Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Хронологическое резюме представляет собой список мест работы с перечнем профессиональных обязанностей, который представлен в обратном хронологическом ...полностью>>
'Документ'
Показывает на карте Англию и сообщает, что события, которые произошли в этой стране в середине XVII в., имели больший международный резонанс, чем рево...полностью>>
'Документ'
Данное исследование посвящено гендерному аспекту подачи текста в мужских и женских журналах. В нашей работе мы понимаем текст как поликодовый, то есть...полностью>>
'Отчет'
3.доля выпускников, трудоустроенных по полученной профессии в первый год после окончания обучения без учета ушедших в армию, находящихся в отпуске по ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Таким образом, решение о сборе пешей милиции было принято, и им руководил бывший Верхне-Кубанский пристав подполковник в отставке Д.О. Аглинцев. Он же и командовал милицией до ее присоединения к Марухскому отряду.

Командование определило временный штат, по которому набиралась пешая сотня, идентичный штату конной милиции. Согласно ему, командир сотни – обер-офицер (один) (мог быть и в штаб-офицерском чине) получал жалованье по чину – 549 рублей, а также 138 рублей столовых денег в год. Поручик (один) получал 468 рублей жалованья, прапорщик или подпоручик (один) – 441 рублей, без столовых денег. 2 юнкера получали по 120 рублей, 4 урядника – по 90 рублей, и 120 милиционеров – по 60 рублей. С поступлением сотни в состав действующего отряда оклады для всадников увеличивались, а именно: юнкерам по 240 рублей, урядникам по 210 и милиционерам по 120. Всего в сотне должно было быть 130 человек: 3 офицера, трубач и 126 нижних чинов111.

Несмотря на то, что в документах пешая милиция именовалась Карачаевской, в нее вошли представители всех народов уезда, а также горцы Майкопского уезда. В обеих сотнях было по 117 воинов.

1-й сотней командовал абазин поручик Салман (Хаджи-Сулейман) Мекеров, младшими офицерами были абазин корнет Кучук Хакупшев и горский армянин прапорщик Павел Муратов. На унтер-офицерских должностях из карачаевцев был только 64-летний юнкер Ожай Темир-Алиевич Байчоров. Остальные карачаевцы вошли в состав 1-й пешей сотни рядовыми воинами. Приведем их список:

Юсуп Боташев, Шидак Батчаев, Мотай Хубиев, Исса Кипкеев, Махсут Каппушев, Исмаил Токов, Ожай Чотчаев, Шонтук Байчоров, Ногай Бостанов, Зулкарнай Кубанов, Зеке Карабашев, Астакку Байчоров, Тау-Мырза Джуккаев, Джумай Чомаев, Бай-Мырза Канаматов, Сосран Коркмазов, Осман Эркенов, Бекир Казиев, Бек-Мырза Темирболатов, Адиль-Гери Хубиев, Хочай Салпагаров, Кичи-Батыр Джуккаев, Бокай Каракетов, Таулу Эбзеев, Наны Джылкиев, Крым-Герий Блимготов, Адиль Коркмазов, Шогай Семенов, Токай Борлаков, Махай Гаджаев, Зекерья Тилов (?), Кази Кеккезов, Кокай Узденов, Эль-Мурза Халкечев, Исмаил Хасанов, Окуб Семенов, Куртай Айбазов, Ибрай Хаджиев, Герий Шидаков, Джарашты Байрамкулов, Магомет Тебуев112.

Второй пешей сотней Кубанской горской милиции командовал ногайский князь поручик Касбот (Касболат) Бадраков (Мансуров). Субалтерн–офицерами (младшими) сотни были карачаевцы:

1) князь прапорщик Бек-Мырза Тау-Солтанович Карамырзаев (в чин произведен 1 июня 1864 г.);

2) князь прапорщик Аслан-Бек Бийнегерович Крымшамхалов (53 лет). В чин юнкера произведен в 1853 г., в прапорщики 15 мая 1861 г. Имел награды (все "для мусульман установленного образца"): серебряную медаль с надписью "За усердие" для ношения в петлице на Аннинской ленте (декабрь 1852 г.), Знак отличия Военного ордена Св. Георгия (Георгиевский крест) под № 495 (22 октября 1853 г.), орден Св. Анны III степени с мечами и бантом (19 апреля 1865 г.). Участник Крымской войны. Старший брат ротмистра Хаджи-Мырзы Крымшамхалова. Получил от казны 200 десятин земли. Старшина с. Карт-Джурт (с 1870 г.)113.

Среди юнкеров и урядников карачаевцев не было. Рядовыми в состав сотни вошли 27 человек:

Кызыл-Бек Хубиев, Махсут Акбаев, Тау-Солтан Чомаев, Мырза-Кул Кипкеев, Ибрай Кочкаров, Темир Кочкаров, Башчы Джумаев (?), Токмак Кочкаров, Таучи Джожаев (?), Барак Чотчаев, Зеке Батчаев, Тана Хубиев, Мотай Чернаев (?), Шонтук Богатырев, Бий-Аслан Текеев, Салим-Гери Боташев, Джаучи Батыров (?), Соджук Урусов, Каир-Бек Болатов, Ажу Текеев, Сары-Мырза Текеев, Шогай Аджиев, Шамай Мамчуев, Азамат Байчоров, Сулеймен Текеев, Тохтар Биджиев114.

В Марухском отряде. Всаники 6-й сотни недолго охраняли перевалы. К середине июля сотня вернулась в Кардоникскую. 28 всадников – больные и не захотевшие продолжать службу, были заменены другими115.

Надо отметить, что командование Кавказской армии долго не решалось использовать 6-ю конную и обе пешие сотни в непосредственных сражениях с противником. Причиной этому были происшествия в других горских сотнях. Так, около 30 всадников Черноморской сотни уклонились от боя с турецким десантом под Адлером, были случаи побега в Кабардино-Кумыкском и Чеченском полках. Не стал исключением и Кубанско-Горский полк. Во время движения основного состава полка (четырех сотен) на станцию Кавказская для отправления в Закавказье 58 всадников покинули полк. На призыв остановиться они ответили выстрелами. Однако в Карачаевской сотне таких происшествий не было, и командование решилось использовать ее и пешие сотни в военных действиях в Закавказье116.

Для освобождения Абхазии от турецких войск решено было сформировать дополнительные силы. В приказе по войскам Кубанской области и Черноморского округа № 23 от 19 июля 1877 г. говорилось:

"На основании приказания за отсутствием Главнокомандующего Кавказской Армии Помощника Его, из частей войск, расположенных в Кубанской области и Черноморском округе, сформированы два отряда для наступления в Абхазию: Марухский – через Марухский перевал и Сочинский – со стороны Черноморского округа.

В состав упомянутых отрядов назначены:

Марухского: 2-й и 4-й батальоны 149-го пехотного Черноморского Его Императорского Высочества великого князя Михаила Николаевича полка; 2-й пеший пластунский батальон; штаб и три сотни 4-го пешего батальона; взвод 6-й батареи 20-й артиллерийской бригады; штаб и три сотни Урупского конного полка; одна сотня Кубанско-Горского полка и пешая сотня милиции из жителей Карачая.

Сочинского: рота 1-го батальона 149-го пехотного Черноморского Его Императорского Высочества великого князя Михаила Николаевича полка; три роты 1-го Кавказского Линейного батальона; три роты 2-го Кавказского Линейного батальона; 3-й пеший пластунский батальон; штаб и четыре сотни сборного Кавказского Екатеринодарского полка; взвод 6-й батареи 10-й артиллерийской бригады.

Начальником Марухского отряда назначается состоящий по Кубанскому Казачьему Войску генерал-лейтенант Бабич, а Сочинского – начальник Черноморского Округа – полковник Шелковников.

Войскам Марухского отряда собраться в станицу Кардоникскую к 26-му, а Сочинского в селении Сочи к 28-му числам текущего июля месяца"117.

Марухский отряд должен был перейти из долины реки Маруха (Морх) в долину реки Ацгара через Марухский перевал Главного Кавказского хребта (высота над уровнем моря – 2739 метров), а оттуда выйти к Сухуму для соединения с Ингурским и Сочинским отрядами - всего около 150 верст по безлюдной местности. Марухский перевал является одним из труднейших на Кавказе, тем более что он свободен от снега всего три месяца в году. Российские войска лишь однажды смогли перейти этот перевал, понеся при этом очень большие потери. Поэтому поначалу все думали, что переход в Абхазию пройдет через более доступный Санчарский перевал. Однако командование, исходя из военно-стратегических интересов, приказало двигаться именно через Марухский перевал118.

Назначенный командиром отряда генерал-лейтенант Петр Денисович Бабич был многоопытным кавказским воином, героем многочисленных боев. На всех постах и должностях он проявлял свой ум, доблесть и верность воинскому долгу. И вполне заслуженно пользовался уважением и почетом, как среди своих подчиненных, так и среди начальства. Его назначение было не случайным: никто другой не смог бы так быстро и основательно сформировать новый боевой отряд и срочно двинуть его в поход, как это сделал П.Д. Бабич. Опытными воинами были и другие офицеры отряда119.

Уже к 25 июля все части Марухского отряда (обшей численностью более 3000 человек) собрались в станице Кардоникской. Туда же было доставлено вооружение и снаряжение отряда, а также провиант, в приготовлении которого большую помощь оказали местные жители120.

Для перевозки тяжестей необходимо было сформировать вьючный обоз из лошадей, способных преодолеть тяжелейший переход в неблагоприятных погодных условиях. Для этой цели лучше всего подходили лошади карачаевской породы, очень выносливые и привычные к опасным переходам в горах. Поэтому, когда командование обратилось к жителям уезда с просьбой о помощи, именно жители карачаевских селений выделили большинство лошадей (со всем необходимым) и провожатых. Всего было послано, по разным данным, от 400 до 1000 лошадей и столько же вьючников. Надо отметить, что это была горячая рабочая пора, и, выделяя столь многочисленный обоз Марухскому отряду, карачаевцы оказали неоценимую помощь, показав пример патриотизма и верности Российскому государству121.

О самом переходе российского отряда через перевал в Абхазию, мы можем судить по воспоминаниям участников похода – хорунжего Урупского конного полка Петра Сальникова и адъютанта Управления Баталпашинского уезда, впоследствии известного историка Евгения Дмитриевича Фелицына.

27 июля перед выходом основного отряда из Кардоникской вышли проводники и разведчики, вслед за которыми шли мастера-строители, прокладывавшие дорогу для основного отряда в топких и опасных местах. Среди них было несколько саперов-подрывников, работники Владикавказской железной дороги во главе с мастером Федором Шу, а также карачаевцы и казаки, строившие дорогу в верховьях Кубани при начальнике Эльборусского округа Н.Г. Петрусевиче. Из-за начавшихся дождей работа по прокладыванию дороги шла очень медленно.

Основной отряд выступил 29 июля из Кардоникской и к вечеру того же дня, пройдя 12 верст, достиг селения Эстонского. На следующий день в 6 часов утра при сборе всего отряда с напутственным словом к воинам обратился начальник Кубанской области и наказной атаман Кубанского казачьего войска генерал-лейтенант Н.Н. Кармалин. Он пожелал им счастливого пути и просил "поддержать славу, которую заслужили их деды и отцы, а офицеров просил беречь людей и патроны".

После этого отряд двинулся в путь. Генерал Кармалин, вместе со свитой, проводил отряд еще 6 верст, и, пожелав воинам еще раз удачи, повернул обратно. Вначале около 5 верст отряд шел в гору, крутизна которой достигала 30 градусов, затем по хребту со спусками и подъемами, а далее отряд около 4 верст спускался почти по отвесной покатости к реке Марухе. Трудности самого пути усугублялись сильной жарой и полным отсутствием воды, за исключением небольшого колодца. Всего в первый день отряд прошел 22 версты. 31 июля отряд прошел всего 12 верст, а 1 августа – еще меньше, так как приходилось разрабатывать дорогу; в то же время необходимо было соблюдать предосторожности на случай появления противника. К вечеру 2 августа отряд достиг Шереметьева перевала. Весь этот день ущелье было затянуто туманом, шел дождь, а на выходе подул встречный холодный пронизывающий ветер. Участник похода – хорунжий Урупского конного полка Сальников писал в своем дневнике: "Заслуживает внимания отличное свойство здешней атмосферы, - как говорят старожилы и постоянные обитатели этих мест, карачаевцы, туман и дождик почти продолжаются беспрерывно, и лучи солнца можно видеть только на вершине скал, где они, карачаевцы, и устраивают свои кочевки для баранты и рогатого скота". Весь этот и следующий день рабочая команда из казаков и милиционеров разрабатывала дорогу через Марухский перевал. 3 августа карачаевские сотни вместе с полуторасотенным отрядом казаков и пехотным батальоном первыми прошли покрытый снегом перевал, и вышли в урочище Хамырза-Эшта. Вслед за ними перешли перевал и основные силы отряда. За пять дней пути отряд преодолел 48 верст пути. В последующие три дня отряд отдыхал, а также прокладывал дорогу для дальнейшего следования. 5 августа пять милиционеров были отправлены с пакетом к командующему Ингурским отрядом генералу Алхазову. Они вернулись в отряд с хорошим известием о том, что Богатский мост свободен от противника и охраняется отрядом Алхазова, который по завершению ремонта моста собирался двигаться в Дранды, а кавалерию отправить в Келасури, близ Сухума122.

Это известие воодушевило отряд, и 7 августа он двинулся в путь. В последующие дни воинам пришлось двигаться под проливным дождем, иногда со снегом, по узким и скалистым ущельям рек Ацгара, Амткел, Джемпал. Кроме того, отряду пришлось преодолеть еще два труднейших перевала, не уступавших по сложности Марухскому. 6-я Карачаевская сотня вместе с остальной кавалерией под общим командованием командира Урупского полка полковника Рубашевского двигалась в авангарде отряда. 9 августа у реки Джемпал состоялась встреча с милицией князя Цулукидзе.

10 августа отряд достиг озера Лахта, где основные силы отдыхали 1 день. Кавалерия, а также пешая милиция на следующее утро выступили по направлению к Цебельдинскому укреплению, которого и достигли к вечеру 11 августа. Несмотря на то, что дорога до Цебельды была разработана, на спуске с горы она оказалась вся завалена камнями и деревьями, поэтому пришлось идти по очень узкой и крутой каменистой тропке. Переход отягощался сильным зноем и почти полным отсутствием источников воды. Само укрепление было полностью уничтожено оставившими его турецкими войсками. Сюда уже доносились звуки выстрелов турецких орудий по Ингурскому отряду. На следующий день в Цебельду прибыли основные силы отряда, получившие подкрепление в виде 2-й сотни Кубанской горской пешей милиции под командованием поручика Касбота Бадракова. 13 числа отряд отдыхал перед решающим броском и боевым столкновением с неприятелем123.

14 и 15 августа отряд прошел через разоренные противником селения Ольгинское (там был оставлен арьергард, в том числе и 20 милиционеров), Александровское (где произошла встреча с Ингурским отрядом) и Гумское, где разбил бивак близ реки Маруха. В тот же день части милиции и 2-я и 5-я сотни Урупского полка заняли передовые посты, правым флангом – к селению Акапе, а левым к кавалерии Ингурского отряда.

Бои. 16 августа объединенные силы отрядов пошли в наступление по направлению к Сухуму через Гумское ущелье. Находящиеся в авангарде все три сотни милиции храбро сражались в горячем бою у селения Акапы, из которого противник был выбит.

На следующий день бои продолжились, и к вечеру отряды заняли укрепление Бесла. Несмотря на успешное продвижение российских отрядов и отступление противника, исход боев еще не был ясен, так как турецкие войска имели необходимые силы для сопротивления. В тот же день к Марухскому и Ингурскому отрядам присоединился третий – Сочинский, под командованием полковника Шелковникова. Ночью передовые части кавалерии, поддержанные пластунскими батальонами, попытались выбить противника с его позиций, но были вынуждены отступить под шквальным огнем турецкой артиллерии. Бои продолжались и на следующий день – 18 августа.

Сухум. Начальник штаба Марухского отряда подполковник В.В. Залесский с двумя сотнями Урупского полка произвел рекогносцировку, чтобы определить силы и вооружение передовых укреплений Сухума. Оказалось, что турецкие войска укрепили город со стороны Гумского ущелья по всем правилам новейшей фортификации, соорудив ложементы, волчьи ямы и другие приспособления.

19 августа Марухский отряд, завязав усиленную перестрелку, вновь пошел в наступление на турецкие позиции. К вечеру турецкие войска были оттеснены к батареям, а части Марухского отряда заняли турецкие ложементы. Общее командование тремя российскими отрядами, во главе с генералом П.Д. Бабичем, решило атаковать Сухум объединенными силами на рассвете 20 августа. В российском лагере началась подготовка к решающему удару. Турецкий десант силой в 12 батальонов и три батареи при поддержке с моря броненосцев вполне мог продержаться длительное время. Однако отсутствие ожидаемой поддержки со стороны горцев, соединение российских отрядов и их активное продвижение, а также проигранные бои – все это вынудило турецкое командование принять решение покинуть Сухум. Ночью с 19 на 20 августа турецкие войска спешно погрузились на свои суда, взяв с собой большое количество местного населения (большей частью насильственно) и стали удаляться по направлению к своим берегам. Последние из них покинули город на рассвете, обстреляв входившие российские войска бомбами, не причинив им, однако, никакого урона. Сухум был освобожден124.

Перед своим уходом турецкие солдаты сожгли многие дома, срубили виноградники и плодовые деревья, а также зарезали большое количество скота и сняли с него шкуры, что привело к ухудшению эпидемиологической обстановки в районе. Таким образом, город был почти полностью разорен125.

21 августа Марухский отряд расположился на правой стороне реки Гумисты, где отдыхал несколько дней. 22 августа был проведен молебен о взятии Сухума и торжественный парад, на котором генерал Бабич поздравил всех участников похода с победой и вручил 50 Георгиевских знаков отличившимся воинам. 25 августа отряд передвинулся на поляну Голдза, где пробыл до конца месяца.

Домой. С учетом надвигающейся осени было решено вернуться на Кубань, теперь через Санчарский перевал. 31 августа отряд выступил по разработанной дороге к реке Ахапс. Так как река сильно разлилась от дождей, то переправа отняла у отряда целый день. Отдохнув сутки, колонна двинулась дальше. В авангарде колонны двигались две пешие и Карачаевская конная сотни милиции, которые очищали дорогу от завалов и прокладывали новые участки. Подойдя к горе Доу, отряд был вынужден подниматься прямо в гору, так как разработанная когда-то дорога оказалась полностью завалена, а ее расчистка потребовала бы слишком много времени. Подъем и спуск с горы оказались очень трудными. Отряд закончил переход только к 10 часам утра следующего дня, потеряв 16 лошадей. 3 сентября отряд прошел 11 ½ верст и достиг села Марьинское, а на следующий день колонна подошла к подошве Санчарского перевала. Весь день 5 сентября колонна поднималась по крутым каменистым склонам перевала. Хорунжий Сальников писал: "Этот переход был самый трудный для Марухского отряда при обратном следовании его".

К вечеру отряд вышел к верховьям реки Лабы. На следующий день колонна, пройдя 17 верст, достигла поляны Загзан. 7 сентября отряд продвинулся к реке Ацгара, где и отдыхал следующий день. Все эти дни, двигавшиеся в авангарде милиционеры-горцы, с небольшой помощью казаков прокладывали дорогу. Даже в день отдыха остального отряда горцы проложили дорогу до горы Чапаллы, к которой колонна подошла к вечеру 9 сентября. 10 сентября отряд выступил в свой последний переход ("самый лучший" – как пишет Сальников) до станицы Сторожевой. Пройдя более 20 верст, в 5 часов вечера колонна прибыла в Сторожевую. На следующий день состоялся торжественный парад, после чего регулярные части выступили в места своей дислокации, а горские части были распущены по домам. Так закончилась эта беспрецедентная боевая акция, приведшая к освобождению Абхазии126.

Итоги. Марухский отряд выполнил поставленную перед ним задачу. Освобождение Черноморского побережья и успехи российских войск в Малой Азии способствовали переносу главной тяжести военных действий на Балканы.

Представители карачаевских селений, вместе с народами уезда, внесли весомый вклад в дело освобождения Абхазии от турецких захватчиков. Непосредственный участник событий, Евгений Дмитриевич Фелицын писал о том, что успеху дела во многом способствовали горцы Баталпашинского уезда, которые, по первому призыву, охотно выразили готовность сражаться плечом к плечу с казаками в рядах российских войск: "Буквально за считанные сроки были сформированы две сотни – одна из жителей карачаевского племени, а другая – из горцев, обитавших по реке Зеленчук. Короче, весь цвет горской молодежи стремился попасть в ряды формируемых сотен и многие из желающих, за недостатком вакансий, с большим сожалением вынуждены были остаться дома, не осуществив своих надежд.

Нужно было видеть, когда сотни собрались на смотр! Щегольски одетые, украшенные богатым оружием, на прекрасных карачаевских и кабардинских скакунах, они олицетворяли собой образцовую и лихую кавалерию, не оставлявшую желать ничего лучшего…

Горцы не скупились жертвовать деньги на экипировку своих посланцев. Отзывчивость их еще более сказалась, когда необходимо было срочно, в две недели, сформировать вьючный транспорт, потребовавший до одной тысячи лошадей с седлами и с надлежащим числом провожатых. А в это время наступила горячая страдная пора: хлеба созрели и ожидали жатвы, - ведь собранный небольшой урожай – это основное питание всей горской семьи в течение целого года. Несмотря на это обстоятельство, каждая семья отпустила в поход своего хозяина-пахаря, отпустила без ропота, без неудовольствия. Горцы предложили своих лошадей, не требуя оплаты"

"А вожаки? – вопрошает далее Е.Д. Фелицын, имея в виду вьючников. – Одетые в плохонькие дырявые черкески, в легких чувяках на босую ногу, они вытерпели не менее своих лошадей. Я видел, например, такую картину: по узенькой тропинке, пробитой в снегу, взбирается на перевал партия вьюков. Мешки с сухарями покрыты брезентами и рогожами. Идет сильный дождь при холодном ветре; вожаки, боясь подмочить сухари и не доверяя прочности брезентов, снимают со своих плеч единственные бурки и башлыки и покрывают ими вьюки, а сами остаются в одних черкесках, ежась от холода, обдаваемые дождем и пронзительным суровым ветром…

Нужно ли прибавлять к этому что-либо? Если перевести на деньги все то, что предоставили в распоряжение правительства, и вычесть из этого выданную им заработную плату, то окажется, - заключает историк, - что пожертвования крошечного населения горцев Баталпашинского уезда, не превышающего 23 тысяч душ мужского пола, выразится солидною цифрою в 100 тысяч рублей серебром. Какой же из наших уездов в самом сердце России пожертвовал на военные надобности такую сумму?.."127.

Награды. Большое значение помощи карачаевцев и других горцев придавал и начальник Марухского отряда генерал П.Д. Бабич. Об этом свидетельствует то, что уже через два дня после освобождения Сухума он ходатайствует о награждении горцев за их доблестную и безупречную службу и отличия в боях против неприятеля128. Вскоре последовали соответствующие приказы. Всего горцам Баталпашинского уезда (за исключением всадников 4-й Зеленчукской сотни, воевавшей в Закавказье) выделялось: медалей с надписью "За усердие": 5 золотых для ношения на шее на Аннинской ленте, 4 такие же серебряные, 1 золотая медаль для ношения в петлице, ниже статусом – 4 серебряных на Станиславской ленте для ношения на шее, 6 таких же медалей для ношения в петлице. Золотых медалей с надписью "За храбрость" для ношения в петлице на Георгиевской ленте – 3, таких же серебряных – 8; чин юнкера – 3, прапорщика – 2, подпоручика и штабс-капитана – по одному; Знаков отличия Военного ордена Св. Георгия (Георгиевских крестов) IV степени ("для мусульман установленного образца") – 7, "христианских" – 2; орден Св. Станислава III степени с мечами и бантом "для не христиан установленный" - 1.

Были отмечены и представители Карачая.

Подпоручик 6-й сотни Кубанско-Горского конно-иррегулярного полка Адемей Карабашев за личную храбрость и умелое руководство своими подчиненными был награжден орденом Св. Станислава III степени с мечами и бантом, став единственным горцем уезда, получившим боевой орден. Прапорщик 2-й сотни пешей милиции Бек-Мырза Карамырзаев был произведен в подпоручики.

Знаки отличия Военного ордена Св. Георгия (Георгиевские кресты) IV степени ("для мусульман установленного образца") «за храбрость и мужество, проявленные при освобождении города Сухума, 18, 19 и 20 августа 1877 г.» получили: юнкер Темир-Солтан Карабашев (№ 2525), урядники Осман Байрамуков (№ 2524), Магомет Магулаев (№ 2527), всадники Бийнегер Джаналдиев (№ 2526), Шидак Батчаев (№ 2530).

Серебряные медали с надписью "За храбрость" для ношения в петлице на Георгиевской ленте получили милиционеры пеших сотен Хочай Салпагаров, Махай Хубиев и Махай Байрамуков из 6-й конной сотни. В представлении их к награде говорилось: "Состоя в составе милиции при Марухском отряде, проявили особое усердие в возложенных на них поручениях в деле приискания более удобных путей и в разведывании дорог, участвовали в перестрелках с турками под Сухумом".

Помощник старшины селения Карт-Джурт Юсуп-Хаджи Боташев был командирован в Марухский отряд, "как человек опытный в постройке мостов чрез горные потоки и в разработке дорог. Он знанием дела и влиянием на карачаевцев оказал значительные услуги по разработке дороги, что и засвидетельствовано начальником штаба Марухского отряда". "За отлично усердную службу и полезные труды по сформированию милиции и поддержанию в крае порядка и спокойствия во время минувшей войны" Юсуп Боташев был награжден серебряной медалью с надписью "За усердие" для ношения на шее на Аннинской ленте. За мужество, проявленное при неожиданном столкновении с неприятелем, Приказом № 244 по Кавказской армии и Кавказскому военному округу он был награжден золотой медалью с надписью "За храбрость" для ношения в петлице на Георгиевской ленте.

Золотой медалью с надписью "За усердие" для ношения на шее на Аннинской ленте "за особые труды и усердие по сформированию вьючного обоза для бывшего Марухского отряда" был награжден юнкер Ожай Байчоров. А вскоре "за отличия, оказанные в составе Марухского отряда, во время похода в Абхазию" он был произведен в прапорщики милиции.

По достоинству были оценены и заслуги гражданских лиц: "за усердную службу и полезные труды по сформированию милиции и поддержанию в крае порядка и спокойствия во время минувшей войны" были награждены: депутат 2-го Баталпашинского горского словесного суда Джашар-Бек Байрамкулов - золотой медалью с надписью "За усердие" для ношения в петлице на Аннинской ленте; кадий того же суда, эфенди Магомет Байрамуков – такой же медалью для ношения на шее; старшина селения Учкулан Токмак Акбаев – такой же серебряной медалью; старшина селения Хурзук Хаджи Борлаков и Сары-Мырза Боташев – такой же медалью для ношения в петлице на Станиславской ленте129.

Впоследствии за заслуги во время войны в чин подпоручика были произведены прапорщики Аслан-Бек и Тау-Солтан Крымшамхаловы130.

Новый набор. Полная победа российских войск, как на Кавказе, так и на Балканах, вынудила Турцию в конце 1877 г. просить о перемирии и начале переговоров. Перемирие и Сан-Стефанский мирный договор вызвали крайнее недовольство западных держав, которые потребовали созыва конгресса для пересмотра этих документов. Россия оказалась перед угрозой новой войны. В этих условиях была начата частичная мобилизация131.

Учитывая храбрость и героизм, проявленные горцами Северного Кавказа, правительство решило вновь собрать иррегулярные конные полки из кавказцев, и направить их в Польшу. 12 апреля 1878 г., через год после начала войны, начальник области генерал Кармалин получил телеграмму из Генерального штаба, в которой говорилось о том, что командование считает "полезным иметь на западных наших границах возможное число конно-иррегулярных частей кавказских туземцев". Вскоре он получил телеграмму помощника командующего Кавказской армии князя Мирского, который интересовался тем, "сколько можно отправить из области" всадников. Через некоторое время Мирский сообщал Кармалину, что всадникам иррегулярных полков "разрешено определить от казны на снаряжение по сорок рублей безвозвратно", ружья и другие боеприпасы всадники должны были получить по пути в Киеве или других пунктах132.

Получив эти указания, генерал Кармалин разослал атаманам всех отделов предписание с просьбой доставить сведения о количестве горцев, который данный отдел может выставить в состав вновь формируемых конно-иррегулярных полков. Начальник Баталпашинского уезда Ф.А. Кузовлев 19 апреля телеграфировал генералу Кармалину: "Четыре сотни, то есть 500 человек могут дать без затруднений при хорошем оружии; могли бы еще дать безоружных всадников, но неполучение наград охладило усердие". Надо отметить, что, несмотря на представление горцев к наградам за участие в Марухском отряде, приказа о награждении еще не было. Учитывая то, что карачаевцы из всех народов уезда внесли наибольший вклад в подготовку, снабжение и проведение Марухского отряда через перевал, в также героизм и храбрость, проявленные карачаевскими милиционерами в боях с неприятелем, атаман Кузовлев спрашивал: "Если достаточно четырех сотен, то можно ли обойтись без карачаевцев?". Кармалин же, в ответ, попросил Кузовлева распорядиться о наборе двух сотен "надежнейших зеленчукских жителей" - то есть абазин, адыгов и ногайцев. "Карачаевцы будут вызваны позже", – писал генерал. Всего же Баталпашинский отдел готов был выставить шесть сотен всадников, то есть целый полк. Остальные отделы выставляли еще семь сотен. Таким образом, горское население области готово было выставить 13 конных сотен133.

Однако Кубанско-Горский полк был воссоздан в прежнем шестисотенном составе. 5-я и 6-я сотни, набранные в Баталпашинском отделе, вошли в 3-й дивизион полка под командованием войскового старшины Амирхана Корицкого. Карачаевцы вошли в состав 6-й сотни, около трети которой составили всадники первого набора полка134.

Командиром сотни назначался ногайский князь, подпоручик Бек-Мурза Ахлов, субалтерн- и унтер-офицерами – абазины подпоручик Крым-Гирей Лиев и прапорщик Калмук Лоов, юнкера Адамий Трамов, Сосран Агиров135.



Похожие документы:

  1. Контрольные вопросы Какими данными пользуются в России при определении численности населения?

    Контрольные вопросы
    ... круг вопросов (пол, возраст, уровень ... . 2. Конец XIX в.  начало XX в., когда Россия являлась страной активной ... чеченцы, ингуши, карачаевцы и балкарцы (с Северного ... войнах между казаками и коренными народами, о насильственных депортациях XIX и XX вв., ...
  2. Александр Кац «Евреи. Христианство. Россия»

    Документ
    ... . Эта полу-языческая, полу-христианская эклекти ... в XV - XVI вв. привело к внедрению ... конца XIX начала XX века. ... августа Австрия объявила войну России. 2 августа ... карачаевцев, ингушей, чеченцев, значительную часть эстонцев, латышей, литовцев. В начале войны ...
  3. История россии с древнейших времен до наших дней учебник

    Учебник
    ... образе бога войны Марса (на Марсовом поле в Петербурге), ... . На рубеже XIX-XX вв. Россия активизировала дальневосточное направление ... общество. Культура России второй половины XIX - начала XX в. впитала ... калмыки, ингуши, карачаевцы и балкарцы получили ...
  4. Книга история Казахстана Автор : Аманжолов Древнейшие культуры Казахстана Древнекаменный век Казахстана Антропогенез или становление человека

    Документ
    ... отношения между полами и отношения ... азовских - язык карачаевцев, балкарцёв и ... России войну, которая стала предвестницей антиколониальной войны казахов 1824-1864гг. Материальная культура XV - начала XIX вв ... событием конца XIX-начала XX вв. было открытие ...
  5. Къ БР-м и къэрал лъэпкъ библиотэкэ Кабардино-Балкарской Республики КъБР-м И ПЕЧАТЫМ И ТХЫДЭ КъМР-ни БАСМА ЛЕТОПИСИ Къэрал библиографическэ указатель (2)

    Документ
    ... культура карачаевцев в XIX – начале XX ... семинара-совещания «День поля – кукуруза 2008 ... и обществ. деятель конца XIXнач. XX в.] // Лит. Кабард.-Балкар ... Бесланеев, В. Гражданская война в России в 1918-1920 годах ... в Кабарде XIX – начале XX вв. // История ...

Другие похожие документы..