Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
В соответствии со статьей 36 Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской...полностью>>
'Документ'
14-15 ноября 2013 г. в стенах СГПИ прошла Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Культурно-историческое наследие как ...полностью>>
'Документ'
Работы принял заказчик: Работы сдал подрядчик: Генеральный директор ООО « » Генеральный директор ООО « » Фамилия, инициалы, подпись Фамилия, инициалы,...полностью>>
'Документ'
Пояснительная записка представляет собой текстовый документ. Шрифт Times New Roman 14, интервал 1,2. Поля: верхнее – 2 см, нижнее – 2 см, левое – 3 см...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Петр Дорофеевич Щербина

(9.01.1926 – 26.08.1981)

Именем этого человека названа улица в городе Костроме. Имя этого человека носит музей школы №25. В музее хранятся редкие фотографии военных лет и мирного времени, которые рассказывают историю жизни Петра Дорофеевича Щербины.

Петр Дорофеевич родом из Запорожской области, села Скелька, из большой семьи. Еще в школе он отличался отличной учебой и примерным поведением.

Когда началась война, ему было всего пятнадцать лет. События с 30 апреля по 2 мая 1945г. вложили в биографию Петра Дорофеевича героическую, славную страницу. Тогда ему было девятнадцать. События тех дней описываются Василием Субботиным в отдельной главе своей книги «Как кончаются войны», а также в десятитомной «Истории Великой Отечественной войны» (стр.263). В этих книгах рассказывается об участии П.Д. Щербины в истории взятия Рейхстага.

Мы знаем, что флагов и знамен, которые несли штурмующие Рейхстаг солдаты, было много. Знамя победы водрузили Егоров и Кантария.

Но первый флаг у рейхстага поднял Петр Щербина, младший сержант, командир автоматчиков первого батальона 756-го Стрелового полка, который со своими солдатами прикрывал полковых разведчиков. Он прорвался из «Дома Гиммлера» (Министерство внутренних дел) через площадь к Рейхстагу. Сквозь шквал огня Петр подхватил флаг у убитого на ступеньках здания сержанта Петра Пятницкого. И прикрепил его к колонне.

Солдаты батальона капитана Неустроева ворвались в Рейхстаг, когда еще горел архив, горела мебель, стало гореть все, что могло сгореть.

В этот момент даже мраморная облицовка стен здания раскалилась докрасна, дым мешал дышать.

И в это же время немцы из-за каждого угла, из-за каждой двери вели автоматный огонь, летели гранаты, везде ждала смерть.

Егоров и Кантария, прикрываемые отделением Щербины, рвались на крышу Рейхстага.

Петр Дорофеевич вспоминал, что тогда они не знали, что были первыми, что это Знамя станет Знаменем Победы.

На старой любительской фотографии запечатлен после штурма молодой, чернобровый с перебинтованной головой Петр Щербина, а также Егоров и Кантария.

Фотография помещена на основном стенде в музее нашей школы.

В музее хранятся грамоты и благодарности, награды за воинскую доблесть.

Есть фотографии, где Петр Дорофеевич Щербина у стен Рейхстага, но уже в послевоенное время.

Он приезжает в Берлин для участия в съемках фильма «Берест».

В Берлине он встречается с немецкими школьниками, которым рассказывает о тех военных событиях.

Петр Дорофеевич часто выступал перед студентами и школьниками

г. Костромы. За это был награжден почетными грамотами за проведенную работу по воспитанию молодежи.

С 1956 года он работал слесарем-сборщиком на костромском заводе текстильного машиностроения. Здесь он проработал 25 лет. Был бригадиром.

К началу восьмидесятых он стал депутатом, получил правительственные награды за свой труд на заводе.

26 августа 1981г. его не стало.

Но Петр Дорофеевич остался жить в памяти родных и друзей, в истории Костромы, жителем которой он был.

Эту память мы пытаемся поддерживать, сохраняя снимки, награды, документы и рассказывая учащимся и гостям нашей школы о жизни

П.Д. Щербины.

Василий Субботин

Как кончаются войны

На любительском, старом, сохранившемся у меня снимке группа людей, вышедших из боя.

Они стоят на ступеньках рейхстага.

Впереди всех, и немножко ниже, боец с белой пере­бинтованной головой.

Тут и офицеры и солдаты. На всех одинаково рваное и одинаково грязное обмундирование и сползающие, про­горевшие шинели па плечах кто солдат из них, кто офи­цер, не разберешь.

Этот, молоденький, чернобровый, стоит на ступеньку ниже. Он в обмотках, с автоматом в руках. В гимнастерке с длинными подвернутыми рукавами. Повязка свежая, чистая. Белый чистый бинт горит на солнце. Видимо, го­лова у этого юноши только что была заново перебинто­вана.

Я думаю это один из самых правдивых снимков войны. Они стоят на ступеньках Рейхстага, в котором еще все горит.

Кто эти люди и что это за солдат?

Я расскажу о нем немного, так как сам знаю немного. Лишь однажды я беседовал с ним там же в Рейхстаге, на другой день... Раньше, до того как был взят Рейхстаг, я с ним не встречался.

Увидев его на этом снимке, я тотчас же его вспомнил. И его имя.

Имя еще одного нашего солдата. Щербины.

Сразу же скажу, что, когда я его разыскал в Рейхстаге, корреспонденты настолько успели ему надо­есть, что он готов был от них прятаться. И это не удивительно: после недели непрерывных боев он еще не спал... Но все же мы присели на площади, там же, напротив глав­ного входа. Возле афишной разбитой тумбы. И вот моя запись беседы с ним. Вернее, его рассказ.

Щербина, Петр Дорофее ВИЧ, 1926 года рождения. Было ему там в Рейхстаге восемнадцать-девятнадцать лет. Его домашний адрес тогда был такой: Запорожская область, село Скелька... В Берлине, уже на Шпрее, ранен был в голову. Но в санчасть уходить отказался и остался в батальоне.

О событиях последних дней и о последнем бое гово­рит так:

«Из дома Гиммлера, из окон, мы выскакивали один за другим. Первым — Пятницкий. Когда бежали через мост, уже стемнело. Когда под огнем мы преодолевали площадь, со мною рядом бежали Руднев и Новиков. И Прохожий. Огонь был очень сильный, я за всю войну не видел такого огня. Достигнув парадных ступеней, мы по лестнице кинулись наверх.

Овладели большой комнатой. По нам стреляли из под­валов, и хорошо, что мы догадались, закупорили выходы. Оказалось, подвалы набиты немцами. Снизу в нас поле­тели гранаты и фаустпатроны, сверху на голову валилась штукатурка. Но мы стояли у входов и выходов и отбива­лись гранатами.

Горячими были минуты, когда начали гореть архивы. Все наполнилось дымом, и огонь вскоре пробился туда, где были мы. Оставаться дольше в этом коридоре было невозможно. Пришлось вылезать нам в окно, выходящее в другую комнату. Потом мы разыскали чердачный ход и по нему перешли из горящей части здания в негорящую...

Из Рейхстага мы не ушли. Когда прогорело, опять на­чали штурмовать подвалы»

Вот и все. То ли я гак коротко записал, то ли это все, что он рассказывал.

На самом деле обстановка была куда драматичнее. Об этом уже известно из рассказов других участников боя.

Да, Щербина был вместе с Пятницким... Отделение Щербины первым достигло подъезда Рейхстага и завязало бой в вестибюле. А когда комнаты стали заполняться дымом и когда немцы предприняли контратаку, бойцы по­пятились.

- Куда вы? Оставайтесь на месте! — закричал Щербина.

Солдаты залегли и стали отстреливаться, забрасывать гранатами показавшихся в проломе немцев.

Зажимая рты, в полумраке, долго блуждали по коридорам и залам.

Ядовитый чадный дым все больнее щипал глаза. У людей кружилась голова, в глазах темнело. Оставаться здесь дольше не было возможности.

От сильного удара, по-видимому, от попадания фаустпатрона, задрожала стена. Она рухнула у всех на виду, чудом не похоронив бойцов под обломками...

Щербина пробрался на лестницу, ведущую куда-то наверх, очевидно на второй этаж.

Идем за мной! — прокричал Щербина.

Он тоже наглотался дыму и чувствовал, что задыхается. Он вел людей, но и сам не знал, куда идти. Шел, и за ним вслед шли другие. За белой, видневшейся сквозь дым повязкой. Верил, что выход найдется, и шел впереди всех...

Таким вот перебинтованным он и был, когда я бесе­довал с ним.

Теснимые огнем, перебирались они из комнаты в комнату, долго кружили по коридорам и залам, пока не оказались в той части Рейхстага, где дыму было меньше...

Я еще не сказал о том, что, когда Кантария и Егоров искали путь на крышу, чтобы ставить свое знамя, тот же Щербина со своими бойцами охранял их с тыла.

На той же площади перед Рейхстагом младший сержант Петр Дорофеевич Щербина был награжден орденом Красного Знамени…

Надо бы рассказать и о бое на мосту через Шпрее и за дом Гиммлера, и о том, что когда Петр Пятницкий был убит, его флаг поднял Петр Щербина...

Петр Щербина и Петр Пятницкий. Два военных бра­та, два героя-бойца. Петру Пятницкому было за тридцать, он был отцом семейства, а Щербина—совсем еще паре­нек, молодой и неженатый. Дома у него мать! Ему-то, Щербине, и передал Пятницкий свой флаг.

Вот кто этот боец, молоденький, раненый, с перевязанной головой, стоящий на ступенях Рейхстага.

Из воспоминаний П.Д.Щербины

«Воспитанные Коммунистической партией на ленинских идеях защиты социалистического Отечества, Советские Вооруженные Силы прошли суровый и героический путь, они покрыли свои боевые знамёна неувядаемой славой.

Советские воины проявили беспримерную стойкость и мужество в защите социалистических завоеваний, беззаветную преданность народу и верность коммунизму.

Мне хотелось бы поделиться своими воспоминаниями об одной из замечательных операций Советской Армии в завершающий период Великой Отечественной войны – Берлинской операции.

Наша часть, в которой я служил, входила в состав

I Белорусского фронта и находилась на Кюстринском плацдарме.

Перед наступлением весь личный состав был охвачен величайшим патриотическим подъёмом.

Все чувствовали близость победы и конец войны. В подразделениях проводились партийные и комсомольские собрания, многие бойцы вступали в партию и комсомол.

И вот в ночь на 16 апреля ударила наша артиллерия. В воздухе появилось большое количество наших самолётов, началось наступление. Вперёд пошли сотни танков и самоходных орудий, а за ними пехота.

Во время атаки было включено большое количество мощных прожекторов, которые направили свои лучи в сторону противника, освещая путь наступления своим войскам и слепя врага.

Большая часть солдат противника была уничтожена, а оставшиеся в живых были в невменяемом состоянии. Такая была сила огня нашей артиллерии и авиации.

Весь день, хотя и была ясная погода, за дымом пожаров не было видно солнца.

Сокрушая сильную оборону противника, пройдя 60 с лишним километров с беспрерывными боями, 21 апреля наши части ворвались в пригород Берлина. С этого времени и до конца капитуляции, на улицах Берлина шли непрерывные ожесточённые бои. Весь Берлин был в огне. Над городом весело густое облако дыма и пыли, всё небо окрашено в жёлто-оранжевый цвет. Все улицы немцы заминировали, перекрыли баррикадами и простреливали артиллерийским и миномётно-пулемётным огнём. Каждый дом представлял собой укреплённый узел. Множество железобетонных укреплений вместимостью на 300 и более человек, имеющие по несколько этажей и перекрытия в несколько метров, преграждали путь нашим бойцам. Но ничто не могло остановить наших воинов.

28-го апреля наша часть вышла к реке Шпрее, в район Рейхстага. Захватив мост Мольтке и форсировав реку, преодолевая упорное сопротивление противника, подразделения части шаг за шагом продвигались к Рейхстагу.

Особенно упорный бой разгорелся за здание МИО - дом Гиммлера», как назвали его наши бойцы. Лишь в ночь на 30 апреля этот дом был взят.

Перед нами открылась большая площадь, на которой в глубине виднелось большое серое здание - Рейхстаг. Овладеть им с ходу не удалось, так как немцы вели сильный огонь. Само здание было превращено в мощный оборонительный узел. Все окна были заложены кирпичом и оставлены одни амбразуры. Вокруг здания было установлено много бронеколпаков, сооружены доты, откуда немцы вели сильный пулемётный огонь. Здания вокруг Рейхстага так же были подготовлены к длительной обороне. Подразделения, вырвавшиеся на площадь, положены огнём противника.

Началась подготовка к штурму. К Рейхстагу надо было преодолеть расстояние в 300-500 метров, но это расстояние стоило нескольких километров.

Было оставлено всё: вещмешки, шинели, плащ-палатки и т.д., осталось одно оружие.

Весь личный состав, готовившийся к штурму, был воодушевлён предстоящей борьбой, каждый ощущал близость Победы.

Повышению наступательного порыва способствовали призывы ЦК партии к воинам Советской Армии. В подразделении изготовлялись флажки и флаги.

Перед штурмом Рейхстага была проведена мощная артподготовка продолжительностью в 30 минут.

Подразделения полка пошли в атаку. Среди атакующих были и разведчики полка сержант Егоров и рядовой Кантария, которые имели задачу водрузить знамя на куполе Рейхстага. Подразделения полка ворвались в Рейхстаг.

Одним из первых с красным флажком в атаку бросился младший сержант Пётр Пятницкий. В нескольких шагах от входа в Рейхстаг вражеская пуля сразила героя.

Бой шёл за каждую комнату, коридор, за лестничные клетки и подвалы. Очищая комнату за комнатой, наши бойцы продвигались вперёд.

В 12 часов ночи 30 апреля над куполом Рейхстага взвилось знамя Победы.

Но бой продолжался. Немцы упорно сопротивлялись. Гитлеровцы пошли на крайнюю меру: они подожгли здание.

Люди задыхались в дыму, воды не было, мучила жажда, резало глаза, на многих загоралось обмундирование. Кроме того, гитлеровцы предприняли ряд атак с внешней стороны здания. Однако все атаки гитлеровцев были отбиты.

К утру 2 мая Рейхстаг был полностью взят, а остатки гарнизона загнаны в подвалы Рейхстага и в 13 часов 2 мая капитулировали. О характере боя за Рейхстаг говорит тот факт, что в районе Рейхстага и в самом здании было убито 2500 немцев и взято в плен в самом Рейхстаге 1600 человек.

К исходу дня 2 мая весь Берлин был взят Советскими войсками.

Знамя Победы, развевавшееся над Рейхстагом, символизировало торжество правого дела, за которое Советский народ и его Вооруженные Силы вели тяжёлую кровопролитную войну в течение почти четырёх лет.

Закончив войну, Советские войны вернулись к мирному труду.

В коллективе нашего завода большое число бывших воинов Советской Армии.

Сейчас они, воодушевлёнными величественными планами построения коммунизма в нашей стране, с честью несут трудовую вахту, высоко держат честь Советского солдата».

Память героев светла и поныне.

Петр Дорофеевич Щербина родился на Украине в 1926 г. Всю свою жизнь он прожил не зря: ещё, будучи учеником сельской неполной средней школы он был награждён похвальной грамотой за отличную учёбу и примерное поведение.

На старой фотографии в школьном музее впереди всех и немного ниже стоит боец с белой перебинтованной головой. Этот молоденький и есть Пётр Дорофеевич. Он дошёл до Берлина и, когда водружали знамя победы, прикрывал Егорова и Кантарию.

Неоднократно приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина был отмечен благодарностью. На стендах школьного музея мы можем видеть его награды: « За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За отвагу» и другие. Так же мы можем видеть книгу Василия Субботина «Как кончаются войны», в которой рассказывается о замечательной жизни и подвиге Петра Дорофеевича Щербины.

Уже в мирное время Пётр Дорофеевич Щербина был награждён орденом Октябрьской революции, знаком почёта и медалью к 100- летию В. И. Ленина. Эти награды вы так же можете видеть в нашем музее. Пётр Дорофеевич Щербина был членом КППС, депутатом городского и областного советов.

С 1956 года он работал слесарем- сборщиком на Костромском заводе текстильного машиностроения. Здесь он проработал 25 лет. На стендах мы видим фотографии, которые запечатлели его во время работы. Здесь Пётр Дорофеевич на своём рабочем месте. Здесь бригада Петра Дорофеевича, во главе которой он сам. И прядильные машины, которые он собирал вместе со всей бригадой.

Пётр Дорофеевич Щербина часто выступал перед студентами и школьниками г. Костромы. За это он был награждён Почётной грамотой за проведённую работу по коммунистическому и военно-патриотическому воспитанию молодёжи.

На одном из своих выступлений он рассказал о последней битве Великой Отечественной войны: «Когда наши войска подошли к последней водной преграде - реке Шпрее, мост через неё оказался взорванным. Техника на нашем берегу стала обстреливать Рейхстаг из орудий, а пехота переправилась к Рейхстагу на подручных средствах. Боец из отделения Петра Дорофеевича Щербины взбежал по лестнице со своим флагом, но был сражён очередью из пулемёта. Пётр Дорофеевич Щербина взял его флаг и установил на одной из колонн.

В стену мешков попала граната. Пётр Дорофеевич Щербина пролез в дыру, образовавшуюся после взрыва. В подвале Рейхстага было две тысячи фашистов, а наших бойцов прорвалось туда только около ста. Немцы отходили хорошо знакомыми им ходами, а наши бойцы ориентировались по вспышкам выстрелов. Немцы бросали на наших бойцов гранаты с горючей смесью; дым оттеснил наших бойцов к окнам. Тогда они взорвали перекрытия и взобрались на верхние этажи. Вскоре немцы были сброшены в подвал и сами наглотались дыма. Тем временем Егоров и Кантария взобрались со знаменем на крышу. Вскоре знамя победы развевалось над Рейхстагом».

Пётр Дорофеевич часто снимался с ветеранами войны и труда завода «Текмаш». В этих номерах заводской газеты- многотиражки «Машиностроитель» вы можете увидеть, как Пётр Дорофеевич выступает перед ветеранами, на второй он снялся вместе с ними, здесь на фотографии он вместе с ветеранами, здесь с ветеранами войны он на территории завода, у Обелиска Славы. В нашем музее боевой и трудовой славы имени Петра Дорофеевича Щербины так же собраны материалы о ветеранах войны и труда, работающих на заводе «Текмаш»: Лебедеве Юрии Васильевиче, Соколове Василии Алексеевиче, Герое Социалистического Труда Матвееве Алексее Леонтьевиче, Мушникове Михаиле Фёдоровиче, Бубновой Инессе Матвеевне.

В настоящее время в нашем музее ведётся работа по сбору материалов о костромичах, награждённых Премией имени Петра Дорофеевича Щербины.



Похожие документы:

  1. Л. И. Егорова подошла к этой проблеме глубже. Она предложила использовать «понятие узла»

    Документ
    ... 108-я улица Квинса, ... носит имя ... назвать эти ... человека в большом городе и так далее,: но эти ... этих драм был один человек!" (25 ... зачислен в офицерскую школу в Костроме. Летом 1942 г. ... им на раннем этапе именно этой ... музей «Дом Высоцкого». Жаль только, что эти ...
  2. Трубецкой А. В. Пути неисповедимы : (Воспоминания 1939-1955 гг.)

    Документ
    ... встретил Бромлея в музее им. Пушкина, но ... это время немцы заигрывали с литовцами, разрешили назвать главную улицу Вильно именем ... это человек? Что ж, даже дядя Поля радикально изменил свое отношение к немцам. Город ... 25, а школе шок — уж больно все эти ...
  3. Черкашин Николай Тайны погибших кораблей (От 'Императрицы Марии' до 'Курска')

    Документ
    ... улицу. Это было приятно, как будто названа она была именно ... назвали улицу в честь Пересвета. В Рязани в краеведческом музее ... душевным человеком, бывший директор сельской школы, его ... только они, носят имена городов, взявших их ... же ныне "Кострома". Морская ...
  4. Павлов юрий Михайлович критика ХХ – ХХI веков: литературные портреты, статьи, рецензии. – М.: Литературная Россия, 2010. – 304 с

    Документ
    ... музы Маяковского» – это ... Костроме. Эти ... назвать его человеком бескомпромиссным, человеком ... как «человека с улицы» ... городе, где Бондаренко, выпускник школы ... 25 октября 1925 года, при этом автор публикации утверждает, что «имя Х.К. Раковского в связи с именем ...
  5. Основная образовательная программа начального общего образования Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №7»

    Основная образовательная программа
    ... 1: Н. Носов «Фантазёры» ... человека. Вопросы и задания. Какие звуки можно назвать музыкальными? Почему эта ... Костроме ... имена улиц ... школа», а именно ... им. Е. Лебедева Молодёжная инициатива Музей им. Радищева о/л «Синяя птица» Музей истории города ... 25 и более человек ...

Другие похожие документы..