного класса, аспекта глагола и, наоборот, плюратива – для повышения «семантического градуса»: e – небо, ee – космос, ej – воздух.

Все слова кроме глагола могут обозначать любые части речи в зависимости от того, какую позицию в предложении они занимают: Ta-fr-i – «Я-вижу-дерево»; I-fra-t – «Дерево-видит-меня»; Fra-t-i – «Глаз-становится-деревом» (Глаз деревенеет).

Активный строй

Арахау по своей структуре относится к языкам активной структурной типологии. Активный строй проявляется в том, что выделяется не субъект и объект (именительного и винительного падежей в Арахау нет), а носитель действия (активное существительное) и воспринимающее это действие существительное (активное и инактивное начала).

Еще одно проявление активного строя – нераспространенность пассивных конструкций. Например, нельзя на Арахау сказать «Дом, построенный людьми, рухнул», а либо «Дом упал, и (который) люди строили его», либо «Люди строили дом, и он упал» – Aahesfacargamal. Второй вариант предпочтительнее, поскольку по правилам Арахау активные одушевленные существительные должны предшествовать пассивным неодушевленным, на которое направлено действие. Исключение, – когда предметы сами выступают носителями активного действия: «Дом, построенный людьми, придавил животных» – «Дом упал на животных, и люди строили его» (Fahamaluu-c-aahesoh). Соединительный союз здесь выступает в качестве форманта дополнительности, придаточности.

В Арахау глаголы делятся не на переходные и непереходные, а на активные и стативные. При переводе на Арахау пассивные конструкции перестраиваются в активные. Например, фраза «Матерью муж приведен» – в «Мать привела мужа» (Kaj-uaman-vad); «Ребенок напугался кошки» (Adorauksurfaj) – в «Кошка напугала ребенка» (Urfajrausad).

Как в большинстве языков активного строя, в Арахау выделяется и третий тип глаголов эмоционального восприятия (аффективов). Они строятся на базе соматических категорий (fra – ‘глаз’, ‘смотреть’; tra – ‘ухо’, ‘слышать’ и т.д.).

Возможны поссесивные конструкции, когда глаголы заменяются существительными в родительном падеже: ‘птица летит’ – uzehama (uzme, uzemu) ‘полет птицы’ – amaguze.

Активный строй Арахау проявляется и в важной роли глагольной валентности, неопределенности третьего лица, противопоставлении эксклюзива и инклюзива в местоимениях, наличии в имени категории притяжательности при неразвитости падежей и необязательности множественного числа неодушевленных существительных. Кроме того, в Арахау существуют способы преобразования активных глаголов в стативные и наоборот, отсутствуют пассивных конструкций залога и категории прилагательного (оно заменяется стативными глаголами), неразвита категория времени.

Есть, правда и отличия Арахау от классических активных языков (гуарани, на-дене, сиу): возможность вербальных конструкций с глаголом-связкой ‘иметь’, отсутствие разнокорневых глаголов, противопоставленных по числу участников процесса (ср. в айнском ′arpa ‘идет’ – paye ‘идут’, raike ‘убивает одного’ – ronnu ‘убивает многих’).

Чтобы понять особенность Арахау, отличающую этот язык, например, от палеоазиатской, кавказской и китайской систем, рассмотрим ряд примеров.

В эскимосском языке:

Аңйаңлъа-рахки-γа-ку-кут – «Лодку-делаем-быстро-сейчас мы»;

в Арахау – Taa-mnes-izü (инфиксы m и n показывают аспект быстроты и сиюминутности; izü – лодка < дерево в воде).

В алеутском языке:

Укухта-ту-джьа-лъи-на-γулаq – «Видеть даже не захотел его я».

В Арахау: to-tlaussafr-s, или to-tlausfra-s, (вариативность вызывает сложный глагол «Я не хотел видеть», который может выражаться через существительное ‘глаз’ либо через модальную конструкцию vSSv).

В адыгейском языке:

Сы-вэ-жэ – «Я тебя вижу»; в Арахау – Tfras

Вы-сэ-шэ «Тебя я везу»; в Арахау – T-aman-s

В кабардинском языке:

Ды-хэ-γэ-hэ-н – «Вместе с кем-то заставил войти внутрь чего-то», а в Арахау – T-oes-fu-p-abl (T-oessaf-p-abl, T-oesse-p-fua-bl).

В китайском языке:

Bái mă chī căo – «Белая лошадь ест траву» и в Арахау – Umum-goe-huls-ij

Chī căo de mă – «Едящая траву лошадь»; в Арахау – Ok-umum-c-uls-ij (букв. «Лошадь, которая есть траву»).

Рамочная конструкция

Рамочная (рамовая) конструкция в Арахау представляет собой субъектно-объектный конфикс t…s (Я…тебе) и s…t (Ты…мне) с двумя сериями личных показателей. Возвратный показатель …k (…себя) всегда выражается суффиксально (в конечной позиции).

Местоимения в Арахау играют ярко выраженную роль – фиксировать начало и конец слова (непрерывного континуума букв).

Нередко рамочная структура дает возможность появляться палиндромным (концентрическим) схемам. Для Арахау возможны конструкции, когда местоимения, группируемые вокруг глагола, образовывают подобие палиндрома: Ta-l-at «Я убью себя!», Taaj-afra-jaat «Они (женщины) видят их (женщин)».

Арахау – вербоцентричный язык, где глагол является наиболее сложной частью речи и занимает центральную часть предложения. При этом активный глагол выделяется в предложении показателем -s (us – существовать, as – знать). Как и в английском, без глагола (за исключением пословиц и речевой экспрессии) существительные не употребляются. Поэтому, если по-русски допустимо говорить «Человек человеку – друг, товарищ и брат», то в Арахау в таких случаях обязательно между существительными вставляется глагол существования: Aruah-us-azacabacara.

«Твой сын нас не любит» – Ты (актив) сын не любит мы (инактив) – S-ado-l-azaj-aat.

Регулярных палиндромов, как приемов словообразования, в естественных языках, видимо, нет. Хотя, например, лингвистические палиндромы могут появляться в ингушском языке: в-аха-в ‘ушел (он)’, й-аха-й ‘ушла (она)’. Здесь один и тот же показатель класса имен (в, й) употребляется дважды (зеркально, как конфикс) в глагольных формах непроизводных глаголов.

В немецком языке есть рамовая конструкция: модальный и смысловой глагол (или глагол и его отделяемая приставка) представляют собой «рамку», внутри которой размещаются все остальные члены предложения (кроме слова, стоящего на первом месте). Пример: Ich habe den Wagen in Deutschland gekauft («Я купил эту машину в Германии»); здесь «рамка» – habe...gekauft.

Концентрической можно считать морфологическую структуру слова в чукотском языке:

та-ра.ңы-к – ‘Строить дом’ (1-й конфикс – вербализатор; я.ра'.ңы 'дом')

ры-та-ра.ң-авы-к – ‘Заставлять строить дом’ (2-й конфикс – каузатив)

т-ра-н-та-ра.ң-авы-ңы-ркы-н – ‘Я хочу заставить его построить дом’ (3-й конфикс – дезидератив).

Агглютинативность

Язык Арахау агглютинативный. Не допускаются зияния (на стыке между гласными вставляется протетический -h-; ранее существовало правило в нечетных слогах вставлять -h-, а в четных – -n-; теперь это правило используется только при «арахауизации» имен собственных), но возможны скопления согласных.

Полисинтетизм

Арахау свойственен полисинтетизм с широким распространением инкорпорирующих формантов (подобно палеоазиатским и некоторым другим языкам). Грубо говоря, полисинтетизм – способность выражать большое количество значений минимальным количеством слов. Этот феномен можно считать продуктивной неслогообразовательной конкатенацией (от латинского concatenatio ‘присоединение цепями’).7 Инкорпорация – внедрение зависимого слова внутрь основного.

Некоторые думают, что если писать слитно все слова, то это и будет полисинтетизм. Но это не так. Вот фраза из русского языка, записанная таким образом: «Накапейкучернил». Ее можно трактовать и как «На копейку чернил» и «На-ка пей, кучер Нил» (или «Помашинам» – «Помаши нам» и «По машинам»). Варианты прочтения возникают из-за того, что границы слов в русском языке далеко не всегда четко обозначены. В Арахау такие границы слов и морфем весьма существенны. Определяются они жестким порядком слов в предложении (центральная позиция глагола, который маркируется звуком -s-) и запретами на сочетания звуков в смежных морфемах.

Сложные предложения образовываются при помощи подчинительных и сочинительных союзов. Наиболее часто используется сŏ (и), -rr- (как, подобно), -r- (для). S-es-kl-ay-rg – «Он кинулся бежать от этого злого человека»; Go-s-és-klo-lus-orf – «То, что он кинулся бежать, это не правда»; Tla-fra-rra-boro-nüspl – «Он не заметил, как время быстро истекло».

Особенности синтаксиса

В Арахау противопоставляется не начало и конец, а центр и периферия. Если в русском языке предложение противопоставляется слову, то в Арахау слово инкорпорируется в предложение.

Базовое понятие Арахау – длительность (полисинтетический комплекс, в котором буквы основ агглютинативно прикрепляются друг к другу без пробелов).

Морфемы, которые составляют в Арахау слова, называются основами. В русском языке слова пишут с пробелом, в Арахау отдельно отстоят друг от друга периоды (полисинтетические комплексы с глаголом в середине, существительными и двумя местоимениями по краям).8 То, что в русском языке называется предложением («от точки до точки»), в Арахау – синтагмой (несколько простых и/или полисинтетических комплексов, составляющих единое высказывание). Как правило, в синтагму входят сложносочиненные и сложноподчиненные предложения либо предложения с местоимениями больше двух.

Непрерывность записи букв (длительность) в периодах Арахау не безгранична.

а) Полисинтетический комплекс может вмещать в себя только два местоимения (действующее лицо помещается в его начало, а принимающее – в конец). При появлении третьего лица формируется через пробел второй полисинтетический комплекс, который маркируется союзом с-/со- (‘и’) или указательным местоимением ho-/oh- (‘это’).

Рассмотрим еще более сложную конструкцию с шестью «ролями» (при этом заметим, что такая перегруженность смысла – редкость даже для русского языка). Переведем на Арахау предложение «Человек вырезает на коре в лесу угольком письмо для любимой женщины». Приходится разбить высказывание на три части: Ahaesvarft’ tazajs’ сespiitoazaidkougi, или с расшифровкой A-haes-varf-taj t-azaj-ajs с-es-pii-toazaid-kougi. Первая часть буквально звучит так – «Человек режет письмо женщине» (v-arf – ‘то, что делает левая рука’). Вторая – «Он любит ее» (azaj здесь выступает в роли глагола даже без глагольного показателя -s) и третья – «Это делает в лесу, угольком, на коре» (oa-z-ai-d = черное + камень + маленький > ‘уголек’, ou-g-i = тело дерева > ‘кора’; ‘кора’ может звучать и как irt по аналогии с art – ‘грудь’). Здесь t’ [ть] < taj; s’ [сь] < saj.

Возможен, правда, и вариант, когда это длинное предложение формируется всего из двух блоков: Okahaesvarftaj-c-azaj ohespiitoazaidkougi.

Интересно, что в адыгейском языке возможны полиперсональные глаголы, а местоименные клитики образуют кластер из префиксов: п-ф-е-с-тыгъ (его-для.тебя-ему-я-отдал). В Арахау такие конструкции практически не используются, но в принципе возможны в схеме удвоения категории личности: T-s-ois-s-oro-s (Я-его-даю-ему-для-тебя). Чаще такая синтагма разбивается на несколько периодов: T-ois oh-us-oro-s (Я-даю-[ему] это-есть-для-тебя).

В грузинском языке переходные глаголы согласуются с подлежащим и дополнением: Deda me m-zrdi-s – «Мать меня воспитывает» (букв. Мать меня меня-воспитывавет-она); Deda šen g-zrdi-s – «Мать тебя воспитывает».

Кстати, для древнееврейского языка характерно отсутствие длинных периодов; связанный рассказ состоял из ряда коротких предложений, сопряженных между собой союзом ‘и’; придаточные предложения сохраняют в такой конструкции статус самостоятельных и слабо связываются союзом ’ašer (который) либо вообще никак не связываются. Например, фраза «Человек, которого я видел» звучит так: «Человек который я его видел» или «Человек я его видел».

б) Длительность прерывается экспрессивностью речи (обращения, вопросы в диалогах, пословицы, поговорки, стилистический прием в стихотворениях).

– Vanë! – Tatrsaj, Masccë. ([татрсь маше]) – RotarkäsyrgavSasccë? – Vo? – Sasccëhisezoegarous. – Taus, taus, Masccë, notaj? – Tajus. Taus, ttoilbsokaroRubl. – Nar, lë! Taisbajaharkaarf. – Nara, gë. – Bo? – Hokarden. – Naranarrr!

– Ваня! – Слушаю тебя, Маша. – Идешь завтра бухать к Саше? – Зачем? – У Саши день рождения. – Да, конечно. Маша, а ты? – Я да; кстати, мы скидываемся по 100 рублей. – Ой, беда: так срочно я смогу только 50. – Ну ладно. – Во сколько? – К пяти часам вечера. – Ыыыть!

в) Длительность прерывают вставные слова, в том числе обращения: Hes, Kaazarë! – «За работу, товарищи!», Ord, usbobrouglaz – «Правда, он был не большого ума».

Причастия заменяются поссесивными схемами, конструкциями с союзами или глаголами: «Дождь, идущий за городом, прекратился» – Pre-rk-fa-dl-c-ana (Дождь идет за городом и остановился), Pregarkana (Дождь хождения остановился), Ko-pre-hana-c-ark (Который-дождь-остановился-и-шел > Дождь остановился, который шел).

Деепричастия заменяются глаголом в сопровождении союза ‘и’: «Человек шел, радуясь» – Aharkcës (букв. Человек шел и радовался).

Прилагательные и наречия заменяются поссесивными конструкциями существительных, либо посредством форманта совместных действий ‘b’ (с, вместе): «Мальчик быстро бежал» – Ad-g-aja-mama (букв. Мальчик скорости бежал) или Ad-b-aja-mama (Мальчик со скоростью бежал).

В Арахау нет инфинитива. В словарях эта форма заменяется глаголом в третьем лице: is – ‘иметь’ (хотя подразумевается ‘он имеет’). Глагол в Арахау не спрягается по лицам, числам, родам и временам. Зато существуют аспекты, модусы, составные глаголы, наклонения. В глаголе может выражаться непереходность (за счет вкрапления возвратного форманта -k-), отрицательное качество (формант негативности -l-), интенсивность z-, уменьшительность действия -d.

Особенности пунктуации

Пунктуация в Арахау имеет некоторые особенности. Знак вопроса может не применяться, если используется вспомогательный префикс интеррогатива Ro-: «Rotáfrs» – «Увидимся?» Но «Táfrs?» в том же значении.

Восклицательный знак используется чаще (например, в императивах и обращениях, там, где в русском языке обычно ставится запятая). Пример: Cotaarüs: hesfacfazderok! – «И сказали они: построим себе город и башню».

Постановка запятой в Арахау не нормализирована (обычно она маркирует вставные слова, обращения, а также выполняет функцию точки с запятой).

ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ (GUSR)

В Арахау имя существительное – одно из двух базовых частей речи. В предложении, как уже говорилось, существует оппозиция не «субъекта» и «объекта», а и статического начал (активного носителя и воспринимающего действия). Существительные управляются не падежами, а порядком слов (SVO): tros – ухо чувствует; osatr – чувствует ухом, atros – человек слышит, trosa – слышит человека (о человеке). Базовые основы существительных состоят из одного гласного или дифтонга; а также из кластера согласных с вибрирующим звуком (конструкция cR, Rc), гласные в таких конструкциях служат показателем класса имен: fra – глаз (человека), fru – глаз (животного). Существительные с вибрантом могут быть двух видов.

а) cR – «лицевая группа», которая именует части лица человека (глаз, рот, нос, ухо…)

б) Rc – «соматическая группа» именует части тела (рука, нога, спина…)

Эти существительные сгруппированы в таблице (см. Таб. 3).

В Арахау к классу существительных относят местоимения, числительные и подавляющее большинство других частей речи, кроме глагола. Существительные, помимо основных, могут быть служебными и заимствованными.

Таб. 3. Полный список лицевых и соматических маркеров с гласной именного класса.

a

ä

e

i

ö

u

ü

ou

ao

BR
rb

ГОЛОВА
лицо

СВОД

ВЕРШИНА

ГОРА, СЕВЕР

МОРДА

ИСТОК

МОЗГ
сердце

САХАР

CR
rc

БРОВЬ
колено

РАДУГА


холм

DR
rd

НОС
правая рука


крыло

ЧУТЬЕ


ветвь


восток


правая лапа


горячий

FR
rf

ГЛАЗ
левая рука

СОЛНЦЕ

ДУПЛО

ЯМА, ЖЕРЛО
запад

ТАЙФУН

rg

ВИСОК (БОК)
пальцы правой руки

ГОРИЗОНТ
гром, молния

ДОСКА
лист

СТРАНА, КРАЙ

ХВОСТ
когти правой лапы

БЕРЕГ
ручей, родник

ТОРС

HR
rh

ЗРАЧОК
пальцы левой руки

ЛУНА

СЕМЯ


пыль, прах

ZR
rz

РЕСНИЦА
левая нога

ИГОЛКА
ствол

KR
rk

ШЕЯ
правая нога

ГРЯДА
юг

ГРИВА

ВОЛНА
устье

ЛУЧ

rl

член

MR
rm

УС
стопа

АНТЕННА

ВОЛОКНО
корень


след


кислота

NR
rn

РОТ
спина


панцирь

ЦВЕТОК

ПАСТЬ
череп

ВОДОВОРОТ
лед

ПЕЧЕНЬ

ГОРЕЧЬ

PR
rp

БОРОДА
пуп (живот)

ЩЕТИНА

ДОЖДЬ


плод

ТРАВА
центр

ШЕРСТЬ
брюхо

БУРЯ

ЛЕГКИЕ

СОЛЬ

TR
rt

УХО
грудь


кора


равнина

ШУМ

ПОЧКА

ХОЛОД

Порядок слов

Порядок слов выполняет ряд важных функций, как семантического, так и структурно-организационного характера.

Порядок слов в Арахау прогрессивный (определяющее слово идет за определяемым), вербоцентричный (SVO, глагол занимает центральное место между субъектом и объектом), контактный (все компоненты семантической группы, за исключением местоимений, находятся рядом), связанный (возможность свободной расстановки слов ограничена).

Вместе с тем, в Арахау специфично размещение некоторых служебных слов. Большинство локативных формантов и псевдоприлагательных (см. Градация жизненной силы) позиционно инвариантны по отношению к базовому существительному. Пример: nale / enal – ‘свободный день’, но egnal – ‘день свободы’; Sarkfap – «Он пришел в дом», uzepue – ‘птица в небе’.

Необычен вынос (анафора) подчинительного союза в самое начало предложения, а на том месте, где он должен стоять, помещается соединительный союз ‘и’. Пример: Ok-a-c-l-oussoi-ror «Тот, о ком нельзя спрашивать» (букв. Кто-человек-и-не-можно давать-вопрос). Здесь между двумя формантами анафорическая связь: ‘кто’ (ok) – антецедент, ‘и’ (c) – анафор.

Позиция инфиксов (n, m, j, k) в глаголах определяет аспект (вид), непереходность и темпоральный оттенок. Например, as – знает, aks – осознал, познакомился, ask – узнал себя.

Грамматические комплексы

В Арахау слова не склоняются по падежам. Позиция слова перед глаголом означает, что оно стоит в активном падеже, а если после глагола, то – в инактивном (косвенном).

Косвенный падеж может уточняться: формантом поссесивности -g- (аналог родительного падежа в русском языке или прилагательного) и транслатива -t- (превратительный падеж). Эти форманты, грубо говоря, означают ‘принадлежит’ и ‘превратил’ / ‘стал’. Пример: Adotaga – «Мальчик стал старостой», Adogaga – «Ребенок старосты». Транслатив может выполнять функцию творительного падежа в русском языке: Uzuhamatüz – «Стая летела через море», Ajdarkiri – «Девочка шла лесом». Творительный падеж также может заменяться комитативом (формантом совместности): Rüstnraplolot (Rüsbonraplolot) – «Он говорил простым языком». Дательный падеж может выражаться в Арахау транслативом или при помощи форманта -r- (‘для’). Прямое дополнение (в русском языке, как правило, передается аккузативом) не маркируется падежом: Ajnofrafaa – «Бабушка увидела город»; Abado-rois-uzü-t-väro-r-aaraj-t – «Отец ловит неводом рыбу для моих сестер» (букв. Отец ловит рыбу сетью для сестер моих). В этом примере хорошо видно распределение ролей в зависимости от места в предложении – агенс, глагол, пациенс, инструменталис, бенефактив, местоимение. Еще пример; S-ois-izü-r-ara-go-kjusdl-ok (S-ois-izü-t-ara-go-kjusdl-ok) «Он дает лодку брату своей соседки».

Редки, но возможны длинные цепочки из поссесивов: Viro-g-urfaj-g-bra-g-faa – «Молоко кошки мэра города».

В Арахау существуют две категории принадлежности: временной (маркируется формантом -g-) и постоянной (обозначается формантом -r- ‘для’). Например, faguad – ‘дом сына’ (т.е. сын просто живет в доме, который ему может и не принадлежать); faruad – ‘дом сына’ (дом построен специально для него).

Кстати, в языках активного строя выделяют органическую и неорганическую принадлежность (например, ‘рога коровы’ – это органическая принадлежность, а ‘седло коня’ – неорганическая). Например, в адыгейском языке: я-нэ – ‘их-мать’, а-нэ – ‘их-сердца’. Отсутствие этой категории в русском языке может приводить к курьезам, как в объявлении «Обиваем двери из кожи заказчика». Если бы слово ‘кожа’ было снабжено показателем отторжимой принадлежности, то нелепость ситуации удалось избежать.

Ввиду специфической структуры языка, распределение падежных ролей зачастую маркируется порядком слов. Кроме того, многие глаголы уже сами по себе несут определенные падежи. Например, можно сказать только ‘видеть дерево’, но не ‘видеть деревом’ или ‘видеть дереву’.

Управление словами в большинстве случаев заложено в самом глаголе (точнее, в его валентности). В русском языке разные глаголы требуют постановки связанных с ним имен в разные падежи: ‘видеть человека’ (винительный падеж), ‘смотреть на человека’ (родительный), ‘быть человеком’ (творительный). В Арахау во всех этих случаях будет использован один падеж – косвенный, когда слово без изменений помещается после глагола: fr-ua, fr-ok-a, us-a.

Более того, падежное управление в разных языках может не совпадать: поляк скажет не «Его глаза блестят», а «Ему блестят глаза», литовец – не «У меня украли», а «Мне украли».

Пример поссесивных конструкции в языке гуарани (активный строй, падежей нет): «Потомство Марии умерло от голода» – Maria memby o-mano vare'a-gui (букв. Мария потомство оно-умерло голод-от).

Рис. 2. Локативные форманты.

Местные падежи, или локативы означают положение на местности и ориентацию в пространстве, а также центробежные и центростремительные версии глаголов, основанные на трех двоичных противопоставлениях: над/под, от/к, внутрь/изнутри (в/из). Сами по себе эти форманты могут обозначать стороны света и такие самостоятельные слова, как верх/низ, зад/перед, наружность/внутренность (центр). К примеру, ako – над человеком, apl – из человека.

Все локативы, за исключением аффикса -k-, являются амбификсами, т.е. могут быть, как предлогами, так и послелогами (ср.: в английском языке: comeout / outcome – ‘исход’). Локативы не могут идти после местоимений, особенно инактивных: Uhuspt – «Зверь живет во мне». Локативы, равно как и другие падежные форманты, не могут ставиться рядом. Иногда локативы пишутся на границах морфем только из-за того, чтобы избежать простановки протетического -h-: Uzehamape – «В небе летела птица». Вообще, если несколько существительных, то локатив рекомендуется ставить между ними, как предлог (Sosazro-p-afrala – «Ты видешь соринку в чужом глазу»; Ä-p-fä – «Жук в муравейнике»). Если группы существительное одно, то локатив помещают в постпозиции, как послелог (Ttarkfaa-p – «Мы идем в город).

Существительные в косвенном (инактивном падеже) могут терять префиксы одушевленности (см. Диатеза живого и неживого), может опускаться и поссесивный падеж: IzoGarg < IzogoGarg – «Книга Чисел», Tafrakama < Tafrakokama – «Я посмотрел на пилота». Cр.: Tafrakuama – «Я посмотрел на крыло»; fagas – ‘школа’ (букв. дом знаний). На расстановку падежных формантов влияет слоговая структура Арахау.

Иногда местные падежи служат для образования новых слов frapl – слеза (букв. из глаза), nrapl – ‘язык’, ‘слово’ (букв. изо рта).

К второстепенным падежным формам можно также отнести каритив (лишительный падеж), противопоставленный комитативу (совместительному падежу): ba (ab) – ‘вместе с человеком’, bla (abl) – ‘без человека’.

Форманты -z- и -r- можно назвать «словообразовательными падежами».

Прилагательные

В Арахау есть небольшое количество одноконсонантных слов-прилагательных, которые отдельно без существительных не употребляются: ad – ‘маленький человек’ (сын, ребенок, мальчик), az – ‘большой человек’ (господин), um – ‘молодой зверь’, nunu – ‘сонное животное’… (См. Градация жизненной силы). Такие сверхкороткие форманты можно рассматривать, как прилагательные падежи, – например, димунатив и аугментатив (категория уменьшительности и увеличения), партитив (показатель части целого) и т.д. В Арахау функции димунатива и партитива совпадают: od – ‘имечко’; ‘элемент’, ‘частица’; ad – ‘ребенок’, ‘малыш’; ‘часть человека’.

Зачастую образованные таким образом слова обретают нечленимые, устойчивые словосочетания, образующие по-сути новые слова. Поэтому для конструкций, означающих буквально ‘маленький человек’, ‘большой человек’, ‘старый человек’ все равно придется использовать поссесив – ag-uad, ag-uaz, ag-uan (ср.: aga-d – ‘маленький гуру’, aga-z – ‘великий учитель’, aga-n – ‘старый учитель’).

В словарях прилагательные могут обозначаться через префикс поссесивности: gad – ‘маленький’, gaz – ‘большой’ (хотя в Арахау такие конструкции означают скорее имена качества – ‘умаление’ и ‘величина’).

Прилагательные, как самостоятельная часть речи в Арахау не выделены.

Интересно, что в древнееврейском языке для выражения родительного падежа или принадлежности существует оборот, т.н. status constructus, состоящий в следующем: имя, имеющее значение родительного падежа, ставится позади определяемого, причем изменяется само определяемое. Этот же оборот заменяет прилагательное: bēt-hǡǡb (дом отца, отцовский дом), garzen-barzel (топор из железа, железный топор).

Таб. 4. Краткий семантический алфавит.

A

-as- думать;
человек

G

g- то, что;
-g- поссесивно-генетивный
падеж;

N

n- подвижное;
-n старое
n- быстрота действия;
-n- долгота (медленность) действия;

U

-us- быть (существовать);
зверь

Ä

-äs- пить;
насекомое;

H

h- двойственность (h+имя);
h- императив (h+глагол)
ho- это, этот, тот
-h этому, этого, того, тому

O

-os- чувствовать;
имя

Ü

-üs- течь;
вода

B

b-, -b-, -b вместе (с);

I

-is- иметь;
растение (дерево)

Ö

-ös- покоить;
земля

V

v- то, что делает (перед именем);
-v- к; сослагательность (с глаголом)

C

-c- и (грамматическое наложение)

J

j- намерение действия
-j- частота действия;
-j женский род;

P

p- тот, кого;
-p- в

Y

-ys- злить;
категория зла,
грубости

D

d- рядом (около);
-d- низ;
-d уменьшение

K

k- тот, кто
-k- верх;
-k сам (себе)

R

детерминация;
-r- для;
-rr- как, подобно

Z

z- очень; только;
-z- и (логическое наложение);
-z усиление

E

-es- делать;
небо (газ)

L

l- не;
-l логическое
отрицание (без)

S

s- это (он, ты);
-s тебя, его, твой

Ë

-ës- радовать;
категория добра,
вежливости

F

f- там, где;
-f мертвое

M

m- живое;
-m молодое
m- немедленность действия
-m- многократность действия

T

t- я;
-t- творительно-
дательный (превратительный)
падеж; меня, мой

Категория рода

Женский род (феминатив) маркируется формантом j: a – человек, aj – женщина, ta – он, taj – она.

Для выделения мужского рода в редких случаях используют показатель -rl (член): Özaj – Родина, Özarl – Отечество; kaj – мать (женщина), karl – мужчина. Ср. также aerl – меч.

В Арахау специфично использование показателя женского рода для понижения статусности класса «не-человек»: i – ‘дерево’, ij – ‘трава’; e – ‘небо’, ej – ‘воздух’, ‘газ’, ‘эфир’, nrajpl – ‘язычок’.

Можно заметить, что формант j используется для маркировки аспекта намерения действия (аналог будущего времени в русском языке) в глаголах. Изначально этот аспект имел неочевидные связи с феминативом: tăjark [тйарк] – ‘он придет’, ‘он намерен прийти’, ‘он собирается прийти’ (ср.: tjark [чарк] – ‘она идет’, tjajark [чайарк] – ‘она придет’). В старом варианте Арахау *j маркировал аспект быстроты. В словаре осталось от того варианта слово aja – ‘скорость’.

Плюратив

Множественное число (Gargoor) Образуется удвоением гласной: a – ‘человек’, аа – ‘люди’, aaj – ‘женщины’. Очевидно, долгие гласные и геминация согласных, служащие для образования множественного числа, – остаточные явления редупликации. Слова, где есть дифтонги, множественное число образуется за счет лабиальной вставки (добавляется ‘u’). Таким образом, дифтонги преобразуются в трифтонги: ое – ‘кость’, uoe – ‘кости’; ai – ‘камень’, uai – ‘камни’.

Образование плюратива за счет удвоения согласных происходит преимущественно в местоимениях: taa- / tta- / tt- – ‘мы’ (см. Местоимения). Пример: Saa-h-is-opl > Ssisopl – «Они имеют всё». В остальных случаях такие примеры очень не многочисленны (oezzü – ‘волны’, udda – ‘обезьяны’).

Множественное число может образовываться через поссесив, точнее посредством служебного слова -goo (‘много’, ‘множество’): agoo – ‘много людей’ (существительные в Арахау не согласуются со служебными словами во множественном числе).

Специфическая разновидность – групповое множественное число: конструкция с одинаковой гласной класса v1Cv1: aca – ‘народ’, ‘нация’.

В Арахау существует двоичное (парное) число, используемое нечасто. Маркер этой категории h-: haj – ‘две женщины’. Иногда этот прием используется для акцента на парность вещей: hucr (рога), hara (братья). Реже используется множественное число более высокого порядка: haaj – ‘три женщины’, haca – ‘четверо’, haaca – ‘пятеро’, hacaa – ‘шестеро’. Ср.: hacaardä – ‘шестикрыл’.

Комбинаторное число объединяет разные гендерные категории: taaj – они (женщины), tacaj – они (мужчина и женщина). Причем объединяться могут не только люди: tacij – они (человек и трава). Пример: Haacaancajm – «Семь стариков и одна девушка».

Плюратив в Арахау, как правило, – характеристика одушевленных существительных. Нередко множественное число заменяется единственным, где это не затрудняет распознания смысла высказывания. Метонимия (синекдоха) известна и русскому языку: ловить рыбу (рыб), хлеб подорожал, уборка подсолнечника и т.д.

Множественное число может выступать средством словообразования: a – человек, aa – люди, abba – компания, фирма, предприятие.

Димунатив в Арахау может образовывать единственное число (партитив) от множественного (леса > дерево, хлеба > зерно, лук > луковица).

В валлийском языке некоторые существительные образовывают единственное число от множественного за счет суффикса -yn (для мужского рода) или -en (для женского рода): plant – дети и plentyn – ребенок, coed – лес и coeden – дерево. В этих случаях в словарях плюратив предшествует единственному числу.

Существуют особенности плюратива и феминатива в составных словах. Как правило, соответствующие форманты приписываются к первой гласной. В ином случае смысл приобретает дополнительный нюанс. Например, kesa – ‘бог’ (букв. ‘тот, кто создал человека’), keesa (‘тот, кто долго создает человека’), kesaa (‘тот, кто создал людей’). Однозначности при образовании плюратива в этом случае достигает только вариант kaahesa – ‘боги’, а при феминативе – kjesa (kjahesa, kajohesa) – ‘богиня’.

Другие примеры: adan – ‘внук’ (букв. ‘ребенок старика’), adaan – ‘ребенок стариков’, adajn – ‘ребенок старухи’. Но, ср.: aajdan – ‘внучки’, aadan – ‘внуки’ (допустимо также addan).

Квалитатив (Yzë) – специфическая черта языка Арахау, способная маркировать понятия как «категорию зла» (Yrei), которая передается формантом ‘y’, и «категорию добра» (Ërei), обозначающаяся ‘ë’. Ср.: dry – ‘зловоние’ (междометие ‘фу!’) и drë – ‘аромат’, ‘благовоние’; ës – ‘радовать’, ys – ‘злить’.

В Арахау буква у [ы] считается неприличной и с ее помощью передаются оттенки грубости, ругательств и проклятия, а буква ë [иэ] – наоборот служит для образования вежливых форм (респектатива). Например, Vlesë – «Пожалуйста, уходите»; Vlesy! (Yrk) – «Убирайся!». Fry! выражает нечто похожее на проклятие – «Чтоб тебя весь день преследовала неудача!». Респектатив может маркировать уменьшительно-ласкательные оттенки вокатива: adë – ‘сынок’, ‘сыночек’, Tanë – ‘Танюша’, ‘Танечка’.

Форманты квалитативов инвариантны, т.е. могут помещаться как в пре-, так и в постпозиции, способны образовывать т.н. квалитативные дифтонги ay, ya, aë, ëa… Кроме того, они могут писаться на месте гласной класса ‘a’ или ‘e’: Ënala, Nëla (nala + ë) – благая весть, евангелие; «Добрый день!» – Frë! (букв. ‘солнце’ + ‘добро’ fre + ë).

Звук ‘ë’ используется для вежливых форм обращения, а ‘y’ – для грубых и бранных выражений: Së – «О, многоуважаемый!», Sy – «Эй, ты!».

Объединение двух квалитативов может маркировать иронию или насмешку: Të – «О, достопочтенный», Ty – «Эй, ты!», Ytë – «Эй, ты, уважаемый!». Квалитатив может передавать обычное недоумение слабой экспрессивности: Rotájsbraty? – «Ты вообще головой думал?». А может приобрести и угрожающую окраску: Rytyájsybryty? – «Ничтожество, у тебя вообще что – твой котелок совсем не булькает?».

Диатеза живого и неживого

В Арахау есть система префиксов, которые превращают глаголы в существительные с разными оттенками смысла (человек/не-человек, актив/инактив). Эти противопоставления можно рассматривать, как псевдопричастия в рамках универсальной концепции залога (диатезы).

В именах, относящихся к категории «человек», префикс k- (‘тот, кто…’) маркирует активное отглагольное существительное, p- (‘тот, кого…’; ‘тот, у кого…’) – пассивное (инактивное): is – ‘имеет’; kis – ‘властелин’ (букв. ‘тот, что имеет’; ‘имеющий’), pis – раб (букв. ‘тот, кого имеют’; ‘имеемый’).

Таб. 5. Активные и инактивные префиксы.

Актив
(носитель действия)

Инактив
(воспринимающий действие)

человек

k-
тот, кто...

p-
тот, кого... (тот, у кого…)

не-человек

носитель действия

g-
то, что...

производство действия

v-
то, что делает...

место

f-
там, где

В именах, относящиеся к категории «не-человек», префикс g- (‘то, что…’) обозначает неодушевленное отглагольное существительное: gis – ‘имение’.

Упомянутая выше группа слов названа псевдопричастиями (или семантическими причастиями), поскольку обозначает все-таки существительные, которые образовывались по схеме причастия. Дословно «настоящие причастия» в Арахау передаются другой схемой – предложением с анафорической союзной группой: «Время – играющий мальчик» – Koborhusadcëza (Кто-время-есть-мальчик-и-игра > Время есть мальчик, кто играет).

Таким образом, префиксы, о которых шла речь, являются операторами субстантивации – превращения глаголов в имена.

В Арахау есть специфическая категория существительных – имена места, которые маркируются продуктивным префиксом f- ‘там, где…’: fa – дом (там, где человек), faa – город, fes – производство (‘там, где делают’).

В этой системе любопытен еще один префикс (преномен, в отличие от упомянутых выше превербов) v- (‘то, что дает, производит…’), который является не персонификатором действия, а продуцентом имени: va – ‘сын’ < ‘то, что дает (производит) человек’; vö – урожай; vao – свет; vi – плод. Этот префикс не получил большого развития в словообразовании.

Префикс g- может в редких случаях избыточно добавляться к существительным для изменения смысла: arg – палец правой руки, garg – число, ger – самолет. Таких примеров немного и они возникли на ранней стадии формирования Арахау.

Известны случаи напластования префиксов: vaor – свет, gvaor – ожог, kvöbr – альпинист (vöbr – вершина), kvuls – повар.

Глагольная парадигма слова ‘учиться’, образованного от ‘там, где думают дети’ > fasaad: ptafasaad – тот, кого я учу; psafasaad – тот, кого ты учишь; psafasaadak – ‘тот, (у) кого ты учишь себя’; ptafasaadak – ‘тот, (у) кого я учусь’; kfasaadat – ‘тот, кто учит меня’; kfasaadas – ‘тот, кто учит тебя’; gafasaad – ‘то, что обучает’.

Помимо прочего, префикс k- выражает общераспространенный в русском языке суффикс ‘-ист’ или ‘-ик’: kasar – анатом, gasar – анатомия. Формант gas- означает ‘наука’ и является эквивалентом ‘-знание’ и ‘-логия’. Например, gasir – ботаника (kasir – ботаник), gasur – зоология, gasnrapl – языкознание, gasord – правоведение, gasArahau – арахаулогия. Ср. также: k-arf – царь, менеджер < тот, кто правит; g-arf – правление; p-arf – подданный, подчиненный; v-arf – письмо < то, что делает левая рука, f-arf – царский дворец.

Кластерные префиксы. Префиксы в Арахау могут быть составлены из двух консонантов. О местоименных кластерах уже упоминалось, когда речь шла о полиперсональных глаголах: T-s-anr-ajs – «Я тебе говорю о ней». Правда, такие конструкции в Арахау редки, а вот геминированные местоимения широко используются, как прием образования множественного числа: Tt-as-ass – «Мы знаем вас».

Таб. 6. Кластерные префиксы

s

t

k

g

p

v

f

s

ss

st

sk

(sg)

sp

sv

sf

t

ts

tt

tk

(tg)

tp

tv

tf

k

(ks)

kt

kp

kv

kf

g

gv

p

ps

pt

pk

pv

pf

v

f

ft

fk

fp

Как видно, по данным публикуемого словаря, все возможные кластеры двуконсонантных префиксов встречаются нечасто. Всего шесть таких префиксов были использованы для образования новых слов для составления Арахау-русского словаря: kva – предок, kfa – жилец, pfaf – заключенный, ptar – робот, ftus – адрес (букв. ‘там, где я существую’). Последний пример интересен тем, что в имя инкорпорировано первое лицо; теоретически, и другие местоимения могут включаться в субстантивные префиксы. Согласная ‘v’ не зафиксирована первым элементом в кластерах, а ‘g’ том же месте известна только по нескольким примерам – gvaor (ожог).

Другие кластеры: ps- (‘тот, кого ты…’), pk- (‘тот, кого сам [себе]…’).

Некоторые составные префиксы имеют двоякое толкование: pt- (‘тот, кого я…’ и ‘тот, кого превращают…’), sk (‘ты сам…’ и ‘на тебе’), tk (‘я сам’ и ‘на мне’). В префиксы могут быть инкорпорированы локативные частицы: sv (к тебе), sp (в тебе), tv (ко мне), tp (во мне) и т.д.

Рассмотрим примеры возможного образования новых слов: kvar – предок (опекун), gvar – опекунство, pvar – подопечный; kfar – домовладелец, gfar – домовладение, pfar – домработник; kpis – рабовладелец (=kis), gpis – рабовладение (=gis), fpis – плантация с рабами; ktar – колдун (=atar), gtar – колдовство (=ata), ptar – робот (=patar), ftar – лаборатория. Как видно из этих примеров, кластерные префиксы могут быть избыточными.

Служебные существительные

Это несамостоятельные, большей частью экспрессивные форманты, которые по сути дела ничего не выражают и служат для образования междометий, частиц, локативов. Например: Dry! – «Фу!» (‘нюхать’ + ‘зло’). Служебные слова, как правило, безударные и предшествуют другим формантам.

Отличительная черта указательных и безличных местоимений гласная ‘o’, которая ставится до или после согласной (см. Таб. 7). Здесь важно заметить, что в таких словах ‘o’ сохраняется всегда и не подвергается редукции. От служебных существительных за счет суффикса -r могут образовываться самостоятельные слова: nor – ‘оппонент’, noor –‘оппозиция’, flor – ‘утопия’, blor – ‘мера’, bor – ‘время’ (Dobor? – «Сколько времени?»).

Служебные слова могут быть составными: например, zodo – ‘ибо’, ‘потому что’.

Таб. 7. Вопросительные, союзные и неопределенные частицы.

как, какой, сколько

do-|od-

средство

dor

никак

lod

как-то

dlo-

чем

vo-|ov-

предмет

vor

ничем, нечем

lov

чем-то

vlo-

и

co-|oc-

союз, лига

cor

-

-

-

-

а

no-|on-

оппонент

nor

любой

lon

-

-

пусть, если (да, и)

mo-|om-

допуск (условие)

mor

другой

lom

-

-

где

fo-|of-

поиск

for

нигде, негде

lof

где-то

flo-

тогда, то

zo-|oz-

следствие

zor

-

-

-

-

когда

bo-|ob-

время

bor

никогда, некогда

lob

когда-то

blo-

ли

ro-|or-

вопрос

ror

-

-

-

-

что

go-|og-

объект, место

gor

ничто

log

что-то

glo-

кто

ko-|ok-

субъект

kor

никто

lok

кто-то

klo-

это

ho-|oh-, arg

указатель

hor

-

-

-

-

даже

to-|ot-

гипербола

tor

простой, обычный

lot

каждый

tlo-

может

po-|op-

возможность

por

всегда

lop

все, всë

plo-

Служебные слова с гласной ‘o’ стоят в предложении обособленно и кроме соединительного союза ‘и’ (cŏ) никак не взаимодействуют с другими формантами.

Интересно отметить, что в адыгейском языке всего одно неопределенное местоимение – зыгорэ, которое служит для обозначения понятий ‘некто’, ‘нечто’, ‘кто-то’, ‘где-то’, ‘когда-то’, ‘когда-будь’, ‘какой-нибудь’ и т.д.

Междометия

В Арахау всего одно универсальное междометие nar (na), выражающее восклицания, удивления, вздохи, сожаления. (Этимологически это слово восходит к na – ‘быстрый’, ‘двигаться’, ‘подвижный’, ‘энергичный’). Возможны также некоторые модификации: narr, nara, nar-nar, naranar, nara-nar, nrrr (ах, ох, увы, эх, вот). В Арахау междометия отличаются от других слов тем, что всегда пишутся раздельно, выделяются запятой (чаще восклицательным знаком) и помещаются в начало или конец слова-предложения: Nara! Usargaa – «Вот, один народ!». Междометия не могут инкорпорироваться внутрь полисинтетического комплекса.

Иногда форму междометия могут принимать квалитатив: «Фу!» – Dry! «Вон!» – Yrk! Ty! Kazarë – «Эй, товарищь!» (обратите внимание отличие в пунктуации). Nary! – «Эх!», «Эге!» (с грустью или злобой), Narë! – «Ага! (с радостью или услужливо).

В роли побудительных местоимений могут выступать аффективы в императивном наклонении: Hafr! – «Ишь ты!» (Глянь!); Hatr! – «Слышь!», Hos! – «Чу!».

При речевой экспрессии междометиями могут считаться любые слова: Rkat! (Arkat!) – «Ко мне!». Междометиями считаются и слова, которыми манят или отгоняют животных: Hurk! – «Цып-цып», «кис-кис»; Yrku! (Uyrk! [wырк]) – «Брысь!» или «Кыш!».

Например, в аварском языке набор междометий весьма разнообразен. Помимо выражения эмоций (вабабай, вахIай, валалай, огь и т.п.) здесь могут передаваться побуждения (воре/вере ‘ну-ка’, ‘осторожней’), обращения к мужчине (ле) и женщине (йо), подзывания теленка (мими), овцы (багIай) и т.д.

Блиц-разговорник для «туристов по Арахау».

Да! – Taus! (таус). Букв. «Я хочу».

Нет! – Lo! (ло)

Добро пожаловать! – Arkë! (арке) «Идти + добро».

Добро пожаловать! Мы всех вас рады видеть – Arkë! Ttëfropl! (аркеттефропл)

Спасибо, благодарю – Tës! (тес), Tesë! Toisë!

Пожалуйста, не за что! – Cotës, log! (цотес, лог)

Свободных мест нет – Logor! (логор)

Пожалуйста (как просьба) – Tous! (тоус)

Алло! (букв. «Я слушаю») – Tatr! (татр)

На помощь! Помогите! – Hoissard! (оиссард). Букв. «Дай руку!» Touls! Taroessoul! Oisafr!

Пока! – Táfr! (тъафр). Букв. «Я возможно тебя увижу!»

Добрый день! Frë! (фре). Букв. «Солнце + добро».

Стоп! – Hana! (хана). Букв. «Остановись!» Lark! («Нет хода!»)

Спокойной ночи! – Hrë! (хре). Букв. «Луна + добро».

Прощай! – Tlafr! (тлафр) «Я не увижу тебя»

Иди сюда! – Evs! (эвс), Hark! (харк)

Вон! (убирайтесь) – Yrk! (ырк)

Привет! – Tëfr! (тефр) «Я рад видеть тебя» или Tafrës! (тафрес)

Как дела? – Resse? (рэссэ)

До новых встреч! – Nalaafrë (налаафре)

Будьте здоровы! – Husoals (хусоалс)

Уважаемые дамы и господа! – Kaacaajzë! (каацаайзе).

Степени сравнения

Выражаются при помощи анафорического союза vo- (‘чем’) и формантов увеличения (-z-) и умаления (-d -):

Vo-s-is-d-aka-c-t – «Ты выше, чем я» (букв. Ты имеешь высоту меньше моей); Vo-t-iso-z-asa-co-s (Vo-t-us-asa-c) – «Я умнее тебя»; Vo-tt-iso-z-mar-oc-ugu – «Мы сильнее льва».

Интеррогатив (Ror) – вопросительная форма образовывается либо при помощи вопросительного слова (do, vo, go и т.д.), либо специального форманта ro- («ли, или»). Rotáfrs? – «Увидимся?»; Gotafr? – «Что ты видишь?», Ofsus? – «Где ты живешь?» или Fofas? – «Где твой дом?», Odors? – «Как твое имя?».

В вопросительных предложениях сохраняется порядок слов повествовательных.

Отрицание (Lor) и запреты передается буквой -l- в препозиции:

Lesoazao! – «Не курить!» (букв. «Не делать черный огонь»); Lorkoparala – Посторонним вход воспрещен (букв. Нет входа для чужих), Lorkopl! – «Выхода нет!», Lous! – «Не надо», Lanrnakamam – «Не отвлекайте водителя разговорами».

Ltanras (Ltsanras) – «Не я ему сказал о тебе», Tlanras (Tslanras) – «Я не сказал о тебе»; Tlsanras – «Я не ему сказал о тебе»; Tsanrals (Tsanrahls) – «Я ему сказал не о тебе».

Как и в английском, в Арахау есть запрет двойного отрицания: Lokfrás – «Никто тебя не увидит» (букв. Никто увидит тебя). То есть формант отрицания, как правило, используется только один раз.

Буква ‘l’ играет особую роль в словообразовании. Сравните широкое применение этого звука в падежных формантах k / kl – над / под, p / pl – в / из, v / vl – к / от, b / bl – с / без, d / dl – близко / далеко.

Помимо рассмотренного в начале раздела «прямого отрицания» существует так называемое «логическое отрицание», которое используется преимущественно в словообразовании. В этом случае ‘I’ ставится в постпозицию: al – ‘вещь’ (предмет); букв. ‘не человек’; alza – ‘природа’ (букв. ‘вещь’ + ‘человек’).

В словообразовании может использоваться и «прямое отрицание» в некоторых случаях: lard – ‘безногий’, lürd – ‘застой’, lord – ‘безногость’, lurd – ‘косолапость’. Однако ср.: glus ‘то, что не существует’, kălus ‘тот (человек), кто не существует’, kualas ‘тот, кто чужой тебе’.

Заимствованные слова – особая категория в Арахау, к которой относятся имена собственные (названия растений, животных, имена и фамилии людей, этнонимы, страны и т.д.). Образовываются они особым способом. Из заимствованного слова берутся только гласные, между которыми вставляются «немые согласные» h (на нечетных местах) и n (на четных). Структура переразложения заимствованных слов выглядит так:

V1H2V2H3V3H4…RV(R)… В конце всей цепочки добавляется детерминатив (ro, если речь идет об именах; ru, – если о животных, ri – о растениях и т.д.).

Например, Вильям Шекспир переразложится в Ihäro Ehiro, акула – в ahunaruzü (uzü – рыба < животное + вода), Вашингтон – faa (‘там, где люди’ > город) Ahinorohair, Москва – faa Oharonair.9

Необходимость такой системы адаптации заимствованных слов вызвано не пуризмом, а чисто практическим смыслом. Дело в том, что при побуквенном заимствовании может возникнуть путаница, когда появляются слова-двойники. Например, Luna – ‘зомби’ (‘неживой движущийся человек’); angel – ‘старик подземелья’; kaban – директор (старейшина корпорации); tiran – ‘мой черствый хлеб’; alfabet – ‘мой звездолет’ (‘вещь там, где человек близок с небом’); faza – ‘дом дружба’; briz – ‘исток большой реки’; alfred – ‘лампочка’ (‘предмет маленького солнца’), firma – ‘родина’ (‘там, где корень человека’); kosmos – ‘любопытный’ (‘тот, кто испытывает живое чувство’).

Само название языка Ârahau образовано методом заимствования: корень слова â – это переразложение русского jazyk, английского language или санскритского bhasa. Везде в этих словах присутствует ‘а’, как некий первичный элемент любого творения. Вслед за â идет уточняющий согласный -r-, затем детерминативы: а – ‘человек’ и au – ‘красный’ (намек на красный цвет языка). Если же рассматривать слово как конструкцию Ara-hau, то оно будет состоять из двух основ – ‘брат’ (ara) и ‘две крови’ (hau), в итоге – ‘братья по крови’.

Особенности газетных текстов

Есть своя специфика в переводе на полисинтетический язык Арахау международных новостей. Этот формат допускает вкрапление иностранных терминов, которые могут терять окончания и несколько видоизменяться: санкции (saankci), ООН (UN), США (USA). Хотя эти же слова могут передаваться и словами Арахау: ООН – Azarargeigaa (A:aa), США – ArdaadArgeigAmerik (A:gA). Россия обозначается Rus, или Ru, Российская Федерация – AzaroRus (A:r), Краснодар – Goisgau, Краснодарский край – ÖdlöGoisgau (KrasnodaKraj). В скобках даны аббревиатуры, образование которых также специфично: в Арахау главными являются гласные, а не согласные, как в большинстве естественных языков. Аббревиатуры, как правило, включают в себя знак двоеточия. Обратите внимание, что названия в полисинтетических комплексах Арахау пишутся с большой буквы без пробелов и могут выделяться одним или двумя апострофами: rpizedHemfri, rpized‘Hemfri, prized‘Hemfri’ (яблоко Хэмфри). Предпочтительным является первый вариант: апостроф перед пробелом или в конце слова, а также перед большой буквой (если она идет не после точки) считается избыточным.

В транслитерационных аббревиатурах все буквы большие:

NoZILáusoiMedvedevcgesgölö – «Медведеву готовят «ЗИЛ» вместо импортных лимузинов»10 – букв.: (Вместо)-ЗИЛ-возможно.хотят-дать-Медведеву-(и)-машин-чужих.земель).

Двойные кавычки в названиях фирм предложено заменять апострофами или треугольными скобками:

Ordeals: 'kaalor'oissardaagamal, или Ordeals: oissardaagamal – «Прокуратура: "несогласные" помогают террористам» – букв.: правохранение: 'те.кто-против'-дают-руку-людям-бомбы.

Цифры в их идеографическом смысле отделяются в тексте коротким дефисом:

Gabagaels'Pfizer'jéilsofoo-6agurs, или Gabagaelsjéilsofoo-6agurs – «Фармацевтическая фирма Pfizer уволит 6 тысяч человек».

Шипящие звуки и аффрикаты в заимствованиях обозначаются полиграфами, взятыми из местоимений Арахау (См. Местоимения): Janukovictj Я-ну-ко-вич, но Tjarli Ча-рли… Обозначение этих звуков зависит от того, находятся ли они в начале или конце слога: [ч-] tj, [-ч] ctj; [ш-] scc, [-ш] ccs; [щ-] sj, [-щ] csj; [ж-] ssc, [-ж] css, [жж-] ssj.

Кроме того, найден способ, как избавиться от очень длинных слов в заголовках. Ведь, как известно, в Арахау слова могут сцепляться в границах предложения, считай, в бесконечную цепь. Знак переноса, равно как знаки = или + были отвергнуты, поскольку слишком резко отделяли бы части в едином полисинтетическом комплексе. Поэтому предложено использовать в таких разделительных целях знак | (вертикальная линия).

Вот пример: «Протест Ходорковского дошел до Медведева» –

LorogHodorkovskirkavMedvedev –

Lorog|

Hodorkovski|

rkav|

Medvedev

Градация жизненной силы

В Арахау – сложное переплетение одушевленности/неодушевленности и активности/пассивности.

Присоединение формантов изменяет «жизненную силу» имени: a – человек, af – мертвец, мумия, am – юноша, ma – живой человек, an – старец, na – подвижный, энергичный… Более того, методом редупликации можно добиться более тонких настроек: ana – стоящий (anar – остановка), nana – спящий (nanar – сон), anan – сидящий (ananor – трон), nan – зияние, зев, хаос… А за счет включения функции отрицания эта система разрастается еще больше: mal – невольный (malor – тюрьма), nal – свободный, nala – новый, anal – лежать. Меняя гласный, можно добиться генерации смысла: if – древесина, in – сушняк, mi – побег, ni – росток...

Таб. 8. Градация жизненной силы.

Градиент замедления

Градиент ускорения

af умирать

an стареть

am молодеть

na двигаться

nal свободный

ma жить

mal невольный

nan зиять, зевать

nala новый

mam плыть

mala тонуть

ana стоять

anal лежать

ama лететь

amal падать

anan сидеть

anam висеть

amam ехать

aman везти

nana спать

nanal бодрствовать

mama бежать

mamal ползти

nama танцевать

namal крутить

mana прыгать

manal склоняться

Другие образования: aimail – ‘камнепад’; но ср.: amalgardei (amardeil) – ‘звездопад’, fanan – ‘зал заседаний’, amum – ‘человек едет на животном’ > ‘ездок’, mumu – ‘бегущее стадо’, umum – ‘лошадь’, nini – ‘зима’, amu – ‘человек летит в самолете’ > ‘лететь самолетом’, gama – ‘самолет’, Hana! – ‘Стоп!’, ünü – ‘водостой’ > ‘болото, mümü – ‘потоп’, Mümüz – ‘Великий потоп’; Hunub! – «С животными нельзя!», mamakfor – ‘бег на месте’.

Imi – ‘стрела’, umu – ‘птица’, ämä – ‘стрекоза’, ‘бабочка’, mum – ‘рыба’, munu – ‘жаба’, mänä – ‘кузнечик’.

Сравните в адыгейском языке: лъэн – ‘прыгать’, лъэтэн – ‘лететь’, лъэфын – ‘тащить’, лъэхъэн – ‘путать’, лъэIуэн – ‘просить’, (йы)лъын – ‘лежать (внутри)’ (эти глаголы связаны с лъэ – ‘нога’); лIэн – ‘умереть’ (возможно от лIы – ‘мужчина’).

Числительные

Числительные в Арахау конструируются на квинарной (пятичастной) основе, как, например, в кхмерском и шумерском языках. Числительные соотнесены с частями человеческого тела, используемые как отвлеченные единицы счета. Этот принцип, на котором, возможно, строилась система нумеративов на ранних этапах формирования языка, заимствован из папуасских языков.

22 – максимально возможное число (в пределах нескольких десятков), которое имеет собственное нечленимое на составные элементы название.

Таб. 9. Нумеративы Арахау.

0

plus

миллион

az

миллиард

azei

1

arg

100

ar

1000

urs

10.000

raj

2

ha

1/2

had

200

har

2000

hanurs

3

harg

1/3

hargod

300

hargar

3000

hargurs

4

haca

1/4

hacad

400

hacar

4000

hacanurs

5

ard

 

 

500

ardar

5000

ardurs

6

ardarg

7

hard

8

hacana

9

blarg

10

arf

11

arh

12

harf

13

hargarf

30

arfark

31

arfarkcarg

32

arfark(co)ha

14

hacarf

40

harka

41

harkacarg

42

harka(co)ha

15

rza

50

harkaarf

16

arl

60

harkab

17

arlarg

70

rkablarf

18

harl

80

hacark

19

blarm

90

rfabl

20

rka

21

rpa

22

rpaj

23

rka(co)harg

0 p-l-us то, чего-не-существует

1 arg палец правой руки

1/2 ha-d двух-часть

1/3 harg-od часть от трех

1/4 haca-d... часть четырех

2 h-a два человека

3 h-arg 2+1

4 ha-c-a из ha-c-ha два и два

5 ard правая рука

6 ard-arg 5+1

7 h-ard 2+5

8 hacana < haca-ha (в Арахау нежелательно многократное употребление h, которое в исключительных случаях заменяют n) 4х2

9 bl-arg без-одного

10 arf левая рука

11 arh палец левой руки

12 h-arf 2+10

13 harg-arf 10+3

14 hacarf стяжение haca-arf 4+10

15 rza левая нога

2000 ha-nurs 2х1000 (здесь n – протетическая согласная. Ср.: диалектное ‘павук’, ‘восьминог’)

500 ard-ar 5х100

3000 harg-urs 3х1000

4000 haca-nurs 4х100

5000 ard-urs... 5х1000

41 harka-c-arg 40 и 1

42 harka(co)ha... 40 и 2

16 arl фаллос

17 arl-arg 16+1

18 harl 2+16

19 blarm букв. ‘без пятки’

20 rka правая нога

21 rpa пуповина (живот)

22 rpaj вульва

23 rka(co)harg... 20 и 3

30 arf-ark из arf-arg 3х10

31 arfark-c-arg 30 и 1

32 arfark(co)ha 30 и 2

40 ha-rka 2х20

50 harka-arf 40+10

60 harka-b из harka-bl без сорока

70 rka-blarf 20 и еще без 10 (т.е. без 30)

80 hacark стяжение из haca-arka 2х40

90 rfa-bl без 10

100 a-r век, человечество, массы

200 h-ar 2х100

300 harg-ar 3х100

400 hacar стяжение от haca-ar 4х100

1000 urs бытие (неразложимая комбинация букв, заимствована из первого варианта Арахау, происходит от глагола us ‘быть’, ‘существовать’)

10.000 raj (неразложимая комбинация букв, заимствована из первого варианта Арахау)

миллион a-z великан, господин

миллиард az-ei великан+категория абстракции.

Нумеративы выше миллиарда образуются за счет частицы z(а)-. Например: za-hargo-g-ard – ‘пять триллионов’.

Составные числительные образованы соположением порядков от высшего к низшему: Тысяча девятьсот семидесятый год (1970 г.), Urs-co-blargar-oco-rkablarf-g-uru (1970 u.). Ardargaro-harkab-ardarg-us-garg-uy – «666 – число зверя».

Количественные числительные стоят в препозиции к имени (контактно либо через показатель примыкания -h-): argua (rgaha) – ‘один человек’.

Числительные не согласуются с существительными ни в роде, ни в плюративе: arduaj – ‘пять женщин’.

Порядковые числительные ставятся в постпозицию к имени в сопровождении показателя поссесива -g-: Ok-a-g-arg-c-as-t – «Первый человек, который обо мне вспомнил» (здесь a-g-arg – ‘первый человек’).

Числительное arg может выступать в качестве указательного местоимения ‘это’, ‘этот’.

Распределительные числительные образуются с помощью редупликации:

argarg – ‘по одному’ («Расходимся по одному» – Ttarkrargarg); ‘по два’ – haha («Больше двух не собираться» – Zvo-ha-l-ark-v!);

argvarg – ‘один к одному’;

argcarg – ‘один плюс один’ (1+1=2 – Argcargusoha);

argokarg – ‘одиножды один’.

Все числительные по умолчанию содержат класс человека (гласную ‘а’): argu, uharg – одно животное; argi, iharg – ‘одно дерево’ (одно растение); hao, hagao, hahao – ‘два огня’ (aogha, aogaha, aogoha – ‘второй огонь’).

Как разряд числительных можно рассматривать слова с неопределенно-количественным значением: plo/opl (весь, все), goo (много), lgoo (мало, недостаточно), ldoo (несколько), ha, aha (половина).

Числительное arg используется в образовании некоторых наречий:

argokl (klarg) – ‘вчера’ – букв. «один (день) под»; ardargokl – «6 дней назад»;

argov (rgav) – ‘завтра’ – букв. «один (день) вперед»; arfov – 10 «дней вперед».

ГЛАГОЛ (GESR)

Глагол является ключевым формантом в слове-предложении. Порядок слов фиксированный, вербоцентричный – SVO. В идеале – SAVSP, когда глагол помещается между носителем действия (агенсом) и воспринимающим (пассивным) существительным. Если в русском языке распределение ролей осуществляется падежами, то в Арахау – самим глаголом. Объекты прямого и косвенного дополнения выражаются порядком слов (прямое дополнение должно быть ближе к глаголу).

В отличие от существительных глагол не может существовать обособленно в предложении. Напротив – его задача притянуть к себе как можно больше других (в том числе и модальных) формантов. Именно глагол является катализатором гиперсинтетизма, чем, собственно говоря, и отличается Арахау от индоевропейских языков.

В Арахау большое значение играет валентность глагола – его способность управлять смежными морфемами. Существуют одновалентные глагольные конструкции («Человек спит» – A-nanas, A-nana, Ahesnana), двухвалентные («Женщина смотрит на цветы» – Aj-fr-iinr), трехвалентные («Ты дашь лодку брату» – S-oís-izü-tara). Примечательно, что показатель -t- служит здесь не столько ради маркировки творительно-дательного падежа, сколько для заполнения недопустимого зияния между ‘ü’ и ‘a’. Иначе на месте по правилам Арахау разместилась бы протетическая буква ‘h’, которая, в том числе, служит и показателем примыкания (отсутствия грамматического изменения слова).

При построении фразы на любом языке выделяют три базовых члена предложения – активный (агенс, или субъект) и пассивный (пациенс, или объект), а также глагол. Обычно глагол может присоединять к себе без предлога до трех существительных (актанта): ‘Хозяин дал кость собаке’. ‘Дал’ – глагол, а три существительных – актанты: ‘хозяин’ – агенс, ‘кость’ – пациенс, или прямое дополнение, ‘собаке’ – адресат, или косвенное дополнение. В этом случае говорят, что глагол ‘дал’ – трехвалентный.

По семантике и синтаксическим свойствам глаголы можно разделить на большее число категорий. Некоторые из них группируются в два лексико-грамматических подкласса, к которым можно применить названия «переходные» и «непереходные» глаголы (если следовать традициям описания европейских языков). У непереходных глаголов одна валентность и нет при себе дополнений со значением объекта, кроме социативного. В переходных глаголах кроме субъектной валентности есть одна или несколько объектных валентностей, реализующихся в предложной или беспредложной связи с объектными дополнениями.

В Арахау, как во многих языках активного типа, нет инфинитива (в словарях заменяется глаголом в 3-м лице), пассивные конструкции используются очень редко.

Непереходные и одновалентные глаголы

Арахау относится к хабео-группе языков, – как и в английском, конструкции «у меня есть» заменяются на «я имею» – tis (русский язык, как известно, принадлежит эссе-группе). Одновалентные (непереходные) глаголы могут ставиться перед именем (VSO). Безглагольные предложения допустимы только в пословицах, просторечии, в диалогах, особенно для передачи экспрессивной стилистики.

В Арахау, как правило, все глаголы являются переходными (транзитивными), а непереходными они могут становиться в зависимости от порядка слов, валентности (числа актантов) и за счет вербального инфикса. Ado-raus-urfaj – «Ребенок напугал кошку». В этом предложении глагол переходный, порядок слов прямой (активная конструкция).

Если в предложении есть всего один актант, то глагол автоматически считается непереходным: Ado-raus – «Ребенок напугался (кого-то или чего-то)». Порядок слов при этом может меняться с SVO на VSO: Raus-ad; Us-a-blor-al-opl – «Человек – мера всех вещей» (букв. «Есть-человек-мера-вещь-весь»). Это пример инактивной (пассивной) схемы с одновалентным глаголом.

Конструкции со связкой «иметь» предпочтительнее схем с глаголом существования: Ahisur – «У человека есть бык» (букв.: «Человек имеет быка»); Urusa – «Бык есть у человека». В предложении Isur («Имеется бык») подразумевается, что перед глаголом может не выделяться формант третьего (неопределенного) лица. Тогда Isur можно трактовать, как «У него (у кого-то) имеется бык».

Переходные глаголы трансформируются в непереходные за счет инфикса -k-: Ado-rauks – «Ребенок напугался» (как варианты – Ado-raus и Raus-ad). Ср: es – ‘делать’, eks – ‘делаться’; geks – ‘самоделка’, keks – ‘тот, кто сам добивается всего в жизни’.

В предложениях с двумя и более актантами глаголы, как уже отмечалось, являются переходными: Ado-rauks-urfaj – «Ребенок напугался кошки» (правда, активная конструкция предпочтительнее: Urfaj-raus-ad – «Кошка напугала ребенка»).

Если процесс направлен сам на себя, то добавляется суффиксальное возвратное местоимение -k (‘себя’, ‘сам’): Ado-rausk – «Ребенок напугал (сам) себя».

В Арахау не возможны конструкции со страдательным залогом. Можно сказать Ahesfa – «Человек строит дом», но нельзя – «Дом, строящийся человеком». Есть, правда, возможность передавать такого рода предложения через так называемые «ломанные активные конструкции»: Facaness – «Дом и человек строит его». Похожий смысл будет, если глагол сделать непереходным: Faheksa – «Дом строится человеком».

В аварском языке большинство глаголов являются лабильными (нейтральными к категории переходности), что, вероятно, связано с пержииточными явлениями активного строя. Ср.: КъотIноб гIазу биана – «На улице снег растаял»; Эбелалъ нах биана – «Мать жир растопила». Как видно из этих примеров, валентность глагола увеличивается при одушевленных существительных и уменьшается при неодушевленных.

Вообще, если возникают затруднения, то лучше перевести фразу на английский, а потом уже на Арахау. Особенно это касается перевода безличных конструкций, которые в Арахау практически не используются. Например:

«И целого мира мало» – по-английски: The World Is Not Enough; на Арахау: Opl-ee-hus-lgoo (букв. Весь мир – это недостаточно).

«В доме было убрано» – Arg-essord-fa-p (Кто-то сделал порядок в доме).

«Городу дадут денег» (англ. Town will get money; Faahoílsdoor – букв. «Город, возможно, возьмет деньги» или Arg-oís-door-ot-fa «Кто-то, возможно, даст деньги городу»).

«Именем розы» – Ho-t-uo-g-izao (букв. «Это-именем-розы»).

Если вокруг глагола начинают группироваться более трех актантов, то в этом случае предложение разбивается на несколько частей (см. Особенности синтаксиса).

Все основные глаголы в Арахау делятся на две категории – активные (глаголы действия) и стативные (инактивные, глаголы состояния), которые образовываются по разным схемам.

Таб. 10. Разновидности глаголов.

I Основные глаголы

II Темпорально-видовые глаголы

a) Активные глаголы

as

думать, знать

ás,

ans, nas, ajs, jas,

ams, mas, jans, ajns,

jams, ajms

Дополнительные

ras

петь

Негативные

als,

rals

убивать

(нет значения)

Давние
давние трифтонги

aas;
uoes

давно думать;
давно заставлять

Соматические аффективы

rfa(s)

лгать

III Наклонения

Сослагательность

avs (vas) думать бы

Лицевые

fra(s)

видеть, смотреть

Эллиптические псевдоглаголы

a(s)

думать

императив has думай

Модальные

aussa

хотеть знать

IV Квалитативы

Вульгаризмы

ys, yas, ays, aysy… кумекать, зломыслить…

Вежливые формы

ës, ëas, aës, asë… добромыслить, творить добро

Сложные псевдоглаголы

asaad

учиться

Плеонастические

assa

asas

думу думать

постоянно думать

Псевдонегативные

ala

быть чужим

b) Стативные (градуальное семейство глаголов)

na, an, nan, ana…

двигать, стареть, зевать, стоять…

Активные глаголы

Активные глаголы обозначают процесс воздействия на объект, его создание или разрушение, уничтожение или изменение.

Активный глагол – единственная часть речи в Арахау, которая фонетически отличается от других. Маркером служит буква -s- (поэтому такие глаголы еще называют сигматическими). Гласные в глаголах большей частью не связаны с аналогичными гласными класса существительных. Например, as (думать) не связано с ‘a’ (человек), а es (делать) – с ‘e’ (небо). Хотя есть исключения: aes – резать, ae – металл, üs – течь, ü – вода. Модальные глаголы (хотеть, быть нужным, заставлять и т.д.), как правило, сформированы из дифтонгов.

Активные глаголы подразделяются на три разряда: базовые (as, es, ous…), дополнительные, сформированные добавлением префикса -r (в старой, изначальной версии Арахау так образовывались причастия) и негативные (генерируются за счет инфикса -l-). Негативный разряд, в большинстве случаев, представляет собой версию базовых глаголов: ös / öls – покоить / вертеть; oes / oels – заставлять / подчинять; is / ils – иметь / отсутствовать…

Таб. 11. Три разряда активных глаголов.

a

-as- думать
-ras- петь
-als- убивать

ö

-ös- покоить
-rös- цвести
-öls- вертеть

ae

ae – металл
-aes- резать
-raes- губить
-aels- лечить

oa

oa – шерсть, черное
-oas- быть должен
-roas- чернеть
-oals- быть хорошим

ä

-äs- пить
-räs- кусать
-äls- лететь

u

-us- быть, есть
-rus- существовать
-uls- поедать

ai

ai – камень
-ais- мочь
-rais- бить
-ails- ласкать

ei

ei – абстракция
-eis- становиться
-reis- творить
-eils- лишать

e

-es- делать
-res- двигать
-els- ставить

ü

-üs- течь
-rüs- говорить
-üls- застывать

ou

ou – тело, желтое
-ous- нуждаться
-rous- рождать
-ouls- помогать

ea

ea – воздух, зеленый
-eas- звучать
-reas- разрушать
-eals- хранить

i

-is- иметь
-ris- расти
-ils- отсутствовать

au

au – кровь, красное
-aus- хотеть
-raus- пугать
-auls- отвергать

oe

oe – кость, белое
-oes- заставлять
-roes- просить
-oels- подчинять

y

-ys- злить
-rys- грубить
-yls- умирать

o

-os- чувствовать
-ros- называть
-ols- молчать

ao

ao – огонь
-aos- жечь
-raos- краснеть
-aols- тушить

oi

oi – синий
-ois- давать
-rois- ловить
-oils- брать

ë

-ës- радовать
-rës- быть вежливым
-ëls- выживать

Стативные глаголы

Стативные (инактивные) глаголы, как правило, не различаются по переходности и непереходности. К ним относят глаголы, обозначающие биологические и физиологические состояния живых существ и различные способы движения. Стативные глаголы могут выступать и в роли существительных. См. Градация жизненной силы.

Локативные глаголы

Местные падежные форманты (локативы), взаимодействуя с глаголами, указывают на направление действия. Различают центробежную и центростремительную версию: rais – бил, raisok – набил (ср.: raisk – бил себя), raiskl – подбил, raisp – вбил, raispl – избил… Локативы ставят сразу после глаголов. Для уточнения смысла допускается инкорпорация местных падежей в саму вербальную структуру (обычно в базовые глаголы): oil-pl-s – вынуть (изъять, выбрать), oil-p-s – всунул (вделал), e-p-s – внедрил, вложил (вделал).

В отличие от русского языка, в Арахау не допускается дублирование локативов в глаголе и существительном: mama-vlo-fa (отбежал от дома), arko-kl-öbr (сошел с горы).

Характерная черта русского языка – глаголы с приставками. Изучая, например, английский язык многие удивляются, что однокоренные слова ‘бегать’, ‘прибегать’, ‘убегать’, ‘забегать’, ‘сбегать’, ‘перебегать’ в нем звучат по-разному – run, resort, run away, drop in, vanish, cross.

Аффективы

В Арахау существует специфическая категория глаголов чувственного восприятия, еще называемых аффективами. Это глаголы, связанные с частями человеческого тела, посредством которых человек познает мир. Аффективы (подобно стативным глаголам) обычно не различаются по переходности и непереходности: «Я тебя вижу» – T-afr-s; «Я смотрю» – T-afr.

Кроме того, аффективы могут быть, как глаголами, так и существительным. Различить две части речи можно только по порядку слов в предложении: tr (ухо – слышать), fr (глаз – видеть), rk (нога – ходить), rt (грудь – дышать), rc (колено – наклонить)... См. Таб. 3.

Fr-aes – «Глаз болит»; S-l-afro-gaes – «Он не видит боль».

Составные глаголы

Аффективы и стативные глаголы не обладают всеми вербальными категориями, которые есть у активных глаголов в Арахау (аспектами, модусами, версиями). Если есть такая необходимость, то применяются конструкции, в которых аффективы примыкают к универсальному и наиболее часто встречающемуся глаголу es (делать, работать). Иногда такие конструкции применяются для создания новых слов и оттенков: esafr – смотреть, esabr – возглавлять, esanr – говорить…

Распространены также палиндромные глаголы, одна часть из которых, как правило, модальный формант (‘хочу’, ‘заставил’, ‘нужно’ и т.д.). Образовываются они путем зеркальной симметрии ‘хочу быть’ – aus + us = aussu (ussau). «Он хочет убить стрекозу» – Talssauhämä («Он хочет думать не о стрекозе» – Taussalämä). Отрицание предшествует глаголу: Tlalssauhä – «Он не хочет убивать жука». Важный модус – каузатив: «Я заставлю делать это» – T-oesse-h; «Карфаген должен быть разрушен» – Karfage-reassoa (редукция конечного согласного в заимствованных именах собственных – обычное дело).

Метод палиндрома и редупликации используется для образования плеонастического и рассредоточенного действия: ark – нога, arkr – разошелся; fra – смотреть, frf (afrfa) – разглядел; frafr – все глаза проглядел (возможна редупликация и активных глаголов: usus – «существовал себе и существовал», «жил да был»). См. Словообразование.

Таб. 12. Образование модальных глаголов.

tasse

думаю делать

tosse

чувствую, что сделать

tösse

спокойно делать

tarüsse

говорю, что делать

tausse

хочу делать

tolsse

молчу, что делать

taisse

могу делать

tarausse

боюсь делать

tousse

нужно делать

toulsse

помогаю делать

toisse

даю делать

toilsse

беру(сь) делать

toasse

должен делать

toesse

заставить делать

Номинализация глаголов

Глагол может переходить в существительное посредством конструкции vSv, в которой гласные однородные: ese – дело, asa – мысль (знание), asas – знать себе и знать; assa депутаты («думовцы»); oso – чувство.

О префиксах номинализации g-, k-, f-, v- речь шла выше (см. Таб. 5).

Номинализации могут подвергаться и инактивные глаголы ama – летел, gama – самолет, pama – крыло.

Для стативных глаголов характерен также номинализирующий суффикс -r (-or): nana – спал, nanar – сон.

Усиленное и неполное действие

Глагол может быть усиленного действия (интенсив): es – zes (делать – ‘тщательно делать’, ‘делать больше’), Ta-z-fra-s – «Я пристально смотрю на тебя»; редукционным: esd (eds) – ‘понемногу делать’, ‘слабо делать’, ‘делать меньше’. С помощью этих глаголов оформляются степени сравнения (см.).

Наклонения

В Арахау два наклонения, которые маркируются глагольными префиксами, – сослагательное (субъюнктив) и повелительное (императив). В императиве можно выделить запретительную форму.

Сослагательное наклонение, которое выражает значения желательности, предположительности, возможности и обусловленности, обозначается двумя способами: добавлением в начало слова частицы mo-/om- или постановкой перед глаголом форманта v- (он во многом аналогичен частице ‘бы’ в русском языке). Ср.: Moteesipö – «Если бы я посадил дерево, то...» Tveesipö – «Эх, если бы я тогда посадил дерево». Стилистические отличия все-таки есть.

На нынешнем этапе развития языка Арахау сослагательное наклонение рекомендовано передавать при помощи ирреального времени (см. Время).

Повелительное наклонение служит для передачи приказания, просьбы или побуждения к совместным действиям. В отличие от субъюнктива, императивные формы глагола в Арахау не различают лица и рода, и обозначается формантом h-, который может находиться только в самом начале полисинтетического комплекса: Hatrat, Anenë! – «Услышь меня, Боже!»; Hoisardat! – «Дай мне руку!»; Kaaklagöplo, haba! – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»; Këman! Hoisvororaanckamanbad! – «Уважаемые пассажиры! Уступайте места пожилым людям и пассажирам с детьми!».

Запретительная форма императива маркируется префиксом отрицания l-, который также может находиться исключительно в инициальной позиции: Lafr! – «Не смотри!», Lomamapüüzaigfa! – «Не бегать по коридорам!», Larkoparala! (Hanarala) – «Вход для посторонних запрещен!», Hanrajs: Yrk! – «Скажи ей, чтобы убиралась!».

Однофонемные глаголы

Использование однофонемных активных глаголов, у которых отсекается присущий им формант -s, в обычных текстах не рекомендуется. Однако их появление не исключено в простых предложениях экспрессивной окраски (команды, угрозы, выкрики и проч.), а также в устойчивых фразеологических оборотах (например, в пословицах, поговорках). В таких случаях возможны консонантный и вокалический эллипсис: e < es – ‘делать’, a < as – ‘знать’; l (уничтожать, убивать) < lo (нет), t (превращать, становиться) < atar (колдун) и т.д. Пример: Sa-l-t! T-ej-k-ö-t! – «Уничтожь меня! По земле развей!».

Такое глагольное усечение было обнаружено при интерпретации имен собственных (см.). По своей сути, Арахау создан, в том числе и для того, чтобы объяснять «значение» слов практически любого языка мира.

Эксперимент интересен и тем, что на таких примерах регулируется фонемная комбинаторика Арахау. Ну, как, например, обратный словарь русского языка, когда феномены изучаются, как бы, с другого, противоположного ракурса. Благодаря интерпретации имен собственных обогатился и сам словарь Арахау, например, – словом alfred – ‘лампочка’, efrem – ‘утро’.

Время

В языке Арахау всего два времени (Bor) глагола – реальное (настоящее) и ирреальное (прошедшее-будущее). В отличие от индоевропейских языков, понятие времени здесь не линейное (прошлое – настоящее – будущее), а радиальное (сейчас – вероятно). Время, как бы ограничено полем конкретного человека, излагающего свои мысли. И те события, которые для него не очевидны (то есть он не был их свидетелем), маркируются ирреальным (гипотетическим) временем. Если поставить глагол в ирреальное время, то может возникать ощущение, что событие, бывшее в прошлом, может проявиться и в будущем. Понятие времени в Арахау можно рассматривать, как актуальную ориентацию относительно говорящего.

Интересно, что в древнееврейском было всего два времени: perfectum (действие, законченное в прошлом либо имеющее завершиться в будущем) и imperfectum (незаконченное действие в прошлом и будущем). А, например, в русском языке формой прошедшего времени могут обозначаться действия, случившиеся мгновения назад: «Только что приехал» – «Год назад приехал». К. Аксаков и Н. Некрасов выдвигали гипотезу об отсутствии категории времени в русском языке. Двухвременные характеристики глагола широко распространены в других языках. Остаточные явления характерны и для русского языка, где, например, нет форм будущего времени для ряда глаголов совершенного вида: сделает – сделал; делает – делал – будет делать.

Интересно, что в папуасских языках; при помощи определенных формантов можно передавать очень тонкую, зачастую непривычную для европейца нюансировку: в языке асмат tepakamis – «заболеть после того, как подняться вверх по течению», tepom – «идти вверх по течению, чтобы кого-то встретить», noimitum – «танцевать для кого-то весь вечер».

В албанском языке переходный глагол, будучи спрягаем в двух залогах и в шести наклонениях (включая повелительное), может образовать до 42 различных временных форм.

Реальное время (реалис) в Арахау никак особо не выражается (силовое ударение падает на глагольный гласный). Глаголы имеют обобщенное значение и для конкретизации смысла необходимо использовать форманты (инфиксы и префиксы, в том числе локативные) и диакритику. Глагольные цепочки могут быть весьма причудливой конструкции (см. Максимальная структура глагола).

Ирреальное время (ирреалис) маркируется акутом (или апострофом, если гласная уже имеет умлаут), который ставится над глагольной гласной (см Диакритика). Выражается оно специфически – посредством дополнительной артикуляции вербальной гласной. Рекомендовано произносить гласную с акутом с перерывом голоса, как, например, в русском просторечии ‘не-а’ в значении ‘нет’.

Täsplügoa – «Я пью (пил сейчас) воду из черной речки»; Tä’splügoa – «Не помню я пил (и возможно буду пить) воду из черной речки». Tesipö – «Я сажаю дерево»; Tésipö – «Как будто, я посадил (посажу) дерево».

Ирреальное время может выражать не только прошедшее и будущее, но и некоторые формы наклонения (условность, притворство, заглазность). См. Наклонения.

Прошедшее и будущее время иногда уточняется при помощи приемов, маркирующих длительность (давность) и частую (быструю) смену событий. Это, так называемые темпоральные аспекты (глагольные виды).

Более важной характеристикой являются аспекты, способы действия, когда более существенно не когда действие произошло, а каким образом.

Ирреалис понимается, как законченное действие, происходившее в прошедшем и имеющее возможность случиться в будущем. Реальное время – незавершенный процесс, очерченный актуальным настоящим. Аспекты поэтому могут быть реальными и ирреальными (гипотетичными, предположительными). Разграничение совершенного и несовершенного видов в Арахау носит условный характер, а вот способы действия – вполне конкретны.

Таб. 13. Временные аспекты активных глаголов (тип es – ‘делал’).

Незаконченное действие (в реалисе)

Законченное действие (в ирреалисе)

tes

делаю

tees

давным-давно сделал

tjes

намерен (собираюсь) делать

tjés

собирался (буду собираться) сделать

tejs

много раз (часто) делаю

téjs

часто сделал (часто буду делать)

tnes

быстро делаю

tnés

быстро сделал (быстро буду делать)

tens

долго (медленно) делаю

téns

медленно сделал (медленно буду делать)

tmes

сейчас делаю

tmés

уже сделал (сейчас начну делать)

tems

снова делаю

téms

снова сделал (снова буду делать)

Аспект намерения совершить действие выражается глагольным префиксом ‘j’, итерация (многократность процесса) – аналогичным согласным, но только инфиксально. Быстрота и затянутость действия – соответственно префиксом и инфиксом ‘n’, сиюминутность и повторность (возвращение к совершенному процессу) – префиксом и инфиксом ‘m’. Аспект намерения может выступать в качестве описания будущего времени.

Особняком (см. Таб. 13) в аспектуальной парадигме стоит форма глагола с удвоенной гласной (удвоение дифтонгов происходит за счет лабиализации: uoe, uau, uao). Эта форма может означать множественность объектов, над которыми совершается действие, необычайную тяжесть процесса или давно прошедшее время: Teesipö – «Я давным-давно посадил дерево», «Я посадил много деревьев», «Я с большим трудом посадил дерево», Teesk – «Я слишком долго и тяжело над собой работал»; Téjsipö – «Я много раз сажал дерево».

Аспекты стативных (инактивных) глаголов выглядят несколько иначе.

Таб. 14. Аспекты инактивного глагола типв ‘ama’.

tama

летаю

taama

очень давно летал (и, может, буду летать)

tjama

намерен (собираюсь) лететь

tjáma

собирался лететь

tajma

часто летаю

tájma

часто летал

tnuama

быстро летаю

tnuáma

быстро летал

tamna

долго (медленно) летаю

támna

долго летал

tmuama

сейчас полетаю

tmuáma

уже полетал

tamma

снова летаю

támma

снова и снова летал

Таб. 15. Тип nan.

tnan

зеваю

tnaan

очень давно делал (и, может, буду делать)

tajnan

намерен (собираюсь) зевать

tajnán

собирался делать

tnajn

часто зеваю

tnájn

часто делал

tannan

быстро зеваю

tannán

быстро делал

tnann

долго (медленно) зеваю

tnánn

долго делал

tmnan

сейчас позеваю

tmnán

уже сделал

tnamn

снова зеваю

tnámn

снова и снова делал

Таб. 16. Тип an.

tan

старею

taan

очень давно постарел (и, может, буду еще стареть)

tjan

намерен (собираюсь) стареть

tján

собирался стареть

tajn

часто старею

tájn

часто старел

tnuan

быстро старею

tnuán

быстро старел

tann

долго (медленно) старею

tánn

долго старел

tmuan

сейчас постарею

tmuán

уже постарел

tamn

снова старею

támn

снова и снова старел

В аффективных глаголах может выражаться только ирреальное время: «Пока!» – Táfr! (букв. «Я возможно тебя увижу!»).

Максимальная структура глагола res (двигать)

Глаголы могут включать 4-6 вербальных формантов: Jámsë – «Снова намеревался вроде бы сделать (вежливо)», Vjámsë – «Если бы снова намеревался бы это, наверно, сделать (с сарказмом)».

Сочетание времени, аспекта, модальности и вида может принимать еще более сложные формы: Tareassau – «Хочу разрушать»; Tarjueanssáu [тaрйуэанссаʔу] – «Очень давно, кажется, я намеревался долго разрушать».

Mo-lo-vremssoe – (mo) не (lo) бы (v) снова (m) двигать (res) заставил (oes) – «Не заставил бы снова двигать». К этому полиформантному глаголу могут добавляться и вставляться местоимения и существительные: Mo-t-lo-vremssoe-halzira-k – «Я не заставил бы снова двигать мебель свою», Mo-t-lo-vremssoe-halzira-garp-s – «Я не заставил бы снова двигать тяжелую мебель твою», Mo-t-ë-lo-vremssoe-halzira-garp-y-s – «Я, уважаемый, не заставил бы снова двигать тяжелую дурацкую мебель твою». Это, пожалуй, максимальный полисинтетический комплекс.

Без союзной связи дополнительная информация должна идти следующим блоком через пробел: «Я не заставил бы снова двигать мебель твою для нашей матери» – Mo-t-lo-vremssoe-halzira-k ohouso-kaj-aat (второй блок букв. означает «это нужно матери нашей»). Но если есть союзы, то пробелы не нужны: Go-mo-t-lo-vremssoe-halzira-k-c-ouso-kaj-aat – «Я не заставил бы снова двигать мебель, которая нужна нашей матери» (букв. «Я не заставил бы снова двигать мебель твою, что нужна нашей матери»).

МЕСТОИМЕНИЯ (DUOR)

Местоимениям отводится очень важная роль в Арахау – маркировать начало (префикс активного действия t-, s-) и конец слова (финаль восприятия действия -t, -s). В глаголе всего два лица – ближнее и постороннее (Я и Не-я). Различие между третьим и вторым лицом отсутствует. Если речь идет о человеке, то третье лицо может иметь нулевой показатель (sas – ты думаешь, as – он думает).

Личные местоимения имеют две формы – самостоятельную (местоимение + именной класс) и аффиксальную, которая добавляется к началу или концу слова. В середине слова-предложения (полисинтетического комплекса) местоимение может ставиться только до или после союза ‘и’.

Самостоятельные местоименные формы используются только в коротких, безглагольных предложениях: Okus? – Ta (Кто здесь? – Я).

Аффиксальное местоимение (местоименная клитика) перед существительным (в конце слова после существительного и в начале слова перед существительным) означает притяжательную форму местоимения, а в препозициях к глаголу – субъект действия: t-urfa (urfa-t) – ‘твой кот’ (кот тебе), t-us – ‘я существую’ (us-t – ‘он существует со мной’). В безглагольных предложениях начальное и конечное расположение местоименной клитики имеет смысловые нюансы: в препозиции передаются оттенки родительного падежа, а в постпозиции – дательного или предлжного (tua – мой человек, at – человек мне, человек для меня).

Местоимения не имеют согласований с существительными и глаголами, отсутствуют самостоятельные притяжательные формы. Категория множественного числа выражается удвоением показателя именного класса либо геминацией местоименного консонанта: t (ta) – я; tt (tta, taa, aat, att) – мы: «Мы новый мир построим» – Ttajeseenala.

Возвратное местоимение одно – -k, которое может находиться только в самом конце полисинтетического комплекса (или перед союзом ‘и’ в середине полисинтетического комплекса): «Познай себя!» – H-as-k! Определительные местоимения – plo (весь, всё, все), tlo (каждый), lom (другой), lon (любой).

Возможны возвратные местоимения первого и второго лица: tk- (я сам) и sk- (ты сам).

Существует только два указательных местоимений (ho/oh, -h и arg/rga), которые иногда выступают в роли инактивного и активного местоимений 3-го (постороннего, слушающего) лица: Tfrah (tfrarg) – «Я увидел нечто», Hofrat – «Нечто увидело меня». Эти два указательных местоимения могут также выступать в роли двух ступеней удаленности от говорящего – этот (arg) и тот (ho), иногда rga- и (a)ha- (букв. ‘первый’ и ‘второй’).

Вопросительные местоимения – ko (кто, который), go (что, чей), do (какой, как, сколько), vo (чем, почему, зачем, почем). Вопросительные местоимения, как правило, выступают и как относительные, не связанные с вопросом, а употребляющиеся для связи составных предложений (в этом случае они выступают в анафорической конструкции с союзом ‘и’). См. Порядок слов.

Сравнительно крупная группа – неопределенные (klo – кто-то, glo – что-то) и отрицательные (lok – никто, log – ничто) местоимения (образованы по схеме cLO и LOv). См. Служебные существительные, Таб. 7.

Важно отметить, что буква ‘o’ в указательном, вопросительных, неопределенных и отрицательных местоимениях не может выпадать, а соответствующий звук не подвергается редукции.

Личные местоимения имеют разветвленную систему градаций по роду, классам и числу (см. Таб. 18).

Если у существительного может быть только единственное и множественное число, то лично-субъектные и лично-объектные показатели обладают и троичным, и четверичным числом. Более того, местоимения склоняются по родам – мужскому, женскому и комплексному (когда идет речь, например, о трех женщинах или двух мужчинах и двух животных). Причем местоименные показатели теоретически могут отягощаться эксклюзивом (tabla- ‘без тебя’, sabla- ‘без меня’) и инклюзивом (taba- ‘с тобой’, saba- ‘со мной’), а также градиентом жизненной силы (идет ли речь о юных, старых, спящих или мертвых существах). В местоименные формы могут быть инкорпорированы не только одушевленные лица, но и неодушевленные предметы (tacij – ‘человек и трава’). Структура Арахау позволяет продуцировать местоимения, относящиеся к воде, вещам, огню, небу и проч. (ta – я человек, tu – я животное, tif – я высохшее дерево…).

Конечно, эта громоздкая система, по вполне понятным причинам, используется далеко не на полную мощь, являясь отголоском глубокой архаики. Ее более или менее полное применение востребовано в ритуальной сфере – молитвах, причитаниях, сказках и в стилистических фигурах речи.

Например, сложное местоимение taabufaj [таабуфь] означает «несколько мужчин вместе с мертвой самкой животного» и представляет собой своего рода небольшой рассказ, уместившийся в восьми буквах.

Местоименная фонетико-семантическая подсистема

t

t’

tt

t’t’

č

ć

čč

ćć

dz

dzdz

dźdź

c

cc

-

s

s’

ss

s’s’

š

ś

šš

śś

dž’

dždž

dž’dž’

ž

ž

žž

ž’ž’

z’

zz

z’z’

Местоимения в Арахау, как и во многих естественных языках обладают особым морфологическим статусом и формируют собственную местоименную фонетико-семантическую подсистему. Если обычно в Арахау всего 17 согласных, то в местоимениях число консонантов увеличивается до 32-х. Разрастание системы получается за счет шипящих и аффрикат, которые противопоставляются по мягкости и эмфазе (долготе): тш – чь – тшш – ччь и т.д. Качество согласного зависит от рода и числа, которое доходит до четвертого порядка. Мягкие согласные могут быть только в конце слова. Местоименные шипящие и аффрикаты не являются самостоятельными согласными и образовались за счет стяжения звуков: -taj [-t’], -saj [-s’]. Такое усложнение фонологической системы играет своеобразную роль – служить пограничными сигналами, маркирующими начало и конец глагольного слова-предложения.

Таб. 17. Местоименные фонемы.

Вторичная фонологическая система местоимений задействуется редко: множественное число, выше второго порядка применяется в специфических случаях. Поэтому не стоит пугаться такого обилия шипящих звуков. В основном встречаются звуки сь, ть, чь, тш, щ и ш. И то, как правило, в низком стиле. Нормы предписывают полное звучание: сай, тай, саай, таай, саца и т.д.

Рассмотрим парадигму местоимений с глаголом es – ‘делать’.

T-es-k (t-es-ak) – «Я делаю себе (себя)»;

T-es-s (t-es-as) – «Я делаю тебе (себе)»;

Saj-es-ajt (sj-es-ajt > sjesat’ [щесать], jasesajt) – «Ты (женщина) делаешь мне (женщине)»;

Taa-hes-k (tt-es-k) – «Мы делаем себе»;

Taaj-es-k (jatt-es-k > ttjesk [дззеск]) – «Мы (жен.) делаем себе (жен.)»;

Tacaj-es-acajs (tacj-es-acajs > tcjesaсs’ [джесащ]) – «Мы (муж. и жен.) делаем вам (муж. и жен.)»;

Taacaj-es-k (ttcj-es-k [тшшеск]) – «Мы (мужчины и женщины) делаем себе (мужчинам и женщинам)»;

Taj-es-ajs (tj-es-ajs > tjesas’ [чесась], jatesajs) – «Я (женщина) делаю тебе (женщине)»;

Saa-hes-k (ss-es-k) – «Они делают себе»;

Saaj-es-k (jass-es-k > ssjesk [жжеск]) – «Они (женщины) делаем себе (женщинам)»;

Sacaj-es-k (sacj-es-k > scjesk [джжеск]) – «Они (мужчина и женщина) делают себе»;

Taacaj-es-acaajs (ttcj-es-acss’ > [тшшесазь]) – «Двое мужчин и женщина делают другим двум мужчинам и женщине».

Таб. 18. Сложные местоимения.

1

2

Я

(ближнее лицо)

Не-я

(постороннее лицо)

3

4

5

6

3

4

5

6

11

я, мужчина

ta

t- [т]

-t [т]

-t

sa/s

s- [с]

-s [с]

-s

его*

я, женщина

taj

tj- [ч]

-t’ [ть]

-ajt

saj

sj- [щ]

-s’ [сь]

-ajs

ее

мы

taa

tt- [тт]

-tt [тт]

-aat

saa

ss- [сс]

-ss [сс]

-aas

нас, мужчин

мы, жен.

taaj

ttj- [дзз]

-tt’ [тть]

-aajt

saaj

ssj- [жж]

-ss’ [ссь]

-aajs

нас, женщин

мы, двое

taca

tc- [цц]

-ct [цц]

-acat

saca

sc- [зз]

-cs [зз]

-acas

двух

мы, м. + ж.

tacaj

tcj- [дж]

-ct’ [ч]

-acajt

sacaj

scj- [джж]

-cs’ [щ]

-acajs

двух (м+ж)

мы, трое

taaca

ttc- [дз]

-ctt [дз]

-aacat

saaca

ssc- [ж]

-css [ж]

-aacas

трех

2 м.+ ж.

taacaj

ttcj- [тшш]

-ctt’ [джь]

-aacajt

saacaj

sscj- [шш]

-css’ [жь]

-aacajs

двух м. и 1 ж.

мы,четверо

tacaa

tcc- [тш]

-cct [тш]

-acaat

sacaa

scc- [ш]

-ccs [ш]

-acaas

4-х

м. + 2 ж.

tacaaj

tccj- [чч]

-cct’ [чч]

-acaajt

sacaaj

sccj- [щщ]

-ccs’ [зь]

-acaajs

муж-ну и 2 ж.

1 – значения личных местоимений;

2 – полные названия местоимений ближнего лица;

3 – активные местоимения (полные формы);

4 – активные местоимения (сокращенные формы);

5 – инактивные местоимения (сокращенные формы);

6 – инактивные местоимения (полные формы);

11 –полные названия местоимений дальнего лица;

* – значение ‘его’ подразумевает также и ‘тебя’.

СЛОВООБРАЗОВАНИЕ (ESONR)

Приемов словообразования в языке Арахау довольно много. Главный – порождение слов посредством соматических и лицевых таблиц, классифицирующих механизмы наименования частей тела: bra – ‘голова’, arb – ‘лицо’, bre – ‘свод’, bri – ‘вершина’, ‘макушка’, brou – ‘мозг’, brao – ‘сахар’ и т.д. Базовые глаголы также упорядочены в таблицу: es – ‘делать’, res – ‘двигать’, els – ‘стоять’...

Метафоризация

Немало слов сформировано с использованием метафорических оборотов: pre – ‘дождь’ < ‘борода неба’, fri – ‘дупло’ < ’глаз дерева’, faru – ‘нора’ < ‘дом для зверя’. Причем, известны случаи создания локальных семантических подсистем. Например, название частей дома: frafa – ‘окно’ < ‘глаз дома’, nrafa – ‘дверь’ < ‘рот дома’. Как уже говорилось, существительное может выступать в роли глагола: глаз/смотреть, ухо/слышать, сон/спать, дверь/открывать. Например, Sa-nrafa-nrafa-tăt; H-es-ănrafa-tt! – «Открой мне дверь!» < (ты-открываешь-дверь-мне; делай-дверь-мне).

Инструментами образования новых слов (а также и некоторых глагольных аспектов) может выступать женский род (феминитив) и множественное число (плюратив): е – небо, ej – газ, эфир, воздух; а – человек, аа – народ; ее – космос.

Рассмотрим фразу «Листья желтые над городом кружатся»: Ejkriirgfaako («Ветер кружит листья желтые над городом»); Iirgölksfaako («Листья желтые кружатся над городом»). Если перевести буквально первый вариант (как уже отмечалось, Арахау – язык с прозрачной этимологией), то получим примерно следующее «Госпожа небес вертит пальцами деревьев цвета человеческой кожи поверх того места, где живут люди». Однако и в русском языке, если углубиться в этимологию, получим, что ‘ветер’ изначально был одушевленным названием, о чем свидетельствует мужской род (а не средний) ‘круг’ восходит к корню ‘кривой’, ‘желтый’ – к ‘желчь’ или даже ‘желчный пузырь’, ‘лист’ – ‘кувшинка’, ‘город’ – изначально ‘хлев для мелкого скота’.

Ряд глаголов образован в Арахау по идиоматическому принципу. Например, ‘учить’ – oissa (давать знание), ‘опускаться’ – arkakla (идти вниз), ‘спасать’ – oisard (давать руку), ‘следить’ – frarm (смотреть след), ‘благодарить’ – oissë (давать радость), ‘ждать’ (искать) – aussafr (хотеть смотреть), ‘вспомнить’ – assanr (знать назад), ‘возвращаться’ – arkanr (идти назад, ср. в английском – come back).

Идиоматическое значение сложных глаголов было в шумерском языке: обращаться – gù-dé (голос лить), любить – ki-ág (землю мерить), отвечать – gù-gi (голос возвращать), летать – á-dúb-ag (крылом махать делать), умолять – kiri –šu-gál (к носу рука быть).

Иногда для конструирования слов в Арахау используются модели, заимствованные из экзотических языков. Напр., ‘лабиринт’ – jabzad (мать и дитя), что является калькой с языка индейцев хопи (tapu’at – ‘мать и дитя’). В адыгейском языке: ‘свет’ – нэф (букв. белый глаз; в Арахау – froe), ‘голый’ – псыун (букв. белая спина; в Арахау arnoe), туалет (букв. дом воды; в Арахау farü). В осетинском: ‘туалет’ – кIæхтыбынат (букв. место ног; в Арахау farm).

Синонимы и омонимы

Разные способы словообразования позволяют образовывать многочисленные омонимы. Как близкие по значению: as (думать, знать), arei (народ, этнос, нация, племя); так и отдаленной семантики: abla (спорт, беда, конкуренция).

То же самое можно сказать и о синонимах: вершина (irb, aka), радуга (cre, tre, üze, harde), равнина (rtö, akla), центр (apa, örp, öpö), грива (oarn, kru), лед (ürn, güls, aol), луч (argeir, fred, krao).

При калькировании слов также могут возникать синонимы: например, аксакал (букв. белая борода) – anz (очень старый), proe (сочетание ‘белая борода’ произведено по модели NN без поссесива).

Есть синонимичные глаголы: anr, rüs (говорить), ana, els (стоять). Их различие стилистическое и связано с активным строем языка.

Многие предложные конструкции могут иметь несколько вариантов:

Например, фразу «С животными нельзя» можно построить при помощи инкорпорации слова ‘животные’ (uu) в императивный глагол ‘стой’ (hana) – Hunub! А можно это предложение передать так – Hanabuu! («Стой с животными!»), или, как калька с русского – Buulous!

Предложение «Мальчик быстро бежал» также можно построить разными способами. Поссесивная конструкция – Ad-g-aja-mama (букв. Мальчик скорости бежал), Ad-b-aja-mama (Мальчик со скоростью бежал). Еще один вариант, если использовать аспект завершенной быстроты стативного глагола – Ado-nmáma.

«Новый город» (Новгород) – Faanala, или Faam.

«Тот, о ком нельзя спрашивать» – Ok-a-c-l-oussoi-ror (букв. Кто-человек-и-не-можно давать-вопрос) или Puolanr (Тот, о ком не говорят).

Такая вариативность объясняется наличием разных средств связи и форм, способных выражать одинаковые значения.

В санскрите у одинаковых слов могло быть очень много разных значений. Например, dharma (धर्म) – положение, состояние; постановление, правило, право, правда, справедливость, правота, доброе слово, добродетель, нравственное достоинство, благочестие, праведность, обязанность, долг, законность, закон (религиозный и юридический), религия. Как видно, это семантическое поле наиболее близко в Арахау слову ‘ord’.

Аффиксы

Арахау преимущественно префигирующий язык. Хотя развиты и другие разновидности аффиксов – постфиксы, центрофиксы (в сложных предложениях с подчинительными союзами), конфиксы (рамочная конструкция местоимений), инфиксы (в глаголах).

Префиксы используются для уточнения значений: as – ‘думать’, ‘знать’; gas – ‘наука’ (знание); kas – ‘знаток’; pas – ‘знакомый’ (тот, кого знают); fas – ‘школа’ (дом знаний).

Иногда отглагольные имена включают в себя вербальные элементы – модусы и аспекты: gémsord – ‘алгоритм’ (букв. ‘то, что снова и снова делали по правилу’); gaossún – ‘слава’ (‘то, что пусть живет долго’).

Применение суффиксов: a – ‘человек’, ar – ‘человечность’, arei – ‘народ’.

Перевод глагола в ранг существительных: es – ‘делать’; ges – ‘автомобиль’ (то, что движется); ese – ‘дело’, esse – ‘инструкция’. В очень редких случаях могут использоваться усеченные формы глагола: e(s) – ‘делать’.

Допустим перевод существительных в ранг глагола. Роль глаголов (в основном аффективов – глаголов чувственного восприятия) могут выполнять некоторые существительные: fra – ‘видеть’ (букв. глаз), tra – ‘слышать’ (букв. ухо), rka – ‘ходить’, ‘идти’ (букв. нога) и т.д.

Иногда префиксы, добавляемые к существительному, могут менять значение слова: kafr – ‘свидетель’, ‘наблюдатель’ (тот, кто смотрит), kafraz – ‘пророк’ (тот, кто смотрит далеко), pafr – ‘подэкспертный’ (тот, на кого смотрят), vafr – ‘экспертиза’ (то, что дает просмотр). Основа здесь fr – ‘глаз’, ‘смотреть’.

Аугмент (приращение). Иногда (обычно в заголовках), когда существительное не связано с глаголом, допускается избыточность уточняющих формантов: Guor – ‘имя’. Основа: o – ‘имя’, но для устранения двусмысленности, как правило, в сложных словах это значение передается дифтонгом uo.

Уточняющие форманты (и их позиция в слове) могут менять значение слов: aj – ‘женщина’, ja – ‘жена’; a – ‘человек’, ka – ‘мужчина’, vad (kvad) – ‘отец’. Правда, таких примеров с аугментом не много.

Есть два форманта, которые могут выступать как раздельно, так и совместно для порождения новых понятий – это оператор детерминации -r- и дифтонг затенения смысла (абстрагизатор) ei, который применяется в научной и философской терминологии. Например, а – ‘человек’, ar – ‘гуманизм’, arei – ‘этнос’, ‘нация’; aur – ‘кровоточивость’, our – ‘желтизна’. Аффикс уменьшительности -d- также может использоваться в целях создания новых слов: ed – ‘крыша’ (букв. маленькое небо). Причем, здесь можно говорить об адъективации субстантивов: ad – ‘ребенок’, ‘маленький’; hre – ‘луна’, ‘круглый’... В числительных -r используется для образования сотен ar – ‘сто’, ardar – ‘пятьсот’, а -d- – для образования дробей: had – ‘половина’, hargod – ‘треть’, hacad – ‘четверть’. Формула Num+ei применяется для построения слов, обозначающих геометрические фигуры: plusei – ‘круг’, pluseid – ‘точка’, argeir – ‘линия’, hei – ‘плоскость’, heir – ‘объем’, hargei – ‘треугольник’, hacei – ‘квадрат’, ardei – ‘звезда’.

В принципе допустима частичная редупликация за счет постепенно усложняющих смысл суффиксальных комплексов -rei, -eir, -reir, -eirei, -reirei, -eireir, -reireir...

Наиболее распространенный способ образования новых существительных в Арахау происходит за счет использования соединительных формантов (интерфиксов) -z-, -r-, реже -rr-. В глагольном словообразовании используется инфикс -s- (показатель глаголов действия). Инфиксы -k- служит маркером непереходности глаголов и возвратности действия (ср.: es – ‘делает’, eks – ‘сделался’, esk – ‘сделал себя или себе’). Инфиксы m, n, j передают аспекты и темпоральные оттенки глаголов.

Иногда на общую схему наслаивается еще одна – смыслообразовательная функция множественности: aba – ‘компаньон’, ‘товарищ’, abba – ‘корпорация’, ar – ‘человечность’, aar – ‘массы’.

Конструкции имени

Конструкция vZv:

Образование новых слов посредством соединительного форманта -z-: uze – ‘птица’ (зверь неба), uzü – ‘рыба’ (зверь воды), nalze – ‘самолет’ (быстрый объект в небе). Формант -z- еще называют словообразовательным падежом, цементирующим составные элементы в полисинтетическом комплексе. Ср.: uze – ‘птица’, upe – ‘зверь в небе’, uge – ‘зверь неба’, uzepl – ‘из птицы’. Примеры наречения некоторых животных: fuzaj – ‘кошка’ (букв. ‘дом’ + ’животное’), kuräs – ‘пес’ (букв. ‘то животное, которое кусает’).

Иногда -z- рассматривается как показатель косвенного падежа в словообразовании (причем порядок слов оказывается, как правило, существенным: izi (в первоначальном варианте Арахау *iki)11 – ‘крест’ < дерево на дереве, azi (ari) – ‘садовник’ < человек на дереве; iza – ‘казнь’ < дерево в человеке).

Конструкция vRv:

aura – ‘мясо’ (букв. ‘краснота’ + ‘человек’); ari – ‘садовник’, ‘сажать’ (букв. ‘человек для растения’).

Конструкция vGv (vØv):

Простое словосложение без поссесивного форманта -g-: rbarda – ‘ладонь’ (букв. лицо руки). Обычно такие слова, соединяясь, образуют новое, метафорическое значение. Для буквального понимания смысла нужно пользоваться поссесивным формантом: rbagard – ‘лицо руки’ (а не ‘ладонь’).

Ср.: oagar – ‘тьма человечности’, agoa – ‘негр’ (человек черноты), azoa – ‘воровство’ (человек во тьме); oaga – ‘тень’.

Конструкция vHv:

Так называемое простое словосложение через протетическую -h-. Это может быть примыкание: ahoa – ‘человек-чернота’. Чаще -h- просто разделяет морфемы, показывая, что они не связаны грамматикой: ahus – ‘человек существует’; aus – ‘хотеть’.

Следует относиться внимательно к таким конструкциям, где один из компонентов – числительное ha, haca, hacana и т.д.

Важный способ словообразования – полная или частичная трансконсонантная редупликация гласных (v1cv1). Рассмотрим некоторые распространенные конструкции, в которых соединительный консонантный элемент окружают одинаковые гласные.

v1Zv1: aza –‘дружба’, uzu – ‘стая’, üzü – ‘смесь’ и т.д.

v1Rv1: ara – ‘брат’, ura – ‘домашнее животное’ (букв. ‘животное для дома’); iri – ‘лес’;

v1RRv1 arra – ‘близнец’; aerrü – ‘зеркало’, ‘ртуть’ (металл похожий на воду); arruzü – ‘русалка’ (человек, похожий на рыбу).

v1Lv1: ala – чужой, ulu – ‘дикий’, ülü – ‘бурный’, älä – ‘яд’, ‘ядовитый’, ele – ‘потусторонний’ и т.д.

Здесь надо заметить, что конструкции v1сv1 – это пример одного из продуктивных способов словообразования в Арахау. Сравните такие слова, как ada – ‘родственник’, adla – ‘даль’, aka – ‘вершин’а и т.д. Определяющим здесь является консонантный стержень (d – ‘рядом’, dl – ‘далеко’, k – ‘верх’), а одинаковые гласные служат своего рода именными классами. Ufu (u + afa) – верблюд (букв. ‘пустынное животное’), ugu – ‘лев’ (букв. ‘животное животных’).

Существуют и более сложные конструкции с тремя одинаковыми гласными.

Конструкция v1cv1cv1 (происходит за счет наложения двух вышеуказанных конструкций v1cv1):

afala – ‘чужие пески’ (afa + ala), avatar – ‘передовое колдовство’ (ava + atar).

Конструкция v1Lv1L. Это – так называемая «глубина отрицания»: ala – ‘чужой’, alal – ‘враждебный’, ulul – ‘жестокий’. Возможна и еще более сложная схема v1Lv1Lv1: alala (ala+ala) – ‘совсем чуждый’.

Слова с нулевыми префиксами

Обозначают размытые понятия: ari – ‘садовник’, ‘сажать’, ‘садоводство’. Чтобы уточнить значение, рекомендуется добавлять уточняющие форманты: kari – ‘садовник’, gari (garir, arir) – ‘садоводство’, fari – ‘сад’, ‘школа садоводства’.

Самостоятельные слова с локативами

Есть ряд слов, которые образованы за счет локативов: nrapl – ‘язык’, rkap – ‘вход’ (букв. ‘нога’ + ‘в’); rkapl (rzapl) – ‘выход’. В Арахау словообразование зачастую неотличимо от словоизменения.

Полисинтетическое словосложение

В основном характерно для стативных глаголов, состоящими из сонорных: Uzme – «Птица летит» (uze + ama = uze + .m.); Mimöl лоза (mamal + i + ö – стелящееся по земле растение), аmum – ‘лошадь’ (букв. человек едет на животном), mumul – ‘змея’ (букв. зверь ползает), mumulz – ‘дракон’, ‘динозавр’.

Глагольные конструкции

Образование новых глаголов происходит за счет полной или частичной редупликации, а также посредством применения палиндромных конструкций:

ark – ‘нога’, ‘ходить’, arkr – ‘расход’, ‘расхождение’; arkark – ‘ходьмя ходил’ (ходил вдоль и поперек);

arg – ‘считать’, ‘палец’; argr – ‘расчет’, ‘распальцовка’; argarg – ‘считал, не переставая’; ‘по одному’;

fra – ‘смотреть’, frf (afrfa) – ‘разглядывать’; frafr – ‘все глаза проглядеть’;

fra – ‘левая рука’, rfr (arfra) – ‘разлучение’.

В аффективных глаголах с вибрантами палиндромные конструкции cRc, RcR означают рассредоточение действия, а редупликационные схемы вида c1Rvc1R – многократное усиление.

Активные глаголы могут образовывать следующие конструкции:

v1Sv1: asa – ‘знание’ (as – ‘знать’, ‘думать’); ese – ‘дело’ (es – ‘делать’);

v1sv1: asas – ‘знать себе и знать’;

v1SSv1: assa – ‘депутаты’; esse – ‘инструкция’;

vSSv (соединение двух глаголов, один из которых, как правило, модальный) aussa – ‘хотел знать’, ‘искать’, ‘ждать’.

Глагол в соединении с существительным может приобретать новое значение.

(vSv): esao – ‘жечь’ (букв. делать огонь), essej (esej) – ‘дуть’ (делать ветер).

Новые слова могут образовываться за счет использования квалитатива (категории вежливости и грубости): ad – ‘ребенок’, adë – ‘наследник’, ‘инфант’, ady – ‘выродок’. То же самое можно сказать и о логическом отрицании -l: aol – ‘мороз’ < ‘не-огонь’, prezaol (praol) – ‘снег’.

Сложные предложения

Получили распространение в Арахау только в последнее время (рекомендуется сложные предложения делить на несколько простых). В основном в таких предложениях используются соединительная частица -c- (cŏ), союзы -r-, и -rr- в значении ‘для’, ‘вместе’, ‘подобно’, ‘как’. Формант cŏ- может писаться в начале слова, как прием усиления: «И возвращается ветер на круги своя...» – C-üpr-üms-veihr-ot.

Помимо этого используются другие служебные слова (см. Служебные существительные): «То, что ты дурак, раньше знала я одна, теперь же об этом знают все» – M-tj-aas-t-ybr cplo-tmás(-oh) – букв. «Если я давно знала (тебя) дураком, и уже все узнали (об этом). «Если ты кочка, то я – гора» – Zo-mo-s-us-bröd-co-t-us-bröz.

«Ты очень красивая, как луна» – Sj-is-arbë-rr-ehr; «Мать и дочь – точно черная ночь» – Kaj-c-ajdo-zus-oazez; «Все лучшее детям!» – Plo-zëro-t-aad! «Видит око, да зуб неймет» – No-frafr-oc-oezanra-lis.

Использование в качестве союза -rr- в значении ‘как’, ‘похож’: Ta-rrŏ-vad – «Я как отец (похож на отца)».

ТЕКСТЫ (GVAARF)

Ниже представлен ряд переводов на Арахау из Библии, некоторых песен и стихотворений.

Библейские тексты

Ëttange («Отче наш», Pater Noster)

Ëttange msuohusoer

Отец наш небесный да святится имя твое

Ë-tt-an-g-e m-s-(u)o-(h)-us-oer

уважаемый-наш-отец (старик)-неба пусть-твое-имя-будет-святым

Msfarfésarkv msgausahúskecö

Да придет царствие твое да будет воля твоя на небе и на земле

M-s-farf-és-ark-v m-s-gausa-h-ús-k-e-c-ö

пусть-твое-царство-делает-ногой-к пусть-твоя-воля-!-будет-на-небе-и-земле

Hoisiragausaat, otloeza chareasguoasaat

Хлеб наш насущный дай нам на каждый день И прости нам долги наши

H-ois-ira-gaus-aat, otl-oeza c-ha-reas-guoas-aat

!-дай-хлеб-желанный-нам, каждый-день И-!-порушь-долги-наши

Ctaarë’skuoasaat. Clavadorfaat

Как и мы прощаем должникам нашим И не введи нас во искушение

C-taa-rë’s-kuoas-aat c-l-ava-d-orf-aat

И-мы-будем милосердны к-должникам-нашим и-не-веди-рядом с-ложью-нас

Nohaulsyroklaat marocozusfarfslop.

Но избавь нас от лукавого Яко царствие твое и сила и слава и во веки веков

No-h-auls-yro-kl-aat mar-oc-oz-us-farf-s-lop.

Но-!-отвергни-зло-от-нас сила-и-слава-есть-царство-твое-всегда.

Nëlagihoan 1:1-5 (Евангелие от Иоанна 1:1-5)

В начале было слово; И слово было у Бога, и Бог был словом. Оно было вначале у бога; всë через него начало быть и без него ничто не начало бы быть, что начало быть. В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. и свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

Nrapluus; ckesahísnrapl ckesahúsnrapl. Ohuuskesab ezéssupls cogessulváissebls.

Mahúsps cmahesaoga. Caossaopoar coalhards.

Nrapl-uus; c-kesa-hís-nrapl c-kesa-hús-nrapl. Oh-uus-kesab ez-éssu-pl-s co-gessu-lv-áisse-bl-s.

Ma-hús-p-s c-ma-hes-ao-ga. C-aossao-poar c-oa-l-oils-oh.

Буквально:

Слово (изо рта)-было очень давно; И-бог (тот, кто сделал человека)-имел-слово Бог-был-словом. Это-давно было-с богом; Всё (огромное небо, космос)-пошло быть-из-него И-то, что пошло быть-не бы-могло двигаться-без-него. Жизнь-была-в нем И-жизнь-есть-свет (белое)-человека. И-свет светит-в темноте (черном) И-тьма-не-объяла (две руки)-это.

Guus 11:1-9 (Бытие 11:1-9)

1 На всей земле был один язык и одно наречие.

Argonraplcargonraplduuskö.

2 Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там.

AatesarkenvlocafraklaSennaarocush

3 И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем.

И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести.

Cotaarüsk: hesaizöcaosh! Onaatuaizöhusorruaicoazügörrusaizoe.

4 И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес,

и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли.

Cotaarüs: hesfacfazderok! Odesuokcovleskarbö.

5 И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.

Gokesaklarkcofrafacfaz guesaadga.

6 И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать,

и не отстанут они от того, что задумали делать.

Ckesarüs: Nara! Usargaa, aatisarganrokopl; caatesh caatlanassegmás.

7 Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.

Tesakoklcesarglonraplaat ctaalask.

8 И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город.

Ckesavlussaaköplo; caatanassefa.

9 Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле.

UogfatBabel: kesahesarglonraplöploh.

Guus 1:1-5 (Бытие 11:1-5)

Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; И Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

Eeskesahecö. Esölofrorrafa cusoakapla; cneakesanälskü. Ckesarüs: hoe! coessoe. Gokesafracë; ckesavlesoevloa. Nokesatoepegoecoapegoa. Cusfrencofrem usargeihegoa.

Из «Декларации прав человека».

Oplaarouksnalpcisoordgargeicgarës. Ssisbroucourb coassetaaraplo.

«Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать друг с другом в духе братства».

Буквально:

Opl-aa-rouks-nal-p-c-is-oord-g-argei-c-garës. Ss-is-brou-c-ourb c-oasse-t-aara-plo.

Все-люди-рождаются-в-свободе-и-имеют-права-одинаковые-и-достоинство. Они-имеют-разум (мозг)-и-совесть (сердце) и-должны делать-братьями-всех.

Стихотворение А. Пушкина «Пророк» (Kafraz):

Kă-fra-z Тот, кто-видит-очень

T-mafmal-ubl Я-полз по пустыне (mamal+afa=mafmal)-безжизненной (букв. ‘без животного’)

Gaus-era-huls-t Жажда (то, что хотят)-души-поедала-меня

Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился

Hacäärd-(u)ana-park-izi-t Шестикрылый (hacaa+ärd+a=hacäärd шесть+крыло [ä-rd насекомое-рука]+человек)-остановился-(на) перекрестке-мне

И шестикрылый серафим На перепутье мне явился.

Es-t-aarg-ea-rr-ŏnana-d-fraa-t (Он)-сделал-посредством-пальцев-воздушных-как-сон-рядом-(с) глазами-моими

Перстами легкими как сон Моих зениц коснулся он:

Tă-vles-aafr-ata-rr-ujzez-guaraus Я-открыл (vl-es от-делал)-глаза-колдовства-как-орлица (uze птица, uzez огромная птица > орел, ujzez орлица)-испуга (g-(u)ăraus то, что-пугает)

Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной орлицы.

Es-ardŏ-traa-t gäras-ŏc-enr-äls-p-ŏh (Он)-сделал-рукой-к ушам-моим-жужжание (gä-ras ‘то, что-насекомое-поет’)-и-небесный рот (e-nr)-летели-в-них

Моих ушей коснулся он, И их наполнил шум и звон:

T-(u)os-ese-g-e-c-ama-g-ardäze cfuklömumulgüz Я-почувствовал-движение-неба-и-полет-(Генитив)-ангелов(a-rdä-z-e человек-крыло+небо)-и-нору (f-u там, где животное, fa+u=fu дом животного)-под-землей-змеи (mumul = mamal+u ползти+живтное = пресмыкающееся)-морской (ü-z вода-огромная)

И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход,

Go-t-fra-mimöl-c(o)-raes-aol что Что-я-увидел-лозу (mimöl = mamal+i+ö стелящееся по земле растение)-и-гибла-(от) холода. (Букв. Я увидел лозу, которая гибла от холода)

И дольней лозы прозябанье.

Es-ard(o)-nra-t Он-сделал-рукой-(ко) рту-моему

И он к устам моим приник,

Rils-y-nrap-t C-us-bl-asa-c-b-orf (Он)-вырвал-злой-язык-мой И-(он)-был-без-знания (мысли)-и-с-ложью

И вырвал грешный мой язык, И празднословный и лукавый,

Eps-guräs-brei-mumul-t-ard-au C-es-anra-f (Он)-внедрил (e-p-s в-делать)-жало (gu-räs то, что кусает насекомое)-мудрое (мозговое)-змеи-посредством-руки-кровавой И-(он)-сделал-рот-омертвелым

И жало мудрыя змеи В уста замершие мои Вложил десницею кровавой.

Aes-t-aezurg-(u)arta-t (Он)-разрезал-мечом (ae-z-urg железо-коготь животного; возможно и aerg)-грудь-мою

И он мне грудь рассек мечом,

Oilpls-ourb-arr-uzed (Он)-извлек (oil-pl-s брать-из)-сердце-как-птенца (трепещущего)

И сердце трепетное вынул,

Eps-aizoa-h-aogao-p-art-g-(a)nrafa (Он)-водвинул-уголь (ai-z-oa камень-черный) горящий огнем (плеонастическое словообразование)-в-грудь-открытую (nra-fa рот – дома=дверь)

И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул.

T-anal-p-afa-rr-af Я-лежал-в-пустыне-как-мертвец

Как труп в пустыне я лежал,

T-atr-ürei-kesar: H-ana-k(o)! K(a)-fra-z! H-afr-(o)c-atr! Я-услышал-речение-бога: Встань (hana-ko стой-вверх)! Пророк (Ka-fra-z тот, кто видит очень далеко)! Смотри-и-слушай!

И бога глас ко мне воззвал: «Востань, пророк, и виждь, и внемли,

H-es-vabraz-t! Делай-волю (v-abr-az то, что делает-голова-господина)-мою

Исполнись волею моей

H-arkr-üz-(o)c-ö-plo H-es-ao-p-ourb-aa! Ходьмя ходи-(по) океанам-и-землям-всем делай-огонь-в-сердце-людей.

И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей».

Из песни В. Бутусова

Apostol-Andr-uzü Апостол-Андрей-рыба (рыбачил)

На море рыбачил Апостол Андрей

No-Koisrd-uark-ü-k А-спаситель (тот, кто дает руку)-нога (ходит)-вода-на

А спаситель ходил по воде

Roils-uze-pl-ü (Он)-ловит-рыбу-из воды

И Андрей доставал из воды пескарей

No-Koisrd-oils-ejraa... А-спаситель-ловил-души (газ людей)

А спаситель души людей...

H-afr! Izi-hus-brö-k Arf-aezaa-kl-arg Смотри! Крест (дерево+ дерево)-есть-гора (голова земли)-на. 10-солдат (металл+люди)-под ним

Видишь, там, на горе возвышается крест. Под ним десяток солдат

H-anam-orga-k! Веси немного-на нем (один-на)

Повеси-ка на нем

Bo-t-l-ussau-с-ems-ark-uar-arkük (Bo-t-l-ussau–cems-ark taba-jes-arkük). Когда-ты-не-хочешь-то-возвращайся (снова делай-ногой)-для-нога (хождения)-вода-на. [Когда-ты-не-хочешь-то-возвращайся (снова делай-ногой) Я вместе с тобой-намерен делать – ногой-вода-на].

А когда надоест, возвращайся назад, гулять по воде со мной

Стихотворение автора «Врагу» (Kazalt)

K-aza-l-t Врагу (тот, кто-дружба-нет-ему)

Ha-raes-s (Sa-l-t t-ej-kö-t) s-prü-kö-t Погуби-меня! Ты-ветер (развей)-над землей-меня

Уничтожь меня, по земле развей

No-t-ums ta-rís-arr-az И-я-снова буду существовать Я вырасту-как-великан

И восстану я в сотни раз сильней

S-es-y-t-farë-t co-tjus-p-ah Ты-сделаешь-зло-храмом (домом для добра)-мне И-я-намерен быть-в-этом

Из проклятьий мне ты постришь храм И отныне я буду только там

S-ünr-ana-rra-lus Твоя-речь (рот воды)-остановится-будто-не-было

Голос твой замрет, будто не звучал

T-v-l-ems-ard mo-s-ols Я-бы-не-вернулся (делал снова ногой) Если-ты-молчал

Не вернулся б я, если б ты молчал

Toaga-janal-arb-s Тень-моя-намерена лечь-(на) лицо-твое

На твое лицо ляжет тень моя

C-ta-rjaes-s. И-я-намерен погубить-тебя

И тогда тебя уничтожу я.

Гимн России

Rus-us-argard-g-oezei*-tt Россия-есть-держава-света**-наша

Россия – священная наша держава

Rus-us-ardaa-g-azaj-aat Россия-есть-республика-любви-наша

Россия – любимая наша страна

Vabraz*-oc-gaossún*-uus-plo-bor. Воля огромная-и-слава огромная-давно существует-всë-время

Великая воля. великая слава. Твое достоянье – на все времена

Tt-anal-özarl*-aossún Наше-свободное-Отечество-пусть живет долго

Славься Отечество наше своболное

Cor-g(u)-ara-g-aa-(h)us-blam Союз-братства-народов-существует-бесконечность

Братских народов союз вековой

Kvaar*-uoissou-brei*-g-aa Предки-давно дали-мудрость-народов

Предками данная мудрость народная

Ardaa-(h)oassún! Tt-es-k-abr. Республика-пусть существует всегда! Мы-делаем-головы вверх (гордимся).

Славься страна! Мы гордимся тобой

Tt-iir-c-özü-maamas-vl-üüz-g-ö-kl-v-ö-k Наши-леса-и-поля-бегут-от-морей-юга-к-северу

От южных море до полярного края раскинулись наши поля и леса

Luskörrasaj

L-us-k-ö-rra-saj [лускëрраш] Не-существует-на-земле-как-ты

Одна ты на свете, одна ты такая

Kesa-(h)eals-ö-g-aorb. Бог-хранит-землю-сердца.

Хранимая богом родная земля

Uurs-ark-v-aat Saa-nra-fa-pls*-ortöz-(u)arr-nana-c-ma Годы-нога (идут)-перед-нами Они-дверь (открывают)-равнину огромную-для сна (мечты)-и-жизни

Широкий простор для мечты и для жизни Грядущее нам открывает года

Ho-(h)úns, c-us-co-jus-lop. Это-существует давно, и-есть-и-намерено существовать-всегда

Так было, так есть и так будет всегда.

Примечания:

oe-z-ei* – святость < свет + ei (показатель усложнения смысла)

v-abr(a)-z* – воля < то, что дает (делает)- голова + z (показатель логического словосложения)

g-aossún* – слава (номинализованный глагол) < то, что-пусть живет долго

ö-z-arl* – Отечество < земля + внесистемный показатель мужского рода. Допустимо öza; ср.: özaj – Родина < земля + мать

K-v-aa-r* – предки < тот, кто-перед-человеком + r (показатель усложнения смысла)

br-ei* – мудрость < голова + ei

nra-fa-pl-s* – открывать (отглагольное существительное) < рот-дома-от + s (показатель глагола). Само слово дом f-a образовано от сочетания ‘там, где (живет) человек’, а nra-fa обозначает ‘дом’ < ’рот дома’; окно – fra-fa < глаз-дома. Сравните образование глаголов nrafap(s) – закрывать < дверь-от, nrafab(s) – прикрывать < дверь-рядом, nrafak(s) накрывать < дверь-на.

Гимн Кубани

SusKuban, susedett,

Ttazgurs!

Zü, zö,

Süspaklacaka.

Saadgobrera,

Ttesbraköh, gada,

Plelegadlagökl,

Plödl.

Ttarasbazar,

Cottassarnoh

Da’staanic’nala,

Dfagadagabad.

Ttarkazalkorrogaraisf,

Cottassarnorrajgada.

Cottassarnoh,

Dolélsoh,

Doloismak?

Hotuozn

Ttahzesbrakö,

Hotoh, Kubangada,

Hoilstogois

Dlaalejgoz.

Ты, Кубань, ты наша Родина,

Вековой наш богатырь!

Многоводная, раздольная

Разлилась ты вдаль и вширь.

Из далеких стран полуденных,

Из заморской стороны

Бьем челом тебе, родимая,

Твои верные сыны.

О тебе здесь вспоминаючи,

Песню дружно мы поём,

Про твои станицы вольные,

Про родной отцовский дом.

О тебе здесь вспоминаючи,

Как о матери родной,

На врага, на басурманина

Мы идем на смертный бой.

О тебе здесь вспоминаючи,

За тебя ль не постоять,

За твою ли славу старую

Жизнь свою ли не отдать?

Мы, как дань свою покорную,

От прославленных знамен

Шлем тебе, Кубань родимая,

До сырой земли поклон.

ЛИТЕРАТУРА

Алиева Н.Ф., Буй Кхань Тхе, Язык чам. Устные говоры восточного диалекта, СПб., 1999.

Безлепкин Н.И., Философия языка в России: К истории русской лингвофилософии, М., 2002)

Бейкер М., Атомы языка. Грамматика в темном поле сознания, М., 2007.

Вахтин Н.Б., Синтаксис простого предложения эскимосского языка, Л., 1987.

Володин А.П., Скорик П.Я. Чукотский язык // Языки мира. Палеоазиатские языки, М., 1997

Канева И.Т., Об образовании глаголов в шумерском языке // Вестник древней истории, 2004, №2)

Козловский С., Скорость мысли, «Компьютера», 29.07.2004.

Колегов А.В., Международный язык-посредник эльюнди. – 2-е изд., перераб. и доп. – Тирасполь, 2004.

Ландер Ю.А., Подходы к полисинтетизму // Вестник РГГУ. Серия «Филологические науки. Языкознание» / Московский лингвистический журнал, 2011, т. 13. №11 (73).

Леви-Строс К., Первобытное мышление, М., 1994.

Леонтьев, А.А. Папуасские языки // Языки народов Азии и Африки, М., 1974.

Ложбан. Утренняя роса (учебник языка ложбан). [Электронный ресурс] – 2013. – Режим доступа: /site/cernidirgo/, свободный. Загл. с экрана. – данные соответствуют 21.08.2013.

Лукьянов А.Е., Истоки Дао, М., 1992)

Налимов В.В., Вероятностная модель языка, М., 1979.

Некрасов Н.П., О значении форм русского глагола. СПб., 1865

Папюс, Каббала, или наука о боге, вселенной и человеке, СПб, 1910.

Перевод авторского сайта по языку Ифкуил. [Электронный ресурс] – 2013. – Режим доступа: /, свободный. Загл. с экрана. – данные соответствуют 21.08.2013.

Санскрит, СПб., 2001.

Сидорова М.Ю., Шувалова О.Н. Интернет-лингвистика: вымышленные языки, М., 1989.

Тынянов Ю.Н., Архаисты и новаторы, Л., 1929.

Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса (Aspects of the Theory of Syntax), 1965

Шейхов Э.М., Сопоставительная грамматика лезгинского и русского языков. Морфология. Синтаксис, М., 2004.

Cláudio Rinaldi, Arahau // Minihistoria del linguas philosophic: De Aristoteles al Toki Pona, 2011, Le Almanac de Interlingua.

Joshua Foer, Utopian for Beginners (Утопический язык для начинающих), “The New Yorker”, 24.12)2012)

Братчикова Е., Краснодарец Иван Карасев изобрел новый разговорный язык // ГТРК «Кубань», 24.01.2013.

В Краснодаре пройдет мастер-класс по языку Арахау // Югополис, 5.12)2012)

Васильев И., Авангард под знаменем Арахау // Московский комсомолец на Кубани, 30 января 2013.

Васильев И., Феномен Максима Кантора или авангард с полным разоблачением. Художник и политика // АПН, 26.06.2013.

Вечер памяти писателя-фантаста Алексея Передереева прошел в Краснодаре // Девятый канал, 8.06.2013.

Епатко М., Уроки фэнтези. На Кубани открылись курсы языка орков // Smartnews, 11.12)2012

Искусственный язык Арахау получит мировую известность // Выпуск программы «Краснодар сегодня» от 07.06.2013, Муниципальная телерадиокомпания «Краснодар».

Мы говорим на разных языках // Краснодарские известия, 6.12)12

Решетняк Л., Язык до Питера доведет // Кубанские новости, 16 января, 2013, №6 (5312)

Трубникова В., О новом языке Арахау, микролитературе и гибели цивилизации (интервью) // Юга, 14.12)2011.

Фломенко И., Искусственный язык Арахау стал официальным в Краснодаре // Новая газета Кубани, 27.05.2013.

Что такое искусственный язык Арахау? // Lingoberryjam, 15.08.2012)

Шарафутдинова Н.С., Лингвистическая типология и языковые ареалы, Ульяновск, 2011.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Арахау – язык будущего

Человечество вступает в эпоху сетевого общества. Люди, не разделенный друг с другом огромными расстояниями и многими другими различиями, вдруг становятся едиными. Они неожиданно открывают в себе нечто общее. Когда таких людей становится чуть больше, они объединяются в сеть.

Основой сети может стать и язык. Веками они выполняли две важные функции – разделять и объединять. Знающие язык, были своими, незнающие – чужаками. Некоторые языки знали (и знают) миллионы представителей самых разных народов. Они – простое средство коммуникации. Но есть и другие, не столь распространенные, только для своих. Их почти никто не знает за исключением данной группы. И тем прочнее такие языки сплачивают своих носителей.

Есть и языки тайные. Их позволено знать только посвященным. Их знание было одним из важнейших признаков членства в группе аристократов или тайном магическом ордене. Иногда такую роль играл обычный иностранный язык. Для русских дворян XVIII – XIX вв. – французский.

Рассматриваемый нами язык Арахау в корне отличен от таких «старых» искусственных языков как эсперанто и лингва де планета. «Старые» искусственные языки декларировали свое целью объединение людей. Т.е. создание аморфных, как можно более крупных сообществ, объединяющих случайных людей из разных регионов мира.

Язык Арахау не стремится к всеобщему распространению. Он призван сплотить и объединить своих. Язык Арахау емок и лаконичен. Поэтому он – для тех, кому есть что сказать. И сказать многое. Арахау – будущий язык знающих. Равнодушие дикарей и профанов пойдет ему только на пользу.

Но те, кто нужен, не пройдет мимо этого языка. И не все обратившиеся смогут войти в его мир. Это сделают только избранные. Остальные отойдут самым естественным образом. Арахау – не навязчивое мелкоячеистое сито.

Этот язык рано или поздно создаст единую сеть творческих людей. Их будет объединять не только знание Арахау, но и способность и умение творить.

Создание дееспособной сети творческих личностей особенно важно в наше время, в век торжествующей варваризации, дикости, косности и лени. Арахау позволит знающим сплотиться в дееспособное единство и выстоять.

Конечно, на одном языке далеко не уедешь. Нужно, чтоб он стал языков посвященных, единых и способных действовать, а не просто мертвым набором букв.

Игорь Васильев, кандидат исторических наук, гл. редактор журнала «Asa» (Знание).

Манифест Арахау

Жители Земли и Галактики, радуйтесь! Ибо здесь и сейчас рождается новый, небывалый еще от века язык, призванный объединить народы на пути самопостижения. Он плоть от плоти таланта, поскольку краткость его подобна сверкающему лезвию, отсекающему без жалости все лишнее. Он смел, как всякий замысел Демиурга и облечен в одежды вечности, этот прекраснейший и свежайший цветок на Дереве Языков. В нынешний век шума и лязганья он – воспоминание о незамутненной прародине, о светлой колыбели времен. В его певучести звучат отголоски древних храмовых песнопений, когда любое слово было поэзией и тайной. Арахау – язык поэтов восходящего солнца, радостно и совокупно приветствующих рассвет мироздания одухотворенным хором. Звуки его – это радуга, протянувшаяся от начала времен ко дню сегодняшнему, через века и века глухого прозябания и скорби. И ныне мы, провозвестники нового, обитатели воздушных и выспренних чертогов словесности, заявляем – день наш настал и слово наше твердо! И сказано оно на Арахау…

Анна Мамаенко, литературный редактор журнала «Asa» (Знание)

Nrazaka

Hës! Kaahusöceza! Nalanraplorospoh, globusursurucaatargeiküzaigask.

Ohusveibr, hodzarraergvaor, ohesvloploglousblorës.

HolrauksarrassaKesarotl, honrigamzokigaanrotoukoblaf. Ohusasavlödönbloacadzigboroepursgurascgaerasaat.

Nraangfarëgarasusoh, botlonraplusgarascoglor.

Arahauhusnraplokarasgefraka, ttësfremegfarezetgarasgerabargei.

Honraadeihusecr, ohamanvloboromvuegoett, hotuursbraoblatrocdorbl. Caatpezoehusganronalcogusfezgasanrei, taanr:

Ohusezoett cottanrusarrae! CohanrusArahau...

Aha Ahanehoro (А. Мамаенко), ‘Asa’ (Знание)

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. ЯФЕТИЧЕСКИЙ ДРЕЙФ. АРАХАУ: 1995-2008 ГГ. РЕТРОСПЕКТИВА РАЗВИТИЯ АРАХАУ, КАК МЕТАФОРА РАССТАВАНИЯ С ИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ТРАДИЦИЕЙ ЛИНГВОКОНСТРУИРОВАНИЯ

Арахау начал формироваться в 1995 году, когда были заложены основные принципы нового искусственного языка: агглютинация и морфологическая монофонемность, полисинтетизм, активный строй, фонемозначимый и этимологически прозрачный характер грамматики, ультракомпактность речевого потока. Любопытно, что за 18 лет эти принципы не претерпели существенных изменений. Начальные условия, как говорят математики при решении дифференциального уравнения, остались стабильными. Однако сама грамматика постепенно совершенствовалась и к 2007 году была дополнена и доработана, был составлен Арахау-русский словарь на 600 слов.

Первым шагом на пути создания Арахау явился конланг Durlaa. Принцип его структуры, скорее, из разряда тайных языков: каждая согласная русского языка заменяется гласной и наоборот.

Грамматика Арахау поначалу следовала общим принципам индоевропейской традиции. Три времени глагола, два числа существительного и 6 падежей: родительный (-g-), дательный (-t-), винительный (-*m-), творительный (-*j-) и предложный (-*d-). Местоимения имели три лица: я (t-), ты (s-), он (*r-) плюс возвратная частица сам/себя/себе (-k). Женский род маркировался согласной -j.

Отличие от большинства других искусственных языков – в изначальном гиперсинтетизме. Т.е. в предложении части речи стремились максимально прилепиться вокруг глагола. Для устранения многозначности был введен жесткий порядок слов в предложении по типу SVO (глагол помещается строго между субъектом и объектом).

Изначально Арахау использовал расширенную родовую парадигму, известную в лингвистике, как именные классы – каждая гласная (в том числе и дифтонги, являющиеся отдельными вокалическими элементами) обозначала принадлежность имени к классу людей (‘a’), животных (‘u’), растений (‘i’), камней (‘ai’), абстрактных вещей (‘ei’), имен (‘o’) и т.д.

Помимо того, что «атомарные» слова в Арахау состоят всего из одной гласной (монофонемный характер словостроения), каждая буква алфавита приобретает определенное значение. При этом согласные несут более сложную грамматическую нагрузку и принимают несколько толкований в зависимости от того, находится она в начале, конце или середине морфемы. Такой принцип языка назовем фонемозначным.

Не совсем обычно обозначение множественного числа – через удвоение гласных: ta – ‘я’, taa – ‘мы’ (если речь идет о людях). Иногда множественное число образовывало самостоятельные понятия: fa – ‘дом’, faa – ‘город’ < ‘дома’. Ср. в русском: ‘грязь’ и ‘грязи’, ‘схватка’ и ‘схватки’, ‘лес’ и ‘лесá’.

Аналогичный принцип образования плюратива известен афразийским языкам.

В Библии Господь говорит:

«И не будешь ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя Авраам; ибо Я сделаю тебя отцом множества народов... Сару, жену твою, не называй Сарою; но да будет имя ей: Сарра». (Быт. 17:5,15).

При множественном числе раньше допускалось и удвоение согласных, если корневая гласная состояла из дифтонга (*oakkoe – ‘буквы’, *oakoe – ‘алфавит’, ‘письмо’, ‘буква’). Дифтонгиальные моновокалические слова (типа oa, oe, ai) множественного числа не имели.

Значительно позже в обиход были введены трифтонги (лабиальный дифтонги) для особого выражения плюратива: uoa – ‘черные’, uai – ‘камни’, uoazoe – ‘буквы’, ‘алфавит’. Геминация согласных для маркировки множественного числа в настоящий момент сохранилась в местоимениях: tt- – ‘мы’, ss- – ‘вы’. Удвоение гласных в глаголе получило значение длительности (как правило, это – давно прошедшая категория).

Три времени глагола раньше различались в Арахау местом ударения в слове. В этом случае можно сказать, что ударение носило времяразличительный характер. В большинстве языков известно только смыслоразличительное ударение (в русском: ‘сóрок’ и ‘сорóк’, ‘зáмок’ и ‘замóк’). Настоящее время маркировалось ударением, падающим на первый слог, прошедшее – на последний, будущее – на второй (либо посредством форманта *j-). Кроме того, ранее существовал суффикс вербализации -*v, превращающий имя в глагол.

Примеры:

*oharda – ‘нога’;

*ohardav – ‘ходить’;

*róhardav – ‘хожу’;

*rohardáv – ‘ходил’;

*rohárdav (*rojhardav) – ‘будет ходить’.

В современном варианте Арахау – двоичный принцип формирования грамматических противопоставлений. Сохранилось всего два «глубоких» (беспредложных) падежа: дательно-творительный (-t-) и родительно-винительный (-g-). Со временем эти падежи трансформировались в транслатив (превратительный) и поссесив (прилагательный).

Упрощению подверглась темпоральная система, которая разграничивает теперь только реальное и ирреальное (настоящее и прошедшее-будущее) времена. Последнее как раз таки и маркируется специфическим «ударением», часто воспринимаемое, как квази-тон (перелом голоса). Эти две категории можно назвать точным и предположительным временами. Ср.: es – ‘делает’, és – ‘возможно делал или будет делать’.

Сокращение временных характеристик вызвало появление развернутой системы аспектов (глагольных видов). Появилось сослагательное наклонение на -v- и императив на h- (есть основания считать это наклонение экспрессивом, поскольку так маркируется не только повеление, но и обращение, крик и любое восклицание). Наклонением можно считать интеррогатив (вопросительную форму предложения) на r-.

Три лица старой модели глагола превратились в два. Утрачено третье лицо (он, она, оно, они), которое объединилось со вторым. Можно говорить, что в Арахау есть собственное (ближнее) лицо и постороннее (дальнее). Отмечаются попытки передавать третье лицо при помощи указательного местоимения ho- (это, этот, тот...). Как бы там ни было, принято говорить о третьем лице, как криптотипе (скрытой категории). Если у глагола нет местоименных клитик, то этот нулевой показатель, получается, и есть третье лицо: øesø=as (он знает его).

Образование слов в Арахау строилось по двум схемам: методом условностей и заимствованием.

Условности заключались в том, что:

а) Все гласные алфавита обозначали определенные имена существительные, а согласные – грамматические показатели, уточняющие значения слов.

б) Вводились специальные таблицы, как наглядный пример натурфилософского характера языка Арахау. Эта система в поздний период оказалась наиболее продуктивной. Сначала появилась соматическая таблица, где каждой части человеческого тела присваивался консонантный кластер Rc: rf – ‘левая рука’, rk – ‘левая нога’ и т.д. Более позднего происхождения лицевая таблица, классифицирующая обозначение частей человеческого лица через консонантный кластер cR: kr – ‘шея’, fr – ‘глаз’...

Здесь характерна стержневая роль, признанная за звуком r. Помимо прочего этот консонант служил маркером продуцирования сложных понятий (однако сам по себе этот звук в отличие от многих других консонантов Арахау ничего не значил): o – ‘имя’, or – ‘наречение’, ‘обряд’.

Помимо r в Арахау существовали другие «немые» звуки: h, n, m, s, которые были «изъяты из обращения» и служили для передачи параграмматических категорий. Звуки h, n являлись протетическими (первый вставлялся на месте нечетных, а второй – на месте четных зияний). Звук -s характеризовал глагол.

В Арахау позднего периода произошла семантизация «немых» согласных: -r- стал обозначать аналог предлога ‘для’, а его усиленный коррелят -rr- – подобие (предлог ‘как’ / ’словно’); h- – двойственность, императив и указательное местоимение ‘это’; n, m – важные форманты «градации жизненной силы» (an – ‘старик’, am – ‘юноша’).

На раннем этапе основная словарная база Арахау формировалась довольно сложным методом заимствований. Арахау поначалу строился не как априорный, а как лингвомикс априорно-апостериорного типа. Например, из слов естественных языков брались только гласные, которые поочередно разбивались h и n таким образом – vHvNvHvN... Эту цепочку завершала буква r, называемая еще «радикалом», за которой писались уточняющие форманты, своего рода «детерминативы». Они объясняли, к чему относится сей предмет. Например, слово гОлОвА в Арахау получало название *ohonarba, где *оhona – корень, *b – детерминатив головы, a – класс людей. Слово рОт преобразовывалось в *orba, а крОвь – в *orgahünau, где *g – детерминатив внутренних органов, ü – класс жидкостей, au – класс красного цвета и крови в частности.

Таким же образом было образовано и название нового языка. Arahau разбивается на элементы ‘а’ – йАзЫк (сокращенный вариант корня А, полный – *Ahy), вторая ‘а’ – класс людей, ‘au’ – класс красного цвета и крови. Так что, полный вариант языка произносился не совсем благозвучно – *Ahyranau или даже *Ahyrganau.

Метод заимствований напоминал систему криптографии.

Глаголы формировались из 9 супервербальных формантов при помощи -s: es – ‘делать’, is – ‘иметь’, us – ‘быть’, os – ‘чувствовать’, as – ‘думать’, aus – ‘хотеть’, ais – ‘мочь’, ous – ‘заставлять’, ois – ‘давать’. Модальность и аффективы не отделялись от собственно самих глаголов.

Причастия имели вид RvS: *res – ‘делающий’, *ris – ‘имеющий’ и т.д.

В новой модели Арахау причастия утрачены, а образования типа RvS получили значения «дополнительных глаголов» позитивной версии. Позже к этой конструкции была добавлена негативная версия vLS: us – ‘быть’, rus – существовать, uls – есть...

Появился в недавнее время прием номинализации глаголов. Ср.: es – ‘делает’; ese – ‘дело’ (работа)

Изначально в Арахау существовала четырехчленная система залоговых префиксов, элементы которой противопоставлялись по активности-пассивности и одушевленности-неодушевленности. Префиксы актива *ke- > k- (‘тот, кто’) и пассива *pe- > *p- (‘то, чего’); *ge- > g- (‘то, что’).

Отсюда происходит древнее слово, оставшееся в современном словаре *pepa в значении ‘дом’, ‘ангар’ (букв. то, внутри чего человек).

Позже префиксы стали одноконсонантными. Существовал и четвертый префикс *be->*b- (‘тот, кого’), который быстро вышел из употребления, а префикс p- стал обозначать объединенный пассив (одушевленных и неодушевленных имен). Продуктивен еще один префикс – так называемое имя места *fe- > f- (‘там, где’). В нилотских языках есть нечто похожее.

Есть основания считать залоговые префиксы номинализаторами, или квази-причастиями. Ср.: kes – ‘тот, кто делает’ = ‘делающий’ = ‘мастер’. Залоговые префиксы, также как ‘а’ (класс людей) и ‘о’ (класс имен) играют важную роль в словообразовании: gas – ‘знание’ (то, что знают), kas – ‘знаток’ (тот, кто знает).

Прилагательные. В настоящий момент эта часть речи, как и в америндских языках, составляет весьма ограниченный набор слов. Прилагательное и существительное составляют нечленимый комплекс: az – ‘большой человек’, ad – ‘маленький человек’, an – ‘старый человек’, am – ‘молодой человек’, na – ‘быстрый человек’, af – ‘мертвый человек’. Консонантные форманты в этом случае выглядят, как прилагательные падежи. Хотя возможны и абстрактные конструкции, которые передаются через префикс g-: gaz – ‘большой’.

Имя прилагательное, как самостоятельная часть речи в современной модификации Арахау не выделяется. Однако ранее эта часть речи маркировалось постфиксом -*b: *ab – ‘человеческий’.

Существовали попытки в «прото-Арахау» фиксировать наречие посредством другого постфикса -*c: *uc – ‘по-звериному’. Сейчас прилагательное и наречие воспринимаются как глаголы состояния: ‘красивый’ > ‘быть красивым’, ‘он быстро пошел’ > ‘он был быстрым, пошел’.

Падежи как таковые в Арахау отсутствуют, поскольку отсутствует словоизменение. Падежные форманты принадлежности и превратительности присоединяются агглютинативно. Помимо них существует компактная формализованная парадигма локативов: k – вверх, на, kl – вниз, под, p – внутри, в, pl – из, v – к, vl – от, b – с, вместе, bl – без. Гораздо позже сюда добавились два локативных падежей: d – ‘рядом’, dl – ‘далеко’. Локативы, за некоторым исключением, могут ставиться в любой позиции морфемы.

В современной версии Арахау локативы используются для образования центробежных и центростремительных версий глагола: esavl – ‘отделал’, ‘отсоединил’, esav – ‘приделал’, esabl – ‘разъединил’...

Вот пример библейского текста на *древнем (первоначальном) Арахау:

*Rarz *usvahirbá – «Самым первым было то, что дает язык (*ahirbá – облагозвученное *ahyrbá – ‘язык’)». «Вначале было слово».

*Ykusvahirbá *kesvle – «И то, что дает язык, было от Бога (здесь *yk/*ky – служебная усилительная частица)». «И слово было от Бога».

*Kýkese *usydvahirbá – «И Бог был словом».

Из этого примера видно, что полисинтетизм проявлялся на первых порах очень осторожно.

Числительные в Арахау очень долго не могли оформиться. Первая попытка сводилась к простому схематизму. Числу присваивалась гласная в комбинации Rv, RvN, RvHv: 1 – *ra, 2 – *ro, 3 – *re, 4 – *ri... 10 – *ran, 11 – *raha, 12 – *roho, 100 – *raz (этот нумератив сохранился в новой версии, как az), 1000 – *raze, 1010 – *razran...

Вторая попытка была более хитроумной. Строилась она на том же натурфилософском принципе:

0 *blus (то, чего не существует); в современной версии Арахау – plus

1 *eid (атом, часть бесформенного);

2 *ara (братья); 1/2 *arka;

3 *ökr (гора, треугольник); 1/3 *örkökr;

4 *erd (дом); 1/4 *erked;

5 *gekr (звезда < пятерня неба);

6 *är (жук, как намек на 6 лап);

7 *lers (не делать > неделя, праздник);

8 *eerd, *lerseid (4х2, 7+1);

9 *ökr, *lersara (7+2);

10 *urs (бытие; в новой версии Арахау обозначает 100);

12 *ursara; 20 *arahurs;

100 *eidurs; 1000 *eicei; миллион *jar; миллиард *jei.

Но самым продуктивным стало соотнесение чисел с частями человеческого тела: 1 arg (палец), 2 ha (двое), 3 harg (2+1), 4 haca (2x2), 5 ard (рука)...

Активный строй Арахау

Пожалуй, самой существенной новацией в Арахау стало «вербальное расширение». Глаголы, как и положено языкам активной типологии, четко подразделяются на два класса – стативные и активные. Они различаются не только фонетически (активные глаголы маркируются формантом -s, а стативные – сонорными -n- и -m-), но и грамматически. Дело в том, что, как правило, стативные глаголы (типа ana ‘стоит’, mama ‘бежит’) не имеют категории времени и аспекта, да и вообще напоминают прилагательные (глаголы состояния или даже имя действия, поскольку слово ‘полет’ хоть и существительное, но обозначает действие).

Что касается активных глаголов, то в этот разряд включаются т.н. аффективы (глаголы чувственного восприятия) и форманты модальности, используемые для уточнения глагола.

При необходимости в маркировке времени или вида стативов используют сложные конструкции глаголов: es-ana – ‘делает остановку’, j-es-ana – ‘намерен сделать остановку’, és-ana – ‘возможно делает остановку’. Очень редко маркеры времени и вида переходят на стативы: ána – ‘возможно делает остановку’.

Компенсируя невозможность в большинстве случаев передавать время и аспекты, стативы обладают системой градации жизненной силы: n – показатель градиента замедления (угасания), m – ускорения. Это представлено в «цепочке»: an – nan – ana – anan – nana (стареть – зевать – стоять – сидеть – спать); nana – am – mam – ama – amam – mama (молодеть – плыть – лететь – ехать – бежать). Стативные глаголы могут принимать негативные версии: nal – ‘быть свободным’, mal – ‘быть невольным’ и т.д.

Более того, в стативных глаголах обнаруживается явление, напоминающее валентность. Это явление напоминает трансфиксацию (внутреннюю флексию) арабского языка, когда гласные вставляются между согласными корня. Например: amam – ‘ехать’, amum – ‘человек едет на животном’ > ‘ездок’. В данном случае двухвалентный глагол ‘едет’ представляется, как фрейм vMvM. А вот глагол mam (плыть) одновалентен, но и он может варьироваться в зависимости от именного класса:

mam – ‘плыть’ (о человеке);

mim – ‘плыть’ (о дереве), сплав бревен по реке;

mampü (mamesapü, uamampü) – ‘человек плывет по реке’ (вплавь)

mamvü – ‘человек плывет по реке’ (на чем-то);

mamvlü – ‘человек плывет под водой’;

mamvlür (kmamvlü, azür) – ‘водолаз’;

Еще одно специфическое явление демонстрируют стативные глаголы – это образовывать наложение коней. Например:

ama + uze = VmV + uze = uzme (полет + птица = полет птицы)

nanal + aza = naznal ‘любовь бодрствует’ (не спит)

mamal – ‘человек ползет’

mumul – ‘змея’

nal + araz = ar-uaznal, где aznal суть наложения aza + anal (поверженная любовь); araz-nal (вольное братство)

Дативные конструкции в Арахау

Если местоимение крепится к именам. то оно становится притяжательным. Ср.:

tes – ‘я делаю’

tua – ‘мой человек’

Сказать «Я – человек» можно только с использованием глагола-связки ‘есть’ – Tusa, либо при экспрессии лексики – Tas! (Я знаю!). Использование конфиксов t...s (я...тебе, тебя), s...t (ты...мне, меня), s...k (ты...себе, себя), t...k (я...себе, себя). Причем конфикс t...s рекомендуется заменять t...t, дабы избежать путаницы:

tass – ‘я думаю о тебе’ (t-a-ss о вас);

tas – ‘я думаю о нем’ (t-as-ø), t-a-s – ‘я думаю о тебе’;

tast – ‘я думаю о тебе’ (однозначное толкование, не допускающее вариантов).

Обычно местоимения не склоняются по падежам, но иногда это бывает необходимо, опять-таки для выражения речевой окраски:

st... тебе, тобой – ...tk себе, собой;

ht... этому, этим – ...kk < ...gk свой;

ts... мне, мной – ...ts>...c тебе, тобой;

tg... мой – ...gs твой;

sg... твой – ...st мне;

Из всех сочетаний чаще можно встретить аффективную конструкцию st... и ts... Например, Stafri – «Тебе видется дерево»; Ictafr – «Дерево, которое ты видишь» (ломанный пассив); при обычном написании этого высказывания Safri – «Ты видишь дерево».

Новации

▪ Отказ от индоевропейской системы (и от русской кальки в частности).

▪ Освоение немых h, n, m в специфических конструкциях глагола.

▪ Деление глаголов на две базовые категории – активную и инактивную. Активный строй языка. Грамматические характеристики слова определяются главным образом на синтаксическом уровне. Префиксально выражаются действительная (k- ‘тот, кто’) и страдательная (p- ‘тот, кого’) одушевленности, а также неодушевленность имени (g- ‘то, что/чего’) и места (f- ‘там, где’). Есть еще префикс процесса действия (v- ‘то, что делает...’).

▪ Глагольная парадигма развита лучше именной.

▪ Разрастание местоименной парадигмы, которое вызвало образование вспомогательной фонологической подсистемы. Как и в палиндромах, различаются не конец и начало слова, а его середина (глагол, маркируемый -s-) и оболочка. На границах слова (как правило, эти позиции занимают местоимения) могут возникать аффрикаты, противопоставленные по долготе и мягкости. Возникли они за счет стяжений и факультативны в орфоэпии (Scaj-es-acaajs [džžεsaz’] – «Они, мужчина и женщина, идут к другим двум мужчинам и женщине»). Местоимение может передавать целое предложение (Taabufaj [ta:buf’] – «Мы, мужчины, вместе с убитыми самками животных»).

▪ Исчезновение префикса страдательного залога неодушевленной категории (*blus > plus ‘то, чего нет’ > ‘ноль’).

▪ За исключением глаголов другие части речи в Арахау грамматически не выделены и синкретичны.

▪ Язык принимает дуальную структурированную систему, которая пронизывает всю грамматику (два падежа, рода, лица, падежа, времени и т.д.).

▪ Усиление роли квалитативных гласных (ë, y).

▪ Разрастание массива дифтонгов за счет их лабиализации.

▪ Возможность изменения порядка слов в предложениях на VSO (помимо установленного SVO): Usabloralopl (Ahusbloralopl) «Человек – мера всех вещей».

▪ Усовершенствование конструкции сложных предложений с подчинительными союзами при помощи центрофикса (анафорических служебных слов) типа cO...C.

▪ Обозначение вокатива, императива и дуальных местоимений при помощи h-: Hana! – «Стоп!», Haa! – «Люди!», Ha – «Двое (людей)».

▪ Употребление сослагательного наклонения глагола на -v- (Tvolana – «Я бы не остановился»).

▪ Обозначение прилагательных только через ограниченный набор прилагательных падежей (ad – ‘маленький человек’, az – ‘большой’, af – ‘мертвый’...).

▪ Прилагательные и наречия воспринимаются как качественные глаголы: ‘красивый’ (красиво) – ‘быть красивым’. Распространились поссесивные конструкции (uzegao ‘птица огня’ = ‘огненная птица’).

▪ Зависимое слово всегда предшествует главному.

▪ Появление союзов r ‘для’ (этот формант выступает и в роли непреходящей принадлежности) rr ‘как’.

▪ Появление одноконсонантных глагольных формантов, как правило, в экспрессивных фразах: l – ‘уничтожать’, v – ‘вести’, b – ‘совмещать’ и т.д.

▪ В системе именных классов иногда проявляется противопоставление «человек» (гласная ‘а’) и «не-человек» (гласная ‘о’). Эти гласные могут быть беглыми (особенно ‘о’), последняя по этим характеристикам может считаться тематической гласной: Tafras > Tfras – «Я смотрю на тебя», lard – ‘безногий’, lord – ‘безногость’.

Проблемы развития

▪ Окончательно не решен вопрос с переразложением (метанализом): urfa (кот) может интерпретировать не только как u-r-fa (животное для дома), но и ur-fa (медведь дома), u-rfa (животное левой человеческой руки), urf-a (левая лапа человека). Все зависит от разбиения слова на слоги. Существуют правила борьбы с таким переразложением: ur-fa > urofa, urf-a > urfua.

▪ Не существует правил расстановки ударений (обозначается грависом). Принято считать, что в Арахау нет ударения либо оно носит разноместный характер (в предложении падает, как правило, на глагол). В некоторых случаях ударение помогает разграничить омонимы в Арахау: àra – ‘брат’, arà – ‘сто человек’.

Не решен вопрос ударения в дифтонгах и его обозначение.

▪ Нет правил (в прочем, как и в русском языке) слогоделения. Существует проблема переложения песен на Арахау.

▪ Предлагается еще более расширить количество дифтонгов вида Iv (ia, iu, io...) Это было бы целесообразно для борьбы с переразложением либо для повышения или понижения валентности глагола.

▪ Есть определенная сложность в обозначении притяжательных местоимений (особенно в косвенных падежах).

▪ Окончательно не решено, как произносить темпоральные гласные (á), обозначаемые акутом и передающие ирреальное время глагола – как тон (перерыв в голосе), придыхательную фонацию, фарингализацию или абрупцию гласной, эмфазу.

▪ Предлагается добавить третий разряд активных глаголов (схема RvLS): rals, ruls, rils и т.д.

P.S..

Арахау, в котором фонемы ведут себя, как морфемы, можно назвать первой ступенью на пути к созданию Скороговора. Второй этап − заставить фонемы вести себя, как предложения. За счет комбинаторного изменения звуковой артикуляции еще больше должен уплотниться речевой поток.

Чисто гипотетический пример (пока еще я думаю над проектом):

d'°la – ворон (d), ворону ('), глаз (°), не (l), выклюет (a).

Или:

httɂoo – мы (h-), вам (ɂ), давали (oo), книги (tt)...

Количество звуков конечно при этом рискует превзойти рекорды языка ифкуиль, но зато они ожидают быть более мотивированными.

2. АРАХАУ-БАСКСКИЕ «МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ВСТРЕЧИ»

Пока многие спорят о том, к какой семье принадлежит баскский язык – кавказской, индоевропейской или берберо-ливийской, похоже, у этого, самого загадочного народа Европы обнаружился искусственный родственник. Совершенно неожиданно язык басков обнаружил родство с недавно созданным конлангом Арахау. В частности обнаружено свыше 20 совпадений баскских слов с аналогами, взятыми из Арахау.

Арахау – априорный язык, построенный, в отличие от большинства других конлангов, на полисинтетической основе с использованием преимуществ активного строя. Он изначально строился на логической основе, без использования лексики каких бы то ни было естественных языков. Оказалось, и фонологическая система Арахау и баскского языка обнаруживают значительное сходство. Объяснить эти многочисленные совпадения можно попытаться за счет гипотезы фиктивного родства (См.).

 

Арахау

Баскский

Год

uru

urte

Голова

bra

buru

Вода

ür

ur

Камень

ai

harri

Живот

rpa

tripa

Три

harg

hiru

Это

ho

hau

Нос

udr

sudur

Месяц

hre

hil

Время

boor

denbora

Деньги

door

diru

Вор

ahoa

ohoin

Говорить

esanr

esan

Птица

uze

uso (голубь)

Ночь

egoa

gau

День

egoe

egun

Вы

suu

zu

Этот

arg

hark (он)

Человечество

ar

ar (самец)

член (маргинальный
формант муж. рода)

arl

arlo (секция)

Собака

kuräs

zakur

Палец (левой руки)

arh

erhi

Близнец
подобие

arra
orro

arra (подобно)
 

Дублер

arraba

arreba (сестра)

Шум

trü

trumoi (гром)

Две ноги (человека)

harka

hanka (нога)

Стопа

arma

aztarna (след)

Исчезни!

hils

hil (убивать, умирать)

Вопрос происхождения баскского языка до сих пор далек от своего решения. Кроме того, что он родственен аквитанскому языку, существовавшему в древности, иные гипотезы выглядят малоубедительны. Так называемая хамитская теория, как известно, предполагает родство басков с берберо-ливийцами. Есть предположение, что баски – осколок «заблудившейся» волны самых первых индоевропейцев...

Пожалуй, более правдоподобно выглядит так называемая эускеро-кавказская гипотеза о предполагаемых связях баскского (euskera) и кавказских языков. Вопрос только в том, кому отдать предпочтение – абхазо-адыгам, картвелам (грузинам) или вайнахам с дагестанцами?

Однако недавно баски, похоже, обрели нового родственника – на сей раз искусственного. Речь идет об априорным философско-логическом языке Арахау. Неужели язык басков является искусственным изобретением?

Баскский язык отличает широчайшие возможности конверсий и трансформаций (субстантивация, вербализация, адвебализация и т.д.). Вспомогательные глаголы ‘быть’ и ‘иметь’ последовательно полиперсональны. Спряжение глагола ‘иметь’ насчитывают несколько тысяч форм. Остальные глаголы в своем большинстве не имеют собственного (синтетического) спряжения и пользуются парадигмой вспомогательных глаголов ‘быть’ и ‘иметь’ (полное спряжение требует каждый раз повторять указанный ряд из тысяч форм).

Сравнение естественных языков с искусственными – не такая уж и редкость. Правда, раньше такие сопоставления не проводились в отношении априорных языков, что любопытно.
Высказывалось предположение об искусственном характере аймара. Грамматически этот язык индейцев Южной Америки невероятно сложен, однако в течение веков не претерпел существенных изменений и проявил уникальную способность конструировать неологизмы. Математик Иван Гусман де Рохас пришел к удивительному выводу: аймара создан по тем же законам, которые сегодня используются для программного языка компьютеров. То, что в современных языках называется условными синтаксическими структурами и создается с помощью предлогов или наречий, в аймара достигается с помощью суффиксов столь логически организованных, что они легко выстраиваются в математическую таблицу. В пользу того, что аймара – искусственный язык, говорит и нарочито внедренная в его синтаксис «логика трех измерений». Вычислив математический алгоритм функционирования аймара, Гусман создал компьютерную программу использования этого языка для синхронного перевода на другие языки мира.

Существуют догадки, что и арабский язык, являющийся наиболее ясным и простым из афразийских, был создан искусственно. Предполагается, что он составлялся с помощью математических принципов.

Известны аналогии «черного наречья» Мордора (язык, сочиненный Дж.Р.Р. Толкиным) с хуррито-урартским.

Кроме того высокой степенью искусственности обладает целый ряд естественных языков: иврит, новогреческий (кафаревуса), современный украинский, норвежский (лансмол), литературный чешский. Есть основания допускать существенную искусственность санскрита.

В некоторых концепциях, например, у Н. Марра, искусственными считаются все языки, как продукт человеческого творчества. В этом они противопоставляются естественным коммуникациям животным. Антитеза «искусственное – естественное» сближается с антитезой «социальное – биологическое».

Конланг Арахау обнаружил сходство с баскским языком. Причем эти параллели не ограничиваются только совпадением звучания похожих слов. Есть аналогии на фонетическом уровне (дифтонги oa, ea, au, различие r/rr, s/z, отсутствие r- в начале слова, простой консонантизм), в способах словообразования.

Например, баскское слово ur ‘вода’ обладает неочевидными связями с urte ‘год’ и lur ‘земля’. Но только Арахау может объяснить такие связи: ür – ‘вода’, uru – ‘год’ (эллиптическое образование от u(s) + r ‘бытие’), lür – ‘земля’ < ‘не-вода’. Из той же серии баскское elur, которое интерпретируется в Арахау как el-ür (земля вод), или e-l-ür (‘небо подавляет/убивает водность’).

Только в Арахау и баскском слова ‘день’ и ‘ночь’ звучат одинаково. Баскское egun (день) в Арахау строится, как egoe (белое небо), баскское gau (ночь) в Арахау звучит egoa (черное небо). Баскское zahar (старый) находит отдаленное соответствие в Арахау zaharg (‘триллион’, или ‘очень древний’), ‘паук’ – armiarma и häcänärk, что обозначает метафорически паука: hacana – ‘восемь’, ä – ‘насекомое’, -rk- ‘нога’ (лапа). В целом же получается, что häcänärk – ‘восьминогое насекомое’, или häcänärmä – ‘восьмистопное насекомое’.

Вообще, используя словообразовательный инструментарий Арахау можно вскрывать этимологию баскских слов. Так, ‘золото’ у басков urre, тогда как в Арахау – ourrae (aerrou), что буквально можно интерпретировать ‘металл, похожий на солнце (нечто желтое)’. Баскское uso ‘голубь’ и uze < ‘животное в небе’ в Арахау. Баскское suge ‘змея’ расшифровывается в Арахау ‘твое небесное животное’.

Баскское eguzki ‘солнце’ интерпретируется в Арахау, как ‘небо животного на дереве’. Баскское izar ‘звезда’ в Арахау имеет сходную структуру образования этого понятия – ao-z-er (огонь в небе). Баски называли ‘символ’ ikur, а в Арахау существует термин izo ‘книга/буква’ и *ikor – ‘знак’, буквально означающий ‘дерево на имени’. Аналогично сформировано и слово ‘дождь’: euri (в баскском) и e-r-ü (небо для воды) в Арахау. Ср.: также слово ‘мебель’ – altzari в баскском языке и al-z-ira (букв. ‘вещь’ + ‘дерево для человека’) в Арахау.

Надо заметить, баскский язык оказался почему-то благодатной почвой для проверки так называемой «теории Арахау» о конструировании и порождении слов. Подозрительно похожи на Арахаусские по схеме формирования глаголы. Ср.: eman – ‘дать’, edan – ‘пить’, eseri – ‘сесть’, eraman – ‘забрать’, esan – ‘говорить’, entzun – ‘слушать’. Очень частый элемент e(s), который в Арахау является гиперглагольным формантом действия (по-баскски egin – ‘делать’). Ср. в Арахау:

es-anr – ‘говорить’ < букв. ‘делать ртом’;

es-panr – ‘есть’ < букв. ‘делать изо рта’;

es-pard – ‘давать’ < ‘делать в руку’;

es-plard – ‘брать’ < ‘делать из руки’.

Само название языка басков (euskara, а в некоторых диалектах eskuara) также воспринимается в интерпретации Арахау, как глагольный комплекс es-k-(u)ara – «Он становится выше брата».

Арахусские местоимения весьма напоминают своей конструкцией баскские форманты: nor в значении ‘кто’ (nor в Арахау – ‘оппонент’), zer – ‘что’ (В Арахау zor – ‘следствие’), hau – ‘это’ (в Арахау ho – ‘это’).

3. О НЕКОТОРЫХ ОБОЮДНЫХ ПАРАЛЛЕЛЯХ МЕЖДУ БАСКСКИМ, ДАГЕСТАНСКИМИ ЯЗЫКАМИ И АРАХАУ

После сопоставления естественного языка басков с конлангом Арахау проявились их обоюдные параллели с некоторыми дагестанскими языками. Тем более интересно, что схожесть обнаружили наименее изученные языки и одни из самых высокогорных на Северном Кавказе, которые до сих пор остаются бесписьменными. 

Арахау-дагестанские параллели

Речь идет об андийских языках. Названы они так по селению Анди в юго-западном углу Дагестана. Андийцы называют себя ‘андал’ или ‘къIваннал’, а свой язык соответственно ‘къIваннал мицци’. Общее число андийцев чуть более 20 тысячи человек. Их язык заметно отличается от других нахско-дагестанских (чечено-лезгинских) языков. В частности в андийском два родительных падежа. Возможно, они являются своеобразными аналогами категорий органической и неорганической принадлежности в языках активного строя. Есть в этих языках квази-тоны: это, когда гласные различаются по напряженности голосовых связок.

Особое внимание привлекает годоберинский язык, названный так по селу Годобери (это аварское название села Риду, сами же годоберинцы называют себя ‘рибди-ди’, что означает ‘рибдийцы’). Если этот язык сопоставлять с полисинтетическим Арахау, то аналогия, прямо скажем, бросаются в глаза. То же самое можно сказать и о баскском языке. Например, специфическая система местоимений: третье лицо выражается с помощью указательного местоимения haw (для именного класса мужчин). Оно дифференцировалось по степени удаленности от говорящего или слушающего: haw – ‘этот (мужчина), близкий к слушающему’; huw – ‘этот, близкий к говорящему’; hadaw – ‘этот, удаленный от слушающего’; hudow – ‘этот, удаленный от говорящего’; hew – ‘этот, расположенный ниже уровня говорящего’; har – ‘эти, близкие к слушающему’ и т.д.

Подобная система существовала в америндских языках (например, в сиу), а также у басков: hau – ‘этот’, hori ‘тот ближний’, hura – ‘тот далекий’, hauek – ‘эти’, horiek – ‘те’, haiek – ‘те далекие’. Похожая специфика прономенов была известна, например, в испанском языке (правда, в усеченной парадигме): este – ‘этот, около говорящего’; ese – ‘тот, около собеседника’ и aquel – ‘тот, равноудаленный от обоих говорящих’. Интересно, что по некоторым данным генно-молекулярные исследования обнаружили близкое родство даргинцев и чеченцев абазинам и испанцам.

В Арахау у третьего лица либо нулевой показатель в приглагольной позиции, либо это местоимение заменяется полифункциональным ho- (это). Именно похожесть этого форманта на годоберинский haw заставила заняться разысканием других лингвистических параллелей. Кроме всего прочего, как-то на глаза попало слово, похожее на Arahau – ‘арахинну’. Оно оказалось андийским и означает глагол ‘открывать’.

До сего момента были лишь совпадения, казавшиеся случайными. Например, el в Арахау означает ‘подземелье’ (е – ‘небо’, -l – логическое отрицание). В представлениях вайнахов (чеченцев и ингушей) Эл – это подземный мир, освещенный луной и наполненный черным холодным туманом, куда ведет лестница, свисающая с западного края земли. В этом царстве мертвых правит Эл-да (хозяин Эла), он сидит в высокой башне, сложенной из человечьих костей, вход в которую сторожит андрогинное косматое существо Ешап. У него девять глаз, столько же клыков, рук и ног.

Также можно вспомнить хозяйку царства мертвых Hel исландских мифов, которая живет во дворце «Мокрая морось». Возможно, скандинавское название подземного мира является субстратным явлением.

Если продолжить разговор о совпадениям в Арахау и андийском, то ср. хъwарди (андийский) и varf (Арахау; букв. ‘то, что делает рука’) – ‘писать’; в-аца (андийский) ‘брат’, аса (Арахау) ‘(близкие) люди’ (букв. ‘человек и человек’); иу – vur ‘молоко’; унса ‘бык’ – uz ‘медведь’ (букв. огромное животное); ц’аи – gau ‘огонь’ и похожие словообразования, обозначающие ‘звезда’ ццаи – gauze (букв. огонь в небе); ихур ‘озеро’ и ür ‘водность’; q’иру – ira ‘пшеница’ (jiru – ‘корма’, ‘силос’; букв. ‘трава для животного’). Ср. примеры из ахвахского и Арахау: риго – asarg ‘счет’; ракIва – rbou ‘сердце’.

Есть и структурные элементы, роднящие только Арахау и андийские языки. Например, уже упоминавшиеся квази-тоны (в Арахау напряженными гласными маркируется ирреальное время глагола) и развитая система именных классов. Наибольшее число именных классов (обозначаются согласными), которое доходит до 10 – в некоторых диалектах чеченского языка, в литературном чеченском их 6, а в бацбийском языке – 8. В Арахау 17 именных классов (обозначаются гласными), которые могут образовывать еще и подклассы. Семантику сверхродовой классификации (человек, животное, металлы, вода и т.д.) несут все гласные и дифтонги.

В Арахау есть аналог дательно-творительного падежа, выполняющий функции транслатива. Интересно, что в хваршинском языке (цезские языки) дательный и творительный падежи совпадают.

Только в Арахау и андийских языках12 женский род маркируется формантом -j: hauj – ‘эта’ (годоберинский), hoj – ‘эта’ (Арахау). Объединяет эти два языка и особый статус -r- в словообразовании. Ср.: хъwарди ‘писать’, хъwарди-р ‘писание’ в андийском; a – ‘человек’, ar – ‘человечество’, ‘гуманизм’.

Среди других структурных схождений в Арахау и нахско-дагестанскими – обилие дифтонгов (возможность образовывать трехкомпнентные гласные – трифтонги) и количества гласных фонем. Например, в чеченском языке 32 гласных звуков без учета трифтонгов, а в Арахау – 34. Только в Арахау и чеченском одинаково звучат слова ‘бык’ и ‘год’ (в Арахау ur и uru; в чеченском – ‘сту’ и ‘стокха’ в значении ‘прошлый год’).

Баскско-дагестанские параллели. Определенные аналогии прослеживаются между Арахау и баскским языком (См. Арахау-баскская гипотеза), а также Арахау и андийскими. Поэтому вполне логично предположить отдаленное родство, существовавшее между баскским и нахско-дагестанскими языками. Почему отдаленное? Да, потому что за редким исключением не совпадают парадигмы кавказских и баскских местоимений и числительных. Однако, в отличие от других кавказских языков, здесь не все так безнадежно.

Местоимение ‘я’ в андийском ‘дин’, а в баскском – ni, ‘ты’ соответственно ‘мин’ и hi. Баскское ‘вы’ – zu находит, правда, неполное соответствие в хиналугском – ‘зур’. В числительных очень смутные параллели между баскским hogoi и аракульским (лакско-даргинская группа дагестанских языков) ‘кьува’ (‘оба’) – 20. Зато числительное ‘два’ в некоторых диалектах баскского звучит то, как bi, то, как bi-ga. Ср. в андийском ‘чIе-гу’, где формант ‘-гу’ является классификатором, непременным атрибутом дагестанских нумеративов.

Можно предположить, что причина сложностей сопоставления баскского языка с кавказскими кроется в том, что в баскском сохранились рудименты классов и классификаторов в виде застывших форм. Кроме того, очевидно, в баскском языке существуют сложные чередования согласных, мало напоминающие аналогичные процессы, например, в индоевропейских языках.

К слову сказать, сложные чередования имеются и в нахско-дагестанских языках. Сравните, как различается название местоимения ‘вы’: ‘зур’ – в хиналугском, ‘шу’ – в чеченском, ‘нуж’ – в аварском, ‘бисси-л’ – в андийском, ‘зу’ – в лакском, ‘хIу-шша’ – в даргинском, ‘кьун’ – в лезгинском, ‘учу’ – в табасаранском. Любопытны форманты именных классов, которые восходят к четырем протоформам: *р > [д/й] – класс неодушевленных предметов; *й > [р/з] – класс женщин; *б > в – класс животных; *ух > [в/й] – класс мужчин. Это является примером чередований, о котором говорилось выше.

Баскский язык в разных диалектах звучит как euskera / eskuara. Интересно, что в ахвахском языке экIwa означает ‘человек’.

Дагестан – периферия западно-азиатского треугольника древних цивилизаций, где сохранились языки глубокой архаики, отдаленно родственные хурритскими и урартским. Спорадически возникали гипотезы об их родстве загадочным языкам Европы – баскскому и этрусскому. Эти языки вместе с сино-тибетскими и на-дене (Северная Америка) иногда объединяются в Яфетическую макросемью, противостоящую Ностратической.

Еще С. Ферри13 находил соответствия легендарных и производных этнонимов Древней Италии с названием народностей современного Дагестана – агулы (город Агиллы в Этрурии), рутулы и т.д. На параллели этрусской и северокавказской лексики указывали Н. Марр14 и В. Томсен15.

Определенные параллели басков и дагестанцев есть и в мифологических пластах. Так, глава пантеона у цахуров – Гыниш16, у рутулов – Йиниш, тогда как в баскском языке ‘бог’ звучит Jainko. Любопытно одно из имен шайтана в дагестанских языках – Титу. Надо заметить, что Tit – одно из распространенных этрусских имен, обозначавшее, видимо, царя. Характерна и специфическая обувь с загнутыми носами, которая сохранилась в обиходе и по сей день. Похожая обувь изображалась на рисунках хеттов.

Баскский язык

Дагестанские языки

Примечания

старый

zahar

б-ахар
(б – класс животных)

годоберинский

волк

otso

б-ацIа

годоберинский

этот

hau

haw

годоберинский

не

ez

цо

чеченский

высокий

garai

гьирцIи

ботлихский

маленький

txiki

б-ачик’и (в значении «короткий»

годоберинский

дом

etxe

иш

годоберинский

день

egun

р-егъа

годоберинский

бык

zezen

унсо,
зини (в значении «корова»

андийский,
годоберинский

красный

gorri

гьири

ахвахский

вы

zu

зур,
зу

хиналугский,
лакский

есть

jan

ами

годоберинский

дуб

haritz

ххари

годоберинский

язык

mihi

миццI

андийский

огонь

su

ц’аи

годоберинский

звезда

izar

ссаи

годоберинский

черный

beltz

б-ечI-ер

годоберинский

человек

gizon

гьекIа

годоберинский

девушка

nezka

нускал (невеста), нуц (зять)
нуша
нуса

чеченский
ахвахский
ботлихский

снег

elur

лоа

ингушский

мальчик

multi

мачIи

чамалинский

хороший

on

ч-ончи

андийский

вода

ur

ху

ботлихский

мясо

haragi

рикьи

ботлихский

баск

*eskua-

экIwa (в значении «человек»

ахвахский

ребенок

ume

има (в значении «мальчик»

годоберинский

Что касается сравнения с искусственными языками, то уже делались предположения о параллелях между урартским языком и т.н. «Черным наречьем», которое сочинил Дж.Р.Р. Толкин для культовой трилогии «Властелин колец». Можно предположить, что с кавказскими языкам обнаружат «фиктивное родство» (неочевидные параллели между естественными и искусственными языками) конланг ифкуиль и язык, на котором говорил Ктулху.

Напрашивается вывод, что, если идти по пути неприятия индоевропейской традиции лингвоконструирования, то существует достаточно большая вероятность прямиком попасть в объятия «яфетидов».

4. АРАХАУ РАЗБУДИТ КТУЛХУ

Любопытные исследования проводились в течение нескольких месяцев на форуме «Эсперанто-новости». Муссировался вопрос, – на каком языке говорит Ктулху? Забавно, что никто не назвал австронезийские языки. Хотя бы из-за уважения к тому факту, что это именно тот исконный ареал, где предположительно обитает великий и ужасный Ктулху. Зато вполне вероятный пассаж – индоевропейский язык сего персонажа.

В процессе опроса вскрылся интерес к ктулхианской лексике. Из всего лавкрафтовского наследия прослеживается одна более или менее известная фраза с внятным толкованием: «Ph’nglui mglv’nafh Ktulhu R’ljeh vgah’nagl fhtagn». Переводится эта фраза обычно так: «В своем доме в Р’льехе мëртвый Ктулху спит, ожидая своего часа».

Если воспользоваться лингвистическим аппаратом Арахау. то эта фраза будет дешифрирована примерно так:

«Тот, у кого двое старых принадлежат убитым деревом зверям; жизнь не принадлежала бы тому быстро умершему. О, тот, кто превращает сущность в двойного зверя! Нет воздуха? Того, что делает принадлежащим тому человеку быстрота убийства; там, где два превращения отца старика».

Известны и некоторые числительные на языке Ктулху: ty – один, quy – два, kre – три, hy – четыре, cvy – пять, quar – шесть, try – семь, nyr – восемь, rohz – девять.

Пока не ясно как назывался язык, на котором говорил Ктулху.

Теорий происхождения этого языка несколько. Трудно найти на земле еще один такой неблагозвучный, где бы рядом находились абсолютно не сочетающиеся звуки.

Наиболее любопытно предположение, что Ктулху состоит в родстве с нивгхами (обитателями устья Амура и севера Сахалина). Во-первых, нивгхи – древнейшие обитатели холодного дальнего Востока. Некоторые исследователи считают их даже более древними, чем айны. Есть упоминания первооткрывателей народностей Приамурья, что соседние с нивгхами народы с легкостью осваивали любой другой язык, но только не нивгхский. Кроме того, именно в нивгхском языке есть слово Тхулфу (зима).

Другая гипотеза выводит на язык ительменов Камчатки, в языке которых фиксируются чудовищные скопления согласных (консонантный коэффициент здесь достигает 1,87, что является рекордом, которого не достигает ни один другой язык мира, обследованный фоностатистическим методом).

Снепривычки произнести ительменские слова очень трудно: каньчпх (научи его), спл (ветер), чкпч (ложка), ксхлиткас (голодать). В этом языке в начале слова может наблюдаться стечение семи согласных, не разделенных слогообразующим элементом: кстк'ӆкнан (он спрыгнул). А в конце слова может обнаруживаться до четырех консонантов подряд: қтимпӆх (принеси это).

Ительмены поклонялись огромному черному ворону Кумху (Кутху), который из воды сотворил землю. В их языке Клътхунинъэ'н означает «Самый темный».

Оттого, наверно, Ктулху и спит, что столько вопросов вокруг его имени. А язык? Этот ктулхуланг отчасти напоминает Арахау, особенно в его грубых, непричесанных формах. Благо, что посредством Арахау (каждая буква в этом конланге имеет значение) можно приоткрыть завесу тайны слов, которыми Ктулху совершает свой ритуальный зов, вселяющий мистико-панический ужас. Само же слово ktulhu интерпретируется в Арахау, как «Тот, кто превращает сущность в двойного зверя».

Кстати, в 2010 году лавкрафтовсое ЖЖ-сообщество ru_lovecraft единодушно пришло к выводу, что «Арахау заслуживает право на то, чтобы называться языком Ктулху».

5. АРАХАУ – КЛЮЧ К ЧЕРНОМУ НАРЕЧЬЮ МОРДОРА

Черное наречие — один из языков в произведениях Дж.Р.Р. Толкина. Это искусственный язык, созданный волшебником Сауроном для своих слуг на основе многочисленных диалектов орков и других подчиненных племен. Существовала архаичная «высокая» форма языка, которой пользовались назгулы, и более упрощенная, используемая армией Барад-Дура. Многие слова из Черного наречия перекочевали в оркские языки.

Пример высокого черного наречия – надпись на Кольце Всевластия:

Ash nazg durbatulûk,

ash nazg gimbatul,

ash nazg thrakatulûk,

agh burzum-ishi krimpatul.

Это переводится на русский так:

Одно Кольцо покорит их,

Одно соберет их,

Одно их притянет

И в черную цепь скует их.

Здесь ash – ‘один’ (кстати, в шумерском языке эта цифра точно также и звучит – ash), agh – ‘и’. В словах durb-at-ul-ûk, gimb-at-ul, thrak-at-ul-ûk, burzum-ishi, krimp-at-ul суффикс at означает инфинитив, ul – ‘их’, ûk – ‘всех’ (по некоторым предположениям ‘û’ передает похожий на звук [ы]) ishi – ‘в’. Корни перечисленных выше слов означают ‘управлять’, ‘находить’ и ‘сковать’ соответственно. Черное наречие имеет четко выраженный агглютинативно-суффигирующий характер, что дало основание некоторым исследователям заподозрить, что Толкин использовал в конструировании языка Мордора хаттский и хурритский лингвистический материал. Как бы то ни было, но параллели в этих языках все-таки прослеживаются.

Любопытно, что Черное наречье обнаружило некие связи именно с хуррито-урартскими языками (древние языки Восточной Анатолии, ныне мертвые). Их в свою очередь возводят к ныне существующей нахско-дагестанской (чечено-лезгинской) группе кавказских языков. Похоже, образовывается целая группа искусственных языков и естественных изолятов, обнаруживающих сходимости с кавказскими языками. Известны гипотезы, исходя из которых, им родственны также баскский и этрусский языки. Совпадение с этой условной группой языков обнаружил и полисинтетический язык Арахау. Будучи изначально априорным, он вскрыл вполне определенные, но трудно пока объяснимые связи одновременно с баскским и андийскими языками.

Кроме того, было высказано предположение, что Арахау по своему «звуковому рисунку» напоминает язык Мордора.

Что ж, стоит попытаться перевести известную надпись на Кольце Всевластья, используя лингвистический инвентарь Арахау:

As-h n-az-g d-urb-a-t-ul-ûk,

«Он знает этого ловкого господина (великана); рядом со звериной мордой человек превращается в еду зверя»

As-h n-az-g g-im-b-a-t-ul,

«Он знает этого ловкого господина; тот побег, который с человеком становится едой»

As-h n-az-g t-h-ra-ka-t-ulû-k,

«Он знает этого ловкого господина; я это для вершины превращаюсь в верх дикости»

A-g-h b-ur-z-um-is-hi krimpatul.

«Человек принадлежит этому вместе с медведем, хозяином медвежат, лазающим (букв. имеющим) сразу по двум деревьям; молодой ствол (этого дерева) в человеке, превращенном в еду».

А вот как знамениатя надпись на кольце всевластья переводится на Арахау:

Argaezargjisass,

Argesabass,

Argoilsarfass

Cesväropozogoass.

Продолжим изыскания в области мордорологии... Кстати само слово Mo-rdo-r – Да будет законность!

S-aur-on – «Твоя древняя кровь»;

S-a-r-uman – «Ты человек для извоза зверей»;

G-en-d-alf – «То, что запад роднит с мертвыми вещами»;

письмена k-irt – «тот, кто с деревянной грудью», t-en-g-v-ar – «мой Запад, приводящий к гуманизму»;

nazgul – «быстрый, пожирающий великан»;

ork – «хождение»;

go-bl-in – «что без пня?».

Elf – ‘подземелье мертвеца’; alv (звучит гораздо лучше) – ‘предвестье’, g-n-o-m – ‘то, что быстро ощущает юность’, trol – ‘ухо неизвестного’ > ‘подслушивающий’, Ho-b-i-t – ‘это вместе с моим деревом’. Фамилию же гениального творца фэнтезийного мира можно представить в результате фонетического разбиения так: To-l-k-in – «Даже не на пне». Язык эльфов k-v-en-ja можно истолковать, используя фонемозначимый принцип Арахау, как «Тот, кто впереди Западной женщины»...

В принципе сопоставление вымышленного Толкиным языка Черного наречья с урартским и хурритским становится неким прецедентом. И, возможно, новым направлением в лингвистике – «фиктивной классификации», когда о степени «родства», можно говорить применительно не только к естественным, но и искусственным априорным языкам.

6. ФИКТИВНОЕ РОДСТВО ЯЗЫКОВ

Почему априорные языки похожи на нахско-дагестанские?

«Ветер нам утешенье принес,

И в лазури почуяли мы

Ассирийские крылья стрекоз,

Переборы коленчатой тьмы».

(Осип Мандельштам)

Фиктивное родство языков – изучение структурных и функциональных свойств языков, больше частью искусственных и, как правило, априорных (например, сольресоль, ро, aUI, Арахау), по сравнению с естественными.

Как известно, языки мира распределяются по определенным таксономическим рубрикам. Если генеалогическая классификация языков базируется на понятии родства, то типологическая классификация основывается на принципах сходства. Первая объединяет языки по родственным связям (языковым семьям), а вторая – по их структурному строению.

Наиболее известна морфологическая классификация, согласно которой языки распределяются по четырем классам: изолирующие (аморфные), агглютинативные, полисинтетические (инкорпорирующие) и флективные. Например, квенья является флективным, эсперанто – агглютинативным, токипона – изолирующим. Следует отметить, что наибольшее развитие получили языки агглютинативной структуры.

Языки могут классифицироваться и в зависимости от степени развития аналитизма (раздельное выражение основного и словообразовательного значений) или синтетизма (соединение в пределах одного слова нескольких морфем). Синтетические искусственные языки, как правило, используются в фэнтези (наглядный пример – квенья). Как правило, в социализированном лингвоконструировании задействуют аналитические механизмы. Классический пример аналитизма – логлан и ложбан.

Кроме того, языки распределяются в типологии по типу строения слов в предложении. Общепринято считать, что существует три строя языков: номинативный (противопоставление объекта и субъекта, именительного и винительного падежей), эргативный (противопоставление производителя и носителя действия) и активный (противопоставление одушевленного и неодушевленного начал).

Среди искусственных языков, использующих неноминативные конструкции, известность получил недавно созданный на’ви из кинофильма «Авата». У этого конланга достаточно редкий трипартивный (трехчастный) строй. Здесь все три актанта (статив, агенс и пациенс) маркируются тремя различными падежами: номинативным (точнее: интранзитивом), эргативом и аккузативом. В русском языке похожая конструкция возможна в единственном примере и то за счет того, что есть одно заимствованное из греческого языка имя собственное, имеющее разные (не нулевые) флексии в прямом и косвенном падежах: «Христом (А) спасен мир (П)» и «Христос (С) явился».

Насколько известно, активный строй из искусственных языков использует пока только Арахау.

Подавляющее большинство искусственных языков базируются на индоевропейской лексике, что является следствием наибольшего успеха эсперанто. С 1887 года, когда был изобретен этот язык, появилась масса эспирантоидов (окциденталь, идо, новиаль, эдо, интерлингва, ОМО, уропи, унитарио).

В ХХ в. появились лингвистические проекты, ориентированные на отдельные языковые группы – это межъязыковые плановые языки. Известны пангерманские конланги тевтониш, нордиен, космос; общеславянские словио, слависк, прослава; пантюркские ортатюрк и торок. Любопытно, что лингвоконструирование не выходит за пределы ностратической макросемьи языков. Редкие исключения – это, пожалуй, попытки некоторых японских исследователей. Например, писатель Хироюки Мориока создал язык барон якобы на древнеяпонской основе. Еще можно вспомнить панафриканский лигвопроект африхили – искусственный язык, который изобрел в 1970 году уроженец Ганы К.А. Куми Аттобрах.

Проекты с генетически обособленной словарной базой (априорные плановые языки) иногда тоже сравниваются как между собой, так и с естественными языками. Вопрос, почему некоторые априорные и естественные языки обнаруживают сходства, пока не получил убедительного ответа. Объясняется ли это некими архетипами языкового строения, неосознанным заимствованием или такие факты являются подтверждением теории моногенеза, – не ясно.

Так, Черное наречие, засвидетельствованное в трилогии «Властелин колец» имеет четко выраженный агглютинативно-суффигирующий характер, что дало основание некоторым исследователям заподозрить, Толкина в использовании при конструировании языка Мордора хаттский и хурритский лингвистические материалы.

Ифкуиль, как отмечается рядом исследователей, основывается на принципах афразийских и америндских языков. Онтологический статус слогового планового языка эльюнди пока не изучен. Однако уже сейчас можно сказать, что его фонология (отсутствие звонких взрывных, вокальная скудость) напоминает этрусский, этеокипрский и минойский языки, условно объединяющиеся, как и баскский, в средиземноморскую семью. Звуковой рисунок эльюнди напоминает японский, корейский и, возможно, айнский.

Ложбан сконструирован на основе самых распространенных языков мира.

Фиктивное родство языков может быть априорным (невольным) и апостериорным (нарочитым). Например, А. Толстой в «Аэлите» использовал манеру образования слов, как считается, из ацтекского, и арамейского фонда при полинезийском звуковом оформлении слогов. Ацтекский язык взял за основу фантаст А. Беляев при описании «наречия атлантов» в произведении «Последний человек из Атлантиды». Язык индейского племени муцун избрал Марк Окранд для построения клингона к фильму «Звездный путь». Сообщалось, что фантаст Фрэнк Херберт использовал сокотрийский диалект арабского языка в своем культовом произведении «Дюна». С. Логинов в «Многоруком боге далайна» основывался на монгольской лексике. Так называемый го'уладский язык, специально разработанный к телесериалу «Звездные врата» (на нем говорили вымышленные племена го'уладов джаффа), находит аналогии с древнегипетским. Феминистический конланг лáадан Сюзет Хаден Элгин − с китайским.

Остается пока не ясным, какой инолингвистический источник использовал Кир Булычев для конструирования имен и названий в «Тайне третьей планеты». Ведутся споры на особенности каких языков опирался Дж.Р.Р. Толкин для конструирования многочисленных наречий в трилогии «Властелин колец». В языке эльфов отмечалось влияние финского, кельтских и даже славянских языков.

Весьма любопытно предположение, проводящее параллели между «Черным наречьем» и урарто-хурритскими языками, одним из самых архаичных в Древнем мире. Считается, что урарты и хурриты были дальними предками современных носителей нахско-дагестанских языков. Мордорско-урартское родство можно было бы считать либо совпадением, либо адстратным явлением, если бы не еще один пример. Полисинтетический Арахау обнаружил целый ряд структурных и семантических сходимостей с баскским и нахско-дагестанскими (в частности с годоберинским) языками. Обращает на себя внимание то, что априорные искусственные языки обнаруживают сходства с так называемой Яфетической макросемьей (неиндоевропейские языки Древней Европы и Кавказа).

Дискуссионным остается вопрос – почему именно с кавказскими языками (в первую очередь речь идет о нахско-дагестанских, чем об абхазо-адыгских и картвельских) оказалось наиболее перспективно отождествлять априорные конланги и языки, на которых говорят вымышленные чудовища, – такие как Саурон и Ктулху.

Обнаружение фактов априорного родства служит дополнительным стимулом к поиску ключей, казалось бы, навсегда потерянных, к древним и недешифрованных языкам Средиземноморья.

Ученый М. Алексеев называет феномен лингвистической сходимости – «морфологические встречи» (например, такие «встречи» фиксируются между нахско-дагестанскими и индоевропейскими (при сравнении ностратического морфологического инвентаря с восточнокавказским)17, между пратибетобирманскими падежными показателями и алтайскими18. Гипотеза заимствования в этом случае маловероятна, поскольку она противоречила бы тезису о непроницаемости морфологии. По мнению Алексеева, причины появления подобных «изоглосс» кроются не столько в общности происхождения (Вацлав Поляк в 1946 г. пытался обосновать существование «славянско-кавказского языкового союза») или в ареальной обусловленности совпадающих морфем, сколько в самом характере функционирования служебных морфологических элементов. «Как известно, – пишет он, – установление морфологического инвентаря реконструируемого праязыка и восстановление материальной оболочки соответствующих морфологических единиц основывается на фонетических корреспонденциях близких по семантике морфем».

Существует немало гипотез, устанавливающих «родство» между, казалось бы, не связанными никакими узами языками. Например, можно вспомнить предположение исследователя топонимики Амурской области Бориса Ульянова19. Он сопоставляет эвенкийский язык с америндскими на примере сибирских рек Уров, Уркан, Уссури, где корень ‘ур’ − ‘болячка’, ‘гнилой’ (похожая семантика названия реки Миссури в США). Очень сходны, по мнению исследователя, названия рек Юкон и Оймякон. В языке майя ‘муль’ − ‘плывущее бревно’, а по-эвенкийски ‘мули’ − ‘плыть по воде’. Эвенкийские слова ‘север’ и ‘шаман’ на языке майя означает ‘древний’, ‘оставшийся позади’.

Тамильский исследователь Дакор Шринивасан опубликовал труд «Следы тамилов Индии в древней Америке» (перепечатка в бангалорской газете «Тамильский вызов Колумбу»). Он приводит 261 географическое название Нового Света, имеющее смысловое тамильское толкование. Например, археологический комплекс Чавин-де-Уантар в Перу переводится, как ‘погребальная церемония’, Тикаль на Юкатанском полуострове − ‘слава и процветание’, долина в Мексике Тулисинго и город майя Чикалинго − распространенные тамильские имена Туласингам и Чокалингам.

Польский востоковед, доцент Варшавского университета Ян Браун выдвигал гипотезу о родстве тибетского и шумерского языков (существует гипотеза о родстве шумерского и языков мунда). Р. Шэферу удалось обнаружить ряд словарных параллелей между папуасскими и сино-тибетскими языками20. Среди них есть весьма любопытные (например, сопоставление числительных в языке эпа и тибетском: 2 − nsi / gnyis, 3 − sum / gsum, 4 − ssi / bzi, 5 − na / lna...

Выдвигались предположения, связывающие японский и коми, японский и йоруба, фульбе и древнеегипетский... Интересными, однако, представляются гипотезы о родстве языков кечуа и аймара (Перу) тюркским языкам, айнского и маньчжурского, эскимосского и финского, баскского и чеченского, чеченского и индоевропейских, грузинского и китайского, пиктского и саамского.

При отыскании связей между языками было немало мистификаций и натяжек. Например, исследователь Гриневич21 высказывал домыслы о славянских корнях этрусков и крито-минойцев. Однако первым эту мысль излагал еще Чертков22 в позапрошлом веке. Он интерпретировал топонимику и этнонимику Древней Италии и лексику этрусских надписей посредством славянских языков: умбры – обричи, долопы – дулебы, пелигны – поляне... По такому же принципу строились связи: Кремона – Кременец, Кременчуг, Кромы.

Академик Н. Марр23 сближал этнонимы русы, этруски, пеласги, лезгины. Он также утверждал, что русский язык ближе к грузинскому, чем к украинскому, а немецкий – это преобразованный революционным взрывом сванский язык.

Щербаков24 обращает внимание на похожесть географических названий Исландии и Центральной Азии (предполагаемой прародины прагерманцев). Ср.: исландское озеро Лангисьор и сьор / сор – «море»; исландские реки Ховсау, Екульсау, Твоурсау, Хамарсау и реки Таджикистана Яхсу, Шаклису, Таирсу, Авансу. Ледник по-исландски ‘ëкуль’ и горные озера Средней Азии – Зоркуль, Рангкуль.

Существует гипотеза о родстве касситского языка индоевропейскому25. Касситы – племена Древнего Луристана, захватившие в 16-13 вв. до н.э. Вавилонию. Любопытно, что имя касситского бога Шурияша находит соответствия с ведическим Сурьей (Солнцем), Маратташ – это-де маруты (божества бури, ветра и грома), Бугаш – древнеперсидский Baga.

7. РИТМЫ И ИМЕННЫЕ КЛАССЫ

Говорят, на рубеже IV и III тыс. в Южном Двуречья обитал древний народ (т.н. культура Эль-Убейд), чей язык сильно отличался от шумерского. Он получил условное название «банановый» из-за большого числа слов с повторяющимися слогами – zababa, huvava, bunene, inana. Именно их языку шумеры были обязаны терминологией в области ремесел и обработки металла, а также наименованиями некоторых городов. (Рискнем предположить, этот язык был протодравидский – прародитель эламитского, хараппского и современного тамильского).

«Банановый» стиль языка (гипотеза была выдвинута И. Дьяконовым или В. Ардзинбой) наблюдается достаточно часто у примитивных народов по всей Земле. Субстратные слои есть практически во всех языках. И русский не исключение. Слова ‘вава’, ‘кака’, ‘цаца’, ‘ляля’, ‘тити’, ‘пипи’ обычно относят к особенностям «детской речи» и якобы, поэтому аналогичные «банановые» конструкции можно встретить во многих языках мира (в хауса vava – ‘глупец’, в греческом kakós – ‘дурной’).

Эффект достигается двукратной редупликацией (в чукотском языке известна трехкратная: нэ-нэ-нэт – ‘дети’). Санскрит наоборот запрещал такое «фонетическое заикание» и здесь существовало специальное правило при удвоении корней: hâ + hâ = jahâ – ‘оставлять’, mâ + mâ = mimâ – ‘мерить’.

В чукотском (в отличие от большинства языков) редупликация – следствие сингулярности: лиг-лиг – ‘яйцо’, лигит – ‘яйца’, ным-ным – ‘поселок’, нымыт – ‘поселки’ (ср.: в нивхском чуф-чуф – ‘дождь’).

Но не только редупликация играет генерирующую роль, а еще и определенная ритмика. Ритмика прослеживается в нумеративах и местоимениях (ср. в русском ‘кто’ / ‘что’, как противопоставления одушевленного и неодушевленного; в языке фула: mi – ma – mo ‘я – ты – он’). Например, в чукотском: 2 – ңирэқ, 3 – ңыроқ, 4 – ңырақ. Во многих языках наблюдается аналогичное явление: в русском: 7 – семь, 8 – восемь, 9 – девять, 10 – десять; в чеченском 7 – ворхI, 8 – бархI, 9 – исс, 10 – итт; в чамском 8 – talipan, 9 – thalipàn, в абхазском 9 – жəба, 10 – жəаба; йоруба 7 – èje, 8 – èjo, в грузинском – 10 ati, 100 – asi.

язык

мать (мама)

отец (папа)

Абхазский

ан

аб

Аварский

эбел

эмен

Адыгейский

ны

ты

Албанский

nënë

baba

Андийский

ила

има

Арабский

al-ʼum (ʼmy)

wālid (ʼabu)

Армянский

mayr (mayriki)

hayr (hayrik)

Баскский

ama

aita

Валлийский

mama

tad

Венгерский

anya

apa

Вьетнамский

mẹ

cha

Грузинский

deda

mama (dad)

Ирландский

máthair (mam)

athair (daidí)

Ительменский

лаҳсх

исх

Корейский

eomeoni (eomma)

abeoji (appa)

Лезгинский

диде

буба

Литовский

motina

tėvas (tėtis)

Нивхский

ымык

ытык

Румынский

mama

Tatăl (tata)

Суахили

mama

baba

Табасаранский

бав (ана, дада)

аба, авай, адай, даши (гага, гагай)

Тагальский

ina

ama

Финский

äiti

isä

Чеченский

нана

да

Чукотский

ыммэмы

аты

Эстонский

ema

isa

Юкагирский

etê

Японский

Hahaoya (mama)

chichi

Похожая ритмичность есть в словах наиболее древнего фонда: в финском akka – ukko ‘старуха – старик’. В чеченском языке по рифме строятся части человеческого тела и некоторые ориентационные понятия: аьрру – аьтту ‘левый – правый’, мIара -- мара ‘ноготь – нос’, ког – куьг ‘нога – рука’, лерг – церг – бIаьрг ‘ухо – зуб – глаз’, корта – ворта ‘голова – часть шеи ниже затылка’, а также урс – турс ‘нож – щит, суьйре – вечер и Iуйре – утро, наж – дуб, Iаж – яблоко. Ср. также в бакве (языки кру) ka – 'закрывать', kra – 'открывать'; в бете (языки кру) ka – 'открывать', kla – 'закрывать'.

Похожая ритмика присутствует и в названиях светил: у абхазов Амра – Амза, у лакцев Барг – Барз (Солнце – Луна).

Интересно, что само слово (بَنانَ) banan арабского происхождения и означает ‘палец’ (может, прав был Г. Рубио, предполагавший семитскую этимологию у многих «банановых» имен?). К слову, по-грузински ‘палец’ будет t’it’i.

Особый интерес представляют термины близкого родства – тятя, няня, дядя, тетя, деда и особенно папа и мама... есть основания считать, что эти противопоставления – остатки именных классов (дородовых категорий). В данном случае m – показатель класса женщин, p – класса мужчин. Кстати сказать, заблуждаются те, кто думает, что во всех языках мира слово ‘мама’ звучит одинаково. Например, в грузинском mama – это ‘отец’, deda – ‘мать’.

Местоименная клитика m- (в языке фула Mv- – показатель личных местоимений) дала префикс класса людей в конго-кордофанских языках, при этом формант m / ng / l восходит, как предполагается к детерминативу ‘человек’. Ср. любопытное совпадение: la-ngue во французском и lo-nge в кордофанском языке талоде переводится ‘язык’. Только во втором случае lo- – префикс класса людей; (pu)le-me – в фула.

Н. Трубецкого можно считать зачинателем теории и практики вычленения в именах существительных восточнокавказских (нахско-дагестанских) языков окаменелых классных показателей. Например, он считал, что в аварском слове ‘бакъ’ и арчинском ‘бархъ’ (солнце) префикс именного класса небесных тел ba- (ср.: аварское къо и арчинское ихъ – 'день'). Трубецкому принадлежит и теория моноконсонантизма кавказского глагольного корня с окаменелыми префиксами именных классов; эта теория снимает противоречие разных анлаутов, казалось бы, однокоренных слов в генетически родственных языках: лезгинское й-укI, даргинское д-екI, лакское н-акI (локоть, аршин). Тем не менее, трудно соотнести с данной гипотезой практику выделения окаменелого классного префикса едва ли ни в каждом имени с анлаутом m-, b-, n-, d-, r-, l-, j-.

Если применение теории окаменелых классных префиксов расширить на другие языки, можно с большим усердием доказывать родство нахских и баскского языков (баскское z-ahar – годоберинское б-ахар ‘старый’; otso – б-ацIа ‘волк’; в баскских диалектах *eskua- и в ахвахском экIwa в значении ‘человек’), грузинского и этрусского (этрусское tivr – грузинское m-t’vare ‘луна’, t’veshi ‘месяц’; аналогичный префикс небесных тел в слове m-ze ‘солнце’).

Исследователи обращали внимание на значительное разнообразие в большинстве современных нахско-дагестанских языков аффиксов множественности. В дагестановедении существует гипотеза классного происхождения плюралиса (*-ar, *-bi, *-du; *-š(v), *-lʔv), выдвинутая в 1972-73 гг. Г. Топуриа и Т. Шарадзенидзе.

Многочисленность склонений в древнерусском языке (на -ŏ > -o, -ŭ >- ъ, -ā > -a, -ĭ > -ь), по словам филолога Валерия Иванова, объясняется тем, что это были некие словообразовательные суффиксы, потерявшие свое значение еще в праславянскую эпоху. Можно предположить, что это и есть именные классы. Исследователи реконструируют некоторые такие суффиксы именных классов:

*-ter – класс близких родственников (ср.: дочери, матери, Bruder, sister)

*-ent > ѧ – класс детенышей – дѣтѧ, телѧ (*telent)

*-ĭ > ь – класс диких животных и птиц – рысь, медведь, зверь, гусь

*-ŭ > ы > овь (ва) – класс плодов (тыкы, моркы), а также родственников (свекры, золы, ятры).

Именной класс — лексико-грамматическая категория существительного, состоящая в распределении имен по группам (классам) в соответствии с некоторыми семантическими признаками при обязательном формальном выражении классной принадлежности имени в структуре предложения. Именной класс вместе с категорией рода образует более общую категорию согласовательных классов.

Именные классы присущи разным языкам Северной Америки (например, апачийские, на-дене языки), Африки (нигеро-конголезские языки), Кавказа (нахско-дагестанские языки), Юго-Восточной Азии (дравидийские языки), Австралии, Океании. Количество именных классов колеблется по языкам от двух до нескольких десятков (например, для языка насиой в Новой Гвинее отмечается свыше 40 именных классов).

В кавказских языках наибольшее количество именных классов в чеченском (в некоторых его диалектах – до 10). Для их обозначения используются парные комбинации из букв б, в, д, й. Именной класс затрагивает имена, глаголы, местоимения, причастия и числительное ‘четыре’: йиъ кила – ‘4 кг’, биъ ког – ‘4 ноги’; да ву – ‘отец есть’, нана йу – ‘мать есть’, цIа ду – ‘комната есть’. В существительных: в чеченском: ‘брат – сестра’ (ваша – йиша), ‘сын – дочь’ (воI – йоI), в аварском ‘тесть/свекр’ – ‘теща/свекровь’ (в-акьад – й-акьад). Ср. в испанском похожий прием: hermano – hermana (брат – сестра), hijo – hija (сын – дочь) и в именах (Валентин – Валентина). В эсперанто этот принцип положен в основу словообразования.

В суахили есть классы людей, растений, плодов, вещей; причем эти префиксы имеют несколько отличающиеся формы для различных морфем:

Mtoto huyu mmoja ameanguka – «Ребенок этот один упал»;

Mti huu mmoja umeanguka – «Дерево это одно упало»;

Chungwa hili moja limeanguka – «Апельсин этот один упал»;

Kifuko hiki kimoja kimeanguka – «Кошелек этот один упал»;

Иногда именные классы пронизывают всю структуру предложения, как, например, в языке лингала:

lo-lenge lo-ye l-a lo-beki lo-na lo-ko lo-zali lo-lamu – «Форма эта горшка того одного есть хорошая».

Трансформы согласовательных цепочек напоминают прием известный в «поросячьей латыни».

В суахили:

Ki-tabu hi-ki ki-zuri ki-mepigwa chapa – «Книга эта красивая она издана».

Рекордсменом является язык фула, где около 25 именных классов. При префиксации первый согласный корня может мутировать по нескольким ступеням: в языке биафада gu-ranka – ‘нога’, ma-tanka – ‘ноги’. В классную систему включается подкласс множественности, разумности. В фула громоздкость системы именных классов получается еще и за счет диминутива (уменьшительности), партитивного диминутива, аугментатива (увеличительности), значений ‘жидкость’, ‘дерево’, ‘мелкоокруглый предмет’, ‘массивный предмет’, ‘длинная вещь’, ‘плоская тонкая вещь’... В языке гола есть особый локативный класс (e-wie-lе – река, как предмет; ko-wie-o – река, как место).

В высшей степени примечательно деление имен на классы в языке асмат (папуасские языки). В нем пять классов. Это: 1) ‘стоящие’ предметы – узкие и высокие, например, деревья или люди; 2) ‘сидящие’ предметы – столь же высокие, сколь широкие, вроде дома, а также... женщины; 3) ‘лежащие’ предметы – широкие и низкие. Сюда относятся, например, упавшие деревья, мелкие животные, особенно пресмыкающиеся, а также... только что вставшие из-за горизонта солнце или луна; 4) ‘плавающие’ предметы, как-то: рыбы, лодки и сами реки; 5) ‘летающие’ предметы, т. е. предметы, находящиеся выше обычного направления взгляда: птицы, насекомые, предметы, висящие наверху.

Именные классы (которые могут выполнять функции артикля или/и анафорического местоимения) могут занимать разные позиции в слове (существительном, прилагательном, глаголе):

а) Префиксально: в аварском в-ацц – й-ацц (брат – сестра); в-ачIине – ‘приходить’ (о мужчине), р-ачIине – ‘приходить’ (о нескольких людях).

Глагольные именные классы инфигирующего типа есть также в папуасских языках, например, в монумбо: alukatse-ts-o – ‘я уношу (мужчину)’, alukatse-k-o – ‘я уношу (женщину)’, инфиксы -m- означают в объекте ‘ребенка’, -p- – ‘банан’.

б) Суффиксально: в аварском лъикIа-в – лъикIа-й – лъикIа-б (хороший – хорошая – хорошее).

В языке тем (семья гур): ta-ka – ‘жаба’, ta-se – ‘жабы’.

Именные классы суффиксального типа в папуасском языке баининг могут относить слова к мужчинам, женщинам, маленьким предметам, тонким вытянутым вещам, части сами по себе и разделенное целое, большие нечленимые предметы: a mung-ini – a mung-it – a mung-ar ‘деревце – щепка – бревно’.

в) Инфиксально: в аварском гьа-в-изе – ‘делать (о мужчине)’, гьа-р-изе – ‘делать (о нескольких людях)’.

г) Конфиксально: в ингушском в-аха-в – ‘ушел (он)’, й-аха-й – ‘ушла (она)’, д-ийша-д – ‘прочитал’. Это редкие примеры грамматикализации палиндрома.

В африканском языке тем (гур языки): du-vo-re – ‘голубь’, a-vo-a – ‘голуби’.

Чрезвычайно развернутую систему образовывают нивхские числительные, которые включают в себя 26 подсистем в зависимости от счета лодок, нарт, связок юколы, саженей, охотничьих снастей, пальцев, семей, мест, тонких плоскостных объектов и т.д. (н'энң – ‘один человек’, н'ан – ‘одно животное’). В ряде папуасских языков наблюдается аналогичное явление − несколько рядов числительных, каждый из которых служит для счета определенных предметов. В языке абау таких рядов 12, в вогамусин − 6, в ивам − 5.

8. СПИСОК ЛИЧНЫХ ИМЕН, ИНТЕРПРЕТИРУЕМЫХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОРИИ АРАХАУ

Есть этимология имени, которая устанавливает его значение по корням языка источника. Но существует интерпретация имен с точки зрения астрологии, нумерологии... Один из таких методов предлагает теория Арахау.

По ‘теории Арахау’, все языки мира формировались на схожих принципах, а слова складывались из примитивных моносемантических комплексов. Арахау задействует одни из самых архаичных лингвистических механизмов.

‘Арахау-толкование’ имен собственных может показаться чересчур жестким, но что поделать? ладно еще боле или менее прилично звучат имена Eduard (‘Достать до потолка рукой’), David (‘Рядом ведущий прутик’), но есть имена, которые в переводе выглядят просто ужас! Например Karl или Juljan, а Svätoslav (обратите внимание, что Арахау наиболее ‘суров’ к именам славянского происхождения) и Ruf' – и того хуже.

Особенность русских фамилий – окончания -in, -ov, -ev, которые в Арахау обозначают ‘пень’, ‘вперед’, ‘к небу’. Особенность большинства имен в обиходе – окончание -ij (‘трава’), -ija (‘соломенный человек’/’пугало’). В названии стран германского происхождения есть окончание -land (‘не старичок’). Удивительно, что благозвучная фамилия putin интерпретируется Арахау, как ‘Тот, кого зверь превращает в пень’, а такая режущая слух фамилия, как breznev расшифровывает весьма возвышенно – ‘Огромный купол перед движущимся небом’.

Kavkaz Тот, кто ведет великана вверх

Mamont Твой медленный бег

Kuban Зверь, следующий за стариком

Don Рядом со старостью

Kazak Тот, кто дружит с собой

Krisna С вертлявой шеей < Шея имеет скорость

London Твердое маленькое ‘нет’ старости

Stalin Он превращает вещи в пни

Gitler То, что дерево превращает в невесомость

Lenin Не сидит небо на дереве

Australija Он хотел слышать вещи соломенных людей

Afrika Око креста (распятия)

Amerika Человек летит в небо ради креста (распятия)

USA Он есть человек

Rosija Ты пугало (трава человеческая)?

Moskva Он сейчас почувствует очередь (впереди стоящих)

Alah Чужой этому

Muhamed Быстрое животное взлетает под купол

Hristos Зрачок растет, превращаясь в чувство

Isus У него есть твое животное

Jelcin Вращающееся подземелье и пенек

Buda Вместе с ручной мышью

Biblija Вместе с деревом без пугала

Koran Тот, чье древнее имя

Talmud Я уничтожу живых мышей

Indija Старое дерево около пугала

Kitaj Тот, кто дерево превращает в женщину

Islam У него есть немолодые люди

Elada Подземелье родича

Satana Твоя колдовская остановка.

Мужские имена

Abakum Компаньон (верхом) на молодом животном

Abram Голова юноши

Avakum (Едущий) впереди на молодом животном

August Кровь того, что существует у меня

Audej Кровь сродни ветру

Agap Внутри собственности

Agafon Собственность дома престарелых

Agej Воздушный человек

Adam Юный родственник

Adrijan Древесный запах старика

Azar Дружба

Akim Человек на кустарнике

Akinf Человек (сидящий) на гнилом пне

Aleksandr Одинокий человек держит нос по ветру

Aleksej Одинокий (взлетает) вверх к твоей абстрактной сущности

Albert (Некая) вещь с небесной грудью

Alfred Лампочка<вещь-маленькое солнце

Amvrosij Юноша назвался бы травой

Amos Чувственный юноша

Ananij Сидящая (в земле) трава

Anastas Старик думает моими мыслями

Anatolij Остановка оборачивается безымянной травой

Andrej Старик держит нос по ветру

Anisim У старика есть саженец

Antip Старик превращается в дерево

Anton Старик становится старостью

Anufrij В старике существует червоточина

Apolon В человеке нет старости

Aristarh Человек взращивает пальцем

Arkadij Нога ребенка травы

Aron Старая сотня

Arsenij Сотня твоей восточной травы

Artamon грудь старого юноши

Artem Грудь запада

Artur Грудь быка

Arhip Палец (защемленный) в дереве

Afanasij Пустынник спешно думает о траве

Afinogen Мертвец, трухлявый (как пень) с Востока

Bogdan Когда (надо) принадлежать родственнику стрика?

Boris Когда (он) вырастит

David Рядом ведущий прутик

Danil Рядом лежащий с деревом

Dementij Рядом с летящими (друг к другу) старые галактики превращаются в траву

Demid По небу летит прутик

Demjan Околовосточная старуха (Старуха, живущая близ Восточных земель)

Denis родина (Родное небо*) быстро имеет (его)

Dimitrij Рядом с потоком (летящих) стрел (припал) ухом к траве

Eduard Достать до потолка рукой (Потолок руки)

Evgenij Небо бы принадлежало западной траве

Evdokim Небо бы (было) чуть сверху от ростка

Elisej Ветер в подземелье (Подземелье имеет ветер)

Emeljan Летящие галактики убивают старуху

Epifan (Голубизна) небо в бревне старика

Eremej Молодой космос ветра

Ermolaj Небесный ус убивает женщину

Erofej Горнее место ветра

Efim Крыша (мертвое небо) молодым растениям = Теплица

Efrem Солнце Востока = Восход

Emilij Небо летит к дереву, опаляя (убивая) траву

Emanuil Небо летит к отсутствующему (в настоящий момент) старику

Ernest Небо поворачивается ко мне спиной (Спина неба делает мне)

Fadej Там, где дети ветра

Fedor Там, где денежное небо (Там, где небо в алмазах)

Feliks Там, где буря (идет) на тебя

Filaret Там, где непроходимая чаща для моего неба

Filat Там, где моя непроходимая чаща

Filimon Там, где новая преграда старости

Filip Место в заборе

Firs Там, где твоя темнота

Foka Где на человеке?

Foma Где жизнь?

Fridrih Там, где дупло дерева пахнет чем-то

Frol Глаз незнакомца (Подглядывающий)

Gavril То, что ведет к отсутствию

Galaktijon То, что чужое на моем дереве женской старости

Gelij То, что (производит) подоснову ветра

Genadij То, что (производит) остановку неба (для) человека, припадающего к траве

Genrih То, что (производит) бездну в том дереве

Gevorgij То, что (производит) небо, ведущее к принадлежности к траве

Gerasim То, что небо поет древесному ростку

German То, что (делает) левая стопа старика

Gleb То, чего не (делают) с небом

Gordej Что приводит (нога) к родству с ветром

Grigorij Дерево лежит на боку в поле (Висок дерева места травы)

Gurij То, (что делает) соломенный (травяной) бык

Hariton Два садовника постарели

Harlam Два члена юноши

Hrisanf Расти мертвого старика!

Hristofor Расти, пребывая в поиске!

Ivan Посох (Древо ведет старика)

Ignat Древо моего быстрого человека

Igor Древо имени;

Izmail Дуб сейчас приласкает

Izosim Дуб чувствует (как всходят его) ростки

Izot Моя книга

Ilarjon Непроходимая чаща для старения женщины

Ilja Отсутствующая жена

Inokentij Пень на соломенной крыше

Ihoan Древо густой темноты, Древо покрытое густой шерстью

Ihona (Иона) Древо славы (имени летящего к человеку)

Ihosif Древо чувствует засыхание

Ipat Древо в моем человеке

Ipolit Древо в моем безымянном древе (?)

Isaak (Он) имеет свой народ

Isaj (Он) имеет женщину

Isidor (Он) имеет денежное дерево

Juljan Самка животного убивает старуху

Juri Прожорливый древоточец

Jakov Жена на передовой

Jaroslav Быстрая сотня чувствует не человека впереди

Kazimir Стреляющий дровосек

Karl Тот, кто имеет член < мужчина

Karp Пузатый (Тот, кто имеет живот)

Kasjan Ученый старой жены

Kim Тот, у кого молодость

Kiprijan То дерево, которое (имеет) мох (борода дерева) старой жены

Kiril Тот, кто в поле (Аграрий)

Klim Корни ростка (Под ростком)

Kondrat Кто понюхал меня?

Konstantin Тот, кто долго чувствует будучи стариком, превращенным в пень

Kuzma Орел

Laur Невозгораемость

Lev Не делай наперед!

Leanard Не шаркай ногой!

Leanid Не шурши быстрорастущим ростком дерева

Luka Не существуй за счет (на) человека

Makar Жизнь за счет гуманизма

Maksim Жизнь за счет твоего роста

Manuil Полный жизни человек стоит на звере, который отсутствует (сейчас)

Mark Жизнь идет

Martin Широкая грудь (старого) пня

Matvej Жизнь стала бы ветром

Mefodij Ветхая крыша, крытая травой

Miron Растущее дерево опора (как) старости

Mitrofan Растущее дерево слышит где находится старик

Mihail Ласковое растущее дерево

Moisej Пусть (он) даст нечто абстрактное и трансцендентное

Mstislav Пусть им владеют не сначала

Nazar Ловкий друг

Narkis У тебя быстрые ноги

Naum Горячая молодая кровь

Nestor (Он) скор на преувеличения

Nefed Очень чистый потолок

Nikandr Быстро растущее древо на ноге человека

Nikanor Быстро растущее древо (лежит) на старце, остановившемся напротив

Nikita Быстро сделанный крест превращается в человека

Nikifor Быстро сделанный крест поиска

Nikolaj Быстро нареченный не женщиной

Nil Быстро исчезнувший

Oleg Принадлежащий безымянным небесам

Onisim Однако (же) (он) растет

Osip (Он) чувствует (что-то) в дереве

Oskar (Он) чувствует за счет (на) гуманизма

Ostap (Он) чувствует, становясь человеком

Pavel Тот, кого человек ведет в подземелье

Pamfil Тот, у кого нет мертвого юноши

Pankrat Тот старик, который повернулся (сделал шеей) ко мне

Pantelej Тот старик, которого занесло на чужбину (из-за) женщины

Paramon Тот, у кого новый друг – старик

Parfen Тот кто пишет (использует левую руку) на запад

Pahom Тот человек, у кого юность

Petr Тот, у кого радуга (ухо, или дуга, неба)

Pimen Тот, у кого западный росток

Platon Тот, у кого нет человека, ставшего старым

Prokl Кто-то с бородой (Борода кто-то)

Protas Борода меняет твоего человека

Rafail (Пойдешь) по каменистой пустыне?

Robert У него голубая грудь?

Roman Довезешь?

Rostislav Тобой владеют не сначала?

Rudolf Зверь близок к абсолютной безымянности

Ruslan Не стар ли он? (Он есть не старый?)

Rürik Польешь на себя воду (при купании)?

Sava Ты ведешь

Savel Ты ведешь в подземелье

Samona Ты летишь быстро

Samson Ты снова думаешь о старости

Samuil Твой юноша отсутствует

Safon Твой старец-пустынник

Svätoslav Ты бы насекомого моего ощутил впереди

Selivan Твоя буря ведет старика

Semen Твои старые летящие галактики

Serafim Твоя мертвая душа растет

Sergej Твой гром ветра

Sidor Ты имеешь средство

Simon Ты росток старости

Solomon Ты не живая старость

Spiridon Ты в старом лесу

Stanislav Тобой владеет старик не сначала

Stepan Тобой, небо, проникают в старика

Sysoj Ты сердишь женское имя

Taras Я пою; Tuaras Я дружу с тобой; Taruas Мой великан думает

Terentij Мое старое скопление небес превращается в траву

Timafej Мое дерево летит в мертвеца ветра

Timur Мое копье (дерево) летит в быка

Tit У меня есть только я (сам)

Tihon Мое старое дерево

Trifon Звук (ухо) дерева в старой пустыне

Trofim Звук пустынных побегов

Uljan Еда старухи

Ustin (Он) существует пнем

Vavila То, что делают перед отсутствующим человеком

Vadim То, что делает растущий ребенок

Valentin То, что делает старого несчастного пнем

Valerij То, что делает несчастный ради травы

Varlam То, что делает член юноши

Varfolomej Письмо, чуждое ветру

Vasilij (Он) бы думал о диких девственных джунглях

Venijamin То, что делает небо остановившемся над деревом женщиной его везущего

Viktor То, что делает дерево тем, кто преувеличивает

Vikula То, что делает дерево на животном чужим человеку

Vissarjon То, что делает имеющуюся мысль пригодной для женской старости

Vitalij То, что делает дерево человеком чужим траве

Vladimir То, что делает не ребенок с летающими супер-деревьями

Vlas То, что избавляет от мыслей

Zahar Самая человечная сотня (Синклит, ареопаг)

Zenon Мощная старая крыша

Zosim Растущая сверхчувствительность

Женские имена

Audotja Капля крови – жене

Agafja Выморочное имущество жены

Agnessa Человек принадлежит быстрому производству мыслей

Agripina Боковина (висок) подвижной сердцевины

Ada Родич

Adelaida Сын неба уничтожает каменного сына

Aksinja Человек на твоем пне женщины

Akulina (Всадник) человек на животном уничтожает дерево, останавливающее (другом) человеке

Alisa Вещь использует человека

Ala Чужое

Albina Вещь с деревом, останавливающим человека

Amalija Полет уничтожает соломенного человека (пугало)

Angela Старец чужбины

Ana Остановка

Antonina Старец превращается в зиму человеческую

Anfisa Старец рабочего места

Arjadna Сто жен, родственных быстрому человеку

Arina Сто деревьев, стоящих рядом с человеком

Beatrisa (Он) вместе с локатором (ухом воздуха) пользуется человеком

Bela Вместе с чужбиной

Cecilija И небо, и дремучая жена

Darja Близкий гуманизм жены

Debora Родина (родное небо) вместе с именем человека

Dina Рядом с деревом, стоящим с человеком

Dora Средства (деньги) человека

Eva небо ведет человека

Elena Потустороннее движение человека

Elisaveta Подземелье имело бы божественное превращение

Faina Там, где остановились камни (летящие в) человека

Fekla Простор под человеком

Galina Тот, кто уничтожает дерево, стоящее с человеком

Glafira То, что уничтожает пшеничное поле (Вред)

Izabela Мебель (древесный материал) вместе с чужбиной

Inessa Пень производит мысли

Ina Дерево останавливает человека

Ira Хлеб, Пшеница

Ija Соломенный человек (Пугало)

Jadviga девочка перед человеческим древом

Judif’ Самка животного в родстве с мертвым деревом

Julija Самка животного уничтожает соломенного человека

Katerina Тот, кто превращает оранжерею (небо для растений) в старость

Kira Хлебороб (Тот, кто хлеб)

Klaudija Истечение сока травы

Klarа Тот, кто не брат, Под братом

Kleapatra Под воздушными массами в ухе

Ksenija Тот, кто твое небо останавливает соломенным человеком

Larisa Не гуманно поступает человек (Не гуманизм имеет человек)

Lida Дерево родственно человеку

Lili не чужие джунгли

Lija Не соломенный человек, Не пугало

Lübov’ Земля (не вода) передовой женщины

Lüdmila Не капля сока из еще живого древа убивает человека

Magda Живой человек сына

Maja Ускорение (Быстрая скорость)

Margarita Живой перст человека для частного сада

Marta Живая грудь человека

Marfa Живая (проворная) шуйца (левая рука) человека (Ловкач, Писарь, Фокусник)

Marija Сила соломенного человека

Mirra Полный жизненных сил инжир

Monika Пусть будет мельница (см. Nika)

Musa Да существует человек

Nadezda Быстрый (быстро родившийся) ребенок предка

Nana Внезапная (быстрая) остановка

Natalja Быстрое прекращение метаморфоз жены

Nelli Вихрь, Ураган, Смерч

Nika Мельница, Пропеллер (Крутящийся крест)

Nina Зима человека

Nona Однако быстрый человек

Oksana Кто ты, остановившийся?

Olimpjada Безымянность роста внутри матери

Olga Безымянность человека

Polina Может. не дерево стоит на человеке

Praskovja Тот, о ком поет на путях женщина

Raisa Может, человек?

Rahil Человек отсутствует?

Rebeka Параллельные миры (небо рядом с небом) над человеком?

Regina Небо принадлежит дереву, стоящему с человеком?

Renata Запад превращения?

Rima Копье летит в человека?

Rosa Чувствуешь человека?

Ruf’ Мертвая самка животного?

Sabina Твой человек рядом с деревом, стоящим с человеком

Sarra Твой близнец

Svetlana Ты бы под небом моим спал

Sofja Твое имя там, где женщина

Stela Тебе чужбина

Susana Ты существуешь остановленным

Taisja Я женщина, которая многое может (Я могу женщина)

Tamara Я живу с другом

Tatjana Я становлюсь остановившейся женщиной

Tereza Моя галактика внутри человека

Uljana Еда остановившейся женщины

Varvara то, что делает сотня перед другом

Vassa То, что помогает (делает) думу думать

Vera То, что делает душа

Veronika То, что делает небо для пропеллера (То, что делает небо для быстрого креста)

Zara Лучший (очень) друг

Zinaida Очень старый пень камней около человека

Zlata Очень незначительные превращения

Zoja Тогда женщина

9. КАЛЕНДАРЬ И АББРЕВИАТУРЫ

Календарь (Nouzer)

Месяцы (Hree)

Январь Argehr (rgahre)

Февраль Hahre

Март Hargehr

Апрель Hacahre

Май Ardehr

Июнь Hrep

Июль Hardehr

Август Hacanahr

Сентябрь Blargehr

Октябрь Arfehr

Ноябрь Arhehr

Декабрь Harfehr

Дни недели (Hargbor)

Понедельник Hrebor (ouzehr);

Вторник Habor (house);

Среда Borop (ouzep);

Четверг Hacabor (hacagouze);

Пятница Ardbor (ardouze);

Суббота Azajbor (azajgouze)

Воскресенье Frebor (ouzefr).

Времена года (Uurubor)

Зима Nini

Весна Malca

Лето Aozea

Осень Alcaf

Время (Boor)

Секунда, миг Frad

Минута Harkablod

Час Kesrü

День Oeze; ночь oaze; сутки hoeze

Неделя Hargbor

Месяц Hre

Год Uru

Век (столетие) Ar

Тысячелетие Urs

Аббревиатуры (Gesood) числительных:

100 = 1:r (ar);

1000 = 1U (urs);

10.000 = 1R (raj);

100.000 = 1:rU (arurs);

1 миллион = 1:z (az);

1 миллиард = 1:ei (azei);

100 миллиардов = 1:rei (arazei);

1 триллион = 1:zg (zaharg);

1 квадриллион = 1:zc (zahaca);

1 квинтиллион = 1:zd(zard);

1 септиллион = 1:zdg (zardarg).

АРАХАУ-РУССКИЙ СЛОВАРЬ

О пользовании словарем

Все заглавные слова расположены в алфавитном порядке и выделены полужирным шрифтом.

Словарь построен по алфавитно-гнездовой системе, т.е. слова одного корня могут быть объединены на одной статье. Например: nama рыть, копать; namar археология, knama археолог, gnama лопата, numu крот.

Как правило, имена существительные даны в единственном числе и в нейтральной грамматической форме, уточняющие префиксы даны не всегда (например: emer, gemer космический корабль). Существительные сопряженного состояния (преимущественно в поссесиве) маркируются предметным префиксом и в русском переводе значатся, как прилагательные (gaz большой, gad маленький).

Глаголы Арахау даются в форме третьего лица и в реальном времени, а их переводы на русский – в форме инфинитива.

Для того чтобы облегчить пользование словарем, некоторые составные части сложных слов и предложений Арахау разделяются точками без пробелов: Lo.rkop.ar.ala! Посторонним вход воспрещен! В скобках дана расшифровка конструкции, где слова отделяются дефисом без пробелов (Lo.rkop.ar.ala нет-входа-для-чужих). На расшифровку может указывать также знак < или >. Знак плюс (+) означает, что слово образовано методом инкорпорации, реже – простым сложением: Mimöl лоза < (mamal+i+ö ползти-растение-по земле); Kv- 1) ‘тот, кто (идет) впереди’ (кластерный префикс k+v).

Ударения в словаре не проставляются (полагается, что в предложениях оно падает на первую гласную глагола). Корневые гласные выделяют циркумфлексом (gasûr ‘зоология’, где û ‘животное’ является корнем слов). Беглые гласные (ă и ŏ) иногда помечаются бревисом.

Омонимы и разные части речи специально не выделяются. Близкие по смыслу синонимы даются через запятую, более отдаленные значения – через точку с запятой. Все пояснения и сокращения (букв. – буквально, см. – смотрите, ср. – сравните) даны курсивом и зачастую в скобках.

Эквивалентные по значению слова Арахау, но отличающие написанием, даются через знак равенства (=): ard =rda=rd правая рука. Примеры слов в предложениях и идиомах помещаются за знаком ромб (◊).

Если произношение слова Арахау требует пояснения (это касается преимущественно сложных местоимений и имен в женском роде), то дается транскрипция кириллическими буквами в квадратных скобках: ajn, an' [ань] бабушка; tacaj- [дж] мы двое (мужчина и женщина).

В Русско-арахауском словаре варианты значений даются в квадратных скобках: администрация gesard; [администратор, чиновник, бюрократ] kesard. Или: меня [мне, мной, обо мне, про меня] 1. мужчину -at, -t, -ot (местоименная клитика при глаголе). Здесь же служебные слова (междометия, локативы, форманты и др.) помечаются сокращением Сл. Например: абстрактный 2) Сл. -r, -ei, -eir, eirei, -eireir абстрактный формант.

A

a 1) человек, ka мужчина; vad муж. См. abad отец; 2) немая гласная для класса людей

aa люди (множество, толпа, массы); ha- два человека; aarei (множественное число)

aabae, aacae армия, войско

aagoisr иудаизм < (народ завета). См. oissei

aba 1) сотрудник, компаньон, товарищ; haba! соединяйтесь! 2) taba ‘я вместе с тобой’, saba ‘ты вместе со мной’ (инклюзивные местоимения). Ср. tabla ‘я без тебя’, sabla ‘ты без меня’ (эксклюзивное местоимение)

abad отец. См. a

abar, abba компания, фирма, предприятие

-abas тебя со мной (инклюзив в косвенных падежах)

-abat меня с тобой (инклюзив в косвенных падежах)

abaza конгресс, съезд

abbazu зодиак

abla 1) конкуренция, соперничество; 2) спорт; 3) лишение, беда

ablarl, alarl скопец

-ablas тебя без меня (эксклюзив в косвенных падежах)

-ablat меня без тебя (эксклюзив в косвенных падежах)

abr =bra=br 1) голова, 2) главный, основной, 3) глава, начальник

aca народ, нация (букв. группа людей); асау, acya банда

acez космонавт (см. azee); ez, ee космос

acr =cra=cr бровь. бровь. ◊ Не в бровь, а в глаз No.cra.p.co.fra.p

ad 1) ребенок, kada сын (ajd, adaj дочь, девочка, adë детка, ady выродок, adei карлик); 2) gad маленький. См. va

ada 1) часть, 2) партия, 3) родственник, родня (gada близкий); семья, 4) связь

adan внук; ajdan внучка

adar потомок. Adaranen Глеб (букв. потомок бога)

adara, adgara племянник

adarё свастика (букв. благая связь). См. krizirk

adla 1) крушение, 2) даль (gadla далекий); холостой

adr =dra=dr нос

ae металл

aels лечить, оздоравливать; gaels лекарство; здоровье, faels больница, kaels врач, paels пациент, gaelsk самолечение

aema пуля

aenr, =nrae замок

aerg меч. См. aerl, aezurg

aerl меч. См. aerg, aezurg

aeroe серебро

aerou, aerrefr золото

aerrü зеркало, ртуть < (металл похожий на воду)

aes 1) резать; 2) gaes разрезание; боль; alaes нож

aeza убийство

aezabr, aezabreid атомная бомба

aezarg кольцо < (металл на пальце). См. argapl. ◊ «Властелин колец» “Kisuaezarg”

aezi, izae стрела. См. imi

aezurg меч. См. aerg, aerl

af 1) смерть, 2) умирать. kaf мертвец; gaf мумия, faf могила faaf кладбище

afa пустыня; afar песок, kafar отшельник; ufu верблюд (букв. пустынное животное)

afla бессмертие. См. blaf

afr =fra=fr 1) глаз, 2) смотреть, видеть (esafr); afrfa во все глаза глядеть, разглядеть (палиндромный глагол)

afraz прозорливость; gafraz пророчество, предсказание, kafraz пророк, предсказатель

aga 1) собственность, достояние gaga принадлежность. Ср. agua человек принадлежит (другому) человеку; 2) достоинство; kaga вождь < (настоящий человек; достойный человек); старейшина, староста; учитель (гуру)

agarrüz, kagarrüz далай-лама (букв. учитель, подобный океану). см. brüz

agla отъем, бедность

agoa негр

agr =gra=gr 1) висок; 2) бок

agulu дикий человек (agiri лесной человек, леший). azulu йети

aha пол, секс. См. hadei

ahad половина. См. had

ahas знаток (см. plo.kas, kas ученый)

ahr =hra=hr зрачок

ai камень (uai камни); air твердость

ails ласкать

ailssanr целовать (букв. ласкать рот)

aimal метеор < камень падает. Aomal метеоритный дождь

airrai стена. См. aizai

ais мочь (быть в состоянии, быть возможным)

aiz глыба

aizai стена. См. airrai

aizark, rkazai ступени. См. ivi

aizö кирпич

aizoa уголь

aizoe известь

aizu яйцо

aj женщина; ajn [ань] старая мать, zajn прабабушка, ja жена. См. kaj

aja скорость. См. na

ajfa хозяйка

ajfil нимфа (букв. дева леса)

ajla тормоз, остановка. См. anar

ajm девушка, девственница, Дева (зодиак)

ajn, an' [ань] бабушка, старуха

ajraj перверсии. См. yry

ajzaj сплетни; разврат

aka вершина, gaka верхний; вертикаль, долгота

ake(r) бог, ajke богиня. См. kesa(r), anen(or)

akla 1) низ, низина, равнина, долина, пол (gakla нижний, низкий); 2) горизонталь, широта; 3) kakla низкий человек, холоп, пролетарий, низы. ◊ Kaaklagöplo, haba! Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

akor автор. См. kak

akr =kra=kr 1) шея. См. kra; 2) вращать, крутить (esakr). См. öls

al 1) предмет, вещь; alca природа; alcaf осень; ald частица; 2) убивать 3) показатель класса вещей и механизмов; palpa дом; papa беременная женщина; alpal середина

ala чужой, посторонний, иностранный; gala чужбина, kala иностранец, ulu дикие животные, ◊ uug.fa домашние животные; Lo.rkop.ar.ala! Посторонним вход воспрещен; nraplala, alanrü иностранный язык

alad, adala зять

alahara шурин

alajra теща

alal враждебный

alala абсолютно чуждый

alara тесть

alaraj свекор

alark круг. См. ehr, alehr (orrehr)

alca природа. См. mer

alcaf осень

ald акция, доля. См. od

aldvar ген < al.d.v.a.r., al.d.k.v.a.r [предмет-часть-потомка (перед-человеком)]. ◊ Ord.aldvar генная инженерия < (управление-геном)

alehr, orrehr круг

alej флаг, знамя, стяг, полотнище

alfa двор; пристройка к дому

alfaber звездолет < (предмет там, где человек близок небу)

alfred электричество (см. gürüz); galfred лампочка, galfredoe люминесцентная лампа

alir шкатулка, ящик

almanz карета. ◊ Almanz.uana.fizi.b У церкви стояла карета

aloa журнал

alou 1) одежда; 2) пакет (целлофановый)

als убивать, kals убийца, gals убийство, pals жертва, palsŏr пожервование

alssa забывать. См. anassa (assana)

alza вместилище, ковчег; ◊ Ноев ковчег alzagNoa, alzagOaro

alzal связь. См. ozo

alzark футбол (букв. нога+некий предмет). см. arkal, arkalehr

alzarm обувь, подошва

alzi древесина. См.if

alzira мебель

alzŏ, alzal, alzuo, alzor знак

alzuls стол

am 1) молодость; новость, 2) молодеть, 3) kam юноша, мальчик; kajm девочка

ama 1) полет, 2) летать; amu человек летит самолетом, pama крыло; imi стрела, umu птица, ämä стрекоза (бабочка), gämä (gamarrä) вертолет; gama самолет (см. epor); umlu < (umu+ala перелетные птицы)

amal падать; gamal падение; gaemal бомба; amalgama крушение самолета

amam 1) езда, 2) ехать; amum ездок; umum лошадь; gamam поезд

aman везти; нести; поезд; amun ездок

amla, amala перелет (ama+ala)

amo(r) 1) конец 2) кончать. blamor, amobl бесконечность

amol 1) начало 2) начинать

amr =mra=mr ус

an 1) kan старик, дедушка; отец 2) стареть; gan, anor старость; fan дом престарелых

ana 1) остановка, стоп: gana тормоз, kana инспектор (кондуктор), kaana инспекция, fana блокпост; 2) стоять; L.ana.kl.oezi! Не стой под стрелой! Hana! Стоп! 3) перестать (вспомогательный глагол); ◊ Uuze.rassana Петь птицы перестали; anasse перестать делать

anal лежать; ganal кровать

anam висеть; вешать, взвешивать; ganam виселица

anamal весы, Весы (зодиак); взвешивать

anan 1) сидение; ananz (pananz) трон, kananz царь; ◊ Anaan.loils! Сидения не занимать! 2) сидеть

anao угасание (букв. человек останавливает огонь); нирвана. См. ganar

anassa, assana забывать. См. alssa забывать

anazma нирвана (букв. остановка жизни)

anen(or) бог, ajnen богиня. См. ake(r), kesa(r)

anr =nra=nr 1) рот, 2) говорить (esanr); nrapl язык

ao огонь

aobr =brao сахар

aod искра

aode звезда. См. aoze, aorrard

aofr =frao влюбленность

aoj 1) искра; 2) розовый

aol мороз, холод (см. güls, ürn, aol, trao); ◊ Kangaol Дед Мороз; Kajdmaol Снежная баба; Kajmoe Снегурочка

aols тушить

aome комета. См. gruzao

aonr =nrao 1) горечь; 2) жажда

aopr =prao соль

aor пылкость, возгораемость; aor.ok самовозгораемость; vaor свет, сияние

aord =rdao горячий

aorei взрывать; gaorei взрыв, вспышка. См. gaemal

aorm =rmao кислота

aorrard звезда (букв. огонь, похожий на пятерню). см. aode, aoze

aos жечь

aotr =trao внимание

aoze звезда. см. aode, aorrard

aozea лето

aozfa очаг, костер, камин

apa зародыш, эмбрион; сердце (человека), середина, центр; fapa утроба. ◊ ApahAfrika’rdaa (p:AA) Центрально-Африканская республика (ЦАР), ApahEvro (p:E) Центральная Европа

aparp, gaparp внутренности, кишки

apazaj см. rpaj

apla 1) бездна, прорва; 2) утроба; 3) пустота

aplar аборт

apr =pra=pr борода

ar 1) человечность, гуманизм; 2) сто, сотня; 3) мужество

ara брат; araj сестра, ajraj, yry перверсия, yryj соитие

-ără- для (-r формант уточнения; затемнения смысла, абстрагизат