Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
графика В 0 А 30 ПИ-14-1 1 МДК 01.01 ( Мужикова) А 09 А 10 МДК 05.01 (Багина) А 0 3 КС А 05 ПИ-14- 1 МДК 05.01 ( Вилисова) А 0 Физкультура 3 МДК 01....полностью>>
'Урок'
Сегодня на уроке мы должны подготовиться к сжатому изложению текста: определить его тему, идею, структурные особенности (как он построен); провести яз...полностью>>
'Документ'
Первичная цифровая сеть на основе PDH/SDH состоит из узлов мультиплексирования (мультиплексоров), выполняющих роль преобразователей между каналами раз...полностью>>
'Календарно-тематическое планирование'
Воспринимать на слух художественное произведение в исполнении учителя, учащихся, мастеров слова; отвечать на вопросы по содержанию, оценивать свои эмо...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Оригинальный вариант типологической классификации языков предложил американский языковед Э. Сепир. В основу своей классификации Сепир положил наличие и особенности выражения различных понятий в языке. Сепир выделяет четыре основных тип а понятий:

I. Корневые (конкретные, основные) — названия предметов, качеств.

II. Деривационные (см. § 46) — обозначение действующего лица, уменьшительность и т. п.

III. Конкретно-реляционные (смешанно-реляционные) — понятия, выраженные в самих словах, совместно с лексическим значением — род, число, время и т.п.

IV- Чисто реляционные (чисто абстрактные) — понятия, выраженные вне слова, связанные только с передачей отноше-лий между словами.

I и IV типы обязательны для всех языков, II и III могут отсутствовать. На основании наличия или отсутствия понятий II и III типов Сепир делит все языки на четыре группы: 1) простые, чисто реляционные, если выражены только понятия I и IV типа (как в китайском), 2) сложные "чисто реляционные, если есть понятия I, II и IV типа (как в полинезийских); 3) простые смешанно-реляционные, если есть понятия I, III и IV типа (как в банту); 4) сложные смешанно-реляционные, если есть все типы (санскрит, семитские).

Кроме того, Сепир учитывает способы выражения отношений, сводя их к четырем типам: а) изоляция (служебные слова, порядок слов, интонация), б) агглютинация, в) фузия (см. § 52) и г) символизация (внутренняя флексия, повторы, ударение), и степень синтезированияв выражаемых понятиях, выделяя: а) аналитический, б) синтетический и в) полисинтетический тип. На основании учета всех этих признаков Сепир делит языки на 12 групп. Китайский язык, например, определяется как простой чисто реляционный изолирующий аналитический язык; французский как простой смешанно-реляционный фузионный аналитический и т. д.

Сепир на основе своей классификации охарактеризовал лишь некоторые языки, но и приведенные им примеры вызвали возражения. В то же время выдвинутое им общее требование исходить из структуры языка оказалось очень плодотворным и повлияло на дальнейшее развитие проблемы классификации языков.

В настоящее время наметился новый подход к классификации языков, получивший название структурно-типологического. Структурную типологию определяют как «систематизацию, инвентаризацию явлений разных языков по структурным признакам (т. е. признакам, существенным с точки зрения структуры данного языка). Структурная типология стремится выявить прежде всего общие черты (универсалии), которые бы присутствовали во всех языках (нет языков без гласных, нет языков без смычных согласных; если в языке есть категории падежа или рода, в нем есть и категория числа; во всех языках есть местоимения, местоимения всех языков имеют три лица и т. д.). Затем типология выясняет признаки, присущие лишь части языков. На основании этих признаков и можно классифицировать языки. Так, делаются попытки классификации языков по характеру корневых и служебных элементов (элементом называют «минимальную продуктивную морфему» или «несвободное сочетание морфем», т. е. и морфему и слово) и особенностям их сочетаемости друг с другом. Например, инкорпорирующие языки определяются как такие, в которых отсутствуют служебные элементы типа аффиксов, а имеются только служебные элементы типа частиц (элементы, которые могут оформлять и какое-нибудь слово, и любое сочетание). Агглютинативные и флективные языки могут обладать обоими типами служебных элементов и отличаются друг от друга по критерию аналитизма или синтетизма служебных элементов. Трудности при таком подходе те же, что и при других — многообразие и сложность языков, наличие в пределах одного языка элементов разного типа и разных особенностей их использования.

Существует и целый ряд других попыток классификации языков с учетом своеобразия их структуры.

Характерная особенность всех современных типологических классификаций языков — последовательно проведенный синхронный подход. При этих классификациях не учитывается происхождение языка, его прошлые связи. Так в классификации Э. Сепира французский и латинский языки попадают в разные группы, хотя генетически они связаны. В разных группах оказываются современный тибетский (простой, чисто реляционный, изолирующий, аналитический) и классический тибетский (сложный, чисто реляционный, физионно-агглютинирующий, синтетический).

В синхронности типологических классификаций проявляется еще одно отличие их от генеалогической классификации.

ЛИТЕРАТУРА

В. В. Иванов. Генеалогическая классификация языков и понятие языкового родства. М., Изд-во МГУ, 1954.

П. С. Кузнецов. Морфологическая классификация языков. М., Изд-во МГУ, 1954.

Э. Сепир, Язык. Mi, ОГИЗ, 11934 (гл. VI).

Б. Л. Успенский, Структурная типология языков, М., «Наука», 1955.1(Вводная часть, гл. 1 и Основная часть, гл. 2).

А. Мей е. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М—Л., 1938. Изд. 5. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ./URSS, 2009.

А. В. Десницкая. Вопросы изучения родства индоевропейских языков. М,—Л., Изд-во АН СССР, 'Ш55 (гл. I).

Н. А. Баскаков. Классификация тюркских языков в связи с исторической периодизацией их развития и формирования. — Труды института языкознания Академии наук СССР, т. I, 1952.

Е. А. Б о к а р е в. Дагестанские языки. — В сб.: Младописьменные языки народов СССР. М.—Л., Изд-во СССР, 1S59.

Г. П. Сердюченко. Теоретические проблемы изучения языков Азии и Африки. — Известия АН СССР, серия литературы и языка, 1965, вып. 3, 4.

Морфологическая типология и проблема классификации языков, М.—Л., «Наука», 1965,

"Младописьменные языки народов СССР. М.—Л., Изд-во АН СССР,

1959.

Книги из серии «Языки народов Азии и Африки» под общей ред. проф. Г. П. Сердюченко, выпущенные издательством «Наука» (1955—1970).

ГЛАВА VI

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЯЗЫКА И РАЗВИТИЕ ЯЗЫКОВ

§ 76. Проблема происхождения языка. Различные подходы к решению этой проблемы

Вопросом происхождения языка люди интересовались с глубокой древности. Как возникла речь? Почему существуют разные языки? Какой язык был самым древним? Эти и подобные вопросы уже издавна интересовали человечество. Ответы на них часто давали фантастические, создавались различные легенды о появлении многоязычия и возникновении языка. Люди не сразу поняли, что надо строго различать две проблемы: происхождение человеческой речи в целом и происхождение (появление) различных языков. Это разные проблемы, и подход к их решению должен быть различным.

Еще в древней Греции и Риме, наряду с легендами, появились и попытки научного объяснения происхождения языка. Так, великий римский поэт и философ Лукреций в своем стихотворном философском трактате «О природе вещей» писал:

Что же до звуков, какие язык производит, — природа

Вызвала их. а нужда подсказала названья предметов...

Что же тут странного в том, наконец, если род человеков,

Голосом и языком одаренный, означил предметы

Разными звуками, все по различным своим ощущеньям?

Этим утверждением Лукреций выступал против распространенных тогда теорий «божественного» происхождения языка, подчеркивал его человеческое происхождение, то, что язык создан «природой» и «нуждой», что названия предметам дал сам человек «по различным своим ощущеньям».

В дальнейшем было создано много теорий, пытающихся объяснить, как же люди создали язык, что послужило причиной возникновения языка, на каком материале он создавался? Существует более 500 различных теорий происхождения языка. Их можно группировать по разным признакам: по материалу первичной речи, т. е. по тому, на каком материале, по мнению ученых, создавался язык; по факторам, вызвавшим появление языка, т. е. по тому, какие причины считают главными, обусловившими появление речи; по различению подхода к условиям возникновения языка — создавался ли язык у отдельных индивидов или в коллективе и т. д.

Рассмотрим некоторые из наиболее распространенных теорий возникновения человеческой речи, В XIX в. одно время довольно широко была распространена так называемая л епетная теория. Авторы ее считали, что язык возник из детского лепета. Доказательство они видели в сходстве в ряде языков слов, которые ребенок начинает преизносить раньше других. Имелись в виду такие слова, как мама, папа, баба, деда, дядя, няня и т. т., действительно часто совпадающие в разных языках, например, мама означает «мать» не только в ряде европейских языков, но и в китайском. Однако за сходством не видели различия, того, что близкие по звуковому облику слова (важно, что они только близки, а не одинаковы, т. к. в каждом языке есть свои особенности в фонемном соста. ве, интонации и т. п.) в разных языках имеют различное значение: мамо в грузинском означает «отец», баба в тюркских «дед» и т. д. Лепет ребенка превращается в слова, в значимые звуковые комплексы под влиянием той языковой среды, которая его окружает, того языка, который он слышит вокруг (см. § 1).

Широкое распространение имела междометная теория происхождения языка, выводящая язык из междометий, которые сторонниками этой теории считались «первичными», «естественными» звуковыми комплексами. Но, во-первых, междометия не имеют какого-то общечеловеческого значения, в разных языках междометия разные (ха-ха и хи-хи — далеко не во всех языках передают смех, они могут передавать и плач, их никак нельзя считать «первыми словами»), во-вторых, никому ие удалось показать связь между междометиями и разнообразными словами современных языков, так как к междометиям можно возвести лишь ничтожное количество слов современного языка, вроде ахать, аханье, ойкать и т. п.

Существовали теории, по которым считалось, что первичным материалом языка были не звуки, а жесты. Такие взгляды получили название теорий ручной, или к и н е т и ческой, 330 речи (от греческого kinetikos — относящийся к движению). Сторонники этой теории (В. Вундт, Н. Я. Марр) считали, что на начальном этапе появления языка человек пользовался жестами, и лишь потом люди перешли к звуковой речи. Доказательство они видели в использовании жестов сейчас (в качестве указательных, эмоционально-усилительных и т. п. средств) и наличии у некоторых народов, например, у отдельных племен американских индейцев или у австралийцев, довольно развитой системы жестовой речи—«языка жестов».

Факты использования «языка жестов» действительно есть. Так, у одного из австралийских племен — аранда — известно около 450 различных знаков-жестов, которые не только называют конкретные предметы, но и выражают более или менее отвлеченные представления. Язык жестов у аранда, как и у других племен, существует в дополнение к звуковой речи и применяется в особых случаях: когда люди переговариваются на большом расстоянии, когда встречаются люди из разных племен, когда обычай запрещает человеку на определенный период пользоваться звуковой речью (вдовам, юношам в период посвящения в охотники и т. д.). В жестах участвуют не только руки, но и голова и даже верхняя часть туловища1. Известны аналогичные факты и у народов Америки.

Однако язык жестов всегда выступает вместе со звуковой речью, сопровождает ее. Очевидно, такую функцию он выполнял и в прошлом, нет никаких оснований считать, что он быч когда-то единственной формой общения (см. § 77).

Одной из широко распространенных в период XVII—XIX вв. была теория звукоподражательного (ономатопоэтического) происхождения языка. Согласно этой теории язык появился как результат подражания звукам окружающего мира, т е- названия предметам, действиям давались в подражание тем звукам, которые издавались предметом или часто воспринимались вместе с определенным предметом. В доказательство приводили такие слова, как мычит — мычание (о корове), мяучит — мяуканье, мурлычет — мурлыканье (о кошке), шуршит (о камыше) и т. п. Полагали, что кукушка названа так по ее кукованию и т. д.

Считали также, что звуки способны передавать различные впечатления, представления об окружающем мире. Лейбниц, например, полагал, что звук 1 может выражать «нечто мягкое» или указывать на скорость, быстроту. В доказательство он приводил слова из немецкого и латинского языков. Например, в немецком leben (жить), tieben (любить), по его мнению, указывают на «мягкость», a Lauf (бег, пробег), Lowe (лев), Luchs (рысь) — на быстроту (ср- латинские lion, lynx с тем же значением). На основании подобных рассуждений Лейбниц и другие сторонники этой теории считали, что и первобытный человек создавал слова, стремясь их звуковым обликом передавать впечатления, которые вызывались предметами, явлениями окружающего мира.

Сторонники звукоподражательной теории не учитывали, что первобытный человек, органы речи и мышления которого еще только формировались, не мог столь тонко и своеобразно анализировать окружающие звуки, тем более подражать им, передавать их своим, еще очень несовершенным речевым аппаратом. Не учитывают они и того, что так называемые звукоподражательные слова, во-первых, очень немногочисленны; во-вторых, имеют условно звукоподражательный характер, т. е. в разных языках они оформлены по-разному, даже когда сходны по корню, например, русское слово кукушка и болгарское куковица (сова по-болгарски кукумявка, хотя на крик кукушки крик совы не очень похож), немецкое Kuckuck, польское kukulka, чешское kukacka и т. д. Это не позволяет считать такие слова «первичными», «естественными» словами.

Причину появления языка некоторые ученые искали в эмоциональных выкриках. Была особая эмоциональная теория происхождения языка, последователи которой полагали, что слова появились из криков, испускаемых в момент эмоционального возбуждения. Так, по мнению Д. Н. Кудрявского. эти первоначальные эмоциональные крики и стали первыми междометиями, из которых впоследствии развился язык (см. выше).

В середине XIX в. появилась так называемая теория трудовых выкриков, выдвинутая Л. Нуаре. Автор этой теории считал, что язык появился из «трудовых выкриков», сопровождавших процесс коллективного труда и призванных как-то организовать его, создать единый ритм труда. Попытка связать язык с трудовой деятельностью человека — ценна и интересна, но понималась эта связь очень упрощенно: причиной появления языка Нуаре считал не потребность в общении, возникающую при коллективном труде, а только потребность облегчить труд путем создания общего ритма.

В большинстве теорий происхождения языка совершенно не учитывалась роль коллектива (лепетная, звукоподражательная и др.), в некоторых делались попытки учесть роль коллектива (теория трудовых выкриков, некоторые эмоциональные теории), но очень упрощенно и (Примитивно. В XVIII в. появилась особая «теория социального договора», поддержанная Ж. Ж. Руссо, по мнению которого в первый период жизни человечества люди были частью природы и язык «происходил от чувств», а во второй период — цивилизованный язык стал продуктом «социальной договоренности», стал условен. При этом получалось, что люди, еще не имея по существу языка, договариваются о его развитии. Эта теория предполагает высокий уровень развития сознания у первобытного человека, чего, конечно, не могло быть.

Рассмотренные теории происхождения языка страдают рядом общих существенных недостатков.

1. Все они отрывают язык от мышления, предполагают, что мышление существовало до языка, т. е. разрушают единство языка и мышления.

2. Отрывают происхождение языка от происхождения человека, предполагают, что человечество существовало до появления языка, что невозможно (см. § 77).

3. Эти теории не учитывают коммуникативную функцию языка, т. е. то, что язык является важнейшим средством человеческого общения и его возникновение обязательно должно быть связано с этой важнейшей функцией языка.

4. Не учитывают роль труда, трудовой деятельности в процессе формирования человека и его речи (в теории трудовых выкриков учет трудовой деятельности односторонний и поверхностный).

Эти основные недостатки обнаруживают идеалистический характер указанных теорий. Идеалистический подход к проблеме не мог дать ее правильного решения, многие языковеды в XIX—XX вв. стали признавать проблему неразрешимой и призывали отказаться от ее рассмотрения.

§ 77. Происхождение языка в процессе трудовой деятельности человека

Марксистское языкознание всегда много внимания уделяло проблеме происхождения языка. Вместе с тем всегда подчеркивалось, что решение этой проблемы средствами только языкознания совершенно невозможно. Она должна решаться усилиями многих наук: философии, истории, археологии, антропологий и других. Основные отправные положения для решения проблемы даны в работах Маркса в Энгельса «Немецкая идеология», «Диалектика природы», «Заметки на книгу А. Вагнера». Вопрос о происхождении языка в марксистском языкознании рассматривают, исходя из единства языка и мышления и из связи процесса развития языка с процессом становления человека. Истоки языка, факторы, обусловившие его появление, лежат в коллективной трудовой деятельности человека и вызванной ей потребности в общении.

Биологическими предпосылками речи были средства звуковой и двигательной сигнализации животных. У высших животных эти сигналы довольно разнообразны, но появляются они в момент особого возбуждения и всегда приурочены к определенной ситуации и соответствующему состоянию животного, т. е. в определенной ситуации (опасность, наличие пищи и т. д.) животное издает определенный сигнал, который и воспринимается соответственно другими животными. Эти сигналы не похожи на слова, так как они лишены предметного содержания, ояи лишь средства выражения эмоционального состояния животного, в них нет преднамеренности. Это сигналы в чистом виде, а не сигналы сигналов, какими являются слова. Ни одному исследователю не удалось научить обезьяну пользоваться языком. Животные реагируют на человеческую речь (собаки, кошки), но, как показали новейшие исследования советских и зарубежных ученых, они реагируют на звучание слова, а не на его значение.

У животных нет языка, потому что они не испытывают в нем потребности. «То немногое, что эти последние (т. е. животные.—Л. Б.), даже наиболее развитые из них, имеют сообщить друг другу, может быть сообщено и без помощи членораздельной речи», — писал Ф. Энгельс. Другое дело люди. ...Формировавшиеся люди,— писал Ф. Энгельс в той же работе,— пришли к тому, что у них явилась потребность что-то сказать друг другу». Эта потребность вызывалась совместной трудовой деятельностью, «развитие труда по необходимости способствовало более тесному сплочению членов общества, так как благодаря ему стали более часты случаи взаимной поддержки, совместной деятельности, и стало ясней сознание пользы этой совместной деятельности для каждого отдельного члена». Тем самым Энгельс указывает на «возникновение языка из процесса труда И вместе с трудом». Возникнув в процессе труда, язык стал важным фактором в развитии трудовой деятельности человека, его мышления, всего процесса развития человека, так как только язык дал возможность передавать от поколения к поколению опыт и знания, накопленные человечеством. Язык дал возможность перехода от предметного действия, с которого начинается мысль, к «умственному действию». «Умственное действие» зарождается всегда вне сознания человека в материальной внешней форме, затем «происходит постепенное «вращивание» предметного действия в сознание... превращение в мысль через ступень речевого действия».

Зарождение речи связывают с питекантропами, у австралопитеков ее еще не было. Поскольку питекантропы уже составляют первичный трудовой коллектив, для них оказываются необходимыми такие средства коммуникации, которые не просто сигнализировали бы о чем-то, но и побуждали к определенному совместному действию, т. е. были бы преднамеренными. Но для того, чтобы быть понятными всем, такие средства еще должны быть непосредственно связаны с объектами действия, они еще не могли заменить предмет, еще не имели предметного содержания. Эту особенность хорошо раскрывает А. А. Леонтьев, который пишет: «Убив оленя, питекантроп мог что-то «сказать», «приглашая» других питекантропов разделать тушу и одновременно сам приступая к этому; но, не видя оленя, он не мог и «сказать» о необходимости его разделать, потому что у него, как мы уже говорили, не могло быть представления об олене; он не мог по желанию вызвать в памяти обобщенный зрительный образ оленя».

Эта особенность первобытного мышления четко сформулирована Марксом и Энгельсом в «Немецкой идеологии», где сказано: «Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей...». Лишь гооствпемно, в результате длительного развития, трудовое действие смогло отделиться от объекта действия, т. е, уже не надо было видеть объект действия, чтобы побудить к действию. Это можно было сделать, подражая действию, как бы показывая его и сопровождая этот показ определенным звуком. Уже появляется первичное обобщение (призыв убить оленя, а не именно данного одного оленя). Между действием, передающим его подражательным движением и звуком закрепляется на основе тысячекратного повторения определенная устойчивая, рефлекторная по типу связь. Постепенно роль движения ослаблялась, а роль звука, наоборот, усиливалась, так как звук практически был более пригоден для сигнализации, чем движение, которое нельзя использовать ночью, в лесу и т. д. Постепенно трудовое действие стало отождествляться со звуком и подменяться им.

Изготовление искусственных орудий труда — специфическое свойство человеческого труда. Постепенное совершенствование орудий труда, появление орудий нового типа, зачатки разделения труда способствовали усложнению трудового процесса и вместе с тем дальнейшему развитию мышления и речи. Мозг неандертальца, представителя следующей ступени в эволюции человека, свидетельствует о его более высоком развитии. В мозгу человека запечатлевалась способность предметов внешнего мира, с которыми он соприкасался в своей трудовой деятельности, «удовлетворять потребности» людей. Такими средствами удовлетворения потребности в определенном действии становятся орудия этого действия, орудия труда. Обозначение действия может стать обозначением орудия действия.

Вместе с тем идет и развитие органов речи. Потребность в речи, указывает Энгельс, «создала себе свой орган: неразвитая гортань обезьяны медленно, но неуклонно преобразовывалась путем модуляции для все более развитой модуляции, а органы рта постепенно научались произносить один членораздельный звук эа другим».

«Речь» питекантропа еще не была членораздельной, так как у него еще не сформировались соответствующие органы речи, речь неандертальца уже становилась членораздельной, что было связано с перемещением основных артикуляций из гортани в ротовую полость. Однако неандерталец еще не мог произносить звуков передней артикуляции, этому препятствовало строение глотки. По-видимому, для него были характерны звуки, образованные в гортани и в задней части ротовой полости. Очевидно, звуковой единицей для неандертальца был слог, т. е. всякий согласный сопровождался гласным призвуком, вызванным непроизвольным колебанием голосовых связок, что объясняется особенностями в строении голосовых связок и голосового мускула. Дифференциация звуков в слоге произойдет в более поздний период.

Переход к современному типу человека (homo sapiens) ознаменовался существенными изменениями в мышлении и речи, связанными с изменениями в трудовой деятельности человека. Становится возможным не только разделение труда между мужчинами и женщинами, но разделение труда в процессе производства более сложных орудий труда, что в свою очередь связано с постепенным изменением руки, ее совершенствованием в процессе трудовых действий. При выполнении трудовых операций становится возможным разделение их между членами коллектива: один начинает обработку, другой отделывает камень, завершает обработку, а это невозможно без использования языка уже в новой, более общей функции, «На известном уровне дальнейшего развития, после того как умножились и дальше развились... потребности людей и виды деятельности, ори помощи которых они удовлетворяются, люди дают отдельные названия целым классам этих предметов, которые они уже отличают на опыте от остального внешнего мира». Тем самым звук становится знаком, обозначением целого класса определенных предметов. Слово получает предметное содержание, человек теперь реагирует не просто на звучание слова, а и на его значение. Тем самым складывается особая знаковая система, специфическая для человека.

Вместе с развитием трудовой деятельности, ее усложнением, идет и развитие мозга, что в свою очередь влияет на речь, она становится не только членораздельной, но и связной, человек уже может связывать значение одного слова с другим, т. е. появляется последовательное расположение слов, возникает предложение. Конечно, первичные предложения еще не похожи на современные. Структура предложения, естественно, должна быть еще очень (простой и примитивной. А. А. Леонтьев высказывает довольно обоснованное предположение, что могло быть распространено по крайней мере два структурных типа предложения: в одном указывалось действие и объект действия (убивает оленя, делает копье и т. п.), в другом — субъект действия и действие (человек ходит, олень бежит и т. п.). Это подтверждается наличием в современных языках, далеких друг от друга, относящихся к разным языковым семьям, деления глаголов на глаголы активного действия (переходные) и глаголы пассивного действия или состояния (непереходные) и разным оформлением предложений с глаголами первого и второго типа (см. § 62).

Первичное предложение было, очевидно, сочетанием неоформленных слов-корней; лишь постепенно уже на базе сложившегося предложения и его дальнейшего развития идет форидарозание частей речи, прежде всего знаменательных, а затем и служебных.

Таким представляется процесс возникновения человеческой речи в работах современных исследователей.



Похожие документы:

  1. В. А. Звегинцев история языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях

    Документ
    ... @ ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Преподавание общеязыковедческих дисциплин «Введение в языкознание», «Общее языкознание», «История лингвистических учений», а также ... название санскрита. По мнению академика А. П. Баранникова, то обстоятельство, что Панини в ряде ...
  2. 1. Предмет и метод История языкознания раскрывается как история проблемных ситуаций, которые сменяли одна другую. Проблемы языкознания: установление методоло

    Документ
    ... система Поливанова». Выпустил «Введение в языкознание для востоковедных вузов», ... французской социологической школой в языкознании. Социологическое языкознание в целом представляет ... По мнению академика А. П. Баранникова, то обстоятельство, что Панини ...
  3. На земном шаре существуют тысячи различных языков. Ивсе же мы говорим не только о «языках», но также о «языке» человеческом языке как о

    Документ
    ... языка. Киев, 1981. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Баранникова Л.И. Введение в языкознание. Саратов, 1973. Бондарко Л.В., Вербицкая ДА ... . СПб., 1991. Будагов P.A. Введение в науку об языке. М., 1965. Введение в языкознание: Хрестоматия/Сост. Б.Ю. Норман ...
  4. Курс Р/о к/о всего оод ок история Казахстана 1 (2)

    Документ
    ... . 336 -//- 1 28 42 70 Баранникова, Лидия Ивановна. Введение в языкознание: Учеб. пособие для филол ... . фак. ун-тов/ Л.И.Баранникова. - Саратов : Изд ...
  5. Курс Р/о к/о всего оод ок история Казахстана 1 (1)

    Документ
    ... курсу «Введение в языкознание»: учебное пособие для студ..-М.,1985г. 336 -//- 1 Баранникова, Лидия Ивановна. Введение в языкознание: ... Учеб. пособие для филол. фак. ун-тов/ Л.И.Баранникова. - ...

Другие похожие документы..