Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Вад, ул.Нагорная, д. 1б НЖГ 00114 ТЭ .05. 01 между с.Дубенское и Шадрино Вадского района Доломит 4 ОАО «Нижегородский порт» 03 00 г....полностью>>
'Документ'
11 классI. Нормы русского литературного языка1. Определите, падает ударение на основу слова или на окончание.А) сорить деньгами – постоянно думать о д...полностью>>
'Урок'
Данная книга является практическим пособием для учителей, помогающим разнообразить уроки литературы в современной общеобразовательной школе и сделать ...полностью>>
'Документ'
10 Драгунова Ксения 11 Дубелевич Анастасия 11 Дубелевич Анастасия 11 Дубелевич Анастасия 1 Дудинский Артём 1 Егиазаров Константин 1 Замулко Павел 13 Е...полностью>>

Главная > Программа

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Глава 2. Методика исследования обучающих мобильных программ и оценка перспективы их использования в современном образовательном процессе

2.1 Анализ дидактоцентричности в обучающих мобильных приложениях

Приступая к работе над данным параграфом, мы ставили перед собой задачу проанализировать представленные в хранилище Google Play мобильные обучающие приложения для изучения английского языка. Цель анализа заключалась в том, чтобы определить степень соответствия их функционала модели дидактоцентричности.

Учитывая огромное количество мобильных сервисов на просторах медиа магазина Google Play, нацеленных на обучение английскому языку широкого круга пользователей, мы решили при проведении анализа ограничить выборку приложений, ориентируясь на ряд исходных условий. Первым критерием была цена, т.е. нами отбирались приложения, доступные для установки бесплатно. Однако допустимо было содержание платных элементов, таких как встроенные покупки или оформление подписки. Во-вторых, многие приложения работают только с интернет-подключением, что может быть существенным ограничением для подростка. Поэтому мы подбирали такие программы, которые хотя бы частично адаптированы под оффлайн применение или имеют функцию «сохранить урок, чтобы позже работать автономно». Согласно ФГОС ООО [74] выпускник 9 класса должен достичь допорогового уровня иноязычной коммуникативной компетенции или по шкале CEFR – А2 (Waystage). Предполагается, что у него есть базовый уровень, который совершенствуется по мере работы с приложением. Мы также обращали внимание на оценку пользователей, поэтому приложения со средним баллом на сайте Google Play ниже, чем 4.4 к анализу не допускались.

После того как мы изучили представленный в Google Play ассортимент приложений с учетом вышеописанных условий, в выборке осталось 6 подходящих мобильных сервисов: Puzzle English, Lingualeo, Duolingo, busuu, Английский язык с Words (в Табл. 1 сокращенно Words), Memrise. Это самые популярные по количеству установок и по оценке пользователей Android-программы для мобильных устройств, что отображено в представленной ниже Таблице 1.

Перед представлением результатов, сделаем необходимые пояснения к выбранным критериям анализа (функциям). Основа целеполагания и принципа сознательности заключалась в наличии возможности самостоятельной постановки краткосрочной положительно сформулированной цели и дальнейшем ее пересмотре в процессе обучения или по его окончанию. Игровые задания, статистика достижений пользователя, отправка отзывов разработчикам и индекс многообразия заданий (наличие более 5 различных упражнений) являлись способами реализации принципа активности, направлены на поддержание внутреннего интереса и создание ситуации успеха. В этом пункте также рассматривался такой фактор как соответствие предъявляемых пользователю тренировок стадиям работы с лексическим материалом. Следующие показатели отвечали принципу наглядности: использование в приложении всех видов мультимедийности (аудио, видео, изображения) и англоязычный интерфейс. При отсутствии хотя бы одного из компонентов мультимедийности, в соответствующей графе мы обозначали это знаком «—». Контент заданий мобильной программы по английскому языку должен быть посильным для подростка. Слишком сложное или наоборот слишком легкое упражнение оказывает демотивирующий эффект. Поэтому функциональный арсенал приложения должен содержать возможность самостоятельного выбора сложности материала и предоставлять подсказки по выполнению заданий и по работе с интерфейсом. Вышеописанные требования воплощают принцип доступности. Дополнительными условиями выступали наличие словаря, возможность общения в чате на изучаемом языке и автосохранение достигнутого прогресса при выходе из задания в любой момент игры.

Таблица 1

Анализ дидактоцентричности приложений

Функция

Puzzle English

Lingualeo

Duolingo

busuu

Words

Memrise

1

Постановка целей

+

+

+

+

2

Пересмотр целей

+

+

+

3

Игровые задания

+

+

+

+

+

+

4

Статистика

+

+

+

+

+

+

5

Отзывы

+

+

+

+

+

6

Многообразие заданий

+

+

+

+

+

+

7

Мультимедиа

+

+

8

Англоязычный интерфейс

+

9

Выбор уровня сложности

+

+

+

+

10

Наличие подсказок

+

+

+

+

11

Словарь

+

+

+

+

12

Чат на английском

+

13

Автосохранение

+

+

+

Android

4,7

4,7

4,7

4,4

4,5

4,7

ИТОГО

9

9

7

9

7

8

Опираясь на результаты проведенного анализа, можем сделать вывод, что принцип активности оказался самым легко реализуемым в отобранных приложениях. Принцип наглядности менее всего представлен в нашей выборке, в связи с отсутствием видео материалов в большинстве приложений. Наиболее комплексно и полноценно принципы дидактоцентричности воплощены командой разработчиков Lingualeo, busuu и Puzzle English. Далее охарактеризуем каждое приложение подробнее, исходя из количества набранных баллов в порядке убывания.

В «джунглях» Lingualeo можно учить и тренировать с помощью 7 видов упражнений новые слова, добавленные в личный словарь, доступный в режиме offline, после прослушивания аудио- и видеоматериалов, в т. ч. лекции TED, и прочтения текстовых ресурсов. Несмотря на наличие игровых элементов и внешних источников вознаграждения (очки опыта, "фрикадельки"), остается всё же доля риска, что приложение быстро наскучит пользователю. Еще один отрицательный фактор: отсутствие цельности и полноты программы, т.е. некого логического алгоритма вместо изучения материалов вразброс. С другой стороны, такой подход рассматривается в русле индивидуализированного обучения и соотносится с возможностью свободного выбора пользователя, что формирует важнейшую мотивационную установку – субъектную позицию. Некоторые функции (аудирование) – платные и доступны только при активации «золотого статуса». Методическое несовершенство программы выражается в невозможности изучать такие особенные для английского языка ЛЕ как фразовые глаголы, конструкции "глагол + предлог", идиомы и т.д. Поддержание связи с друзьями осуществляется через функцию «пригласить в приложение через Facebook», однако очевидно, что разработчики преследовали не коммуникативную, а рекламную цель при реализации данной опции.

Исходя из названия, становится понятна концепция приложения Puzzle English: изучение английского языка посредством сбора пазлов. Под пазлом создатели понимают отрывок какого-либо видеоматериала, после просмотра которого, предлагается собрать из слов увиденные в ролике фразы. В обновленной версии авторы добавили аудиопазлы. В этом приложении предусмотрено 8 игровых заданий: собрать фразу (аудио- / видеопазл), вставить нужную ЛЕ в предложение (в разделе «грамматика»), тест на определение словарного запаса. В разделе «тренировка слов» представлены задания на подбор перевода к новой ЛЕ и наоборот, конструктор слов (собрать слово из букв), а также упражнение «знаю-не знаю» слово, дублирующее вышеупомянутый тест. Внутри заданий имеются подсказки: необходимое слово подсвечивается. В списке оригинальных функций этой программы – словарь с видеопримерами употребления ЛЕ и различными вариантами озвучки (британский, американский и австралийский акцент). Если пользователь не закончил «сбор пазлов», то прогресс будет наглядно отображаться в процентном отношении на иконке видеопазла или напротив грамматической темы. В личном кабинете представлена более подробная статистика в виде плана занятий «на сегодня / на неделю». Фактически это компонент целеполагания, но он не был нами засчитан, т.к. цели и темп изучения определяет программа, а не сам ученик. Это противоречит нашему пониманию концепции постановки целей для развития внутренних мотивов.

По результатам анализа была выявлена общая тенденция, свидетельствующая о том, что подавляющее большинство рассмотренных приложений акцентируют внимание исключительно на этапе ознакомления с ЛЕ. Общеизвестно, что многократное употребление слова в различных контекстах повышает вероятность его прочного закрепления в памяти. Как следствие, отсутствие упражнений на автоматизацию ЛЕ на разных уровнях приводит к снижению методической ценности мобильной разработки. Единственным мобильным сервисом, который полностью соотносится со стадиями формирования лексических навыков, является busuu. Данная программа предлагает 9 видов упражнений, в т.ч. выполнение задания на развитие навыков письменной речи (ответ на вопрос). Это высказывание далее будет проверено на наличие ошибок другими участниками – носителями изучаемого языка, которые кроме исправлений могут оставить полезные комментарии для обучающегося. Мы рассматриваем эту функцию, во-первых, как способ организации коммуникации, отсутствующий во всех остальных приложениях нашей выборки, а во-вторых, как этап тренировки употребления ЛЕ в монологической речи. Отметим также, что возможность использования англоязычного интерфейса делает эту утилиту уникальной в контексте реализации принципа наглядности. Вместо классических подсказок используются полезные советы об особенностях некоторых слов. В приложении никак не реализован принцип сознательности, а в мультимедийной части не хватает видеофайлов. Зато разработчики обеспечили пользователей функцией автосохранения, представленной также в программе Memrise, которой посвящен следующий абзац.

Философия создателей приложения Memrise заключается в том, что они метафорически сравнивают процесс изучения лексики с выращиванием цветочного сада. Повторяя новые ЛЕ в 6 предложенных игровых упражнениях, пользователь как будто «поливает посаженные семена» изучаемых слов, укрепляя их в своей памяти. В составе любой словарной карточки есть картинка-подсказка, т.н. «мем». Однако, далеко не всегда он корректно подобран и уместен. Других подсказок в приложении нет, как и словаря, что является существенным минусом для программы с лексической доминантой. Однако, эта одна из тех утилит, где полностью реализован принцип сознательности: игрок выбирает количество слов, которые он хочет освоить за день в каждом курсе (теме), и как только цель достигнута – появится диалоговое окно, оповещающее об этом. Результаты отобразятся в статистическом графике в верхней части экрана.

В 2014 г. Duolingo признано самым скачиваемым приложением в категории "образование" в магазине приложений и медиа Google Play. Кроме лексической работы, пользователь может потренировать навык восприятия на слух, правописание, грамматику, произношение. В общей сложности предлагается порядка 10 видов упражнений. За правильное выполнение заданий начисляются баллы, позволяющие перейти на следующий уровень, и специальная игровая валюта – линготы. Внутри приложения хорошо продуманы стратегии интерактивности: возможность сделать медленнее произношение, которая может расцениваться как элемент подсказки, или досрочно сдать тему. В случае последнего, пользователь может добавить к своему профилю в соцсети Linkedin информацию о достигнутом уровне. Как и в Lingualeo учащийся может пригласить в приложение друзей, причем не только через Facebook, но и по e-mail. С точки зрения требований методики слабо реализован этап ознакомления с новыми ЛЕ и отсутствует словарь. Не совсем удобно проматывать вверх/вниз длинный список тем, а отсутствие видеоматериалов и анимации придает приложению несколько статичный вид.

Лексический тренажер Английский язык с Words, состоящий из 26 тем (в т.ч. грамматические), каждая из которых разбита на отдельные уроки. Главное ограничение: в бесплатном доступе всего 5 из 330 уроков. Тем не менее, разработчики предусмотрели функцию добавления собственных уроков и слов (встроенный словарь объемом в 40 тыс. слов). Отсутствие видеоконтента, недостаточное использование анимации, и низкое качество озвучки (неприятный голос и ошибки в произношении) обусловили отсутствие положительной отметки в графе "мультимедиа". К сожалению, написать отзыв разработчикам в самом приложении не представляется возможным. Зато учтены все способы семантизации, дана транскрипция к словам, а также несколько примеров употребления в предложениях. После того как пользователь прошел этап ознакомления с новыми ЛЕ в разделах «карточки» и «тренировочные карточки», он может приступать к упражнениям из остальных 8 разделов. За каждое успешное занятие игрок получает очки, которые отображаются в разделе "достижения", что в нашем случае соответствует графе «статистика». Там же можно задать цель, т.е. определить количество слов, которые пользователь хотел бы изучать ежедневно. Статистика включает в себя отображение проведенного в игре времени по дням. Эта функция не представлена в других приложениях.

Таким образом, среди проанализированных нами мобильных обучающих приложений не выявлено ни одного сервиса, который в полной степени отвечал бы стандартам дидактоцентричности. При этом, наиболее близкими к этому можно считать приложения Lingualeo, busuu и Puzzle English. Особенностью, характерной для всех вышеописанных приложений, является взятый разработчиками курс на индивидуализацию обучения. Данный аспект нам кажется важным, т.к. во-первых, с учетом персонализированного подхода могут быть созданы условия для более эффективного обучения, а во-вторых, недостаточная реализация принципа не просто "от ученика", а "от конкретного ученика" является серьезным ограничением школьной практики. Несмотря на то, что уже сейчас мобильные приложения во многом являются "продуктом массового потребления", тенденция к индивидуализации в них сохраняется. В каждом отдельно взятом мобильном ресурсе она реализуется по-разному: авторы Английский язык с Words и busuu дают пользователям возможность добавлять свои слова и уроки, а создатели Duolingo предлагают перед началом использования данного приложения пройти входное тестирование для определения исходного уровня владения английским языком. Результаты этого тестирования учитываются в дальнейшем при подборе корпуса слов и тем для изучения. Разработчики Lingualeo, помимо добавления слов в личный словарь и входного тестирования уровня, предлагают также задать оптимальное ежедневное время, которое подросток готов тратить на занятия в приложении. Стратегия конструкторов Memrise заключается в подборе курсов в зависимости от интересов пользователя, а Puzzle English привлекает продуманной системой кастомизированных фильтров. Например, можно добавлять материалы в избранное или сортировать их, используя параметры «начатые / новые / по рейтингу / по алфавиту / по дате добавления».

2.2 Исследование подросткового отношения и готовности к применению мобильного обучения

Авторы многих современных научных материалов придерживаются позиции, что в настоящее время происходит формирование т.н. «Образования 3.0», для которого характерно все более широкое распространение мобильных устройств в обучении, и таким образом, “практически стопроцентное оснащение студентов такими устройствами” [21, с. 646]. Мы провели анкетирование подростков с целью выяснить, справедливо ли это утверждение для школьников. Наравне с материально-технической базой, одним из условий полноценной реализации мобильного подхода в обучении английскому языку является психологическая готовность ребят. Поэтому сначала следовало выяснить, обладают ли учащиеся достаточным количеством соответствующих мобильных устройств и воспринимают ли они свои гаджеты как средства обучения. Кроме того, вопросы анкеты были составлены так, чтобы определить отношение подростков не только к школьному предмету, но и к процессу изучения английского языка в целом.

Метод анкетирования, который мы использовали, предполагал следующую компиляцию форм: электронный вариант, который был разработан с помощью сервиса Google Drive Forms и рассылался респондентам через социальную сеть «В контакте»; и абсолютно идентичный ему бумажный вариант, который вручался при личном общении. Такой подход обоснован тем, что бумажные анкеты обеспечивают более достоверные и четкие данные (качество), т.к. при личном контакте есть возможность еще раз дать инструкции по заполнению анкеты и ответить на возникшие вопросы. В свою очередь, электронный вариант тоже обладает рядом преимуществ и дает исследователю возможность: 1) получить большой массив данных для последующего анализа (количество); 2) упростить этап подсчета и анализа ответов за счёт встроенной функции обработки статистических данных.

Итак, в период с 22.09. по 25.10.2015 нами было проведено анкетирование подростков в возрасте 14-17 лет, количеством 115 респондентов (59 мальчиков, 56 девочек). В поле исследования попали учащиеся общеобразовательных школ России, преимущественно из Санкт-Петербурга и Москвы, а также из 14 других областей, краев и республик РФ. Участники анкетирования отбирались рандомно – единственным значимым критерием был возраст.

Очевидно, что положительное личностное отношение к предмету и процессу его изучения кардинальным образом влияет на внутреннюю мотивацию. Согласно результатам опроса, 40% опрошенных очень нравится изучать английский язык. Еще 27,8% высказались положительно, выбрав вариант "да, в целом нравится". Любимым этот предмет является для трети ответивших. Мы видим, что процесс изучения английского языка, в т.ч. за пределами школы, нравится почти вдвое большему числу подростков, чем непосредственно школьный предмет, о котором речь идет во втором вопросе: 67,8% против 31,3%. На наш взгляд, этот показатель напрямую указывает на необходимость реформирования традиционной системы образования в школе. Ведь остается все же 1/5 часть от общего числа школьников, которая, как мы полагаем, могла бы поменять свое отношение, при условии перехода на более современные и личностно-ориентированные методы обучения.

Тем не менее, общая положительная динамика в отношении изучения английского языка (79,1%) дает основания говорить о предпосылках высоких результатов в этой области. Это подтверждается оценками, т.к. почти половина ребят (48,7%) — "хорошисты", т.е. те, у кого по английскому в основном четверки и пятерки, и еще 27% – "отличники". Можно было бы подумать, что такие высокие показатели – это все заслуги репетиторов, с которыми занимаются 24,3% детей, или языковых школ (курсов), чьими услугами пользуются 15,7% школьников. Однако 48,7% опрошенных не изучают английский дополнительно, а только в рамках школьной программы. Самообразованием при этом занимаются 20% ребят в свое свободное время.

Вернемся к вопросу об отношении школьников к английскому как к учебной дисциплине: чуть более 30% считают его любимым предметом, т.е. у таких ребят доминируют внутренние мотивы. Но принимая во внимание высокую успеваемость 75,7% подростков (хорошистов и отличников в совокупности), можно сделать вывод, что оставшийся процент учеников подвержен превалирующему влиянию внешних стимулов, в т.ч. оценочному (получение хороших оценок), позиционному (быть хорошим учеником) и т.д.

В общем и целом, получается, что для 68,7% участников опроса оказывается необязательным учить язык дополнительно, чтобы успевать в школе. Возможно, их мотивационная сфера "отталкивается" от чего-то большего, чем просто успешная сдача ОГЭ/ЕГЭ по английскому, к которой готовится всего 18,3% школьников, или получение сертификатов после сдачи престижных международных экзаменов (IELTS, TOEFL, Cambridge ESOL) — 7% учащихся. Хотя с другой стороны, многие ребята занимаются дополнительно «на повышение уровня», считая школьную программу слишком легкой и понятной, или заранее начиная подготовку к вышеупомянутым экзаменам.

Как бы то ни было, 53,9% опрошенных считают, что современный урок, проведенный с помощью ИКТ- и мобильных технологий, более интересный, и мотивирующий, в отличие от традиционного урока (учебник, доска, тетрадь), предпочтения которому отдали 46,1% респондентов. Но немаловажным остается тот факт, что процент традиционных уроков, проводимых учителями (87,1%), с огромным отрывом превышает процент современных уроков (18,3%). Это значит, что потребности молодого поколения в уроках с использованием модерных методов преподавания не удовлетворены в полной мере. В свою очередь многие учителя не знакомы с технологией МО, и в принципе сомневаются в эффективности мобильных приложений и возможности встроить их в школьный курс английского языка.

Что касается технической готовности учащихся, то результаты опроса показали, что 99,1% ребят имеют как минимум одно мобильное устройство. Большинство опрошенных имеют в своем распоряжении смартфоны (72,6%) и планшетные компьютеры (39,8%). Примерно одинаково распределились голоса за iPhone (30,1%) и iPad (25,7%). Ряд замыкают iPod (10,6%) и другие устройства (3,5%). Это объясняется, на наш взгляд, более демократичной ценовой политикой Android-устройств по сравнению с конкурентами из компании Apple. В свою очередь причиной, объясняющей снижение спроса на планшеты, выступает увеличение размеров экранов современных смартфонов, и как следствие, у пользователей отсутствует необходимость иметь дополнительное устройство. В связи с этим, абсолютно логично выглядит и рейтинг платформ: наиболее популярными оказались мобильные устройства с операционной системой (ОС) Android (51,3%). Пользователей iOS - устройств оказалось почти вдвое меньше 22,1%. Самая немногочисленная группа пользователи мобильных девайсов на платформе Windows (2,7%). Следует учитывать, что некоторые опрошенные имеют несколько устройств, которые функционируют на разных платформах (22,1%). Ориентируясь на полученные данные, можно сделать вывод, что наиболее рациональным решением будет разработка мобильного обучающего приложения для смартфонов под управлением ОС Android. (см. Глава 3)

Одной из важных тенденций современной практики мобильного обучения, на наш взгляд, является следующая: больше половины учащихся (58,3%) используют свои гаджеты для изучения английского языка, причем 39,1% обращаются именно к приложениям. Среди приложений чаще всего называли словари и переводчики (в т.ч. Google translate) - 20,8%, а также лексико-грамматические программы, такие как Duolingo, Lingualeo, Easy ten, bussi. Ими большинство ребят пользуются 2-4 раза в неделю (25,6%). Мы предполагаем, что это отчасти связано с количеством школьных уроков английского языка, которых обычно в расписании как раз 2-4 в неделю. Насчет идеи применения мобильных приложений непосредственно на уроке, больше трети участников опроса (35,7%) высказались "за". Около 21,7% школьников все еще сомневаются в такой возможности, но скорее бы одобрили ее. Использование подростками преимущественно лексико-грамматических программ, по нашему мнению, объясняется преобладанием на рынке соответствующих приложений, а также удобством их использования именно в мобильной форме. Обозначенные выше статистические данные дают нам право говорить о наличии достаточного числа подростков, технически и психологически готовых к внедрению МО в школьный процесс изучения английского языка.

Третий блок вопросов касался представлений ребят о дидактическом потенциале мобильных приложений в аспекте изучения английского языка. Портрет наиболее соответствующего подростковым ожиданиям мобильного обучающего приложения может быть описан так: это общее приложение (79,1%), направленное на совершенствование лексических навыков и расширение словарного запаса (62,8%). Преимуществом будет наличие грамматической субдоминанты (61,1%). Выбирая мобильное приложение в магазине мобильных продуктов, 67,3% респондентов ориентируются на такой критерий как простота и удобство в использовании. На втором месте по важности для пользователей оказался богатый функционал приложения, т. е. как можно больше полезных функций, реализованных в нем (52,2%). Как ни странно, в тройку лидеров вошел и социальный критерий - 23,9% пользователей перед скачиванием на свое мобильное устройство того или иного приложения сначала учтут положительные отзывы о нем других юзеров, успешно апробировавших эту мобильную программу. Почти половина опрошенных (49,1%) полагают, что мобильные приложения наиболее эффективно могут быть использованы для повторения (актуализации пройденного материала), иными словами для закрепления пройденной темы.

Еще одним диагностическим методом, который применялся в исследовании, был контент-анализ отзывов учеников после использования ими определенного мобильного приложения. Данные были получены во время педагогической практики и в ходе частной репетиторской деятельности автора в 2015 г. Перед началом практики нами была разработана учебная программа факультативного курса по английскому языку для подростков 14-15 лет, учеников 9 класса. Курс назывался "Цифровой английский", был рассчитан на 6 академических часов, и предполагал работу учащихся с мобильными приложениями по модели BYOD, т.е. ребята приносили свои собственные мобильные устройства для работы в рамках аудиторных занятий, и конечно использовали их вне школы, при самостоятельной работе с приложениями, о которых они узнали на уроке. Реализация данной учебной программы происходила в период с 25.09. по 13.11.2015 г. при содействии администрации школы № 700 Василеостровского района г. Санкт-Петербурга.

Данная методика была направлена, прежде всего, на ознакомление девятиклассников с систематизированным объемом мобильных приложений и далее получение от школьников обратной связи (письменных или интернет - отзывов об их работе с тем или иным мобильным ресурсом по их выбору). В последствии анализ полученных отзывов был учтен при оформлении идеи для модели разрабатываемого нами мобильного приложения, представленного в бизнес-плане. (см. Глава 3)

Говоря об исходных условиях педпрактики, автор не включил в список возможных рисков недостаточное количество участников, хотя на этапе анонсирования курса желающих было много, а также отсутствие достаточной скорости подключения к сети Интернет через Wi-Fi. При соблюдении вышеуказанных условий курс был бы более динамичным, а массив полученных комментариев — более обширным. Поэтому данная методика рассматривается как вспомогательная по отношению к остальным методам исследования, однако является важной для оценки мнения потенциального потребителя. Все отзывы представлены в виде рисунков. (см. Прил. 2)

Первые три отзыва (Рис. 1, Рис. 2, Рис. 3) принадлежат одному и тому же человеку. По ним можно судить о том, что, во-первых, ученица имеет хороший уровень иноязычной компетенции и не боится трудностей, т.к. выполнила большинство отзывов непосредственно на английском языке. Во-вторых, основным фактором в работе с приложением для нее является простота и удобство использования программы, что отражено во всех трех комментариях. Данный факт полностью соответствует ответу подростков из проведенного нами анкетирования. При выборе утилиты школьница смотрит сначала на иконку приложения, а также оценивает яркость дизайна. Оформление может оказаться демотивирующим, на что указывает другой отзыв, представленный на Рис. 4. Мы также отметили такую психологическую особенность подростков как отрицание “детского”, что следует учитывать проектировщикам и дизайнерам при разработке программы. Следующий отзыв посвящен работе с приложением Lingualeo, которое ученику весьма понравилось (Рис. 5). Отметим, что функция самооценки и самоконтроля, обозначенная в данном отзыве, коррелирует с дидактическим принципом активности в рамках системно - деятельностного подхода, и является крайне важной, когда мы говорим о мотивации, особенно в таком “нудном процессе” как постижение английской лексики. А вот вопрос про “бесконечные уведомления” остается открытым. С одной стороны, разработчики предусмотрели появление push - сообщений с целью увеличения продуктивности и потенциального времени, проведенного пользователями в приложении. Кроме того, мы считаем, что нужно рассматривать эти уведомления как реализацию принципа систематичности. Однако некоторые подростки могут посчитать такое вмешательство излишне навязчивым, ведь в этом возрасте ребята самоутверждаются и, следовательно, не реагируют на все, что навязано извне и противоречит их внутреннему волеизъявлению. Но и этот момент можно сгладить: достаточно зайти в раздел “Настройки” и отключить напоминания.

Итак, в данном параграфе мы пришли к выводу о необходимости реформирования методической системы преподавания английского языка в школе. Данное утверждение основано на выявленных нами отрицательных тенденциях. Во-первых, фундамент внутренней мотивации можно строить лишь на положительном отношении ученика к предмету и процессу обучения, на его интересе и вовлеченности. Мы констатировали, что у трети старших подростков такой фундамент отсутствует, и в пределах школы учащиеся ориентируются в основном на внешние стимулы и оценочные мотивы. Во-вторых, значимое противоречие в сегодняшней образовательной ситуации заключается в том, что традиционные методы обучения, предпочитаемые учителями, не в состоянии более удовлетворять запросам молодого поколения, которое нуждается в применении современных методов. Для разрешения этого противоречия предлагается внедрение МО как актуального компенсаторного метода. Выяснилось, что материально-технические условия учеников позволяют работать по модели BYOD. Кроме того, ребята психологически готовы рассматривать свои устройства как полноценные инструменты обучения и самоконтроля. Об этом свидетельствует зафиксированная нами тенденция использования школьниками лексико-грамматических программ для самообучения. По нашим наблюдениям в ходе педагогической практики, обучающие приложения, построенные по принципу дидактоцентричности способны вывести внутренние мотивы, связанные с изучением английского языка, на передний план в общей структуре мотивационной сферы подростка.

Таким образом, мы уточнили гипотезу о неготовности подростков к применению МО, и с точки зрения технических возможностей наше предположение оказалось ложным. В вопросе психологических предпосылок мы склонны придерживаться мнения, что уже сегодня имеются необходимые условия, достаточные для того, чтобы мобильный подход рассматривался школьниками как серьезный прогрессивный метод обучения. Позволим себе вынести в качестве прогноза предположение о том, что психологическая готовность подростков в отношении МО будет расти. Самым главным фактором, на который обращают внимание пользователи при выборе приложения, является его простота и удобство использования. Дизайн разрабатываемого мобильного сервиса должен отвечать психологическим особенностям подростков. В качестве исходных ориентиров мы определили, что модель нашего приложения, описанная в бизнес-плане, будет сконструирована под Android-смартфоны и направлена на решение проблем лексико-грамматического характера.

2.3 Исследование учительского отношения и готовности к внедрению мобильного обучения

Готовность преподавателей осуществлять обучение на основе мобильных технологий и соответствующий уровень ИКТ-компетентности учителей выступают необходимыми условиями успешной реализации МО. [40, с. 16] Поэтому в период с 21.09. по 16.11.2015 нами было проведено анкетирование педагогов, с целью выяснить их отношение и готовность к мобильному подходу в обучении английскому языку подростков. В опросе, содержащем 26 вопросов, приняли участие российские учителя средних и старших классов (8-11 класс) общеобразовательных и частных школ. В выборку также входили преподаватели языковых школ и частные репетиторы, количеством 20 человек.

Не претендуя на масштабность и категоричное обобщение полученных выводов, этот своеобразный исследовательский срез представляется вполне репрезентативным мнением педагогического сообщества. Он позволил посмотреть на ситуацию с МО изнутри и выяснить: на каком этапе внедрения мобильных приложений в процесс обучения сейчас находится российская школа (на примере предмета "Английский язык"), каким учителям нравится использовать приложения, как часто и для каких целей они ими пользуются, какие программы применяют учителя и советуют своим воспитанникам, какие риски и ограничения возникают на пути учителей-сторонников МО, каковы пути их преодоления. Кроме того, учителя определили перечень принципов и условий, которые следует учитывать разработчикам при проектировании обучающего мобильного сервиса.

Приступая к исследованию, мы ставили перед собой ряд вопросов, например: «Зависит ли желание и готовность учителя использовать мобильные программы в преподавательской деятельности от его возраста/ педагогического стажа/пола?» Предполагалось, что молодые учителя (опыт работы — до 10 лет, доля в нашей выборке – 60% от общего числа респондентов) склонны чаще использовать мобильные технологии в обучении. Результаты показали, что 45% опрошенных учителей используют мобильные приложения в обучающих целях. При этом, наше предположение подтвердилось: чаще всего приложениями пользуются учителя молодого возраста (30%). Среди учителей, педагогический стаж которых 10 лет и более, этот показатель оказался вдвое меньше. На наш взгляд, такая тенденция является вполне закономерной, не только с точки зрения лучшей «технической подкованности» молодого поколения, а скорее с позиции того, что они более открыты к экспериментальным методам преподавания. От пола учителя стремление использовать мобильные программы не зависит.

Ровно четверть ответивших учителей совершенно не знакомы с мобильными приложениями и поэтому не могут ничего порекомендовать своим ученикам. Абсолютно ожидаемым оказался ответ 30% респондентов по поводу удобства использования оффлайновых словарей на мобильных телефонах. В общем списке были названы преимущественно лексико - грамматические мобильные программы: Lingualeo, Duolingo, Get Ready for IELTS series, Learnist, the phrasal verbs machine (Cambridge), English idioms, 6 minute English (British council), Podcasts, Johnny grammar, Great videos, Elevate, TED, Words, Lingvo Live, Englishtown, BBC learning, Memrise, Mindsnacks, FluentU. Полученные данные совпадают с сегодняшней ситуацией на рынке приложений, где в категории «обучающие английскому языку» преобладают словари и лексико - грамматические сервисы.

Следующий вопрос, который нас интересовал: «Зависит ли использование приложений в обучении от места работы учителя?» Мы учли, что 35% учителей указали более одного места работы, что может привести к некоторой погрешности в результатах. Остальные исходные данные представляются таковыми: 35% опрошенных назвали своим основным местом работы общеобразовательную школу, 40% — языковую или частную школу, а 5% являются частными репетиторами. В ракурсе рассмотрения данного вопроса, мы предполагали, что программы языковых и частных школ и домашних тьюторов более гибкие и индивидуализированные, чем школьные, поэтому учителя вне массовой общеобразовательной школы имеют больший диапазон возможностей и свободы при выборе методов обучения. Кроме того, классно-урочная система выдвигает жесткие требования к временному лимиту, рассчитанному исключительно на освоение основной образовательной программы. Обозначенную гипотезу подтверждают полученные данные: процент школьных учителей, которые используют мобильный подход на своих уроках вдвое меньше, чем среди остальных категорий педагогов.

Опираясь на материалы исследования о применении геймифицированного подхода, в частности, использования цифровых игр в обучении, выполненного американскими аналитиками из независимой лаборатории исследования цифровых медиа в образовании Joan Ganz Cooney Center осенью 2013 г., мы разделили оставшиеся вопросы на 6 блоков: личное использование, преподавание, комфорт, барьеры, поддержка, ресурсы.

1. Личное использование. Перед тем как рекомендовать ученикам какие-то приложения, логично сначала самому с ними детально ознакомиться. Большинство опрошенных учителей (65%) так или иначе, сталкивались в своей жизни с мобильными программами, при этом 20% использовали их "между делом", чтобы убить время (в транспорте, в очереди и т. д.). Важно, что 10 % хоть и пробовали работать с мобильными приложениями, в итоге высказались об их неэффективности в учебном процессе.

2. Преподавание. Очевидно, что психологическая готовность и желание учителей использовать мобильные приложения в рамках школьной системы обучения определяет дальнейший сценарий выбора методических инструментов. Поэтому только носитель мобильной философии и практики обучения, т.е. педагог, который уверен в необходимости и эффективности мобильных обучающих программ, сможет полноценно реализовать такой подход. Среди опрошенных нами учителей таких оказалось 75%, что в целом позволяет говорить о положительной динамике учительского отношения к МО. Кроме того, 65% учителей верят в то, что использование мобильных приложений способно изменить в лучшую сторону процесс преподавания английского языка в школе. Около 25% респондентов считают, что за время использования мобильных приложений улучшилось взаимодействие между учениками, а еще 15% отметили увеличение концентрации внимания. Однако, 5% не согласны с предыдущим мнением, выбрав вариант "уменьшилась концентрация внимания". Возможно, это как-то связано с клиповым мышлением современной молодежи. Некоторые положительные изменения были заявлены самими учителями: результат обучения заметно повысился, повысилась бы мотивация (2), повышение интереса (3), появилась бы некоторая новизна. Но с другой стороны, опасения тоже были высказаны: учитель получил бы дополнительную нагрузку, взаимодействие и количество конфликтов в группе значительно не изменилось бы.

Что касается частотности "мобильных занятий", оптимальным решением можно считать от 2 до 4 раз в неделю. Этот вариант отметили 40% учителей. Напомним, что результаты анкетирования учеников показали, что большинство ребят используют обучающие приложения 2-4 раза в неделю. Мнения учащихся совпали с учительскими и в вопросе о целях и задачах, в которых приложения могли бы стать незаменимыми помощниками. Среди учителей бесспорным лидером стал вариант "для закрепления пройденного материала" (75%). Чуть менее половины учеников тоже поддержали этот вариант ответа (49,1%). Второе место (по 70%) разделили "повышение мотивации" и "ознакомление с дополнительным материалом".

Далее учителям была предложена возможность смоделировать ситуацию, ответив на вопрос: "Как бы вы организовали работу с приложениями на уроке?". Несмотря на то, что использование гаджетов больше рассчитано на самостоятельную работу, так или иначе, 55% опрошенных постарались бы превратить работу с мобильными приложениями в социальный процесс. На наш взгляд, это немаловажный фактор, т. к. подростковый возраст выдвигает на первое место общение (в первую очередь, со сверстниками) и социальное взаимодействие.

3. Комфорт. Проблема комфорта при использовании МО для 100% преподавателей не стоит. Кроме того, лишь 5% учителей против того, чтобы их ученики использовали во время урока словари и другие справочные материалы на мобильных устройствах.

4. Барьеры. Наиболее существенным барьером для полноценного внедрения МО на уроках английского языка в российской школе, по мнению 40% учителей, является недостаточная техническая оснащенность. На втором месте (30%) – высокая стоимость мобильных устройств и самих приложений. Замыкает тройку лидеров нехватка методических ресурсов (25%) и далее, консерватизм самих учителей – 20%. Нам представляется весьма необъективным мнение учителей о технической оснащенности, ведь как показало проведенное среди подростков анкетирование, 99,1% обладают минимум одним мобильным устройством, причем чаще всего это мобильный телефон, который они всегда носят с собой. Этот факт позволяет отбросить и вопрос о недоступной ценовой политике мобильных гаджетов. Опираясь на представленный в этой главе анализ мобильных ресурсов, можем утверждать, что достаточное количество приложений являются бесплатными. Поэтому мы считаем, что основными трудностями, которые препятствуют внедрению МО со стороны учителей, являются преграды, связанные с личным нежеланием переходить на новые педагогические методы, недостатком технических знаний и отсутствием методической помощи для освоения приемов работы с мобильными приложениями.

5. Получаемая поддержка. Еще одной положительной предпосылкой для внедрения МО оказалась высокая степень поддержки со стороны администрации учебного заведения. 70% учителей отметили, что такие методы скорее будут одобрены, и еще 10% уверены, что администрация точно одобрит мобильные приложения в процессе обучения английскому языку. Такой же процент ответивших учителей придерживается мнения, что руководители будут против мобильных программ. Однако этот критерий представляется не столь значительным, т.к. в ситуации неодобрения со стороны администрации 35% всё равно продолжили бы применять МО, при условии, что произошел бы рост мотивации и уровня знаний учеников. В конечном итоге, получаем 80% учителей, которые считают, что получат поддержку со стороны своего начальства. Мы предполагаем, что поддержка директоров образовательных учреждений способствует скорейшему продвижению инновационных технологий и является обязательным условием для комфортной работы педагогов.

6. Ресурсы для развития. Некоторые учителя занимаются самообразованием, однако мало кто из них принимает участие в специальных обучающих программах. Если они участвуют в курсах повышения квалификации, то речь там, как правило, идет об использовании интерактивных досок и других электронных инструментах. Тем не менее, 70% преподавателей хотели бы овладеть методикой работы с обучающими мобильными приложениями, еще 15% ответили "возможно". Лишь 10% выразили категорическое нежелание. Один из ответов (5%) звучал так: "При наличии действительно хорошего приложения я и сама разберусь с методикой". Последнее утверждение красноречиво доказывает тот факт, что не стоит недооценивать учителей. Однако методическая поддержка и выработанная стратегия использования того или иного приложения будет необходимым подспорьем в процессе внедрения МО.

Более половины участников опроса (60%) полагают, что современный урок (с использованием интерактивной доски, компьютеров и мобильных приложений) является более познавательным и мотивирующим, чем традиционный (с использованием лишь доски, мела и учебника). Парадоксально, но лишь 20% учителей проводят такие современные уроки. Половина педагогов от общего числа участников анкетирования видит смысл в профессиональном совмещении традиций с современными элементами, получая при этом комбинированный урок. Оставшиеся 30% учителей — приверженцы классических уроков. Феномен комбинированного урока вполне закономерное явление, которое позволяет нам утверждать, что учителя находятся в фазе «переходного периода» от традиционных к современным урокам. Им просто нужно дать время адаптироваться к мобильным девайсам, убедить в наличии дидактического потенциала мобильных программ, обеспечить методической помощью. И возможно тогда, в скором времени использование мобильных приложений будет полноценным методом обучения иностранному языку.

При разработке прототипа мобильного приложения (см. Глава 3) были использованы данные, полученные в ходе проведенного анкетирования. С помощью контент-анализа мы подсчитали количество упоминаний того или иного принципа, который следует учитывать разработчикам при конструировании мобильного приложения. Согласно полученным данным, педагоги считают самым важным реализацию принципов активности и доступности в структуре дидактоцентричного мобильного приложения. В рейтинге учительских высказываний на предмет неметодических принципов преобладали технические условия: кроссплатформенность (доступность на всех основных мобильных ОС), невысокие требования к мобильным устройствам (2), безопасность.

Почти две трети опрошенных (60%) считают, что отдельное приложение лучше общего с методической точки зрения. Самыми эффективными преподаватели назвали приложения, направленные на совершенствование лексики (90%), грамматики (65%). Первостепенными факторами при выборе мобильного приложения для обучения английскому, по мнению респондентов, являются простота и удобство в использовании (90%), высокая степень интерактивности / мультимедийности (65%), богатый функционал (55%).

По итогам анкетирования учителей можно констатировать, что МО реализуется в репетиторской практике молодыми педагогами вдвое чаще по сравнению с коллегами, преподающими в общеобразовательных школах. Это связано с некоторыми ограничениями классно-урочной системы. Общее учительское отношение к мобильным приложениям можно охарактеризовать как положительное, потому что, по словам преподавателей, все они будут комфортно себя чувствовать и получат поддержку руководства, применяя мобильную методику. Большинство респондентов выразили желание овладеть методами работы с мобильными программами, т.к. считают их подходящими инструментами на этапе повторения и закрепления материала, и в целом полагают, что МО способно значительно скорректировать педагогический процесс. Мобильное приложение также является средством, влияющим на внутренние мотивы подростка изучать английский язык. Тем не менее, в аспекте заявленной гипотезы, выяснилось, что недостаток методических ресурсов и технических знаний по работе с приложениями, а также консерватизм педагогов обуславливают неготовность перехода на мобильные методы обучения. Принципы активности и доступности являются основополагающими в структуре мобильного обучающего сервиса, по мнению опрошенных педагогов. Проектируя образовательный ресурс по английскому языку, учителя советуют делать его максимально простым, удобным, интерактивным и функциональным. При этом отмечено, что популярны будут приложения, направленные на решение лексико-грамматических трудностей, несмотря на преобладание таких программ в медиа магазинах. Проводя современные и комбинированные уроки несколько раз в неделю, сами учителя чаще всего используют именно этот тип приложений, наряду с привычными словарями в мобильных телефонах.

2.4 Экспертная оценка состояния и перспектив использования мобильного обучения в РФ

В данном параграфе перед нами стоит задача представить анализ экспертных суждений о проблемах в области МО. Для проведения качественного исследования мы выбрали метод полуструктурированного экспертного интервью. Преимущество данного метода заключается в эмоциональном аспекте: автор имел возможность наблюдать за реакцией и поведением экспертов при ответе на вопросы.

Перед тем как приступить к процедуре интервью, мы определили для себя ряд исследовательских вопросов, которые условно можно разделить на несколько ключевых групп. Мы поговорили с педагогами об актуальной роли и возможной сфере применения мобильных программ, о готовности и отношении субъектов образовательного процесса к переходу на МО, о барьерах на пути внедрения МО, о тенденциях и перспективах в области мобильной методики. В период с 28.09. по 10.11.2015 г. в г. Санкт-Петербурге мы провели серию экспертных интервью, опросив 10 респондентов. Расшифровки интервью представлены в Приложениях 4 – 13.

Отбор экспертов происходил с учетом таких факторов: высокий уровень профессиональной компетентности в сфере преподавания английского языка, заинтересованность в опросе и доступность эксперта для исследователя, возможность получить достоверную информацию от данной категории респондентов. Все опрошенные на момент проведения интервью были вовлечены в активную и непрерывную преподавательскую деятельность. Этот критерий нам кажется важным, т.к. свидетельствует о том, что эксперт ориентируется в современных технологиях и методах обучения, а также находится в контакте с нынешними подростками и знает их особенности и интересы. Некоторые участники интервью преподают английский более 15 лет, однако нас интересовал именно временной промежуток последних 5 лет, в связи с чрезвычайно быстрым обновлением мобильных технологий. Основные данные о выборке экспертов представлены ниже, в скобках приведены сведения о педагогическом стаже:

1. Надежда Ткаченко – заместитель директора по учебной части, учитель английского языка и методист языковой школы Studia Lingua с 2005 г. (20 лет)

2. Алена Чернышова – преподаватель языковой школы Studia Lingua с 2015 г.; частный репетитор, использующий МО в своей практике с 2014 г. (5 лет)

3. Дарья Владимировна Кудрявцева – преподаватель языковой школы Studia Lingua с 2010 г., частный репетитор. (7 лет)

4. Анна Степановна Решетникова – методист, завуч и преподаватель английского языка Академической гимназии №56. (20 лет)

5. Татьяна Михайловна Багдасарян – учитель английского языка Академической гимназии №56. (14 лет)

6. Мария Викторовна Илюшина – преподаватель английского языка и практикующий бизнес-тренер; частный репетитор, занимающийся дистанционным и мобильным обучением с 2012 г. В образовании с 1980-х гг.

7. Жанна Дмитриевна Кузнецова – учитель английского языка ГБОУ Школа №700 с углубленным изучением иностранных языков. (10 лет)

8. Надежда Андреевна Чекалева – преподаватель английского языка ГБОУ Школа №700 с 2012 г.; частный репетитор, использующий в своей практике мобильные приложения с 2010 г. (7 лет)

9. Кацман Богдан Александрович – частный репетитор, проект-менеджер компании по разработке мобильных приложений Mobox. (6 лет)

10. Якубман Галлит Иосифовна – преподаватель английского языка в частной школе «Эпишкола». (10 лет)

Сформированная таким способом выборка может показаться не вполне репрезентативной. Тем не менее, мы полагаем, что выводы, сделанные в результате использования этой техники исследования, могут быть крайне полезны и валидны, т.к. отражают детальный взгляд всех категорий преподавателей на актуальную ситуацию в сфере применения мобильной методики при обучении английскому языку.

Исследование было изначально задумано так, чтобы всем экспертам задавались одинаково сформулированные вопросы. Однако, по ходу беседы возникали уточняющие и наводящие вопросы, которые несколько меняли исходную структуру интервью. “Каркас” вопросника представлен в Приложении 3. Во второй части интервью эксперту предлагалось оценить и проанализировать одно (или несколько, если позволял лимит времени) из предложенных обучающих мобильных приложений, выявить его преимущества и недостатки, дидактический и мотивационный потенциал. Основной задачей было указать на такие элементы в структуре приложения, которые способны влиять на внутренние мотивы подростка.

Проведенное нами интервью позволило узнать об изменениях, которые происходят сегодня в методике преподавания английского языка, и о статусе мобильных приложений в рамках этой методики. Так, Н. Ткаченко рассказала о том, что в языковой школе Studia Lingua применяется коммуникативная методика, которая не предполагает использование мобильных программ. В общеобразовательных школах, по заявлению экспертов, к мобильным приложениям тоже не обращаются, а вот практика репетиторства имеет некоторые предпосылки к применению мобильных технологий. Частные преподаватели чаще работают с приложениями, по сравнению со своими коллегами, ввиду того, что они располагают большим уровнем свободы в вопросах выбора методов при проектировании образовательного маршрута ученика, а также в наименьшей степени зависимы от внешних ограничений, предъявляемых массовой школой. Однако и они не превращают МО в технологию, которую регулярно применяют: “Хотя я сама использовала приложения в репетиторстве довольно эпизодически, смотрела по потребностям ребят”, - говорит Н. Чекалева.

Мы также выяснили, что крупнейшие языковые школы г. Санкт-Петербурга (English First, Language Link) все-таки начинают постепенно предлагать своим клиентам обучение с помощью мобильных устройств. Хотя, на наш взгляд, пока это скорее похоже на удачный рекламный ход, чем на комплексный метод обучения. Н. Чекалева вспоминает: Буквально на днях заметила рекламу Alibra… на плакате рекламировалось современное обучение английскому и скачайте наше приложение…” Остальные эксперты затруднялись перечислить известных им педагогов или языковые курсы, где учащимся предложили бы изучение английского через мобильные сервисы. Из этого следует, что степень распространения МО на сегодняшний день граничит с нулевой. Нам представляется, что основная причина выявленной тенденции заключается в особенностях самого мобильного подхода, применение которого изначально наиболее эффективно в процессе индивидуального обучения, как вспомогательный мотивирующий метод. В связи с этим, эксперты выделили ряд педагогических задач, для которых, по их мнению, наилучшим образом подошли бы мобильные технологии. Большинство опрошенных сошлись во мнении, что наиболее целесообразно использовать гаджеты при закреплении лексико-грамматических тем, выполнении самостоятельной работы и в качестве самообучения.

В ходе интервью мы определили, что преобладает положительный учительский настрой по отношению к МО, даже среди тех экспертов, кто не использует в своей практике мобильные программы. Причем интересно, что те эксперты, кто давно и уверенно применяет мобильный подход в преподавании, склонны говорить, что коллеги в их окружении тоже открыты и готовы к “мобильным экспериментам”: “Из тех учителей, которых я знаю, никто не был бы против, абсолютно.” (Н. Чекалева). Ж. Кузнецова напротив придерживается позиции, что “исходить из того, что более комфортно для учителя - это тоже важно. Я спокойно к этому отношусь, но я знаю учителей, которые к этому [МО] категорически плохо относятся”. По словам Т. Багдасарян, очень многие учителя просто не хотят лишний раз как-то вот "напрягаться", делать усилие над собой, чтобы переходить, даже не только на гаджеты, а вообще на что-то, как-то заинтересовать ребят. О консерватизме учителей высказался и Б. Кацман, утверждая, что «часть учителей, в возрасте до 35, могли бы отнестись нормально или с энтузиазмом. Но другие из старшего поколения сразу начали бы как-то отворачиваться…» В общем, причины нежелания учителей осваивать новую методику могут быть самыми разными: профессиональное выгорание, недостаток технических и методических знаний по работе с приложениями, желание обучать привычными традиционными методами, неуверенность в эффективности МО.

Первоначально мы предполагали, что одним из основных ограничений для МО будет неодобрение со стороны администрации школ и родителей. Эксперты заверили нас, что конфликт с руководством возможен в случае недостаточного финансирования. Проблема значительно шире, чем просто обеспечение учащихся и учителей мобильными устройствами. Б. Кацман добавляет, что необходимо повышение ИКТ-квалификации учителей. Кроме того, возможна ситуация признания мобильных методик выходящими за рамки общепринятых, и как следствие, неприемлемыми в стенах школы. Последнее утверждение Т. Багдасарян комментирует так: “Тут скорее могла бы как-то не очень положительно отреагировать администрация, потому что неформат,… т.е. неформат как бы школы, неформат ОГЭ/ЕГЭ. Но я считаю, что если детям интересно, то какая разница формат или неформат.” Нам кажется, что обозначенные проблемные аспекты преодолеваются, во-первых, организацией МО по модели BYOD и заинтересованностью самого педагога в том, чтобы разобраться в представленных программах, а во-вторых, путем аргументированного доказательства эффективности мобильных приложений.

Еще одной стороной, чье мнение невозможно не учитывать в разговоре о мобильном подходе, являются родители. Ведь именно от них зависит важнейшее условие реализации МО – наличие у учащегося технической возможности, т.е. мобильного устройства. Все эксперты единогласно высказались о том, что не ожидают никакой негативной реакции со стороны родителей, кроме как в ситуации, когда на их плечи в принудительном порядке ляжет обязанность купить необходимый девайс. По словам А. Решетниковой, она как мама “была бы просто счастлива, если б мой ребенок в машине 40 минут решал бы какие-нибудь там тесты или еще что-то на ее мобильном телефоне, а не переписывался бы с друзьями Вконтакте.” Хотя, конечно, поначалу такой подход их может насторожить, в силу своей новизны и неординарности, потому что “они все еще то поколение, которое училось по традиционным методикам” (А. Чернышова). В остальном можно говорить о том, что родители “отнесутся с пониманием” (Д. Кудрявцева) и «не будут вмешиваться в этот процесс ни коим образом» (Н. Ткаченко).

Таким образом, мы можем утверждать, что основным препятствием, которое, по мнению экспертов, стоит на пути внедрения МО является недостаточная материально-техническая база. Проблема видится не столько в отсутствии у подростков устройств, сколько в том, что в классе все равно будут те, кому дорогие гаджеты недоступны. Второй аспект этого барьера может быть сформулирован как неоднородность устройств и мобильных программ, которые имеются в распоряжении подростков. Это условие является обязательным для реализации МО в рамках аудиторных занятий. Более того, большинство экспертов выразили свои опасения по поводу негативного влияния мобильного похода на здоровье своих учеников. Однако, мы в этом вопросе солидарны с М. Илюшиной, для которой “ограничения достаточно странные в отношении зрения, ведь мы прекрасно понимаем, что если они читают не это [книги на английском], они читают что-то другое с того же мобильного устройства.” Кроме того, по словам А. Решетниковой, у многих детей есть планшеты, ведь «это сейчас получается как любимый подарок на любой большой праздник». Нам особо запомнилось высказывание А. Чернышовой о роли учителя в процессе МО: “Но зачем тогда учитель, неясно какова его роль в таком случае, если уже все методично разработано”.

По описаниям экспертов, современные подростки – это любознательные, целеустремленные, но порой не вполне уверенные в себе люди. Они достаточно мотивированы, но лишь на то, в чем видят для себя практическую выгоду: будущая престижная работа или учеба заграницей, путешествия (Б. Кацман, Г. Якубман), компьютерные игры и заказ товаров в Интернете (Г. Якубман) или поиск информации в сети (Б. Кацман). В портрете современного подростка прорисовываются абсолютно закономерные черты, связанные с доминирующей ролью общения в структуре личностно значимой деятельности: “они уже в большей степени завязаны на том, чтобы пообщаться с кем-то, любовную записочку передать…” (Ж. Кузнецова). В связи с этим у педагогов порой могут возникать трудности с поддержанием дисциплины. Одно из объяснений предлагает Н. Чекалева, когда говорит, что все дело в занятости на уроке: «если они не заняты, то они не только в телефоны полезут, но и болтать просто элементарно друг с другом начнут, записочки передавать... Просто телефон это очень удобный способ себя развлечь». Еще одну закономерность, связанную с немотивированностью подростков, она объясняет банальной ленью: ученик знает, что к нему сегодня “придет репетитор и дома ему лично все то же самое еще раз объяснит и домашку с ним сделает, поэтому зачем он будет здесь [на уроке] слушать.”

Многие исследователи доказывают наличие у современных школьников клипового мышления [2; 68; 78] и преобладания аудиовизуального типа интеллекта. Именно поэтому им привычнее воспринимать образы в приложениях, насыщенных мультимедийными и интерактивными компонентами. Согласно мнению Д. Кудрявцевой, им [подросткам] все равно нужен постоянный “action”, и в этом смысле [приложения] — это неплохая альтернатива бумажным упражнениям. Более того, в мобильных программах, где не надо ничего исправлять и черкать ручкой, фактор ошибки представлен в смягченном варианте. Некоторые эксперты полагают, что мотивы, связанные с использованием приложений лежат в области новизны и необычности мобильной методики, которая способна пробудить стойкий интерес к приложению, особенно игровому, а значит, будет присутствовать доля здравого азарта и вовлечения (Н. Ткаченко, Ж. Кузнецова). Ребята перестают думать, что это изучение ради изучения, и тогда они увлечены игрой и получают удовольствие, а язык — это просто средство. В большинстве современных УМК всегда есть дополнительный интерактивный компонент в виде мобильного приложения. “И как только дети видят на обложке учебника такую надпись, - уверяет А. Чернышова, - они сразу бегут его скачивать”. И хотя некоторые педагоги отрицают положительное воздействие мобильных приложений на мотивационную сферу именно старших подростков, Ж. Кузнецова видит как минимум один путь мотивирования ученика на самом уроке: “записывать не в тетрадь новые слова, а сразу же в приложение”.

Что касается общих особенностей мотивации этого возраста, то наибольшие трудности испытывают восьмиклассники. Г. Якубман отмечает, что «начиная с 5 класса и до 8-9го, они перестают говорить вообще, и язык изучают только из-под палки или тогда, когда они понимают, что это нужно для зачета». Вслед за ней почти все эксперты, за исключением Д. Кудрявцевой и Н. Ткаченко, констатировали факт преобладания у части подростков старшего и среднего школьного звена мотивации, лежащей вне учебной деятельности, над внутренними мотивами к изучению иностранного языка. По мнению Н. Чекалевой, все равно школьная обстановка сводится к внешней мотивации всегда, все равно оценки мотивируют. Есть ли внутренняя мотивация? Это уже индивидуально: кому-то хватает внешней, а кого-то ничего не мотивирует. Смещение фокуса с внутренней на внешнюю мотивацию часто отрицательно влияет на качество подготовки. Когда подросток понимает, что его цель – лишь достичь того уровня, которого хватит, например, для успешной сдачи предстоящего экзамена, он будет прилагать минимум усилий. “Хочешь - не хочешь им приходится, они вынуждены быть мотивированными в отношении ЕГЭ, (странная такая конструкция получается), но внешняя мотивация, она существует (не сдам - не поступлю в ВУЗ),”- утверждает М. Илюшина. И хотя внешняя мотивация сама по себе не плоха, первоочередная задача учителя состоит в поддержании внутренних стимулов ученика в долгосрочной перспективе.

Беседуя с экспертами о ГИА, мы выявили следующую тенденцию: процент желающих сдавать английский язык после 9 класса выше, чем процент выпускников, выбравших ЕГЭ по этому предмету. Опираясь на мнение Г. Якубман, можем говорить о том, что ребята не выбирают английский, потому что экзамен им кажется очень тяжелым. Эксперт прогнозирует дальнейшее снижение популярности данного предмета в контексте ГИА. В качестве подготовки к экзаменам старшеклассникам предоставляется возможность посещать дополнительные занятия в формате консультаций (Школа №700) или практических уроков в “Школе тестовой культуры” (Гимназия №56). В идеале не предполагается, что школьники должны заниматься дополнительно, потому что школьная программа составлена так, что полностью отражает аттестационную. Но волна информационного шума и запугивания, общая атмосфера напряженности усиливает тревожность подростков перед экзаменами, стимулируя страх и развитие отрицательной мотивации. В такой ситуации использование дополнительных мобильных ресурсов могло бы минимизировать стресс и увеличить общее время подготовки. Фактор удобства также способствует прогрессу мотивации: “свое устройство, никаких бумажек, ручек, доступ в любое время”. (А. Чернышова) Действительно, школьники чувствуют себя в зоне психологического комфорта, работая со своим устройством, ведь при этом происходит важнейшее для подростка событие – утверждение чувства взрослости через право на свободу выбора и действия, когда никто не навязывает и не заставляет. Старшеклассник становится субъектом деятельности в образовательном процессе.

Особо ценными оказались экспертные рекомендации и советы, касаемо идей для разрабатываемого нами мобильного приложения (см. Глава 3). Что-то учителя предлагали сами, а что-то отмечали во время обсуждения конкретных приложений. Во-первых, приложение должно быть бесплатным, работать в оффлайн режиме, соответствовать уровню pre-intermediate, чтобы быть посильным для подростков. Правильно будет, если много небольших упражнений будут чередоваться друг с другом, при этом сложность заданий будет постепенно нарастать. Ведь «когда слишком легко или наоборот тяжело, то неинтересно» (А. Решетникова). Во-вторых, все педагоги уверены, что для поддержания мотивации обязательно должна присутствовать функция статистики и учета достижений. Отслеживание своего прогресса и ошибок в приложении формирует у школьников уверенность в своих силах и добавляет осознанности обучению, да и учителю это экономит время на проверки, если программа сама все посчитает. Ребятам нужно предоставить возможность поставить цель перед началом работы с приложением, чтобы прогресс был отчетливее виден. В случае ошибки, нужно не только указать на нее и предоставить правильный ответ, но и обеспечить поддержку игроку в виде специальных диалоговых окон. Например, в Elevate при ошибке высветится окно с надписью “хорошая попытка, но попробуй еще раз”. Программы лексической направленности должны непременно содержать словари, можно даже с автоматической отправкой недавно запрошенных пользователем слов, в качестве проверки и напоминания одновременно. Картинки в словарях должны иметь непосредственное отношение к словам, чтобы стимулировать зрительную память (Н. Ткаченко). Высказываясь о приложениях, формирующих навыки чтения, Н. Чекалева выделила несколько аспектов, которые следует учитывать разработчикам: правильное произношение, аудиоверсия текста, высококачественные картинки, которые можно использовать в заданиях на говорение (описание) и функция маркера, т.е. возможность выделять в тексте то, что тебе показалось важным. В качестве упражнений на развитие навыков письма она предлагает тренировку слов-связок (союзов), правописания, и задания на сопоставление частей письма (введение, заключение и т.д.). В ходе беседы Ж. Кузнецова отметила, что школьники испытывают значительные трудности с таким разделом как словообразование, поэтому целесообразным считает включить его в структуру приложения. Программа на развитие разговорной речи представляется Т. Багдасарян чем-то похожим на приложение Siri, вмонтированное в устройства под управлением операционной системы iOS.

Мы не задавали специального вопроса о тенденциях и перспективах МО, но в высказываниях экспертов их позиция отчетливо прослеживалась. Так или иначе, все респонденты уверены, что все большее число молодых людей будет отдавать предпочтение электронным форматам чтения. В контексте английского языка это означает неактуальность бумажных словарей и постепенный переход к мобильным текстам, которые наполнены интерактивом и дополнительными персонализированными функциями. Например, при нажатии на слово прочитать его перевод и добавить в личный словарь или изменить настройки интерфейса. Именно этот уникальный функционал является преимуществом мобильных книг и создает дополнительную мотивацию к их использованию. Своими наблюдениями делится М. Илюшина, характеризуя современную молодежь как «поколение, которое растет во многом в привычке работать с электронными устройствами. И дальше это только усиливаться будет…».

Если говорить о возможности продолжать обучение подростков английскому языку без использования мобильных технологий, то в основном эксперты придерживаются мнения, что в скором будущем без МО невозможно будет обходиться. Но приходится признавать, что на регулярной основе это применяться не будет, иначе может возникнуть риск “пресыщения технологиями” и демотивации, т.к. “через какое-то время это будет вызывать абсолютно те же эмоции как "достаньте учебники, откройте страницу..." (Ж. Кузнецова). Ребенку это интересно, пока это запрещается учителем. (Г. Якубман) Тем не менее, нужно вносить изменения в образовательные программы уже сейчас, комбинировать мобильные методы с традиционными. Например, проводить минимум раз в неделю урок с использованием гаджетов (Т. Багдасарян).

Подводя итоги, можем констатировать, что на сегодняшний день актуальная сфера применения мобильных приложений ограничена репетиторской практикой. В массовом образовательном процессе у мобильного подхода гораздо меньше перспектив, хотя эксперты предлагают некоторые варианты решения этой задачи и прогнозируют, что скоро МО будет обычной практикой наравне с другими методами. Например, можно использовать мобильные ресурсы при повторении и отработке лексики и грамматики, во время самообучения или в качестве самостостоятельной работы. Несмотря на то, что педагоги положительно и заинтересовано отнеслись к идее ознакомления с мобильной методикой, а также утверждали, что не встретят неодобрения со стороны родителей и администрации, в основном они все же дистанцировались и выражали сомнения и неуверенность по поводу эффективности мобильных программ. В первую очередь, такое недоверие связано с трудностями материально-технического характера. Во-вторых, процесс внедрения МО осложняется неготовностью педагогического сообщества, в связи с недостатком технических и методических знаний, что порождает консерватизм и страх учителей перед новыми методами. Эксперты утверждают, что у многих подростков внешние мотивы являются доминирующими в структуре общей учебной мотивации, что негативно сказывается на качестве подготовки и прочности знаний. Однако, использование обучающих дидактоцентричных приложений с набором специальных функций укрепляет внутренние мотивы, т.к. способствует формированию интереса и уверенности в собственных силах.

Глава 3. Бизнес-план проекта “Мобильное приложение Boppo

Меморандум о конфиденциальности

Данный бизнес-план представляется на рассмотрение на конфиденциальной основе исключительно для принятия решения по финансированию данного проекта и не может быть использован для копирования или каких-либо других целей, а также не должен передаваться третьим лицам. Знакомящиеся с бизнес-планом берут на себя ответственность за сохранность информации,  содержащейся в нем, и гарантируют возврат данной копии автору, если не заинтересованы в инвестировании и участии в реализации проекта.

Резюме проекта

Ежедневно количество мобильных приложений для изучения английского языка стремительно увеличивается. Однако в Google Play преобладают мобильные программы для детей в возрасте до 11 лет (изучение алфавита, простых слов вроде названий цветов и животных и т.д.). Методически качественных приложений, ориентированных на подростковую аудиторию практически нет. Поэтому компания "Boppo" (ИП Кочергина П.А.), представляющая мобильное Android - приложение с одноименным названием, создается с целью предложить пользователям уникальный мобильный продукт, который поможет в освоении английских слов и фраз, наиболее часто встречающихся в экзаменационных вариантах, а также снимет психологический барьер перед экзаменом, т.к. предусматривается функция статистики в работе с приложением. Кроме того, проект направлен на то, чтобы заинтересовать подростков изучением английского языка, привлечь тех пользователей, которые после работы с приложением выбрали бы английский язык в качестве экзамена. Реализация проекта позволит преодолеть сложившиеся противоречия между нехваткой времени на детальную проработку лексики и словообразования в рамках школьных уроков и важностью лексического компонента в изучении английского языка в целом, и в подготовке к сдаче экзаменов в российской школе.

Инициатор проекта полагает, что описанное в данном бизнес-плане мобильное приложение будет успешным и прибыльным, т.к. во-первых, рынок мобильных приложений является инвестиционно привлекательным, динамично развивается и имеет высокий спрос среди молодежи (основной сегмент пользователей мобильных устройств), а во-вторых, наблюдается все большая потребность в знании английского языка как языка межнационального общения. Владение английским языком может значительно повлиять на дальнейшие карьерные и личные перспективы молодых людей.

Целевая аудитория – старшие подростки 14–17 лет, учащиеся общеобразовательных учреждений (школ, колледжей), которые заинтересованы в совершенствовании уровня английского языка и готовы использовать мобильное приложение для самостоятельной работы и подготовки к экзаменам ОГЭ/ ЕГЭ. На момент начала работы с приложением пользователь должен владеть английским языком на уровне Pre-Intermediate (в соответствии со шкалой уровней Совета Европы CEFR).

Миссия: помочь подросткам преодолеть трудности в освоении лексики английского языка в игровой форме, с помощью современного, актуального и, главное доступного им инструмента – мобильного приложения.

Слоган: Keep calm and learn English with Boppo!

Планируемые результаты (стратегическое видение):

Первый этап: разработать обучающее мобильное приложение и сделать его доступным для целевой аудитории пользователей в магазине мобильных продуктов Google Play.

Второй этап: развивать, продвигать и рекламировать приложение для увеличения числа пользователей и потенциальных клиентов; сформировать благоприятный имидж инновационного проекта; достичь показателей эффективности и точки безубыточности за 6 месяцев при пессимистическом / минимальном плане продаж и за 2 месяца при оптимистическом сценарии.

Будущие направления развития:

  • расширение и обновление функционала созданного приложения "Boppo";

  • создание iOS - версии приложения "Boppo";

  • создание линейки мобильных продуктов и ее продвижение;

  • расширение компании за счет найма постоянного штата сотрудников;

  • увеличение прибыли посредством трансформации части функций в платные.

Описание отрасли и рынка

Исходя из резюме проекта, представленного пунктом выше, мы определяем границы отрасли так: образовательные технологии и развлечения; рынок МО. Однако, нас интересует исключительно сегмент рынка обучающих мобильных приложений для изучения английского языка. ОКВЭД: 80.42. Образование для взрослых и прочие виды образования, не включенные в другие группировки.

Рынок мобильных приложений характеризуется высокими темпами роста и растущим потребительским спросом. Однако, он отличается от всех других рынков непредсказуемостью. Анализ данного рынка осложняется рядом обстоятельств: отсутствие единого понятийного аппарата, большая часть статистических данных относится к рынку IT в целом, без выделения данных конкретно по рынку приложений и по категориям и направлениям приложений (например, обучающие или отдельно для изучения английского языка) и др.

По данным аналитической компании Docebo мировой рынок МО достигнет $12,2 млрд. к 2017 году. Несмотря на то, что рынок мобильных приложений зародился в РФ в 2009 г. (на год позже, чем в развитых странах), по прогнозам специалистов из J'son & Partners Consulting к 2016 г. он достигнет $1,3 млрд. На развитие рынка большое влияние оказывает ускоряющийся темп жизни, распространение мобильных устройств, а также подход BYOD. И хотя всего 1% школ в РФ активно используют мобильные устройства в обучении (по данным проекта Дневник.ру "Смотри и учись"), это компенсируется самостоятельной работой подростков.

По состоянию на 16 июля 2015 г. магазин приложений для устройств на Android вмещает в себя 1 609 064 приложений. Правда стоит отметить, что 13% из этих приложений можно отнести к низкопробным, которыми владельцы устройств практически никогда не пользуются. Тем не менее, в сравнении с другими магазинами (iOS App Store и Amazon Appstore), Google Play лидирует по количеству представленных в ассортименте единиц приложений. (см. Рис. 6)

Описание: http://filearchive.cnews.ru/img/cnews/2015/01/15/active_apps_2.jpg

Рис. 6. Суммарное количество приложений в магазинах по итогам 2014 г.

Категория "образовательные" или "обучающие" мобильные приложения в сфере английского языка довольно многочисленная (более 2000 наименований при вводе в поисковой строке магазина приложений App Store слова "English"), поэтому нами были выбраны для детального конкурентного анализа 5 наиболее подходящих мобильных сервиса: Английский с Words, Duolingo, Easy ten, Busuu и LinguaLeo. (см. Табл. 2) Названные приложения доступны пользователям устройств компании Apple, но мы будем рассматривать версии для Android.

Таблица 2

Основные игроки в сегменте образовательных приложений

Название

Аспект языка

Кол-во загрузок

Оценка

Android

Цена, модель монетизации

Интернет

1

Lingualeo

лексика, грамматика

5 млн.

4,7

Подписка

12 мес. = 23,94 €

(1 997 руб.)

частично offline

2

Duolingo

грамматика, лексика

50 млн.

4,6

Бесплатно

полностью online

3

Изучай английский с busuu

лексика, грамматика

100 тыс.

4,3

Подписка

12 мес. = 64,99 $

(4 972 руб.)

полностью

online

4

Easy ten

лексика

50 тыс.

3,9

Подписка

12 мес. = 19,99 $

(1 527 руб.)

полностью offline

5

Английский язык с Words

лексика

100 тыс.

4,6

Покупка полной версии

14,99 € (1 251 руб.)

полностью

offline

6

BOPPO

лексика, грамматика

805 000

4,5

Freemium (встроенные покупки)

450 руб.

частично offline

Проведенный конкурентный анализ позволил сформировать представление о минимальной оценке качества приложения и выявить конкурентные преимущества, которые отражены в Таблице 3. Критериями анализа выбранных приложений будут являться, во-первых, полнота реализуемых в приложении функциональных возможностей, во-вторых, графическая яркость и привлекательность дизайна наряду с удобством пользования (юзабилити). Кроме того, мы оценили такие характеристики как степень мультимедийности (сочетание текста, статичных изображений, звука, видео) и интерактивности (возможность активного взаимодействия пользователя с приложением). Последним, но немаловажным фактором является цена. Что касается шкалы оценивания, наиболее приемлемой и удобной нам показалась пятибалльная. Тем более ее используют сами юзеры для написания отзывов и оценивания мобильных продуктов в соответствующих онлайн - магазинах приложений. (см. Табл. 3) [46, с. 74]

Таблица 3

Конкурентный анализ по конкурентным преимуществам

КРИТЕРИЙ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ФУНКЦИОНАЛ

ДИЗАЙН

ЮЗАБИЛИТИ

МУЛЬТИМЕДИЙНОСТЬ

ИНТЕРАКТИВНОСТЬ

МЕТОД. КОМПОНЕНТ

ИГРОВОЙ КОМПОНЕНТ

ЦЕНА

ОБЩИЙ СРЕДНИЙ БАЛЛ

Английский с Words

4

3

4

3

4

5

4

4

3,8

Busuu

4

4

4

4

4

4

3

3

3,75

Duolingo

5

5

4

4

5

4

5

5

4,6

Easy ten

3

5

4

3

4

3

4

4

3,75

LinguaLeo

4

5

5

5

5

4

5

4

4,6

Boppo

5

5

5

5

4

5

5

5

4,8

Стратегия компании в области ценообразования должна учитывать два основополагающих фактора, способствующих закреплению на рынке: наиболее выгодная модель монетизации (встроенные покупки) и предложение продукта более высокого качества с точки зрения методики обучения английскому языку (по сравнению с конкурентами). Таким образом, в отношении конкурентов компания собирается придерживаться стратегии дифференциации, т.е. побеждать за счет более высокого уровня предоставляемых услуг. Для более детального рассмотрения конкурентных преимуществ проекта ниже представлена матрица SWOT-анализа. (см. Табл. 4) Предполагается, что пункты, обозначенные в верхней категории S (+), рассматриваются как конкурентные преимущества.

Таблица 4

SWOT - анализ проекта

S (+)

W (-)

  1. оригинальный функционал

  2. продуманный дизайн

  3. удобство использования (дружественность интерфейса)

  4. высокая степень мультимедийности

  5. высокий методический уровень

  6. игровая механика

  7. доступная цена

  8. удобный способ оплаты встроенных покупок (банковская карта Visa, Mastercard/ прямой биллинг оператора мобильной связи Мегафон/Билайн)

  9. лингвострановедческий аспект

  1. жесткая конкуренция при низком качестве (в Google Play)

  2. высокая стоимость разработки мобильного приложения

  3. неверно выбранная (и как следствие убыточная) модель монетизации freemium

O (?)

  1. чёткий тренд возрастания потребительского интереса к мобильным приложениям (особенно среди подростков)

  2. рост рынка, перспектива выхода за пределы рынка РФ

  3. рост продаж смартфонов под управлением ОС Android

T (~)

  1. незаинтересованность пользователей

  2. рост доллара (увеличение стоимости разработки приложения и необходимость повышения цены на продажу мини-игр)

Таким образом, представленный конкурентный и SWOT-анализ проекта демонстрируют явный положительный прогноз и свидетельствуют о будущей инвестиционной привлекательности и успешности мобильного приложения "Boppo".

Характеристика фирмы

Для реализации проекта на начальном этапе нет необходимости создавать отдельную фирму, т.к. акцент делается на производстве продукта и его продвижении. Создание мобильного приложение можно заказать либо у разработчика - фрилансера, либо у специализированной компании. В случае сотрудничества с фрилансером есть ряд ограничений, т.к. зачастую такие разработчики работают лишь по договоренности, без каких-либо письменных документов. Поэтому предпочтительнее заключить договор с компанией. В нашем случае основная часть работ (разработка мобильного приложения и его публикация в Google Play) будет выполняться интернет - компанией по производству мобильных продуктов MOBOX (подрядчик).  

Основанная в 2012 году компания MOBOX специализируется на предоставлении услуг по разработке мобильных приложений и сайтов, а также занимается продвижением созданных проектов, мобильным маркетингом и аналитикой. Ввиду того, что большинство заказчиков компании - из других стран, то все возникающие организационные и финансовые вопросы по проекту обсуждаются через интернет.

Для выполнения технической части (программирование, тестирование) и работы над дизайном мобильного приложения "Boppo" будет заключен договор с гендиректором компании MOBOX - Котовским Вадимом Петровичем сроком на 7 месяцев (с 1.12.2015 по 30.06.2016). Непосредственной реализацией проекта будет заниматься проект-менеджер компании - Кацман Богдан Александрович. Причем создание прототипа и написание технического задания (ТЗ) выполнит Кацман Б.А. на условиях френдмаркетинга. Оплата услуг подрядчика составит 635 400 руб.

В дальнейшем при возникновении технических сбоев или неисправностей в работе приложения, а также при необходимости получения дополнительных услуг по настройке приложения предполагается обращаться к специалистам компании MOBOX.

Производственный план

Проект направлен на предоставление услуги образовательно - развлекательного характера, продуктом является мобильное приложение “Boppo”. Разработка мобильного приложения будет состоять из следующих этапов (см. Табл. 5):

Таблица 5

Этапы разработки мобильного приложения

Описание этапа

Ответственные

Стоимость

1

Экспертиза рынка и определение функционала мобильного приложения.

Разработка логики и интерактивного прототипа приложения. (см. Прил. 14)

интернет – маркетолог

арт - директор

проект - менеджер

френдмаркет.

2

Разработка дизайна приложения, на основании утвержденной концепции.

Разработка технического задания для осуществления программирования приложения.

арт – директор

дизайнер

проект - менеджер

105 900 руб.

3

Разработка технического задания на программирование приложения на базе утвержденных прототипа и дизайна.

тех – директор

проект - менеджер

френдмаркет.

4

Программирование и тестирование приложения.

тех – директор

программист - разработчик Android

тестировщик

проект - менеджер

529 500 руб.

Общее описание:

Мобильное приложение “Boppo” представляет собой лексико -грамматический тренажер, реализованный в интерактивной игровой форме с учетом ключевых принципов методики преподавания английского языка и психологических особенностей подростков. Приложение доступно для мобильных устройств (смартфонов) под управлением ОС Android 4.3 и выше. Пользователь имеет возможность доступа к части функционала в offline режиме, а весь прогресс сохраняется автоматически.

Концепция и методика:

По задумке автора пользователь отправляется в путешествие по портовым городам Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии на пиратском корабле. Каждый порт  это уровень, пройдя который игрок выучит 100 новых слов и словоформ и заработает определенное количество кусочков сыра (игровая валюта приложения). Сопровождает его крыса Боппо - питомец и лучший друг капитана. Как и любая крыса, он очень любит сыр, поэтому пользователь может подкупить Боппо, и тогда он украдет из капитанского сундука выбранную мини - игру. Когда все 4 игры будут открыты, а весь сыр потрачен, то Боппо скажет, что он стал слишком толстый и больше не сможет пролезть в сундук за игрой. Поэтому пользователю предлагается в дальнейшем покупать игры у самого капитана, перечислив нужную сумму денег (встроенные покупки в приложении).

Функционал:

Режим "Основной экран": Экран главного меню представляет собой интерактивную карту Соединенного королевства, с отмеченными на ней 12 портами - уровнями, которые пользователю предстоит пройти, чтобы выучить 1200 новых слов. Изучая новые слова, пользователь получает специальные бонусы - кусочки сыра, которые позже можно будет обменять на мини-игры (в специальном одноименном разделе приложения). Количество заработанного «сыра» отображается в верхнем углу экрана. В главном меню расположены такие функциональные элементы: Слова дня, Настройки, Словарь, Мини - игры, Статистика. Последующая нумерация рисунков указана, исходя из их расположения в прототипе. (см. Прил. 14)

Режим "Настройки": Пользователь может включить/выключить напоминания, задать время их появления на экране своего устройства. В качестве напоминаний предлагаются недавно запрошенные в словаре ЛЕ. Здесь же панель для получения обратной связи: можно написать разработчику, поставить свою оценку и оставить отзыв о приложении, который впоследствии появится на сайте Google Play. Кроме того, пользователь может отключить режим "Слова дня", выбрать англоязычный интерфейс или пригласить друзей в приложение через соцсети. (Рис. 28)

Режим "Слова дня": Это интересные интернет - аббревиатуры, сленговые выражения и др. Слово появляется всплывающим сообщением каждый раз перед началом работы с приложением (поверх "Основного экрана"). В дальнейшем слова видны списком (как в словаре), рассчитаны на год работы с приложением, поэтому их ровно 365. (Рис. 4)

Режим "Словарь": Добавленные при прохождении уровней слова, которые видны списком. При нажатии на какое-либо слово появляется его словарная карточка: картинка, слово, транскрипция с озвучкой, перевод, пример предложения и его перевод. Следующий пункт – изученные коллокации с этим словом и перевод к ним, и последнее – доступные медиа материалы (аудио/видеофрагменты), в которых употребляется данное слово. (Рис. 30) Добавить слово в словарь можно, нажав на "звездочку", изображенную вверху каждой словарной карточки. Кроме того, в словаре легко искать и удалять слова, потому что применяется алфавитный и хронологический принципы организации словаря. (Рис. 29)

Режим "Мини-игры": Дополнительные игровые опции, доступные пользователю. Собрав нужное количество кусочков сыра в процессе прохождения уровней, игрок может обменять его любую из 4 представленных ниже мини-игр (Рис. 31):

  • Word search: найти все зашифрованные слова в сетке из букв за 5 минут. Искать можно по горизонтали, вертикали и диагонали. (Рис. 32)

  • Letter search: усложненная версия предыдущего задания. Тут можно составлять слова, соединяя соседние буквы в любом направлении. (Рис. 33)

  • Spelling: выбрать и отметить все слова, которые по мнению пользователя неправильно написаны. (Рис. 34)

  • Crossword: решить кроссворд. Для удобства пользователя созданы специальные кнопки - переключатели (горизонталь / вертикаль). (Рис. 35)

Остальные 4 мини - игры доступны в качестве встроенных покупок. Стоимость игр Tetris, Hangman, Wuzzles составляет 100 руб., а последняя игра – Phrasals, предлагается за 150 руб. Представим краткое описание каждой из перечисленных игр:

  • Tetris: из «падающих» букв составить как можно больше слов за 5 минут. Количество слов отображено вверху экрана. (Рис. 36)

  • Hangman: отгадать зашифрованное в приложении слово, открывая поочередно буквы. Отгадывая слово, игрок спасает нарисованного человечка от гибели на виселице. (Рис. 37)

  • Wuzzles: по заданному слову нужно воспроизвести изученную коллокацию, собрав ее из букв. (Рис. 38)

  • Phrasals: к сожалению, в школьном курсе по причине нехватки времени, изучению фразовых глаголов не уделяется должного внимания, а ведь это значительный пласт лексики, который делает речь "живой" и современной. (Рис. 39) Пользователь включает GIF-изображение, которое демонстрирует какую-то ситуацию, описывающую или подходящую к данному фразовому глаголу. Гиф - изображение можно в дальнейшем поставить на паузу, чтобы оно не отвлекало. Ниже дается сам глагол с транскрипцией и переводом, а также пример употребления этого глагола в предложении. При нажатии на предложение можно увидеть его перевод. После презентации пользователь может сыграть в игру и проверить себя: нужно помочь Боппо достать заветный кусок сыра. Каждый раз, когда игрок выбирает правильный вариант ответа, то в лестнице добавляется еще одна ступенька, которая приближает крысу к сыру. И соответственно, если пользователь ошибся, ступенька пропадает. (Рис. 41) Все изученные фразовые глаголы можно будет посмотреть в специальном разделе "Words you know", который по функционалу дублирует «Словарь». (Рис. 40)

Режим "Статистика": Пользователь видит количество пройденных уровней и выученных слов. Причем представленный график достижений по дням и неделям делает эту опцию более наглядной. (Рис. 42)

Алгоритм работы с приложением

При первом запуске после установки приложения появляется экран загрузки. (Рис. 1) После этого пользователю предлагается познакомиться с Боппо и капитаном и пройти авторизацию. (Рис. 2) Этот экран - приветствие активен лишь при первоначальном открытии приложения. Изучив словарную карточку «слово дня» (Рис. 4), игрок может начать работу с основным функционалом приложения. Для этого на основном экране (на карте) следует выбрать порт №1 Лондон и определить цель обучения, т.е. желаемое количества слов для изучения, а также уровень сложности представляемого лексического материала. (Рис. 3) Нажав кнопку продолжения, пользователь увидит экран загрузки уровня, который будет соответствовать названию города-порта. (Рис. 5) В самом уровне подростка ожидает презентация слов блоками по 5 шт., итого – по 100 ЛЕ на каждом уровне. Словарная карточка презентуемой ЛЕ выглядит так, как показано на Рис. 6. Когда карточки изучены, пользователь переходит к закреплению правописания слов. В зависимости от слова, предлагается одно из 4 упражнений на правописание:

  1. Конструктор слов: собрать слово из букв. (Рис. 7)

  2. Слоги: собрать слово из заданных слогов. (Рис. 8)

  3. Спринт: выбрать правильное написание слова из 4 вариантов. (Рис. 9)

  4. Змейка: соединить буквы последовательно, чтобы получилось заданное слово, соответствующее картинке на экране. (Рис. 10)

На этом этап семантизации ЛЕ заканчивается. Пользователь переходит к этапу "проверка понимания значения ЛЕ". Ему будут предложены в произвольном порядке по 7 упражнений к каждому слову, причем последней всегда будет «Мемория»:

  1. Слово - картинка: подобрать подходящую к заданному слову картинку, выбрав из 4 предложенных вариантов. (Рис. 11)

  2. Картинка - слово: нажать на одно из 4 слов, соответствующее заданной картинке. (Рис. 12)

  3. Слово - перевод: нажать на правильный перевод для заданного слова, выбрав из 4 вариантов. (Рис. 13)

  4. Аудирование: послушать произношение слова и нажать на подходящую картинку. (Рис. 14)

  5. Верно / неверно: определить верно ли подобрано слово к картинке. (Рис. 15)

  6. Аудиоперевод: прослушать слово и нажать на подходящий перевод, выбрав из 4 вариантов. (Рис. 16)

  7. Мемория: собрать пару (слово + перевод), нажимая на карточки, которые переворачиваются. (Рис. 17)

После того, как все 5 ЛЕ пройдут этап презентации, обучающийся переходит к этапу автоматизации. На этой стадии пользователь видит слово и все возможные словоформы, образованные от него. (Рис. 18) После этого он еще раз закрепляет увиденное в специальном задании "Словообразование". (Рис. 19) Далее пользователь выполняет такие тренировки для каждой из 5 ЛЕ:

  • Коллокации: соединить слова из левой колонки со словами из правой так, чтобы получилось 4 пары устойчивых словосочетаний. После успешного выполнения этого задания пользователь видит на экране список коллокаций с переводом. (Рис. 20)

  • Конструктор предложений: поочередно нажимая на слова – блоки, нужно собрать предложение, в котором употребляются выученные ранее коллокации. (Рис. 21)

  • Перевод: перевести предложение с английского на русский язык. Изучаемое слово будет выделено зеленым цветом. При нажатии на него в качестве подсказки появится перевод. (Рис. 22)

  • Выбор слова: в заданное предложение вместо пропуска нужно подставить правильное слово, выбрав из 4 предложенных вариантов. (Рис. 23)

После того как пользователь освоил ЛЕ на уровне словоформ и предложений, ему предлагается изучить слова в контексте и научиться употреблять их в монологической и диалогической речи.

  • Монолог-видео: посмотреть видеофрагмент, в котором употребляются изучаемые 5 ЛЕ, распознать их на слух и отметить эти слова. В качестве подсказки (знак вопрос вверху экрана) предлагается посмотреть отрывок с английскими субтитрами. (Рис. 24)

  • Монолог-аудио: пользователь слушает отрывок песни и вместо пропусков вставляет услышанные слова. (Рис. 25)

  • Диалог: пользователь слушает диалог и вместо пропусков вставляет услышанные слова. Если возникли затруднения, можно воспользоваться опцией "Перевод". Для этого нужно просто нажать кнопку с изображением российского флага. (Рис. 26)

После того как этап автоматизации для первых 5 ЛЕ будет закончен, пользователь переходит к изучению следующих 5 ЛЕ в этом уровне, которые проходят такой же цикл тренировок. Когда игрок достигнет цели, поставленной на день, он увидит специальное диалоговое окно. (Рис. 27) По окончанию всего уровня пользователь увидит статистику результатов.

Организационная структура предприятия

Фирма "Boppo" (ИП Кочергина П.А.), реализующее мобильное приложение с одноименным названием, является единоличным предприятием без образования юридического лица, и зарегистрировано в г. Санкт - Петербург, по адресу: ул. Кораблестроителей 20, корп. 3. В течение периода планирования предполагается упрощенная система налогообложения (УСН 6% от дохода) и открытие р/с для получения средств от продажи встроенных покупок приложения (мини - игр). Владелец фирмы Кочергина П.А., одновременно является её директором, получает весь доход и берет на себя ответственность за все возможные риски, связанные с предприятием. Остальной требующийся персонал будет наниматься владельцем.

В таблице 6 сведены сотрудники необходимые для нормального функционирования фирмы и примерная заработная плата для каждого сотрудника.

Таблица 6

Организационная структура предприятия

Должность

ФИО

Статус

Дата

З/п

1

ИП (директор)

Кочергина П.А.

В штате

11. 2015 - 12. 2016

Весь доход фирмы

2

Бухгалтер

Ситева Е.А.

Аутсорсинг

08. 2016 - 12. 2016

30 000

3

Маркетолог / веб - программист

Каргаполова Е.О.

Френдмаркетинг

11. 2015 - 12. 2016

0

4

Проект – менеджер

Кацман Б.А.

Френдмаркетинг

12. 2015 - 01. 2016

0

На этапе разработки приложения (ноябрь 2015 г. - июнь 2016 г.) в штате фирмы "Boppo" числится только директор Кочергина П.А, которая координирует работу всей фирмы. На этапе реализации проекта (июль 2015 г. - декабрь 2016 г.) потребуется привлечение бухгалтера, работающего удаленно (аутсорсинг). В обязанности бухгалтера входит контроль денежных оборотов фирмы, начисление заработной платы, составление налоговых деклараций и прочей финансовой отчетности. Заработная плата бухгалтера рассчитана с учетом федерального МРОТ на 2016 г. (6 тыс. руб. / месяц)

Внештатное расписание предусматривает маркетолога / веб -программиста, который соответственно будет заниматься маркетингом, созданием и seo - продвижением сайта - лендинга, а также smm - продвижением в соц.сетях, и проект - менеджера, который выполнит прототип и техническое задание (ТЗ) на этапе разработки мобильного приложения. Данные специалисты работают на условиях френдмаркетинга. Кроме того, затраты на администратора по продвижению сокращаются за счет предоставления специалиста такого профиля компанией Яндекс Директ на 3 недели в случае заключения договора на оказание рекламных услуг (контекстная реклама по ключевым словам).

Маркетинговый план

Кампания по продвижению мобильного приложения "Boppo" предусматривает следующие мероприятия:

А. Размещение рекламы в соц. сетях и пабликах (smm - продвижение). Одним из первоначальных каналов продвижения нашего мобильного продукта станет "площадка" сети Интернет и привлечение потенциальных клиентов через рекламу в крупнейших социальных сетях (Вконтакте, Instagram). Это во многом упростит маркетинговые и организационные задачи и позволит сократить рекламные издержки. Кроме того, этот канал продвижения является эффективным, т.к. он популярен среди подавляющего большинства потенциальных пользователей мобильных приложений, т.е. среди заявленной целевой аудитории подростков.

B. Размещение контекстной рекламы в сети Интернет (Яндекс - Директ).

C. Раскрутка и продвижение сайта - лендинга в сети Интернет (seo - продвижение). Примерно за месяц до публикации приложения в Google Play планируется запуск контекстной рекламы (платные объявления в Яндексе). Ссылка на объявление ведет на лендинг (примерно такой: https://www.gotinder.com/) - специальный одностраничный сайт, предназначенный для продажи или рекламы одного продукта. Цена контекстной рекламы, предоставленной сотрудниками Яндекс - Директ, составляет 7 тыс. рублей в месяц. (см. Прил. 15)

D. Размещение рекламы на тематических ресурсах, размещение рекламных баннеров на сайтах. Сотрудничество с такими ресурсами (http://androha.ru/; http://www.procontent.ru/; http://androidis.ru/) происходит чаще всего на условиях бартера. Это значит, что заказчик самостоятельно пишет подробный обзор на свое приложение (т.е. по сути, выполняет работу копирайтера / контент - менеджера) и отправляет администратору сайта. Таким образом, заказчик экономит на рекламе, а администратор ресурса - на оплате услуг копирайтера.

Е. Размещение рекламы в популярных мобильных приложениях. В дальнейшем планируется использование непосредственно мобильного маркетинга, т.е. информирование пользователей о мобильном приложении через другие мобильные программы (в т.ч. игры, месседжеры), которые предусматривают возможность размещения рекламной информации с использованием интерактивного медийного контента. Предполагается запуск мобильной рекламы с начала июля 2016 г., т.е. когда приложение уже будет доступно пользователям, а затраты на мобильную рекламу составят 5 тыс. рублей в месяц. На сегодняшний день тенденции российского мобильного маркетинга свидетельствуют о том, что мобильные приложения - один из самых успешных и перспективных рекламных каналов.

Финансовый план

В данной части бизнес-плана речь пойдет об источниках финансирования, примерных затратах на производство и продвижение (рекламу) продукта. Будет представлен прогноз прибыли, полученной с проекта при минимальном объеме продаж мини - игр (план продаж) и рассчитана точка безубыточности.

Ввиду высокой начальной стоимости, реализация проекта будет осуществляться в большей степени за счет средств инвесторов и привлеченных средств. Собственные средства предполагается потратить на маркетинговую компанию и минимизацию возможных финансовых и других рисков.

Таблица 7

Источники финансирования (на начало реализации проекта)

Наименование источников финансирования

Сумма, руб.

Процентная ставка, %

Соотношение источников, %

1

Собственные средства, в т.ч. имущественные взносы

132 280

0

18,3

Ноутбук Acer Aspire E1-570G

23 980

0

3,3

Смартфон Samsung Galaxy Core 2 Duos

8 300

0

1,1

2

Привлеченные средства, в т.ч.:

590 000

0

81,6

Дар от физ. лица Кочергиной Ю.Н.

300 000

0

41,5

Краудфандинг (добровольные взносы)

260 000

0

35,9

Грант The Awesome Foundation

30 000

0

4,1

Итого

722 280

0

100

В таблице 7 в качестве имущественных взносов указаны ноутбук и смартфон, предоставленные директором предприятия Кочергиной П.А. на безвозмездной основе. В течении подготовительного этапа предполагается получение гранта от организации The Awesome Foundation (http://www.awesomefoundation.org/ru/about_us) в размере 30 тыс. рублей. Это международное сообщество, которое финансово поддерживает общественно значимые или просто интересные проекты в разных сферах. Данная организация не предъявляет никаких прав на проект и предоставляет гранты без каких-либо встречных обязательств.

Кроме того, источником финансирования является физическое лицо Кочергина Юлия Николаевна, которая предоставляет автору проекта в дар сумму в размере 300 тыс. рублей. Планируется также использовать личные средства инициатора в размере 100 000 рублей. Еще одним возможным вариантом получения инвестирования является краудфандинг. Сбор средств возможен через интернет-площадки BoomStarter https://boomstarter.ru/ или Planeta.ru https://planeta.ru/. Они привлекают финансирование и популяризирует любые индивидуальные проекты, однако за пользовательское соглашение на сайте BoomStarter необходимо платить владельцам 10% от собираемой суммы. Основные статьи расходов по проекту: оплата услуг подрядчика, зарплата бухгалтера и налоги (см. Табл.8), рекламная компания и продвижение.

Таблица 8

Налоговое окружение и обязательные платежи во внебюджетные фонды

Наименование платежа

Налогооблагаемая база, руб.

Ставка, %

Сумма платежа, руб.

Периодичность начисления

ИТОГО

1

Пенсионный фонд (ПФР)

5 965

26

1 551

Ежемесячно

3 102

6 204

1 613

19 356

2

ФОМС

5 965

5,1

304

Ежемесячно

608

6 204

316

3 792

3

УСН

452 000

6

27 120

Ежеквартально

21 333

457 650

27 459

15 575

4

ПФР

609 650

1

6 097

Единоразово

6 097

Для удобства расчетов, суммы, представленные в Таблице 8 и в Приложении 15, округляются до целых чисел.

ИП обязаны платить за себя только страховые взносы на обязательное медицинское страхование и на обязательное пенсионное страхование. Размер этих взносов зависит от стоимости страхового года (ст. 13, п. 1 ст. 14 Федерального закона от 24.07.09 № 212-ФЗ).

Расчет ежемесячного налога ИП "за себя" (2015 г.):

в ПФР (пенсионный фонд): МРОТ * 26% = 5 965 руб. * 0,26 = 1 550,9 руб.

= 1 551 руб.

в ФОМС (медицинское страхование): МРОТ * 5,1% = 5 965 руб. * 0,051 = 304,21 руб. = 304 руб.

Итого за 2015 г.: (1 551 * 2) + (304 * 2) = 3 102 + 608 = 3 710 руб.

Расчет ежемесячного налога ИП "за себя" (2016 г.):

в ПФР (пенсионный фонд): МРОТ * 26% = 6 204 руб. * 0,26 = 1 613,04 руб.

= 1 613 руб. Итого за 2016 г.: 1 613 * 12 = 19 356 руб.

в ФОМС (медицинское страхование): МРОТ * 5,1% = 6 204 руб. * 0,051 = 316,4 руб. = 316 руб. Итого за 2016 г.: 316 * 12 = 3 792 руб.

Авансовые платежи по УСН нужно платить раз в квартал до 25 числа следующего месяца (т.е. до 25.10.2016 г. - за 1й квартал), а по окончанию года  до 31.12.2016 г.

Расчет УСН за 1й квартал (июль - сентябрь 2016 г.):

Выручка = 135 600 + 146 900 + 169 500 = 452 000 руб.

Налог ИП "за себя" = (1 613 + 316) * 3 = 1 929 * 3 = 5 787 руб.

УСН 6% = 452 000 * 0,06 = 27 120 руб. (Благодаря поправке, внесенной комментируемым законом в статью 346.21 НК РФ, эту сумму ИП может уменьшить на уплаченные в 1м квартале страховые взносы "за себя", т.е. 27 120 - 5 787 = 21 333 руб.)

Расчет УСН за 2й квартал (октябрь- декабрь 2016 г.):

Выручка = 158 200 + 152 550 + 146 900 = 457 650 руб.

Налог ИП "за себя" = (1 613 + 316) * 3 = 1 929 * 3 = 5 787 руб.

УСН 6% = 457 650 * 0,06 = 27 459 руб. Эту сумму уменьшаем на сумму уплаченного налога "за себя", т.е. 27 459 - 5 787 = 21 672 руб.

Если годовой доход ИП составляет больше 300 тыс., то потребуется перечислить в ПФР дополнительно 1% от суммы дохода, которая превышает указанную величину. По данным Приложения 15, годовой доход (за июль - декабрь 2016 г.) от продажи мини - игр в приложении составит 909 650 руб. Тогда не позднее 1 апреля 2017 г. в ПФР потребуется заплатить: 909 650 - 300 000 = 609 650 × 1% = 6 096,5 руб. = 6 097 руб. Оплата будет произведена в декабре 2016 г. Поэтому на сумму этого платежа будет уменьшен налог УСН за 2й квартал, т.е. 21 672 - 6 097 = 15 575 руб.

Таким образом, УСН за полгода составит 21 333 + 15 575 = 36 908 руб.

Общая сумма налогов за весь период: 69 863 руб.

Точка безубыточности характеризует объем выручки, который должен быть заработан предприятием для обеспечения текущей безубыточности проекта. Для определения точки безубыточности следует рассчитать предполагаемый объем продаж. Приведем показатели эффективности проекта при минимальном сценарии плана продаж, т.е. при пессимистическом сценарии. (см. Табл. 9):

Таблица 9

План продаж (2016 г.)

Месяц

июль

Август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

ИТОГО

Количество установок (тыс.)

120

130

150

140

135

130

805

Количество проданных мини-игр (шт.)

1 200

1 300

1 500

1 400

1 350

1 300

8 050

Выручка (руб.)

135 600

146 900

169 500

158 200

152 550

146 900

909 650

Для определения стартовых значений показателя "количество установок приложения" использовалась статистика мобильного сервиса Lingualeo. С 2012 г. по 2015 г. включительно, (т.е. 42 мес.) существования сервиса количество загрузок составило 5 млн. (по данным на сайте Google Play). Таким образом, в месяц приложение в среднем скачивали: 5 млн. / 42 мес. = 119 047 раз. При этом, следует учитывать, что осенью и в начале года (январь, февраль) показатели выше, чем летом (согласно данным отдела аналитики компании Lingualeo: http://rusbase.com/news/lingualeo-mobile/).

Всего пользователям будет предложено 4 разных мини - игры: Tetris, Hangman, Wuzzles и Phrasals (см. Производственный план). Первые три игры предполагаем продавать по 100 руб., а Phrasals – по 150 руб. Таким образом, средняя себестоимость мини - игры (встроенной покупки) составляет: (100 * 3) + 150 = 450 / 4 = 112,5 руб. Для удобства расчетов округлим эту величину до целого числа - 113 руб.

Стандартный диапазон покупок для модели Freemium - от 1% до 5%. Это значит, что минимум 1% пользователей от числа тех, кто установил приложение на свое устройство, станут покупателями мини - игр, предложенных в качестве встроенных покупок. Например, в июле 2016 г. количество купленных мини - игр будет рассчитано по формуле: 120 тыс. * 0,01 % = 1 200 (шт.) Аналогично рассчитаем этот показатель для остальных месяцев. (см. Табл. 9)

Если такой минимальный прогноз оправдается, прибыль за 6 месяцев составит 909 650 руб. При общей сумме расходов за 14 месяцев, равной 886 964 рублей, полученная прибыль с проекта на конец периода (декабрь 2016 г.) составит 22 686 руб. (см. Прил. 15)

При оптимистическом прогнозе (5% покупок мини-игр от среднего числа установок в размере 120 тыс. ежемесячно) проект окупится за 2 месяца:

120 000 * 0,05 = 6 000 (шт.) - количество купленных игр в месяц

6 000 * 113 = 678 000 (руб.) - прибыль с продажи игр в месяц

Общие затраты 886 964 / 678 000 = 1,3 (мес.)

Таким образом, анализ безубыточности доказывает хорошую устойчивость планируемого бизнеса.

Анализ рисков и пути их минимизации

Создание и продвижение обучающего мобильного приложения – это довольно трудоемкий процесс, который связан с некоторыми рисками. Наиболее существенными факторами риска для проекта являются:

Организационно - управленческий риск. Реализация проекта может оказаться под угрозой невыполнения по вине подрядчика (отказ от сотрудничества, расторжение договора), поэтому на этапе подготовки следует иметь в виду другие фирмы или фрилансеров, занимающихся созданием мобильных продуктов. Данный риск также минимизируется за счет выплаты неустойки заказчику (согласно договору).

Временные риски. Невыполнение работы в оговоренные сроки по вине заказчика, подрядчика или в силу других обстоятельств. Как правило, такой риск минимизируется за счет жесткого контроля этапов реализации проекта со стороны руководства проекта и высокой степенью проработанности документальной базы и выплаты неустойки, (если сроки "сорваны" по вине подрядчика).

Технические риски. Создание слишком большого объема функционала, который окажется лишним, невостребованным среди пользователей. С целью минимизации данного риска предполагается длительное сотрудничество с компанией MOBOX, специалисты которой смогут впоследствии работать над изменением и доработкой функционала (за минимальную плату).

Финансовые риски. Оплата услуг по созданию приложения будет производиться в долларах США, поэтому нестабильность курса валют может существенно повлиять на конечную стоимость мобильного продукта. Существует вероятность повышения цен на рекламу, а также лишние расходы на неработающие виды рекламы (маркетинговый риск). С целью минимизировать данный риск в сумму привлекаемых инвестиций заложено 20 000 рублей, которые могут покрыть непредвиденные расходы. Кроме того, на этапе переговоров и заключения договора с подрядчиком будет принято решение о поэтапной оплате заказа. К данной группе рисков также относятся существенные изменения в системе налогообложения (повышение налогов), которые могут быть минимизированы за счет перманентного налогового планирования и повышения инвестиционной привлекательности проекта.

Риск превышения расчетной стоимости проекта покрывается за счет того, что при произведении расчетов стоимость затрат всегда принималась по верхней границе.

Риск недобросовестности подрядчика, под которым понимается заимствование идеи приложения без согласия автора - заказчика. Однако такое развитие ситуации маловероятно, в силу юридического регулирования.

Кроме того, на реализацию настоящего проекта существенное влияние окажут следующие факторы, которые необходимо учитывать, хоть они и не относятся напрямую к какой - либо группе рисков: обострение конкуренции в отрасли; снижение роста покупательной способности молодежи.

Организационный план

Организационный план состоит из 4-х этапов: подготовительный этап, этап запуска проекта, этап реализации проекта и этап подведения итогов. Разработка мобильного приложения занимает полгода, далее предприятие выполняет работы по продвижению проекта и реализации встроенных покупок (мини - игр).

  1. Подготовительный этап

Подготовительный этап  это ключевой этап в реализации проекта, однако, он также является наиболее трудоемким и материально затратным.

Таблица 10

План реализации основных мероприятий подготовки проекта

Содержание деятельности

Ответственные

Длительность

Дата начала

Дата

Окончания

1

Подготовка и оформление бизнес - идеи

Кочергина П.А.

2 мес.

1.09.2015

1.11.2015

2

Поиск инвесторов

Кочергина П.А.

2 мес.

1.11.2015

01.01.2016

3

Оформление ИП

Кочергина П.А.

5 раб. дн.

9.11. 2015

13.11.2015

4

Собеседование с гендиректором компании MOBOX

Кочергина П.А., Котовский В.П.

1 д.

30.11.2015

30.11.2015

5

Заключение договора с гендиректором компании MOBOX

Кочергина П.А., Котовский В.П.

1 д.

1.12.2015

1.12.2015

6

Постановка задач, написание ТЗ, изготовление прототипа

Кацман Б.А.

1 мес.

1.12.2015

01.01.2016

7

Работа над проектом “Boppo” (дизайн, функционал, тестирование)

Котовский В.П.,

Кацман Б.А.

6 мес.

1.01.2016

29.06.2016

8

Открытие р/с и доп. услуги

Кочергина П.А.

1 д.

1.06.2016

1.06.2016

9

Создание и запуск лендинга

Каргаполова Е.О.

1 мес.

1.05.2016

1.06.2016

10

Запуск рекламы (в т.ч. Яндекс Директ)

Кочергина П.А.,

Каргаполова Е.О.

7 мес.

1.06.2016

31.12.2016

11

Найм персонала (бухгалтер)

Кочергина П.А.

1 нед.

25.07.2016

31.07.2016

12

Отладка готового приложения, окончательное утверждение продукта

Кацман Б.А.,

Кочергина П.А.

1 нед.

22.06.2016

29.06.2016

  1. Запуск проекта

После отладки приложения (устранения ошибок, так называемых "багов"), оно публикуется в магазине мобильных приложений Google Play и становится таким образом доступно для скачивания всем пользователям, чьи мобильные устройства (смартфоны) работают на операционной системе (ОС) Android 4.3 и выше. Поэтому запуск проекта начинается в день появления приложения в Google Play (предполагаемая дата: 30.06.2016). (см. Табл. 11)

Для того чтобы разместить приложение в Google Play, необходимо заполнить простую форму и внести сумму в $25 (1 775 руб.) в качестве залога. После этого программа будет доступна для скачивания с теми параметрами, которые были указаны.

Таблица 11

План мероприятий на этапе запуска проекта

Содержание деятельности

Ответственные

Длительность

Дата начала

Дата окончания

1

Публикация мобильного приложения в Google Play

Кацман Б.А.

1 д.

30.06.2016

30.06.2016

  1. Этап реализации проекта

Точкой отсчета существования проекта считается момент появления приложения “Boppo” в мобильном магазине Google Play. На этапе реализации перед командой проекта стоят такие задачи (см. Табл. 12):

Таблица 12

План мероприятий на этапе реализации проекта

Содержание деятельности

Ответственные

Длительность

Дата начала

Дата окончания

1

Получение и анализ обратной связи от пользователей

Кочергина П.А.

6 мес.

1.07.2016

31.12.2016

2

Поддержка каналов продвижения

Кочергина П.А.,

Каргаполова Е.О.

6 мес.

30.06.2016

31.12.2016

Кроме того, основная цель на данном этапе – привлечение как можно большего числа пользователей, а также конвертация их в покупателей для получения максимальной прибыли. (см. Табл. 9)

  1. Подведение итогов и выход на новую точку развития

Оценка эффективности проекта будет рассчитываться по ключевым показателям (количественным и качественным):

  • период окупаемости (выход на точку безубыточности) через 6 месяцев;

  • количество установок (скачиваний) приложения не менее 120 000 в месяц, т.е. соответственно 805 тыс. за 6 месяцев;

  • высокая конвертация пользователей в покупатели: количество проданных мини-игр не менее 8 050 шт.;

  • количество положительных отзывов и оценок пользователей в магазине приложений Google Play более 50%;

  • качественные отзывы экспертного сообщества (издательства, языковые школы, форумы учителей и методистов английского языка);

  • высокий рейтинг в Google Play и средняя оценка не ниже 4,5 баллов.

Через полгода после запуска проекта планируется обновление контента и функционала существующего мобильного приложения “Boppo”.

Заключение

Инструктивный подход педагогов массовой школы к формированию иноязычной коммуникативной компетенции подростков ведет к проблеме утраты ими интереса и мотивации к изучению английского языка. В связи с этим возникает необходимость в модернизации традиционной системы преподавания иностранных языков. Поэтому мы предположили, что востребованные сегодня среди подростковой аудитории пользователей мобильные обучающие приложения способны стать эффективным средством повышения внутренних мотивов, если на этапе конструирования прототипа мобильной программы будут использованы оптимальные способы функциональной реализации дидактоцентричности и мотивационных потребностей и особенностей старших подростков. С целью уточнения и проверки нашей гипотезы, в первой главе мы определили ключевые понятия МО, изучив значительный теоретический пласт работ. Выявив особенности формирования мотивации школьников и возможные способы реализации дидактоцентричности в структуре обучающего сервиса, мы пришли к выводу, что проектируемая модель приложения должна включать в себя опции, влияющие на интерес, целеполагание и успех, а также отвечать принципам активности, сознательности, наглядности и доступности.

Проведенный нами и представленный во второй главе анализ приложений, хранящихся в медиа магазине Google Play, дал основание утверждать, что ни одна программа в нашей выборке функционально не соответствует заявленной модели дидактоцентричности. На рынке обучающих мобильных ресурсов господствуют лексико-грамматические сервисы, однако преобладающее большинство из них акцентируют внимание исключительно на этапе ознакомления с ЛЕ, исключая упражнения на автоматизацию новых слов на разных уровнях. Важной тенденцией в ракурсе мотивационного потенциала приложений является взятый разработчиками курс на индивидуализацию обучения. Ставя перед собой цель, выяснить перспективы и готовность субъектов к использованию МО в современном педагогическом процессе, мы провели анкетирование подростков и учителей английского языка. По результатам диагностического исследования, мы заключили, что потребности учеников в современных уроках с применением мобильных устройств нивелируются и заменяются в большинстве случаев комбинированными уроками. Однако этого оказывается недостаточно, и учащиеся предпочитают изучать английский язык за пределами учебных заведений, испытывая при этом проблемы с поддержанием оптимального уровня внутренней мотивации. Опрос подростков позволил нам заявлять о ложности нашего предположения касаемо их технической и психологической готовности к МО. Примечательно, что учителя назвали отсутствие материально-технических условий основным барьером на пути внедрения МО в школы. Хотя на самом деле, неготовность педагогов к переходу на МО объясняется недостатком методических ресурсов и технических знаний по работе с приложениями, что мешает побороть собственный консерватизм и страх в отношении мобильной методики. В ходе экспертного интервью мы констатировали, что сегодня актуальная сфера применения мобильных приложений ограничена репетиторской практикой. Тем не менее, отсутствие категорической неприязни к применению МО и поддержка со стороны администрации и родителей являются предпосылками к дальнейшему распространению мобильного подхода. Обозначенные обстоятельства доказывают необходимость создания модели мобильного обучающего дидактоцентричного приложения по английскому языку «Boppo», которая предлагается в рамках бизнес-плана в третьей главе.

В завершении нашей работы мы хотели бы обозначить перспективные линии дальнейшего исследования по проблемам МО подростков иностранному языку. Во-первых, необходимо более детальное изучение именно психологических аспектов готовности всех участников образовательного процесса к применению МО. Возможно, стоит побеседовать с родителями. Во-вторых, имеет смысл проанализировать зарубежный опыт, во многом предшествующий отечественной практике.

Список литературы

  1. Авраменко А. П. Модель интеграции мобильных технологий в преподавание иностранных языков для развития устных видов речевой деятельности (английский язык): дис. … канд. пед. наук: 13.00.02 / А. П. Авраменко. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2013. – 191 с.

  2. Азаренок Н. В. Клиповое сознание и его влияние на психологию человека в современном мире // Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна “Психология человека в современном мире”. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений / Отв. ред. А. Л. Журавлев. – М.: Институт психологии РАН, 2009. – С. 110–112.

  3. Азимов Э. Г. Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам) / Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. – М.: Изд-во ИКАР, 2009. – 448 с.

  4. Архипова М. В. К вопросу о развитии мотивации изучения иностранного языка у современных школьников / М. В. Архипова // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 4.

  5. Архипова М. В. Музыка как средство развития мотивации изучения иностранных языков: монография / М. В. Архипова, Н. В. Шутова. – Saarbrücken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. – 175 с.

  6. Бекмансурова В. А. Обучение иностранному языку на основе мобильной педагогики / В. А. Бекмансурова // Научный поиск. – 2013. – № 4.1. – С. 11–12.

  7. Беленов Н. В. Модель BYOD как средство формирования информационной этики / Н. В. Беленов, О. С. Самсонова // Вестник науки и образования. – 2015. – № 5 (7).

  8. Бим И. Л. Концепция обучения второму иностранному языку (немецкому на базе английского): учеб. пособие / И. Л. Бим. – Обнинск: Титул, 2001. – 48 с.

  9. Божович Л. И. Этапы формирования личности в онтогенезе / Л. И. Божович // Вопросы психологии. – 1978. – № 2-4. – С. 24–28.

  10. Болотова В. Г. Достижения отечественной дидактики второй половины XX века как ресурс для решения проблемы формирования образовательной мотивации современных школьников / В. Г. Болотова // Известия Уральского государственного ун-та. – 2010. – № 5(84). – С. 92–106.

  11. Бондаренко Н. Г. Организационно - педагогические условия мобильного обучения: монография / Н. Г. Бондаренко, А. А. Володин. – Подольск: АНО ВПО МОГИ, 2014. – 102 с.

  12. Бондаренко Н. Г. Понятие “мобильное обучение” / Н. Г. Бондаренко // Перспективы развития информационных технологий. – 2014. – № 20. – С. 97–103.

  13. Борщева В. В. Организация программы экстенсивного чтения как механизм развития учебной автономии учащихся в процессе изучения иностранного языка / В. В. Борщева // Вестник МГГУ им. М.А. Шолохова. Сер. «Филологические науки». – 2015. – № 1. – С. 96–100.

  14. Букчина Н. А. Сравнительный анализ мотивации учения подростков (середина XX века – первое десятилетие XXI века) [Электронный ресурс] / Н. А. Букчина // Письма в Эмиссия. Оффлайн, 2012. URL: http://www.emissia.org/offline/2012/1825.htm (дата обращения 14.05.2016).

  15. Буран А. Л. Перспективы использования мобильного обучения иностранным языкам / А. Л. Буран, А. С. Симавин // Вестник ТГПУ. – 2014. – № 8 (149). – С. 13–15.

  16. Вроблевски Л. Сначала мобильные!: пособие / Л. Вроблевски. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2012. – 64 с.

  17. Вульфович Е. В. Роль мобильного обучения в оптимизации преподавания иностранных языков / Е. В. Вульфович // Известия Волгоградского гос. пед. ун-та. – 2014. – № 6 (91). – С. 161–164.

  18. Гаинцева О. И. Интерактивное обучение общению как ведущий фактор повышения мотивации учебной деятельности учащихся подросткового возраста / О. И. Гаинцева, О. Л. Карпова // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 4.

  19. Гальперин П. Я. Лекции по психологии: учеб. изд. / П. Я. Гальперин. – М.: АКТ: КДУ, 2007. – 400 с.

  20. Герасименко Т. Л. Возможности и перспективы использования m-learning (мобильного обучения) в процессе изучения иностранного языка / Т. Л. Герасименко, С. В. Ковальчук, О. Л. Мохова // Вестник МГОУ. Серия «Педагогика». – 2013. – № 1. – С. 61–64.

  21. Голицына И. Н. Технология Образование 3.0. в современном учебном процессе / И. Н. Голицына // Образовательные технологии и общество. – 2014. – № 3 ч. 17. – С. 646–656.

  22. Голицына И. Н. Возможности и перспективы мобильного образования / И. Н. Голицына, Н. Л. Половникова // Образовательные технологии. – 2011. – № 2. – С. 87–93.

  23. Горбунова О. И. Специфика формирования мотивации учения у подростков / О. И. Горбунова // Психология. – 2009. – С. 66–73.

  24. Гордеева Н. О. Возможности современных мобильных устройств для обучения / Н. О. Гордеева // Проблемы современной науки. – 2013. – № 8 ч. 2. – С. 57–62.

  25. Гордеева Т. О. Мотивация учебной деятельности школьников и студентов: структура, механизмы, условия развития: дис. ... д-ра псих. наук: 19.00.07 / Т. О. Гордеева. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2013. – 441 с.

  26. Государственная программа РФ «Развитие образования» на 2013-2020 годы», утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 15.05.2013 г. № 792-р. [Электронный ресурс]. URL: http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/3409 (дата обращения: 21.02.2015).

  27. Григорян Я. Г. Технология m-learning для организации самостоятельной работы в процессе изучения иностранного языка // Материалы докладов II Всероссийской научно-практической интернет-конференции. Организация самостоятельной работы студентов. – Саратов: Новый Проект, 2013. – С. 34–38.

  28. Груздев С. О. К вопросу о состоянии педагогической теории мобильного обучения / С. О. Груздев // Омский научный вестник. – 2010. – № 6 (92). – С.193–194.

  29. Дендев Б. Информационные и коммуникационные технологии в образовании: монография / под ред.: Б. Дендева. – М.: ИИТО ЮНЕСКО, 2013. – 320 с.

  30. Десятова Л. В. Использование модели смешанного обучения (blended learning) для создания и апробирования курса ИКТ для поддержки обучения по базовой программе. – М.: Издат. дом «Первое сентября», 2010. – № 13. –

С. 7.

  1. Дубова H. E-Learning. Обучение с приставкой «е» [Электронный ресурс] / Н. Дубова // Открытые системы. – 2004. – № 11. – URL: http://www.osp.ru/os/2004/11/184806 (дата обращения: 13.05.2016).

  2. Дударь З. В. Модели и методы мобильного дистанционного обучения / З. В. Дударь, Д. Н. Колесник // Восточно-Европейский журнал передовых технологий. – 2008. – № 2 (33) ч. 3. – С. 51–54.

  3. Евзикова О. В. Что такое мобильное обучение и BYOD [Электронный ресурс] / О. В. Евзикова // Teachtech. – 2016. – URL: http://teachtech.ru/teoriya-onlajn-obucheniya/chto-takoe-mobilnoe-obuchenie-i-byod.html (дата обращения: 12.04.2016).

  4. Еремин Ю. В. Использование мобильных технологий в самостоятельной работе студентов по иностранному языку в неязыковом вузе / Ю. В. Еремин, Е. А. Крылова // Известия Российского гос. педагогич. ун-та им. А. И. Герцена, СПб. – 2014. – № 167. – С. 158–165.

  5. Заир-Бек Е. С. Педагогические ориентиры успеха (актуальные проблемы развития образовательного процесса) / Е. С. Заир-Бек, Е. И. Казакова. – СПб.: Петроградский и К, 1995. – 64 с.

  6. Зимняя И. А. Психология обучения иностранным языкам в школе / И. А. Зимняя. – М.: Просвещение, 1991. – 222 с.

  7. Иванов В. М. Обеспечение положительной мотивации к продуктивной познавательной деятельности учащихся / В. М. Иванов, И. А. Штельмах, В. Ю. Щегольков // Концепт. – 2014. – № 18. – С. 1–6.

  8. Илюшин Л. С. Методология и методика кросс-культурного исследования образовательной мотивации современных школьников: дис. ... д-ра пед. наук: 13.00.01 / Л. С. Илюшин. – СПб.: Рос. гос. пед. ун-т им. А.И. Герцена, 2004. – 368 с.

  9. Капранчикова К. В. Мобильные технологии в обучении иностранному языку студентов нелингвистических направлений подготовки / К. В. Капранчикова // Язык и культура. – 2014. – № 1 (25). – С. 84–94.

  10. Капранчикова К. В. Методика обучения иностранному языку студентов на основе мобильных технологий (англ. язык, направл. подготовки «Юриспруденция»): дис. … канд. пед. наук: 13.00.02 / К. В. Капранчикова. – М.: МГГУ им. М.А. Шолохова, 2014. – 192 с.

  11. Киселева Т. В. Применение мобильных технологий в электронном обучении вуза / Т. В. Киселева, Ю. А. Бойко // Мир науки, культуры, образования. – 2015. – № 3 (52). – С. 188–191.

  12. Китайгородская Г. А. Принципы обучения иностранным языкам / Г. А. Китайгородская // Иностранные языки в школе. – 1988. – № 6.

  13. Клычкова Е. И. Формирование мотивации учения у обучающихся как важнейшее условие повышения качества образовательного процесса в учреждениях СПО / Е. И. Клычкова // Обучение и воспитание: методики и практика. – 2013. – № 10. – С. 139–145.

  14. Кон И. С. Психология старшеклассника / И. С. Кон. – М.: Просвещение, 1982. – 191 с.

  15. Косых Г. В. Учебная мотивация современного подростка / Г. В. Косых, М. Н. Ильященко // Сборники конференций НИЦ Социосфера. – 2014. – № 12. – С. 46–53.

  16. Кочергина П. А. Дидактический потенциал мобильных приложений в формировании лексической компетенции подростков / П. А. Кочергина, Л. С. Илюшин // На путях к новой школе. – 2015. – № 1. – С. 72–75.

  17. Куклев В. А. Методология мобильного обучения: монография / В. А. Куклев. – Ульяновск: УлГТУ, 2006. – 254 с.

  18. Куклев В. А. Электронное обучение с помощью мобильных устройств в любое время и в любом месте: монография / В. А. Куклев. – Ульяновск: УлГТУ, 2009. – 356 с.

  19. Куликова Е. В. Практики повышения мотивации при изучении английского языка / Е. В. Куликова // Высшее образование в России. – 2011. – № 11. – С.160–163.

  20. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и сознание // XVIII Международный конгресс психологов. Симпозиум 13. – М., 1966.

  21. Ливская Е. В. Мобильное обучение иностранному языку: теория, методология и практика применения в вузах / Е. В. Ливская // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2013. – № 1. – С. 187–195.

  22. Логинова А. В. Использование технологии мобильного обучения в образовательном процессе / А. В. Логинова // Молодой ученый. – 2015. – № 8. – С. 974–976.

  23. Макарчук Т. А. Мобильное обучение на базе облачных сервисов / Т. А. Макарчук, В. Ф. Минаков, А. В. Артемьев // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 2. – С. 319–320.

  24. Макарычева И. Н. Особенности мотивационной сферы подростков как ресурс повышения эффективности учебной деятельности / И. Н. Макарычева // Концепт. – 2012. – № 2. – С. 1–7.

  25. Макгонигал К. Сила воли. Как развить и укрепить / К. Макгонигал. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. – 320 с.

  26. Маркова А. К. Формирование мотивации учения / А. К. Маркова, Т. А. Матис, А. Б. Орлов. – М.: Просвещение, 1990. – 192 с.

  27. Меркулов А. М. Обучение при помощи мобильных устройств – новая парадигма электронного обучения / А. М. Меркулов // Молодой ученый. – 2012. – № 3. – С. 70–75.

  28. Минич О. А. Педагогические особенности использования мобильных устройств в образовательном процессе / О. А. Минич // Вестник МГИРО. Серия «Педагогика». – 2013. – № 3 (13). – С. 7–14.

  29. Монахова Г. А. Мультимодальные технологии в учебном процессе высшей школы / Г. А. Монахова, Д. Н. Монахов // Теория и практика общественного развития. – 2013. – № 11. – С. 158–160.

  30. Патрина К. М. Мотивы учения старшеклассников / К. М. Патрина // Вопросы психологии. – 1978. – № 2. – С. 111–117.

  31. Петровская Т. С. Мотивация изучения английского языка студентами технического вуза при смешанном обучении / Т. С. Петровская, И. Е. Рыманова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 7 ч. 1. – С. 152 –154.

  32. Погуляев Д. В. Возможности применения мобильных технологий в учебном процессе / Д. В. Погуляев // Прикладная информатика. – 2006. – № 5. – С. 80–84.

  33. Подавец О. Д. Обучение английскому языку в свете новых информационных технологий / О. Д. Подавец // Медицина и образование в Сибири. – 2007. – № 2.

  34. Раппопорт Р.В. Интересы ученика как основание для проектирования курса русского языка в школе: дис. … магистра филологии: 45.04.01 / Р. В. Раппопорт. – СПб.: СПбГУ, 2014. – 118 с.

  35. Рогова Г. В. Методика обучения иностранным языкам в средней школе / Г. В. Рогова, Ф. М. Рабинович, Т. Е. Сахарова. – М.: Просвещение, 1991. – 287 с.

  36. Рустамова Н. Р. Роль мотивации в обучении иностранным языкам / Н. Р. Рустамова // Обучение и воспитание: методика и практика. – 2014. – № 11. – С. 108–111.

  37. Рухлова Т. С. Ключевое место целей в мотивации подростков к изучению иностранного языка / Т. С. Рухлова // Проблемы и перспективы развития образования в России. – 2012. – № 17. – С. 121–124.

  38. Семеновских Т. В. “Клиповое мышление” — феномен современности [Электронный ресурс] / Т. В. Семеновских // Оптимальные коммуникации. – 2013. – URL: http://jarki.ru/wpress/2013/02/18/3208/ (дата обращения: 05.12.2015).

  39. Сон И. С. Мобильное обучение в изучении иностранных языков // Теория и практика образования в современном мире: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, май 2013 г.). – СПб.: Реноме, 2013. – С. 164–167.

  40. Спиридонов Н. Я. Внедрение мобильного обучения в образование / Н. Я. Спиридонов // Science Time. – 2015. – № 11 (23). – С. 529–532.

  41. Темникова Л. Б. Мобильное обучение иностранному языку в неязыковом вузе / Л. Б. Темникова, В. Демченко // Научные труды КубГТУ. – 2014. – № 4. – С. 196–199.

  42. Титова С. В. Мобильное обучение иностранным языкам: учебн. пособие / С. В. Титова, А. П. Авраменко. – М.: Икар, 2014. – 224 с.

  43. Трошина Ю. В. Мобильное обучение иностранному языку: понятие, функции, модели / Ю. В. Трошина, Н. О. Вербицкая // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №3. – С. 490.

  44. Федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования (ФГОС ООО) от 29.12.2014 г. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/55170507/ (дата обращения: 03.03.2015).

  45. Федеральный закон РФ от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http://zakon-ob-obrazovanii.ru/13.html (дата обращения: 06.04.2016).

  46. Федеральная целевая программа развития образования на 2016-2020 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/5930/%D1%84%D0%B0%D0%B9%D0%BB/4787/FCPRO_na_2016-2020_gody.pdf (дата обращения: 06.04.2016).

  47. Фельдштейн Д. И. Психологические аспекты изучения современного подростка / Д. И. Фельдштейн // Вопросы психологии. – 1983. – № 1. – С. 33.

  48. Фрумкин К. Г. Клиповое мышление и судьба линейного текста [Электронный ресурс] / К. Г. Фрумкин // Клиповое мышление. – 2010. – URL: http://nounivers.narod.ru/ofirs/kf_clip.htm (дата обращения: 03.04.2016).

  49. Шакирова А. А. Принципы обучения иностранному языку / А. А. Шакирова // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1.

  50. Шатилов С. Ф. Методика обучения иностранным языкам в средней школе: учебн. / С. Ф. Шатилов. – М.: Высш. Школа, 1982. – 373 с.

  51. Ширшова Л. О внутренней мотивации, или почему нельзя учиться «из-под палки» [Электронный ресурс] / Л. Ширшова // Newtonew – 2015. – URL: https://newtonew.com/discussions/o-vnutrennej-motivacii-ili-pochemu-nelzja-uchitsja-iz-pod-palki (дата обращения: 12.05.2016).

  52. Щерба Л. В. Преподавание иностранных языков в средней школе : общ. вопросы методики / под ред. И. В. Рахманова. – М.: Высшая школа, 1974. – 111 с.

  53. Щукин А. Н. Обучение иностранным языкам: Теория и практика: учеб. пособие для преподавателей и студентов / А. Н. Щукин. – М.: Филоматис, 2004. – 416 с.

  54. Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. (Труды д. чл. и чл.-кор. АПН СССР) – М.: Педагогика, 1989. – 560 с.

  55. Якобсон П. М. Психологические проблемы мотивации поведения человека / П. М. Якобсон. – М.: Просвещение, 1969. – 317 с.

  56. Ярмахов Б. Б. «1 ученик: 1 компьютер» — образовательная модель мобильного обучения в школе: монограф. / Б. Б. Ярмахов. – М., 2012. – 236 с.

  57. Ballantyne N. Are Smartphones Useful for Vocabulary Learning? An Appraisal. // Learning Solutions Magazine. 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://www.learningsolutionsmag.com/articles/693/are-smartphones-useful-for-vocabulary-learning-an-appraisal (дата обращения: 13.05.2016).

  58. Castledine E., Eftos M., Wheeler M. Build Mobile Websites and Apps for Smart Devices. – 2011. – USA, SitePoint Pty. Ltd. – pp. 247.

  59. Deresiewicz W. Don't Send Your Kid to the Ivy League // New Republic. 2014. [Электронный ресурс]. URL: https://newrepublic.com/article/118747/ivy-league-schools-are-overrated-send-your-kids-elsewhere (дата обращения: 02.10.2015).

  60. Dudeney G., Hockly N. How to Teach English with Technology. 2007. – UK: Pearson Education Limited. – pp. 192.

  61. Georgiev T., Georgieva E., Trajovski G. Transitioning from e-Learning to m-Learning: Present issues and future challenges / Seventh ACIS International Conference on Software Engineering, Artifical Intelligence, Networking, and Parallel/ Distributed Computing (19-20 June 2006) – Las Vegas, 2006. – pp. 349 – 353.

  62. Gilbert I. Essential Motivation in the Classroom: 2d edition. 2013. – USA, Routledge. – pp. 201.

  63. Marshall S. Reporting & Analysis of Mobile Learning: Is It Worth It? // Learning Solutions Magazine. 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://www.learningsolutionsmag.com/articles/780/reporting--analysis-of-mobile-learning-is-it-worth-it (дата обращения: 25.09.2014).

  64. Oxford advanced learner’s dictionary. [Электронный ресурс]. URL: http://www.oxfordlearnersdictionaries.com/definition/english/application (дата обращения: 13.12.2015).

  65. O’Malley C., Sharples M. Towards a task model for mobile learning: a dialectical approach // International Journal of Learning Technology. – 2006. – № 2 (2/3). – pp. 138–158.

  66. Pychyl T. Solving the procrastination puzzle: a concise guide to strategies for change. – New York, USA. – 2013. – pp. 101.

  67. Rubianj J., Mena A., Sanchez D. Platform from mobile learning. Advances in educational technologies// Proceedings of the 2014 International Conference on Education and Modern Educational Technologies (EMET 2014). – Santorini Island, Greece, 2014. – pp.136–140.

  68. Stevens D., Kitchenham A. An analysis of mobile learning in education, business and medicine // Models for interdisciplinary mobile learning: Delivering information to students. – Hershey, United States. – 2011. – pp. 1–26.

  69. Traxler J. Current state of mobile learning // Mobile learning: Transforming the delivery of education and training. 2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.aupress.ca/index.php/books/120155 (дата обращения: 07.09.2014).

  70. UNESCO Policy Guidelines for Mobile Learning. [Электронный ресурс]. URL: http://iite.unesco.org/pics/publications/ru/files/3214738.pdf (дата обращения: 05.09.2015).

Приложения

Приложения к магистерской диссертации в полном объеме представлены на

электронном носителе (диск). Для удобства ознакомления приведена следующая краткая аннотация к списку приложений:

  1. Таблица принципов обучения иностранному языку в соответствии с функциональными способами реализации дидактоцентричности в мобильных обучающих приложениях. Объем – 4 стр. Формат – А4, шрифт – Times New Roman 12.

  2. Рисунки отзывов – комментариев учеников школы №700 по работе с приложениями (5 шт.).

  3. Список вопросов для экспертного интервью. Объем – 1 стр. Формат – А4, шрифт – Times New Roman 12.

  4. Расшифровка интервью с Н. Ткаченко. Объем – 8 стр. Здесь и далее во всех интервью: Формат – А4, шрифт – Times New Roman 14.

  5. Расшифровка интервью с А. Чернышовой. Объем – 7 стр.

  6. Расшифровка интервью с Д. Кудрявцевой. Объем – 4 стр.

  7. Расшифровка интервью с А. Решетниковой. Объем – 9 стр.

  8. Расшифровка интервью с Т. Багдасарян. Объем – 9 стр.

  9. Расшифровка интервью с М. Илюшиной. Объем – 5 стр.

  10. Расшифровка интервью с Ж. Кузнецовой. Объем – 9 стр.

  11. Расшифровка интервью с Н. Чекалевой. Объем – 13 стр.

  12. Расшифровка интервью с Б. Кацманом. Объем – 4 стр.

  13. Расшифровка интервью с Г. Якубман. Объем – 5 стр.

  14. Логотип компании и мобильного приложения «Boppo»; экраны страниц приложения, выполненные в виде прототипа в компьютерной программе Axure. Общий объем – 7,72 Мб.

  15. Финансовая таблица расчета внутрипроизводственных издержек по проекту (по месяцам), представлена на 1 стр.

Приложение 1. Принципы обучения иностранному языку

Принцип

Характеристика

Реализация (функционал)

Авторы

ДИДАКТИЧЕСКИЕ

1

Сознательность

- сознательное сопоставление иностранного и родного языков

- осознание целей обучения

- отбор содержательно ценного материала

- автоматизацированное выполнение действий через сознательное овладение ими

- объединение отдельных компонентов деятельности

- самостоятельная постановка целей

- возможность пересмотра и изменения целей

- фильтры для тематизации ЛЕ

- наличие правил-инструкций, справок по поводу усваиваемого явления

Л.В. Щерба,

Г.Е. Ведель,

А.Н. Леонтьев,

И.Л. Бим,

И.В. Рахманов,

А.С. Шкляева,

К.Д. Ушинский,

И.П.Подласый

Т. П. Оглуздина

С.Ф.Шатилов

2

Активность

- эмоциональная активность (положительное отношение к изучаемому материалу, внутренняя мотивированность, удовольствие и удовлетворение от выполняемой работы, заинтересованность в процессе и результате)

- интеллектуальная активность (постановка проблемных вопросов, чтение содержательных текстов, их интерпретация, самостоятельное выполнение заданий)

- речевая активность (устное общение и чтение)

- наличие элементов социализации

- наличие самоконтроля и самооценки

- использование простейших практик вовлечения

- наличие обратной связи (от педагога / персонажа приложения)

- «слово дня» для поддержания эффекта новизны

- наличие игровой механики заданий

- отдельные разделы с мини-играми

- внешние источники вознаграждения (баллы, значки)

- статистика (личный профиль)

- возможность рефлексии

- рейтинговая таблица

- возможность публикации своих достижений в соцсетях

- всплывающие уведомления о правильном ответе (словесная похвала от персонажа приложения)

Г.А. Китайгородская,

Г.В. Рогова,

К.Д. Ушинский,

И.П.Подласый,

Ларсен-Фриман,

В.К. Колесников

3

Наглядность

- целесообразность использования разных видов наглядных материалов, в зависимости от вида деятельности

- создание условий для естественного использования языка как средства обучения, для коммуникативного пользования языковым материалом в устной и письменной речи

- использование всех видов мультимедиа (картинки, аудио- и видео, gif-ки)

- англоязычный интерфейс (создание естественной иноязычной среды)

Е.И. Пассов,

Б.В. Беляев,

К.Д. Ушинский,

И.П.Подласый,

В.К. Колесников

С.Ф. Шатилов

4

Доступность (посильность)

- учет индивидуальных и возрастных особенностей подростков

- учет ранее приобретенных школьниками знаний (достигнутого уровня)

- рассчет на “зону ближайшего развития”

- правильно подобранный материал и метод обучения

- входное тестирование

- выбор уровня сложности

- объяснение лексики на базе изученной грамматики

- наличие подсказок

- связь с пользователем через персонажа

Л.С. Выготский,

И.П.Подласый,

В.К. Колесников

С.Ф. Шатилов

5

Прочность

- запоминающаяся презентация материала

- многократные тренировки

- самостоятельная работа

- систематический контроль

- необычная и доступная семантизация

- ассоциативные связи

- разнообразие упражнений

- многократное воспроизведение изученного в разных контекстах

- самостоятельный отбор слов на повторение

- после каждого уровня мини-тесты разных видов

- возможность объяснить другим / исправить (улучшить) контент

К.Д. Ушинский,

И.П.Подласый,

В.К. Колесников

С.Ф. Шатилов

6

Систематичность и последовательность

- обучение из отдельных последовательных шагов

- непрерывность обучения

- соединение теории с практикой

- концентричность языкового материала (расширение и добавление новых сведений о ранее изученном)

- напоминания (push – уведомления)

- деление на уровни и последовательность возрастания сложности

- интернет-аббревиатуры, перевод песен, просмотр видео

- подготовка к экзаменам

К.Д. Ушинский,

И.П.Подласый,

В.К. Колесников

С.Ф. Шатилов

7

Личностно-ориентированная направленность процесса обучения

- личная ответственность ученика за результат своего обучения, за выбор образовательного маршрута

- свобода выбора

- выбор темпа изучения и предъявления информации

- выбор урока / темы/ материала

А.А. Леонтьев,

Н.Д. Гальскова,

В.П. Кузовлев

С.Ф. Шатилов

8

Научность

- использование приемов обучения и материалов, соответствующих современным достижениям педагогики

- недопустимость привлечения устарелых взглядов на язык

-интервальное повторение ЛЕ

-отсуствие языковых и др. ошибок и опечаток в контенте

И.П.Подласый,

В.К. Колесников

С.Ф. Шатилов

ОбщеМЕТОДИЧЕСКИЕ

1

Коммуникативность

аутентичность

учебного

материала;

ситуативность

- обучение в условиях, приближающихся к естественной коммуникации во всех или нескольких видах речевой деятельности и разных сферах общения (бытовой, учебной, профессиональной,

социально-культурной)

- наличие множества речевых (коммуникативных) упражнений

Н.Д. Гальскова,

А.В. Щепилова,

Е.И. Пассов,

В.И. Андриянова,

В.Г. Костомаров,

А.А. Леонтьев,

Ю.С. Степанов,

М. Хэллидей

Ларсен-Фриман

2

Ориентация на родной язык (учет его особенностей)

- аналогия и перенос навыков и умений словообразования, конструирования и трансформации предложений родного языка в новые условия общения.

- прогнозирование трудностей, определение структуры и количества речевых действий

- упражнения на

предупреждение возможной интерференции родного языка

- упражнения на сознательное сопоставление

особенностей родного и изучаемого языков

- увеличение количества упражнений по темам и явлениям, наиболее трудным для учащихся

Л.В. Щерба,

Е.И. Пассов,

А.Н. Щукин

Ларсен-Фриман

3

Доминирующая роль упражнений

- любое объяснение нового языкового материала нужно завершать упражнением, которое показывало бы, как изучаемое явление функционирует в речи, как оно используется в решении актуальной для учащегося задачи

- возможность выполнения тренировочного упражнения сразу же после презентации любого нового материала

А.Н. Щукин,

И.В. Рахманов

ЧастноМЕТОДИЧЕСКИЕ

1

Обучение на речевых образцах, моделях

Функциональность

- усвоение новых ЛЕ и ГС в тесной связи с их функциями в речи

- соответствие ЛЕ названию (функциям) урока

А.Н. Щукин

2

Комплексность

- взаимосвязанное и параллельное взаимодействие всех видов речевой активности

- задания на развитие языковой компетенции во всех аспектах и видах языковой деятельности

Е.И. Пассов,

А.Н. Щукин

3

Устное опережение и устная основа

Лексическое опережение

- первоочередное усвоение лексического материала по сравнению с остальными аспектами и видами речевой деятельности

- задания на усвоение ЛЕ предъявляются пользователю первыми

Ф. Гуэн,

Е.И. Пассов,

А.Н. Щукин

4

Апроксимация

- разрешение некоторого снижения качества иноязычной речи, если при этом не нарушается процесс понимания информации

- опечатки при переводе считать правильным ответом, если они не нарушают понимания

А.Н. Щукин

5

Ситуативно-тематическая и модульно-уровневая организация обучения

- усеченность и лаконичность программы, модульный подход (короткие смысловые уроки), в связи с особенностями восприятия информации на мобильных устройствах и ограниченным временем их использования

- разделение ЛЕ по темам, выбор темы для изучения

- возможность тематического принципа организации словаря

А.Н. Щукин

Приложение 2. Рисунки отзывов-комментариев учеников школы №700

Рис. 1 Рис. 2

Рис. 3 Рис. 4

Рис. 5

Приложение 3. Список вопросов для экспертного интервью

1. Как долго вы работаете преподавателем английского?

2. Расскажите о вашей методике преподавания?

3. Используются ли в вашем учебном заведении мобильный подход?

4. Используете ли вы в своей практике (репетиторстве) мобильные приложения? Если нет, хотели бы их применять?

5. Среди ваших коллег есть те, кто использует мобильные программы в своей педагогической деятельности?

6. Известны ли вам какие-либо школы (в т.ч. языковые курсы), где применяют мобильный подход в обучении английскому языку?

7. Для каких педагогических задач пригодились бы мобильные приложения?

8. Как бы вы / преподаватели вашей школы отнеслись к решению администрации вашего учебного заведения ввести новую модель обучения с обязательным применением мобильных технологий?

9. Какой была бы реакция администрации вашей школы на ваше заявление об использовании мобильных приложений на своих уроках?

10. Какова была бы реакция родителей учеников на решение администрации ввести мобильное обучение на уроках английского?

11. Существуют ли какие-то серьезные барьеры, мешающие реализации мобильного обучения в рамках уроках английского языка? Какой из них вы определили бы как основной?

12. Как бы Вы оценили психологическую и техническую готовность ребят к мобильному обучению? Насколько они привязаны к своим гаджетам?

13. Интересно ли, на Ваш взгляд, современным старшим подросткам учить английский язык с помощью мобильных технологий?

14. Как бы Вы описали современного подростка 14-17 лет? Составьте его словесный портрет, выделив ключевые особенности поведения.

15. Насколько подростки мотивированны к изучению английского языка?

16. Какие цели ставят себе старшеклассники в связи с изучением английского?

17. Как много ребят собирается сдавать ГИА по английскому языку?

18. Какие механизмы подготовки к ГИА предоставляет школа?

19. Можно ли в современной практике все-таки обойтись без приложений? Почему?

Приложение 4. Расшифровка интервью с Н. Ткаченко

Интервью с заместителем директора по учебной части, учителем английского языка и методистом языковой школы Studia Lingua Надеждой Ткаченко, проведенное 28.09.2015

Полина: Здравствуйте, Надежда!

Надежда: Добрый день!

Полина: Расскажите о методике преподавания в вашей школе? Давно ли вы работаете?

Надежда: Наша школа иностранных языков открылась в 2005 году. За 10 лет существования мы обучили более 4500 человек. В основе, конечно, коммуникативная методика, понимание того, что язык – это, в первую очередь, инструмент общения. Тем не менее, курсы сопровождаются дополнительными материалами (аудио- и видео-), авторскими заданиями, разработанными методистами нашей школы. Еще мы используем особую методику для запоминания слов Step System.

Полина: И в чем же ее особенность?

Надежда: Это авторская методика, направленная на то, чтобы учащиеся не занимались "зубрежкой", а учили слова с удовольствием, быстро и главное навсегда, а не только на следующее занятие. И, разумеется, чтобы они впоследствии могли свободно использовать выученные слова в реальных жизненных ситуациях. Методика сама по себе состоит из нескольких компонентов: быстрые способы запоминания слов, правильная и эффективная организация записей, (а не просто в столбик как мы привыкли со школы), и несложные способы повторения слов дома.

Полина: Скажите, пожалуйста, какой примерно процент от общего числа учеников составляет подростки 14-17 лет?

Надежда: Мы преподаем английский малышам от 7 лет, подросткам и взрослым людям. Я могу сказать, что детей до 10 лет, (которых мы приглашаем на новогоднюю елку)- их примерно 100 человек, и подростков примерно 150. Но это от 10-15 лет. Старших подростков где-то 25%, будем считать.

Полина: Это от общего числа учеников, включая взрослых?

Надежда: Нет, это от общего числа детей. Не считая взрослых.

Полина: Как много из них по-настоящему мотивированных на изучение языка, (а не тех, кого родители заставили)?

Надежда: Мне кажется большинство, потому что, во-первых, это уже довольно взрослые люди, которые осознают ответственность перед собой и родителями. А во-вторых, даже если изначально ученик пришел к нам просто чтобы "подтянуть" оценку по английскому в школе - постепенно он настолько "втягивается", что начинает по-настоящему влюбляться в английский язык и получать удовольствие от учебного процесса. Мы много раз наблюдали как у так называемых "трудных" подростков "появляются крылья", когда они видят результаты. Сразу приходит осознание: да ведь я могу!

Полина: Как вы думаете, интересно ли современным подросткам учить язык через мобильные технологии? Готовы ли они психологически к таким изменениям в традиционном учебном процессе?

Надежда: Думаю, что да. По крайней мере, эта "мобильность" реализуется в том, что любую свободную минуту есть возможность провести с пользой, точнее с пользой для изучения английского языка. Поэтому здорово, что теперь они могут учиться не только на уроках, а там, где раньше тратили время впустую: в транспорте, на перемене, в очереди.

Полина: В вашей языковой школе, где вы преподаете, используются мобильные приложения?

Надежда: Мобильные приложения - это приложения для мобильных телефонов, я правильно понимаю?

Полина: Для мобильных устройств: телефонов, планшетов. И, разумеется, мы говорим только о мобильных обучающих приложениях, направленных на изучение и совершенствование английского языка.

Надежда: Нет, к сожалению, не используем.

Полина: Хотели бы вы попробовать ввести у себя в школе мобильное обучение или хотя бы отдельные методики работы с приложениями?

Надежда: Возможно. Если такая методика будет представлена и будет понятно, что она целесообразна.

Полина: Судя по вашей интонации, вы не уверены в эффективности мобильных приложений? Или есть какие-то другие барьеры, мешающие реализации мобильного обучения в вашей языковой школе?

Надежда: А я просто не знакома абсолютно ни с какими технологиями. Как бы не могу оценивать то, с чем не знакома.

Полина: Но в принципе, если бы вы увидели "приложения в деле", так сказать, их эффективность...

Надежда: Да, я бы сначала внимательно посмотрела, что это за приложение, как оно работает. Оценила действительно ли оно эффективно, и если сочла бы что да – то почему бы и нет? Мы открыты для новых идей!

Полина: Как бы отнеслись преподаватели вашей школы, если бы администрация решила бы внедрить методику применения мобильных технологий?

Надежда: Наши преподаватели – современные люди, которые тоже пользуются технологиями. В большинстве своем это люди, которым около 30 лет и они вполне «гибкие», т.е. восприимчивы к переменам и легко приспосабливаются. Поэтому я думаю, что мы бы на базе школы организовали обучение преподавателей, и они бы использовали приложения в своей педагогической деятельности.

Полина: Как вы думаете, а что бы на это сказали родители?

Надежда: Я думаю, абсолютно ничего, потому что они с удовольствием ... В смысле, я не ожидаю никакой негативной реакции. Мне кажется, что родители тоже заинтересованы, чтобы детям было интересно, полезно ...

Полина: То есть они бы скорее одобрили такой подход, правильно?

Надежда: Я думаю, что они бы нам доверились просто в решении этого вопроса или не вмешивались бы в него никаким образом.

Полина: Для осуществления каких педагогических задач могли бы служить мобильные обучающие приложения, допустим на уроках?

Надежда: Вот я, к сожалению, с ними не знакома. Я когда заполняла вашу анкету, я написала, что единственное мобильное приложение, которое я лично использую, и дети могут использовать в определенных ситуациях - это словари. Электронные, в частности. Я считаю их очень полезными, ясное дело. Но я не представляю себе, что еще может быть в мобильном приложении... Может вы расскажете?

Полина: Хорошо, допустим, грамматическое приложение (Grammar in use), которое представляет собой адаптированную версию учебника R. Murphy, ставшего классикой в обучении английской грамматике. Бесплатное приложение сделано по учебнику уровня intermediate. Или для чтения, например, 2400 home library (собрание произведений английских и американских авторов), или по отдельным произведениям - Raven - одно из самых известных шедевров Э.А. По.

Надежда: Ну мне кажется, читать на всех устройствах, кроме хороших электронных книг не очень полезно для глаз.

Полина: Так, а вот, например на планшете? Это тоже считается мобильным устройством. По размерам он практически не отличается от электронной книги - даже наверно побольше будет.

Надежда: Ну, если разве что на планшете - тогда да. А ноутбук считается? Просто не у всех детей есть планшеты (!) Безусловно, телефоны есть у всех. А читать наверно на телефоне нельзя, я считаю. Не полезно.

Полина: Хорошо, а как насчет слушать на телефоне? Есть приложения, где можно слушать подкасты BBC, разные классические произведения в формате аудиокниг... Слушать тоже не полезно?

Надежда: Даже не знаю... Я, например, очень уважительно отношусь к компьютерным играм. Например, по грамматике, если таковые существуют. Если бы были хорошие интересные игры на грамматику или лексику, то я считаю это здорово, потому что игры, к сожалению, заполонили наш мир и умы детей и если они хотя бы будут полезными, то это уже хорошо.

Полина: Получается, вы выделяете только лексику и грамматику. А как же остальные языковые аспекты?

Надежда: А мне кажется, что... Как сказать, лексика и грамматика не входит дальше везде: в чтение, письмо, аудирование и устную речь?

Полина: Но если все- таки рассматривать их как отдельные компоненты?

Надежда: Возможно да, хотя посмотреть фрагмент видео - и в этом случае это будет аудирование... Тоже неплохо, если оно обучающее, как и любой другой материал.

Полина: А правильно ли с точки зрения методики давать ученикам посмотреть видеоматериал в приложении, например, в качестве самостоятельной работы или домашнего задания. Подходят ли здесь приложения?

Надежда: Ну, наверно можно для домашнего задания использовать приложения эпизодически. Как дополнительный материал, который студенты могут сами по желанию использовать, например. И снова, если при просмотре видео они не знают каких-то слов, скорее всего они воспользуются электронным словарем или словарем-приложением. Особенно если какой-то "умный словарь", который... Ну, я никогда не видела, но слышала, что есть словари, которые запоминают, какие слова человек не знает и смотрел - то он автоматически шлет с картинками, с идиоматическими выражениями и ему надо работать потом с этими словами. То есть запросил какие-то слова – изволь потом их выучить. Вот, это здорово вообще, в постоянном режиме.

Полина: Знаете ли Вы какие либо учреждения (школы, курсы) или частных репетиторов англ. языка (ваших коллег, знакомых) в СПБ, которые используют мобильные приложения в своей преподавательской деятельности?

Надежда: Нет, боюсь, что не знаю.

Полина: Хорошо, давайте посмотрим, о чем же все - таки речь. Приложение, с которым я вам предлагаю сегодня ознакомиться, называется Лингвалео. Это одно из самых популярных приложений на сегодняшний день. Вы что-нибудь слышали о нем?

Надежда: Ну я знаю о сайте Лингвалео.

Полина: Вы правы, сначала был сайт, сейчас функционирует одноименное приложение, доступное на 3 основных платформах (мобильных операционных системах). Если вы регистрируетесь на сайте, и потом устанавливаете приложение, то ваш прогресс в изучении сохраняется и синхронизируется на всех ваших устройствах.

Надежда: Это удобно, не надо заново проходить. Хотя повторение - мать учения! А для какого оно уровня?

Полина: В начале работы с приложением пользователь проходит небольшой тест на определение уровня, плюс задает темп (кол-во времени ежедневных занятий). Но в AppStore это приложение находится в разделе lifelong learning, т.е. для всех уровней. Давайте обсудим дизайн данного мобильного продукта: как вам цветовое решение, удобно ли читать текст, хорошо ли он структурирован?

Надежда: В принципе, мне нравится оформление. Цвета не слишком яркие, чтоб раздражать глаза, но и не блеклые. Текст нормального размера, но местами мелковат: вот в словаре перевод и транскрипцию нужно покрупнее сделать. Но в целом дизайн вполне удачный и симпатичный. А что в нем можно делать?

Полина: Это лексическое приложение для изучения слов и их тренировки на материале, который интересен пользователю (видео TED, статьи, художественные тексты). Кроме того, есть грамматические курсы.

Надежда: Ну чего, очень симпатично... А какие слова выбираются для тренировок?

Полина: Те, которые выбрал пользователь при просмотре видео с субтитрами или при работе с текстами. Они добавляются в личный словарь, который можно использовать в оффлайн - режиме.

Надежда: О, это удобно! А картинки в словаре, они имеют отношение к слову?

Полина: Конечно, имеют! Разработчики специально подбирают такие картинки, чтобы была задействована и визуальная ассоциативная память учащихся. И вы видите, что здесь еще к каждому слову есть транскрипция и озвучка.

Надежда: Тогда это вообще прекрасно. Тренировки хорошие, но мне кажется это все-таки больше для самостоятельной работы, и дальше наверно полностью самостоятельное заполнение, т.е. человек должен сам анализировать какие слова для него важны, заносить их, сохранять в словарь, потом учить.

Полина: А с точки зрения методики обучения именно лексики, как вы думаете, правильно организованы эти тренировки?

Надежда: Так, а тут нету никакой системности, это же не курс - это самостоятельные задания. Они все полезные, правильные...

Полина: То есть вы считаете, что системности в этом приложении не хватает?

Надежда: Нет, систему использует преподаватель, преподавая свой предмет. А это такой self-study ресурс, мне кажется. Поэтому в нем нету ничего неправильного: это просто набор слов, которые мы выбрали из набора видео, и тренируем их.

Полина: Смотрите, а если пользователь сначала использует "конструктор фраз", а потом уже "слово-перевод"?

Надежда: Думаю, это не страшно, потому что "конструктор" строит предложения из простых исключительно слов и не тренирует лексику, а тренирует грамматику. А тренировка лексики идет отдельная.

Полина: Но ведь мы видим эти тренировки все вместе в разделе лексики?!

Надежда: Но ведь и слова сами очень простые: and, I, some. В эти предложения как раз не входят слова, которые выбраны для тренировок. Поэтому не имеет значения, в каком порядке выполнять эти упражнения, мне кажется, можно и на грамматику отдельно, и на лексику отдельно.

Полина: Как вы в целом оцениваете работоспособность и функциональность приложения? (быстрота работы и отклика клавиш, зависает/или нет?)

Надежда: Ммм, при мне ни разу не зависло, все в порядке. А вот раздел грамматики: Мы видим графическое изображение времени, описание на русском языке, пример и перевод. Тааак.. Тут еще очень важно насколько это грамотно сделано с языковой точки зрения.

Полина: Вы бы подобрали другой пример?

Надежда: Да нет, ничего пока, подходит. Дальше идут задания. При выборе неправильного ответа - не сразу показан верный.

Полина: А как вы думаете: лучше сразу показывать правильный ответ или дать какое то количество повторных попыток?

Надежда: Дать попробовать еще раз конечно. Появилась подсказка, но оно зафиксировало, что вы ею воспользовались.

Полина: Мы с вами посмотрели одно из самых популярных приложений на рынке образовательных программ такого рода, направленное на обучение пользователей английскому языку - Лингвалео. Давайте резюмировать: ваше общее впечатление от приложения?

Надежда: Да, мне все понравилось. Хорошо, что есть уведомления-напоминания, и метод интервального повторения слов. В нашей школе мы его тоже используем, только в "бумажной версии", так сказать - карточки. Поэтому с помощью приложения можно сэкономить много бумаги : )

Полина: Как бы мы могли его использовать?

Надежда: Только для самостоятельной работы. Я не представляю себе как включить его в курс урока.

Полина: Как именно для самостоятельной работы? Прошли тему, добавьте слова и тренируйте их дома, или как? Как вам видится?

Надежда: Ну просто самостоятельно, если люди спрашивают, например: "мне нужно позаниматься чем то летом, порекомендуйте какой-нибудь курс, по которому я могу позаниматься". Мне верится, что порекомендовать настоящий курс например Speak out абсолютно неграмотно. Это курс по которому нужно учиться еще с учителем, у которого есть Teacher's book, который имеет педагогическое образование. А вот для какой-то самостоятельной работы в течении определенного периода времени – очень хорошо и полезно, для закрепления…

Полина: Какого периода времени?

Надежда: Любого. Смотря каким человек обладает.

Полина: Сколько по времени подросток может использовать, если мы ему рекомендуем, чтоб это было полезно/эффективно и была польза?

Надежда: Ой, я бы не стала так ранжировать по времени потому что все дети и люди по разному даже домашнее задание делают: кому то 5 минут достаточно, а кто то 2 часа будет сидеть над тем же заданием. Все таки очень зависит от человека, поэтому у каждого должно быть свое.

Полина: Ну, давайте определим минимальную границу: 5, 10 минут, полчаса?

Надежда: Ну, если говорить о тренировке слов например, то наверно минут 10 вполне достаточно.

Полина: Для одной какой-то тренировки или для всех?

Надежда: Да я вообще думаю, что это утомительно. Безусловно, эти тренировки надоедают, поэтому наверно лучше делать периодически, но понемножку. А если работать с текстом или видеоматериалом - то тот период времени, который задуман наверно. Видео какое то время идет, ты его смотришь... Чтение зависит от способностей индивидуальных...

Полина: Может ли обучающее мобильное приложение стать дополнительным стимулом (средством повышения мотивации) к изучению языка? Ведь учебники тоже иногда утомляют, разве нет?

Надежда: Особенно если неинтересно по ним учить, то конечно... Но я боюсь, что такого рода приложение их тоже утомит мгновенно. Мне видится, что то, что вызовет интерес - это какая то игра.

Полина: Но ведь тренируя слова, пользователь получает очки опыта и переходит на все более высокие уровни. Это и есть своего рода игровой элемент.

Надежда: Не, ну это не игра, только игровой элемент, и он, конечно, стимулирует но надо понимать что это такой же учебный ресурс, как и учебник только в электронном виде и для самостоятельной работы. Поэтому тоже требует в начале какой-то внутренней другой мотивации, которая уже сподвигнет человека на то, чтоб взять и делать эти упражнения, читать про грамматику выбирать правильные варианты. Это такой же, в общем то учебный процесс, неигровой материал совершенно. А игровой я имею в виду совсем по-настоящему игра.

Полина: Например?

Надежда: Я вот видела очень много компьютерных игр у американцев для детей, которые изучают свою собственную грамматику своего родного языка, сильно им позавидовала, но потом не видела ничего такого у нас в России. (Хотя может быть я просто не очень хорошо пользуюсь компьютерами) ну это, например предлоги, которые падают их надо быстренько поймать и вставить в нужное место, их надо по-настоящему лапкой схватить и там музыка, что то происходит... Если он упадет мимо то взрыв, если ты поймал - то салют...

Полина: Это уже мультимедийность, кстати хватает ли ее в Лингвалео?

Надежда: Наверное нет, хотя с другой стороны ... Надо понимать, что это для разных возрастов: 14-17 лет это взрослые люди. Может быть, им как раз и не нужно никакой игры и вполне устроит такой материал. Но это учеба, это фактически мобильная версия учебника.

Полина: Мы видели, что можно учить слова из материалов, а можно из готового набора. Так как же лучше: по темам или по отдельности?

Надежда: Лучше по темам. Они и в жизни потом используются по темам, и встречаются по темам.

Полина: Я вас правильно поняла: лучше готовый набор слов брать, чем отдельно вручную добавлять из видео?

Надежда: Нет-нет, если мы смотрим видео на какую-то тему - мы тоже набираем лексику на определенную тему.

Полина: Не всегда. Мы можем смотреть выступление и выбрать абсолютно разные слова, которые мы не знаем...

Надежда: Нет, слова не должны встречаться, как бы сказать... Я против списков слов, которые просто так даются как данность. Вначале должно быть выполнено какое-то упражнение (по современной коммуникативной методике), должен быть контекст. И потом слова из этого контекста они скорей всего будут связаны с этим контекстом в большей мере на какую то тему. Например, если мы смотрим юридический какой то текст - то это будут юридические термины, очень хорошо мы их так все вместе и запишем. Так что должен быть и контекст и тематика. Более того, может быть контекст, оттуда выписаны слова, разобраны, и потом добавлены на эту же тему какие то дополнительные слова с помощью или мобильного приложения или учителя.

Полина: Как вы думаете, обладают ли мобильные приложения дидактическим потенциалом в области преподавания английского языка? Нужно ли их использовать или можно обойтись другими методами?

Надежда: Можно обойтись без приложений :-)

Полина: А что будет эффективней в качестве той же самостоятельной работы: книжка в бумажном варианте (как домашнее чтение например) и тот же текст в приложении, только в мультимедийной интерактивной обработке?

Надежда: Я считаю, что книжку полностью исключать нельзя вообще из нашей жизни. А по степени воздействия и эффективности - наверно примерно одинаково. Скорее всего вся эта мультимедийность не будет иметь такого сногсшибательного эффекта чтобы сильно изменить учебный процесс, потому что современные дети настолько уже знакомы с этими технологиями намного лучше учителей что их тоже ничем не удивить: никаким ни интерфейсом, никакими картинками или возможностями - они будут прекрасно понимать что это учебное задание, а не игра, какой бы интерактивности мы не добавили б. Разве что для разнообразия нашего какого то методического ... А вот для мотивации наверно нет, особенно у таких больших подростков. Когда очень маленькие дети и у них наблюдается какой то стопор при отрывании книги вот - с ними может быть как раз лучше сработает...

Полина: Это какой примерно возраст?

Надежда: Ну, вот это наверно начальная школа, а может быть даже в районе 10 лет, когда у них могут быть уже чуть-чуть какие то подростковые проблемы с обучением - вот там может быть как раз то, что они будут держать в руках планшет и чувствовать себя комфортнее, а взрослые подростки с 14 лет будут прекрасно понимать что это такое, поэтому у них в меньшей степени это сработает как мотивационный момент.

Полина: Спасибо за ваши ответы! Желаю побольше мотивированных и усердных учеников вашей языковой школе!

Надежда: И вам спасибо, и успехов!

Приложение 5. Расшифровка интервью с А. Чернышовой

Интервью с учителем английского языка Аленой Чернышовой, которая работает в языковой школе "Studia Lingua" (7.10.2015 г.)

Полина: Добрый день, Алена! Мой первый вопрос к вам: как долго вы работаете в этой языковой школе и детей какого возраста обучаете?

Алена: Добрый день! В "Студии Лингва" я работаю уже полгода, и работаю с разными возрастными группами, преимущественно это взрослые и дети, начиная где-то с 14-15 лет.

П: И сколько это примерно групп?

А: Примерно 4 группы по 6-7 человек.

П: По вашим наблюдениям, как бы вы составили словесный портрет современного старшего подростка, как вы его видите?

А: На самом деле, я думала, что группы будут более, скажем так, неспокойные, что будут сильно привязаны к своим электронным девайсам, типа телефонам, то, что будут, как минимум, пользоваться словарями в первую очередь там. Но на самом деле в этом году группы подростков набрались такие достаточно спокойные, т.е. вполне мотивированные. Они знают, что им нужно сдавать экзамены, т.е. в рамках поведения тоже никак не придраться, но единственное что - обычно в этом возрасте подростки как бы еще интересуются какими-то игровыми чтоли заданиями, игровыми проверками. А здесь немножечко меньше энтузиазма у них видно. Хотя занимаемся мы с ними уже не неделю и даже не месяц - уже больше, т.е. уже друг друга все знаем, но скажем так, они настроены все на более серьезную работу, чем на какие то...

П: Т.е. игровые технологии их не сильно интересуют, да?

А: Не сильно, и для меня это было удивительно... И ладно там одна группа может быть ребята (почти все с одной школы), но в другой группе абсолютно все разные...

П: А как насчет соревновательного какого-то элемента? И есть ли вообще что-то такое на ваших уроках?

А: Вот, их даже соревновательный, когда какие то конкурсы, на баллы, еще там что-то, оценки какие-то за контрольные выставляешь - они не смотрят вообще на результат.

П: Что же их мотивирует тогда? Только лишь экзамен?

А: Они все говорят, что «вот нам нужно стать ГИА» и больше никаких глобальных целей не ставят.

П: А как насчет международных экзаменов? Никто не планирует сдавать?

А: Ну, мы поднимали с ними такой вопрос: ну а почему, ГИА можно сдать в принципе обучаясь исключительно в школе. То есть вы хотите еще какие то экзамены сдавать? - а что еще какие то бывают? А зачем?

П: Получается, что они как и большинство детей даже не знают о них... Никто им никогда не рассказывал?

А: Да, т.е. на уровне. 9 класса они даже не знают, увы. Я, конечно, им вкратце рассказала, и они достаточно заинтересовались.

П: А с какими экзаменами вы их познакомили? Что сдают в этом возрасте?

А: Ну, они все заинтересованы ГИА, но обычно с этого возраста могут сдавать и IELTS, там есть Academic и General. Последний обычно все и сдают. Особенно, если хотят учиться где-то заграницей. Но таких желающих у меня в группах пара человек всего.

П: Так, а вот вы сказали, что они не привязаны к гаджетам и не сильно часто пользуются словарями...

А: Да, они фактически не пользуются телефонами, но это мне кажется заслуги школьной дисциплины: сразу убирайте свои устройства.

П: Вы разрешаете на своих уроках пользоваться словарем, если есть необходимость?

А: Мне кажется, именно использование словарей на уроках не достаточно уместно, потому что, в принципе, перед вами сидит преподаватель и посмотреть в словаре может любой дурак, что называется, а скажем так догадаться (развивать языковую догадку) или еще как то по дефиниции как-то определить - это уже как-то сложнее, уже задействуется более глубинная работа и более позитивный результат получается и прогресс наблюдается.

П: То есть изучать язык через технологии им не будет интересно, вы считаете?

А: Смотря какие технологии... Если, допустим, у меня какие-то группы заканчивают, и это, например, интенсивный курс, там тоже бывают подростки, то я им советую установить приложение Лингвалео и тренировать именно слова. Может это как-то все поможет в аудировании, но тоже сомнительно, потому что очень сложно сосредоточиться особенно, если ты не находишься непосредственно на уроке... Но именно для заучивания слов, эти тренажеры, что существуют – я вообще считаю их великолепными, потому что это действительно помогает и ими можно пользоваться, сидя в метро, в очереди, то есть, по сути, на автомате, но даже если это выполняется каким-то вот образом полунеосознанно - все равно я убеждена, что на каком-то уровне (на визуальном), еще на каком-то слова откладываются. И насколько я знаю, эти тренировки есть с поддержкой аудио, составление предложений, разгадывание кроссвордов - т.е. в принципе это все сейчас развито настолько, чтобы было интересно, но мне больше это нравится для заучивания слов, потому что, допустим, на телефоне это точно не очень удобно если уж какой-то другой вид деятельности кроме заучивания слов. Целые тексты читать не так уж приятно. Но в принципе, если говорить уже о планшете, то там... Если вот брать какой-то каждый девайс, то нужно, мне кажется, отдельно рассматривать его возможности.

П: То есть телефон подходит для лексических видов деятельности, а планшет - для чтения, да?

А: Ну пусть будет для чтения... Хотя в принципе для работы какой-нибудь с текстами. В него в любом случае больший объем текстов входит, т.е. уже можно спокойно работать с приложениями. Например, слова перетаскивать. А в телефоне - уже где-то перетащил, еще шрифт мелкий, кто-то толкнул или еще что - уже неудобно.

П: То есть вы считаете, что наиболее эффективные приложения - лексические?
А: Да, мне кажется они наиболее продуктивные.

П: Кроме Лингвалео что вы еще советуете своим ученикам?

А: Эм, часто, кто именно хочет подтянуть свой словарный запас или некоторые ребята, кто интересуется сдачей экзамена IELTS, то для подготовки к нему тоже есть много тренажеров, причем по видам деятельности и аспектам языка. Например, IELTS Reading preparation. Их легко может найти по ключевому слову IELTS и чаще всего это приложения, разработанные как раз таки уважаемыми изданиями (Cambridge) и т.д., скажем так. И самое приятное, что они все-таки в бесплатном доступе находятся, большинством своим или хотя бы в каком-то объеме, что дает возможность как минимум ознакомиться со структурой теста и его особенностями.

П: А чаще вы рекомендуете приложения тем, кто здесь на курсах или своим индивидуальным ученикам на репетиторстве?

А: Вообще, в рамках курса и нашей методики в языковой школе и собственно в рамках УМК, по которым ведется преподавание – там не предполагается использование каких-то дополнительных устройств и материалов. Т.е. весь процесс обучения проходит достаточно регулярно и достаточно легко контролировать прогресс, и это еще не такие большие объемы словарного запаса, упражнений, с которыми нужно работать. Т.е. я советую обычно либо в конце курса, либо, что касается учеников моих личных, если я с кем-то занимаюсь, когда мы обучаемся, то естественно на занятиях мы ничего не используем, помимо конечно там ноутбука, чтобы "прогнать" аудирование или видео ситуацию. Но опять же когда нужно домашнее задание или если это IELTS, где нужно проработать с такими текстами, такого сложного уровня, что им без словаря никак не обойтись, то тут я уже им советую привлекать словари.

П: Электронные или в качестве мобильных приложений?

А: Электронные словари, вот которые доступны, допустим, в онлайн версии, Мультитран и др., то они не подходят для базовых уровней, потому что там много терминологии. Я их не советую никому, потому что они чаще всего хороши в плане своей узкой направленности - там можно найти слова, не знаю, по судостроению, химии и прочее, т.е. терминология будет с различными комментариями и расписано хорошо, а какая-то базовая лексика уровня pre-intermediate... Там может быть сто и больше разных значений элементарного слова и подросток легко может запутаться в этих значениях. Или если они сами составляют какой-то topic (тему) на английском, то они выберут не то значение и это никакой пользы не принесет. Поэтому я чаще всего советую именно приложения словарные: big dictionary. К сожалению, почти всегда в play market и AppStore он является платным, но есть такие удачные моменты, когда можно его все-таки "зацепить" бесплатно. И это оффлайн словарь, плюс там еще для особо желающих есть разговорник с фразами, и найти там можно не только словарь с фразами, но и слова с русского на английский и наоборот. Как я сказала - он работает без подключения к интернету, а это несомненный плюс, т.к. часто у подростков за поведение отключают интернет или просто дорогой мобильный интернет и родители против. Поэтому я советую им пользоваться, потому что там хотя бы не такой большой разброс.

П: Т.е. оффлайн словарь все равно должен быть как инструмент да?
А: Да, мне кажется с бумажным словарем уже никого невозможно застать, хоть некоторые учебники (Cutting Edge, New Opportunities) - у них есть Mini dictionary, а в нем только те слова, которые будут в этом УМК. С одной стороны удобно, а с другой - как то с бумагой уже не совсем дружат.

П: А как насчет каких-то барьеров в реализации мобильного обучения? Если б в Studia Lingua ввели такую практику, как бы ты отнеслась?

А: Если бы это было нацелено на какую то индивидуальную работу и работу непосредственно с каким-то девайсом, то я бы тут либо выбрала какую-то узкую специализацию, например, читать можно удобно в приложениях, потыкать на незнакомые слова, чтобы сразу увидеть перевод. Т.е. в рамках чтения, но опять же на регулярной основе я бы не стала это использовать. Если бы это было реализовано как-то на интерактивных досках, чтобы преподаватель всего лишь нажатием нескольких кнопочек показывает что-то интересное: ту же самую грамматику или слова - тут еще можно подумать, но опять же в рамках индивидуальной работы я бы не стала, потому что все таки чаще всего для подростка телефон, особенно если у него есть возможность установить какие-то мобильные приложения, то это значит телефон, который поддерживает всякие там развлечения и будет слишком много отвлекающих факторов.

П: Получается мы говорим о том, что психологически они не готовы использовать телефоны как средство обучения?

А: Да, мне кажется, что трудности заключаются в том, что не у каждого ученика может быть телефон (смартфон) с соответствующими характеристиками, чтоб это все поддерживалось, т.е. техническая возможность. В зависимости от того какой экран у телефона, это тоже различным образом будет влиять на глаза. Если мы сидим на стуле и смотрим в телефон – это может быть вредно.

П: Резюмируем: риск недостаточной технической возможности и вреда здоровью. Давайте рассмотрим ситуацию: вы нашли отличное приложение (методически грамотное, удобное и простое в использовании, с красивым дизайном и т.д. - идеальное в общем) и хотите его использовать. А администрация как отнесется: одобрит или запретит?

А: Ну вообще, мне кажется, администрация любого учебного заведения не идет против каких-то инноваций, по возможности старается использовать все современные технологии на уроках, но именно мобильные приложения... Мне кажется это для какой-то сугубо индивидуальной работы, т.е. здесь уже отменяется групповая работа - все вот только индивидуально. Этим человек может заниматься вне рамок урока. Поэтому возможно администрация и задумалась бы, даже разработали бы какие-то задания для работы с мобильными приложениями, даже если оно идеальное, но зачем тогда учитель, неясно какова его роль в таком случае, если уже все методично разработано.

П: Согласитесь, что у учителя же есть не только функция транслятора знаний, а еще организатора, контролера, где-то даже игромастера и т.д. Но вернемся к теме приложений. Допустим, Вы хотите ввести мобильные технологии, т.к. убеждены в их эффективности, а администрация против. Пойдете им наперекор или подчинитесь?

А: Нет, ну как минимум нужно попробовать внедрить, если уж я настолько "за" - надо узнать и проверить насколько это работает - даже если не на постоянной основе. Я бы попыталась их убедить, хотя мне достаточно сложно представить ситуацию, где я на 100% права и поддерживаю использование мобильных приложений. Но в качестве эксперимента, безусловно, мне кажется, это стоит попробовать, тем более я в принципе не особо знакома со всем объемом приложений выпущенных, а их так много сейчас и постоянно число увеличивается.

П: Какой, на ваш взгляд, была бы реакция родителей?

А: Родители все-таки, с одной стороны, поддержали бы это все, "современная молодежь то се, а как их еще учить, они же не усидят", т.е. может быть они вполне бы и заинтересовались, но они все еще то поколение, которое училось по традиционным методикам, и это их как минимум насторожит все равно. Мне кажется, резкого вот какого-то отрицания этих всех технологий, безусловно, не будет.

П: А какие приемы или технологии могли бы быть применены? Ведь недостаточно же сказать вот тебе приложение – сиди, изучай!

А: Изучая английский язык, мы работаем по нескольким направлениям, т.е. нам нужно развивать некоторые навыки: словарный запас, письмо, чтение, слушание. Поэтому, как я уже сказала, для лексики подойдут приложения – это точно. Затем навыки чтения, аудирования, безусловно, можно тоже каким-то образом «подтянуть», используя приложения. А вот уже с навыками письма и разговорной речи гораздо сложнее, и наверно совсем невозможно.

П: Знаете ли Вы какие то школы/курсы/частных репетиторов, которые используют мобильные технологии в педагогических целях?

А: Если честно, вот конкретно там, где в программе в методике включено приложение, я в принципе такого не слышала. Но большинство современных учебников, например, Solutions, там всегда есть какое-то приложение, которое идет как дополнительный интерактивный компонент. Но опять же, это только для индивидуальной работы. Хотя ученики, как только видят вот эту вот надпись (обычно на обложке там, в ярком кружочке), то они сразу бегут, скачивают.

П: Если их так это интересует, может ли приложение выступать средством повышения мотивации, дополнительным стимулом для изучения иностранного языка?

А: Конечно, это, безусловно, интереснее для подростка - стираются границы школы, нет этой атмосферы, что кто-то заставляет. Может быть, они просто самостоятельно проявят интерес и будут этим заниматься, но именно со стороны преподавателя, если вот на уроке заставлять это делать, честно, я не представляю... Мне кажется, абсолютно убивается атмосфера урока, когда каждый сидит вот "в себе". Это уже все - не урок. Урок - это, прежде всего, взаимодействие преподавателя с каждым учеником, и каждого в группе между собой, в парах (различного рода групповая работа).

П: А нельзя ли попробовать организовать использование приложений в парах?
А: Все равно, кажется, как будто есть какой-то посредник, кто-то лишний... Просто сейчас уже столько методик вышло и тоже достаточно интересных и достаточно визуальных, т.е. и зачем тогда?

П: Зачем приложения? Думаете, можно без них обойтись?

А: В методике обучения английскому языку в рамках образовательного учреждения можно обойтись без приложений. Но в индивидуальном - это было бы классно, на самом деле. Самостоятельно - конечно это чуть ли не самое лучшее, что только можно было придумать. Человек возьмет классический УМК, любого современного издательства Cambridge или др. и начнет самостоятельно проходить - толку не будет. Там преподаватель является самым главным получается. А если человек берет приложение, ему не нужен преподаватель. Это сугубо индивидуальная работа. Приложения, по крайней мере, те, что я видела, лучшее, что может быть придумано для самостоятельной работы, но не в классе.

П: Хорошо, а видели ли Вы приложение Duolingo?

А: Да, я слышала о нем.

П: Итак, нас встречает птичка - маскот приложения. Дальше мы смотрим на дизайн, что вы можете сказать, как оцените?

А: Что касается дизайна, сейчас этот material design - все достаточно классически выполнено, никаких особо нареканий нет, кричащих ярких цветов нет - все ярко, но в пределах нормы, лаконично. Шрифт нормальный для стандартного устройства и с учетом его стандартного расположения перед глазами.

П: Удобна ли такая прокрутка сверху вниз?

А: Скажем так, современные прошивки выходят на android с этой новой, точнее не новой - и раньше была эта прокрутка, горизонтальную (как в Лингвалео) придумали позже, так что, почему бы и нет, какая разница?! На удобстве это, по-моему никак не сказывается.

П: Это приложение работает только в режиме онлайн, сильное ли это ограничение?
А: Мне кажется, что сильное, потому что многие родители не выделяют ребенку дополнительных средств на мобильный интернет и зачем, если интернет есть итак дома, а вне дома ребенок либо учится, либо тренируется... Интернет не у всех будет, поэтому лучше, чтобы приложение было оффлайновое.

П: Как это конкретное приложение можно использовать? Для чего?

А: Ну, то, что я пока вижу, это тренировка слов и грамматики. Но скорее для начальных уровней, т.к. можно "тыкать", где не надо исправлять и черкать ручкой - это приятнее, потому что этот фактор ошибки уже немножечко смягченный идет. И потом все равно будет стимул "потыкать" еще побольше, потому что это все быстро, это экономит время и плюс фактор удобства - свое устройство, никаких бумажек, ручек. В любое время - удобно.

П: Понятно, спасибо за ваши ответы! Успехов вам и вашим ученикам!

А: И вам всего доброго!

Приложение 6. Расшифровка интервью с Д. Кудрявцевой

Интервью с Кудрявцевой Дарьей Владимировной, репетитором, преподавателем школы английского языка "Studia Lingua", проведенное 7.10.2015 г.

Полина: Добрый день, Дарья! Спасибо, что согласились побеседовать!

Дарья: Здравствуйте, всегда рада помочь!

П: Сколько вы уже работаете в "Студии Лингва"?

Д: Работаю я 5-й год здесь, преподаю и подросткам и взрослым, и последнее время дети маленькие, с 7 лет. А вообще опыт работы преподавателем английского – 7 лет.

П: Давайте поговорим о старших подростках, насколько они мотивированы к изучению английского языка?

Д: Ну, я стараюсь поддерживать мотивацию. У меня подростки в основном с 13 до 17 лет. Стараюсь занятия сделать интересными, чтобы им было, прежде всего, интересно учиться. Использую игровые методы, создаю дружественную комфортную для них обстановку, чтоб они комфортно себя на уроках чувствовали.

П: Понятно, а какой он вообще - современный подросток старшего возраста? Как бы вы его описали?

Д: Эм, значит, сейчас я попробую сформулировать ... (вздыхает) Ну он любознательный, ему хочется какой-то свободы, хочется знать, зачем он что-то делает, а не просто так, т.е. четкие цели и заинтересованность в этом должна быть…

П: Сколько детей имеют какие- то гаджеты и насколько они к ним привязаны?

Д: Ну да, в большей степени они привязаны к ним, у них гаджеты есть почти у всех, с телефонами они вообще не расстаются.

П: Разрешаете ли вы пользоваться мобильными приложениями - словарями на уроках?

Д: Да, конечно. Старшие подростки особенно активно используют их, я не препятствую этому ни в коем случае.

П: Как вы думаете, готовы ли дети психологически к использованию своих гаджетов в обучающих целях?

Д: Конечно да. Поэтому им было бы интересно, наверно, если б мы использовали какие-то приложения. Но пока мы этого не делаем.

П: И что же этому препятствует? Можете ли вы назвать какие-либо риски или ограничения в мобильном обучении?

Д: Ну все должно быть в разумных пределах: если ребенок не сидит целый день по несколько часов, то в этом, я думаю, вреда никакого нет, а поскольку современные подростки в принципе привыкли к гаджетам - то думаю, это будет плюс. Вот. Но если... как бы... может быть риск в том, что дети вообще перестанут, (если будут только использовать эти мобильные), они забудут что такое большой хороший бумажный словарь, где можно найти много полезной информации или вообще там искать информацию в книжках, т.е. такой риск может быть. То, что они вообще отойдут от традиционных каких-то базовых вещей...

П: Если бы администрация ввела мобильное обучение, какой была бы ваша реакция?

Д: На ряду с традиционным?

П: Да, разумеется. Мы не говорим о полной замене или исключении бумажных источников. Только как вспомогательный метод.

Д: Ну, а почему бы и нет. Я бы вполне положительно реагировала.

П: А как бы отнеслись родители учеников? Они были бы "против" или все-таки "за"?

Д: Я думаю, они тоже отнеслись бы нормально, с пониманием, потому что сейчас очень много различных приложений обучающих для смартфонов, и не только по иностранным языкам, и дети активно этим пользуются.

П: Для решения каких педагогических задач учителя английского языка могли бы использовать мобильные приложения? В чем их дидактический потенциал и есть ли он вообще, на ваш взгляд?

Д: Ну например, с их помощью можно что-то отрабатывать, те же слова какие-нибудь тренировать, интерактивные упражнения по грамматике.

П: Подходят ли мобильные приложения для чтения, например?

Д: Ну для чтения, ну не знаю, насколько удобно читать тексты…

П: Как насчет использования такого мобильного устройства как планшет?

Д: Ну да, может быть да... Тексты, допустим, было бы тогда удобно читать текст и тут же иметь возможность посмотреть перевод, что не даст обычная книга, а даст, например, мобильное приложение. При нажатии на слово – дает перевод, было бы здорово…

П: А что касается аудирования? Могут здесь помочь приложения?

Д: Да, это будет очень... Самый большой плюс. Можно будет слушать аудиоматериалы с мобильного приложения…

П: Мы понимаем, что приложения в основном используются доя самостоятельной работы или для домашнего задания, поэтому неясно как использовать их на уроках. Видите ли вы какие-то методы применения их на уроках? Или вообще не нужно это делать с точки зрения методики или др. причин?

Д: Ну... я бы не стала активно их использовать на уроках. В качестве скорее да, домашнего задания и самостоятельного изучения. Но мне пока не видится, как это можно организовать…

П: Как бы вы тогда их использовали для самостоятельной работы? В чем бы она заключалась?

Д: Ну вот, например, студент знает, что вот какую-то мы определенную грамматическую тему проходим, да, и в этом мобильном приложении есть отработка этого материала. И вот, в качестве домашнего задания студентам задается проработать…

П: Получается, что вместо упражнений в книге...?

Д: Ну не вместо, а скорее в дополнение. Как вариант просто дополнительной отработки. Или аудирование, там еще дополнительные тексты.

П: Знаете ли вы какие-либо учреждения или частных преподавателей, которые используют мобильные технологии?

Д: Нет, не знаю. Не сталкивалась с таким.

П: Хотели бы вы сами использовать приложения на постоянной основе?

Д: Я бы ознакомилась с ними, там уже решила бы.

П: Посмотрим одно из приложений, я думаю, уже глядя на дизайн, оно вам напомнит...

Д: Конечно, Мёрфи. (улыбается)

П: Да, это наша "классика" английской грамматики. Книга теперь существует как приложение в двух вариантах - для уровня Intermediate (бесплатная версия со встроенными покупками) и для Advanced (платная).

Д: Ну, у подростков как раз такой уровень сейчас - Intermediate, т.е. средний. Поэтому весьма любопытно.

П: Итак, мы можем послушать объяснение и потом перейти к упражнениям, и тут же себя проверить. Также мы видим объяснение, как использовать приложение (инструкция), закладки, поиск слов в словаре (грамматическом), дополнение (неправильные глаголы)... Как вы думаете, как можно использовать данное приложение?

Д: Ну вот такое можно использовать, например, на уроках, тут у нас грамматика. Например, после объяснения да, учитель презентует грамматику, мы, допустим, разбираем форму, использование, а потом мы на приложении смотрим примеры, слушаем их (поскольку тут можно послушать, что очень хорошо) и, допустим, делаем упражнения, если есть такая возможность, либо я их задаю на дом.

П: Как их тогда проконтролировать? Если мы делаем в книжке - то мы можем взять посмотреть там...

Д: А разве мобильное приложение не дает потом оценку?

П: Эм, ну вот некоторые приложения дают, а некоторые - нет.

Д: Желательно, если б они давали, тогда б решалась проблема проверки вообще. Студент, допустим, делает, если это на уроке, разобрали... Я им говорю, какое упражнение делаем и все делают, а потом приложение само дает оценку, а потом они мне говорят: у меня столько то баллов.

П: То есть можно попытаться встроить это в процесс обучения английскому языку?

Д: Да, но с определенными... Надо продумать все это, но, в общем и целом, я думаю да - почему бы и нет.

П: Как вы думаете подросткам удобнее работать с книжным вариантом по привычке или с приложением?

Д: Трудно сказать, удобнее наверно им будет по привычке с бумажным материалом работать, вот. Но поскольку современные подростки, они очень активно используют, гораздо активнее, чем скажем учителя, может быть им будет удобнее так.

П: А если все-таки не на уроке, а в качестве тренировки?

Д: Тогда однозначно удобнее, мне кажется, будет. И в качестве ДЗ тоже. На уроке – спорный момент…

П: А является ли приложение неким дополнительным стимулом для изучения языка?

Д: Да. Думаю да, потому что им нравятся мобильные приложения и работа с гаджетами - то есть с технической такой стороны это может заинтересовать и привлечь их.

П: Хорошо, давайте вернемся к самому приложению. Как бы вы оценили дизайн?

Д: На первый взгляд, удобно. Мне кажется, шрифт нормальный, цвета тоже. В принципе оно практически идентично оформлению книги, поэтому все выдержано в едином стиле.

П: С точки зрения методики есть ли претензии к работе сервиса?

Д: Оно организовано классическим образом: теория + упражнения. Есть объяснения с таблицами и примерами, поэтому у меня никаких претензий. Работает быстро, не "зависает", произношение хорошее.

П: Как вам кажется насколько быстро дети устанут от такого рода упражнений? Не покажется ли им это все равно подражанием книге?

Д: Не думаю. Это другой формат, это уже в новинку. Я думаю, их не быстро утомит такая работа, т.к. тут надо что-то нажимать, двигать туда-сюда. Им все равно нужен постоянный экшн, и в этом смысле неплохая альтернатива бумажным упражнениям.

П: Давайте подведем итог и резюмируем ваши впечатления от приложения Grammar in Use (Intermediate), с которым вы сегодня ознакомились.

Д: Мне понравилось это приложение. Я бы могла его использовать в качестве дополнительного материала, домашнего задания и самостоятельного изучения языка. Мне кажется, это неплохой вариант.

П: В современной методике изучения английского языка такое разнообразие методов. Как вы оцениваете возможности мобильных приложений в целом, можно ли обойтись без них или следует все-таки использовать такие технологии?

Д: Нет, ну обойтись, конечно, можно, но да, это создает дополнительную мотивацию и возможности, которые не даст бумажный материал. В принципе, это хорошая вещь.

П: Спасибо вам, Дарья, еще раз за интересное интервью и вашу помощь!

Д: Не за что, до встречи!

Приложение 7. Расшифровка интервью с А. Решетниковой

Интервью с Анной Степановной Решетниковой, методистом, завучем и преподавателем английского языка Академической гимназии № 56 (г. Санкт- Петербург), проведенное 19.10.2015 г.

Полина: Добрый день, Анна Степановна!

Анна: Добрый, Полина! Проходите, пожалуйста!

П: Спасибо! Итак, первое, о чем я бы хотела вас спросить - как давно вы преподаете английский язык, и в каких классах?

А: Я пре подаю уже почти 20 лет, с 1996 года. Я работаю в 56-й гимназии, как работала, так и работаю. Но прошла все классы от 2 по 11, а последнее время преподаю только в старших классах с 8 по 11.

П: Значит вы непосредственно имеете дело со старшими подростками. Как бы вы описали современного подростка?

А: Что касается детей, которые учатся в нашей школе, то это очень мотивированные, целеустремленные, точно понимающие для чего им нужен английский язык и другие предметы. Потому что они уже, многие из них, определились, кем они хотят стать, куда поступать. Поэтому кому-то нужен технический язык, кому-то – разговорный, кто-то учит язык для путешествий, кто-то – для будущей профессии, т.е. мотивация у них достаточно высокая.

П: Как много детей планирует сдавать ЕГЭ по английскому языку?

А: Ну, у нас в среднем, получается, 25% сдают, это каждый четвертый.

П: Достаточно много, а они занимаются дополнительно? Или как готовятся?

А: В школе есть дополнительные занятия, которые называются «Школа тестовой культуры», когда учителя-предметники проводят подготовку к тому или иному предмет, в частности по английскому и там целенаправленно только к ЕГЭ готовят, т.е. там другими делами не занимаются, поэтому кому нужно - посещают эти занятия. А кому-то достаточно лишь уроков, потому что часов у нас много: 6 уроков английского в неделю. Мы очень много успеваем сделать на уроках, но дополнительно ребята ходят на "Школу тестовой культуры".

П: Вы курируете или преподаете там, или может все вместе?

А: Я курирую, я не преподаю, потому что я завуч и просто не успеваю все делать, но у нас все учителя, которые являются экспертами ЕГЭ устной и письменной части - они ведут "Школу тестовой культуры". Ребята ходят к педагогам, которые в итоге эти работы и проверяют, потом участвуют в общей проверке в городе.

П: А какие сейчас особенности ЕГЭ? Я слышала, что с этого года ввели устную часть?

А: Нет, ее ввели с прошлого года, она уже была. Наверно это самая большая особенность, потому что экзамен проводится в 2 дня: в один день они пишут письменную часть, куда входит аудирование, чтение, лексика, грамматика, письмо и сочинение - эссе. И потом, в прошлом году это было вообще через неделю, ребята сдают устную часть, где 4 задания. И наверно, не знаю, самое сложное, пожалуй, это то, что это не человеческий фактор, а все задания они надиктовывают компьютеру.

П: Как им такая форма работы, какие отзывы с прошлого года?

А: Ну, им комфортно, потому что отсутствует человеческий фактор, но было много технических сбоев и, к сожалению, экзамен нельзя пересдать сразу, в тот же день – нужно приходить либо на следующий, либо через несколько дней. А это конечно очень затратно по эмоциональной, наверное, части, я б сказала, потому что нервничают, ждут, готовятся и... не назовешь это приятным опытом, совсем.

П: Как вы думаете, интересно ли подросткам старшим, о которых мы говорим, учить язык через мобильные технологии?

А: Думаю, что да, потому что они с гаджетами общаются гораздо лучше, чем их наставники и учителя, делают это быстро и пользуются ими бесконечно в различных целях. Мы их используем на уроках тоже.

П: Расскажите поподробнее, как именно вы используете?

А: Ну, во-первых, у нас смарт-доски везде, т.е. это и проектная деятельность, и какие-то носители уже готовые с программами для обучения, и видео- и аудиоматериалы, которые гораздо интереснее представлять /материал/, используя их. Ну и плюс они даже пользуются своими мобильными телефонами как поисковыми системами: для перевода слов, для контекста, для какой-то информации, для подготовки сообщений. Т.е. мобильные телефоны на столах появляются, если они нам нужны.

П: И как вы реагируете на такое появление?

А: Ну, если мне это нужно, я прошу их достать, я реагирую позитивно. Если это какие-то социальные сети и это их отвлекает, тогда, конечно, ругаемся и телефоны убираем.

П: А кроме поисковика и переводчика еще чем-нибудь пользуются они, например, обучающими мобильными приложениями?

А: Я думаю, что они пользуются сайтами подготовки к ЕГЭ, ну по крайней мере старшеклассники, где можно эти тесты прорешать онлайн, тут же получить результат, сделать-посмотреть там свои ошибки, где ты как ошибся... Вот этим пользуются активно и многие. Я даже сама пользуюсь некоторыми ресурсами для подготовки к урокам.

П: То есть вы имеете в виду только сайты?

А: Ну пока да. Пока только сайты.

П: Получается, что ученики и технически и психологически готовы к использованию мобильных технологий в обучении?

А: Технически – 100%, психологически... У всех есть какие-то мобильные устройства: планшеты, телефоны, это точно. И к интернету они подключены тоже все – с этим проблем нет.

П: Пользуются больше мобильным интернетом или школьным wi-fi?

А: У нас в школе "ловит" wi-fi только на первом этаже, и там, конечно, самое большое скопление народу на переменах, потому что там можно воспользоваться этим бесплатно. Но мне кажется, сейчас у всех практически стоит безлимит, ну мне так... мое ощущение, потому что в интернет они могут "залезть" в любое время.

П: Вы сказали, что мобильные приложения у вас в школе не используются?

А: Нет, пока нет. Просто нам нужны мобильные приложения, которые бы соответствовали нашим целям и задачам. У нас в старшей школе все-таки в основном подготовить их к успешной сдаче выпускных экзаменов для того, чтобы они поступили в ВУЗ. Поэтому, наверное, мобильные приложения, нацеленные на это, были бы самыми актуальными.

П: И вам такие не встречались?

А: Пока нет. А хотелось бы видеть такого плана приложение, которое было бы нам в помощь, потому что все, что в электронном виде – оно же все экономит время и подготовку, это же готовый продукт.

П: И как бы вы их использовали: для самостоятельной подготовки, для ДЗ или может на уроках?

А: Я думаю, что это можно было бы делать и так, и так, потому что контролировать, как это выполняется в принципе, да, и что-то использовать в классе, что-то домой. Но домашние задания вот такие вот были бы наверно самыми удобными, т.к. его же можно где угодно: пока ты в транспорте едешь, в пробке стоишь, когда у тебя есть 5 минут свободных, т.е. это ни учебник, ни книжка, которую надо таскать с собой – это удобно.

П: Как бы вы контролировали выполнение таких заданий?

А: Ну как и обычные вещи... "что сделал, как выполнил", не знаю, простыми вопросами, чтоб они рассказали, просто как самостоятельная рефлексия.

П: На самом деле в некоторых приложениях есть функция оценки: график успеваемости (Дуолинго) или просто шкала баллов (Лингвалео).

А: Тогда вообще прекрасно, если это реализовано, встроено уже в приложение. Это было бы очень удобно.

П: Какие еще барьеры вы могли бы обозначить для внедрения мобильного обучения? Например, отношение учителей, насколько они бы поддерживали и имели бы желание все это применять?

А: Здесь наверно надо вот эту грань соблюдать, мне кажется, чтоб они пользовались именно мобильными приложениями, а не играли в игры или сидели в каких-то социальных сетях. Т.е. это не должно быть каким-то отвлечением для них, т.к. мобильный телефон, он, прежде всего ими используется в качестве какого-то развлекательного аппарата, для общения с друзьями, для смс-сообщений, для игр. Поэтому вот это было бы наверно большой проблемой – соблюдение баланса, чтобы ученик на уроке занимался, а не под видом того, что он занимается – отвлекался. Потому что, конечно, когда они сидят за книжками – их легче контролировать, нежели когда они в телефонах. Еще одним таким важным фактором я бы выделила недостаток ресурсов: конкретно приложений для ЕГЭ почти нет.

П: А что касается администрации школы, с их стороны были бы какие то препятствия?

А: Врядли. Потому что у нас как раз наоборот очень позитивно относятся ко всяким новшествам и у нас в школе они появляются вообще "впереди планеты всей" всегда очень быстро. Поэтому, думаю, что нет, если бы это шло на пользу и увеличивало бы и динамику образования и образовательного нашего процесса – я думаю, что врядли они были бы против.

П: Так, а со стороны родителей? Они бы тоже наверно сказали, что это все "игрушки"?

А: Да нет, нет. Очень много детей ездит к нам издалека, тратят по часу, а то и больше на дорогу. И в транспорте – это, как правило, пустое времяпрепровождение. Если бы можно было это время тратить на такое полезное «общение» с теми же мобильными телефонами – я не думаю, что это бы в «штыки» воспринималось. Я вот как мама была бы просто счастлива, если б мой ребенок в машине 40 минут решал бы какие-нибудь там тесты или еще что-то на ее мобильном телефоне, а не переписывался бы с друзьями Вконтакте.

П: У вас ребенок уже старшеклассник?

А: Она в 7 классе учится, но ей тоже через 2 года это ОГЭ по английскому сдавать, которое сейчас один из самых любимых экзаменов по выбору после 9 класса.

П: Так подождите, я немного запуталась, а что такое тогда ГИА?

А: ГИА - это государственная итоговая аттестация, которая делиться на ЕГЭ (единый государственный экзамен) – это после 11 класса и ОГЭ (основной государственный экзамен) -- это как раз после 9го. ГИА - это общее название получается, ОГЭ и ЕГЭ вместе.

П: А в ОГЭ тоже есть устная часть?

А: Да, три задания.

П: Т.е. оно по структуре похоже на ЕГЭ?

А: Ну оно немного похоже, но вообще отличается. Там 2 задания общих, а 2 задания отличаются полностью.

П: Но в 8 классе они наверно думают, что у них еще много времени для подготовки?

А: Ну, они, может быть, и думают, а школьная программа построена так, что мы начинаем их к экзаменам готовить за два года, ну так не только к экзаменам, но и те элементы деятельности – они уже вводятся в программу, поэтому 8-9 – это подготовка к 9му экзамену, а 10-11 – к 11му выпускному.

П: А кроме подготовки к экзаменам, для каких еще педагогических целей могли бы пригодиться мобильные приложения?

А: Ну уж если говорить конкретно про английский язык, то это может быть, я не знаю, наращивание лексики или просто чтение с увлечением. Если это какие-то мобильные приложения, связанные с чтением текстов, выполнением каких-то заданий, развитием общекультурных каких-то сведений. Все, что угодно, все, что на языке представленное в интересной форме, не знаю там, в игровой (квестов, квизов) чего угодно, я думаю, что все бы пользовалось интересом, если б оно шло как-то вместе со школьной программой.

П: Но не думаете ли вы, что игровые приложения более интересны младшим подросткам?

А: Младшим, конечно. И там очень поджимают временные рамки, тот объем работы, который мы должны успеть... Там, ну, мы не очень часто конечно в какие-либо игры играем. Вот 8-9 классы – это идеально, даже наверно меньше -- 7-8е (13-14 лет). Там вот они, мне кажется, даже по психологическим особенностям возраста они...

П: Есть такое мнение, что читать с мобильных устройств вредно для глаз. Какова ваша позиция по этому поводу?

А: Можно использовать планшеты, они вполне подходят, я считаю.

П: У многих ли детей есть планшеты?

А: Ну, не могу сказать за всех, но у многих, потому что это сей час получается как любимый подарок на любой большой праздник. Так что у многих есть планшеты. Но, по крайней мере, ноутбуки в семье или компьютеры есть у всех.

П: Да, но мы говорим именно о мобильных компактных переносных устройствах, ноутбук уже сложно переносить и всегда иметь под рукой.

А: Хорошо, ну не читать, допустим. Не знаю, там лексические упражнения, какие-то такие упражнения, может на развитие страноведческих знаний, где чтение сведено к минимуму, не "Войну и мир" читать на телефоне, а какие-то такие тексты небольшие.

П: А вот для домашнего чтения подойдут мобильные приложения?

А: Думаю, что книжка здесь будет лучше, наверное, все-таки, лучше бумажный вариант. Или хотя бы электронный, но не на мобильном телефоне.

П: По характеристикам электронная книга равна планшету.

А: Тогда, я думаю, что планшет подойдет, потому что там можно выделять слова, тут же их переводить – это очень удобно. Не надо лазить в словарь за каждым словом.

П: Давайте тогда попробуем описать приложение для домашнего чтения.

А: Да, какой-то короткий рассказ, в котором можно... Есть много функций работы в тексте: выделение слов, проверка произношения слова (если непонятно), выделение целых конструкций, выполнение упражнений, с возвращением к тексту, выделение каких-то кусков, поиска ответов, синонимов и т.д. Да все, что угодно там может быть – это было бы удобно.

П: Так...синонимы, антонимы -- это все лексическая сторона. А грамматику?

А: Да то же самое, конечно. "Найдите какую-то конструкцию, переведите, постройте подобное предложение", да ради Бога.

П: А сколько вообще времени уделяется на домашнее чтение?

А: Ну вот в старшей школе у нас мало уделяется, а вот в "началке" и средней школе – в каждом классе у них есть книга по домашнему чтению, которую они читают целый год. В старшей школе у нас немножко по-другому построена программа, потому что домашнее чтение, ну как бы само чтение – это там 1/5 экзамена получается, поэтому мы и другими видами деятельности тоже занимаемся.

П: А в средней школе, ну 7-8 класс, там же еще большая доля все-таки чтения или нет?

А: 7-8 да, там есть домашнее чтение. Я вот сейчас еще как бы параллельно сижу, думаю: наверно, таким самым идеальным вариантом, касающимся мобильных телефонов, было бы аудирование, потому что вставил наушники и вперед.

П: А как тогда вы видите это приложение?

А: А здесь может быть и объяснение грамматики с какими-то примерами, просто, такие как мини-лекции, и прослушивание с выполнением каких-нибудь заданий, просто там нажми на кнопку, выбери вариант ответа, вставь какое-нибудь слово, как они там это все на экране двигают. Вот здесь вот просто легко, т.к. какое-то время ты просто слушаешь и можешь заниматься параллельно другими делами, а потом садишься и что-то там 5 минут делаешь.

П: Наверно, это еще было бы удобно, так как на аудирование мне кажется не много времени выделяется в классе или...?

А: Мы пытаемся, но, это конечно, то время, когда просто в классе играет магнитофон и тишина. А так если б они это делали дома или делали тогда, когда вместо музыки они могут сделать что-то подобное, и это можно было бы задать, зная, что они точно уделят на это время, потому что там идут домой или когда-то как-то, то... Так что наверно, это один из самых разумных подходов, на мой взгляд, когда время и мобильное устройство будет использоваться. Все-таки не читать, обвинить нас в том, что мы глаза портим – не смогу, потому что они будут слушать.

П: Знаете ли вы может быть другие школы/курсы языковые/частных репетиторов, которые используют дидактический потенциал мобильных приложений?

А: Нет, к сожалению, не скажу.

П: Хорошо, тогда давайте посмотрим одно из приложений для чтения -- Home Library. Это такая сборная библиотека, где можно смотреть разные книжки. Но если мы говорим о содержании, что бы вы рекомендовали выбрать: классику или современную литературу?
А: Современную, конечно. Классика тяжело уже дается на языках, это все-таки уровень уже очень высокий. А есть ли тут словарь?

П: К сожалению, нет. Можно только выбирать произведение, и оформление (т.е. вид на экране устройства), ну еще делать закладки.

А: Отсутствие словаря – это конечно существенный минус. Было бы еще хорошо, если бы это можно было читать и слушать одновременно.

П: Есть и такие приложения, где реализована аудиоверсия. Например, The Count of Monte Cristo. Это адаптированный текст, со словарем и заданиями, и аудиоверсией, конечно.

А: Это очень интересно! Для средней школы было бы вообще очень интересно.

П: А адаптированный текст не является препятствием? Я думала, что для домашнего чтения подбираются аутентичные произведения...

А: Для средней школы вообще идеально. Они не прочитают в оригинале ничего, им просто не хватит ни словарного запаса, и когда слишком тяжело -- это не будет интересно. Надо все-таки наращивать сложности постепенно. Потому что уроки по домашнему чтению – они же самые скучные в школе, их никто не любит.

П: Смотрите, еще разработчики включили сюда пьесу по мотивам произведения.

А: Вообще замечательно! Это уже существующее мобильное приложение, готовое?

П: Ну да, вы можете его скачать в Appstore, если вы пользуетесь Apple - устройствами. Так, в этом приложении еще очень большая доля мультимедийных компонентов (звуковых, графических). Как вы считаете, насколько они важны, какова их роль, функция?

А: Думаю, они нужны, разумеется. Во-первых, это зрелищно. Во-вторых, это повышает мотивацию, все-таки, когда задействованы не только рецепторы, когда ты читаешь просто, а когда еще смотришь и слушаешь, то гораздо больше будет усваиваться информации, потому что все дети разные: кто как усваивает, и кому-то это подойдет даже больше. Да плюс это интересно: они привыкли к мультфильмам, фильмам. Это будет наверно как-то совпадать с тем стилем жизни, который они ведут. Часто школа воспринимается как что-то такое рутинное, обязательное, и вот по домашнему чтению, например, всегда не хватает упражнений: максимум, там, "прочитай - переведи". А если бы был какой-то интерактив прям по кусочкам который можно было бы зрелищно быстро выполнять на доске, то, во-первых, это все глаза, поднятые на доску, а во-вторых темп урока был бы хороший, и больше успевали бы. Т.е. подключение мобильных устройств к доске, плюс еще постановка произношения. Так что тут в принципе все виды деятельности могли бы быть, не только лексика и грамматика, а и аудирование, там перескажи, задай вопросы, согласись/не согласись. Смотря как задание поставлено.

П: То есть заданий не хватает не только в книгах, но и в приложениях?

А: Ну вот в этом приложении (The Count of Monte Cristo) даже одно это лексическое упражнение, его же тоже можно включать иногда, например не на дом задавать, а читать в классе, и одновременно ставить произношение.

П: Так, а как вот с технической стороны, давайте подробнее поговорим и оценим функционал и дизайн?

А: В принципе выглядит симпатично, надо попробовать, побольше посмотреть/почитать, если б оно у меня было, я б вам поподробнее потом сказала. Шрифт нормального размера, но на доске наверно было бы мелковато, хотя если каждому читать со своего устройства - вполне. Хорошо, что есть картинки – их можно описывать, они должны быть, конечно. Мы же не можем все сделать, в конце концов, сплошным текстом – это же дети. Если им будет неинтересно, некрасиво и еще как-то не так, то они и читать не будут.

П: Для какого класса будет адекватно такое приложение? Для 10-11?

А: Нет, для них, пожалуй, нужен какой-то другой формат. Не домашнего чтения, а какой-то похожий на экзаменационный, или такое, что-то наращивающее лексику/грамматику, может тестовое... Но для просто самостоятельного чтения – да, не в классе.

П: А что входит в понятие "самостоятельная работа"?

А: Все. Чтение книг, выполнение упражнений, прослушивание записей. Ну, вот читать я их прошу много, потому что когда ты читаешь, ты наращиваешь все и сразу, поэтому, наверно вот такие книги для индивидуального пользования, там я не знаю, на каникулах по вечерам в свободное время – было бы здорово. Такое они, скорее в руки возьмут, чем в библиотеку пойдут за бумажной. Тем более, если это можно скачать, а не куда-то ходить, точно быстрее до них дойдет.

П: Давайте подведем итоги: как вы считаете, если ли у мобильного обучения будущее, некий потенциал, возможно еще не оцененный?

А: Конечно! В качестве сопровождающего, помогающего – очень большой потенциал, потому что сейчас мы очень много работаем с интерактивом (у нас вон доски везде висят), мы этим пользуемся, готовим презентации, скачиваем материалы, потому что без этого вообще никак, иначе мы будем "позади планеты всей". Я думаю, что да. Если учителям еще показать формы работы с этим со всем, да, КАК это можно использовать... Не только создать приложение, но и технологии его использования, методические рекомендации, то я думаю, что это было бы... нашло бы своих применителей 100%. Это интересно, это что-то новое. Я думаю, что ко всему новому, что выпускается, должны быть некие методические рекомендации того, как это использовать, т.е. технологии использования. По крайней мере, предложить что-то можно... Что-то наверно учителя сами доработают, как люди опытные, а что-то можно и так...(продолжает рассматривать приложение The Count of Monte Cristo на планшете) Нет, ну выглядит очень симпатично.

П: Понятно, спасибо вам еще раз большое за встречу!

А: Да не за что! Успехов вам!

Приложение 8. Расшифровка интервью с Т. Багдасарян

Интервью с Татьяной Михайловной Багдасарян, учителем английского языка Академической гимназии №56 (г. Санкт-Петербург), проведенное 19.10.2015 г.

Полина: Доброе утро, Татьяна!

Татьяна: Доброе! Проходите, сейчас, одну минутку... А как звучит тема вашей работы?

П: "Конструирование мобильных приложений для обучения английскому языку как средство повышения мотивации подростков".

Т: Ну понятно, что это большое средство повышения мотивации. Но у каждого должен быть либо компьютер, либо планшет, что-то такое...

П: Да, но давайте вернемся к вопросу технических возможностей чуть позже, а сейчас расскажите, пожалуйста, как долго вы преподаете английский?

Т: Уже 14 лет, в 56й гимназии работаю год, а до этого преподавала в ВУЗе.

П: Чем отличается работа в ВУЗе от преподавания в школе?

Т: Я работала в ВУЗе, и только на факультете иностранных языков, только с переводчиками. В первую очередь, отличается мотивацией, т.е. они, конечно же, мотивированы, и это самый главный фактор, т.е. они хотят, это их будущая профессия. Это, во-первых. А во-вторых, ну естественно уровень, что ж тут 8-9е или переводчики... Хотя 1й курс у меня когда был, я не могу сказать, что у них очень какой-то продвинутый уровень, иногда даже Pre-intermediate не у всех был...

П: Это печально слышать, наверно это говорит и о подготовке в школе тоже...

Т: Да! Но потому что, увы, к сожалению, наши экзамены как ОГЭ и ЕГЭ -- это не знать язык, это не значит, что ты сдал, как у меня в прошлом году учебном, я вела (первокурсники у меня были), и дипломники, вот, и только 2 или 3 человека могли вообще что-то как-то, конечно с ошибками, но что-то говорить, остальные, которые сдавали ЕГЭ, и сдали его удачно, (потому что сдали б неудачно – не поступили б), они не могли говорить. Они вот шаблонами вставляют, и все. Но это для ЕГЭ, это так надо, поэтому я противник "этих ЕГЭ", т.е. когда я помню те времена, я же все время преподавала на инфаке (факультет иностранных языков), когда не было этих экзаменов сумасшедших, потому что, я не знаю как по другим предметам, по английскому он сумасшедший и он не учит языку, он учит шаблонам. Вот. А были, ну мало кто сдавал выпускные, кому нужно – тот сдавал, а вот вступительные – всегда была какая-то беседа по теме, т.е. не просто тема заученная, а беседа по теме, т.е. живое общение в языке ничто никогда не заменит. Я лично принимала эти экзамены вступительные, и готовила учеников, и я поняла, что, во-первых, когда ты готовишь, ты их готовишь к говорению, а не вставлянию... Эти тесты сумасшедшие, выбор букв этих, это же не язык. И было, вот сейчас не помню, где-то 10-15 предложений на перевод, т.е. шлифовалась грамматика – это было очень хорошо. Т.е. нужна была хорошая лексика в монологе и грамматика. Конечно, это было супер, а сейчас ЕГЭ – это...

П: Понятно, а как вы думаете, подойдут ли мобильные технологии, в частности приложения, для обучения английскому языку и если да, то как?

Т: Очень подойдут, вообще супер. Во-первых, самый главный аспект – это конечно же, наверно, грамматика, потому что мне кажется мобильный – там можно и видеть, и слышать, сюда пойдет и аудирование, и постановка и улучшение произношения… А мне кажется, вообще для всех аспектов подойдет!

П: Так, а вот для разговорной речи?

Т: Это вообще супер!

П: А как?

Т: Ну, если, например, программа будет такая, что, предположим такая какая-то тематика, и вот если бы можно было как компьютер-собеседник, вот как Siri в iPhon'ах есть, вот по-английски... Чтоб могла воспроизводить, мне кажется было бы вообще неплохо, для домашних наверно заданий, не в классе. В классе есть учитель, коллеги… Поэтому мне кажется было бы здорово. Грамматика очень хорошо, я сама иногда пользуюсь, у меня есть в компьютере такие программы, вот когда с интерактивной доской... можно прям играть, там вставляешь что-то, какое-то слово, оно раз там *чпунь -- и приятная музыка или там лампочка загорелась зелененькая, значит "правильно"... Мне кажется, это интереснее и это быстрее, чем вот эти вот учебники и т.д. Единственное, для чего нужны учебники, это когда нужно что-то самим писать.

П: Но ведь приложении мы тоже пишем, если надо вставить ответ...

Т: Тем более! И еще может быть в качестве домашних заданий, например, когда человек хочет дополнительно что-то изучить, отшлифовать грамматику, точнее это наверно даже не домашнее, а самостоятельное задание, и когда этот девайс может потом это и проверить. Тренируем, скажем, грамматику и человеку потом выдает результат, допустим, "Your weak point is Past Perfect". И он потом еще раз тренирует уже отдельно, укрепляет свои слабые стороны. Т.е. может быть сама программка выясняет слабые стороны в той же грамматике. И дается потом на те темы, которые хуже усвоены доп. задания, и ниже может быть какие-то объяснения.

П: А как учителю это контролировать? Или это исключительно самостоятельная работа вне школы?

Т: Может контролировать, мне кажется, в общем. Например, когда в процентном соотношении, я имею в виду: не то, что там каждое задание у каждого ученика (зачем, если программа сама все посчитает). Поэтому в приложении обязательно должна быть какая-то функция статистики, чтобы учитель мог посмотреть. Кстати, очень хороший учебник, я вот себе скачала, но никак полностью не доберусь до него полностью. Там предлагается онлайн - приложение и учитель может его контролировать. Но, к сожалению, я скачала себе только учебник по грамматике, а там код в каждом и я не могу зайти... Вот, Grammar Lab называется.

П: Но все-таки это онлайн - платформа, и она реализована для компьютеров. А мы говорим о приложениях для мобильных устройств. Кроме самостоятельной и домашней работы, какие еще пути использования мобильных программ, может быть на уроках?

Т: Ой, если б только у каждого был свой девайс...

П: А что у многих, по вашим наблюдениям, его нету?

Т: Есть, но они бывают разные, и есть, к сожалению, такие ребята, кто не может даже сфотографировать. Очень маленький процент таких детей, но он есть (1-2 человека в классе). Но бывает так, что я иногда говорю: "Так, вот это фотографируем, дома переписываем и на след. уроке разберем подробнее". Потому что на самом уроке тратить время на списывание с доски нерационально, просто некогда. А дети говорят: "А у меня не на что фотографировать". Тогда я говорю: "Я вам пришлю на почту". Вот и все, у меня выбора другого нет... Но, я думаю, что сейчас год-два и как-то это... Единственное, это наверно в старших классах, хотя с младшими, если бы были у всех девайсы, мне кажется, там столько можно интересных игр придумать...

П: Младшие, это какой возраст вы имеете в виду?

Т: Ну начальная школа. Вот с 1го по 4й. Там у них столько... Да и для средней школы тоже, для любой, просто для младших, мне кажется, более красочные, и такие вот именно игрушки, собачка побежала, там съела неправильный глагол или что-то такое там, т.е. вообще было бы классно...

П: Т.е. им необходима эта интерактивность?

Т: Вообще, без нее никуда! Во-первых, она вызывает интерес, а у ребенка, если это интересно, то это супер мотивация. Я по своим детям знаю, т.е. у меня вот дочка просто сидеть не будет, а вот если я ей либо сказку, либо какие-то английские, ну пытаюсь тоже, либо скачиваю какие-то игры, чтоб она тыкала-мыкала на планшете, вот тогда интересно.

П: А как вы думаете, что мотивирует старших подростков, ведь у них же более серьезные цели?

Т: Цели серьезные согласна, но, во-первых, формат может быть, (если кто-то собирается сдавать ОГЭ/ЕГЭ), т.е. более серьезный экзаменационный, а не "игрушечки". Там по грамматике вставить что-то, услышать что-то, (потому что у них будет несколько заданий по Listening), но все должно быть, как сказать, для взрослых и по-взрослому. "Игрушечки" можно, но это как бы дома, для самостоятельной работы.... Может быть даже в виде тестов, ведь это будет а) быстро, б) современно и мотивирующе. Мне кажется, когда мы просто говорим "достаньте your device" – это уже их мотивирует. Они себя комфортно чувствуют.

П: Что же тогда мешает введению мобильного обучения на постоянной основе?

Т: Ну смотрите, самый главный барьер – это отсутствие этого девайса, т.е. техническая возможность. Мне кажется, больше барьеров никаких нет... Ну или если только учитель не захочет, потому что у нас да, даже в нашей школе были такие случаи, когда учителя (не понимаю даже причины, даже молодые учителя, ну в пределах 40 лет) отказывались просто, там была не просто доска, ну немножко замудренная, но я вот научилась ей пользоваться, огромные такие доски – это для уроков географии, но хотя я и английский там веду, так вот, они наверно боялись, не хотели как-то вот... Потому что, к сожалению, многие учителя привыкли вот к этим бумажкам (показывает на учебник английского, лежащий на столе) и вот увы и ах, бумажки и все. И не хотят переходить на какие-то более современные методы, а я считаю, что очень нужно. Я бы с удовольствием!

П: Почему "очень нужно"? Может еще можно обойтись "бумажками"?

Т: Я скажу нет, я считаю, что сейчас уже нельзя. Во-первых, дети у нас не только с "бумажками", а во-вторых, мы должны идти в ногу с развитием, т.е. мы же не стоим на месте. Да, к сожалению, 10 лет назад не было наверно интерактивных досок, сейчас есть и доски, а вот эти девайсы были б вообще супер, если б у меня вот у детей /учеников в школе/ были б какие-то, я бы сама им лично рекомендовала и мы б с ними работали...

П: Но вы не сталкивались лично с приложениями, не изучали?

Т: С мобильными?...Не знаю, наверно нет.

П: Например, может вы слышали про "Лингволео"?

Т: Слышала, у меня оно даже по-моему было на телефоне...

П: И как оно вам, понравилось?

Т: Ничего, даже бывает сама там чего-то... Можно его было бы использовать в школе, но для этого надо, чтоб у всех он был.

П: А как вам кажется, со стороны администрации школы или родителей была бы какая-то негативная реакция?

Т: Вот думаю, что со стороны родителей было бы, только если бы не было б возможности приобрести этот девайс. Если бы была возможность, тогда я не думаю…

П: А вот с методической стороны?

Т: Тут, скорее всего, могла бы... ну не то что палки в колеса, но как-то не очень положительно отреагировать администрация, потому что неформат, вот, увы, есть такое слово, я его очень не люблю, т.е. неформат как бы школы, неформат ОГЭ/ЕГЭ. Но я считаю, что если детям интересно, то какая разница формат или неформат. Можно просто выбрать то, что тебе нужно, да. Почему нет? Там очень много на "Лингвалео" всяких и по грамматике что-то, вообще интересно, и слова можно запоминать... Я даже помню словарь (сейчас правда удалила у сына), потому что он играется в него, там как-то словарь с запоминанием слов, толи программа у тебя спрашивает, толи что-то такое...

П: А вообще словарями пользуются подростки на уроках или дома?

Т: Дома, да. Я заставляю пользоваться только онлайн - словарями, например, Мультитраном. Мне он очень нравится, ну или Lingvo тоже неплохой, но Мультитран – он больше и он дает на всякие тематики...

П: А ученики не запутаются тогда, какое значение выбрать?

Т: Ну... все бывает. А мы в классе все обсуждаем. Если я задаю, например, пересказ, то мы проверяем потом...

П: А англо-английскими, монолингвальными словарями кто-то из ваших учеников пользуется?

Т: Было бы конечно хорошо, если б пользовались, но они не потянут...

П: Даже те, кто в 11м классе?

Т: А я не работаю в 11м, но мои восьмиклассники точно нет. А вот моим студентам первокурсникам я запрещала пользоваться англо-русскими словарями.

П: Что вы им рекомендовали тогда?

Т: Я им рекомендовала Oxford online dictionary, у меня и у самой есть, он и оффлайн есть, еще Longman dictionary. Я даже помню, давала диск с установкой, он как толковый словарь, и кроме того, он дает кучу синонимов/антонимов/примеров/collocations, т.е. это вообще кладезь, а здесь я конечно не могу их заставлять, потому что у нас опять программа -- формат. Поэтому, получается, идем стандартно преимущественно по грамматико-переводному методу, который я не люблю.

П: А может вы тогда знаете за пределами школы какие-то организации или частных репетиторов, которых не лимитирует программа и они используют мобильные методы?

Т: Вот конкретно не знаю, но вот думаю, что English First что-то в этом направлении делает. Я просто работала раньше у них, правда не в Питере, и в Language Link… Мне там больше нравилось работать, там больше свободы. Но в школе намного проще (я не читаю лекции, у меня нет дипломников), не могу сказать, что интересно, хотя стараюсь, чтобы даже в рамках тех ограничений, которые школа ставит, все-таки у детей не отбивалось желание познать язык и культуру англоязычных стран.

П: Хорошо, давайте я вам предложу посмотреть несколько приложений для аудирования, разработанных Британским Советом.

Т: Ой, я тоже хочу себе такое скачать! Это где можно их скачать?

П: В магазине приложений Appstore, они там легко находятся по ключевым словам/ по названию приложения или по общему имени "British Council".

Т: Они платные?

П: Нет, я отбирала только бесплатные, чтоб подростки могли без проблем пользоваться.

Т: Еще и бесплатный! Супер, сейчас запишу себе, чтоб потом найти.

П: Сначала посмотрим приложение с подкастами Learn English , где можно их загрузить (чтобы потом в оффлайн - режиме слушать), и еще к ним потом упражнения.

Т: Ой, какая прелесть! А его никак нельзя на телевизор перенести, чтоб дети все видели?

П: По-моему нет, хотя возможно через USB-порт и проектор как-то можно... Итак, вот еще приложение Audio & Video (уже из названия понятно, что мы можем слушать небольшие ситуации, а некоторые даже смотреть) и Great Videos, в котором представлены короткие видеоролики по различным темам. Как вы думаете, для чего и каким образом полезно было бы использовать такие программы?

Т: Ну вот в последнем, разбивка по темам сама за себя говорит, проходим какую-то тему типа "Welcome to UK", (которая есть кстати в ОГЭ), и можем посмотреть... Конечно, лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать. (продолжает рассматривать приложение Great Videos) Слушайте, очень хорошо, вот тут тоже задания, я скачаю и покажу 9м классам...

П: Хорошо, а в какой момент урока эффективнее использовать или лучше домой задать? Как бы вы распорядись таким ресурсом?

Т: Ну, смотрите, вот у нас идет, например, тема Great Britain, к тому же подготовка к ОГЭ/ЕГЭ, единственное, не знаю, надо смотреть по длине ролика, понятно, что полчаса мы смотреть не будем...

П: Нет, здесь смотрите все видео короткие, примерно по 3-5 минут.

Т: А, ну отлично. Т.е. перед тем как читать какой-то текст и делать какие-то задания, сначала просмотреть, потому что когда человек видит, это уже как-то его мотивирует. Так что на уроке как введение в тему... Кстати у меня есть тоже фильмы там о Британии, я им иногда показываю, но опять же в школе это сложнее, чем в том же ВУЗе. Там я была предоставлена сама себе в выборе методов и во времени, а в школе есть программа более четкая и плотная, так скажем, плюс другие уроки у них... Поэтому если я что-то сделаю свое, даже какой-то там Workbook свой, или текст свой, хотя я стараюсь всегда, у меня вон 2 папки с доп. материалами (они лежат перед нами на учительском столе), я ничего с ними не успеваю, а если я успеваю, тогда мы не успеваем по программе что-то идти... А вот какие-то фильмы или такое, вообще увы, в программу не вписываются, не понимаю почему. Вот это меня тоже очень "коробит", я бы сказала. Потому что я когда была в ВУЗе, мы одну тему обсуждали очень долго, я помню первая тема всегда Appearance, и вот мы берем и обсуждаем каких-то моделей, я всегда приносила кусочки их интервью, какие-то картинки, плакаты, вырезки из журналов... И это было интересно, но с другой стороны, я понимаю, что это был их язык, и они будут будущие переводчики, а здесь же – может они будут математики.

П: Но все равно им потом поступать в ВУЗ, и независимо от их выбора, английский как предмет есть везде. И при дальнейшем устройстве на работу тоже... Они должны это понимать.

Т: Это мы понимаем, а они нет. Вообще я считаю, что язык, английский (потому что он международный), должен знать любой человек, гражданин. Но очень много зависит от учителей, и очень много отбивают желание учить именно учителя, потому что им надо дать программу. И очень многие учителя (я тоже с этим сталкивалась), они просто не хотят лишний раз как-то вот «напрягаться», делать усилие над собой, чтобы переходить даже не только на гаджеты, а вообще на что-то, как-то заинтересовать ребят. Они вот так и говорят: «У нас маленькая зарплата, чего мы будем…». А я просто люблю свою профессию, т.е. для меня это удовольствие. И только учитель, который сам заинтересован, сможет мотивировать своих учеников, хотя, к сожалению, не всех, т.к. у многих тут английский всего 3 раза в неделю – это очень мало...

П: Как вы думаете, можно ли обойтись без приложений в современном процессе обучения языку или все-таки учителя стоит присмотреться и освоить эти технологии?

Т: Я думаю, что такие технологии должны вводиться, и конечно, английский изучаться будет, но без вот этих вот приложений, он чем дальше будет скучный, неинтересный, так что я считаю, что нужно все это, и нужно вводить и во всех школах, а не только в каких-то богатых, и интерактивные доски и девайсы вот эти всякие, обязательно. Потому что, если мы не будем заинтересовывать детей... причем, наверно не только на английском, особенно география, история, биология, я вот не понимаю, как можно учить такие предметы по учебнику и без наглядности, не понимаю. Столько исторических фильмов, столько можно сейчас у нас National Geographic, столько всяких познавательных... И это можно и на английском смотреть, совмещать и формировать метапредметность, о которой все трубят. Но опять же вот рамки программы. Мне кажется, что вообще нам нужно менять программы, или может быть, например, программа и обязательно раз в неделю modern device какой-то, может как дополнительный урок...

П: Как вы думаете, какое приложение хотелось бы видеть? Что в нем должно быть, если бы вы его создавали, каким бы оно было?

Т: Я бы подумала над приложением по грамматике.

П: Почему именно грамматика? Может аудирование или чтение?

Т: Аудирование я могу послушать и не на мобильном девайсе. Хотя это удобно. Но грамматика больше всего "хромает". Нет, аудирование тоже очень нужно, особенно на ходу, это в идеале. С утра воткнул наушники, в метро где-то едешь и слушаешь. Это конечно идеально. А для уроков...

П: Ну вот смотрите, по грамматике уже довольно много есть приложений, например по книге Мёрфи, вот смотрите.

Т: Да вы что! Это мой любимый учебник! И как вы его скачали? Тоже в Эппсторе?

П: Да, но только там бесплатно всего несколько юнитов, но тем не менее.

Т: Ой, ну я его вообще обожаю. Вот это да... Очень будет интересно. И хотя это отчасти дублирует учебник, для детей, я ж говорю, когда их берешь учебник, который бумажный или берешь любой девайс, где просто можно тыкать пальцем – это идеальный вариант. Еще вот, кстати, что можно, я вот сейчас думала, было бы вообще классно, например, изучаешь какую-то тему, ту же Appearance, да, и вот, например мы проходим вокабуляр: реснички, и вот, сейчас буду imagination свой использовать… И вот кто-то тебе говорит: "составь портрет", даже наверно сам девайс тебе говорит, тут несколько картинок и идет описание озвученное "This person has fair skin", ага, значит это не black people, и человек должен выбрать. Ну вот представьте, толи я им раздаю вокабуляр и мы просто записываем и потом учим как обычно, толи они их видят, самое главное видеть и слышать, ведь в языке это самое главное.

П: То есть самое идеальное приложение будет для лексики и грамматики? Или вы хотите общее приложение для всего?

Т: Почему? Для всего! Я бы хотела, чтобы дети были мотивированы. Вот единственное мое желание.

Приложение 9. Расшифровка интервью с М. Илюшиной

Интервью с Марией Илюшиной, преподавателем (репетитором) английского языка, проведенное 22.10.2015

Полина: Здравствуйте, Мария! Спасибо, что согласились встретиться.

Мария: Добрый день, не за что! Начнем?)

П: Да, сначала я бы хотела узнать как долго вы преподаете английский и работаете ли вы с подростками, старшими, 14-17 лет?

М: Преподаю я с конца 80-х, поэтому много, трудно сейчас сказать, вот. Ну да, с середины даже наверно 80-х. Да, с подростками работаю, но, наверное, не в групповом формате, по большей части индивидуально.

П: Готовите ли вы их к ЕГЭ или другим экзаменам?

М: Скорее к IELTS, к более сложным экзаменам, есть такие ученики. Сейчас есть один человек, который будет сдавать ЕГЭ. Смотрите, я в большей степени готовлю к международным экзаменам, чем к ЕГЭ, да, давайте так будет нам проще.

П: Как бы вы описали современных подростков, чем они отличаются от предыдущего поколения?

М: Смотрите, у меня очень индивидуальный опыт работы с подростками, поэтому... это смелые, ищущие, знающие... Они мотивированы только на то, что, в чем видят... Те, с кем я сталкивалась... Но я не хочу сейчас обобщать и делать какой-то общий портрет.

П: Так меня как раз интересует ваш опыт, пускай субъективный!

М: Опять же, опыт с этой возрастной группой ограничен, поэтому я в принципе работаю только с людьми, которым интересно, понимаете, поэтому насколько это применимо к вашей работе, я не знаю... Потому что я изначально работаю только с теми, у кого есть мотивация, кому интересно, и соответственно в моем кругу такие люди.

П: Хорошо, давайте посмотрим немного шире, не только среди учеников... Как вы думаете насколько современные подростки привязаны к мобильным устройствам, телефонам?

М: Да, достаточно сильно.

П: Пользуются ли они гаджетами для изучения английского языка?

М: Да, даже если я вообще об этом не говорю, я замечаю, что в первые дни, недели, они приходят и что-то приносят, говорят "нашли это, нашли то"..

П: Т.е. даже они сами вам что-то предлагают?

М: Нет, они не предлагают, просто сообщают об этом, и я очень рада, ну потому что это дополнительный канал...

П: А вы сами не используете приложения и им не рекомендуете соответственно?

М: Нет, не использую.

П: Хотели бы ознакомиться и использовать их в процессе обучения?

М: Наверно да…

П: Именно с этой возрастной группой? Или может с детьми помладше?

М: Нет, я думаю с любой возрастной группой можно, и с постарше даже, чем подростки. Я, например, работаю с бизнесменами очень занятыми, но у которых у всех есть iPhon'ы или другие гаджеты при себе и, которые имеют там 3-7 минут времени, у них вообще время очень ограничено... Для них это было бы очень актуально и удобно.

П: Я правильно поняла вас в начале, что вы не знакомы с мобильными приложениями для изучения английского?

М: Смотрите, нет, я изначально вам сказала, что не работаю с ними /приложениями/, хотя вот сама, например, для французского я использую какие-то программы. Дело в том, что сейчас все современные хорошие учебные пособия, они имеют достаточно серьезные интерактивные приложения для самостоятельной работы, а вот как раз для их переложения для мобильных каких-то устройств, которые рядом, вот этого нет. И то, что я замечаю, например, по поводу более взрослой аудитории, которая уже достаточно сильно связана разного рода обязательствами и имеет не так много времени, они может быть больше бы занимались и чаще имели бы эту возможность, если бы у них было что-то закачиваемое...

П: У подростков тоже не так много времени как кажется: полдня в школе, потом дополнительные занятия, еще ДЗ надо сделать... Как вы думаете, они воспринимают это психологически как средство обучения или это все-таки что-то отвлекающее?

М: Слушайте, ну в моем представлении любая вещь, она может служить во благо и во зло – зависит от человека и от его намерений, наверно. Мне кажется, порог психологического приятия чтоли будет ближе в случае, если это будет им доступно в любой момент с их собственного устройства и когда над этим никто не будет стоять. И если само по себе приложение интересное, то оно будет нормально и правильно восприниматься. Просто любой человек, а подросток в особенности, не приемлет какого бы то ни было насилия и того, что навязывают... И это вот такой вот момент... А тут когда ты сам включаешь, по своему желанию, по своей потребности, если эта вещь интересная, естественно, вероятность выше.

П: Т.е. нет этого элемента обязательности, в школе если они делают задания какие-то, то не будет ли это, грубо говоря, определенным насилием, то что заставляют делать.

М: Ну... это что-то навязанное извне, назовем это так. Здесь же я сам регулирую: что, когда, как долго, интересно конечно когда есть возможность, что называется соревноваться с самим собой, например, если это какие-то очки, отслеживать свой какой-то прогресс...

П: А как вы думаете, интересно ли им соревноваться с другими? Насколько актуальна такая функция в приложении?

М: Ну это должна быть очень интересная игра, иначе это не будет иметь никакого спроса. Мне кажется, если игра достаточно интересная, когда ты перестаешь, эм, когда у игры есть цели, ты перестаешь думать, что это ради изучения, изучение ради изучения, когда ты решаешь что-то, что тебе интересно, а язык – это просто средство. В моем представлении хорошо созданное приложение, оно будет работать фактически на любой аспект, т.е. можно немножко по-другому, на любой аспект можно создать хорошее приложение. Т.е. о чем идет речь – об интерактивных упражнениях.

П: Какие возможные ограничения и риски могли бы помешать внедрению мобильного обучения?

М: Мне сложно сказать, я работаю в языковой студии, туда уже мотивированные приходят люди, но это в основном взрослые, хотя есть пару человек, подростки, которые ходят ко мне на индивидуальные занятия: они либо готовятся к международным экзаменам, т.к. они поступают в университеты международные, либо к ЕГЭ.

П: Ясно, но вот, допустим, некоторые учителя и родители опасаются, что гаджеты и работа с ними могут навредить зрению детей...

М: Ограничения достаточно странные для меня в отношении зрения, ведь мы прекрасно понимаем, что если они читаю ни это, они читают что-то другое с того же мобильного устройства (улыбается). В данной ситуации в плане методическом, просто зависит от того, насколько это грамотно составленная и сделанная вещь, и насколько она нацелена на ту аудиторию, для которой она создается, насколько "попали" в интересы целевой аудитории.

П: Как вы считаете, если создать грамотное приложение для подготовки к ЕГЭ, можно "попасть", как вы сказали, в интересы подростков?

М: Тут как раз внешние обстоятельства, которые играют в определенном смысле, мне кажется, вам на руку. Хочешь - не хочешь, им приходится, они вынуждены быть мотивированными в отношении ЕГЭ, (странная такая конструкция получается), но внешняя мотивация, она существует (не сдам - не поступлю в ВУЗ). Поэтому если у них будет возможность к этому готовиться оперативно, дозируя то время, которое они проводят самостоятельно, и получать при этом результат и видеть, как этот результат меняется... Это ж самостоятельная работа. Мы сейчас просто говорим о том, что должна быть хорошая система хороших упражнений, решающих задачу, переведенная в современную интересную форму, которая была бы воспринята, воспринимаема человеком от 14ти лет, допустим. Поскольку гаджеты – это то, с чем они живут, и мы же видим, что происходит с книгой сейчас...

П: А что именно с ней происходит?

М: Ну она во многом для довольно большой аудитории трансформируется в электронный вариант. Если когда-то мы читали "451 по Фаренгейту" и это казалось фантастикой, то в общем - то то, что мы видим сейчас -- люди в огромных количествах расстаются с книгами, и это я очень мягко сказала... И это уже поколение, которое растет во многом в привычке работать с электронными устройствами. И дальше это только усиливаться будет, поэтому наверно сейчас самое время что-то предпринять... Вот смотрите, опять же все хорошие современные УМК и даже те, что существовали "испокон веков", продолжают немного трансформироваться, они все интерактивные, с массой упражнений, с возможностью подключения к интерактивным доскам... Вот я сталкиваюсь с чем, например, есть очень мотивированные ребята из бизнес аудитории, которые просто не имеют времени работать не то что с книгами, даже с дисками к ним, т.к. это надо прийти домой в пол 12, это надо вставить этот диск, а у тебя еще есть семья и т.д. и т.п. В то же время если человек, скажем, находится в пробке или в командировке, то ему вполне подошло бы какое-то приложение.

П: Хорошо, давайте посмотрим одно из приложений для подготовки к экзаменам -- English tests (monkey). Стали бы вы его использовать?

М: Ну знаете как вспомогательный ресурс, для меня это во многом дополнительная самостоятельная работа студента и там дальше вопрос просто того, насколько это интересно. Вот, например, смотрите, к вопросу о том, насколько можно какие-то вещи делать интересно... Много-много лет назад, в 80х чтоли годах, был такой мультфильм обучающий Muzzy, так вот его помнят и им пользуются до сих пор, настолько он классно сделан и к нему кто-то озадачился и сделал серию игр, игр замечательных, великолепных, пожалуйста, с нашими ребятами совершенно спокойно можно использовать... Вот я разрабатывала целую там методическую серию, для работы с малышами, я рекомендовала ресурс, они дома играют, их не оторвать.

П: Это все прекрасно, но не кажется ли вам, что для старших подростков игровой компонент имеет не первостепенное значение?

М: Возможно, но если мы нацелены на сдачу экзамена, то требуются определенные навыки, тогда обязательно должны быть 2 составляющие: 1) связанные с языком как таковым 2) связанная с развитием и углублением навыка именно сдачи определенного экзамена. Т.е. работа с форматом, если мы говорим о ЕГЭ, да и о любом экзамене, то там ставится временное или еще какое-то ограничение, и вот этот прогресс человек должен все время видеть, насколько он относительно ожиданий и идеалом насколько он выполним.

П: Вы сказали, что можно использовать приложения в качестве самостоятельной работы, а есть ли возможность интегрировать их во время урока?

М: Понимаете, на уроке итак катастрофически не хватает времени, и чем занять время занятия всегда есть... Для меня очень важно, чтобы все «летало» быстро, чтобы не было заминок и зависаний, зависаний приложения (как у нас было сегодня), потому что каждая минута на занятии она очень-очень ценная и должна быть в пользу студента.

П: Получается разработчики должны одинаково тщательно подходить и с методической и с технической стороны при создании приложения?

М: С методической, в первую очередь. Если это не будет приносить человеку ощутимой никакой пользы, то... и если ему будет не интересно, это многокомпонентная все-таки история, должна быть какая-то интегрированная вещь, это не должно быть скучно, вот если это будет все время только один тип заданий.... Должны быть разные форматы, причем те форматы, которые спрашиваются на экзамене, иначе будет странно, правда? С одной стороны, это должно быть узко нацелено, с другой – с этим должно быть приятно работать, а это распадается на технический компонент и какую-то внутреннюю мотивационную игру. Под "игрой" я сейчас не имею в виду "игру-игру", но мотивационную какую-то схему, в относительно себя вчерашнего. Возможно, интересно посмотреть прогресс как это было месяц назад, вчера и как есть сейчас. Если все-таки делать приложение для подготовки к экзаменам, то главное не "скатиться" в неинтересное и стандартное. Приложения для экзаменов обычно однотипные и скучные. Так что надо пойти нестандартным путем при его создании.

П: Спасибо вам огромное за разговор и советы!

М: Всегда пожалуйста!

Приложение 10. Расшифровка интервью с Ж. Кузнецовой

Интервью с Кузнецовой Жанной Дмитриевной, учителем английского языка (9 класс) Школы №700 г. Санкт-Петербурга, проведенное 3.11.2015 г.

Жанна: С 11м классом мы вообще подробно разбирали, какие есть возможности самообучения в интернете. И они выбирали и должны были проанонсировать каким-то образом...

Полина: И что они приносили?

Ж: Ну это я им предложила порядка 12 всяких разных ресурсов в интернете, а они уже рассказывали, что они там "накопали". Но, честно говоря, они не очень разобрались особенно в приложениях. Кроме как Лингвалео, пожалуй, ничего им как бы не пошло (улыбается). С точки зрения, я имею в виду, чтоб вот они вот сели и разобрались детально: что это за ресурс, и чем он и где может им помочь и т.д.

П: И в чем по-вашему причина? Почему их это не заинтересовало?

Ж: Вы же понимаете, что в интернете слишком много "соблазнов", поэтому они отвлекались. Там слишком много способов, для того, чтобы НЕ начать заниматься тем, чем надо. Хотя это было их домашним заданием, поэтому сложно сказать, что их там так сильно отвлекло... не знаю, вплоть до того, что они сказали, что вообще не поняли, где там в этой ссылке, (что я дала), было то, о чем я просила. А если именно с точки зрения заинтересовать их, опять же те же мобильные приложения, которые не дают возможности выхода в другие места, и можно строго ограничить использование только этих программ – они дают возможность погружения только в эту программу и выполнение только этих заданий. И в этом смысле у мобильных приложений есть некоторое преимущество, но в принципе, если открывать мобильный компьютерный класс, который есть в нашей школе, то ограничить доступ только к этой программе. Но это естественно должен делать кто-то из тех, кто владеет техническими навыками…

П: А расскажите поподробнее про ваш мобильный класс.

Ж: Это просто набор ноутбуков соединенных одной сетью. Т.е. их можно перевозить в разные классы, в этом плане здесь употребляется слово "мобильный". Такая тумбочка, которая перевозиться. И есть учительский компьютер, с которого можно подгружать программы и проверять. Есть определенные проблемы, почему мы этим не пользуемся: потому что выяснилось, что там все очень тугоумно сделано, что все очень долго подгружается. Таким образом, это должен быть не один урок, а гораздо больше по времени, чтобы у них все заработало, чтоб они все сделали и отослали учителю, чтоб учитель смог это как-то проанализировать, выдать им, вот, поэтому с точки зрения работы с определенными приложениями – это затормозилось. Но я знаю, что с этим классом работала "началка" как... информатика у них шла на этих компьютерах.

П: А Вы на своих уроках пользовались этим мобильным классом?

Ж: Я на обучающих курсах конкретно с этим мобильным классом работала, но мы посмотрели, что это все очень медленно. Человек, который это все проводил, тоже посмотрел, что все медленно и на этом все "затухло". Но мне хватает вполне вот интерактивности, которая в моем классе есть на данный момент – это интерактивная доска и проектор. Я просто к тому, что я не могу на это приложение рассчитывать в предыдущий день. По факту, вот ты приходишь и думаешь: "вот у меня к этому уроку есть вариант сделать так и сделать так". Ты проверяешь интернет, работает эта вещь в нужной тебе скорости. Если работает - да, ты работаешь с этим. Если нет, по какой то причине (зависло, отрубился интернет, или еще что-то), то у тебя обязательно должно быть что-то, что ты делаешь на уроке. Поэтому эти мобильные приложения через интернет, они имеют такую тонкость, что ты должен быть готов к любому развитию ситуации.

П: А если рассматривать оффлайн-приложения в идеальной ситуации, когда вы не зависите от интернета и тех возможностей, скажем, когда у каждого ученика есть свое устройство?

Ж: Ну, вы сейчас максимально идеальную ситуацию взяли. Вот у меня нет такого телефона, на который можно загрузить это приложение. И планшета тоже нет. И, в общем, на данный момент я не стремлюсь к этим устройствам, скажем так. Я довольно поздно возвращаюсь домой и мне не светит доставать такой телефон, например, из сумки. Не нравится сама эта ситуация (улыбается). Поэтому я ношу максимально простые вещи...

П: А если у учителя тоже есть устройство, и оно, допустим, хранится в школе. Возможна тогда организация мобильного обучения и каким образом?

Ж: Нет, ну, безусловно, возможна. Мне вообще нравится идея экономии ресурсов бумажных, потому что я пользуюсь, например, тем же Мёрфи (начиная с 5го класса), довольно активно, особенно в период повторения, т.е. это фактически там первый месяц сентябрь, когда ты все время на распечатках... Это довольно удачный, на мой взгляд, грамматический сборник, и я им пользуюсь уже там 10 или больше лет. И приходится распечатывать фактически вот каждому ребенку свою страничку. Для меня это просто ножом по сердцу, потому что такой расход и принтера, и бумаги мне не нравится. Безусловно, если бы были какие-то типа "читалок" у них на руках, которые я могла бы выдавать им, или какой-то такой мобильный класс, но вот в таком маленьком варианте на всю кафедру – это было бы очень удобно. Они могли бы работать на своих устройствах, в своем режиме. Как только ученик выполнил, если есть там связь с моим учительским устройством, он присылает мне, сколько у него там правильно получилось и т.д., если нет, то показывает, плюс я могу тут же ему дать что-то дополнительное, если это ребенок, которому нужно больше, если это олимпиадного уровня. Если наоборот, ребенок требует большей поддержки, то ему например, тот же самый Present Simple можно давать более простого уровня из того же Мёрфи. Получается такой дифференцированный подход, который, как мне кажется, имеет место быть. И в этом смысле определенный плюс: мне не нужно бегать, распечатывать (хотя у меня, благо, есть возможность это делать в кабинете), но у остальных [учителей] – такой возможности нет. И походу дела реагировать довольно сложно, а здесь уже есть определенный банк с заданиями, которыми я влегкую могу распоряжаться. "Хочешь заработать больше – пожалуйста, работай". Плюс это тыкание в экран детей обычно так забавляет и интригует.

П: Только ли забавляет? Или может еще и мотивирует?

Ж: Мотивирует получение оценки. Ну и по большому счету, некий азарт, он неплох в изучении языка. А это добавляет азарта. Т.е. не просто как раньше "кто первый подошел – тому пятерка". Это тоже добавляло азарта. Я по себе помню, те, кто соображали – пытались решить побыстрее, оглядываясь на соседа. Вот, а в этой ситуации... тоже самое, кто быстрее пришлет. Азарт добавляется, потому что с каждым нажатием клавиши тебе говорят "правильно-неправильно", и у тебя есть возможность уже что-то обдумать и решить дальше. А когда ты подходишь к учителю со всем решенным, уже нет обратного пути. Ты можешь вернуться к правилу, еще раз посмотреть, раз ты первые два задания неправильно решил. Вот такой вот отзыв на каждый твой ответ при работе с учителем невозможны, потому что 10 ребят сидит, и если каждый будет подбегать со своим решенным неправильно, это будет очень долго.

П: Какие еще плюсы в мобильных технологиях, на ваш взгляд, кроме экономии ресурсов?

Ж: Если мы говорим не только о грамматических приложениях, а и о всевозможных играх, где нужно там послушать, сопоставить, не знаю, пазл какой-то собрать, и это сделано еще довольно симпатично, то это, безусловно, мотивирует. С другой стороны, есть определенные... боязнь, вот например, у меня связанная с мобильными приложениями. С тем, что ребенку это интересно, пока это запрещается учителем. Ну, т.е. залезть в телефон, поиграть в какую-то игру, когда ему все время говорят: "Убери телефон". Ему это интересно именно потому, что это запрещается, в том числе. А если ввести это как обычную практику на уроке, мне кажется, через какое-то время это будет вызывать абсолютно те же эмоции как "достаньте учебники, откройте страницу..." И здесь талант учителя не заменит ничто. Т.е. это может быть интересно, на одном дыхании только мел и доска, а может быть скучно неинтересно тягомотно с самым модным приложением. Поэтому нельзя полностью положиться на приложения, с точки зрения, что это вызовет мотивацию ученика, это вызовет его какие-то положительные эмоции насчет англ. языка - очень врядли, т.е. нужно выбирать дозированно, чтобы это не приелось. Но все-таки я думаю, что такие формы мобильные больше порадуют "началку", они с большим воодушевлением работают с интерактивностью, и это воодушевление особенно чувствуется, когда они уже начинают у меня просить "а когда, когда, когда?". И тут я им это выдаю, и они такие: "ура, нам пошли на встречу, мы попросили учителя - и она сделала".

П: А с 9м классом так уже наверно не пройдет?

Ж: Зависит многое от ребят, от группы... Они уже в большей степени завязаны на том, чтобы пообщаться с кем-то, любовную записочку передать, их это больше интересует в этом возрасте. Возраст сам по себе такой, что они уходят от восхищения учителем к восхищению своими одноклассниками или там соперничеству с одноклассниками... Мотивация учебная, она в 9м конечно повышается немного по сравнению с 7-8м, но все еще не такая высокая как у 11х. Это чисто психологический фактор.

П: А сколько ваших учеников планирует сдавать ОГЭ по английскому после 9го класса?

Ж: В моем классе, в котором я классный руководитель из 19ти человек 12 собираются сдавать. Это очень хороший показатель для школы с углубленным изучением иностранных языков :)

П: И как проходит подготовка?

Ж: У них есть консультации каждую неделю, где они решают определенные типовые задания. Подготовка к экзамену заключается не только в языковом материале, который они должны знать на определенном уровне, но и в умении правильно и четко работать с заданиями. Времени дается именно на английский язык очень мало. Ты должен четко знать, что от тебя требуется в этом задании... Т.е. именно работа с форматом и тут от натаскивания никуда не деться.

П: Может ли в этом "натаскивании" помочь приложение и как?

Ж: Безусловно, может. Плюс к тому, это хорошее подспорье ребятам, которые пропускают по разным причинам консультации или сами уроки. Т.е. в качестве самостоятельной подготовки это, безусловно, большой плюс.

П: Тогда приложение должно дублировать бумажный вариант или оно может быть нестандартным и, таким образом, более мотивирующим вариантом подготовки?

Ж: Мотивирующим в 9м классе является сдача экзамена на приличный балл и здесь мотивации достаточно вполне. Это должно быть максимально похоже на то, что их ждет на самом экзамене. Потому что это у них первый у них экзамен такого плана, и они должны это четко понимать, что у них будет. Уже когда, пройдя этот этап, да, понимая например, что у меня возникли проблемы с ну... условно говоря, с аудированием, то дальше можно использовать любые другие приложения, развивающие у меня аудирование. Здесь можно, чтобы приложение диагностировало проблему, а может и сам учитель рекомендовать. Например, у ребенка сложности с чтением, он читает и не понимает, о чем он читает, то вот здесь вот как раз какие-то интерактивные отдельные приложения, нарабатывающие это умение, точнее навык чтение с пониманием текста, они могут быть любого абсолютно формата, вплоть до того же Лингвалео, где идет песня и в общем и целом они должны понять, о чем поется. И это же приложение может работать и на аудирование очень хорошо.

П: А для тренировки какого навыка или языкового аспекта мобильные приложения были бы наиболее эффективны?

Ж: Ну аудирование, например, если где-то в транспорте, это не очень хорошо, т.к. пришлось бы на очень высокую громкость включать. А это не есть хорошо с точки зрения здоровья, т.к. ты воспринимаешь не русскую речь, а иностранную, и дополнительные шумы, они всегда отвлекают. Мне кажется, что как раз мобильные приложения были бы хороши с точки зрения повышения количества активной лексики, т.е. это карточки. Вот то, чем я ребят иногда..., особенно если знаю, что именно действительно ездят, то вот карточки перелистывать в транспорте, это самое милое дело, по большому счету, я сама так развлекалась, когда 2 года назад учила итальянский. Но у меня это были, правда, бумажные карточки в специальной коробочке, и мне это очень нравилось. И если такого же плана мобильное приложение будет, то, в общем, оно будет очень удобным и полезным. Плюс, например, опять же тех детей, кто будет пользоваться такими карточками, можно мотивировать на самом уроке – записывать не в тетрадь новые слова, а сразу же в приложение, где они будут это отрабатывать.

П: Т.е., на ваш взгляд, лучше сделать приложение для лексики, чем для подготовки к экзаменам или как?

Ж: Для экзаменов в 9м классе самое лучшее – это приложение, если сделать, или задание… на словообразование, потому что к этому времени у них еще не так много лексики набрано, и само по себе словообразование еще не очень хорошо отрабатывалось, ну как лексико-грамматическая тема в курсе языка. Мы больше действительно акцентировались на грамматике, потому что к концу 9го класса все понимание грамматическое английского языка, оно заканчивается. И уже в 10-11 идет наработка и большой наплыв лексики и говорения, а также аудирования и чтения с пониманием неадаптированных текстов. А в ОГЭ все равно есть задание на словообразование, ну и аудирование еще было бы полезно.

П: А вы общались с 11м классом, который вы выпустили, после их сдачи ЕГЭ? Какие у них были впечатления?

Ж: Да, безусловно. Они сказали, что очень мало времени было. И устная часть, с которой мы так неожиданно познакомились. Естественно моя задача была максимально снять стресс по поводу этого, и мы очень много времени потратили именно вот на отработку... Я сама искала картинки, придумывала такого рода задания и контроль говорения мы в конце года устроили в этом же формате, когда стресс, когда несколько учителей сидит на тебя смотрит, когда нужно по времени успеть, т.е. такую вещь мы с ними проделали, и мне кажется, она им серьезно помогла, потому что в целом именно с говорением справились все, не было тех, кто получил нули за этот раздел. Но справились, исходя из своей лексической подготовки, т.е. если они не знали это слово, и у них стопор наступал из-за этого, то снижение шло по баллам, которые они могли бы набрать. Еще очень переживали, что на компьютере ползет это время и ты его видишь, "у меня осталось 30 секунд, а мне еще надо 3 пункта осветить". И тут они начинали думать о времени, а не о словах и конструкциях предложения. Но именно к этому, во всяком случае я свою группу, максимально готовила, и они все время это делали по времени.

П: Значит в приложении тоже должна быть эта функция тайминга?

Ж: Абсолютно, это самая... именно то, что их подготовит не думать о времени, и спокойно рассказывать. Мы начинали с того, что они успевали половину рассказать, к концу года - мы пришли к тому, что они уже все рассказали, а у них еще 20 секунд осталось. У меня уже тогда опасений не было, но если учитель не имеет возможности столько посвятить этому [говорению] времени в силу разных причин, то в приложении эта функция была бы не лишней.

П: А сколько раз в неделю у ребят в 9м классе урок английского?

Ж: Т.к. у нас школа с углубленным изучением иностранных языков, то в 9м классе почти каждый день – это 5 раз в неделю.

П: И сколько бы времени вы считаете рациональным отвести на использование мобильных технологий и работу с ними?

Ж: Ну как минимум 1 раз 100% можно, так чтоб не приелось, и именно с точки зрения отработки уже полученных знаний. Введение нового материала... э, ну я вот не всегда доверяю разработчикам, потому что у меня свое видение того, как ребята лучше воспримут ту или иную грамматическую конструкцию, а у разработчика – свое. Ну, здесь это просто лично мои как бы ощущения. А кому-то все равно как они ее воспримут... А мне приятнее, чтобы они от меня это все получили. А вот для отработки – милое дело. Например, если через какое-то время я предупреждаю, что на следующем уроке будет самостоятельная, то у ребенка будет еще время потренироваться, используя приложение. И самостоятельные такого рода (проверочные, где можно пользоваться правилом и выполнять задания) приводят к тому, что на контроле уже, когда нет возможности пользоваться подсказкой, результат обычно выше.

П: Но ведь, изначально надо, чтобы ребенок сам осознавал, что в этом месте/теме у него остались вопросы. Значит, нужна какая-то дополнительная диагностика?

Ж: Это можно делать разными способами. Например, в конце уже попросить самого ученика отметить, какая грамматическая конструкция вызвала наибольшее затруднение... такая самостоятельная рефлексия, и после этого, чтоб приложение выдало – и посмотреть насколько это совпадет. Т.е. с точки зрения моего восприятия что мне было сложно и с точки зрения того, что мне на самом деле сложно. Мне кажется, это важно, это очень хорошо работает на самовосприятии и правильной расстановке самооценки. Потому что многие, например, ставят "у меня все хорошо", (а такие дети есть), а приложение выдаст, что "извините, но здесь и здесь и здесь все плохо". И с этим надо работать. Но это такая дополнительная "фишка", с точки зрения самооценки. Но для того, чтобы ребенка не сильно стукнуло по голове в результате экзаменов и не поступления в ВУЗ, к этому надо готовить заранее, это очень полезная вещь – адекватная самооценка.

П: Как вам кажется, были бы какие-либо запреты или негативное отношение к мобильному обучению со стороны родителей или администрации школы?

Ж: Если бы денежная составляющая легла полностью на родителей, наверно это бы вызвало определенные затруднения в ведении этого. Опять же, если бы это полностью легло бы на плечи администрации, а возможности покупки такой не было, то тоже не вызвало бы положительного… Хотя сейчас все школы стремятся к интерактивности, к покупке моб… такого плана устройств, серьезному оснащению. И если есть такая возможность, если поступает из бюджета то, школа тратится именно на такие вещи.

П: Как у многих детей, по вашим наблюдениям, есть мобильные гаджеты?

Ж: Далеко не у всех, у многих – но не у всех. Смотрите, мы сейчас придем к ситуации, когда мы вынуждены будем сказать ребенку, у которого нет такого устройства, что "ты или твои родители недостаточно успешны по жизни", а вот в это тыкать пальцем, я бы очень не советовала.

П: Ну ведь учитель может попытаться организовать работу в парах, например?

Ж: А результат тоже на двоих делить? Если только читать, но это неудобно с планшета даже, во-первых отсвет идет, с бумажного еще ничего, но тоже не совсем... На ноутбуке тоже можно, там, по крайней мере, хватает места, чтоб сесть вдвоем и смотреть, а на более маленьком устройстве – это не очень...

П: Кроме материально-технических барьеров есть еще какие-то ограничения?

Ж: Думаю, здоровьесберегающий фактор. Наушники в классе – это одно дело, это нормально, а когда где-то едешь... Вообще есть определенные ограничения по использованию видеоресурсов и компьютерных ресурсов на уроке. Они ограничены, да, т.е. ты не можешь весь урок работать с ... ну это понятно, мне кажется. Т.е. это должно быть как элемент урока, на 15-20 мин. максимально. Если бы в приложении было видео минут на 5, можно было бы с ним поработать без вреда для здоровья :)

П: Кроме самого видео, что еще там должно быть?

Ж: Ну, во-первых учитель точно должен понимать, что это видео подходит по теме, что там будет близкая, или отчасти повторяющаяся лексика, из того, что мы изучили. Для меня будет очень хорошо, если ненавязчиво, когда мы послушали, посмотрели видео, и да, должны быть потом какие-то упражнения на восприятие: кто главные действующие лица, ну зависит от того, что там на самом видеоролике. Если это диалог, то можно попросить их расставить в каком порядке шли реплики, если это на лексику, то можно те предложения, которые были, расставить и отдельно разложить слова и подставить слова в предложения. Если меня интересуют, например, фразовые глаголы, то можно выписать еще раз этот диалог потом, или то, что мы отсмотрели этот текст, да и, расставить фразовые глаголы относительно того, какому обычному глаголу они приравниваются. Т.е. это абсолютно полет фантазии... Можно останавливать в середине видео и спрашивать: "Как вы думаете, а что произойдет дальше?".

П: Видео лучше использовать только на этапе повторения?

Ж: На этапе введения тоже может быть, но зависит от самого видео. Если я посмотрю его и пойму, что там будут как раз те слова, которые мы в самом начале урока возьмем, то мне это будет удобно посмотреть после, т.к. это будет новая лексика, которую они еще раз в другом контексте, в другом варианте посмотрят. Если это просто как warm-up видео такое, да, чтобы перейти к теме урока, такое довольно общее, то почему бы не использовать его вначале. Вот у нас сейчас была тема в 9м классе "Новости, медиа", я им показывала новости последние из BBC. Задача была именно понять о чем новость и вкратце рассказать. Нет, никакого отдельного задания я по этим видео не делала, потому что они довольно серьезного уровня лексики и сложно было бы вычленить там что-то еще отдельно. Это просто на общее понимание. Но если это какое-то именно обучающее видео, которое подготовлено кем-то заранее, продумано и т.д., то конечно с заданием там было бы здорово. Просто моя задача была current news показать, я не могла к этому подготовиться как-то заранее, ну кроме того, что там звучали слова, которые мы изучали.

П: Как часто вы им показываете видео и как им это нравится?

Ж: Ну понятно, что это интереснее, чем однообразные упражнения в учебнике. Хотя конечно не часто показываю, просто есть мое понимание, например, на каком ресурсе и к какой теме я могла бы там подобрать видео. Собственно так и делаю. Сейчас у нас тема "Реклама" шла, и я показывала им ролики рекламные, такие максимально необычные, чтобы их задача была угадать, а что собственно рекламирует этот видеоролик и почему они так думают. Тут уже моя цель была их разговорить, т.е. это как стимул к обсуждению. (пауза) Вообще на мой взгляд, чем проще задание, тем лучше. Потому что это максимально близко к жизни. Ты, посмотрев видео, не будешь разбираться с лексикой или залезать куда-то. Ты, скорее всего о каких-то общих планах подумаешь. У меня просто такая группа, которую нужно разговорить. И я все максимально ресурсы трачу на это, вот поэтому я ставлю себе такие задачи, я их простыми максимально способами пытаюсь решить. Это экономия моего времени, экономия времени в объяснении заданий, и это максимально много времени на то, чтобы они поговорили. А если у тебя сидит 7 человек и каждому нужно дать слово, вы понимаете да, это довольно большое время в течение урока. Но я без этого никуда деться не могу, иначе они не заговорят.

П: Затратно наверно по времени подбирать эти видео?

Ж: С одной стороны, да. С другой - ну а как я могу иначе, например, новости сегодняшнего дня подобрать заранее?

П: Я веду к тому, что может быть один из рисков: нежелание учителей потратить время, чтобы освоить новые для себя методы работы с мобильными технологиями. Что вы думаете?

Ж: Может быть, но мы никак не можем с этим бороться. Просто на каких-то уроках это будет, а на каких-то не будет, вот и все. И мне кажется, это и не должно быть на каждом уроке. Талант учителя, повторюсь, он не в том, чтобы использовать мобильные приложения или нет, он реализуется несколько в других вещах. Если в итоге какой-то учитель работает с мелом и доской, так что у него все любят этот предмет и... Мы должны стимулировать ребят к самообучению, а чтобы показать им ресурсы, где они могут этим заниматься, то конечно, неплохо было бы на уроке попробовать, вот. В этом смысле да. Ученик при этом должен понимать, что он может изучать тот или иной предмет, вне зависимости от того, есть у него дорогая игрушка или нет, есть у него возможность покупать книги или брать их в библиотеке. Мы на то все и разные учителя, что обучаем их разным подходам к обучению. В этом смысле, я не согласна с позицией, например, правительства, когда мы все должны быть как однояйцевые близнецы с одними и теми же мозгами и учить их ходить строем под одну и ту же музыку.

П: Ну я думаю, что не все так критично и категорично, просто может учителя должны идти в ногу со временем?

Ж: Мне не нравится слово "должны", а вообще исходить из того, что болем комфортно для учителя – это тоже важно. Если он будет стрессовать от каждого выключения интернета на уроке, и в силу своих возрастных каких-то ограничений уже не будет способен уже сообразить, что с этим делать дальше, урок от этого не выиграет, понимаете. Зато он выиграет от того, что у него есть блестящие карточки, с которыми он так работает, что любое мобильное приложение меркнет по сравнению с этим.

П: Знаете ли вы какие-то учреждения или частных преподавателей, кто практикует мобильное обучение в преподавании английского языка?

Ж: Нет, не знаю. Нет, естественно нас всех посылают периодически на ИКТ-курсы, где нас обучают использовать различную технику на уроке. На тех курсах, на которых я была, перед моей предыдущей аттестацией, не было мобильных приложений. Может сейчас они появились, но я еще на таких курсах не была. Наверно, если бы этих курсов не было, сама я бы не скоро залезла и не скоро бы разобралась в этих приложениях на той же интерактивной доске. Я люблю, когда мне помогают и объясняют и немножко подталкивают. Но я спокойно к этому отношусь, но я знаю учителей, которые к этому категорически плохо относятся. И их позицию, их точку зрения я тоже принимаю и понимаю. Мне удобно – я работаю, кому-то неудобно, и он делает блестяще другие вещи, которые я наверно никогда не смогу делать, так что тут кидать камень в их огород у меня нет никакого морального права, скажем так.

П: Понятно, спасибо за ваши ответы!

Ж: Пожалуйста. Всего доброго!

Приложение 11. Расшифровка интервью с Н. Чекалевой

Интервью с Надеждой Чекалевой, преподавателем английского языка школы № 700 с углубленным изучением иностранных языков (г. Санкт-Петербург), проведенное 10.11.2015 г.

Полина: Добрый день! Первый вопрос: как долго вы преподаете?

Надежда: Начала я преподавать еще классе в 11м, ну так больше неофициально, помочь/подтянуть, даже не репетиторство, а просто за бесплатно, там друзьям. А преподавать с 1го курса репетиторством занялась, и получается это уже 7й год репетиторства и в школе 3й год работаю. В основном работаю с подростками, класс 8й тире 10й. Был и 7й, есть и совсем маленькие дети, но как-то в основной массе это, наверное, с 7-8 по 10й класс.

П: А как бы вы описали своих учеников, как-то может собирательный образ или характерные черты, если их можно выделить?

Н: На самом деле, очень разные, если брать работу в группе и работу индивидуальную - то совершенно разные истории. Если в группе (вот как в школе, получается), то они... ну это переходный возраст, поэтому надо как-то и поддерживать дисциплину все еще, (хотя это уже дети постарше), вот в этом году у меня 10й класс - с ними проще. Там уже про дисциплину говорить не надо, вплоть до 9го - были, были моменты... Но при этом, они уже что-то соображают, т.е. это уже в смысле аналитическое мышление появляется, т.е. им можно уже какие-то абстрактные вещи объяснять, и что для меня важно, потому что английская грамматика, например (улыбается). Вот, поэтому наверно я с этой группой и работаю в основном, возрастной. С ними уже можно пообсуждать какие-то темы близкие и мне и им, т.е. интересы у нас ближе, в отличие от, например, совсем маленьких детей - с ними совсем другая история.

П: Почему все-таки в 10м классе вопрос о дисциплине не стоит?

Н: Ну, у кого как, на самом деле – с некоторыми и в 11м приходится (улыбается). Но мне еще в этом году с группой повезло, у меня получилось так, что остались более мотивированные дети, которые приходят все-таки что-то узнать, а не просто отсидеть урок. Даже если у кого-то нет настроения учиться, т.к. большинство все-таки мотивировано, то получается, что человек хочет - не хочет, но все равно втягивается.

П: А у них больше мотивация внутренняя или внешняя касаемо английского?

Н: Ну, школа в любом случае... В 10м классе у меня есть одна ученица частная, которая в 10м классе задумалась, что ей надо сдавать ЕГЭ, и в этом году, она с другой языковой школы, но поняла, что ей хочется уровень повыше, чтоб точно сдать на хорошую оценку. Но это скорее больше исключение, чем правило. Т.е. чтобы ребенок был настолько мотивирован, при том, что она не собирается поступать куда-нибудь на лингвиста/переводчика и т.д. Ей просто хочется сдать на хорошую оценку, потому что ЕГЭ по английскому будет обязательным (для их школы). А что касается десятиклассников в основной массе, все равно школьная обстановка сводится к внешней мотивации всегда, все равно оценки мотивируют. Есть ли внутренняя мотивация? Это уже индивидуально, кому-то хватает внешней (дома ругать будут, обидно получать плохую оценку, стыдно). Кого-то ничего не мотивирует: )

П: А среди ваших десятиклассников многие планируют сдавать ЕГЭ?

Н: Про ЕГЭ еще не спрашивала даже у них, потому что они сдали только что ОГЭ в 9м классе, и они пока еще не отошли, я думаю. Потому что в прошлом году, конечно, была истерия, не знаю, на мой взгляд, это даже не столько их вина, сколько общей информационной среды окружающей, потому что со всех сторон: ОГЭ, все страшно, плохо, я не сдам... Мне кажется, что эта общая атмосфера, что у них куча обязательных экзаменов, в принципе первые экзамены в их жизни, которые надо сдать. Вот и естественно, чтобы избежать неприятных ситуаций с пересдачами и плохими оценками, то все наверно как-то да запугивали понемногу (учителя, родители, они сами на себя давят тоже).

П: Есть ли в школе какой-то механизм для подготовки к экзамену ОГЭ?

Н: По идеи школьная программа составлена так, что тестируется на выходе из 9го класса то, что ты прошел вплоть до конца 9го класса, т.е. в идеале тебе не нужны никакие репетиторы и подготовки, и когда я училась, что было не так давно тоже, не было репетиторов ни у кого, вообще в принципе не было. Я ходила на какие-то подготовительные курсы в университете, но на этом все и заканчивалось. У меня был один репетитор, не знаю, пару месяцев я позанималась, чтоб просто "поднатаскаться" для ЕГЭ по истории, который неожиданно стал профилирующим в ВУЗе, в который я думала буду поступать. Но это не было таким распространенным явлением. Сейчас это больной вопрос: я как репетитор радуюсь тому, что есть спрос на репетиторов, а как учитель - не очень этому радуюсь, потому что иногда мы выходим на ситуацию, когда ребенок абсолютно немотивирован, потому что он знает, что придет репетитор и дома ему лично все то же самое еще раз объяснит и домашку с ним сделает, поэтому, зачем он будет здесь слушать. В общем, могу их понять – есть в этом логика какая-то... Тем более, что деньги не свои за это платятся, нет еще понимания, что репетитор не просто так приходит. Что касается каких-то подготовок, то по обязательным ОГЭ (матем. и русс.яз) были какие-то факультативы. По английскому мы ничего такого не устраивали, ну если ребенок хочет сдавать и он там в чем-то неуверен, он всегда может прийти на консультацию в индивидуальном порядке. Некоторые учителя устраивают такие консультации регулярно. Я лично просто не устраиваю, у меня одна девочка сдавала ОГЭ в прошлом году из моей группы, но она очень сильная, она ездила за границу, и занимается уже давно английским дополнительно просто на повышение уровня.

П: Сильно ли современные подростки привязаны к своим гаджетам? Как у многих есть мобильные устройства?

Н: Какие-то мобильные устройства у всех есть, безусловно. Привязаны? Очень. Я какое-то время, когда вела в 8м классе, там был особо запущенный случай, где дети вообще не могли никак без гаджета просидеть дольше 5 минут. Я просто каждый раз в начале урока собирала и в конце урока отдавала, т.е. они лежали у меня на столе в рядочек. Правда, через неделю такой практики, я думала, дети меня поубивают, потому что у них уже явно начиналась ломка от того, что они столько времени (2 урока подряд у нас было в какой-то день), и без гаджетов это было явно тяжко. Это было несколько пугающе, даже со стороны за этим наблюдать. А так все равно они все время пытаются потыкаться в телефоне. Вопрос в занятости на уроке: если ты нагружаешь заданиями, если все время какой-то активный процесс идет, то они по своим делам в гаджеты не полезут. Но это на самом деле не столько вина гаджетов, если неверно выстроен урок, если они не заняты, то они не только в телефоны полезут, но и болтать просто элементарно друг с другом начнут, записочки передавать... Просто телефон это очень удобный способ себя развлечь.

П: А можно ли этот способ развлечения превратить в средство обучения?

Н: Да, безусловно. Много приложений существует, много сервисов. Я сама пользуюсь, по крайней мере, уж интернет доступен с любого мобильного телефона сейчас, это уже мощный инструмент. Единственное что в плане использования интернета меня смущает, это тот факт, что интернет это, по сути большая помойка и несмотря на то, что в старших классах уже появляются какие-то аналитические способности, их еще не достаточно для критического восприятия информации, т.е. например дети найдут сайт Мультитран. Но у них нет понимания того, что это словарь, в который я сейчас могу зайти и добавить все что угодно (модерация там есть, но относительная); что это словарь абсолютно другого типа в отличие от каких-нибудь там ABBYY Lingvo, который составляется лингвистами с пониманием того, какое значение мы поставим на первое место (хотя бы даже такие элементарные вещи), и что Google Translate это не словарь. Т.е. у них нет вообще разграничения. И то же самое я в прошлом году вела исследовательский проект: у них были индивидуальные проекты, надо было провести исследование про какое-нибудь изобретение (по сути, собрать информацию и пересказать). И даже на этом уровне были проблемы, т.е. какой источник стоит брать, а какой нет.

П: Большинство наверно обращалось к Википедии?

Н: Хорошо если в Википедии, это еще не самое страшное. Просто забивается... навыки даже информационного поиска в Google, там какой-то элементарный синтаксис, в кавычках забить, вот это, это все открытие и в итоге, когда я просила показать мне, как и что они находили, и откуда вообще эта информация взялась, то какие-то странные слова забивались в Google и в формулировках типа “как сделать то-то и то-то или кто открыл то-то и то-то”. На такие запросы всегда выдаются посредственные сайты, как показывает практика, даже с элементарными орфографическими ошибками в тексте. Это конечно чудовищно, но дети это видят, и понимают, что раз это в Интернете, то это кто-то написал, то этот кто-то наверно обладает авторитетом, раз он сам выложил что-то на целый сайт. Соответственно это можно брать и использовать, и отсюда, на мой взгляд, и снижение уровня грамотности. Грамотно пишущих детей становится, по-моему, меньше из того, что я вижу.

П: И грамотно пишущих на английском получается тоже?

Н: Английский отдельная тема. По-русски бы хотя бы правильно... Мне вот опять же вчера девочка переводила с русского на английский фразу “придать значение”, перепутала “предать” и “придать” и получилась совершенно неверная фраза на английском, поэтому вот критического мышления особо еще нет, с Интернетом в итоге сложно... Если мы берем его как инструмент для обучения, то тут есть момент, что они просто не очень ориентируются, а так — очень хорошо было бы, если бы они его использовали для обучения, особенно на уроках.

П: Как Вы считаете, можно ли использовать мобильные приложения каким-то образом на уроках, но так чтоб они не были тем самым отвлечением?

Н: Честно сказать, про уроки – сомневаюсь, потому что, я по себе знаю: если дают задание что-нибудь сделать на компьютере (допустим в университете компьютерная аудитория, мое переводческое отделение). То ты перевел какой-то текст — молодец, сидишь Вконтакте или почту проверяешь, что-нибудь читаешь интересное в Интернете. Ты все равно в итоге отвлекаешься, ты переходишь на другой вид деятельности, ты не будешь, как только... Ну, у нас была очень мотивированная группа при этом, очень. Но все равно, если нет какого-то достаточного контроля преподавательского, если тебя не будут как-то подгонять и давать четкий лимит времени, чтоб ты уложился, то в итоге все это немножечко, все расползаются по каким-то сайтам, все начинают своими делами заниматься.

П: Ясно, а если не на уроке, то как тогда? Самостоятельная работа или домашняя?

Н: В качестве самостоятельной деятельности – я только «за». В качестве отработки каких-то навыков — в принципе есть приложения на отработку грамматических тем отдельных, лексических, просто шикарные...

П: Не могли бы Вы привести конкретные примеры, если помните?

Н: Эмм, если я их не удалила, то я вам покажу. (достает iPad) Я в репетиторстве использовала: одной ученице я очень рекомендовала установить Duolingo, например. Просто чтобы она попрактиковалась в свободное время, чтобы это вошло в рутину, потому что Duolingo мне как раз нравится тем, что его можно использовать буквально 5 минут в день, но если это входит в ежедневную привычку, то 5 минут в день, но каждый день дают на выходе немало. Т.е. все-таки язык — это навык и чтобы появился навык, надо его ежедневно отрабатывать. Нельзя за сутки все выучить. (продолжает искать нужные приложения в своем iPad ) На самом деле, названия ничего не говорят, и я много чего удалила. Например, приложение на отработку грамматических времен: там вначале выбирались времена (проставляешь галочки), которые ты хочешь потренировать и потом тебе выдавались тесты (просто с пропусками предложения) на эти времена только. Ученице, правда, не очень понравилось это приложение. Я ей сначала показывала Duolingo, потом это. Не понравилось, потому что в Duolingo очень приятное оформление, там приятные звуки, когда ты что-то правильно делаешь, но в этом приложении, если ты допускал ошибку, там был довольно неприятный звуковой сигнал. Я, честно говоря, не обращала внимания, а ее это очень сильно демотивировало, ее раздражал звук сам...

П: Так звук же можно отключить и все.

Н: Можно в принципе, но мне просто в голову до этого не приходило, что это может настолько..., что просто какой-то звук может... Я с этим приложением просто сама до этого игралась, чтоб посмотреть, что там может быть и я не сильно замечала, потому что, ну наверно когда ты столько учился, как-то меньше начинаешь реагировать на то, что тебе указывают на ошибку. Хотя может это мое личное что-то... И оформление там было очень простое, там буквально 2 кнопки и эти предложения и все.

П: Помимо скучного дизайна и некорректных звуков могла ли быть причина в отсутствии разнообразия в заданиях? Наверно надоедает все время просто заполнять пропуски в предложениях, как думаете?

Н: Да, вполне возможно. Там никаких изысков не было — чистая отработка. Но в плане грамматики, на мой взгляд, эта отработка нужна, потому что ты не должен задумываться какая форма глагола у тебя пойдет там в такой-то ситуации. Нужно на автомате, это тоже самое, что сделать 100 упражнений в рабочей тетради.

П: В чем тогда преимущество приложений, если можно поработать в тетради?

Н: На самом деле, в использовании рабочей тетради я как раз вижу один большой плюс, которого нет в приложениях и не может быть: это моторная память. Потому что когда ты написал своей рукой, ты запомнил. Это мощный очень инструмент. В приложении ты максимум напечатаешь, хотя с другой стороны, на сегодняшний день в реальной жизни (не в школе!) ну сколько мы пишем от руки? Не очень много, но, тем не менее, для запоминания это инструмент очень хороший. Пока ты не написал сам, ты все равно врядли запомнишь.

П: Получается выход только в том, чтобы комбинировать?

Н: Да, на этапе изучения чего-то все равно писать надо от руки, даже если это уже взрослый возраст и какие-то курсы, там все равно будут делать какие-то упражнения и будешь писать от руки. Ну если хочешь быстрее запомнить. А зато, приложения многих привлекают все-таки хорошим дизайном: мне лично гораздо приятнее использовать приложение с продуманным дизайном, где не надо 10 минут разбираться с тем “куда ткнуть, чтобы перейти на следующую страницу”. Интуитивный интерфейс, звуки, картинки, все как-то должно быть приятно. Я в принципе большой фанат красивых решений, поэтому я это дело очень люблю и скорее скачаю что-то красивое.

П: А с точки зрения методики, что должно быть в качественном приложении?

Н: Зависит от целей, на самом деле. Если использовать это просто как дополнительный инструмент для самостоятельной работы, то это может быть приложение типа Duolingo, в котором есть все и сочетается и лексика и грамматика, плюс аудирование и произношение, все навыки. Если мы говорим о каких-то дополнительных материалах к какому-то курсу, будь то школьный или какой-угодно, для репетиторства там, нужно подбирать, здесь уже участие преподавателя обязательно, потому что у нас есть какая-то программа, мы не можем изучать грамматику в отрыве от лексики, и наоборот, они все равно взаимосвязаны. И грамматику нужно давать на знакомой лексике, если это что-то новое. Соответственно в приложении это должно соответствовать тому, что мы уже знаем и тому, что мы хотим сейчас пройти. Т.е. приложение дополнительное для какой-то программы оно должно соответствовать этой программе, поэтому учитель должен заранее смотреть, что там есть. Нужно его изучить, выбрать оттуда какие-то кусочки, которые ты сейчас своим ученикам дать. И при этом еще надо проследить, чтобы они на своем гаджете настроили все также как у тебя, чтобы им выпали те же самые кусочки, например, те же предложения, времена и т.д. Вот. В принципе даже с простыми инструкциями у детей часто бывают проблемы: прочитать задание к упражнению очень сложно) Сделаем, как делали, а там посмотрим. Но понимать, что от тебя хотят в задании к упражнению на английском, это все дается со 2го класса.

П: А как у ваших учеников обстоят дела с таким разделом как “словообразование”?

Н: Так себе. А ведь это одно из заданий в ОГЭ, точно есть. В ЕГЭ сейчас не знаю, последнее время его не трогала, не надо было. Вот. В ОГЭ да, есть отдельное упражнение, где дается текст, в который нужно вставить слова в нужной форме, точнее преобразовав их в нужную часть речи. И бывают довольно сложные моменты. Ладно, если тебе дается слово “polite” и из него надо сделать “impolite”. А тебе могут дать “decide” и из него надо сделать “indecisive” какое-нибудь. Таких ужасов почти не бывает, но все же может попасться что-то посложнее, чем просто приставка. Я была бы очень рада, если было бы какое-то приложение... Я кстати не думала об этом, может что-то и есть, какие-то тренировки, потому что в каких-то учебниках встречаются, допустим, в одном юните будет дана какая-то табличка по словообразованию и какие-то слова будут разобраны, но это все как-то эпизодически. Нет, на самом деле, это довольно толковая система, когда в одном юните дается какой-то кусочек темы и особенно если это лексика. Всю все равно не объять, а по кусочкам это как-то можно изучать. Вот. Но все равно это не оптимальный вариант, хотя лично для меня оптимальный. Я когда училась, мне нравилось это, что фразовые глаголы давали списком из 10 штук, я их выучила и пошла дальше.

П: А каким именно способом вы их учили? Методом от глагола, от предлога или тематически?

Н: От глагола. Я училась по “Click on” и мне это дико нравилось. Хотя это абсолютно неэффективный метод, потому что... точнее, для кого как. Все запоминают по своему, и учебники в принципе делятся на 2 группы: те, кто дают give и все фразовые с ним и те, кто дают, допустим, up и все фразовые с ним (как в Starlight). Но, честно говоря, даже не знаю как лучше...

П: А что вы думаете насчет изучения по темам, например, take off, land on и т.д. в теме “Аэропорт”?

Н: Ну, такой способ пытаются реализовать в учебнике “Opportunities”, который я не очень люблю в силу его немножечко бестолковости и ошибок, вплоть до орфографических (но это скорее опечатки), но неприятно все равно. Не должно быть такого в учебнике, который уже не первое издание переживает. Плюс фразовые глаголы, которые необходимы исключительно для разговорной речи. А там детей натаскивают на деловое общение непонятно зачем.

П: А в экзаменационных вариантах фразовые глаголы встречаются?

Н: Не часто, но бывает, предлоги там...Но больше в экзаменах на сертификаты. Их тоже достаточное количество детей сдает, я это вижу в формате репетиторства. Сдают в основном KET, PET, FCE. Они все абсолютно однотипные. И фразовые глаголы, с чего мы начали, они на любом уровне встречаются. Тот же самый wake up, который ты учишь во 2м классе... И вот в “Opportunities” там как раз пытаются их по темам вводить: например, тема “Юмор” и дается опросник про всяких комедийных актеров, и там при этом использованы фразовые глаголы, которые настолько явно притянуты за уши, у которых не первое значение реализовано, зачем их вводить незнакомые слова по их 2,3, 5му значению, которые реализуются не знаю когда?

П: Ну может это для откладывания в пассивный словарь?

Н: А смысл, если даже в активном их нет?! Сразу в пассив вводить, ну не вижу смысла. Ладно бы у них в активе много было по такой системе обучения.

П: Т.е. получается, что в школе упор все равно делается на актив?

Н: Да, в пассив уходит все очень быстро, и из актива в том числе, поэтому конечно вводить надо в активное использование новый материал, а то, что они использовать не будут реально — оно уходит в пассив и там остается. Например, какие-нибудь сложные, там страдательный залог в сложных временах. Он не будет использоваться в устной речи, а в письменной тоже врядли ситуаций таких много будет у подростка.

П: Ну да, ведь язык тяготеет к упрощению. Скоро наверно и перфекта не будет...

Н: Сомневаюсь. Я тоже так думала долгое время, после того как прожила в Америке год, еще будучи школьницей и приехала оттуда с полной уверенностью того, что то, что я там слышала/видела, тот язык — он такой и есть. И потом, когда я училась на филфаке и мне пытались британскую грамматику вдолбить, я очень сильно сопротивлялась, потому что “ну кому это надо, ваш Диккенс”. Да и если послушать британский разговорный, там ничего этого не используется. Но вопрос в том, что и грамматика то не так сильно отличается, все-таки грамматика довольно консервативная вещь. Лексика — да. И произношение, безусловно. Хотя тоже это вещь в себе. Просто это тоже нужно (сложная грамматика и все такое), но это сейчас уже, насколько я вижу, становится скорее отличительной чертой некого социального класса что ли, это люди с высшим образованием, не обязательно даже носители языка, которые просто говорят на грамотном языке. А сколько говорит на грамотном русском языке? Довольно мало на самом деле. И отсюда и “Давайте говорить как петербуржцы” на каждом углу, чему я рада, но не уверена, что это научит детей склонять числительные. Это нужно, но несколько сложно бывает на общем фоне объяснить, зачем именно это нужно.

П: Возможно ли в школьной системе ввести мобильное обучение на обязательной основе?

Н: На обязательной, сомневаюсь, потому что чтобы обязать, нужно сначала, ну по-хорошему, предоставить техническую возможность. А чтобы обязать делать ДЗ по учебнику, тех. возможность это наличие учебника, который можно взять в библиотеке, например, и наличие тетрадки, которую ты все равно купишь в магазине. А чтобы с мобильным приложением заниматься, должно быть устройство и все-таки девайсы у всех разные, т.е. есть проблема программного обеспечения, подходящего под все платформы. Если каное-то приложение будет создано для всех этих платформ…

П: Уже создано, Лингвалео, например.

Н: Ну да, в принципе самые крупные они подходят под все. Но тот же Лингвалео мне честно говоря... хотя говорят, они что-то изменили в последнее время. Я в свое время с ним познакомилась и закрыла, и больше к нему не возвращалась, потому что на тот момент, когда я его смотрела, там не было методики от слов вообще. Была просто куча материалов и как на Youtube каналы отдельных личностей. Я как преподаватель еще что-то могла найти для своего использования; как ученик я бы не очень поняла, что с ним делать дальше, если я хочу выучить английский. Некоторым нравится, я от учеников слышала, некоторые используют его как словарик, т.е. там удобно можно записывать новые слова.

П: Сейчас там разные тренировки и TED Talks видео, которые тоже можно использовать для пополнения словарного запаса.

Н: Значит это все появилось гораздо позже того, когда я смотрела. А TED Talks сами по себе замечательные, и приложение у них очень хорошее, по крайней мере под Apple.

П: Используете ли вы TED Talks в школе на уроках?

Н: В школе нет, а в репетиторстве бывало показывала что-то подбирала под увлечения детей какие-то там показывала выступления. В университете мы их много смотрели, я перевод преподаю, устный в том числе, вот там их можно использовать. В школе итак в принципе есть аудирование, и если его недостаточно, то ...

П: А достаточно ли его, на Ваш взгляд?

Н: Эмм... Сложный вопрос, потому что его... Да ничего не достаточно, на самом деле. Говорения тоже маловато, по простой причине, что у тебя в группе от скажем 5-6 до 10 человек, и ты не можешь с каждым поговорить столько сколько нужно для отработки чего-то или для того, чтобы поставить это говорение. Опять же, какие-то дети любят говорить, с ними проблем нет, они в принципе, если по-русски говоруны, то и по-английски они будут говорить, они будут стараться выражать свои мысли на английском. Если дети по любой причине стесняются или не очень любят говорить в принципе, или неуверены в том, что они говорят, то из них никакими клещами не вытянешь ни на английском, ни на русском бывает, поэтому с ними это еще более долгая работа получается. Тебе нужно сначала его разговорить, а потом чтобы он тебе поговорил уже сам, что достаточно сложно в формате 45 минут. Все равно у нас есть устный экзамен в конце года каждый год, в каждом классе, начиная со 2го. И дети готовятся к тому, что их попросят поговорить на какую-то тему.

П: А в ОГЭ есть устная часть?

Н: Каждый год грозятся, но каждый год на это по-моему не хватает финансирования банально. Говорение по идее должно сдаваться... Я когда готовилась к ЕГЭ в свое время (не было еще ОГЭ), и у нас не было говорения в том году, но потом в университете, я до сих пор не очень понимаю что это за “гениальная” идея была, но весь первый курс перетестировали, т.е. мы еще раз написали ЕГЭ по английскому языку и результаты нам потом не сообщили, я не знаю, для чего это нужно было, может на волне проверки эффективности ВУЗОВ, и там уже была и устная часть тоже.

П: Да, но там уже совсем другой формат вузовский.... Кроме технического и методического, есть ли еще какой-то барьер для препятствия мобильному обучению?

Н: Нет, не думаю, честно говоря. Есть правда такой момент: я когда пришла в школу только, я тоже очень хотела инновационных технологий, и чтобы все было очень круто и по-молодежному, но как-то чем больше работаешь, не только в школе, в том же репетиторстве, все равно классические методики они классические, потому что они работают. И ты все равно от них никуда не уйдешь, как бы классно ни было использовать приложения, да или там обучаться дистанционно через Интернет, не на всех этапах и не во всех сферах это возможно. Т.е. это просто не везде принесет результат, такой же как прописать 10 раз слово в тетрадке. Если ты его прописал, точно запомнишь, а если ты его учишь уже год и не можешь запомнить, то надо прописать. Если даже будет какое-то нежелание учителей использовать мобильные приложения, то… хотя я не думаю, что будут какие-то возражения. Просто есть какие-то предметы, где это объективно не сильно нужно. А в обучении английскому я не вижу никаких препятствий. Из тех учителей, которых я знаю, никто не был бы против, абсолютно. Администрация, я тоже не вижу, как это может не понравиться им. Использование на уроках, в учебное время – возможно, тут могут быть проблемы. А использование их как доп. инструмента – почему нет?

П: Если вернуться к теме создания приложения для подготовки к ОГЭ/ЕГЭ, каким оно должно быть, чтобы сочетать в себе и работу с форматом, но и достаточную интерактивность и привлекательность для подростков, чтобы оно не демотивировало?

Н: Любое приложение и любое обучение — это все равно “натаскивание”. Вопрос в том, умеешь ли ты замаскировать “натаскивание”, в хорошем смысле обмануть ученика, чтобы он подумал, что мы сейчас играем или делаем что-то абсолютно другое, вот задача в том, чтобы сделать вид, что это все совершенно разные материалы, что и сделано, например, в Duolingo. Это натаскивание в чистом виде, это абсолютно однотипные задания, но в силу милого дизайна, и очень продуманной вариативности, т.е. там не идут одинаковые задания подряд, тебе не будут давать 100 слов с картинками, т.е. грамотное чередование и грамотно выстроенная методика: что мы ввели, что мы потом проверили, т.е. постоянная перекрестная проверка. Плюс там есть милый персонаж, который тоже как-то... его можно одевать по-разному...

П: Здесь есть один такой момент: все эти милые персонажи могут показаться подросткам чем-то детским и поэтому отталкивающим. Где эта грань все-таки, как Вам кажется?

Н: Ну переходный возраст, когда им хочется казаться старше, видят себя взрослыми. Но на самом деле им еще только хочется быть взрослыми. Там да, есть этот момент отрицания всяких детских штук. А чем старше становятся, ну не знаю, классе в 11 уже с удовольствием могут поиграть как раз во что-то...

П: Так все-таки, создавая приложение для подростков, лучше сделать его “сухим” и минималистским, чтобы избежать момента отрицания или ввести какого-то персонажа, чтобы и мило, и запоминалось как-то...?

Н: Честно говоря, затрудняюсь ответить...Эмм, из приложений из хороших, из того что я использую, не для учеников, а для себя, я очень люблю Elevate. Это не приложение для изучения английского, а скорее как Lumosity, для тренировки мозга. Только Elevate построен на базе английского языка. “Фишка” этого приложения, что оно подстраивает уровень сложности под твои успехи. В статистике в любой момент можешь посмотреть, мне, например, интересно, сколько времени я провожу в приложении в среднем, или отдельно по играм. Ты ставишь себе цель на неделю, или они еще ввели для мотивации, одно из последних обновлений: показываются твои достижения, такие milestones. И хотя тут нет никакого сквозного персонажа, оно как бы с тобой общается, причем общение выстроено очень ненавязчиво. Если ты проигрываешь, он тебе скажет “nice try”.

П: Оно разработано только для iOS устройств?

Н: Оно есть на всем, у меня оно даже подружилось на Android и на iPad, и с одним аккаунтом, и автоматически синхронизируются, вообще без проблем, т.е. это плюсик разработчикам, у них это все очень продумано. Я себе купила платную подписку на год сейчас, что я делаю нечасто, но оно того реально стоит. Там набор упражнений для...

П: Кстати о платных подписках. Насколько подходящей является такая модель монетизации в приложениях для подростков?

Н: Мне кажется, для подростков должны быть преимущественно бесплатными, это был бы оптимальный вариант. Особенно, если мы говорим о каком-то обязательном использовании как дополнение к школьным делам, платное нельзя тогда вводить. Мы не можем обязать детей что-то купить. Если это встроенные покупки, то, что будет встроено? Первый тест бесплатно, а остальное — платно? Или упражнения на простые времена бесплатно, а на перфект — платно? Есть вопросы...

П: А Ваши коллеги учителя и репетиторы используют мобильные приложения в своей практике? Или может Вы знаете какие-то курсы, которые применяют мобильное обучение?

Н: Буквально на днях заметила рекламу Alibra, по-моему, школа, не знаю в чем там суть, но на плакате рекламировалось современное обучение английскому и скачайте наше приложение. Там какую-то подписку я так понимаю можно оформить, ну не знаю, не полезла в Appstore смотреть, но у них явно что-то используется. Возможно, они просто переключились на удаленное обучение, не только в формате курсов, но и переориентируются на дистанционное. Хотя я сама использовала приложения в репетиторстве довольно эпизодически, смотрела по потребностям ребят. Просто есть еще технические моменты: что-то удобно сделать через приложение, а что-то проще скачать и показать на ноутбуке, например.

П: Когда Вы показывали мне приложение Elevate, упомянули, что аудирование в дороге делать неудобно. Оно там плохо реализовано или это субъективное неудобство?

Н: Нет, почему, там хорошо реализовано, просто я обычно слушаю музыку. Я просто отдельно на плеере слушаю музыку, а приложение у меня на телефоне и на iPad, поэтому, можно конечно переткнуть наушники и сделать, просто если во все остальные игры можно “не отходя от кассы” играть, не отрываясь от музыки, то с аудированием надо уже сделать это телодвижение, а мне обычно просто лень. Поэтому аудированием я занимаюсь дома, если я вспомнила про него.

П: Что касается приложений для экзаменов, предлагаю рассмотреть такой вариант: «ЕГЭ»

Н: Да уж, странно, а где само аудирование? Как его слушать? Т.е. надо запомнить ответ, а потом вписать, по-моему, крайне неудобно. Но это большое преимущество: перед тем как ты услышишь текст, прочитать все вопросы и ответы.

П: Далее идет раздел “Чтение”.

Н: Шрифт мелковат и маленький интервал, хмм непривлекательно... И выравнивание я бы сделала, как это называется... по ширине. Т.е. все время приходится переходить между экранами и возвращаться к тесту. Я бы еще добавила для такого чтения функцию выделения в тексте того, что тебе показалось важным, какой-то маркер добавить, потому что, чтобы естественно вопросы были на той же странице. Я всегда детей учу: нужно опираться на текст, а для этого убедиться, что ты реально на него опираешься, а не так, что ты так ответил, т.к. тебе так показалось. Надо обязательно подчеркивать в тексте и если такого... это реально помогает, и в приложении это было бы реально уместно, мне кажется.

П: Следующий лексико-грамматический раздел. Здесь тоже лучше, чтоб все было на одной странице?

Н: В идеале — нужно, потому что это один текст и какое-нибудь предпрошедшее время может зависеть от предыдущей части предложения. Обычно это один текст, но для тренировки можно взять и несвязные предложения. В словообразовании — не принципиально, но я бы все равно дала текстом, чтобы потом можно было перечитать целиком и тогда бывает вылезают какие-то ошибки. В общем и целом, я бы поработала над дизайном этого приложения. Его надо как-то разнообразить, и кнопки побольше сделать, в конце-концов. Я бы сделала графический интерфейс (вместо слова “Назад” нарисовала бы стрелочку). Ну, где надо, можно написать слово, что эта кнопка значит, но для аудирования прикрутить что-то выглядящее как плеер стандартный. Я бы сделала проще... Как-то так я это вижу, потому что, как правило, этого хватает и не надо писать длинное русское слово “пропустить”, чтобы понять куда эта стрелочка ведет. Просто с эстетической точки зрения.

П: Что Вы сказали бы о приложении, которое бы имело 2 раздела: “самостоятельная работа” (для тех, кто не сдает экзамен) и непосредственно “подготовка к ОГЭ/ЕГЭ”? Или лучше не перегружать?

Н: Я бы сделала это разными приложениями. Те, кто хотят подготовиться к экзамену, будут искать приложения для подготовки, а кто хочет self-study – будет искать самостоятельные доп. задания. Я бы не стала обманывать ожидания и тех, и других. Ну, те, кто готовится к экзаменам, наверно будут только рады, если там будет доп. материал, а вот те, кто хочет просто поучиться — им неинтересен формат ЕГЭ, формат типового экзамена, который все равно в каких-то местах ущербный. Но прикрутить тренировки к приложению для подготовки к ЕГЭ было бы круто, просто бонусом к типовым тестам. Потому что тесты загнать в приложение несложно, интерфейс даже продумать, как это будет выглядеть, какая там динамика будет, но вот создать какие-то материалы, упражнения для отработки пробелов — вот это реально тяжелая методическая работа. Все равно это будет наверно больше грамматика...

П: Должны ли быть тогда какие-то грамматические подсказки, в плане теории?

Н: Справочники никто не читает. Т.к. это у нас приложение, то его прелесть в том, что тебе не нужно смотреть в книги. Приложение должно за тебя понимать, что тебе сейчас нужно и предлагать этот материал, если это обучающее приложение. Ну вот как я бы сделала, если бы я этим занималась, чем я не буду заниматься))) но мне это видится чем-то типа self-study (study guide) Murphy. Там в каждом юните и теория и упражнения. Только в формате приложения я не вижу большого смысла включать туда теорию. Во-первых, когда начинаешь с этим заниматься, понимаешь, что теория тоже довольно необъятная. Просто если прикручивать теорию, это очень большой объем информации. Если ограничиться тренировками, если человек готовится к экзамену, он уже должен теорией владеть. Если он ее применять не умеет, то он “наш клиент”, пожалуйста, отрабатывайте. Если он теорией не владеет, то зачем он будет это сдавать. Как вот мне кажется, допустим, я прохожу типовой вариант теста ЕГЭ, он мне по итогам выдает статистику правильных/не- ответов, показывает ошибки, сколько баллов я набрала и т.д. И рядом с ошибками появляется допустим кнопка - “потренировать” вот этот момент. Какие там уже будут упражнения — это отдельная тема. Можно просто предложения какие-то с пропусками, ну это классика. Можно эмм, ну с временами сложно еще чего-то придумать: вставь пропуск и multiple choice. Вот, пожалуй, и все. Вообще там в каких-то заданиях надо впечатывать (задания на spelling). Т.е. это должны быть какие-то коротенькие упражнения и их должно быть много, чтобы они не повторялись еще, потому что если у человека что-то западает, очень вероятно, что оно у него будет западать еще какое-то время, т.е. да это не одним упражнением лечится. Потом я возвращаюсь к своей статистике, смотрю — оп, тут еще ошибочка на словообразование, отлично, давайте его погоняем. В печатном издании того же Murphy это примерно так и выглядит.

П: Еще у меня был вопрос, касаемо раздела “Письмо”. Если делать комплексное приложение, должны ли в принципе быть там все разделы, которые представлены в экзамене?

Н: Нереально. Врядли будут писать. Точно так же как speaking в формате приложения не реализовать нормально, так и письмо тоже. Ну это просто не вписывается в формат, поэтому я бы не стала даже трогать, наверно. На письмо можно ограничиться упражнениями опять же, там надо посмотреть какие на ЕГЭ, допустим, выходят задания на письмо, т.е. там for/against, opinion essay, e-mail какой-то дружеский всегда есть... В общем надо четко знать что тестируется на ЕГЭ, потому что в школе тебя учат писать все жанры переписки и не только, и статью, все что угодно. Надо посмотреть и в учебниках (в любых на самом деле) есть упражнения по письму, где даются использование слов-связок, например, что очень сильно западает у детей, они их не любят использовать, не понимают, зачем союзы нужны. Они “нарубят” предложений, нет причинно-следственной связи, нет и временной соответственно, и тут же грамматические ошибки. Вот это было бы на самом деле полезно. Потом какие-нибудь вот “сопоставить предложение с тем что это: введение, заключение, приветствие”. Для письма можно на spelling просто упражнения придумать. Но если в эту сторону расширяться, то это тоже необъятная область.

П: Спасибо за интервью и Ваши рекомендации.

Приложение 12. Расшифровка интервью с Б. Кацманом

Интервью с Кацманом Б.А., частным репетитором, преподавателем английского языка, проведенное 1.04.2016 г.

Полина: Как долго вы работаете преподавателем английского?

Богдан: Уже, получается, 6 лет. Если учесть, что я преподаю английский со второго курса института.

П: Расскажите о вашей методике преподавания.

Б: Хм… В моих уроках я всегда делаю акцент на изучение глаголов и различных выражений, связанных с тем или иным глаголом. Глагол это действие. Подавляющее большинство выражений в нашей речи включают в себя глагол, как центральный смысловой элемент. К тому же, глагол, будучи самым важным синтаксическим элементом высказывания может дать изучающему язык возможность осознать или бессознательно запомнить структуру высказываний другого, непохожего на его родной, языка. То есть те, кого я обучаю, при надлежащем старании знают много выражений, которые они могут свободно использовать в быту. Они могут объясниться на улице, описать маршрут, и им не надо махать руками, показывая направление. С моей точки зрения изучение глаголов в связке с различными выражениями, где они могут использоваться, это основа. По крайне мере для тех, кто уже минимально владеет иностранным языком.

П: Используются ли в вашем учебном заведении мобильный подход?
Б: Если вы имеете в виду мобильные устройства, то должен признаться, что смартфон и планшет, в моем случае, просто заменили более громоздкий лэптоп или… *смеется* ну я магнитофонами, как мне кажется, в своей практике не пользовался. То есть аудирование, демонстрация видео – да это есть и это демонстрируется на мобильных устройствах. Но мобильные приложения я не использую.

П: Используете ли вы в своей практике (репетиторстве) мобильные приложения? Если нет, хотели бы их применять?

Б: Так, ну на первый вопрос уже ответил. Хотел бы? Ну, я думаю, если бы мои ученики были младшего школьного возраста или скажем, учащимися до 9-10 классов, то их использование могло бы быть полезным. Но в моей практике, как мне кажется, они не совсем уместны.

П: Среди ваших коллег есть те, кто использует мобильные программы в своей педагогической деятельности?

Б: Да, это как раз люди, работающие со школьниками или дошкольниками.

П: Известны ли вам какие-либо школы (в т.ч. языковые курсы), где применяют мобильный подход в обучении английскому языку?

Б: Ну, благо, ИКТ у нас используются повсеместно, но чтобы использовались мобильные приложения… Я о таком не знаю.

П: Для осуществления каких педагогических задач пригодились бы мобильные приложения?

Б: Помимо обучения детей.… Наверное, для самообучения. У меня есть ряд знакомых, которые используют LinguaLeo или DuoLingo. Я так понимаю, они там слова учат и базовую грамматику. Ну, судя по нескольким гражданам с этими задачами приложения справляются. Не то чтобы я сказал, что моим знакомым не нужно обучение в группе или с репетитором, но, по крайней мере, с чтением они справляются заметно неплохо. Ну и сказать что-то могут.
Так что, да, кроме того, что мобильными приложениями можно заинтересовать школьников учить иностранный язык, то сознательные граждане могут и для самообучения использовать.

П: Как бы вы / преподаватели вашей школы отнеслись к решению администрации вашего учебного заведения ввести новую модель обучения с обязательным применением мобильных технологий?

Б: В учебном заведении я не работаю. Если бы те, кто предлагает, качественно аргументировали свою позицию и показали примеры того, как мобильные приложения реально могут помочь лучше изучать иностранный язык – то часть учителей (те, кому до 35) могли бы отнестись нормально или с энтузиазмом. Но другие из старшего поколения сразу начали бы как-то отворачиваться, мне кажется. А ведь правда: зачем мобильное приложение, если есть “Голицинский”? Так дал ребятам упражнения “от сих до сих”, ну и отлично. Учителя ответы на память уже знают.

П: Какой была бы реакция администрации вашей школы на ваше заявление об использовании мобильных приложений на своих уроках?

Б: Я думаю, что если говорить об администрации, то многое зависело от финансирования. Тут как бы речь не только о снабжении учителей телефонами. Тут и повышение квалификации учителей необходимо. И, “самое страшное”, это же интернет надо не только в кабинете информатики.
Также, мне кажется, администрация вполне резонно говорила бы, что не у всех учащихся есть доступ к мобильным устройствам. Хотя… у нас сейчас, по-моему, тебе на транспорт может не хватить, но смартфон иметь обязан.

П: Какова была бы реакция родителей учеников на решение администрации ввести мобильное обучение на уроках английского?

Б: Уверен, что тут все зависело бы от адекватности родителей. Часть, наверное, начала бы вещать что-то типа “Да мы их от этих экранов оттянуть не можем, а вы еще в школе хотите”. Так что по-разному бы отнеслись.

П: Существуют ли какие-то серьезные барьеры, мешающие реализации мобильного обучения в рамках уроках английского языка? Какой из них вы определили бы как основной?

Б: Да. Обыкновенный общечеловеческий фактор страха перед новым. А. Ну еще и этот стереотип, что смартфоны это все “игрушечки”.

П: Как бы Вы оценили психологическую и техническую готовность ребят к мобильному обучению?

Б: Все зависит от того, использовал ли ребенок смартфон или нет. Конечно если ребенок, его не клацал, то готовность минимальная. Правда, складывается впечатление, что у подавляющего большинства сейчас, такой проблемы нет.
П: Насколько они привязаны к своим гаджетам?

Б: Да уж привязаны. Серьезно. Вспомните эти вечные хохмы с “положи телефон на учительский стол”.

П: Интересно ли, на Ваш взгляд, современным старшим подросткам учить английский язык с помощью мобильных технологий?

Б: Я бы, наверное, сказал, что да. Главное подобрать хорошее и интересное приложение и не делать из этого развлечение и поощрение за хорошее поведение.

П: Как бы Вы описали современного подростка 14-17 лет? Составьте его словесный портрет, выделив ключевые особенности поведения.
Б: Мне кажется они реально готовы ко всему новому. Они, может и не сверх любознательны, но их можно заинтересовать. А еще много из них, мне кажется, имеет какое-то чрезмерное самомнение. Даже не так. Они считают себя очень взрослыми, потому что информация везде открыта, обо всем можно узнать и иметь свое мнение. Проблема в том, что практически в абсолютном большинстве случаев их мнение ничего не стоит, так как это чье-то, пересказанное мнение. Вообще они такие уверенные в себе, но в том же числе самоуверенные.

П: Насколько подростки мотивированны к изучению английского языка?
Б: Мне кажется, во многом очень. Они очень не глупые и отдают себе отчет о том, что в современном мире без иностранного языка сложно в практически любой сфере деятельности. Вот есть у меня ученик. Пятнадцатилетний парень. Толковый. Он четко знает, что хочет быть или врачом или, по крайней мере, химиком-фармацевтом. Но это совсем не останавливает его от вполне усердных занятий по английскому. 

П: Какие цели ставят себе старшеклассники в связи с изучением английского?
Б: Мое мнение, что причин три. Первая это чисто практическая: английский везде нужен. Вторая – это возможность изъясняться во время путешествий. Третья – наверное желание более свободно серфить интернет. Да. Третья причина – такое себе. НО это мое личное мнение.

П: Как много ребят собирается сдавать ГИА по английскому языку?
Б: Без малейшего понятия. Можно глянуть статистку. Мне кажется, она не должна кардинально меняться от года к году, если нет объективных факторов. Мои оба ученика, которые ходят в  школу, будут сдавать ЕГЭ по английскому.

П: Какие механизмы подготовки к ГИА предоставляет школа?
Б: Если школа и преподаватели подготовленные и ответственные, то и школьных занятий может быть достаточно. Я очень хорошо помню, как полдесятого и весь одиннадцатый класс, нас готовили к ЕГЭ на одном из уроков английского в неделю. И это реально было полезным. А так еще репетиторство, наверное.

П: Можно ли в современной практике все-таки обойтись без приложений? Почему?
Б: Даже если вы о школьном обучении – безусловно, с моей точки зрения. Ну как минимум, потому что существуют и иные способы заинтересовать школьников. Я со своими учениками, например, после урока, на котором они хорошо потрудились и к которому хорошо подготовились, играю в Magic the Gathering. Это настольная игра. Карточная. Ты ходишь, приводишь карты в то или иное положение, что подразумевает те или иные действия в игре. Карты сами разных типов, ну и что говорить, разные по названию, наполненности. Все на английском. И учеников заставляю все свои действия во время игры описывать на английском.

Приложение 13. Расшифровка интервью с Г. Якубман

Интервью с Галлит Иосифовной Якубман, преподавателем частной школы «Эпишкола» г. Санкт-Петербург, проведенное 14.04.2016 г.

Полина: Добрый день, Галлит! Расскажите о вашем опыте преподавания.

Галлит: Я работаю в этой школе уже 10й год. До того у меня был опыт работы, но это было в детском саду – я работала носителем английского языка и воспитателем в протянутой руке.

П: Преподаете ли Вы дополнительно? Репетиторство?

Г: Нет, только здесь.

П: Насколько современные подростки мотивированы изучать английский?

Г: Это все зависит от возраста подростка. В 8 классе им вообще абсолютно английский не нужен и они не понимают, зачем он нужен. Соответственно, 8й класс мотивировать гораздо сложнее. Начиная с класса 10го, они уже понимают, зачем он им нужен. Тогда они уже абсолютно нормально работают. Вот ребята 10го класса, с которыми вы только что работали на квесте, они, как правило, либо уже катаются заграницу и работают переводчиками для своих родителей, поэтому они понимают, зачем им нужен язык. Либо и даже чаще все-таки происходит, они играют в сетевые онлайн компьютерные игры, и им приходится очень часто общаться с иностранцами в чатах и во всем остальном, т.е. связанном с этими играми. И для того, чтобы их понимать, они уже более-менее понимают, зачем им язык нужен.

П: А что касается внешней мотивации? Сколько человек сдают экзамены?

Г: Э, ну у нас соответственно с 10-11 класса, их всего 9 человек, экзамены сдают двое 10тиклассников и две 11тиклассницы. А 9 класс ГИА пишут из 6 человек двое. В принципе ГИА и ЕГЭ они не выбирают, потому что оно им кажется очень тяжелым. С другой стороны, задания ЕГЭ вот данный 10-11 класс (он у нас объединенный) в состоянии выполнить. Но те, кто пойдут за ними – это настолько тяжело и трудно для них… Так что, по моим прогнозам, все меньше детей будет выбирать экзамены по английскому, по крайней мере в нашей школе.

П: Как Вы думаете, они сильно привязаны к своим гаджетам?

Г: Пфф, не то слово! Это часть их тела. Если ребенка разлучить надолго с его смартфоном, телефоном, планшетом и всем остальным, я думаю, что долго они не проживут, на самом деле, начнут на людей бросаться  и в депрессию уйдут. Они очень сильно привязаны.

П: В каких целях они используют телефоны? Пользуются ли в обучении?

Г: В обучающих целях крайне редко – посмотреть какое-нибудь слово.

П: Получается, только словарями пользуются?

Г: Да, про обучающие приложения – этого я не видела ни разу.

П: Рекомендуете ли Вы им какие-то мобильные программы?

Г: Обучающих приложений я не знаю. Я рекомендую им только пользование словарем, причем одним словарем, моим любимым сетевым словарем Мультитран, и отучаю от пользования всяческими гул-переводчиками и еже с ними, доказывая им, что получается полный бред, и как бы, если вам нужен словарь, пользуйтесь Мультитраном. Там огромное количество значений...

П: А они не путаются в этом море слов и значений?

Г: Нет, они спокойно различают, что им нужно, я про старшеклассников. Что касается 8го класса, у них с мотивацией все очень плохо... Я заметила вообще интересную тенденцию: класса до 4го дети способны, в нашей школе, во всяком случае, более-менее с удовольствием учат язык и к концу начальной школы уже начинают на нем говорить. Причем говорить как-то так, не задумываясь, зачем им это нужно. Им просто приятно, весело, они получают кайф от того, что они произносят что-то. Начиная с 5го и до 8-9го, они перестают говорить вообще и язык изучают только из-под палки или тогда, когда они понимают, что это нужно для зачета. У нас в школе оценок нет, потому нам приходится мотивировать их еще как-нибудь, вставая на уши еще сильнее. Соответственно, есть такие товарищи-карьеристы, которые учат для получения зачета. Хочешь-не хочешь, но для зачета придется работать.

П: Зачеты по всем предметам?

Г: Да, по всем предметам и по всем темам. И в отличии от оценок, у нас зачетная система идет строго индивидуальная. Это отдельная фишка. В принципе есть количество баллов необходимое для прохождения чего-то, получения зачета. Но, т.к. у нас индивидуальное, то у каждого это количество свое. Т.е. 50% для кого-то зачет, а для кого-то нет, для него, например, 80%. И класса до 8го они как-то мотивируются. Есть те, кто опять-таки уже начинают играть. Но т.к. играют не все, некоторые все-таки понимают, что… Но приходится с ними играть. Наш теперешний 8й класс замотивировал себя сам, именно по поводу игры. Они сказали, что они хотят играть, что им этот язык не нужен, учиться они не хотят, а вот поиграть запросто могут. Они сделали себе в прошлом году проект по созданию огромной настольной игры английской обучающей. Она, с одной стороны, обучает английскому, с другой – экономическая, т.е. что-то вроде монополии, но гораздо круче. И в ней ты зарабатываешь, изучая английский. Цель игры – заработать как можно больше, изучая язык. Она постоянно продолжается, потому что ты развиваешь своего персонажа. И они, с прошлого года начиная, тестируют игру на себе и мы договорились, что если они разрабатывают игру, в которую я впихиваю максимально все, что мне нужно по программе, то 2 урока в неделю они играют, а остальные 2 – работают по учебнику. И они-таки освоили программу 7го класса, как мне и надо было. А в этом году мы договорились, что все-таки 2 урока – это слишком. В этом году они теперь играют 1 урок.

П: Хотели бы Вы использовать мобильные приложения обучающие на уроках?

Г: Если вы имеете в виду какие-то компьютерные маленькие игры, а то я не понимаю, чем отличаются мобильные приложения от ресурсов в интернете.

П: Ну как минимум, видом устройства. И цельностью и законченностью программы. [показывает несколько примеров приложений]

Г: Да, я бы хотела попробовать.

П: А как Вы считаете, для какого этапа урока они были бы уместны: для повторения, для подачи нового материала?

Г: Нет, ну мне кажется, новый материал – это как то сложновато, потому что это нужно, чтобы приложение подходило абсолютно к учебнику, а это нереально. Потому что что-то будет расхождение… Поэтому разработчики должны учитывать программу, так чтобы это использовалось целиком, а не так, чтобы это было замещением или псевдо-что-то. А на закрепление – запросто. Когда у тебя закрепляется материал первично полученный по лексике или аудированию, вот к этому делу хорошо идет аудирование…

П: А какой для подростков самый сложный аспект или вид деятельности?

Г: Грамматика. Нужны именно грамматические приложения, чтобы они… Наши дети все считают, что грамматика – это от лукавого и изучать ее не хотят. Честно-честно. Вот, и что-нибудь, что заставило бы их говорить, но при этом не так, чтобы там диалог: ответьте на вопросы. Не искусственно, это могут быть кусочки на аудирование, вот это вот хорошо должно быть, чтобы что-то добавить, досказать: а теперь запиши себе или себя, и послушай, как оно звучит. Создание иноязычной среды может быть. Причем это должно быть что-то вроде как веселое, аудирование и speaking, в какой-то момент, чтобы они не поняли, что они себя записывают ради обучения. Все, что касается обучения, вызывает отторжение сразу. А вот если это что-то такое игровое или вот о, еще что это может быть – какая-то компьютерная игрушка типа квеста или стратегии или какой-то стрелялки или бегалки, в которой придется понимать, что от тебя хотят. Причем не так, чтобы разговор с персонажем, такой замусоленный, а вот так вот… Я могу привести пример: значит, играете вы в Plants VS Zombies. Там, извините, не прочел правильно задание, не понял, не расшифровал – не справишься. Вот нужно что-нибудь такое, причем это должно быть маленькое, коротенькое. Они видят как минимум 4-5 строк, все, дальше им уже не надо.

П: А с чем связан спад мотивации в этом возрасте? Какие причины?

Г: Во-первых, да, он-таки есть языковой барьер, но я его считаю не языковым барьером как таковым, а психологическим. Мне так кажется, что они перестают говорить тогда, когда они понимают, что они уже знают, как это строится, и бояться сделать ошибку. «Лучше я не буду делать вообще, чем я буду, понимаете ли, ошибаться». С чего вдруг?! Потому что для них важно в этом возрасте оценка внешняя их одноклассников, т.е. я ошибусь, надо мной будут смеяться, зачем мне это нужно? У нас же нет оценочной системы сравнения друг с другом, у нас не говорят, что ты круче, а ты нет. Каждый сравнивает сам с собой, в нашей школе. И мы прерываем, когда они комментируют ответ другого или смеются над чьей-то ошибкой. Наша задача сказать, что ты имеешь право на ошибку. И тогда плюнь, и скажи, как можешь, тебя должны понять. Тогда человек уже готов, а если он чувствует, что его сейчас оценят, и он может ошибиться, то он, скорее всего не будет говорить.

П: А другие причины можете назвать, кроме психолого-языкового барьера?

Г: У меня есть товарищи, которые в какой-то момент говорят, что «не могу перевести, очень тяжело; трудно, не буду я читать и т.д.» Дорогой, полгода назад я давала тебе текст вдвое больше, и ты его переводил спокойно. Ленятся. «Да ладно, че я буду париться, не нужно мне это делать, отстаньте, вас так много – я один». В какой-то момент они уже понимают, что у них так много всего, всюду и кругом, что еще и на этом языке говорить, еще чего-то делать…

П: Как Вы думаете, есть ли для учителей, которые хотят работать с приложениями, какие-то препятствия?

Г: Я не могу говорить об учителях. У нас система частной школы – это совсем отдельная штука. В нашей школе с этим никаких проблем не будет. Все. Потому что я могу завтра взять, я смотрю, что на улице идет дождь, они ничего не хотят делать по учебнику, я говорю: «Окей, встали, дошли до компьютерного класса, открыли agendaweb.org и играем. И они выполняют гораздо больше заданий, я это знаю. Поэтому, в данном случае, если это будет на телефоне, и если это можно будет делать … Единственное, что я могу сказать, что им это очень быстро надоест. Когда нельзя, тогда хочется. Запретный плод. А когда это будет: «Ну, че снова на телефоне играть, да?». Причем никаких конкурсов и соревнований в данном случае не нужно, честно. «У меня не получится». Им гораздо проще отказаться. Среди них карьеристов очень мало, тех, кто тщеславен. А тщеславие выражается в том, что «не буду я даже пытаться». А в 10-11 уже можно соревноваться, и у них уже снят этот барьер, у них уже совсем другая мотивация: они могут сами сделать заказ в интернете и еще много чего. Им плевать на то, чего о них думают. Они уже сложившиеся люди и им все нормально. А средняя школа, они постоянно друг друга сравнивают, непрерывно. Если их не сравнивают, начинают сравнивать сами. Поэтому актуально делать приложение для 6-8 классов, если рассматривать его как средство мотивации. Это самый тяжелый возраст. Тут либо ты воспринимаешь это как долг и обязанность, и поэтому ты будешь это делать, либо если тебе уж очень кажется, что у тебя это классно получается, легко, хорошо и быстро, либо ну просто интересно, пошло. Или вот как наши молодые люди сделали себе игру. Они в нее 2й год играют. И у нас 5тиклассики ждут, когда им разрешат играть в эту игру. Я могу вам показать в следующий раз.

Приложение 14. Логотип компании и эскизы страниц приложения

Рис. 1. Экран загрузки Рис. 2. Авторизация

Рис. 3. Основное меню

Рис. 4. Слово дня

Рис. 5. Начало уровня Рис. 6. Презентация ЛЕ Рис. 7. Конструктор слов

Рис. 8. Слоги Рис. 9. Спринт Рис. 10. Змейка

Рис. 11. Слово-картинка Рис. 12. Картинка-слово Рис. 13. Слово-перевод

Рис. 14. Аудирование Рис. 15. Верно-неверно Рис. 16. Аудиоперевод

Рис. 17. Мемория Рис. 18. Словоформы Рис. 19. Словообразование

Рис. 20. Коллокации

Рис. 21. Конструктор предложений Рис. 22. Перевод Рис. 23. Выбор слова

Рис. 24. Монолог-видео Рис. 25. Монолог-аудио Рис. 26. Диалог

Рис. 27. Выполненная цель дня Рис. 28. Настройки Рис. 29. Словарь

Рис. 30. Словарная карточка

Рис. 31. Мини-игры

Рис. 32.Word search Рис. 33. Letter search

Рис. 34. Spelling

Рис. 35. Crossword

Рис. 36. Tetris Рис. 37. Hangman Рис. 38. Wuzzles

Рис. 39. Phrasals Рис. 42. Статистика

Рис. 40. Phrasal dictionary

Рис. 41. Help Boppo

Приложение 15. Расчет внутрипроизводственных издержек по проекту (по месяцам)

Наименование

Месяцы

Итого:

нояб.

дек.

янв.

февр.

март

апр.

май

июнь

июль

авг.

сент.

окт.

нояб.

дек.

Остаток денег на начало месяца (руб.)

0

496 745

524 290

435 861

483 332

1 303

28 774

36 003

847

114 819

233 413

373 251

502 467

626 372

-

ПРИВЛЕЧЕННЫЕ СРЕДСТВА

Собственные средства (руб.)

132 280

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

132 280

Средства Кочергиной Ю.Н. (руб.)

300 000

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

300 000

Краудфандинг (руб.)

70 000

30 000

20 000

50 000

50 000

30 000

10 000

0

0

0

0

0

0

0

260 000

Грант (руб.)

30 000

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

30 000

ИТОГО (руб.) :

532 280

30 000

20 000

50 000

50 000

30 000

10 000

0

0

0

0

0

0

0

722 280

ДОХОДЫ

Количество проданных игр (шт.)

0

0

0

0

0

0

0

0

1 200

1 300

1 500

1 400

1 350

1 300

8 050

Доход с продажи игр (руб.)

0

0

0

0

0

0

0

0

135 600

146 900

169 500

158 200

152 550

146 900

909 650

РАСХОДЫ

Капитальные затраты

32 280

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

32 280

Оплата услуг подрядчика (руб.)

-

-

105 900

-

529 500

-

-

-

-

-

-

-

-

-

635 400

Регистрация ИП (руб.)

800

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

800

Открытие р/с и СБ-онлайн (руб.)

-

-

-

-

-

-

-

2960

-

-

-

-

-

-

2 960

Плата за обслуживание р/с (руб.)

0

0

0

0

0

0

0

650

650

650

650

650

650

650

4 550

Комиссия Google Play

-

-

-

-

-

-

-

1 775

-

-

-

-

-

-

1 775

Оплата интернета (руб.)

600

600

600

600

600

600

600

600

600

600

600

600

600

600

8 400

Хостинг и домен (руб.)

0

0

0

0

0

0

242

242

242

242

242

242

242

242

1 936

Зарплата бухгалтера (руб.)

0

0

0

0

0

0

0

0

0

6 000

6 000

6 000

6 000

6 000

30 000

Реклама Яндекс - Директ (руб.)

0

0

0

0

0

0

0

7 000

7 000

7 000

7 000

7 000

7 000

7 000

49 000

Реклама мобильная

0

0

0

0

0

0

0

0

5 000

5 000

5 000

5 000

5 000

5 000

30 000

Непредвиденные расходы

-

-

-

-

-

-

-

20 000

-

-

-

-

-

-

20 000

ИТОГО расходов (руб.) :

33 680

600

106 500

600

530 100

600

842

33 227

13 492

19 492

19 492

19 492

19 492

19 492

817 101

НАЛОГИ

УСН 6% (руб.)

0

0

0

0

0

0

0

0

6 207

6 885

8 241

7 563

7 224

788

36 908

Пенсионный фонд (руб.)

1 551

1 551

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

1 613

7 710

28 555

ФОМС (руб.)

304

304

316

316

316

316

316

316

316

316

316

316

316

316

4 400

ИТОГО налогов (руб.) :

1 855

1 855

1 929

1 929

1 929

1 929

1 929

1 929

8 136

8 814

10 170

9 492

9 153

8 814

69 863

Прибыль / убыток (руб.)

-35 535

-2 455

-108 429

-2 529

-532 029

-2 529

-2 771

-35 156

113 972

118 594

139 838

129 216

123 905

118 594

22 686



Похожие документы:

  1. Программа дисциплины «Английский язык» для аспирантов Автор программы: Шевлякова О. Н., кандидат филологических наук, доцент

    Программа дисциплины
    ... программы. 1. Область применения и нормативные ссылки Настоящая программа ... маркетинг; менеджмент); 08 ... образовательной программы ... – 032700 Филология) - владение ... и по диссертационной работе (в форме ... международных магистерских программ, подготовившие ...
  2. Информационн ые материалы по профориентационной работе по направлению подготовки отрасли «Педагогика»

    Документ
    ... области экономики, юриспруденции, менеджмента. Учитель русского языка и литературы (родного языка, иностранного языка) Филология ... в разработке образовательной программы образовательного учреждения; координирует работу педагогического персонала ...
  3. Задачи профессиональной деятельности выпускника. Компетенции выпускника, формируемые в результате освоения ооп впо. Документы, регламентирующие содержание и организацию образовательного процесса при реализации ооп впо (1)

    Регламент
    ... магистерской программы); рабочими программами учебных ... менеджмента. Вариативная часть 1.История народов КБР Место дисциплины в структуре основной образовательной программы ... и практической работы в области филологии. 5. Общая ... диссертационные исследования ...
  4. Новые поступления из эбс «айбукс»

    Документ
    ... магистерского ... менеджменту социальной работы в схемах и соответствует требованиям Государственного образовательного ... филологии, особенности научного исследования в области филологии. В книге также помещены примерная программа ... также диссертационных работ. ...
  5. Санкт-петербургский государственный университет (4)

    Документ
    ... ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ... Магистерская программа «Социология организаций и управления персоналом» МАГИСТЕРСКАЯ ... Структура работы. Диссертационное исследование ... множество исследований филологов, философов ... менеджмента не входит в основную предметную область ...

Другие похожие документы..