Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
31 0 Средняя 1 общеразвивающая 9 1 Старшая 1 общеразвивающая 7 3 Подготовительная к школе 1 общеразвивающая 9 1 Итого 5 139 7 Заместитель директора МБ...полностью>>
'Документ'
основного общего и среднего общего образования в заочной форме. При наличии контингента с более низким образовательным уровнем в отделении общего обра...полностью>>
'Документ'
Переговоры между "Газпромом" и "Нафтогазом Украины" 14 ноября закончились тревожным для российской стороны итогом: позиция украинской стороны может по...полностью>>
'Анализ'
и т.д. 1. Определение стейкхолдеров организации: - внутренние и внешние стейкхолдеры организации; - краткое описание и анализ деятельности стейкхолдер...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

«1) Moravsko-Slezská Revue. I –VIII. Brno

2) Zemědělská Politika. I-VII. Brno

3) Ochrana ditěte. I-IV. Brno

4) Časopis Matice Moravské (недостающие номера за предыдущие годы). Brno

5) Věstnik klubu přirodovědckého. I-XI. Простеёв

6) Veraikon. Praha

7) Časopis za Starou Prahu. I-VIII. Praha

8) Zemědělské listy. Praha

9) Zemědělské zprávy. I-XL. Praha

10) Nové Hořické Noviny. I-XVIII. Горжище

11) Česká Viden. - Вена»66.

Помимо этого Клецанде также удалось получить для Академии, «благодаря любезности стажера Совета, доктора Яр. Выстыда», все издания Земледельческого Совета Королевства Чешского в Праге (Zemědělská Rada), в количестве около 500 книг и брошюр, а «посредничеством секретаря Национального Совета, А. Сейферта», Клецандой были получены все издания Совета (Národni Rada)67. Мы можем с уверенностью утверждать, успехи в приобретении вышеназванных изданий были достигнуты во многом благодаря, во-первых, академическим связям пражанина Клецанды, который, как мы уже упоминали, работал стажером в Земском Архиве, был студентом Пражского Университета, сотрудничал с таким известным ученым, как Арношт Мука, и, во-вторых, его тесной связи с Национальным Советом, заседания которого он при возможности посещал и, как пишет Папоушек, даже выступил на одном из них в мае 1914 года68.

Далее в своем «Отчете» Клецанда сообщает о книготорговцах, с которыми он завязал контакты. Это некий Компиш из Ружомберка по вопросу относительно покупки редкой по своему подбору библиотеки словацкого деятеля Иосифа Милослава Гурбана, и пражский книготорговец Ф. Бачковский, «предоставивший для Академии свой полнейший карточный каталог, особенно ценный в отношении литературных произведений за 1869-1889 годы, так как этот двадцатилетний период до сих пор не нашел своего библиографа»69.

К сожалению, начавшаяся в Австро-Венгрии мобилизация и перспектива в случае промедления не успеть выехать в Россию, вынудили Клецанду прервать свою командировку, не дождавшись значительной части обещанных книг. Насколько нам известно, часть изданий, им к началу войны уже полученную, Клецанда по договоренности с хозяином курорта Лугачовицы, оставил на хранение в гостинице70. Дальнейшая их судьба нам неизвестна.

По возвращении в Санкт-Петербург Клецанда полностью посвятил себя общественной работе. Аудиенция у Николая II 4 сентября 1914 года, написание «Меморандума», создание Союза Чехословацких обществ на Руси, забота об интернируемых и военнопленных земляках и т.д. - все это отнимало большую часть сил и времени молодого библиотекаря БАН, и, судя по отсутствию каких-либо научных публикаций или отзывов о его деятельности в ежегодных «Отчетах Первого отделения Академии наук» за годы войны, он прервал составление библиографических каталогов. Но в то же время он не перестал посещать БАН и как исследователь - в поисках информации для пропаганды чешского движения, его научного обоснования, подтверждая тем самым выдвинутую Я. Папоушеком идею восприятия Библиотеки Императорской Академии наук в качестве сокровищницы, из которой можно было черпать материал не только для газеты «Чехословак», но также и для «широко известного меморандума о чешском вопросе, который вышел из-под пера чехов, среди которых был и проф. Масарик»71.

В знак благодарности за опыт и знания, полученные в стенах Библиотеки, Клецанда сделал многое и для нее. Принимая во внимание упомянутые выше каталоги славянских изданий и организацию договоренностей (хоть и не до конца реализованных) в чешских академических и букинистических кругах по вопросу об обмене книгами во время его командировки, нам стоит также засвидетельствовать тот факт, что Славянскому Фонду досталась часть личной библиотеки Иржи Клецанды: книги, журналы, газеты. Издания поступили в фонд двумя партиями – в 1916 и 1922 годах. Если в 1916 году Клецанда лично передал отдельные номера тринадцати журналов72, то спустя четыре года после его смерти в фонд поступило более сотни единиц хранения73. Среди книг мы находим как труды К. Гавличека-Боровского, Т.Г. Масарика, так и произведения старшего брата Иржи Яна Гавласы.

Таким образом мы можем констатировать, что служба Иржи Клецанды в БАН не только дала ему необходимые для работы библиографом навыки и открыла перспективы к применению сведений о чешской истории, содержащихся в недрах Библиотеки, в пропагандистской работе, но и воспитала для самой Библиотеки достойного, трудолюбивого и благодарного сотрудника, завещавшего ей самое дорогое, что у него было.

§ 3. Чешское Вспомогательное общество в Санкт-Петербурге

Если в двух предыдущих параграфах нашей задачей было показать ту сторону деятельности Клецанды, которую можно назвать академической - учебу в Университете и работу в БАН -, то в данном параграфе мы взглянем на Клецанду как на активного сотрудника Чешского Вспомогательного общества, организации чешского землячества в Санкт-Петербурге. Значительная часть параграфа посвящена исключительно Чешскому Вспомогательному обществу, истории его становления и развития в российской столице с 1877 года. Изложена эта история в хронологическом принципе и базируется на некоторых, привлеченных нами для исследования, «Отчетах Чешского Вспомогательного общества в Санкт-Петербурге». Мы посчитали эту историю уместной, поскольку так мы сможем выделить основные аспекты деятельности и заботы деятелей чешского землячества на разных этапах его существования и составить представление о характере деятельности самого Иржи Клецанды. Мы пришли к такому решению в связи с крайне ограниченным доступным нам материалом по данному периоду его деятельности.

Чешское Вспомогательное общество появилось в 1877 году. Оно выросло из «Чешской беседы», располагавшейся на Большой Морской улице. В 1877 году было создано правление общества, начата кассовая книга, в которую заносились суммы поступлений в виде членских взносов, пожертвования, а также суммы расходов денежных средств. Разместилось общество в гостинице «Новая Рига» на Казанской улице, дом 27. В «Уставе Чешского вспомогательного общества», утвержденном Министром внутренних дел генерал-адъютантом Тимашевым 12 ноября 1877 года, говорилось о том, что целью Общества «является подание всякого рода помощи соотечественникам, проживающим временно или постоянно в Санкт-Петербурге», при этом помощь должна выражаться в советах, денежном вспомоществовании, ссуде денег нуждающимся, вспомоществовании сиротам и детям бедных чешских родителей.

Каждый год Общество публиковало «Отчеты о деятельности Чешского Вспомогательного общества», в которых в виде небольшой статьи изложены основные события в его жизни за прошедший год, названы члены правления, то есть председатель, товарищ председателя, казначей, секретарь, члены, кандидаты и ревизоры, а также в виде списка поименно перечислены все рядовые члены общества с указанием даты вступления, адресом проживания и, впоследствии, телефоном. Помимо этого, в качестве приложения составлялась таблица с финансовыми показателями и состоянием казны.

В отчете за 1880 год говорилось: «Тихо и скромно идет дело Чешского Вспомогательного общества, незаметно увеличивается число членов, медленно развиваются его средства, но оно существует и развивается. Своим существованием оно сосредотачивает и сближает членов чешской семьи, разбросанных в обширном городе; своею готовностью облегчать нужды бедствующих оно поддерживает бодрость многих тружеников»74.

Отчет за 1884 год сообщает о детском празднике с елкой, устроенном «по инициативе нескольких господ членов в третий день Рождества, где молодое поколение впервые сошлось и предалось всецело радости и веселию». Так же автор «Отчета» с прискорбием сообщает об утрате «лучшего своего члена: Иван Федорович Шрамек, долголетний председатель и почетный член Общества, скончался 19 июля 1884 года на даче близ станции Белой, по Варшавской железной дороге, где он и погребен». Иван Федорович брал живейшее участие в делах Общества с самого его основания, помогал всем к нему обращающимся советом и делом»75.

В этом же «Отчете» содержится информация о состоянии бюджета Общества и его расходах, из которой мы узнаем, что за семь лет существования Общества, на организацию и пополнение библиотеки было потрачено примерно в полтора раза больше средств, чем на выдачу пособий нуждающимся (532.07 рубля и 372.73 рубля соответственно), а на устройство места на Католическом кладбище – 503.15 рублей76.

Юбилейный двадцатый год существования Чешского Вспомогательного общества был отмечен следующими знаменательными событиями. В начале 1897 года Общество, вследствие многих неблагоприятных обстоятельств, находилось в весьма затруднительном и печальном положении. В связи с этим избранное 5 апреля 1897 года Правление Общества с председателем А.А. Новотным от своего имени «выслало депутацию с целью пригласить в свой круг здесь проживающих соотечественников, которые членами Общества не состояли, или же в виду неудовлетворительной деятельности его за последние года, из него выступили. Попытка эта увенчалась успехом и число членов значительно увеличилось»77.

Если в начале года дела Общества шли не очень благоприятно, то этого нельзя сказать о второй половине года. На чрезвычайном общем собрании 4 октября была высказана идея предложить графу П.Н. Игнатьеву пост протектора Общества, на что граф, «весьма благосклонно приняв» депутацию Общества, согласился. Помимо этого, он также предложил Обществу под его нужды помещение в Славянском Благотворительном Обществе, по адресу Звенигородская, 24, что с радостью было принято Правлением78.

По поводу двадцатой годовщины существования Общества 6-го Декабря 1897 года, устроено торжественное собрание и концерт в зале ресторана «Контан». Проживающие в Санкт-Петербурге чешские артисты, в том числе: Г-жа Конокотина, гг. Коукал, Кучера, Палечек, Шоллар и другие, исполнили музыкальную часть программы, за что им от имени Общества принесена искренняя благодарность79.

Следующий, 1898 год, был отмечен празднованием столетнего юбилея со дня рождения выдающегося чешского общественного деятеля Ф. Палацкого. «По этому случаю Обществом устроен Ноября 21-го дня, в зале С.-Петербургского Городского Кредитного Общества, литературно-музыкальный вечер, привлекший огромную массу публики, как из числа Чехов, так и Русских и других Славян. Товарищ Председателя В.И. Кривош в краткой речи познакомил публику с личностью Ф. Пацалкого и указал на огромные заслуги, которые он себе приобрел своею деятельностью на пользу Чешского народа80.

«Отчет» за 1904 год предваряется своего рода предисловием, в котором его составитель секретарь Ф.Ф. Цивин выказывает солидарность с «братским народом» в русско-японской войне: «Больно отзывались в чешском народе все неудачи русского оружия и беспрерывное проливание славянской крови в чуждой стране. И мы, незначительная часть чешского народа, здесь в Петрограде с теми-же чувствами следим за ходом военных действий на Дальнем Востоке, где величайший славянский народ истекает кровью и где гибнут лучшие его силы, и у нас исчезает вера в мощную, непобедимую и здоровую защитницу славянства – Россию…»81. Также сообщается, что Правлением Общества посредством редакции газеты «Новое время» была пожертвована скромная сумма в 200 рублей в пользу вдов и сирот убитых русских воинов.

Что касается культурной программы Чешского Вспомогательного общества за 1904 год, то Правлением были организованы следующие мероприятия: 31 января был устроен костюмированный был в зале Железнодорожного клуба (не отличался оживлением вследствие открывшихся военных действий, но тем не менее был многолюден); 13 ноября - вечер в память А. Дворжака (была зачитана биография покойного композитора и затем исполнено несколько его произведений); три вечера были посвящены чтению докладов (9 января - о Гавличеке, 25 июня - о Яне Гусе и 16 октября - о Мирославе Тырше); любителями драматического искусства было поставлено в течение года три пьесы («Poupě», «Nabidnuti k snatku v Politice» и «Rozveselená rodina»); также членами Общества было совершено две летние совместные прогулки (20 июня - в Лигово, и 14 Июля - по Неве в Орешек); к завершению года, 26 декабря, в помещении Русского Собрания устроена была «Елка», а 31 декабря - «Встреча Нового Года»82.

В 1907 году члены Общества праздновали очередной юбилей. По этому поводу 10 ноября в зале Железнодорожного клуба состоялось торжество, привлекшее большое число посетителей. В этот вечер любители драматического искусства из числа членов Общества сыграли под руководством г-на Ф.И. Янковского комедию «Золотое Перо». В музыкальной части любезно участвовали: Солист Его Величества В.И. Главач с дочерью и Г-жа М.Ф. Шоллар. Г-жа А.В. Бежоева способствовала настроению вечера чудным чтением некоторых стихотворений83.

Что касается событий, оставивших след в «Отчете» за 1907 год, то среди них автор особо отмечает смерть трех авторитетных членов Общества. Это два чеха - директор 12-ой Санкт-Петербургской гимназии действительный статский советник И.В. Франк и оружейник Ф.О. Мацка, «имя которого было хорошо известного любителям хорошего ружья по всей России»; и один русский – полковник В.В. Комаров, участник русско-турецкой войны 1877-1878 гг., журналист и славянофил84.

Автор «Отчета» за 1907 год, Осип Осипович Горничек, жалуется на то, что уменьшились поступления от членских взносов «на целых 100 рублей, что конечно при скромных средствах Общества представляет довольно значительную сумму». Однако в то же время он указывает, что несмотря на уменьшение поступлений в казну Общества, «выданные вспомоществования достигли суммы 315 руб., т.е. на 117 руб. больше, чем в 1906 году»85. Также Горничек отмечает «то печальное явление, что еще до сих пор много живущих в С.-Петербурге соотечественников сторонится из неизвестных причин Общества, и высказывает искреннее желание, чтобы ему в скором времени удалось преодолеть недоверие и антипатию этих лиц, дабы наконец все соединилось к достижению предначертанной себе, гуманной и культурной цели». Подобные сожаления о нежелании чешских земляков присоединятся к Чешскому Вспомогательному обществу в Санкт-Петербурге встречаются и в более ранних отчетах. Увы, мы не можем установить точной причины такого нежелания. Причиной могло быть как несогласие с политическими взглядами ведущих представителей Общества, так и банальным нежеланием платить членский взнос. Однако это доказывает, что не все чехи, проживающие в российской столице, хотели обособиться в землячестве, своеобразном клубе по интересам.

Интересно продолжение этой темы в «Отчете» за 1909 год, который, для Чешского Вспомогательного общества в Санкт-Петербурге, по мнению Горничека, прошел под знаком идей неославизма. Действительно, в апреле-мае 1909 года Санкт-Петербург стал площадкой для проведения съезда неославистов, который продемонстрировал участникам проявившиеся разногласия в их взглядах и стал своего рода предвестником крушения надежд на сближение всех славянских народов86. Горничек (вместе с председателем Общества И.И. Кабеле и казначеем Ф.И. Рейфом) присутствовавший на рауте, устроенном Государственной думой по поводу приезда организаторов предполагаемого съезда87, и ощутивший энергию происходящего, писал в «Отчете» о том, что 1909 год, «начавшийся столько благоприятно для идеи славизма, все-таки не оправдал себя в этом отношении». Причину этого он видит не в пропавшем воодушевлении, а во «внешних обстоятельствах и соотношении событий». Горничек с удовольствием отмечает, что живое участие в делах (судя по всему, речь идет о делах Съезда) Чешского Вспомогательного общества продолжалось на протяжении 1909 года и дало видимые результаты. Так как идея неославизма вошла в сердца русского народа, то, по мнению Горничека «Общество должно перестать быть только средоточием петербургских чехов, - оно должно взять на себя более возвышенную задачу – быть представителем всего чешского в столице величайшего славянского государства». Выявление того, что имел ввиду автор под словами «всего чешского в столице» вызывает определенные трудности. Возможно, здесь подразумевается создание своего рода культурной миссии при землячестве, где каждый желающий мог бы поближе познакомиться, как с местными чехами, так и с принесенной ими чешской культурой. И снова повторяется мысль Горничека о присоединении к Обществу других чехов, которую мы встречали ранее: «Для успешного и достойного выполнения этой задачи необходима совместная деятельность всех живущих здесь чехов, из которых до настоящего времени далеко не все еще присоединились к нашей организации и сравнительно немногие принимают участие в его делах»88.

В «Отчете» за 1909 год Горничек отмечает явное улучшение финансового положения «Общества». В доказательство своих слов он приводит в сравнении некоторые статьи из балансов 1908 и 1909 годов: имущество Общества увеличилось на 687 р. 18 к. и достигло к концу 1909 года 10369 р. 41 к.; членских взносов в 1908 г. поступило 687 р. 50 к., в 1909 г. – 746 р. 50 к., т.е. на 59 р. более. Также интересным представляется сравнение сумм, выделенных на пожертвования чешским организациям в Австро-Венгрии: «чешским национальным учреждениям отослано было в 1908 г. 500 крон, в 1909 г. – 718 крон 25 гел., а именно: обществу «Коменский» в Вене – 400 крон, «Чешской» Матице – 218 крон 25 гел. и «Обществу Чешского Дома» в Вене – 100 крон». Помимо этого, в «Отчете» говорится, что «чешской колонии в поселении Мартук, Тургайской области, были посланы учебные пособия для учреждения там чешской школы»89. Из этих данных мы можем сделать вывод, что чешское землячество в Санкт-Петербурге поддерживало связи и способствовало развитию как национальных организаций на родине, так и помогала небольшим чешским общинам в российской глубинке.

Отчет Общества за 1911 год представляется для нас особенно интересным, поскольку он единственный из просмотренных нами принадлежит авторству Клецанды согласно его подписи как секретаря Общества в конце Отчета90. Однако в списке Правления Общества, в качестве секретаря Общества указан О.О. Горничек, а имя Клецанды появляется среди имен членов Совета Общества только в 1913 году. Это наводит нас на мысль о том, что Клецанда был «исполняющим обязанности» секретаря или своего рода его заместителем. Данный «Отчет» по своей структуре практически не отличается от других. В нем также присутствует краткий некролог умершим членам общества, называется число заседаний во главе с председателем И.И Кобеле, указывается число членов в начале и конце года («имущество общество увеличилось на 385 руб. 93 коп., несмотря на сравнительно большие расходы»91), дается краткая сводка о доходах и расходах общества. В числе расходов Клецанда особенно выделяет траты на ограду нового кладбища, которая стоила 930 руб, на пособия нуждающимся (на общую сумму 364 руб.), пожертвования Центральной Школьной Матице и строительному фонду Общества (по 100 рублей)92.

Как в Отчете за 1911, так и в Отчете за 1912 год особое место уделяется библиотеке Общества. Клецанда отмечает работу «заботливого г. Петрбока», в руках которого находилась библиотека Общества в 1911 году, приведенная им в «образцовое состояние»: «Плодом его (Петрбока – Е.З.) трудов было издание каталога, значение которого заключается в том, что мертвые громады печатных листов несомненно теперь оживут и станут одним из важнейших звеньев, соединяющих нас с духовной жизнью родины»93. Клецанда, уже не первый год к тому моменту сам служивший помощником библиотекаря Славянского фонда, понимал, что приведение в порядок библиотеки чешской земляческой организации, безусловно станет большим шагом на пути к получению членами Общества информации о Чехии. А в следующем 1912 году Клецанда сам становится библиотекарем Общества. Вот что по этому поводу пишет Горничек: «Библиотека по счастливому выбору Совета находится в заботливых руках г. Клецанды и снова значительно обогатилась пожертвованными и приобретенными книгами»94. Возможно выбор Совета пал на Клецанду не случайно, учитывая перевод его в штат БАН на рубеже 1912-1913 годов.

Далее в своем Отчете за 1911 год Клецанда называет самой труднейшей за 1911 од должность заведующего хозяйственной частью, г. Штоловского, результатом «неусыпной деятельности, равно как и трудов кладбищенской комиссии, председателем которой он состоял было приведение в благоустроенный вид обоих кладбищ, старого и нового, а также выработка правил для погребения умерших». Отмечается также, что г. Штоловский заведовал всем движимым имуществом Общества и его архивом95.

Вновь Увеселительный комитет Общества устроил в 1911 году ряд вечеров: 4 вечера в помещении Польского клуба и 6 вечеров – в Славянском Обществе. Клецанда отмечает, что в Славянском обществе 2 вечера было посвящено лекциям и позволяет себе сказать несколько слов об образовательной стороне трудов Увеселительного комитета, выразив следующее пожелание: «Чтобы для наших членов сделались потребностью также лекции, которые могли бы сопровождаться беседами на данную тему…»96. Клецанде был по душе лекционный характер мероприятий, поскольку таким образом участниками могло усвоиться больше информации, необходимой для ощущения себя частью особой культуры: «… для сохранения права называться чехом, недостаточно только говорить по-чешски (…) для этого необходимо знать жизнь нашей родины, наши культурные стремления, понимать наши цели и нашу борьбу, жить вместе с целым народом, его радостями и его горестями»97. Да и сам Клецанда, по словам Папушека, «не был оратором, ни журналистом… Его речи перед широкой публикой всегда имели скорее вид лекций, чем выступлений стилизованных, с темпераментом и остроумием, которые так жаждет рядовой слушатель»98.

Заканчивает свой Отчет Клецанда, как и некоторые его предшественники, призывая соотечественников к помощи Обществу. Упоминая о значительности работы, которую выполнил Совет в минувшем году, он отмечает, что «ныне представляется необходимым найти (…) новых работников, так как теперь тяжела уже не одна только обязанность казначея, (…), но и все другие должности как в Совете, так и в увеселительном комитете. Нельзя утомлять одним и тех же лиц99.

Написание Отчета за 1911 год и заведывание библиотекой Общества в 1912 году далеко не главные заслуги Клецанды в чешском землячестве. Отдельного упоминания заслуживает его деятельное участие в организации гастролей Хора моравских учителей в декабре 1913 года. Папаушек пишет, что «все свои силы в 1913 году он (Клецанда – Е.З.) посвятил организации приезда Певческого общества моравских учителей в Россию, которые снискали симпатии многих друзей чешского народа»100. Среди документов Клецанды, хранящихся в РГИА, помимо его переписки по вопросу гастролей Хора с несколькими лицами101, мы также обнаруживаем и договор, заключенный между Чешским Вспомогательным обществом и Хором моравских учителей102.

Этот хор был создан в 1903 году профессором музыки и пения в кромерижском препарандуме (учительской семинарии) Фердинандом Вахом, который в течении нескольких лет отбирал лучшие голоса среди учителей Моравии. Живущие в разных частях региона, певцы разучивают партии дома, а для общих собраний, которых бывает до 20-26 в год, или для концертных поездок собираются вместе. Каждое собрание обходится обществу примерно в 400 крон и оплачивается из карманов певцов. В 1913 году в хоре насчитывалось 55 человек; однако этот небольшой хор успел приобрести себе почетную известность не только в Чехии и Моравии, но и за границей. Они дали до 180 концертов в Австрии (кроме Чехии, также в Вене, Загребе, Любляне, Будапеште и т.д.), в 1906 и 1907 г. посетили Германию (Мюнхен, Нюрнберг, Берлин, Лейпциг, Дрезден), а в 1908г. Францию и Швейцарию (Париж, Медон, Цюрих)103.

По поводу приезда Хора 3 декабря 1913 года, в Славянском Благотворительном Обществе в Санкт-Петербурге вечером того же дня был устроен банкет. На нем присутствовали и говорили приветственные слова видные члены Общества: генерал А.П. Скугаревский, академик А.И. Соболевский, профессора А.В. Васильев, И.С. Пальмов, П.В. Лавров104. Речи на банкете произносились в духе славянского братства. Участники единодушно выражали сожаление о заметном понижении интереса к идее славянского сближения после Балканских войн и тем более радостно встречали приехавших певцов. Характерными будут слова председателя Чешского Вспомогательного общества, Г. В. Вихрана: «Этот радушный прием, оказанный приехавшим чехам, является выражением той крепкой связи, которая существует между всеми славянами. Последние грустные события не разочаровали славян в осуществлении общеславянской идеи. Чехи всегда были в первых рядах борцов за славянство, и их народные учителя играли в борьбе всегда первенствующую роль, защищая национальные начала. Петербургские чехи сердечно рады приезду своих братьев и глубоко благодарны петербургскому Славянскому Обществу за радушный прием, всегда чутко отзывающемуся на все посещения славянами русской столицы»105.

Всего Хор моравских педагогов дал два концерта в столице. Первый концерт состоялся 5 декабря в Зале Дворянского собрания. На следующий день, 6 декабря, в «Санкт-Петербургских Ведомостях» в разделе «Театр и музыка» была напечатана статья-отзыв о данном выступлении под авторством Н. Бернштейна106. Отмечая, что первый концерт прошел «при далеко неважном сборе и при довольно сдержанном (в первом, по крайней мере, отделении) внешнем приеме», автор с уважением и симпатией отзывается об уровне вокального мастерства моравских певцов: «Художественная стройность ансамбля не оставляет желать лучшего; звучность отдельных групп уравновешена с замечательным тактом и чувством мер; ритмическая отчетливость, яркость фразировки и ясность дикции поражают своим совершенством»107. Бернштейн отмечает некоторые из исполненных певцами произведений, среди которых «в смысле технических трудностей выделилась «Ночь духов» Амбр. Тома», «с большим настроением спета «Колыбельная» Кюи, «Дар за любовь» Кржижковского», а «Полевою дорогою» Ферстера и народная песня «Дин, дон» выделялись «прекрасно выполненными всякого рода вокальными эффектами, как-то: подражание колокольному звону, эхо и т.д.»108. Автор, вероятно со слов представителей Хора, пишет о том, что концертную поездку в Россию этот хор считает особенно для себя важной, поскольку она предпринята с целью получить «крещение в стране наивысшего расцвета хорового пения», и добавляет от себя: «Нельзя не верить этому обществу, что концертное турне в Россию, предпринято после того, как им достигнут был апогей вокальной техники, когда все участники хора чувствовали себя во всеоружии своего искусства. Вследствие этого названное общество только на десятом году своего существования решилось приветствовать Россию своей родной песней»109.

Спустя полтора года после петербургских гастролей Хора моравских педагогов, во втором номере газеты «Чехословак» Иржи Клецанда разместил небольшую статью-воспоминание «Vzpominka (moravskym ucitelum)»110, в которой он поделился своим мнением о важности этого визита как для столичных чехов, познакомившихся с народным творчеством своих земляков и таким образом, поддерживающих культурные связи с родиной, так и для столичной публики, которая, по мнению Клецанды, была крайне мало знакома с культурной жизнью чешских земель. Летом 1915 года, когда Чешский вопрос ставился деятелями Союза чехословацких обществ в России на повестку дня и обсуждался в правительственных и академических кругах, гастроли Хора моравских педагогов в России в декабре 1913 года, представлялись чешской пропагандой как знаковое событие, в свое время сблизившее чехов с Россией111.



Похожие документы:

  1. Руководитель магистерской программы Председатель гэк, «История» вм. 5543. 2014 д ф. н. Николаев Н. В. д и. н., профессор Федоров С. Е

    Реферат
    САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Руководитель магистерской программы Председатель ГЭК, «История» ВМ.5543.2014 д.ф.н. Николаев Н. В. д.и.н., профессор Федоров С. Е. _______________/____________/ _______________/____________/ ...
  2. Руководитель магистерской программы вм. 5543. 2014 «История» д и. н., проф. Федоров С. Е

    Реферат
    ... УНИВЕРСИТЕТ Руководитель магистерской программы ВМ.5543.2014 «История» д.и.н., проф. Федоров С.Е. ________________/________________ Председатель ГЭК, ... ______________/________________ Научный руководитель: д.и.н., профессор Ходяков М.В. _______________ ...

Другие похожие документы..