Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
2) целью проведения общественных слушаний по рассмотрению схемы водоснабжения и водоотведения Лесновского сельского поселения является выявление общес...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа по «общей физической подготовке» составлена на основе «Примерных программ по учебным предметам. Начальная школа. Серия «Стандарты вт...полностью>>
'Документ'
Бодайбо, ул. Урицкого, 33 (395 1) 5 -1-90 г. Братск 5708 Иркутская область, г. Братск, ул. Южная, 18 (3953) 44-77-81 сайт: Братский район 5708 Иркутск...полностью>>
'Документ'
Реквизиты следует присылать отдельным файлом вместе с заявкой. Внимание! Следите за количеством заказываемой продукции. Цены на сайте указана включая ...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Центр политических технологий

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО – РЕСУРС РАЗВИТИЯ РОССИИ

Аналитический доклад

Москва, 2013

Содержание

Введение

Цель настоящего доклада – создать концептуальную рамку для работы Комитета гражданских инициатив и подготовки Гражданского форума.

Авторы не ставят нереальных целей дать «единственно верное» определение гражданского общества, ответить на все вопросы, касающиеся его нынешнего состояния и развития в России. Назначение этого доклада сугубо инструментальное: задать экспертную рамку для общественной дискуссии об участии граждан в развитии своей страны, формах взаимодействия государства и объединений граждан государственной политики, касающейся гражданского участия.

На эту тему сегодня много говорится и пишется. Гражданское общество видится оппозиционной стихией, радующей одних надеждой на перемены и тревожащей других своей якобы деструктивностью или даже происками враждебных России внешних сил. Активно изучается зарубежный опыт функционирования «третьего сектора», правильно ставится вопрос о необходимости развития социальных функций НКО и увеличении государственного финансирования некоммерческих организаций, и первые шаги на этом направлении уже сделаны. В то же время поиск среди НКО «иностранных агентов» вылился в массированную пропагандистскую «охоту на ведьм», которая подорвала и без того невысокий общественный авторитет некоммерческих организаций. Это – самое наглядное, но далеко не единственное свидетельство отсутствия у российского государства четкого видения и стратегии развития гражданского общества в России, государственной политики в этой области.

Выводы нашего исследования четко указывают, что гражданское общество в России состоялось, несмотря на множество неблагоприятных объективных и субъективных факторов. Гражданская активность – неиспользуемый ресурс развития страны, пренебрегать которым – гибельно для государства и для общества. Но при нынешней государственной политике в отношении гражданского общества российский «третий», «бесприбыльный» сектор, не сможет играть столь же важную роль в социально-экономической и политической жизни, как в развитых странах. Эта задача нерешаема ни механическим наращиванием объемов финансирования, ни простым совершенствованием административных механизмов управления взаимодействием с дирижируемыми сверху НКО.

Источник силы гражданского общества – установка его активистов на участие в общественно-политической жизни, самореализацию и бескорыстную деятельность, мотивированную стремлением улучшить мир вокруг себя, объединившись с единомышленниками не по приказу свыше, а по зову сердца. Не создав условий для развития гражданского общества как субъекта общественно-политической жизни, нельзя надеяться на сколько-нибудь значимый рост «третьего сектора»: без коренного изменения институциональной среды эффективность «инвестиций» и «госуправления» в нем окажется еще ниже, чем в «официальной» социально-экономической политике.

Да и сама стратегия развития гражданского общества не может родиться ни в начальственных кабинетах, ни в стенах экспертных центров – без деятельного участия самого сообщества некоммерческих организаций и их активистов.

Предложение Комитета гражданских инициатив о созыве «Гражданского форума» приобретает в этой связи особую актуальность: именно на этом форуме может состояться беспрецедентный по масштабу «мозговой штурм» по формированию такой стратегии, конструктивного запроса сообщества к государству. Наш доклад – попытка задать концептуальную и содержательную рамку для этого «мозгового штурма».

Настоящий доклад сочетает методы кабинетного анализа и полевых социологических исследований – групповых дискуссий активистов НКО в 5 регионах России, глубинных интервью с активистами НКО и экспертами в области гражданского общества, небольшого социологического опроса, выполненного по заказу КГИ «Левада-центром».

Эмпирическая база исследовании

1.60 глубинных интервью, в т.ч. 35 в Москве (25 руководителей НКО и 10 экспертов по гражданскому обществу - социологи, юристы, политологи) и по 5 интервью с активистами НКО в пяти регионах Архангельской, Воронежской, Иркутской и Самарской областях и Республике Дагестан. Исследование проводилось с 10 июня по 20 июля 2013 года.

2. Групповые модерируемые дискуссии по полуформализованному топик-гайду с лидерами и активистами некоммерческих организаций в пяти центрах субъектов Федерации: Архангельске, Воронеже, Иркутске, Махачкале и Самаре. В каждой дискуссии принимало участие от 12 до 20 человек. Исследование проводилось в июне-июле 2013 г.

3. Количественное социологическое исследование (опрос), проведен «Левада-Центром» по заказу Комитета гражданских инициатив по репрезентативной выборке населения России, 1601 человек в возрасте 18 лет и старше, проведен 18-22 июля 2013 года в 130 населенных пунктах 45 регионов страны. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

В теоретической части доклада выделены концептуальные «реперные точки» - основные подходы, понятия, «развилки» в научном знании и дискурсе о гражданском обществе, без которых невозможен корректный анализ и планирование развития гражданского общества в России.

В разделах, основанных на эмпирическом материале, проанализировано нынешнее состояние российской «коллективной гражданственности» - некоммерческих организаций и активистов гражданского общества, их взглядов на ключевые проблемы коллективной гражданственности в России.

Авторский коллектив

Авторы текста

Интервьюеры и модераторы дискуссий

Под общей редакцией Бунина И.М.

Макаренко Б.И. – руководитель авторского коллектива, Главы 1-7

Максимов А.Н. – гл. 3-6

Позднякова Е.Ю. – гл. 3-6

Авторы благодарны А.В.Макаркину за помощь и советы в работе над текстом.

Бардин А.Л.

Зевин Я.М.

Ивахник А.Г.

Колосова Н.Г.

Ларионов Р.В.

Маркова И.В.

Назарова Н.Н.

Авторы выражают благодарность за сотрудничество и помощь коллегам из «Левада-Центра» Л.Д.Гудкову, А.И.Гражданкину и А.Г.Левинсону.

1. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО «У НИХ» И КАКИМ ОНО ДОЛЖНО СТАТЬ «У НАС»

Понятия «гражданское общество» столь же сложно и безразмерно, как и понятия «политика» и «политический». Это совершенно естественно, поскольку оно определяет ключевого субъекта политики, и одновременно объекта воздействия политической сферы – самоорганизующееся человеческое общество.

Смысловой континуум, в котором употребляется понятие «гражданское общество», чрезвычайно широк: от философских обобщений, трактующих понятия государства, личности, общественного договора, универсального и партикулярного, религиозного и светского до прикладных проблем деятельности общественных организаций и т.н. третьего или бесприбыльного сектора.

Гражданское общество в России следует модели догоняющего развития. Это утверждение никак не порочит ни нашу страну, ни ее граждан и их добровольные объединения: это простая констатация факта отставания всей политической системы от передовых образцов Запада. Наша задача – выявить и проблемы, порождаемые этим отставанием, и возможности ускоренного развития и использования чужого опыта, которые всегда имеет догоняющая цивилизация.

Когда в России, оглядываясь на западный опыт, пытаются поставить задачи или выработать стратегии развития «бесприбыльного сектора» или «социально ориентированных НКО», недооценивается отставание в уровне развития гражданского общества в широком смысле этого слова. Оно проявляется в низком уровне межличностного доверия и доверия между гражданами и государством, известности и авторитета общественных объединений в глазах общественного мнения, гражданской политической культуры и многих других факторов.

Механическое увеличение объемов финансирования «третьего сектора» - причем из одного, государственного источника (пусть и через разные «карманы») и усложнение механизмов «дирижирования» социально-ориентрированными НКО не дадут значимого эффекта, если не будут сопровождаться долгосрочной стратегией поощрения независимой гражданской активности, развития политической системы страны в целом, поощрения участия граждан в общественной и политической жизни, добровольного вклада в предоставление общественных благ.

Именно поэтому, в оценках нынешнего состояния и перспектив развития гражданского общества в России необходимо задать правильный общественно-политический контекст и изучить институциональное устройство и ключевые составляющие современного западного – и глобального - гражданского общества.

Гражданское общество: западная модель и ее вариации

Классическая модель эволюции гражданского общества

Определение «государства через общество» берет начало в античной философии. Аристотель в трактате «Политика» определяет государство как общество, состоящее из семей, объединённых в селения. В этом рассуждении он называет человека существом одновременно общественным и политическим, употребляя эти термины практически как синонимы1. В античном полисе отсутствие властной иерархии («вертикали») означало, что связи между гражданами в организации власти носили «горизонтальный» характер - о ней надо было «договариваться».

В средневековой Европе эта составляющая античного наследия не была востребована: светская власть носила характер жесткой иерархии, освященной непререкаемым авторитетом церкви: «божественно-универсальное» поглощало секулярное и частное. (Seligman: 12).

Переход к современности в западном мире – это постепенное расширение личной автономии гражданина.

Описывающий этот процесс Э. Геллнер резюмирует его следующим образом: «гражданское общество представляет собой совокупность институтов, союзов и ассоциаций, достаточно сильных, чтобы исключить возможность проявления тирании и в то же время достаточно свободных, то есть позволяющих индивидам беспрепятственно к ним присоединяться или их покидать, а не вменённых ему от рождения или навсегда закреплённых за ним в ходе какого-нибудь сурового ритуала» (Геллнер; 112)

В этом процессе тесно переплетены несколько составляющих. Важнейшая из них– секуляризация государственного устройства и общественной жизни. Протестантизм отверг церковную иерархию, удерживавшую человека в рамках социальных структур, и вместо этого «возложил на каждого индивида нелёгкую обязанность быть для самого себя и духовником, и судьёй… Нет сомнения, что такая отстранённая, самим индивидом санкционированная преданность добродетели сыграла огромную роль в становлении гражданского общества…» (Геллнер: 83). Не менее важно, что с расколом западного христианства постепенно происходит разделение светского и сакрального во власти (особенно после Вестфальского мира, утвердившего светские основы государственного суверенитета). В странах, оставшихся католическими, освобождение от влияния жёсткой, иерархичной религии прошло в форме секуляризации. В Европе этот процесс занял не одно столетие, сопровождался войнами и революциями. В североамериканских колониях сосуществование самооорганизованных религиозных общин (преимущественно протестантских) изначально установило отделение светского от религиозного и религиозный плюрализм и сосуществование.

Вторая составляющая – постепенная замена «вертикальных» связей в обществе «горизонтальными». По Джону Локку, человек – «владелец собственной личности», а общество – продукт добровольного согласия морально независимых индивидов, естественного закона, а не божественного мироустройства. Высокие философские обобщения у Локка соседствовали с вполне «политтехнологическими» идеями ограничения власти короны и лордов, разделения властей. «Левиафан» Т.Гоббса – это не принижение человека, а принуждение его к доверию, необходимому для гражданской жизни, к заключению общественного договора.

Не углубляясь в историю развития этого понятия титанами французского и шотландского Просвещения, укажем на главное: философы Нового времени обосновывают доверие, возникающее между людьми по свободной воле, как ключевое условие существования государства, а общество – как субъект политики, способный рационально осознать собственное и коллективное благо, и именно на этом основании обрести доверие к политическим и общественным институтам.

«Вертикальные связи» - это не только властная и церковная иерархия. Таким же «вертикальным» образом выстроены все общественные отношения в традиционном обществе – традиционной семье, роде и племени, сельской общине. Они предписаны, исходно заданы человеку от рождения, чреваты высокой ценой «выхода», не допускают свободы воли. Как поясняет российский социолог Л.Гудков, «человек в традиционном обществе … доверяет только тем, кому предписывает доверять традиция или обычай… в то время как человек в современном обществе доверяет другим в соответствии с обобщенными правилами взаимодействия» и делает вывод: «доверию обучаются… оно входит в качестве составной части в общую систему социализации» (Гудков).

Напротив, выстраивание горизонтальных связей между свободными людьми способствовало выстраиванию доверия и накоплению социального капитала. Социальный капитал, по определению Дж.Коулмана, это нормы взаимности и структур гражданской вовлечённости, которые способны упрочить эффективность осуществляемых обществом координированных действий. (Coleman: 300-321).

С его накоплением «Левиафан» государства превращается в арбитра, минимизирующего «издержки взаимодействия». На место произвола властной иерархии приходят институты с четко очерченными границами, участием всех сторон в разработке правил и механизмов разрешения конфликтов. Накопление этого капитала – длительный процесс. Он выстраивается «снизу вверх», «на живом ощущении его общей ценности для участников, но отнюдь не на абстрактной идее всечеловеческого единства или органическом видении общества» (Geertz. Rotating Credit: с.224), укрепляется при использовании и тает при неиспользовании норм взаимоотношений, основанных на доверии. (Coleman: 304-307), выстраивается в сеть ячеек гражданской вовлеченности.

Накопление социального капитала происходит не только в деятельности по решению масштабных социальных задач или продвижению социально-экономических и политических интересов, но и в любых коллективных действиях, в т.ч. – досуговой (часто используется аллюзия Р.Патнэма о «хоровых кружках» Патнэм 176) или осуществляемой на микроуровне (пример К.Гирца об обществах взаимного кредита, похожих на кассы взаимопомощи советского времени: цит. по: Патнэм 208)

Такой тип «горизонтальной организации общества был характерен для североитальянских городов раннего средневековья, где организация власти и выполнение всех государственных функций строилось «снизу», от самоорганизованных профессиональных корпораций и цехов. Однако, как отмечал Э.Геллнер, «вследствие недостаточной способности к самозащите» они не смогли противостоять более мощным феодальным государствам.

Но в наиболее полном виде это проявилось в североамериканских колониях, опыт которых блестяще описан Алексисом де Токвилем. Его труд «Демократия в Америке» по сути, заложил основы политологического и социологического знания о гражданском обществе.

Три основных «составляющих успеха», выделенные де Токвилем, это автономия от метрополии, дававшая возможность колонистам самоуправления при минималистской колониальной администрации (Токвиль, с.48-49), отсутствие сословных различий и относительная легкость обретения собственности на землю (Токвиль, с.59) и упомянутая выше свобода религиозной организации.

Де Токвиль отмечает, что в Америке «община была образована раньше, чем округ; округ появился прежде штата, а штат – прежде, чем вся конфедерация». Колонисты фактически «взяли на аутсорсинг» многие функции государственной власти, включая охрану общественного порядка и формирование народной милиции с выборными офицерами (Токвиль: 52). Практика праймериз, т.е. выдвижения кандидатов на выборные посты при непосредственном участии в отборе избирателей, также существует в США с 1840-х годов.

Де Токвиль приводит такой пример из жизни современных ему США (1830е гг.): Предположим, загромоздили улицу, проход затруднён, движение прервано; люди, живущие на этой улице, тотчас организуют совещательный комитет; это импровизированное объединение становится исполнительной властью и устраняет зло, прежде чем кому-либо придёт в голову мысль, что, помимо этой исполнительной власти, осуществлённой группой лиц, есть другая.

Значимость социального капитала по мере экономического развития неуклонно возрастает. Замещение вертикальных связей горизонтальными совпадает с переходом от аграрного общества к индустриальному - модернизацией в ее исходном понимании. Отсюда – третья важнейшая составляющая становления гражданского общества. Новые капиталистические отношения могли существовать только в условиях гарантии прав собственности и других гражданских прав, что требовало ограничения обществом роли государства. Экспотенциальный рост производства в эпоху промышленной революции переопределил основы как внутриполитического устройства государств, так и внешнюю политику. Как пишет Э.Геллнер, зарабатывание денег стало возможным «и не имея власти, и не имея дела с властями (фактически, это может служить определением гражданского общества)… закон охраняет собственность и богатство независимо от того, сумел ли конкретный человек сколотить для их защиты какой-то особый союз или группу своих сторонников.» Гражданское общество – и только оно – было в состоянии всё это обеспечить. Страны с развитым гражданским обществом, демонстрировали «своё экономическое и даже военное превосходство над странами с авторитарным режимом, которые отвергли «интерес» и предпочли ему «добродетель» или «честь», или какое-нибудь сомнительное сочетание того и другого…» (Геллнер: 81-83)

Таким образом, в процессе становления гражданского общества сформировались следующие феномены, составляющие сущность и непременные условия его функционирования:

  • «Нейтральная сфера» - области человеческой деятельности, осуществляемой свободно от государственного доминирования и регулируемой лишь законом.

  • «Частная личность» - свободный человек, обладающий собственностью, рационально планирующий и осуществляющий защиту собственных экономических, политических и иных прав и вступающий в добровольные ассоциации с другими людьми ради коллективных действий.

  • Межличностное доверие – основанное не на «врожденных» или «предписанных» критериях принадлежности человека к определенному роду-племени или местному сообществу, а на обретенных в социальном процессе связях по профессиональным, социальным, идейно-политическим интересам и предпочтениям.

Вариация западной модели: гражданское общество как субъект «бархатных революций»

Подъем общественного интереса к теме гражданского общества – как в России, так и в западном мире – вызвали «бархатные революции» в Центральной и Восточной Европе. Падение коммунистических режимов под давлением массовых уличных выступлений имело колоссальный демонстрационный эффект, поощряемый продемократическими силами во всем мире и вызывающий озабоченность у режимов с дефицитом демократии или каналов для участия в политике.

А.Пшеворский, вспомнив аллюзию постсталинской «оттепели», писал о «тающем айсберге гражданского общества, который затопил плотины авторитарного режима» (Przeworski: 58), Владимир Тисманяну – о «родовых схватках демократии» (Tismaneanu: 5).

Данные метафоры акцентируют происходящий при первых признаках либерализации режима лавинообразный рост общественной активности - формирование новых общественных организаций, политизации не только либеральных НКО и профсоюзов, но и досуговых ассоциаций (Пшеворский на польском примере пишет об обществе туризма и ассоциации филателистов). Утверждать, что коммунизм в Центральной Европе был свергнут гражданским обществом – чрезмерное упрощение. Как предупреждает Ф.Шмиттер, “ наличие гражданского общества не является предпосылкой ни падения автократии, ни перехода к демократии” (Шмиттер: 242).

Скорее, гражданское общество стало мощным выразителем острого кризиса легитимности прежних режимов. Резкое падение социально-экономической эффективности всего коммунистического лагеря, начатая в СССР политика перестройки и гласности (фактически – мягкой либерализации), полное банкротство коммунистической идеологии – все это породило в обществах запрос, для выражения которого коммунистические режимы не имели институционального пространства – описанной выше «нейтральной сферы». «Противоречие между автономным от государства характером организации гражданского общества и закрытым характером государственных институтов означало, что единственным пространством, где вновь организованные группы могли бороться за свои ценности и интересы, стала улица» (Przeworski: с.59).

«Улица» оказывала мощное давление на элиты, становясь естественным союзником реформаторских группировок, которые и совершали бархатные революции – за круглыми столами, как в Польше и Венгрии2, практически без них (как в Чехословакии или ГДР), военными переворотами как в Румынии.

Добавим, по весьма похожему сценарию – ситуативным союзом реформаторской российской элиты и «улицы», защитившей Белый Дом, было нанесено поражение путчу в СССР в августе 1991 г.; этот же сценарий воспроизвелся в Египте и Тунисе в период «арабской весны» в 2011 г.

В следующем десятилетии схожий демонстрационный эффект дали т.н. «цветные» или «оранжевые революции», совершавшиеся в «полуавторитарных» обществах. «Улица» (уже куда лучше организованная, чем в бархатных революциях), давала оппозиционной группировке легитимность и энергетику, с помощью которой той удавалось блокировать «административный ресурс» и фальсификацию результатов выборов.

Не все эти события привели к демократизации страны, не означали они и автоматического превращения гражданского общества в полноценный общественный институт. Еще в 1990 г. Р.Дарендорф предсказывал, что построить в Восточной Европе либеральные политические и экономические институты удастся быстрее, чем гражданское общество, создание которого займет не одно поколение (Дарендорф: 239). Как показывают исследования (Global Civil Society, Ekiert/Foa, Inglot), и ныне это гражданское общество слабее своих западноевропейских аналогов, сохраняет многие черты «посткоммунистического» и весьма слабо проникает в основные сферы деятельности западного «третьего сектора» - здравоохранение, образование и социальные услуги.

Однако в современном мире именно гражданское общество становится силой, которая в кризисных условиях выносит вердикт нелегитимности правящих режимов, мешающих этому обществу реализовывать свои права.

«Незападная модель гражданского общества

Описанное выше становление гражданского общества – феномен «западного мира». За его пределами, и даже на его периферии предпосылки для развития горизонтальных связей, установление доверия и накопление социального капитала складывались гораздо медленнее. В Латинской Америке, на азиатском, тем более – африканском континентах модернизационные процессы отставали еще больше, и в их обществах «вертикальные» системы связей, традиционные иерархические и общинные структуры почти полностью определяли характер отношений между властью и обществом; ущербный характер носило и развитие рыночных отношений в экономике – эта совокупность неблагоприятных объективных условий для развития гражданского общества заслуживает упоминания, поскольку многие из них, пусть и в принципиально иной исторической форме, характерны и для недавнего прошлого, если не настоящего состояния российского общества.

Не останавливаясь подробно на особенностях развития гражданского общества за пределами «западного мира», укажем на его ключевые характеристики, описанные в классической работе Л.Пая «Незападный политический процесс». (Pye: 480-481)

В его описании, организованные группы интересов в незападных странах, «в действительности представляют интересы правительства, наиболее влиятельной политической партии или движения. Их основная функция – мобилизация населения для поддержки господствующей группы, а не защита интересов своих членов.» - т.е. это в приводимой ниже типологии – GONGO (НКО, организованные правительством). Независимые же организации действуют «скорее как объединения для защиты, а не оказания давления… чтобы оградить своих членов от последствий принимаемых государством решений….»

При неразвитом гражданском обществе, граждане отрешены от процесса принятия политических решений и возможности на него повлиять, а потому НКО в такой среде «сосредотачивают усилия на правоприменительной практике... Тактика объединения неофициальных организаций в альянсы и коалиции… в традиционном обществе лишь ослабляет позиции подобных организаций, так как, объединившись, они будут представлять прямую угрозу власти правящей элите… интересы населения представляют неофициальные объединения, стремящиеся к достижению распространенных, однако определяемых ими как частные целей, которые, в свою очередь, не станут предметом всеобщего внимания и не будут оправдываться общественным интересом.» (там же).



Похожие документы:

  1. С. Торайгырова Региональный центр политических исследований политическая реальность в разнообразных ее проявлениях павлодар 2008 ббк 66(5Каз)

    Документ
    ... наличие единого центра по принятию решений, многообразие ресурсов. Политическая власть, и ... С. Развитие гражданского общества в Казахстане // Саясат. -2002. -№ 1. -С. 43. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. -М.: ...
  2. «Перспективы скоординированного социально-экономи­ческого развития России и Украины в общеевропейском контексте»

    Программа
    ... России Москалевич Г.Н. (к.ю.н., доцент Белорусского государственного экономического университета) Экономические и правовые аспекты развития гражданского общества ... рекреационных ресурсов Рынгач ... О.А. (эксперт Центра политических технологий) Гороховская ...
  3. Козин н постижение России; Опыт историософского анализа

    Документ
    ... привлечения исторического ресурса развития России. Европа нуждалась в России, как ... развитого гражданского общества, способного не только ограничить всевластие государства в России, ... социальных, экономических и политических технологий ей навязывают не ...
  4. Магистерская программа “ Американские исследования ” Самсонов Илья Петрович построение гражданского общества: публичная дипломатия соединенных штатов америки в постсоветской россии building

    Программа
    ... политической системы, развитие законодательной системы и бюджетного сектора»; «Гражданское общество ... ресурсов. В России отсутствовал ... центру в Санкт-Петербурге, Единому демократическому центру в Воронеже, Пермскому центру избирательных технологий ...
  5. I. Выдвижение политическими партиями федеральных списков и списков по одномандатным округам

    Документ
    ... развитию их как институтов самоорганизации гражданского общества, во-вторых, ограниченный и управляемый характер политической ... Центра исследований политической культуры России ... Оценки и Развития Технологий» Виктор ... собственный политический ресурс ...

Другие похожие документы..