Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Метлик Игорь Витальевич, д.п.н., заведующий лабораторией ценностно-мировоззренческих и духовно-нравственных основ воспитания ФБГНУ Институт семьи и во...полностью>>
'Анализ'
Переход к рыночной экономике, появление большого разнообразия организационно-правовых форм предприятий, вовлечение в сферу торговой деятельности значи...полностью>>
'Документ'
Задача 1. Одновременно подбрасывают две игральные кости. В вариантах 1-10 найти вероятность того, что сумма выпавших очков 1) равна k; 2) меньше k+1; ...полностью>>
'Документ'
С. Дежурный администратор: Пшеницына Е.М. Вторник 17.0 Представление презентаций «Есть такая профессия Родину защищать» (о воинах – героях) 5 А класс ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

О МЕТОНИМИИ И МЕТОНИМИЧЕСКИХ ПЕРЕНОСАХ

С.А. Лызлова

г. Ишим, Российская Федерация

В процессуальном аспекте полисемия есть результат семантических изменений, когда одно значение возникает на базе другого по определенным моделям семантической деривации и связано с последним отношениями производности. Причины и пути семантической деривации многообразны. Человечество занимается семантическим анализом слов со времени создания первого в мире словаря. И до сих пор раскрытие значения слова является одной из сложных лингвистических задач.

Среди причин, вызывающих повторное использование уже существующего имени с закрепленным за ним значением, главными, по-видимому, являются причины экстралингвистического порядка. Различные исторические, социальные, экономические, технологические и другие изменения в жизни людей порождают необходимость в новых наименованиях. Ответом на эту необходимость является использование уже имеющихся в языке номинативных средств в новых значениях, как это случилось, например, с существительными collar, cage, concertina, ship и другими и в современном английском языке, которые наряду с уже имеющимися значениями (collar 'воротник, воротничок', cage 'клетка', concertina 'концертина (Муз. инструмент)', ship 'корабль') стали использоваться в последнее время и в таких новых значениях, как: collar 'a floatation device used to keep spacecraft afloat and upright on water after splash-down', cage 'a sheer or lacy outer dress worn over a slip or a dress', concertina 'brand of woman's gird expanding and contracting like a concertina', ship 'spacecraft'. (Ср. рус. стрела 'подвижная часть подъемного крана', спутник 'космический аппарат, с помощью ракетных устройств запускаемый на орбиту в космическое пространство', нагрузка 'обязанность, поручение', перегиб 'нарушение правильной линии, вредная крайность' и многие другие, используемые в целях вторичной номинации и получившие в советское время новые значения)[1, с.95; 5].

Весьма важную роль в изменении семантики слова играют социальные факторы, прежде всего использование слов определенными социальными группами. Каждая социальная среда характеризуется своеобразием своих обозначений, вследствие чего слово приобретает иное содержание в речи разных социальных, культурных, профессиональных групп и соответственно становится многозначным. Таковы многозначные слова ring 'кольцо; кольцо для спуска (альпинизм); кольцо корзины (баскетбол); цирковая арена; ринг, площадка (для борьбы); годовое кольцо древесины; мор. рым и др.'; pipe 'труба; курительная трубка; свирель, дудка, волынка; геол. удлиненное рудное тело; мор. боцманская дудка'и т.д.; doctor 'доктор, врач; доктор (ученая степень); ученый богослов, теолог' и др. в современном английском языке [2, с.184].

Помимо указанных факторов, обусловливающих развитие многозначности слов, заслуживают внимания и психологические причины семантических изменений. Это прежде всего существование различного рода запретов, или табу, продиктованных чувством страха и религиозными верованиями (люди из суеверия избегают называть своими именами дьявола, злых духов, бога и т.д.), чувством деликатности, когда речь идет о неприятных темах, например болезни, смерти и т.д., стремлением соблюдать приличия при разговоре о явлениях, а также различного рода изменения в эмоциональной оценке предметов и явлений. В силу названных причин говорящие начинают использовать для выражения необходимых значений эвфемизмы, т.е. слова-заменители, которые с течением времени приобретают эти значения в качестве постоянных своих семантических характеристик.

Таковы истоки новых значений многозначных английских существительных типа hostess, употребляемого не только для обозначения хозяйки дома, хозяйки гостиницы и т.д., но и для именования платной танцовщицы в ночном клубе, head - чей набор значений пополнился еще одним - значением 'наркоман' [2, с.129].

Наряду с экстралингвистическими причинами, обусловливающими появление новых значений и тем самым развитие многозначности слов, действуют причины внутрилингвистические. К ним традиционно относят постоянную совместную сочетаемость и возникающий в результате эллипс словосочетания, при котором один, оставшийся элемент словосочетания приобретает значение всего словосочетания (напр., the Kremlin 'советское правительство' как результат стяжения словосочетания the Kremlin government, daily 'ежедневная газета; ежедневно приходящая домашняя работница' и др.). К многозначности слова может привести и дифференциация синонимов, примером чего могут послужить английские существительные bird 'птица' и fowl 'птица, дичь; домашняя птица, особенно курица'. Многозначность может явиться и результатом семантической аналогии, когда в группе слов, объединенных единым понятийным стержнем, под влиянием того, что одно из слов группы приобретает какое-то новое значение, все остальные члены группы развивают аналогичные значения. Так, слова get, grasp, синонимичные английскому catch 'схватить, ловить', после того, как последнее получило значение 'уловить смысл, понять', по аналогии также приобрели значение 'охватить умом, понять, осознать'.

Необходимо, однако, отметить, что действие внутрилингвистических причин не столь очевидно, как влияние экстралингвистических факторов, обусловливающих появление многозначности, и гораздо меньше вследствие этого изучено. Равным образом как причины семантических изменений могут быть, как было показано выше, самыми разными, сами семантические изменения по своей природе могут также различаться, ибо в их основе могут лежать различные закономерности. Иначе говоря, использование имени какого-то объекта для обозначения какого-то иного объекта осуществляется не хаотично. В основе вторичного использования имен, обычно описываемого как перенос значений, хотя, несомненно, правильнее говорить о переносе имен и развитии у них вторичных значений, лежат законы ассоциативных связей. Ими определяются виды семантических изменений слова в ходе его исторического развития, типы отношений между значениями в диахронии и как конечный результат типы самих значений в семантической структуре многозначного слова. Ассоциативные связи, являясь отражением наших понятий и представлений о взаимодействии фактов и явлений предметного мира, сложны и многообразны. Наиболее устойчивые из них, вошедшие в социальный опыт языкового коллектива и предопределяющие появление вторичного употребления слов, базируются на устанавливаемой нашим сознанием реальной или вымышленной связи и общности объектов окружающего нас мира. В зависимости от того, что является основанием ассоциативных связей - связь, смежность явлений или общность некоторых их признаков и вытекающее отсюда сходство, - различают метонимические и метафорические переносы значений и как их разновидности - синекдоху и функциональный перенос.

Метонимия есть такой тип семантических изменений, при котором перенос имени того или иного предмета или явления на другой предмет или явление осуществляется на основе реальных (а иногда воображаемых) связей между соответствующими предметами или явлениями. Связь (смежность) во времени или пространстве, причинно-следственные связи и т.д. могут вызывать регулярные, устойчивые ассоциации, что позволяет установить некоторые модели метонимических переносов. В качестве примеров можно привести следующие регулярные типы метонимических переносов:

1. Животное – мясо животного: например, fowl - 1) домашняя птица, особ. курица, 2) птичье мясо, особ. курятина; goose - 1) гусь, гусыня, 2) гусятина; turkey - 1) зоол. индюк, индейка (Meleagris gallopavo), 2) кул. индейка, индюшка и др. (ср. рус. гусь, индюшка, кролик, курииа, лещ, судак, утка и др.) [3, с.86].

2. Дерево – древесина этого дерева: например, pine - 1) бот. сосна (Pinus), 2) сосновая древесина; oak - 1) бот. дуб (Quercus gen.), 2) древесина дуба; maple – 1) бот. клен (Acer gen.), 2) древесина клена и др. (ср. рус. береза, ель, кедр, осина, сосна и т.д.) [3, с.87.]

3. Материал – изделие из этого материала: например, bronze –1) бронза, 2) изделие из бронзы; clay – 1) глина, глинозем, 2) глиняная трубка; silver – 1) серебро, 2) серебряные изделия и др. (ср. рус. бронза, гипс, золото, стекло, серебро и т.д.) [3, с.88].

4. Содержащее – содержимое: например, school - 1) школа, школьники; учебное заведение, 2) собир. учащиеся школы; hall -1) здание колледжа или университета, предназначенное для собраний или занятий; 2) студенты, живущие или занимающиеся в этом здании; house – 1) дом, здание, 2) семейство, род; дом, династия, 3) театр, кинотеатр, 4) публика, зрители и др. (ср. рус. аудитория, зал, класс, завод и т.д.) [ 3, с.89].

5. Свойство – субъект свойства: например, authority – 1) авторитет, вес, влияние, 2) авторитет, крупный специалист; beauty – 1) красота, прекрасное; 2) красавица; talent - 1) талант, дар, одаренность; 2) талантливый человек, талант и др. (ср. рус. гений, бездарность, авторитет, ничтожество и т.д.) [3, с.90].

6. Действие – субъект действия: например, support – 1) поддержка, помощь, 2) опора, оплот; 3) кормилец; supply – 1) временное замещение должности, 2) временный заместитель; safeguard – 1) охрана;мера предосторожности, 2) охрана, конвой; 3) предохранительное приспособление, ограждение (машины) и др. (ср. рус. дежурство, замена, обвинение, погоня и т.д.) [3, с.90].

С именами действия связаны и многие другие типы метонимических переносов, такие, как: действие - объект действия, действие – результат действия, действие - средство действия, действие - место действия и т.д. К сожалению, в англистике отсутствует более или менее исчерпывающее описание типов метонимических переносов, имеющих место в семантике многозначных слов английского языка, и их характеристика по степени продуктивности и регулярности, как это сделано для лексической системы русского языка Ю.Д.Апресяном. Известно, однако, что каждое шестое значение частотных существительных,входящих в первую тысячу частотных слов, является результатом метонимического переноса [4, с.47].

Метонимические переносы свойственны не только существительным, но и словам других частей речи: прилагательным и глаголам (напр. green – 1) зеленый, зеленого цвета; 2) незрелый, неспелый, зеленый; ancient – 1) старый, дряхлый; 2) почтенный, убеленный сединами; умудренный (годами); blind – 1) слепой, незрячий; 2) предназначенный для слепых; shoot – 1) стрелять, вести огонь; 2) попадать, поражать, ранить или убить; sit – 1) сидеть; 2) заседать, проводить заседание; 3) сосредоточенно заниматься чём-л., сидеть над чем-л. и др.).Разновидностью метонимии, зачастую трактуемой как отдельный вид семантических изменений, является синекдоха. Представляя собой перенос имени с части на целое (напр., cat – 1) кошка домашняя (Felis domesticus); 2) животное семейства кошачьих (Felis или Panthera); head – 1) голова; 2) человек; 3) голова скота; 4) стадо; стая (птиц) и т.д.) либо с целого на часть (напр., doctor – 1) уст. наставник, учитель, ученый муж; 2) доктор (ученая степень); 3) доктор, врач; burner – 1) человек или приспособление для сжигания чего-л.; 2) горелка; 3) обжигательная печь и т.д.), синекдоха выделяется как отдельный вид переносов потому, что в ее основе лежат логические связи. При синекдохе происходит изменение круга обозначаемых словом референтов: имя более узкого множества используется для обозначения более широкого множества объектов, в котором узкое множество является лишь составной частью, и наоборот: обозначение широкого множества становится обозначением отдельных его подмножеств. В лингвистической литературе этот процесс описывается также как расширение и сужение значений. Вследствие универсальности законов человеческого мышления '– и использования в качестве фундамента метонимии и синекдохи, как правило, объективно существующих связей между называемыми одним именем объектами и явлениями, можно было бы ожидать появления у коррелятивных слов в разных языках однотипных переносных значений. Как показывает сопоставление многозначных слов в разных языках, такое совпадение действительно имеет место (ср. приведенные ранее модели метонимических переносов), но оно не абсолютно. Наряду с аналогичными типами значений (ср., напр., англ. hope, love, loss и эквивалентные им рус. надежда, любовь, потеря, обозначающие как действие, так и в результате метонимического переноса объект, на который направлено это действие, и многие другие) в семантике коррелятивных многозначных слов в разных языках наблюдаются многочисленные метонимические лакуны. Так, англ. citation на основе значения 'цитирование, цитация' приобретает значение объекта действия 'цитата', в то время как в русском языке ему соответствуют два разных слова – цитация, цитата. Англ. writing означает как процесс 'написание', так и его результат - 'письмо, записка, надпись, письмена' и т.д. Рус. письмо имеет иную систему значений: 1) написанный текст, посылаемый для сообщения чего-н. кому-н.; 2) умение писать и т.д. Не увеличивая числа примеров как аналогичных метонимических переносов, так и их отсутствия в семантике коррелятивных слов в разных языках, следует сделать вывод о специфике данного явления в каждом языке. Важно, однако, подчеркнуть, что своеобразие метонимии заключается не в ее основаниях и процессуальном аспекте (они универсальны). Своеобразным может быть выбор отправной точки или наименования для метонимического переноса, обусловленный частично особенностями системы номинативных знаков каждого языка. Своеобразным может оказаться выбор типа связи (пространственной, временной, причинно-следственной и т.д.) как основания переноса. Различна, наконец, продуктивность той или иной модели метонимических переносов в разных языках. Все эти факторы, вместе взятые, обусловливают в конечном итоге своеобразие языковой картины мира в той ее части, которая представлена значениями, возникшими как результат метонимических переносов.

Завершая описание типов и природы семантических изменений, необходимо сказать, что метонимические переносы как способы создания вторичных значений отличаются от метонимии как особого приема образной речи – тропа, используемого в стилистических целях. Метонимические переносы – остаются фактами речи, создающими особую выразительность, образность и воздействующими на художественное восприятие слушателя или читателя.

Рассмотрим примеры расширения значений, например, в семантике слов bird, junk, album, assignment, companion, butcher, picture и многих других. Изменилась область референции слова girl, которое в среднеанглийский период обозначало молодого человека любого пола, а в современном английском языке относится только к лицам женского пола. Сужению подверглось значение слова hound, которое вместо общего множества собак стало обозначать только множество охотничьих собак. Аналогичные процессы сужения значений произошли в семантике слов token 'знак, символ', meat 'мясо', undertaker 'владелец похоронного бюро; предприниматель', deer 'олень', coast 'морской берег, побережье', stool 'табуретка' и других.

Претерпела изменения и семантика слова knave, которое вместо устаревшего значения 'мальчик, слуга; лицо незнатного происхождения' развило пейоративное, уничижительное значение 'подлец, мошенник, плут' в силу изменения коннотативного своего содержания, прилагательные sly 'хитрый, ловкий, пронырливый', cunning 'коварный, хитрый, лукавый', crafty 'хитрый, лукавый, коварный' также утратили положительные коннотации своего первоначального значения 'искусный, умелый' (см. аналогичные процессы в семантике слов lust 'вожделение, похоть', lewd 'похотливый, распутный', immoral 'аморальный, безнравственный', vice 'порок, зло', hussy 'дерзкая, распутная девчонка', harlot 'проститутка, шлюха', villain 'злодей, негодяй', boor 'грубый, неотесанный, невоспитанный человек', churl 'грубиян, невежа' и многих других). Слова же knight 'рыцарь, витязь', bard 'бард, поэт', enthusiasm 'энтузиазм', angel 'ангел', nice 'прекрасный' и др., наоборот, улучшили свои первоначально нейтральные или несущие отрицательные коннотации значения  (см. также marshal 'маршал, обер-церемониймейстер', minister 'министр', squire 'сквайр, помещик', chamberlain 'гофмейстер', Tory 'тори, консерватор', Whig 'виг, либерал', Methodist 'pen. методист', pretty 'милый, прелестный', fond 'нежный, любящий' и др.). Перечень примеров расширения и сужения значений, их ухудшения и улучшения легко продолжить. Главное, однако, заключается в том, что благодаря переносу наименований постоянные семантические изменения, обусловленные экстралингвистическими и лингвистическими причинами, вызывают не кардинальную смену лексического состава языка, что можно было бы ожидать, а лишь затемнение или полную потерю первоначальной

Таким образом, семантические изменения выполняют двоякую функцию. С одной стороны, они выступают в качестве фактора, обеспечивающего преемственность и постоянство лексического состава языка. С другой стороны, они являются эффективным средством создания вторичных значений и приводят в конечном итоге к возникновению многозначности лексических единиц. Следует еще раз подчеркнуть, что пути семантических изменений, несмотря на их универсальную природу и технику осуществления, специфичны в каждом языке.

Библиография

1. Гвишиани, Н.Б.Современный английский язык [Текст]: учеб.пособие для студ.вузов / Н.Б.Гвишиани. - М.:Академия, 2007. - С.95-98.

2. Антрушина, Г.Б. Лексикология английского языка [Текст]: учеб.пособие для студ.вузов / Г.Б.Антрушина, О.В. Афанасьева, Н.Н. Морозова. - М.: Дрофа, 2001. - С.129-142, 184-197, 209-216.

3.Федоров, А.И. Семантическая структура слова как компонент семантической структуры высказывания [Текст] / А.И. Федеров // Семантическая структура слова. -М.: Наука, 1981. - С.78-96.

4. Арнольд, И.В. Лексикология современного английского языка [Текст]: учеб.пособие для студ.вузов / И.В.Арнольд. - М.:Издательство литературы на иностранных языках, 1979. - С.47-55.

5. [Электронный ресурс] Режим доступа:

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГАЗЕТНО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

А.С. Матвеева

г. Ишим, Российская Федерация

Публицистический стиль (от лат. publicus - общественный) - исторически сложившаяся функциональная разновидность литературного языка, обслуживающая широкую сферу общественных отношений: политических, экономических, культурных, спортивных, повседневного быта и др. Публицистический стиль используется в общественно-политической литературе, периодической печати (газеты, журналы), радио- и телепередачах, документальном кино, некоторых видах ораторской речи (например, в политическом красноречии).

Отбор и организацию языковых средств публицистического стиля определяют его основные функции - информативная и воздействующая, а также экстралингвистические факторы - массовость адресата и оперативность средств массовой информации. Использование языковых средств определяется во многом их социально-оценочными качествами и возможностями с точки зрения эффективного и целеустремлённого воздействия на массовую аудиторию, отсюда характерные для публицистического стиля оценочность, призывность, полемичность. Социальная оценочность языковых средств отличает публицистический стиль от всех других стилей литературного языка, призывность определяет побудительный характер публицистической речи.

Одно из свойств публицистического текста - диалогизация; автор публицистического текста обращается к читателю или слушателю со своими мыслями,

Характерной чертой газетно-публицистического стиля является сочетание двух тенденций - тенденции к экспрессивности и тенденции к стандарту. Это обусловлено функциями, которые выполняет публицистика: информационно-содержательная функция и функция убеждения, эмоционального воздействия. Они имеют особый характер в публицистическом стиле. Информация в этой сфере общественной деятельности адресована всем носителям языка и членам данного общества (а не только специалистам, как в научной сфере). Для актуальности информации очень значим временной фактор: информация должна передаваться и становиться общеизвестной в кратчайшие сроки, что совсем неважно, например, в официально-деловом стиле. В газетно-публицистическом стиле убеждение осуществляется путем эмоционального воздействия на читателя или слушателя. Автор не только высказывает свое отношение к сообщаемой информации, а выражает мнение определенной социальной группы людей - партии, движения и проч. Итак, с функцией воздействия на массового читателя или слушателя связана такая черта газетно-публицистического стиля, как его эмоционально-экспрессивный характер, а с быстротой передачи общественно значимой информации связан стандарт этого стиля. Эмоционально-экспрессивный характер публицистического стиля имеет неразрывную связь с функцией воздействия на читателя, а с быстротой передачи общественно важной информации тесно связана тенденция к стандарту данного стиля. Тенденция к стандарту подразумевает стремление публицистики к таким чертам, как информативность и строгость. Помимо того, для газетно-публицистического стиля характерно использование некоторых стандартных выражений (например, официальный визит, дружественная поддержка и так далее). Тенденция экспрессивности заключается в желании добиться образности формы и доступности выражения. Если говорить в целом об экспрессивности газетно-публицистического стиля, то она не сводится к метафорам, сравнениям, эпитетам и т. д. Экспрессивно значимыми оказываются все языковые средства, поскольку они воплощают публицистическую идею. Вот почему в публицистике (как и в художественной литературе) столь важна проблема выбора точного и яркого, действенного и выразительного слова.

Главным принципом публицистической речи, основой ее организации выступает прямое, непосредственное выражение авторского «я». Художественная речь условна. Мир, творимый художником, вымышлен, воображаем. Прямое вмешательство автора в текст возможно, но нетипично для художественного стиля. Газетно-публицистическая речь лишена условности. В публицистике авторское «я» выступает открыто, это обусловлено жанром и тоном повествования. Поэтому большое значение здесь приобретает индивидуальность публициста, богатство его чувств, мыслей, идей, а речевой строй публицистики носит эмоционально-личностный характер [3, с.89].

Специфика газетно-речевой стандартизации заключается прежде всего в социально-оценочном ее характере. Подавляющее большинство газетных клише (речевых стереотипов) имеют позитивный или негативный характер. Газета во многих своих жанрах ориентируется на стандарт - агитирующий, пропагандирующий, оценивающий, рассчитанный на многократное использование и нередко на эмоциональное воздействие. Газетно-публицистическая речь призвана, прежде всего, воздействовать на массы, поэтому она максимально учитывает интересы читателей. В процессе журналистского творчества вырабатываются определенные формы, средства, способы оценки, отношения к различным явлениям, предметам, лицам, процессам общественно-политической жизни. И эти формы и способы оценки получают общее распространение, становятся социально закрепленными, традиционно газетными. Важной особенностью языка газеты является его общедоступность, коммуникативная общезначимость. Обращенность газетного слова ко всем, к неисчислимой по количеству и разнородной по составу аудитории определяет принципы отбора речевых средств. Главное здесь - тенденция к исключению слов, находящихся на периферии языка и не обладающих качеством доступности. Для языка газет не характерны, хотя и возможны, узкоспециальные слова и выражения, диалектизмы, арготизмы, поэтизмы, варваризмы, индивидуальные неологизмы и т.п. Исключается все, что может вызвать затруднения в понимании сообщения. Следует отметить и противоположную тенденцию, вызываемую к жизни острой потребностью газеты в экспрессивных обозначениях, - появление средств индивидуального словоупотребления [2, с.31].

В лингвостилистическом плане газетно-публицистический стиль оперативно регистрирует возникновение новых слов и выражений, заимствований и специфических сокращений, принятых в национальном языке, изобилует интернационализмами. К лексическим особенностям относятся и сочетание стилистически нейтральной и эмоциональной лексики, наличие стереотипов и неологизмов, упрощенный синтаксис разговорной речи (to snog «целовать», booze «алкоголь), рассчитанный на восприятие широкими слоями населения, и усложненный, приближающийся к научному стилю (терминов: mortgage, leukaemia).

Исследователи отмечали большой процент собственных имен: топонимов, антропонимов, названий учреждений и организаций и.т.д., более высокий по сравнению с другими стилями процент числительных и обилие дат. С этимологической точки зрения характерно обилие интернациональных слов и склонность к инновациям, которые, однако, весьма быстро превращаются в штампы и клише: vital issue, free world, pillar of society, escalation of war, terrible tension, plea of mercy, фразеологизмов: to give smb. the boot «уволить». Обилие клише замечено давно и указывается всеми исследователями. Все эти клише, так же как некоторые литоты типа not unimportant, not unworthy, и т.п., придают тексту глубокомысленное звучание, даже если его содержание совершенно банально, например: in my opinion it is not an unjustifiable assumption that вместо I think. Клише обслуживают ситуации, регулярно повторяющиеся в рамках газетно-публицистического стиля. Многие клише почерпнуты из профессиональных жаргонов (полит. hard-liner консерватор), многие – из общего сленга (think-tank мозг).

В газетно-публицистическом стиле встречается лексика из профессионализмов, с целью облегчить восприятие информации читателем, достичь определенного коммуникативного воздействия. Политические термины выражают точно определенные политические концепции, такие как republic, monarchy, national servanty.

Также стоит отметить замену простого глагола устойчивым сочетанием, что добавляет в каждое предложение лишние слоги и создает впечатление большей плавности: militate against, make contact with, be subjected to, have the effect of, play a leading part (role) in, take effect, exhibit a tendency to, serve the purpose of и т.д. . В таких сочетаниях чаще всего участвуют такие глаголы, как prove, render, serve, form, play. Используются они часто в пассивной форме: greatly to be desired, a development to be expected, brought to a satisfactory conclusion.

Грамматическое своеобразие языка в газетно-публицистическом стиле исследовано В.Л. Наером [4]. Он отмечает своеобразие в использовании времен и залогов, высокий удельный вес неличных форм, обилие сложных атрибутивных образований, особые формы введения прямой речи и преобразования прямой речи в косвенную, а также особенности порядка слов.

Исследователи газетно-публицистического стиля отмечают также множество цитат прямой речи и развитую систему различных способов передачи чужой речи. Один из этих специфических способов – недословная, сокращенная передача речи с примечаниями журналиста в запятых; цитируемая речь приводится при этом без кавычек. Такую прямую речь называют «вольной прямой речью», «неотмеченной» или «адаптированной». Но еще больше случаев прямой речи, отмеченной кавычками. Иногда сама цитата, данная в кавычках, содержит ироническую переделку содержания того или иного высказывания. Отмечается также тенденция к опущению артиклей. Предложным оборотам всегда отдается предпочтение перед герундием (by examination of, а не by examining). Аналогичное явление наблюдается в области союзов и предлогов, где простые короткие слова заменяются такими оборотами, как with respect to, having regard to, in view of, on the hypothesis that.

В отличие от официально-делового стиля, газетно-публицистический стиль, входя в систему массовой коммуникации, не является обезличенным. Он индивидуализирован по группам людей: возрастным, образовательным, социальным, идеологическим, по интересам и т.д. В отличие от художественных произведений, в газетно-публицистическом стиле не подтекст, а сам текст вполне определенно выражает оценочное отношение к излагаемым фактам.

Среди стилистических средств изобразительности и выразительности используются тропы, сравнения, гиперболы, аллегории, эвфемизмы, пословицы, поговорки, крылатые слова, цитаты. Очень сильным средством создания публицистичности выступают авторские обновления стилистических средств, т.е. намеренное изменение формы этих средств. Для выделения и подчеркивания тех или иных слов или словосочетаний применяется намеренное нарушение обычного порядка слов в предложении – инверсия, антитеза, риторический вопрос, вопросно-ответная структура высказывания.

Газета остро нуждается в экспрессивных средствах, но эта экспрессия имеет социальный характер, она целенаправленна, оценочна. Метафоры, эпитеты, сравнения выполняют здесь особую роль, что позволяет говорить об их газетно-публицистическом типе. Сложные, искусственные метафоры, эпитеты, уместные, например, в поэзии или в некоторых прозаических жанрах, противоречат природе массовой коммуникации. Эстетическими критериями здесь служат простота и ясность .Как отмечает Г.Я. Солганик, метафоры в газетно-публицистической речи используются не столько для образности, сколько для создания оценочного эффекта, положительного или отрицательного (торжественности, утверждения, осуждения, иронии и т.п.). Материал для сравнений, метафор черпается, как правило, из сфер, обладающих высоким общественным авторитетом, само обращение к которым уже вызывает оценочный эффект [5, с.37]. Наконец, особенностью газетно-публицистического стиля являются аллюзии на хорошо известные факты и события дня. Наиболее часто аллюзии встречаются в статьях, комментирующих события внутренней жизни страны. В зависимости от характера газеты, от содержания самой статьи, от цели, которую преследует автор, меняется характер аллюзий, тип образности и соотношение разговорных и книжных элементов в статье.

В заключении можно сказать, что на лексическом уровне газетно-публицистического стиля характерно наличие неологизмов, фразеологизмов, слов разговорной лексики, профессионализмов, обилие клише и штампов. Среди стилистических средств изобразительности и выразительности используются тропы, сравнения, гиперболы, аллегории, эвфемизмы, пословицы, поговорки, крылатые слова. Газетно-публицистический стиль более или менее однороден по своим стилистическим характеристикам, однако и здесь часто можно встретить случаи соединения литературно-книжной и разговорной речи. Это объясняется чрезвычайно разнообразными сферами общественной деятельности, которые находят свое освещение на страницах газет.

Библиография

  1. Арнольд, И.В. Стилистика современного английского языка [Текст] / Арнольд И. В. - М.: Флинта , 2004. - 342 с.

  2. Кривенко, Б.В. Фразеология и газетная речь [Текст] / Кривенко Б.В. Русская речь. - №3. - М., 1993.– 31 с.

  3. Майданова, Л.М. Стилистические особенности газетных жанров [Текст] / Майданова Л.М. – Свердловск: Академия, 1987. – 89 с.

  4. Наер, В.Л. Функциональные стили английского языка [Текст] / Наер В.Л. - М., 1976. - 287 с.

  5. Солганик, Г.Я. Язык современной публицистики [Текст] / Г.Я. Солганик. -М., 1981.- 37 с.



Похожие документы:

  1. Научная программа Конференции включает работу по следующим направлениям

    Программа
    ... молодежи. Направление 7 «Актуальные вопросы рекламы и связей с общественностью». Секция 1. Актуальные проблемы медиапланирования и ... преподавания английского языка. Секция 2. Актуальные вопросы германистики и методики преподавания немецкого языка как ...
  2. Задачи профессиональной деятельности выпускника. Компетенции выпускника, формируемые в результате освоения ооп впо. Документы, регламентирующие содержание и организацию образовательного процесса при реализации ооп впо (1)

    Регламент
    ... речи. Секреты ораторского мастерства. Раздел 6. Актуальные вопросы изучения русского языка. Основные образовательные ... языка. Программа включает отдельные вопросы общей германистики, проблемы возникновения английского языка на ...
  3. Темы выпуска: ▪ Издательско-образовательная деятельность в фокусе федеральных органов власти стр. 1 (4)

    Документ
    ... » и консультационных площадок по актуальным вопросам развития образования. (минобр.тверскаяобласть ... » и консультационных площадок по актуальным вопросам развития образования. С 22 по ... немецкого языка и серьезная германистика. Это грозит рухнуть, ...
  4. «Волгоградский государственный университет»

    Автореферат
    ... сказки / О. А. Плахова // Актуальные проблемы германистики и методики преподавания иностранных языков : междунар. заоч ... сознания / О. А. Плахова // Актуальные вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков : материалы ...
  5. Величайший памятник немецкого героического эпоса (ок. 1200). Воснове сказания, восходящие к эпохе «великого переселения народов»: гибель бургундского корол

    Документ
    ... , обычные житейские конфликты, актуальные вопросы семейной жизни буржуазного общества. ... требуется не художественность, а актуальность и злободневность. Публицистическая злободневность равно ... бурных споров. Вольф изучала германистику в Йене и Лейпциге. ...

Другие похожие документы..