Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
ООО «Юнайтед Элементс», именуемое в дальнейшем «Подрядчик», в лице директора учебно-производственного департамента Лепина А.О., действующего на основа...полностью>>
'Документ'
Какова его позиция, на мой взгляд, в каких словах она выражена открыто. Как к его мнению относитесь вы (мне близка позиция автора, согласен… потому чт...полностью>>
'Документ'
Как Вы уже убедились на материале прошлого занятия, работа с электронным журналом позволяет следить за процессом обучения и оперативно подводить итоги...полностью>>
'Документ'
Принятие христианства в Европе сопровождалось не только вытеснением языческих культов, но и заимствованием некоторых их элементов. Так, чтобы облегчит...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Часть первая

КОРНИ

ГЛАВА 1

Тифлис. 1893 год

«Смешенье яви, снов и ощущений,

Пространств смещенье, лет круговорот

И злое чувство перевоплощенья,

Где настоящим прошлое живёт».

Иван Щелоков (Воронеж)

На Кавказе, в губернском городе Тифлисе 1, в доме князя Эристова во дворе, выходя­щем на Голо­винский проспект 2, в семье провинциальных артистов появился на свет в 6 ¾ часов вечера, в четверг 1 апреля 1893 г. (по старому стилю, по новому – 14 апреля), чет­вертый ре­бенок – мальчик. Его на­звали Николаем в честь отца Николая Андреевича Биязи, который очень обрадовался рождению сына. Можно понять радость отца. Дело в том, что в семье уже подрас­тали следом друг за дружкой три до­чери – Саша, Даша и Надя. И вот наконец на свет появился сын. Такие точные данные о рож­дении нашего героя повествования, зафиксированные по дню недели, часам и минутам, со­хранились на обороте представленной здесь его фото­графии, сохранившейся в семейном архиве.

Принимавшая роды пожилая акушерка из местных ар­мян с улыбкой на лице объявила старшей сестре роженицы, Александре Пальм (по мужу Тхоржевской) о том, что младе­нец вполне здоров и состояние матери Ксении Алек­сандровны Биязи (урожденной Пальм) вполне удовлетвори­тельное. Счастливый отец принимал поздравления от родст­венников, друзей и соседей. Рождение ре­бенка по кавказ­ским обычаям (особенно маль­чика) здесь от­меча­лось как важное событие.

— За это нужно поднять бокал хорошего грузинского вина, — с восторгом объявил своим друзьям из опереточной труппы Николай Андреевич.

По такому поводу, в четверг 1 апреля, после вечернего спек­такля, исполнив свою роль в сценах из комической оперы авст­рийского композитора А. Замара «Певец из Па­лермо», Ни­колай Андреевич отправился в сопровождении артистов в ближайший ресторан отме­тить та­кое важное для него собы­тие.

А

Коля Биязи, Тифлис, фотоателье А. С. Герман, 1895 г. Из семейного архива Н. Н. Биязи.

на следующий день, в пятницу вечером в Театре дворян­ского земель­ного банка (иначе Театр Грузинского дворянства) шли сцены из опе­ретты Ци­бульки «Из тюрьмы к венцу» с участием Биязи (в комиче­ской роли Каст­руч­чио), Гре­хова, Орлова, Неведо­мова и других арти­стов опереточ­ной труппы под управлением ак­трисы Сапаро­вой-Абашидзе 3. В субботу 3 апреля при пере­полнен­ном Казенном театре про­шел концерт зна­мени­того тенора, арти­ста императорских теат­ров Фиг­нера 4, прие­хавшего сюда на гастроли. После его концерта фи­нансо­вые дела опере­точной труппы еще больше ухудшились. Спектакль, запла­ниро­ван­ный на втор­ник 6 апреля, при­шлось отменить из-за ничтожного кассового сбора.

Как быстро меняются вкусы зрителей! А ведь еще недавно, осенью прошлого года, опе­ретта пользовалась большим спросом у тифлисской публики. Вот что писал об этом коррес­пондент жур­нала «Артист»: «В Банковском театре хорошо работала оперетка под управле­нием неопытной, но энергичной г-жи Сапаровой-Абашидзе. <…> Никогда в Тиф­лисе не было такого дикого, слепого ув­лечения культом Оффенбаха, какое овладело на­шей публикой с начала октября месяца и, в особенно­сти, какого оно достигло теперь, в январе. Опереточ­ным делом занялась одна из лучших талантливых артисток грузинской драматической труппы г-жа Сапарова-Абашидзе. Неопытность ее проявлялась на каждом шагу: огромная администрация, многочисленная и недисциплинированная труппа, плохой режиссер, боль­шие оклады жалованья, слишком раннее приглашение гастролеров в ущерб артистам посто­янной труппы, пользовавшейся выдающимся успехом. При всеобщей у нас оперетомании в на­стоящем сезоне опытный антрепренер мог бы нажить большие деньги, но г-жа Сапарова, надо пола­гать, едва сведет концы с концами. Уже с начала сезона опе­реточные спектакли стали давать полные сборы. <…> … выдающимися артистами этой труппы были: г-жа Боэнс, гг. Кручинин, Биязи, Беляев и др.» 5

В субботу 10 апреля состоялся последний спектакль труппы перед поездкой в города Ку­таис, Поти и Батум с надеждой поправить там пошатнувшиеся дела. В этом спектакле были задействованы все артисты труппы. В сценах из оперетты «Адская любовь» 6, как об этом напи­сал в «Тифлисском листке» 7 театральный рецензент под псевдонимом «Икс.», «…аплодируют клоуну Максу, вызы­вают, да еще как вызывают г. Биязи за его грехотвор­ные ужимки…, биссируют фокус-покусы г. Шенка, словом этим «дешевым товаром» нас не уди­вишь, не удивишь и венками, хотя бы и лавро­выми…»

А тут еще поползли слухи о надвигающейся эпидемии холеры, которая из Индии че­рез Персию была занесена в Баку в 1892 году. В театре Дворянского земельного банка вместо спектаклей доктор Я. А. Разамат стал читать лекции о принятии заблаговременных мер про­тив холеры. Вход бесплат­ный. Известно, что в 1893 году от холеры в России умерло более 300 тысяч человек, особенно в По­волжье. Над причиной смерти Петра Иль­ича Чайковского до сих пор висит вопросительный знак. Он тоже умер в октябре того же года якобы от этой заразной болезни, выпив стакан воды с холерным вибрионом 8. От хо­леры, кстати, умерла и мать композитора, когда ему было 14 лет.

В Тифлисе к новому году была издана целая серия календарей на грузинском и армян­ском язы­ках, а на русском два календаря – «Тифлисский настольный календарь» г. Герцен­штейна и обычный «Кавказский календарь». В поступивших в продажу календарях на 1893 год было напечатано сле­дующее пред­ска­зание астролога: «…родившимся в этом году, в год Змеи, будет свойственна муд­рость, ро­мантичность, интеллект и красота». Не все склонны всецело доверять подобным пред­сказа­ниям. В «Армянском календаре» по обыкновению по­мещены предсказания армянина Эфемерди с остроумным послесловием: «Если все предска­зания не сбудутся с тобой, то не пеняй, ибо то может исполнится с другими и на другом месте». Маленький армянский календарь с предсказаниями сооб­щал, что ожидается смерт­ность, в особенности между стариками, немощь, склонность к недугам, ли­хорадка, веролом­ство среди людей и нищета…

Вот старички тифлисские:

В календаре предсказана

Им смертность непомерная;

На лицах их читается:

«Всё врут календари» 9.

В календарях на тот год, по­мимо всяких наставлений и рекомендаций, упоминалась еще одна знаменательная дата, ко­торая должна была отмечаться в октябре месяце – 110-летие Ге­оргиевского трак­тата – со­глашения о добровольном присоединении Грузии к России, заклю­ченного в 1783 году гру­зинским царем Ираклием II в крепости Георгиевск. Но, видимо, из-за холерной эпидемии юби­лейные мероприятия не состоялись.

В прошлое возвращаться всегда очень трудно и сложно, а тем более восстанавливать его по го­дам – дело хлопотное и неблагодарное для любого исследователя. Обращаясь к прошедшим време­нам, будем полагаться на достоверность оставленных сведений современниками интересующих нас лиц. Тем более, что в наше сверхнасы­щенное информацией время мы имеем возможность по разным источни­кам про­следить судьбу тех, кто родился в 1893 году. Ну, например, известно, что:

— в Петербурге, в 1893 году родился Григорий Маркович Ярон (1893-1963), народный артист России (1940), актер и режиссер, один из организаторов Московского театра опе­ретты (с 1927 г.). Его отец, Марк Григорьевич Ярон, и Николай Андреевич Биязи, отец будущего генерала, вместе начи­нали свои выступления на сцене в любительских спектак­лях в Одессе в конце 60-х гг. XIX века;

— на Смоленщине, в имении дворянина Николая Николаевича Тухачевского 16 фев­раля 1893 года родился мальчик Миша, будущий маршал Советского Союза, который унаследует страстную любовь к музыке от отца и бабушки, ученицы пианиста и дирижера Н. Г. Рубин­штейна (1835-1881). И кто бы мог подумать, что Миша выберет вместо музыки к огорчению отца военную профессию и его жизнь будет трагически оборвана Сталиным в 1937 году;

— в селе Багдади (Грузия), в семье лесничего в 1893 году родился будущий поэт Вла­ди­мир Вла­димирович Маяковский. Он застрелится сам или ему помогут уйти из жизни в 1930 году;

— 26 сентября 1893 года в Париже умер писатель, поэт-петрашевец Алексей Николаевич Пле­щеев, который стоял во втором ряду на эшафоте Семеновского плаца вместе с А. И. Пальмом (дедом Н. Н. Биязи), Ф. М. Достоевским и другими «смутьянами», осужденными Николаем I к расстрелу в 1849 году. Как и его товарищи, Плещеев пережил «десять ужасных, безмерно страшных минут» в ожидании расстрела. По задуманному царем сценарию участникам «заговора» в последний момент была дарована жизнь и осуждение на разные сроки каторги в Сибири;

— 15 апреля 1893 года умер в своей усадьбе села Полоное Псковской губернии быв­ший главно­начальствующий гражданской частью и войсками на Кавказе (с 1 января 1882 по 1891 г.) генерал-адъю­тант князь Алек­сандр Михайлович Дондуков-Корсаков (1820-1893). Окончил Пе­тербург­ский университет по юри­дическому факультету. В 1845 г. любимый адъютант наместника Кавказа светлейшего князя М. С. Воронцова и самое близкое к нему лицо. При нем были устроены источ­ники мине­ральных вод на Кавминводах и в Грузии. Псковская губер­ния служила местом ссылки непо­корных горцев Кавказа (1862-1880), исповедовавших ислам и в той или иной мере тяготевших к Турции с идеями панисламизма и пантюркизма. Горцы получили сво­боду и возвращены на родину по ходатайству Опочецкой помещицы княгини Дондуковой-Корсако­вой, жены князя А. М. Дондукова-Корса-кова;

— 7 апреля 1893 года родился Аллен Даллес, директор ЦРУ, сыгравший важную роль в приходе нацистов к власти в Германии, а также в определении внешней политики США в 30-50 годы XX века.

Подобную информацию можно извлекать без конца из различных справочников и эн­цик­лопедий, не всегда ей доверяя. Газеты за 1893 год писали:

В России наблюдается промышленный подъем.

— С 1893 года, как для пехоты, так и для кавалерии вводится новое оружие: трехли­ней­ная вин­товка со штыком образца 1891 года полковника Мосина.

— Началась таможенная война между Россией и Германией. Оформлен франко-рус­ский союз.

— США аннексировали Гавайские острова.

— Писатель Владимир Галактионович Короленко съездил на международную вы­ставку в Чикаго. В Америке ему очень не понравился капитализм.

Согласитесь, так можно бесконечно, насколько хватит терпения, ткать паутину вре­мени. Не лучше ли будет снова вспомнить о семействе Биязи и вернуться в дом, в котором иногда раздается непривычный для окружающих детский плач и шумные игры трех дево­чек, иг­рающих пока еще в куклы.

Обряд крещения ребенка состоялся в одной из ближайших церквей Тифлиса. Крест­ной матерью мальчика была актриса Мария Сапарова-Абашидзе, близкий друг семьи Биязи, воз­главлявшая в тече­ние нескольких театральных сезонов опереточную труппу. Кто был крест­ным отцом – неизвестно. Этот вопрос так и остался невыясненным, да и не столь важно для нас на данный момент.

Зато любознательным тифлисским театралам скоро стало ясно, что на свет появился еще один будущий актер. Здравый смысл завсегдатаев театров не требовал особой глу­бины суж­дения. Поклон­ники Мельпомены, этой древнегреческой покровительницы сце­нического ис­кусства, полагали, что если родители ребенка причислили себя од­нажды к клану лицедеев, чьи имена уже примелькались на театральных афишах города, то и их наследник вероятнее всего пойдет по протоптанной дорожке своих родителей. Как бы ни рассуждали любители городских развлечений, но мальчику, как уже из­вестно, была уготована иная судьба.

Каждый человек – дитя своего времени, а «река времени» неумолимо уносит его все дальше и дальше от своих истоков. Счастливое детство заполнено лаской и заботой родителей, ярким светом на фоне ра­дужного неба. Отзвуки мелодичного голоса детства от­звучат и растворятся в глубине прожитых лет.

Пока малыш подрастает и познает постепенно окружающий его мир, давайте мысленно перене­семся в те далекие времена XIX века, бе­режно перелистаем пожелтевшие страницы старого путево­дителя, чтобы познакомиться с городом, где Коля родился и прожил первые три года своей жизни. В город своего детства он вернется через 30 лет комбригом Отдельной армейской Кавказской армии и начальником юго-запад­ного сектора обороны Тифлиса в 1921 году. Об этом периоде его жизни будет рас­сказано от­дельно. Пока же нам предстоит познакомиться с его родословной, дабы не запу­таться в род­ственных отношениях его предков по линии отца и матери. Его родословная заслуживает особого интереса после моего кропотливого длительного исследования.

* * *

Что представлял собой тогда губерн­ский город Тифлис, ныне именуемый Тби­лиси, который во многом изменил свой ис­торический облик?

В

Вид на Тифлис с площадки церкви св. Давида, 1910 г. (?) Фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский (1863-1944)

1958 году древний город отметил своё 1500-летие. В течение этого времени Тифлис более 20-ти раз находился во вла­сти завоевателей: хазаров, гуннов, визан­тийцев, персов, монголов, арабов, ту­рок-сельджуков и турок-османов. Некоторое время Грузия находила шаткую опору в Византийской империи, но когда Византия пала, она естественно обратилась к России. Грузия была раздроблена, князья не желали подчиняться наследнику Ираклия II, царю Георгию XII. Последний разгром Тифлиса постиг в 1795 г., когда персидский шах Ага-Магомет разрушил город (до 30 тыс. жите-лей было уведено в плен).

В этой ситуации больной правитель поручил своему послу в Пе­тербурге, Гарсевану Чавчавадзе, начать переговоры о присоединении Грузии к России. По просьбе этого послед­него грузинского царя 18 ноября 1800 г. был подписан трактат о присоединении Грузии в подданство к России и оглашен 16 фев­раля 1801 г. в Сионском соборе Тифлиса, а манифестом от 18 января 1801 г. императора Павла I Гру­зия оконча­тельно вошла в состав Российской империи 10, превратившись в ее «окраину». В 1801 году в Тифлис вошли русские войска под предводительством генерала Лазарева и здесь начал править наместник императора Александра I. Хотя Гру­зия потеряла независимость, но страна, веками пребывавшая в раздробленном состоянии, начала объ­единяться под защитой русского солдата. С этого времени крупные исламские государства с юга окончательно от­казались от какой бы то ни было агрессии в отношении Грузии. Вся последующая жизнь Грузии самым тесным образом связана с общественно-политической и культурной жизнью России на протяжении двух столетий.

«…Мы, рус­ские, дружески приняв­шие грузин в недра народа своего, и мы не должны никогда забывать, что мы не завоеватели, не по­бедители их, что мы им равноправные братья, а не суровые господа. Мы не должны забывать, что грузины вступили в семью нашу для того, чтобы остаться са­мими собою, чтобы не быть поглощен­ными чуждым им племенем, чуждою верою, чуждыми обы­чаями. Поэтому все грузинское, все исто­рически приобретенное ими, все их народные святыни и все их народные свойства – имеют право на такое же уважение, на такую же поддержку, как и все наше собственное, русское. Союз двух братьев заключается в дружественном пособничестве друг другу, а вовсе не в том, что личность одного при­носится в жертву личности другого. <…> Наши самые слав­ные прави­тели Кавказа всегда понимали эту важную обязанность русского правительства – уважать и охранять народную самобытность гру­зинского племени. При князе Воронцове принцип этот был вы­двинут особенно ясно.» – писал в своих этно-географических очерках о Кавказе публицист Е. Л. Марков 11.

В начале XIX века Тифлис в неко­тором роде был похож на сказочный рай, в который трудно было попасть в то далекое для нас время. С севера веч­ным сторожем охраняет его непривет­ливый Кавказский хребет, а с вос­тока скали­стый Дагестан преграждает к нему доступ. До постройки желез­ной дороги с за­пада реки да болота своими вод­ными сетями затрудняли путнику со­общение с горо­дом, уг­рожая ему изну­рительной лихорадкой. Легче всего можно было попасть с юга через бес­плод­ную и вы­жженную до­лину реки Куры, впадающей в Каспийское море. Именно с юга здесь пролегал главный торговый путь с Азии в Европу и обратно. Город, вставший на выгодных торговых путях, соединяющих Гру­зию с Восточным Закавказьем, Ираном, Арменией, Сирией, быстро богател и рос.

В этом калейдоскопе впечатлений от разнообразия природы, в этом испокон веков не­ровном движении жизни, полном неожидан­ностей и опас­ностей, кроется главная прелесть здешних мест. Если к вы­шесказанному доба­вить греческое предание о «золотом руне» и миф о Прометее, то можно смело поверить в по­любившуюся нам с детства сказку о жар-птице, поселившейся в этих краях ме­жду двумя мо­рями. Недаром Кавказ послужил источником вдохновения для многих поэтов, писате­лей и художников. В их восприятии Кавказа теснейшим образом переплелись самые разные мотивы.

Издревле русский наш Парнас
Тянуло к незнакомым станам,
И больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом.

Здесь Пушкин в чувственном огне
Слагал душой своей опальной:
"Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной".

И Лермонтов, тоску леча,
Нам рассказал про Азамата,
Как он за лошадь Казбича
Давал сестру заместо злата.

За грусть и желчь в своем лице
Кипенья желтых рек достоин,
Он, как поэт и офицер,
Был пулей друга успокоен.

И Грибоедов здесь зарыт,
Как наша дань персидской хмари,
В подножии большой горы
Он спит под плач зурны и тари
12.

Владимир Маяковский, родив­шийся в Грузии, не приемля слово «рай», создал свой обобщенный образ края:

Я знаю:/ глупость - эдемы и рай!/
Но если / пелось про это,/
должно быть,/ Грузию, /
радостный край, /
подразумевали поэты
13.

Другой известный поэт Борис Пастернак, переводчик на русский язык грузинской поэзии, дал вариант своего видения этого края:

...Мы были в Грузии. Помножим
Нужду на нежность, ад на рай,
Теплицу льдам возьмем подножьем,
И мы получим этот край.

В XIX веке Кавказ вобрал в себя часть российской истории. Мирное развитие края нача­лось с 1864 года под управлением вел. князя Михаила Николаевича Романова 14 после заверше­ния полувеко­вой войны с разноплеменными горцами. Эта мирная жизнь была нарушена еще раз последнею вой­ной России с Турцией в 1877-78 годах. Все страницы грузинской истории пропитаны кровью, исклю­чая славное царствование Давида и Тамары. Эту мысль выразил в стихотворении «Песня о Тбилиси» (1969) поэт-диссидент советской эпохи Александр Галич:

Прекрасная и гордая страна!
Ты отвечаешь шуткой на злословье,
Но криком вдруг срывается зурна,
И в каждой капле кислого вина
Есть неизменно сладкий привкус крови!
15

В 50-х годах XIX века Кавказский регион стал ареной столкновения экономических и политических интере­сов великих держав на Ближнем Востоке за сферы влияния, что способствовало развязыва­нию Крымской войны. Англия и Германия пытались здесь закрепиться в XX веке. Этот ре­гион остается неспокойным и в XXI столетии, подог­реваемый геополитическими интересами США и западных стран на Ближнем Востоке.

К сожалению, межгосударственные отношения между Россией и Грузией в настоящее время зашли в тупиковую си­туацию и переживают сегодня не лучшие времена. Русский язык в Грузии практически не звучит, разве что в русском театре им. А. С. Грибоедова. Искореняется русская культура, которая на протя­жении двух веков связывала два народа на основе общей веры. Все вывески стали грузино-англий­ские, закрываются школы, где преподавание велось на русском языке. История Грузии переписана заново в угоду сиюминутным воззрениям с антирусских позиций. Политики не застрахованы от ошибок, вот только цена этих ошибок очень высока. Как бы они не ста­рались отда­лить грузин от русских, все равно оба народа остаются культурно и исторически близ­кими. Есть на­дежда, если не на прежнюю любовь, то хотя бы на рациональное партнерство. Время рассудит, на­сколько близка стала грузинам и надолго ли богатая и далекая Северная Америка. Та­ковы новые геополитические реалии как для Кавказа, так и для России после распада прежней семьи, называв­шейся «дружбой народов». Обнадеживает правильное понимание сложившейся ситуации на нынешний период в русско-грузинских отношениях отдельных деятелей в среде грузинской интелли­генции, в частности художественного руководителя Тбилисского русского театра им. А. С. Грибое­дова Автандила Варсимашвили: «Это сегодняшние политики могут говорить, что мы разные. На са­мом деле мы очень близки. Что, в Грузии забудут русский язык, культуру? Я уверен, этого не будет. Со временем у нас поймут, что не надо искать кого-то за океаном. Ближе русской культуры мы все равно ничего не найдем» 16. На позитивное выравнивание в будущем русско-грузинских отношений также надеются сотрудники журнала «Русский клуб», издающегося в Тбилиси: «Тема духовных, культурных взаимоотношений Грузии и России когда-то была поистине благодарной и благодатной для любого пишущего, да и просто размышляющего человека. Порой кажется, что ныне она становится, к нашему отчаянию, предметом интереса бесстрашных и старомодных одиночек... «Арба перевернулась», - удрученно перефразируют классика грузинской литературы пессимисты. Оптимисты пытаются бодриться, но настоящее мало радует, будущее внушает закономерные опасения, и потому они предпочитают вглядываться в удивительное, неповторимое, яркое прошлое, искренне надеясь, что «связь времен» не распалась, и прекрасное прошлое надавит-таки на чашу весов истории, не даст им перекоситься и вынудит если и не обрести равновесие, то хотя бы балансировать на грани, отделяющей здравый смысл от глупости, благодарность от беспамятства, дружелюбие от подозрительности...» 17

* * *

В 1845 году было учреждено Кавказское наместничество, которое возглавил князь М. С. Воронцов. Бывшая резиденция грузинских ца­рей, губернский город Тифлис являлся главным администра­тивным центром Закавказья. По численности населения среди крупных центров Рос­сии он за­нимал 8-е место. Живописный город, раскинувшийся вдоль реки Куры в кот­ловине, окайм­ленной с трех сторон (с запада, востока и юга) горами, насчи­тывал по переписи 1897 г. 160 тысяч жителей, в состав ко­торого входили грузины (ок. 30%), ар­мяне (40%), рус­ские (22%), персы, та­тары, ев­реи, немцы, поляки и прочие представители различных кавказских племен. В 1913 году в го­роде проживало уже около 300 тысяч душ, не считая войск. Русские здесь представлены в основном военнослужащими и чи­новниками, ко­торые, пови­нуясь долгу и получая двойное жалованье, себя здешними жите­лями не считали. Один из них, скрывшийся под аббревиатурой «А.Т.Р.», писал в 1859 г. в «Одесском вестнике»: «Русское население, как и везде, образует здесь три класса. Аристократия по­казывается только в театрах, на гуляньях (которых, впрочем, мало), да на главных улицах в роскош­ных заграничных экипажах, подвозимых с Черного моря. Средний класс, чиновники и военные (пер­вые – постоянные обитатели, вторые, по большей части, – залетные из отрядов пташки, ищущие от­дыха и развлечения от усталости после походов и перестрелок), делают свое дело на одних основа­ниях со всей служащей братией от Архангельска до Ленкорани, от Динабурга до Камчатки. <…> С туземцами мы, русские, как-то не сжились: нет между нами племенной вражды, которой и быть не следует, нет ненависти из завистных побуждений, но слова – армянин и грузин, далеко не родные нам… Низшего русского класса в Тифлисе почти нет. Один солдат со штыком и шашкой работает на войне и в огородах» 18.

Тифлис – это город контрастов. В разноязычной ба­зарной толпе вы могли встретить француза, англичанина, немца, итальянца, грека, китайца, индуса и предста­вителей мно­гих горских народно­стей. Профессор Лейден из Берлина, побы­вав на южнорус­ских курортах, писал: «Тифлис – город, в котором говорят на 40 различных языках. Он резко разделяется на две части; европейскую и татар­скую; мужчин здесь в 5 раз больше, чем жен­щин, что объясняется большим скоплением служебного и промышленного люда, прибы­вающего сюда без семейств» 19.

Ря­дом с ули­цами, имеющими европейский вид, с роскош­ными зданиями, прекрасными магази­нами и конно-железной дорогой ютились в лабиринте кривых, узких и грязных зако­улков, площадей и базаров открытые восточного типа лавочки, мастерские, кузницы, посудные лавки, пекарни, ко­фейни, цирюльни, винные подвалы и духаны (харчевни). Эти места были запол­нены шумной толпой пестрого люда, вереницами вьючных ос­лов, мулов и лошадей, карава­нами верблюдов. Здесь предла­гали свои услуги носильщики, водовозы, табачники, башмачники, разнос­чики, торговцы овощами и фрук­тами, писари, переводчики и т. д. Каждый из них, как бы соревнуясь друг перед другом, выкри­кивал с южным темпераментом и акцентом: «Мацони! Айран! Сулгуни! Ай яблук, ай виноград, ай персик, дёшов аддам, купи барин, ай князь, корошо!» Над некото­рыми лавками были устроены хол­щовые навесы для укрытия товаров от солнечных лучей. К вечеру весь этот шумный муравейник по­степенно затихал, но не сразу. С наступлением темноты в лавках зажигали фонари или сальные свечи, хозяева которых продолжали громко зазывать к себе свежих по­купателей. Вечером централь­ные улицы слабо освещались кероси­новыми фонарями. Постепенно за­мирала суета узких улиц. Душ­ными летними ночами спали на открытых балконах и во дворах.

«Грузины, армяне, татары круглое лето не снимающие бараньих шапок на вате и двойных сукон­ных одежд, как будто даже не замечают, что в Тифлисе летом бывает очень жарко… Сановники, чи­новники, кто повыше… те все удирают куда попало из Тифлиса, как только наступает эта томитель­ная жаркая пора, – писал литератор Е. Марков, путешествовавший по Кавказу. – Удирают в Коджоры – поближе, в Манглис – подальше, в Бе­лый Ключ, вообще куда-нибудь в горы, в леса…, в тенистые дебри Боржома» 20. С наступлением жары многие жители выезжали на дачи в окрестностях Тифлиса. Любимым убежищем от летней жары для грузинских царей, а затем жителей Тиф­лиса сделались Коджоры. На коджорской высокой горе, открытой действию ветров, воздух всегда был чист и это сразу ощущалось после вредных испа­рений, скапливающихся в тифлисской котловине летом. Сейчас здесь располагается группа горно-­климатических курортов: Коджори (в 19 км от города), Манглиси 21 (в 64 км) и Цхнети (в 8 км, родо­вое имение князей Бебутовых). Лучшее время года в Тифлисе – осень, когда дни бывают большей ча­стью теплые, с ясным небом и без ветров.

В общем Тиф­лис не отличался своим благоустройст­вом в лучшую сторону. Недостаток в воде и отсут­ствие канализации при сильной жаре и страшной пыли весьма вредно отража­лись на санитар­ном состоянии города, что способствовало периодическим вспышкам эпиде­мии холеры и других за­разных болезней. Как пишет Е. Марков, «…до самого начала 60-х годов Тифлис представлял собою невылазную клоаку вонючей грязи, так что через площади по временам было рискованно переезжать даже верхом; к началу 1863 г. мостовые покрывали уже 42 тыс. кв. саженей, а через 17 лет, в 1879 г., были замощены целых 160 тыс. кв. саженей тифлисских площадей и улиц» 22. В «Записках» участ­ника покорения Кавказа М. Я. Ольшевского («Тифлис в сентябре 1853 г.») мы находим подтвержде­ние слов Маркова: «Старый Тифлис тесен, мрачен, грязен. Улицы в нем узкие, кривые; площадки не­большие, неправильные, дома с плоскими деревянными или земляными крышами, окнами, преиму­щественно обращенными на дворы, весьма малые и всегда грязные» 23.

Писатель Василий Иванович Немирович-Данченко 24, старший брат известного театрального дея­теля Вл. И. Немировича-Данченко, оставил описание Тифлиса в одном из своих путевых очерков:

«…когда приехал сюда Воронцов, знавший Тифлис по легендам о добром старом времени за го­род храмов и дворцов, он еще нашел здесь полуразоренные смрадные гнезда, жалкие, слепившиеся груды тесных домов, без улиц и площадей, непроглядную кутерьму горских построек, точно с неба упавших грудой, да так и оставшихся здесь непонятным и неодолимым лабиринтом плоских крыш, таинствен­ных переходов, узких тупиков, похожих на трещины, саклей, взмо­стившихся на чужие крыши, мазанок прилепившихся на эти сакли, целых паутин выступов и лестничек, неведомо как державшихся снаружи. Это было, разумеется, очень живописно, все так и просилось в картину, но дышать было нечем, везде текла кровь зарезан­ных баранов, дворов не оказывалось, — и всякие не­чистоты выбрасывались за стены. Пыль стояла такая, что в ней нельзя было ничего различить, и только пышные чинары и инжир, с зелеными раинами тутовых деревьев, придавали идиллическую прелесть этой новой конюшне Авгия!» 25. <…>

«Еще немного, — и разоренный перса­ми, казавшийся громадной могилой мертвого народа, жал­кий, вонючий Тифлис, вечное пристанище моровой язвы, лихорадок и чумы — делается прелестным городом, одним из живописнейших в мире, действительно столицей воскресшего, помолодевшего, обно­вившегося новыми жизненными соками, закипевшего способными и трудолюбивыми племенами Кавказа...» 26.

Но вот прошло с тех пор полвека, а проблема антисанитарии так и осталась не решенной. О не­удовлетворительном санитарном состоянии обращал внимание городских властей в 1895 г. родной дядя Н. Н. Биязи, Георгий Александрович Пальм, который завер­шил в столицах актерское ремесло и пе­реехал в Тифлис, а затем в Батум. Здесь он занялся журналистикой и начал издавать свою га­зету «Черномор­ский вест­ник». В одном из номеров газеты Г. А. Пальм писал: «Колючая балка в Тифлисе, по всей справедли­вости, считается первою из прикуринских трущоб. <…> Балка эта, расположенная в юго-восточной части го­рода, представляет из себя улицу, протя­жением в 100 саженей 27; вся она из­давна застроена преимущественно деревянными домиш­ками. Здесь круглый год украшают средину улицы, равно как и обывательские дворы, гряз­ные лужи нечистот, мусор, падаль и прочие «прелести»; одним словом, санитарное состоя­ние убийственное. <…> Населяют балку преиму­щественно люд бедный: прачки, повара, ла­кеи, чернорабочие. <…> Само собою разумеется, что здесь свил себе теплое гнез­дышко раз­врат. <…> Здесь – что ни день – то новость: драка, воровство, поранение» 28.

Кроме Колючей, была еще Московская балка, а также три оврага, пролегавшие с запада на вос­ток. Еще до Г. А. Пальма два года тому назад об ужасной санитарии Московской балки писал «Тиф­лисский листок»: «Это одна из тех прославленных балок, которая стяжала себе неувядаемую славу в основном в санитарном отношении: с неопределенным запахом гнилых яиц и жженой пробки. Ожив­лена ручейком, шумно катящим свои мутные воды по самой се­редине балки; вдоль ручья – холмы из мусора, из которых торчат то лапы дохлых кошек, то голова полусгнившей крысы. Обыватели здесь мусор выбрасывают прямо на улицу, мосто­вую поливают помоями… из окон своих квартир» 29.

Все путеводители не преминут упомянуть о многочисленных теплых серно-щелочных источни­ках, вытекающих из-под горы Табор на правом берегу Куры, с которыми легенда связывает основа­ние и имя города. Неко­торые из источников обу­строены и прове­дены в бани с температурой до 37 градусов. От слова тбили (теплый) про­изошло название города - Тбилиси у грузин (Thbilisi), Тпхис у армян и Тефлис (Тепли-су) у мусульман, поскольку первое посе­ление здесь обосновалось около источников. В ходе реконструкции старого Тиф­лиса в на­чале XX века многие серные турецкие бани, выходившие на набережную, были снесены. Сами бани, кроме Голубой, ушли в землю, а на поверхности возле Метехского моста видны лишь их купола. Бани хорошо содержались и являлись единственным развлечением города. Путешественники, в том числе Александр Пушкин и Александр Дюма, испытав процедуры ме­стных бань, оставили подробное их опи­сание.

Старый город на­хо­дится в юго-восточной части, поблизости от бань, там где Нарикала (кре­пость), Армянский базар, Майдан, часть Авла­бара, с узкими кривыми улочками, сохранившими об­лик средневековой застройки. Дома с плоскими крышами построены из камня на глине и отштукату­рены из­вестью. Хорошо смотрятся дома с бал­кончиками, характерные для османской архитектуры, украшенные национальным резным орнамен­том.

В

Головинский проспект до 1918 г., ныне проспект Руставели. Фотография конца 1890-х гг.

черте города в правый берег Куры впадает речка Вере, по названию которой назван жилой квартал. В нижнем течении речка сейчас отведена в коллектор. К северо-западу от района Вере на Сабурталинском поле, где впервые стартовали аэропланы в начале XX века, возник жилой массив Сабуртало.

Парал­лельно правому берегу Куры проло­жен поперек склона Святой горы 30 Головинский про­спект длиной в полтора километра. Это цен­тральная и самая оживлен­ная улица города 31, характерная черта которой - беззаботность. По этому широкому проспекту по вече­рам прогуливалась публика, от­дыхая от дневного зноя. От про­спекта на север – протянута Оль­гинская улица 32 – начало Военно-гру­зинской дороги, связавшей кратчайшим путем город с Влади­кавказом через главный Кавказский хре­бет. С середины Ольгинской улицы шла большая Цхнетская улица 33, которая вела к новой части го­рода Ваке, что по-грузински означает «плоская возвышен­ность». По левой стороне Головинского проспекта находятся здание Казен­ного театра и чуть по­дальше – те­атр «Артистического Общества»», Александровский сад, Военно-ис­торический музей. На правой сто­роне проспекта расположены «Во­ронцовский дворец», Александро-Невский военный со­бор, 1-я муж­ская гимназия, «Храм Славы» в память окончания кавказской войны.

В общих чертах Головинский проспект сложился к середине XIX века при наместничестве князя М. С. Воронцова 34 и состоял из двух частей – Дворцовой улицы (очень короткой, начало проспекта) и соб­ственно про­спекта. Параллельно Дворцовой улице и Головинскому проспекту идет улица Петра Вели­кого 35; на ней находилась канцеля­рия наместника. По правой, нечет­ной стороне, на Эриванской площади около Караван-сарая Тамам­шева располо­жен сквер с фон­таном и памятником А. С. Пуш­кину, открытый 25 мая 1892 г. на деньги, собранные горожанами. Этот сквер получил название П



Похожие документы:

  1. А. Авторханов происхождение партократии

    Документ
    ... делегату V съезда, но весьма известному в Тифлисе «боевику» и «экспроприатору» – Коба-Сосо ... и поступили. В конце 1930 года Рыкова сняли, и главой правительства стал Молотов. Да ... В.В. 1904 18. Ленгник Ф.В. 1893 19. Ленин В.И. 1893 20. Лепсе И.И. 1904 21 ...
  2. Керсновский А. А. История Русской армии

    Документ
    ... было устранено лишь в 1893 году созданием корпуса Пограничной стражи. ... династию Романовых низложенной и провозгласил главой правительства Чарторыйского{61}, а ... русские». Тогда в 1879 году в Тифлисе решили предпринять серьезную операцию. ...
  3. Игорь Анатольевич дамаскин сталин и разведка

    Документ
    ... Душетском казначействах и на Эриванской площади Тифлиса, и прославился Камо… А куда ... которой он будет править многие годы. Глава 3. РАЗВЕДКА И КОМИНТЕРН Верный ... . Парпаров Федор Карпович, 1893 года рождения. С 1930 года нелегал внешней разведки в ...
  4. Из песни «Бродячие артисты», сл. И. Шаферана, муз. Л. Варданяна Отец Николая Николаевича, Николай Андреевич Биязи, был потомком итальянских колони­стов, прибыв

    Документ
    ... состав кочующей драматической труппы во главе с антрепренером Н. И. Новиковым 48 ... чета Тхоржевских выпустила в 1893 году в Тифлисегод рож­дения племянника Николая ... , когда речь пойдет о семействе Пальмов в главе 5 (Часть I). * * * После ...
  5. Поурочные разработки по русской литературе ХХ века: 11 класс

    Урок
    ... и философ Д. С. Мережковский еще в 1893 году в работе «О причинах упадка и новых ... И стихи этого типа — цикл. Путешествия: Тифлис, Ялта — Севастополь. «Тамара и Демон» и ... -Щедрина. О чем эта глава? (В главе «Подтверждение покаяния. Заключение» Щедрин ...

Другие похожие документы..