Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
(a) A licensee shall not make any false, misleading, deceptive, fraudulent or exaggerated claim or statement about the licensee's services, including,...полностью>>
'Интервью'
Занятие 12. Количественные методы ситуационного анализа: опрос, панель, эксперимент. Общая характеристика методов опроса. Разработка форм сбора данных...полностью>>
'Документ'
Руководствуясь ст. 16 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», ст.ст. 37, 38, 42 Устава го...полностью>>
'Документ'
рафик работы спортивного зала ГУО «Рымдюнская средняя школа с литовским языком обучения» № Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота 1 5 8 11Ч...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Начальник московского охранного отделения П.П. Заварзин в своих воспоминаниях, опубликованных в Париже в 1924 г., отмечал, что ограбления поездов (денег из почтовых вагонов) «производились обыкновенно по шаблону». В качестве примера он привел случай, произошедший в 1908 г. на станции Соколово Седлецкой губернии, и расследовавшийся Варшавским охранным отделением.

Боевики шли на «дело» группами по пять человек. Эти пятерки сводились в отряды численностью до 30 человек под руководством десятников и общим руководством начальника отряда. При этом члены одной пятерки не должны были знать участников другой. В нападении на поезд на станции Соколово принимало участие пять пятерок: одна – с бомбами, другая – для похищения ценностей из почтового вагона, две должны были предупредить возможное сопротивление со стороны пассажиров и одна – занять здание станции. В состав пятерок входило несколько женщин, отличавшихся «особой жестокостью»96. Боевики очень дорожили женщинами, поскольку в поездах они обращали на себя меньше внимания, чем мужчины.

Дальнейшие действия боевиков осуществлялись по «классическому» сценарию. На указанной станции после остановки поезда в вагоне раздались выкрики: «Руки вверх, ни с места!». Пятерка, «назначенная к пассажирам», выхватив револьверы, держала пассажиров «на мушке». Одновременно с этим раздались взрывы бомб, а через 5-7 минут все затихло… От поезда отъехала повозка с захваченными деньгами. Все нападавшие рассыпались в разные стороны с тем, чтобы встретиться уже в Варшаве на явочной квартире. П.П. Заварзин подчеркивал, что иногда ограбления совершались и непартийными группами, которые формировались из недовольных. В этом случае они ничего не давали партийной кассе из похищенных денег. Таких «отщепенцев» нередко называли «бандитами», и случалось, что «между ними происходили серьезные кровавые свалки»97.

Несколько позже лидер кадетов П.Н. Милюков заметил, что «политическая репутация моих старых друзей с.-р, быстро падала, по мере того, как политический террор переходил от них в руки новоявленных одиночек – “максималистов” и становился просто способом добывания денег путем эксов (экспроприаций), сухих или мокрых»98.

Ограбления имели место не только на окраинах Российской империи, но и в самом ее сердце. Так, 3 апреля 1907 г. группа молодых людей на глазах у студентов, профессоров и ректора осуществила дерзкое ограбление кассы столичного университета. Некоторые подробности дела нашли отражение в «деле Совета Императорского Санкт-Петербургского университета об ограблении университетской кассы»99 и прессе той поры100. В ограблении участвовало (по разным данным) от 6 до 15 молодых людей в возрасте 16-18 лет, которые подъехали к университету со стороны набережной Невы, беспрепятственно прошли внутрь, и направились в канцелярию, располагавшуюся на первом этаже Главного здания. Там, выхватив из карманов своих пиджаков револьверы, они наставили их на студентов и служащих, заставив тех поднять руки. В руках налетчиков оказалась незначительная сумма, около 1 730 руб.101 Проникнуть собственно в казначейскую они не смогли – стальная дверь оказалась запертой изнутри кассиром. После ограбления, которое продолжалось минут 15-20, налетчики двумя группами без препятствий покинули университет: одни исчезли в Тучковом переулке, другие скрылись в направлении Тучкова моста. На следующий день после ограбления в столовой университета было вывешено объявление с призывом к товарищам-студентам не давать никаких показаний судебному следователю, так как «экспроприированные средства пойдут на дело революции». Объявление висело в столовой почти весь день.

Обращает на себя внимание тот факт, что в момент разбирательства по делу некоторые профессора университета заподозрили в ограблении членов Совета старост. На вопрос, адресованный одному из них, о партийном составе Совета, последовал ответ, согласно которому большинство из них принадлежали к «левому толку», в том числе к «толку» социал-демократов102. Не случайно, что за многими активными деятелями, принадлежавшими к левому движению, был установлен негласный надзор органов политического розыска, в том числе контроль за их перепиской103.

Количество экспроприированных денег, как отмечалось выше, могло быть различным. Так, Уральский большевик, профессиональный революционер Константин Мячин, совершив одно из первых своих ограблений поезда на станции Воронки, захватил «всего» 25 тыс. рублей. Вскоре, уже в 1907 г., группа боевиков, в которой был и К. Мячин, совершила очередной «экс» на станции Дема. В результате было похищено 200 тыс. рублей. В 1908 и 1909 гг. на станции Миасс было совершено еще два дерзких «экса». 1 октября 1908 г. вблизи почтовой станции Миасс Троицкого уезда Оренбургской области группа нападавших в количестве 6 человек сумела обезоружить стражников, которые везли почту и 40 тыс. рублей кредитными билетами. Деньги пропали, а розыск нападавших успехом не увенчался. В августе 1909 г. на той же станции отряд из 17 человек осуществил очередной «экс». По данным полиции, боевики похитили 86,6 тыс. рублей, убив при этом 7 полицейских и чинов жандармской администрации104. В ходе следствия выяснилось, что как первым, так и вторым «эксом» руководил К. Мячин. Миасские деньги были переданы для организации и поддержки партийных школ в Италии, куда в командировку на Капри к М. Горькому и отправляется К. Мячин.

Не ставя своей задачей анализ «эксов», осуществленных представителями других левых партий, в том числе эсерами, заметим, что на этой ниве они «отличались» неоднократно. Лидер эсеров-максималистов Медведь-Соколов и его организация в Петербурге жили необычайно широко, хищение денег со стороны примыкающих к ней элементов были значительны. Поэтому и московские деньги (ограбление дало свыше 800 тыс. рублей) когда-то должны были кончиться. Но, даже зная день очередного нападения (14 октября 1906 г.), власти не сумели предотвратить ограбление артельщика, перевозившего крупную сумму из Петербургской портовой таможни в казначейство. Несмотря на мобилизацию всего личного состава филеров и конвоя конных жандармов, а также знания точного места грядущего ограбления, в 12-м часу дня в районе Фонарного переулка и Екатерининского канала, произошло стремительное нападение боевиков. Результатом стало несколько убитых и похищенный мешок с деньгами на сумму в 600 тыс. рублей: «Бросили бомбы, стреляли из браунингов, убили лошадей, перебили повозку, перебросили мешок с деньгами на рысака, в котором сидела прекрасно одетая дама – “дама под вуалью”, – и умчались…»105

Особенности действия различных революционных групп приводили к тому, что в недрах русской секретной полиции чиновники длительное время изучали различные политические движения. Одни специализировались на партии эсеров, другие изучали социал-демократов, третьи – анархистов и т.д.106

По мнению многих российских исследователей, к экспроприациям был близок «революционный рэкет». Одной из первых его стала использовать партия «дашнакцутюн» («Союз») – армянский революционный союз, созданный еще в 1890 г. в Тифлисе107. По данным начальника Бакинского жандармского управления, армяне постановили «взыскивать со всех коммерческих предприятий по 0,5 % в армянский фонд»108. В результате у них образовался капитал в несколько миллионов рублей, который находился в банках Лондона и Парижа. Проценты с этого капитала шли на пропаганду на Кавказе, а также в Персии и Турции. Из этого же источника получали пособия революционные кружки на Кавказе.

В 1905 г. аналогичный метод взяли на вооружение бакинские социал-демократы, предложившие предпринимателям жертвовать суммы в 100-200 тыс. рублей. Как отмечалось на III съезде РСДРП, «почти никто из адресатов не давал этой суммы полностью, но все же давали порядочно. В общем было собрано несколько тысяч рублей. Решено было также получить крупные деньги от больших фирм, но пока ответа от них не было получено»109. Сохранились также «окладные списки» Горийского комитета РСДРП за 1906 г. с фамилиями тех, кто должен был внести определенную сумму в партийную кассу110.

Однако к 1908 г. властные структуры сумели справиться с основными боевыми группами революционеров – их лидеры оказались арестованы, либо, скрываясь от преследования, вынуждены были скрываться за границей. К тому времени боевыми группами различного толка было осуществлено более 3 тыс. экспроприаций и разбойных нападений на государственные и частные учреждения, в ходе которых захвачено не менее 7 млн руб.111



Похожие документы:

  1. Руководитель магистерской программы Председатель гэк, «История» вм. 5543. 2014 Д. и н., профессор Чистиков А. Н. Д. и н., профессор Федоров С. Е

    Документ
    ... ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Руководитель магистерской программы Председатель ГЭК, «История» ВМ.5543.2014 Д.и.н., профессор Чистиков А. Н. Д.и.н., профессор Федоров С. Е. _______________ ... можем заключить, что проф. Мука и проф. Шахматов имели ...

Другие похожие документы..