Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
если этого требуют интересы людей, обратившихся ко мне за помощью; никогда не отказывать коллегам в помощи и совете; постоянно совершенствовать свое п...полностью>>
'Документ'
Активность групп не ограничивается только внутренними процессами. Группы либо время от времени, либо постоянно взаимодействуют с другими группами. Вне...полностью>>
'Документ'
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский экономический университет имени Г.В...полностью>>
'Документ'
12 декабря 1993 года всенародным голосованием была принята Конституция Российской Федерации. С 1994 года этот день был объявлен государственным праздн...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

§ 1. Санкт-Петербургский Императорский Университет

Целью приезда юного чеха в российскую столицу было поступление в университет и получение исторического образования. Папоушек по этому поводу пишет, что Клецанду в Россию привел идеал ученого, к которому он стремился3. Имея некоторые разрозненные сведения об отношении Иржи Клецанды к Императорскому Санкт-Петербургскому Университету, мы попробуем связать их в хронологической последовательности и постараемся понять, как обучение в Университете повлияло на его дальнейшую деятельность.

Из свидетельства от 3 апреля 1912 года, выданного в канцелярии Санкт-Петербургского Университета, мы узнаем, что Иржи Клецанда «поступил в число студентов Императорского С. Петербургского Университета в ноябре месяце 1909 г. на правах южных славян на историко-филологический факультет»4. Нас должно смутить условие поступления, поскольку Клецанда все-таки являлся славянином западным. Но, как доказывает письмо профессора Н.В. Ястребова его пражскому коллеге, главе чешской позитивистской школы Я.Голлу, все это чудеса российской бюрократии: «Здесь находится Ваш Клецанда. Министерство переделало его в юго-славянина, чтобы таким образом он смог попасть в университет без дополнительных экзаменов (дело в том, что об этом существуют какие-то старые инструкции. Ну, знаете, наше чиновничество располагает такой силой, что легко сделает то, что не по силам английскому парламенту (надеюсь, что Клецанда скоро не станет из мужчины женщиной)»5. В Университете он проучился два с половиной года, поскольку весной 1912 года «согласно прошению и как не внесший платы за весеннее полугодие 1912 года»6, он был отчислен из Университета. В документах Клецанды мы находим отказ Министерства народного просвещения, датированный 27 января 1912 года, выданный Клецанде в ответ на его прошение с целью получения стипендии для совершения заграничной командировки для подготовки к профессорскому званию, в котором отмечено, что «… с указанной целью могут быть командированы лишь лица, окончившие курс университета»7. Из писем Клецанды академику Шахматову мы также узнаем, что Клецанда испытывал существенные материальные трудности в 1912 году. Вполне логично предположить, что Иржи Клецанда был вынужден покинуть Санкт-Петербургский Императорский Университет из-за финансовых затруднений.

В апреле 1912 года Иржи Клецанда приезжает в Прагу и поступает в Пражский Университет в качестве ординарного слушателя, что подтверждает выданное ему свидетельство за подписью ректора Пражского Университета, датированное 19 июня 1912 года8. Возможно, для оплаты обучения он использует стипендию в 200 крон, выделенные ему благотворительным обществом «Святобор» в конце апреля9. Ярослав Папоушек, описывая первую встречу с Клецандой в Киеве 28 августа 1916 года, вспоминает: «После первых слов радости от встречи, (…), мы оба вспоминали Прагу, учебу на историческом, планы, которые мы имели, и которые теперь кажутся такими далекими. (…). Никто из пражских профессоров не избежал добродушной критики. Слова восхищения смешивались c шуточными историями о разных их недостатках и увлечениях».10 Однако важно отметить то, что Клецанда не хотел оставаться в Праге, но вернуться скорее в Санкт-Петербург, и поступление ординарным слушателем в Пражский Университет было стратегическим шагом в плане возвращения. Объяснение этому утверждению мы находим в письмах Клецанды академику Шахматову. В письме от 25 апреля 1912 года читаем: «…я, по всей вероятности, не буду здесь (в Праге – Е.З.) держать доктора, ибо задержало бы меня это еще до весны 1913 г. Приеду обратно в Петербург в начале августа (…) с так называемым absolutorium, которое получу в конце года. Я намерен хлопотать, чтобы мне зачли его как выпускное свидетельство и – следовательно – допустили к государственному экзамену»11. Мы видим, что цель поступления в Пражский университет заключалась в получении выпускного свидетельства, в котором будет указано, что Иржи Клецанда в Праге прослушал полугодичный курс лекций, который не успел посетить в Петербурге по причине отчисления - с выпускным свидетельством Клецанда надеялся быть допущенным к государственному экзамену в Санкт-Петербургском Императорском Университете. В письме от 30 июля 1912 года, уже из Петербурга, Клецанда пишет Шахматову: «Диссертацию, надеюсь, скоро окончу; потом намерен хлопотать об допущении к государственному. Так как «absolutorium» уже получил, то имею право держать доктора у нас зимой; но допустят ли меня к государственному, [если да,] то предпочитаю выдержать этот, ибо все-равно хочу оставаться в СПб, где и – думаю – удастся как-нибудь устроиться, чтобы спокойно заниматься наукой»12.

Несмотря на получение Клецандой absolutorium`а, он так и не закончил Университет. Возможно, это было связано с его повышением по службе в БАН в конце 1912 года, или занятостью в Чешском Вспомогательном обществе. Так же в самом Университете его могли просто не допустить к экзамену. Так или иначе, но за два с половиной года обучения Клецанда оставил в истории Университета свой небольшой, но все-таки сохранившийся отпечаток. Он был упомянут в «Отчете о состоянии и деятельности Императорского Университета за 1910 год»: «Под руководством прив.-доц. Владимира Николаевича Бенешевича в просеминарии по истории Византии студенты читали источники и представляли ряд рефератов из которых уже прочтены следующие: "Житие св. Андрея Критского, как исторический источник", г. Ю.И. Клецанда. Греческой палеографией усердно и аккуратно занимались гг. Штейнман и Клецанда»13. Спустя несколько лет после издания данного «Отчета» имя Клецанды будет соседствовать с именем его преподавателя в числе авторов «Обозрения трудов по славяноведению»14.

Что касается труда, над которым работал Клецанда во время обучения в Университете, то мы можем лишь предположить, что он тематически связан с рефератом, который он готовил к семинару Бенешевича, «Житие Андрея Критского как исторический источник». Известно, что Клецанда, несмотря на то, что он не продолжал учебу в Университете после 1912 года, 21 апреля 1913 года получил из Праги письмо, адресованное Юрию Клецанде как помощнику библиотекаря Императорской академии наук в Петрограде и содержащее ответ на его запрос в президиум Чешской академии наук Франца-Иосифа, а именно о том, что ему выделено 400 крон на исследовательскую работу на Балканах за подписью директора академии15. О том, что Клецанда действительно собирался предпринять поездку на Балканы, а именно в Грецию, свидетельствует его письмо от 22 июля 1913 года доктору Камилю Крофте, на тот момент профессору Карлова университета: «В этом году, как мне кажется, в Прагу не приеду. Я должен был отказаться от отпуска, поскольку в следующем году на 4 месяца уеду в Грецию. На обратном пути остановлюсь в Праге и только потом займусь докторской. На исследовательскую работу у меня остается относительно мало времени, но за год, возможно, все сильно поменяется, и я не смогу заниматься ничем другим…»16.

Спустя год, летом 1914 года, Клецанда действительно был в Чехии, и в частности в Праге, в командировке от Библиотеки Императорской академии наук, однако, к сожалению, у нас нет сведений, подтверждающих посещение им до этого Греции. В его отчете о поездке, опубликованном в «Отчете отделения русского языка и словесности Академии Наук за 1914 год»17 об этом ничего не говорится.

Папоушек, вспоминая свое впечатление от первого визита в петроградскую квартиру Клецанды, пишет о «его скромном, лилипутском быте в Петрограде», а также о том, как тот с гордостью показывал ему свою библиотеку, которую, «безусловно, собрал с большим старанием и ограничивая себя, как он с нежной любовью брал с полки одно за другим объемные издания византийских источников, с какой радостью рассказывал о своих подготовительных занятиях над крупной работой, которую сорвала война»18. Папоушек, ссылаясь на статью Йозефа Куделы об Иржи Клецанде19 допускает, что его семинарская работа об Андрее Критском была издана в «Отчете Императорской Академии наук», однако нами не было таковой там найдено.

Уже позднее, летом 1915 года, в разгар Первой мировой войны, в пору бурной деятельности Клецанды на посту секретаря правления Союза чехословацких обществ России, на страницах газеты «Чехословак» выходит его статья «К университетскому уставу (вопрос о лекторах славянских языков)»20. Стоит отметить, что в период с мая по июль 1915 года в общественных кругах, в прессе активно обсуждался проект нового университетского устава, создание которого было инициировано графом П.Н. Игнатьевым, министром народного просвещения из группы либеральных министров.

В своей статье Клецанда останавливается на том, что при обсуждении проекта нового университетского устава «между прочим было признано целесообразным и нужным расширение программы преподавания славянских языков, литературы и истории»21. Он надеется, что кафедра славяноведения «дождется по всей вероятности разделения на три, или по крайней мере на две кафедры, а именно: 1) по истории славянских народов, в том числе и славянских древностей и 2) по славянским литературам и языкам»22. Далее Клецанда сетует на плохо поставленное в Университете преподавание славянских языков, в подтверждение своих слов приводя выдержки из учебного плана за 1909-1910 гг. («чешский язык преподавался всего на всего один час в неделю, с примечанием: «для словесников и для историков, которые пожелают участвовать в 1910-1911 учебном году в семинарии по истории Гуситского движения»»23) и за 1911-1912 («опять преподавался чешский язык, но ввиду того, что преподавал его профессор-языковед, все внимание обращалось на этимологию и сравнительное с другими славянскими языками изучение, вследствие чего лекции эти для историков или большинства студентов-неспециалистов не представляли особенного интереса»24). Клецанда высказывается за освобождение профессоров от чтения лекций и введения лекторов по славянским языкам. Он хвалит «Программу испытаний по истории славянских народов в Государственной Историко-Филологической Комиссии и в курсовых комиссиях Историко-Филологического факультета Императорского С.-Петербургского Университета», составленную историком-славистом профессором Петроградского университета Н.В. Ястребовым, особенно удачное, на его взгляд, разделение программы на три главных отдела с подотделами, однако, в то же время, не упускает возможности оставить критическое замечание касательно того, что все рекомендуемые В.Н. Ястребовым пособия для изучения разных эпох – на русском языке. В конце статьи в качестве примера устройства преподавания славянских языков в Университете, Клецанда приводит Пражский университет, где «при его скромном бюджете, мог преподавать русский язык настоящий русский, польский язык – поляк, сербский – серб и т.д., и даже лужицко-сербский язык читал известный знаток Лужицы Адольф Черный»25.

Несмотря на известную степень конъюнктурности, публикация этой статьи может свидетельствовать о том, что ее автору была не безразлична судьба его бывшего факультета и кафедры, на которой он обучался, равно как и идея славянской взаимности и понимания необходимости внедрения ее посредством включения в учебный план кафедры славяноведения большего количества практических курсов славянских языков.



Похожие документы:

  1. Руководитель магистерской программы Председатель гэк, «История» вм. 5543. 2014 д ф. н. Николаев Н. В. д и. н., профессор Федоров С. Е

    Реферат
    САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Руководитель магистерской программы Председатель ГЭК, «История» ВМ.5543.2014 д.ф.н. Николаев Н. В. д.и.н., профессор Федоров С. Е. _______________/____________/ _______________/____________/ ...
  2. Руководитель магистерской программы вм. 5543. 2014 «История» д и. н., проф. Федоров С. Е

    Реферат
    ... УНИВЕРСИТЕТ Руководитель магистерской программы ВМ.5543.2014 «История» д.и.н., проф. Федоров С.Е. ________________/________________ Председатель ГЭК, ... ______________/________________ Научный руководитель: д.и.н., профессор Ходяков М.В. _______________ ...

Другие похожие документы..