Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
общеобразовательным программам в области музыкальных искусств «Фортепиано» , «Народные инструменты»в МБОУ ДОД ДМШ им. Г.Пономаренко п. Новомихайловски...полностью>>
'Документ'
ФГАОУ ВПО«БФУ им. И.Канта»236041, г. Калининград, ул. А.Невского, 14ИНН 3906019856 КПП 390601001ОГРН 1023901002949 ОКПО 02068255РеквизитыЗАО ИКБ «ЕВРО...полностью>>
'Документ'
аукциона на право заключить договор купли-продажи объекта движимого имущества - легковой автомобиль ВАЗ- 30, являющегося муниципальной собственностью ...полностью>>
'Реферат'
Данное учебное пособие выполнено на основе исследований зарубежного и отечественного психологического опыта по налаживанию делового сотрудничества, ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Из языков других групп этой семьи наиболее распространенными были нутка (северо-западное Побережье), сква-м и ш (Британская Колумбия).

Южнее алгонкииско-вакшокой была распространена большая семья языков сиу-хока, насчитывавшая несколько групп.

Одной из крупных групп является ирокезская, распространенная в прошлом к югу и востоку от Великих озер. К ирокезской группе, кроме ирокезского языка с его диалектами, относились языки таких племен, как чирок и, эр и, гурон ы, тускарора. На ирокезских языках раньше говорило около 110 тыс. человек, теперь осталось менее 20 тыс. человек. Ирокезские племена прославились своим сопротивлением англо-французской колонизации, теперь они намеренно разобщены и загнаны в девять различных резерваций.

К мускогемой группе языков (юго-восток Северной Америки — между низовьями Миссисипи и Атлантическим побережьем) относились языки крупных племен: семинолов, а л палачей, мобиле «т.д. Мнолие из них были уничтожены уже в XVIII веке. На основе языка мобиле когда-то на зтой территории сложился общий торговый язык юго-востока.

Крупной группой была группа языков сиу, распространенных в бассейне реки Миссури и от Миссисипи до Скалистых гор.

Языки семьи сиу-хока встречались в Калифорнии и Мексике.

Языки большой семьи на-дене занимают в основном северо-западную часть материка. Самой многочисленной (53 языка) и в то же время самой разбросанной (от берегов Ледовитого океана до Мексики) является атапаскская группа (или семья) языков. До сих пор сохранились крупные языки этой группы: навахо (около 70 тыс., живут в резервациях штатов Аризона и Нью-Мексико) и язык а п а ч е й (в штатах Нью-Мексико и Техас).

На тихоокеанском побережье США распространена семья п е н у т и, в которую входит группа калифорнийских языков — майду, костаньо, чинук (низовья реки Колумбии), который в XIX веке был общим межплеменным торговым языком для всего побережья, такелма (штат Орегон) и другие. Судьба носителей этих языков трагична. В результате колонизации, вскоре после открытия в Калифорнии золота (в 1848 г.), коренное население было в огромном большинстве истреблено. Некоторые племена исчезли полностью, от других осталось 2—5, в лучшем случае 6—9 процентов их прежнего состава.

Большая тан ь о-ю т о-а ц те к с к а я семья языков объединяет языки юго-запада Америки с языками Мексики и Центральной Америки. Самая обширная юто-ацтекская группа представлена языком хопи (районы около границы Мексики и США), шошоне (от Калифорнии до Невады), ацтекским (Мексика). У ацтеков, одного из наиболее развитых народов Америки, была своя пиктографическая, т. е. рисуночная (см. § 84) письменность. Завоевание Мексики испанцами уничтожило государство ацтеков, прекратило развитие их письменности.

Кроме указанных ранее языковых семей, на территории Мексики и Центральной Америки распространены и другие семьи. Из них особенно выделяется большая семья соке-майя, представленная языками майя (жителей полуострова Юкатан), соке и другими. На языке майя уже на рубеже нашей эры возникла письменность; до иас дошли надписи от IV в. до н. э. Написанные иероглифами на древнем, уже забытом языке, они дожо оставались загадкой для лиигаистов. Для их расшифровки много сделал видный советский ученый Ю. В. Кнорозов. Группа сотрудников Сибирского отделения Академии наук СССР пытается использовать электронно-вычислительные машины для расшифровки этой древней письменности.

Языки народов Южной Америки значительно разнообразнее. Их не удалось объединить в большие семьи. В настоящее время ученые насчитывают 25 языковых семей и групп. Одной из наиболее распространенных является семья чибча, включающая 27 языков; на них говорит население Панамского перешейка и юго-западной части Южной Америки. Ряд народов этой труппы имел старую культуру (муиски) и письменность (куна). В аравакскую семью объединяется около 100 языков индейцев, заселявших когда-то обширную область в бассейне реки Ориноко и в Левобережье Амазонки. Сейчас они очень разрознены. На этой же территории и на островах Карибского моря были распространены многочисленные карибские языки. Однако они, как и аравакские, к нашему времени почти исчезли, уничтожены колонизаторами. Многочисленны были и языки семьи т у п и-г у а р а н и, когда-то широко раепросраненные на территории от реки Ла-Платы до устья Амазонки. В настоящее время сохранились лишь немногие языки этой семьи. Особое место среди их занимает гуарани, родной для 8O % населения современного Парагвая; поэтому правительство вынуждено было ввести его преподаванием школе, допустить на нем издание книг. Гуарани оказал большое влияние на современный испанский язык южноамериканских стран.

Широко распространен в Южной Америке и язык кечуа, относящийся вместе с языком аймара к группе языков кечуа. Первоначально на языке кечуа говорило население небольшой области вокруг долины Куско (Южное Перу), но с образованием государства инков круг иосителей языка кечуа значительно расширился, так как он стал государственным языком инков. В колониальную эпоху его использовали испанские миссионеры. Сейчас на языке кечуа говорит около 11 млн. индейцев в Перу, Боливии и Эквадоре (небольшие группы индейцев, пользующиеся кечуа, есть в Аргентине и Чили).

Наибольшая языковая пестрота наблюдается у жителей тропических лесов в верховьях Амазонки и в бассейне Ориноко. Здесь много небольших групп языков: катукииа, сапаро и отдельных языков: ю р а к а р е, л е к а, и то и а м а и т. д. На территории Аргентины в прошлом также были распространены различные группы языков: гуайкуру, диагиты и другие; лишь на юге выделялась довольно однородная семья чон (Патагония и Огненная Земля). С XVIII в. здесь появились большие группы арауканцев из Чили, бежавших на юг после поражения восстания. Когда-то на языках арауканской семьи языков говорило население западных склонов Анд.

§ 74. Морфологическая классификация языков

В § 65 говорилось, что классификация языков может проводиться не только на основе их материального сходства, связанного с их происхождением, но и на основе сходства самой языковой структуры. На наличие сходства в самой структуре языков обратили внимание на рубеже XVIII и XIX вв. В работе Фридриха Шлегеля «О языке и мудрости индейцев» был отмечен факт расхождения в строении олова, в характере связи различных значимых частей слова (морфем). В одних языках, по мнению Ф. Шлегеля, корень слова способен к внутреннему изменению (внутренняя флексия); это обеспечивает прочность связи родственных слов, богатство языков и возможности их дальнейшего развития. В других языках корни не изменяются, они лишь механически соединяются с другими элементами слова (аффиксами), что лишает слова прочности, препятствует развитию языков. Первый тип языков Ф. Шлегель назвал флективным (от латинского flexio — сгибание, переход), второй — аффиксирующим (от латинского affixus — прикрепленный). Августом-Вильгельмом Шлегелем, братом Ф. Шлегеля, был выделен третий тип — аморфные языки (от греческого amorphos — бесформенный). Классификация братьев Шлегелей, во-тервых, упрощала в действительности значительно более сложный характер языковых различий (во флективных языках наблюдается не только внутренняя флексия, но и аффиксация); во-вторых, односторонне понимала форму в языке (языки не могут быть «бесформенными», форма обязательно проявляется, но в разных языках разными способами см. § 52); в-третьих, порождала глубоко ошибочное представление о неодинаковых возможностях развития, следовательно, о преимуществах одних языков перед другими: флективные языки признавались более совершенными) (языки всех типов, в действительности, способны к развитию и совершенствованию, см. § 83).

Значительно более глубокое теоретическое обоснование этому типу классификации дал крупнейший языковед первой половины XIX в. Вильгельм Гумбольдт. В основу классификации языков В. Гумбольдт положил различия 1) в способах передачи реляционных значений (см. § 46), 2) в строении предложений, 3) в звуковой форме. В. Гумбольдт выделил четыре типа языков, добавив инкорпорирующие языки, характеризующиеся особым типом строения предложения. (Термин «аморфные» он отверг, показав, что в таких языках есть свой способ передачи форм; в языках флективных он отмечал наличие не только внутренней флексии, но и аффиксов особого типа).

В последующие годы в типологическую классификацию был внесен ряд уточнений (работы А. Шлейхера, Ф. Ф. Фортунатова). Несмотря на отдельные расхождения в подходе к классификации (А. Шлейхер не включал инкорпорирующие языки, Ф. Ф. Фортунатов делал особый упор на строении слова и соотношение его морфологических частей), в целом она у всех исследователей оказывалась довольно однородной. Так как все особое внимание уделяли морфологической структуре слова, то и сама эта классификация получила название морфологической.

По морфологической классификации языки делятся на четыре типа: изолирующие, агглютинативные, флективные и полисинтетические (инкорпорирующие).

Изолирующие языки характеризуются неизменяемостью слов. Форма слова как бы не зависит от других слов в предложении, она дана шолированно, самостоятельно. Рассмотрим для примера китайское предложение: Мао pa gou, gou bu pa mao. Кошки (mao) боятся (pa) собак (gou), а собаки (gou) не (bu) боятся (pa) кошек (mao). Как видим, форма слов mao и gou не меняется в зависимости от того, подлежащим или дополнением они являются. Но mao, gou можно перевести не только как кошки, собаки, а и кошка, собака, т. е. особого указания на число нет, не содержит такого указания и глагол (ра). В китайском языке глаголы не изменяются по числам и лицам — ср.: Wo renshi ta, ta ye renshi wo — я (wo) знаю (renshi) его (ta), он (ta) тоже (ye) знает (renshi) меня (wo). Опять-таки ни форма глагола, ни форма местоимения не меняются. В китайском языке одно и то же слово может означать и предмет (существительное) w действие (глагол), например chi — есть и обед, kaishi — начинать и начало, jianzhu — строить и постройка и т. д.

Для выражения отношений между словами используется порядок слов и служебные слова. Сравним еще раз части первого предложения: Мао pa gou, gou bu pa mao. To, что в первой части mao означает действующее лицо (подлежащее), а во втором — объект (дополнение), выражено местом, которое занимает слово в предложении. От места в предложении зависит и значение слова wo («я» или «меня»). Другие типы отношений могут быть переданы служебными словами. Например, для передачи косвенного дополнения в значении, аналогичном нашему дательному падежу, используется служебное словоgei. Фраза Mama zuo fan gei women chi (мама готовит нам обед) — буквально: мама (mama) делать (zuo) пища (fan) нам (gei women) поесть (chi).

Однако в современном китайском языке уже есть случаи использования аффиксов (суффиксов). Так, прошедшее время глаголов (прошедшее завершенное) выражается с помощью суффикса -le: Women nianle Ни ke — мы (women) прочли (nian + le) шесть (liu) уроков (ke). Но когда при глаголе имеется отрицание, то и в прошедшем времени такого изменения формы глагола не происходит: Yigian wo bu tiaowuраньше (yigian) я (wo) не, буквально — нет (bu), танцевал, буквально — танцевать (tiaowu).

Используется особый суффикс и для выражения множественного числа в местоимениях; ср.: two (я), ni (ты), ta (он), но women (мы), nimen (вы), tamen (они).

Таким образом, в современном китайском языке уже есть отступления от изолирующего типа, который в древнекитайском языке был выдержан последовательно.

К изолирующим языкам относят и языки малайско-поли-незийской семьи. Суффиксы и префиксы в них очень немногочисленны и служат средством словообразования, а не словоизменения. Например, в маорийском языке с помощью префикса та образуются прилагательные и причастия (ср. его — истощать, «а таего—слабый, истощенный), префикса whakaглаголы от существительных (ср.: matau — знание и whaka-matau — учить). Отношения между словами выражаются порядком слов, служебными словами, а не изменением слов. Так, в индонезийском языке в предложении Anak lari dart andjing (ребенок убегает от собаки) слова не имеют каких-либо специальных аффиксов, например, lari (бежать) не имеет указания на 3-е лицо. Аналогично предложение Rumah bapak saja ketjil (дом моего отца невелик) состоит из неизменяемых слов: дом (rumah), отец (bapak), я (saja), маленький (ketjil).

Однако и в индонезийском уже наблюдаются случаи превращения предлога в префикс, выражающий отношения между словами. Сравним фразы: Aku duduk dikursi — я (aku) сиоку, буквально — сидеть (duduk), на стуле (kursi — стул, a di — префикс, указывающий на вдространственные отношения) и Dia dimana? Dia di Indonesia — Он (dia) где (dimana)? Он в Индонезии (di — предлог). Префиксы появляются в глагольных формах. Например, для передачи совершенного вида используется префикс -ier: potong — резать, a terpotong — отрезать.

Языки изолирующего типа часто встречаются на Юго-Boстоке Азии (китайско-тибетская, малайшо-лолинезийская семьи языков) и в Западной Африке (языки Западного Судана — эве, йоруба и другие).

Агглютинативные языки пользуются аффиксами не только для словообразования, но и для словоизменения, т. е. связь слов, отношения между словами здесь выражаются в самом слове. Слово оказывается многоморфемным, но границы между отдельными морфемами сохраняются довольно четко, состав слова ясен. Отчетливо выраженная тенденция к сохранению ясных границ между морфемами препятствует возникновению значительных звуковых изменений на стыках морфем. Хотя такие изменения и возникают, но число их ограничено, они связаны главным образом с явлениями ассимиляции согласных и гласных (сингармонизмом, см. § 18). Примером могут служить: татарское казан — котел, а множественное число не казанлар, как можно было бы ожидать (-лар — показатель множественного числа), а казаннар; башкирское ат (лошадь) и аттар (лошади); татарское кУлгэ (в озеро), где форма аффикса дательно-направительного падежа зависит от гласного корня.

Ясность границ между морфемами и устойчивость форм морфем делает прозрачной структуру слова в агглютинативных языках. Рассмотрим для примера узбекское слово билмайдилар — (не знают), где легко выделяется корень бил- (знать, знай) и аффиксы:- лар — показатель множественного числа (ср.: билмайди — не знает, очмайди — не открывает и рядом олдилар — взяли (они), бердилар — дали), -ди — показатель 3-го лица (ср.: билмайман — не знаю, билмайсан не знаешь и рядом олди — взял (он), берди — дал), -май — показатель отрицания (ср.: билади-лар — знают, билади — знает, олдилар — взяли (они) и рядом билмайман — не знаю, уйнамайдилар — не играют). Как видим, между значением и аффиксом наблюдаются строго однозначные отношения: один и тот же аффикс всегда имеет одно и то же значение (ср.: -ди — всегда показатель 3-го лица, -ман — 1-го лица, -лар — множественного числа

и т. п.). Эта особенность проведена очень последовательно и в склонении существительных: бола — дитя, ребенок, болалар — дети, болага — ребенку, болаларга — детям, где дательно-направительный падеж и множественное число выражены разными аффиксами (ср. русские: ребятам, где -ам указывает и на множественное число и на дательный падеж). Выбор аффикса в таких языках не зависит от корня или основы, к которой он присоединяется (ср. иное положение в русском языке: книга — книги — книге — книгу — книг, но кость — кости — кости — кость — костей и т. д., где использованы разные окончания).

Однако в некоторых агглютинативных языках возможны случаи, когда аффикс выражает два значения, например в нанайском языке: аффикс -ру указывает и на повелительное наклонение и на настоящее время, а аффикс –хэр(и) — на повелительное наклонение и будущее время (ср. бу-ру — дай, бу-ру-су — дайте и бу-хэри — дай потом, бу-хер-си — дайте потом).

Для агглютинативных языков характерна большая устойчивость корня, который в именительном падеже выступает в чистом виде, а в косвенных падежах, соединяясь с падежными аффиксами, сохраняет свою звуковую форму (см. § 52). Изменения корня встречаются редко (ср.: иовоуйтурское at — лошадь, a etler — лошади, ненецкое /а — земля, joземлю).

К агглютинативным языкам относятся уральские (финские, угорские, самодийские), алтайские (тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские), банту и другие семьи и группы языков в Африке, Азии и Америке. Это один из наиболее распространенных и устойчивых типов языков.

Агглютинация как особый способ связи морфем может встречаться и в языках, не относящихся к агглютинативным (например, в малайско-полинезийских, индоевропейских), но для них этот способ не является основным, важнейшим.

Флективные языки в отличие от агглютинативных характеризуются возможностью изменения морфем вне зависимости от фонетических условий, т. е. в них, например, возможны изменения корня в результате внутренней флексии (см. § 52) — ср. немецкие: fahren (ехать) — fuhr (ехал), stehen (стоять) — stand (стоял); английские: eat (есть) — ate (ел), give (давать) — gave (дал), hold (держать) — held (держал), foot (нога)—feet (ноли) и т. д.

Здесь нет характерного для агглютинативных языков однозначного соответствия между аффиксом и его значением. Аффикс может быть носителем нескольких значений, например, аффикс ~ую, в слове добрую указывает одновременно на единственное число, женский род, винительный падеж. Аффикс -s в английском he reads (он читает) указывает ма 3-е лицо (ср.: / read, I take — я читаю, я беру) и на единственное число (ср.: they take — они берут); в немецком den Jahren (годам) аффикс -еп указывает не только на дательный падеж (ср.: der Jahre в родительном), но и на множественное число (ср.: dem Jahre в дательном падеже единственного числа). Характерно при этом, что в последнем примере указанные грамматические значения выражены не только аффиксом, но и артиклем, т. е. не только синтетически, но и аналитически (см. § 53).

В то же время одно и то же грамматическое значение может быть выражено разными аффиксами, например, русский дательный падеж: к воде, к дому, к лошади и т. и. (подробнее см. § 52).

Флективные языки подразделяются на аналитические и синтетические в зависимости от того, какие средства выражения грамматических значений в них преобладают (см. §53).

К флективным языкам относятся индоевропейские и семито-хамитские языки.

Полисинтетическими (от греческого polys — много и synthesis — соединение), или инкорпорирующими, языками называются языки, в которых обозначения объектов действия, обстоятельств действия, а иногда и указание на субъект действия могут выражаться особыми словами-аффиксами, входящими в состав глагольной формы. Такое включение и называется инкорпорацией (от латинского incorporare — присоединять, включать). Так, в чукотском языке инкорпорироваться могут определения: коран'ы — домашний олень (кората — олень), тан'клявол — хороший человек (тан' — хороший, клявол — человек); обстоятельства: рагтыэ — вернулся домой (яргты — домой, ярат — дома); прямое и косвенное дополнения: ты-пэляркын-э-гыт — я покидаю тебя, тыкыркын — он отливает в форму. В этот же комплекс может входить и указание на субъект, в результате появляются целые инкорпорированные комплексы, например тымайн'ывалямнаркын (я большой нож точу), представляющие собой слияние целого ряда слов: ты — я, майн' — большой, вала — нож, мна — из пын'а — точить.

Подобные построения характерны для многих американских языков, например, в языке племени черноногих (алгонкинская группа) предложение Та собака ночью пошла пить будет состоять всего из трех слов: oma imitaua itsipiotoisitniu, но эти слова (кроме первого ота — та) являются соединением особых слов-аффиксов, употребляющихся в составе таких инкорпорированных комплексов. Так, imita в составе imitaua означает «собака» (ср.: otomitam — его собака), а иа — окончание-связку (буквально imita-ua — собака есть). Комплекс itsipiotoisimiu состоит из пяти элементов: it — тогда, sipi — ночью, oto — пошла, sim — пить, ш — показатель 3-го лица). Предложение Он вернулся с охоты на бизонов на том же языке состоит только из одного слова autapauakina2.

В полисинтетических языках есть и отдельно употребляемые слова, причем они часто отличаются от слов-аффиксов, используемых при инкорпорировании; так, в языке племени черноногих бизон — einiua (буквально бизон есть), а слово-аффикс с тем же значением -aki (ср. примеры из чукотского языка, приведенные выше).

Объединяются морфемы в большом слове полисинтетических языков по принципу агглютинации, но в этих языках возможна и внутренняя флексия.

К полисинтетическим языкам относятся палеоазиатские языки Сибири к большинство языков коренного населения Америки.

§ 75. Значение морфологической классификации языков, ее недостатки. Другие попытки типологической классификации языков

Основная ценность морфологической классификации языков в том, что она дает представление о структуре языка. Однако некоторые считают, что представление это одностороннее, так как в основу системы положен один признак—строение слова, способ соединения морфем. Это верно только отчасти. Структурный характер языка проявляется во взаимосвязи всех звеньев его частных систем (см. § 4). «Конкретная структура языка, очевидно, не относится безразлично к способу соединения морфем. Если сочетаемость различных способов соединения морфем в одном языке может объясняться способностью к свободному развитию этих способов, то наличие в языке одного определяющего способа всецело зависит от данной языковой структуры». Таким образом, выделение ведущего способа соединения морфем, по которому определяется морфологический тип языка, оказывается важным для понимания особенностей структуры языка.

В § 74 указывалось, что элементы агглютинации есть и в неагглютинативных языках, так же как и элементы флексии— в языках другого типа, но исследования последнего времени показали, что в этих случаях есть особенности в проявлении агглютинации, флексии, инкорпорации и т. д. В связи с этим возникает вопрос, нельзя ли наличие — наряду с ведущим способом соединения морфем — других сопутствующих способов рассматривать как свидетельство возможности перехода языка из одного типа в другой, т. е. нельзя ли в сопутствующих способах видеть остатки предшествующего состояния или зародыши будущего?

Представление о разных морфологических типах языков как об этапах развития языка проявилось еще в начале XIX в. у Гумбольдта, который считал, что изолирующие языки являются ранним этапом развития, агглютинативные — следующим, а флективные — высшим. Эту точку зрения поддерживал и А. Шлейхер. В XX в. понимание морфологического типа как определенного этапа, стадии в развитии языка воскресил Н. Я. Марр, который пытался связать появление этих этапов с определенными общественно-историческими формациями, не приводя, однако, сколько-нибудь существенных доводов в доказательство выдвинутого положения.

Современное языкознание отрицает взгляд на морфологический тип языка как на этап в его развитии. Факты показывают, что нет каких-то высших и низших типов языков. Все языки обладают равными возможностями развития вне зависимости от их морфологического типа. Языки изолирующие, так же как флективные и агглютинативные, могут служить средством общения на любых этапах развития общества и средством передачи, выражения самых сложных форм мысли, самых тонких оттенков чувств. Все языки, в том числе и изолирующие, могут обогащать свой словарный состав (примером может быть вьетнамский язык, где появилось много новых слов и развивать грамматический строй, пользуясь теми элементами, какие характерны для структуры данного языка.

Современное языкознание отрицает наивные представления о том, что все языки мира должны развиваться одинаковым путем. Наоборот, исследование конкретных фактов языкового развития показывает сложность и многообразие этих путей.

Вместе с тем в настоящее время признается возможность перехода языка из одного типа в другой. Древнейшие дошедшие до нас индоевропейские языки имели четко выраженный флективно-синтетический строй, однако некоторые факты позволяют предполагать, что в далеком прошлом у индоевропейских языков были черты, характерные для языков агглютинативного типа (неизменяемость морфем, однозначность аффиксов). С этой точки зрения особый интерес представляет изучение сопутствующих способов сочетания морфем (см. выше).

Наряду со стремлением уточнить, улучшить морфологическую классификацию делались попытки заменить ее другой, построенной на иных основах. Уже в выделении полисинтетических языков вводится элемент нового подхода — не только с точки зрения строения слова, но и с точки зрения строения предложения. Некоторые ученые предлагали в основу деления положить способы выражения грамматических значений и строение предложения и делить все языки на аналитические, синтетические и полисинтетические (см. §§ 53 и 74). Однако и эта классификация не раскрывает всей сложности структуры языка, кроме того, большинство языков не может быть безоговорочно отнесено к аналитическим или синтетическим.



Похожие документы:

  1. В. А. Звегинцев история языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях

    Документ
    ... @ ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Преподавание общеязыковедческих дисциплин «Введение в языкознание», «Общее языкознание», «История лингвистических учений», а также ... название санскрита. По мнению академика А. П. Баранникова, то обстоятельство, что Панини в ряде ...
  2. 1. Предмет и метод История языкознания раскрывается как история проблемных ситуаций, которые сменяли одна другую. Проблемы языкознания: установление методоло

    Документ
    ... система Поливанова». Выпустил «Введение в языкознание для востоковедных вузов», ... французской социологической школой в языкознании. Социологическое языкознание в целом представляет ... По мнению академика А. П. Баранникова, то обстоятельство, что Панини ...
  3. На земном шаре существуют тысячи различных языков. Ивсе же мы говорим не только о «языках», но также о «языке» человеческом языке как о

    Документ
    ... языка. Киев, 1981. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Баранникова Л.И. Введение в языкознание. Саратов, 1973. Бондарко Л.В., Вербицкая ДА ... . СПб., 1991. Будагов P.A. Введение в науку об языке. М., 1965. Введение в языкознание: Хрестоматия/Сост. Б.Ю. Норман ...
  4. Курс Р/о к/о всего оод ок история Казахстана 1 (2)

    Документ
    ... . 336 -//- 1 28 42 70 Баранникова, Лидия Ивановна. Введение в языкознание: Учеб. пособие для филол ... . фак. ун-тов/ Л.И.Баранникова. - Саратов : Изд ...
  5. Курс Р/о к/о всего оод ок история Казахстана 1 (1)

    Документ
    ... курсу «Введение в языкознание»: учебное пособие для студ..-М.,1985г. 336 -//- 1 Баранникова, Лидия Ивановна. Введение в языкознание: ... Учеб. пособие для филол. фак. ун-тов/ Л.И.Баранникова. - ...

Другие похожие документы..