Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
По вопросам копирайта - @ Разрешается некоммерческое копирование и публикация на сайтах без изменения содержимого и с ссылкой на сайт По вопросам иног...полностью>>
'Документ'
О регистрации депутата Совета муниципального образования муниципального района «Сыктывдинский» пятого созыва по одномандатному избирательному округу №...полностью>>
'Реферат'
Многие стремятся к этому, но немногие достигают цели. Начинающий игрок смотрит на экран с биржевыми данными и видит, как перед ним проносятся миллионы...полностью>>
'Документ'
1 спряжение ,УЩ грибники ищут- АТЬ,1 спряжение , УТ колющий дрова- ОТЬ,1 спряжение, ЮЩ собаки лают- ЯТЬ,1 спряжение, ЮТ недремлющее око- АТЬ,1 спряжен...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

КАК ВТИРАЮТ ОЧКИ

В учреждении, где я работал, служил завхоз. Че­ловек он был нерадивый. И прямо на моих глазах дом, в котором помещалось наше учреждение, пришел в полный упадок. Даже потолок рухнул. А завхоз и после этого никаких мер не принимал.

И вот ему пришлось отчитываться на собрании, нашему завхозу. Обстоятельства дела всем на собрании известны, соврать – невозможно. Завхозу пришлось говорить истинную правду. Он говорил так:

— Товарищи! Я целиком и полностью виноват в том, что вверенное мне здание пришло – целиком и полностью – в плохое состояние. Каюсь: я проморгал, когда оно начало разрушаться… А когда потолок уже рухнул – ч а с т и ч н о, я, конечно, приказал разобрать кое-что вокруг и обещался приступить к ремонту. Но и этого я не сделал целиком и полностью. А когда я надумал обратиться в стройорганизацию, так, знаете, было уже поздно : там уже рабочую силу распределили, материалы распределили… В общем, ничего мне не дали. И по правде сказать, дело обстоит безнадежно, товарищи: надвигается зима, и наше здание скорее всего разрушится целиком и полностью…

___________

Тут бы и призвать его к порядку – этого завхоза. Но скажу прямо: у нас слиберальничали, не сумели заставить голубчика отвечать за свои грехи и работать на совесть. И вот я смотрю: через месяц на другом собрании завхоз о том же деле расказывает, словно его вины тут нет. То есть, товарищи, начинается о ч к о в т и р а т е л ь с т в о. Правда, пока еще не очень крутое. Словом, завхоз выступает уже так:

— Товарищи! Мне, конечно, не повезло, в стом смысле, что зданьице мне попалось так себе… Я, сколько мог, охранял его. Ну, а потом оно должно же было рухнуть?! Оно и рухнуло. А как же? Все имеет свой предел, товарищи, другой раз даже сталь отказывает. А тут – какие-то дранци, штукатурка, балчонки какие-то… Ну, правда, я сразу пошел навстречу этому зданию. Я подал команду доломать вокруг все, что можно! Правда, теперь мы частично остались под открытым небом. Ну что же? Если искусственное перекрытие ненадежно, пусть нас перекрывает, так сказать, атмосфера, которая защищает человечество от всех космических неполадок уже не первое тысячелетие, товарищи! Теперь насчет ремонта. Что можно сделать, когда в наших стройорганизациях сидят бюрократы?.. Ты к ним приходишь, а они тебе отказывают. Дескать, все у них распределено… «Где вы были раньше?» - говорят. Хорошо. А потолок, когда он рухает, разве он согласовывает сроки с ними или даже лично со мной, а? Но мы еще с ними поборумся – с этими строителями. Мы еще с ними будем драться, и крепко драться, товарищи! Пусть в будущем году, но все, что рухнуло, мы переложим на них, товарищи! Вот!

___________

Ну а еще через месяц завхоз представлял дело так, Что эта авария есть его собственная заслуга. Он говорил:

— Товарищи! Основным нашим достижением за отчетный период, конечно, надо считать то, что нам удалось целиком и полностью выявить все неблагополучия в перекрытиях и стенах нашего здания. Нас не обманула, понимаете ли, внешняя лакировка в этом отношении. Мы не стали замазывать отдельные дыры и трещины. Наоборот: я ему сразу подал команду рухнуть – тому же потолку! А когда этим перекрытиям пришлось пойти нам навстречу и рухнуть, то мы еще разрушили вокруг все, что можно. Зато мы сейчас имеем ясную картину состояния всего дома на сегодняшний день. Я скажу больше: мы пошли на то, чтобы в этом году не делать ремонта! Проверить, понимаете ли, на практике: чего оно соит – наше здание?.. Сколько оно еще может выстоять? И вот, если оно за зиму не даст полного разрушения, то мы подумаем о том, чтобы пойти навстречу этому зданию и найти с ним, так сказать, общий язык. Правда, скажу откровенно: в этом году наши стройорганизации пытались всучить нам кое-какие материалишки, лимиты и так далее… Но мы на это не пошли и не пойдем. Наша точка зрения - глубоко принципиальная: рухать так рухать! Ясно? Все!

СЛОВА-ПАРАЗИТЫ И ЛЕКТОР-ПАРАЗИТ

Общеизвестно, что в устной речи бытуют так назы­ваемые «слова-паразиты» — это те не требующиеся по смыслу речи отдельные словечки и даже словосочетания, которыми уснащают свои высказывания робкие и неряшливые в разговоре люди. (Ниже читатель най­дет перечень таких выражений.) Но вот что интересно: оказывается, кое для кого подобные словечки просто полезны!.. Для кого же?

А для тех лекторов, которые могут спрятать за сло­весным мусором и собственное невежество, и свою тру­сость, и нежелание говорить по существу. Если к оби­лию паразитических словечек добавить значительное количество, цитат — а в цитатах очень часто паразитом становится сам лектор, ибо тут он прячется за чужие слова, чтобы не отвечать самому,— то и получится, что на базе одной-единственной нехитрой мыслишки мож­но прочитать целую лекцию или доклад...

Берется простая мысль, допустим такая:

«Если молодой человек обоего пола полюбил лицо обратного пола, то нехорошо, когда он (м. ч-к об. по­ла) разлюбит его (л. обр. п.)».

Как мы видим, тезис нехитрый. В нем нет ничего дурного, но и нового, существенного тоже нет.

Добавим к изложенной выше мыслишке как можно больше слов-паразитов — каких? — а вот: конечно; бе­зусловно; разумеется; значит; выходит; это-это; это; это самое; тово-этого; как бы; вроде; на манер; более или менее; то есть; и т. д.; и т. п.; одним словом; короче говоря; между прочим; например; отчасти; что ли; скорее; если хотите; как говорится; с одной стороны и с другой стороны; в общем; в общем и целом; вообще; по сути; по существу; как бы сказать; так сказать; как сказать; все ж таки; в какой-то мере; допустим; пони­маете ли; понимаешь; понимаешь или нет; видите ли; представьте себе и др.

И еще начиним нашу основную мыслишку цита­тами...

И получится у нас недурная лекция на тему о люб­ви, которую охотно примут в любом клубе и которая может обеспечить не слишком богатое, однако же и не нищенское существование лектора.

А вот и полный текст подобной лекции:

— Товарищи, всем нам, так сказать, известно, что если, например, где-нибудь более и менее молодой че­ловек, конечно, тово... в общем и целом, вроде он как бы полюбит девушку, которая, короче говоря, со своей стороны, безусловно, увлечется, между прочим, этим самым, как мы говорили, молодым, так сказать, чело­веком, то, в общем, конечно, если хотите, так сказать, получится, что ли... или, вернее, как бы сказать, воз­никнет, безусловно, то, что мы, в общем и целом, назо­вем, если хотите, значит, ну, что ли, любовью... Вспом­ним стихи поэта: «(следует цитата)»...

Разумеется, такое, так сказать, чувство, как та же, как говорится, любовь, она, безусловно, тово... дает массу, значит, чего? — приятных, что ли, или я так ска­жу: если хотите, даже очаровательных впечатлений, которые, это самое... безусловно, приятно, между про­чим, и полезно, все ж таки, переживать, тем более что, так сказать, они, если хотите,—эти, то есть обоюдные, ощущения, поскольку, безусловно, с одной стороны, по­любил, так сказать, он, а с другой стороны, значит, и она также тово — чувствует это, в какой-то мере, бога­тое чувство. В романе нашего замечательного писателя сказано: «(цитата)»...

Конечно, очень хорошо, если, так сказать, и он и она продолжают, безусловно, испытывать эти, что ли, ощущения, скорее даже чувства или, если угодно, мож­но даже сказать, страсть... по отношению, выходит, Друг к другу и более или менее продолжительное, как бы сказать, время. Безусловно, они так и продолжают всецело ощущать или, лучше сказать, чувствовать, а то можно выразиться еще так: испытывать тово... при­вязанность по отношению один, так сказать, к другой и, значит, наоборот: другая к этому, понимаете ли, пер­вому... Но, к сожалению, встречаются, безусловно, та­кие, одним словом, нетипичные, так сказать, случаи, когда одна, видите ли, сторона со своей стороны вроде как бы охладевает, что ли, к той стороне, которая еще не успела, допустим, охладеть... И вообще тут начинается такой, что ли, так сказать, конфликт, ну, спор, да­же эксцесс, если хотите, в иных частных эпизодах, что ли... И получается, в общем и целом, что в то, понимае­те, время, как одна сторона ведет себя, допустим, пра­вильно — ну, так, как оно, представьте себе, сказано в известных решениях по вопросу: «(следует цитата)»... в это же, короче говоря, время другая сторона, как мы уже указывали, позволяет себе, в общем, неправильно­сти, которые, короче говоря, описаны в интересной брошюре о... «(цитата)». И это все ж таки часто приво­дит к чему? — а к тому, что, по сути, прекрасно сфор­мулировано в известной речи: «(цитата)».

А надо ли нам, понимаете ли, чтобы подобные, с позволения сказать, неприятности, несчастья и так да­лее, чтобы они, это самое, подстораживали нашу, так сказать, прекрасную, короче говоря, молодежь на ее, в общем, ясном, в сущности, жизненном пути? Великий классик литературы не зря воскликнул в свое время: «(цитата)!»...

Еще три-четыре цитаты — и лекция закончена. Ора­тор обеспечен жидкими аплодисментами и храпом слу­шателей. Директор клуба ставит галочку в ведомости проведенных мероприятий. Скромное вознаграждение перепадает тем, кто участвовал в организации данного мероприятия. Плохо ли?..

ОТМЫВКА ЧЕРНОГО КОБЕЛЯ

По закону каждый подсудимый вправе иметь за­щитника. И естественно, добросовестный адвокат же­лает смягчить участь своего подзащитного. Однако та­кое смягчение не должно бы идти за счет того, что ис­кажается суть дела и преступление подсудимого всяче­ски затушевывается. Увы, попадаются еще у нас за­щитники, которые готовы поступиться самой исти­ной— лишь бы это шло на пользу их клиентам. Вопре­ки пословице, подобные адвокаты стремятся «черного кобеля отмыть добела»... Как это делается? А вот вам кусок из адвокатской речи, произнесенной в защиту не­коего работника некоей продуктовой базы:

«...Да, многое, очень многое в обстоятельствах дела, казалось бы, говорит против моего подзащитного. С формальной стороны прокурор прав: показаниями свидетелей установлено, что сидящий перед вами на скамье подсудимых гражданин Гускин доливал водку водою там — в укромном уголке кладовой, где храни­лось доверенное ему государственное имущество. Но давайте же посмотрим на факты не только с чисто фор­мальной точки зрения, граждане судьи!.. Что именно разбавлял мой подзащитный? Чудесный эликсир, при­нятие внутрь которого могло бы спасти жизнь больному человеку или восстановить угасающие силы стар­ца?.. Нет, граждане судьи, мой подзащитный разбавлял ядовитое зелье, о котором современная медицина вы­сказывается в том смысле, что водка — яд, и яд губи­тельный!.. И получается, что мой подзащитный Гускин, добавляя в этот яд чистой воды, смягчал его будущее пагубное воздействие на тех несчастных, кои, заплатив за него из собственных скудных средств, вводили в свой — может быть, уже расшатанный предыдущим пьянством — организм эту отраву. Гускин, как истый человеколюбец — да, да, я не побоюсь назвать так мое­го подзащитного! — ослаблял проклятое зелье, состав­ляющее наиболее страшный бич современной цивили­зации. Более того: водку, которая, будучи утаенною путем замещения этой доли крепкого напитка простой водою, переходила, естественно, в собственность моего подзащитного, мой подзащитный выпивал сам. Сам! Вдумайтесь в этот факт, граждане судьи: сам!! С уди­вительным самоотвержением Гускин всякий раз, когда он потреблял украденную им — по мнению прокурора, а по-нашему — в благородных целях удержанную — вод­ку, как бы говорил людям: «Пусть уж лучше мой и без того изнервничавшийся от тяжелой и ответственной ра­боты кладовщика немолодой организм терпит урон от потребления алкоголя, чем какие-то неизвестные мне, но симпатичные моему сердцу старого человеколюбца люди — а не исключено, что это могли бы быть совсем юные существа, еще не понимающие толком, сколь опасна водка,— чтобы они оглушали бы свою централь­ную нервную систему, свой пищеварительный тракт этим проклятым наследием прошлого!» С точки зре­ния истинного гуманиста, чем больше выпил Гускин, тем большие заслуги перед человечеством он имеет!

Увы! Мой уважаемый противник — гражданин про­курор,— очевидно, не дошел до такой простой и ясной мысли. Более того: прокурор с особенным негодовани­ем говорил о технике разбавления водки в бутылях, которую применял мой подзащитный. К чему было за­держивать внимание суда на этих шприцах, резиновых трубках, при помощи коих отсасывались из стеклянной тары алкогольные напитки? Если цель благородна, а я думаю, что я вам убедительно доказал это, не столь уже существенно описание технических средств. Прой­дем мимо, мимо, граждане судьи! Вопрос с водою че­ресчур ясен для нас.

Идем дальше. Эпизод с подмачиванием сахара-пе­ска в мешках. Представитель обвинения демагогиче­ски восклицал тут по этому поводу: «А ведь этот сахар шел в детские дома и ясли! Следственно, Гускин от­нимал калории у младенцев и отроков!» Как мы видим, в таком высказывании нет недостатка в пафосе, и — пусть меня простит гражданин прокурор — в фальши­вом пафосе. Но попробуем и в этом эпизоде разобраться глубже. Наверное, и прокурору и вам, граждане судьи, известен такой медицинский термин: диатез. Известен? Я так и полагал. Диатез, или по-русски просто «золо­туха», поражает часто детей с самого рождения и до периода возмужания. Чем вызывается такая болезнь, выражающаяся и накожной сыпью, и нарушениями обмена веществ, и задержкой в росте ребенка? Вам это не известно, гражданин прокурор? Будто бы!.. Хо­рошо, я вам поясню. То есть я напомню об этом суду, но и вам неплохо бы знать, гражданин представитель обвинения, что главный возбудитель диатеза есть имен­но сахар. Сладкий сахар, который так же приятен ре­бятишкам, как, например, водка иным взрослым. И ко­торый, подобно водке, приносит вред их неокрепшим организмам. Гуманнейшая операция по частичному, так сказать, обессахариванию, производимая Гускиным посредством обливания мешков с сахаром все тою же безвредной водою, снижала опасность диатеза именно в тех детских учреждениях и школах-интернатах, куда поступали продукты из кладовой, возглавляемой моим подзащитным. А теперь, когда я восстановил в вашей памяти столь существенный момент в потреблении са­хара детьми, бросьте камень в моего подзащитного, граждане судьи! Бросьте, коли у вас поднимется рука для этого!»

Думается, продолжать пересказывать всю речь не требуется: метод такой защиты нам теперь ясен.

НАПУТСТВИЕ ПРИ КУЛЬТВЫЛАЗКЕ

У нас принято в выходные дни устраивать так на­зываемые «культпоходы», «культвылазки», «профпрогулки» и т. д. Зимою это обычно сочетается с лыжами. Летом чаще происходит в лесу или на реке. Профсоюз­ная организация иной раз контрактует пароход, кото­рый довозит участников «вылазки» до уютного уголка на лоне природы, сразу же отчаливает, а затем вече­ром возвращается, чтобы отвезти отдыхавших на лоне товарищей обратно. Разумеется, всякий раз руководст­во «вылазкой» бывает поручено товарищу, который об­ладает соответствующим опытом и облечен доверием со стороны членов профсоюза'. Именно опыт и застав­ляет такого руководителя произнести напутственное слово в тот самый момент, когда пароход, доставивший участников пикника, уже отвалил от пристани, но уча­стники «вылазки» не успели еще разбрестись по бере­гу, уединиться в роще и т. д. Вот оно — это слово:

— Дорогие друзья! Попрошу минуточку внима­ния!.. Наконец наша цель достигнута: все мы находимся в этом очаровательном уголке природы, где сочета­ются воздух, вода, лес и все вообще, что должно соче­таться... Митряшкин, Митряшкин, неужели ты не мо­жешь откупорить свое пиво чуть-чуть позднее?! Люди вокруг тебя боятся, что ты их забрызгаешь, и правиль­но боятся!.. Вон куда пана стрельнула... облил ни за что ни про что бедную девушку... да еще за шиворот ей напустил пивной пены!.. Не открывай второй бутылки! Потерпи немного!..

Да... Так я хотел сказать, что в нашем распоряжении уйма времени: пароход придет только в одинна­дцать вечера... Но между прочим: к этому сроку попро­шу всех собраться вот здесь — поближе к пристани. Пароход не может, понимаете, ездить по лесу и соби­рать вас всех на опушках и в кустарнике..

Как услышите гудки, сами все идите сюда!.. Нет, я знаю, почему я это говорю: прошлый год, когда мы устраивали такую же вылазку в Тишково, потом недо­считались восьми человек. И отставшие тоже хлебну­ли горя... Например, этот — как его?—из бухгалтерии... Ага, Ермачев — он потом пешком пёрся восемнадцать километров до железной дороги и нас еще ругал за плохое обслуживание. А разве капитан парохода или я — разве мы виноваты, что Ермачев проспал на суку какой-то там березы и приплытие парохода, и гудки, и наши ауканья, и все на свете?..

Люся Чернышева, то, что я говорю, тебя тоже ка­сается: перестань танцевать сейчас же! Даже музыки еще нет... Кстати о музыке: хотите, чтобы она подоль­ше была, не спаивайте сразу баяниста. И радиолу не ломайте: она висит на балансе нашего профкома. Вам же придется потом плясать «всухую», если сломаете баяниста или напоите радиолу... то есть — наоборот, ко­нечно... Хотя прошлый раз какой-то участник вылаз­ки— он из отдела главного механика, вот только фами­лию его я позабыл,— так он влил в радиолу бутылку портвейна и еще закуски туда набросал... Это — тоже ни к чему. Нам ремонт знаете во сколько обошелся?.. И вообще о спиртных напитках!.. Буфетчица меня слышит? Зина, я тебе говорю! Начнешь отпускать свой товар, только когда я разрешу. И в одни руки больше двух бутылок не давать. Да: и на детей не давать! А то они что делают? — берут на ребенка, а пьют сами... А? Что? Твой сын уже пьет пиво? А чем ты хвастаешь, Лягущенко? Что ты мальчишку приучаешь к алкого­лю с семи лет?.. Ну и глупо!.. Товарищи, дайте же за­кончить! Шахматы и кости для козла будете брать у Голенищевой... Как это ее нет? Только что была тут!.. Ну, значит, найдите ее: она далеко удрать не успела еще... Наверное, с Бурыгиным пошла. Я ее, слава богу, знаю. Конечно! Вон они подбираются к лесу. Рязанкин, догони мне Голенищеву сразу!.. Ага. Валяй беги за ними!

Теперь: лодки здесь чужие, не наши. Кто их знает: дадут они течь или нет! На городской станции, там, по крайней мере, берут в залог документы. Так по до­кументам потом можно установить: кто утонул, а кто — нет. А у нас сегодня договоренность, что наш профком отвечает перед лодочной станцией за всех вас. Значит, с нас цену невернувшейся лодки спросят, а кто пошел с нею на дно, так д:ы и не узнаем.,. Вы это учтите, то­варищи!..

Голыми. купаться категорически воспрещается.. Никто и не думает? Это сейчас вы не думаете. А как захмелеете, так не то что плавать... в прошлом году эти инженеры из литейного — Савчук, Гундосов, Трехкадушкин и еще тот — ну, с бородою, в очках, ах да, вспомнил: Порватов... они чудную игру затеяли: будто Нестеренко, их дружок, потонул и будто они его воло­кут на кладбище. И притом сам, с позволения сказать, «утопленник»—голый и пьяный, и вся четверка в чем мать родила! И еще умудрились уронить этого «утоп­ленника» на остатки костра. Так Нестеренко, когда его обожгло, завыл и босиком по горячим головешкам ки­нулся куда глаза глядят, да налетел со страху на кус­ты, ободрался весь... И всё это — нагишом... И смех и грех... Одним словом, потом пришлось из-за этого раз­бирать пять персональных дел...

Также попрошу воздержаться от сокрушения кус­тов, деревьев... вообще зеленых насаждений. Побереги­те лес: он нам пригодится на будущий год и вообще... Если надумаете вырезать на коре буквы и эти... ну, рисунки, — неприличных надписей и таких же силуэ­тов... избегайте. Это же деревья, а не забор! Так?

И последнее: насчет костров и вообще пожаров. Во-первых, кто устроит пожар в лесу, будет отвечать в уголовном порядке. Это тоже надо учесть. Но в про­шлом году было так, что Савостьянов, который у нас не работает теперь, он и пожар наделал и заснул рядом с костром. Так у него пиджак сгорел, половина брюк и почти все волосы. Ходил лысым более полугода. Хорошо это? Но он еще мужчина... А если теперь женщина обгорит в смысле прически, так куда это годится?!

Вот примерно всё, что я хотел сказать в связи с тем, что мы наконец дорвались-таки до дивной нашей природы. Да здравствует лето, товарищи! Да здравст­вует отдых с теми ограничениями, о которых я гово­рил! Ура!

РЕЧЬ ПО СЛУЧАЮ БРАКОСОЧЕТАНИЯ

Нельзя не признать положительным появившееся в последнее время стремление придать акту вступления в брак уместную долю торжественности. Дворцы бра­косочетаний в больших городах; приведение в достой­ный вид комнат, где находится стол браков в райзагсе; обилие цветов и подарков; праздничные одежды брачащихся, их родственников, свидетелей и сотрудников загса — всё это очень похвальные нововведения. Сюда же должно отнести и участие в торжестве бракосочета­ния уважаемых в городе лиц, каковые лица произносят речи на тему возникновения в данный момент новой молодой семьи. Чаще всего приглашаемы бывают де­путаты местных Советов. И это — тоже правильно. Не­правильными здесь могут оказаться только конкрет­ные обстоятельства, сопутствующие данному браку, ибо не всегда браки заключаются на разумных основани­ях,— но это уж по вине самих брачащихся...

Приводим ниже речь, которую принужден был про­изнести на одной свадьбе вполне почтенный това­рищ— член президиума райисполкома:

— Товарищи брачащиеся! Товарищи родственники и товарищи брачащихся товарищей! Я очень рад, что на мою долю выпало в вашем, лице, товарищ жених и товарищ невеста... то есть теперь уже — товарищ муж и товарищ жена, приветствовать созидателей новой мо­лодой советской семьи. Семья есть основа общества. Это вы сами знаете. А если бы не знали, то, может быть, и не вступили бы в брак. Нам нужны крепкие трудящиеся семьи, которые дадут нам крепкое трудя­щееся потомство... Вы заметили; я все время подчер­киваю слово «крепкие»... Почему я так делаю? Потому что вряд ли нужна обществу семья, которая распадает­ся чуть ли не в первые месяцы ее возникновения. Толь­ко что расписались юноша и девушка за этим столом,смотришь — а они уже стоят в очереди к столу напро­тив, где, как вам известно, регистрируются разводы... Так к чему было огород городить? Бот именно! Отры­вали людей от работы, принимали поздравления, вво­дили родных в расходы — там на подарки, на угощение, на цветы и так далее... И все оказывается — псу под хвост. Так разве ж это дело? Нет, товарищи, не дело. Скажу даже так: есть у нас еще такие типчики, ко­торые мало того, что разводятся сразу после бракосо­четания, но и вновь приходят чуть ли не на следующей неделе регистрироваться на такой же короткий срок... Только что я его поздравлял в паре с какой-нибудь, до­пустим, Нюрой, а он уже опять стоит передо мною на этом месте уже, допустим, с Олей или там — Катей. Хо­рошо это, по-вашему? А?.. Нет, вы скажите мне, моло­дой человек: вот вы лично способны так поступить?.. А?.. А?..

Что же вы молчите?.. Кхм... а... это... Простите, то­варищ жени... то есть муж, почему мне ваше лицо зна­комо? А? А? Стойте, стойте, как вас зовут?.. Игорь? Точно! Ну да! Я так и думал!.. Послушайте, Игорь, ведь это я вас сегодня четвертый раз поздравляю за этот год! Факт!.. Что? Второй? Врё... Кхм... А я говорю: чет­вертый раз! Нет уж, память у меня хорошая. Как ваша фамилия?.. Игорь Плисяк, точно!.. Я же помню: первый раз я вас поздравлял в январе и с вами рядом стояла такая полная шатенка... Я еще, помню, удивлялся, что она разговаривает басом... Было это? Что значит «нет»?! Можно ведь сейчас и по книге проверить... да! Как ее звали тогда? Точно: Люция! Я еще, помню, удивился, что очень уж редкое имя.,.

А в мае я вас опять поздравлял. С худенькой та­кой блондиночкой. Или нет; блондиночка была в тре­тий раз... А тогда стояла с вами сильно накрашенная девчонка с волосами морковного цвета... Как ее зва­ли? — подскажите мне, товарищ регистраторша! Что? Аделаида? Точно!..

Ну, хорош женишок!.. И я тоже хорош: взялся по­здравлять, не присмотревшись как следует... Может, у вас и супруга такого же типа? А? Гражданка неве... брачащаяся! Вы лично который раз регистрируетесь? Что? Первый? Не верю. Сотрудники загса проверили ваш паспорт? Ах, она — приезжая... Ну ладно. По крайней мере, мы не будем за нее отвечать... А вы, жени­шок... муженек... я, конечно, не имею права отменить ваш брак. Но я лично принимать участие в такой неод­нократной, что ли, церемонии отказываюсь. Считайте, что я вас не поздравлял и поздравлять не собираюсь. Не с чем поздравлять, если хотите знать! Соболезнова­ние вашей супруге я могу выразить. И то — только при условии, что впоследствии не окажется, что она из та­кой же породы, так сказать, многобрачных, как и вы сами. Дайте пройти мне! Всё!



Похожие документы:

  1. Ирина Владимировна Лукьянова Корней Чуковский

    Документ
    ... дневниках 1900-х годов ... круга известных читателю произведений ... Ра, Ты давно ... Выступление Ардова ... тому сочинений сатирика в «Библиотеке ... Маяковский, Викт. Шкловский, ... Илью Ефимовича с ... (1976); ... Советский писатель, 1977 (2-е изд. – М., 1983). Жизнь и творчество ...

Другие похожие документы..