Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
г. Санкт-Петербург, Лермонтовский пр, 43/1, Отель Азимут. 2 зала- Азимут и Фонтанка.Номинации Соло: открытый класс и лиги : baby, дети, юниоры, молоде...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Работа выполнена в государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Красноярский государственный медицински...полностью>>
'Документ'
затрудняюсь ответить) Планируемая дата проведения монтажных и пуско-наладочных работ Требования заказчика к подъемнику (пожелания заказчика) Контактны...полностью>>
'Программа'
Программа профильного курса «Информатика и ИКТ» на базовом уровне составлена на основе стандарта среднего (полного) общего образования по информатике ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Учение Макаренко о коллективе в православной педагогике

В рассмотренной нами работе Буреги Владимира «Педагогическая система А.С.Макаренко и возможности её применения в православной педагогике» сделан вывод том, что, несмотря на неприемлемые идеологические установки, Макаренко открыл такие психолого-педагогические закономерности, которые имеют важное научное значение и должны учитываться в православно ориентированных учебных заведениях. Он считает, что важнейшее открытие Макаренко-педагога – коллектив, поэтому довольно подробно рассматривает эту ключевую категорию. Его рассуждения по этой проблеме представляют несомненный интерес, поэтому мы приведём их полностью.

Общепризнан тезис о том, что человек есть существо общественное. Это означает прежде всего, что каждый из нас учитывает в своих действиях наличие другого. Каждый человек так или иначе открыт другому. И даже если эта открытость остается пассивной, все равно, по верному замечанию Х. Ортеги-и-Гассета, именно осознание факта нашего сосуществования с другими людьми является матрицей всех возможных социальных отношений. Общество есть диалектическое единство личностей. И хотя оно и не имеет “единого субъекта сознания, тем не менее остается реальным. “Общество”, - писал С.Л. Франк, - “в отличие от единичного одушевленного существа, есть в качестве соборного единства не некое “я”, а - “мы”; его единство существует, присутствуя и действуя как сознание общности, как идея “мы” в отдельных его членах”.

Говоря о коллективе как о конкретном выражении (или даже воплощении) социальности, автор замечает, что коллектив как общность также способен сказать: “мы”. Если нет этого “мы”, то нет и коллектива, нет его “суверенитета” (как выражался Макаренко). Но наличие “мы” это лишь необходимое, а не достаточное  условие  существования подлинного коллектива. “Мы” может прозвучать и от лица толпы, собравшейся на митинг. Но толпа - это не коллектив. Поэтому как педагогическое средство нами может быть принят лишь тот коллектив, в котором “мы” не уничтожает “я”. А это возможно только в том случае, если, говоря языком М. Бубера, для каждого “я” другой открывается как “ты”. В противном случае коллективизм чреват авторитаризмом и подавлением личности.

И хотя Макаренко не признавал возможным наличие в педагогическом труде хотя бы одного процента брака, автор отмечает, что в его “Педагогической поэме” можно видеть несколько примеров серьезных противоречий между “я” и “мы”, которые разрешались далеко не в пользу первого. Наиболее ярким из них является, на наш взгляд, история Чобота. Этот воспитанник полюбил крестьянскую девочку, поступившую в колонию из близлежащего села, хотел на ней жениться, уйти из колонии и завести в деревне свое хозяйство. Его возлюбленная Маруся не знала как поступить и обратилась за советом к Макаренко. Он после беседы с ней решил, что ей рано замуж, она должна учиться. Такое же решение принял и совет командиров. Вообще здесь необходимо отметить, что в колонии имени Горького воспитанник не мог обзавестись семьей, поступить куда-либо на учебу или принять какое-либо иное решение о серьезных переменах в своей жизни без разрешения совета командиров. Последний довольно жестко контролировал личную жизнь колонистов. В истории же с Чоботом недовольство коллектива вызвали прежде всего его частнособственнические интересы. Мы уже говорили о том, что Макаренко стремился воспитать совершенно иной социальный тип. Удрученный своей неудачей, Чобот впал в уныние и через несколько дней наложил на себя руки. С христианской точки зрения это серьезная катастрофа, в колонии же случившееся не вызвало какой-то заметной реакции. Поразительно, но Чобота практически никто не пожалел, лишь девочки, да и те вяло. Макаренко воспитывал прекрасных коллективистов, способных на любую жертвенность, но в плане личной жизни мы видим у них постоянные осложнения. Одна из воспитанниц скрывала свою беременность, а когда родила ребенка, то тут же задушила его. Другой пришлось сделать аборт. Так что такое предельное проявление личности как чувство любви нередко ставило Макаренко в тупик. Здесь видимо сыграло определенную роль и то, что сам Антон Семенович женился в 40 лет и никогда не имел своих детей. Впрочем надо признать, что написанная им уже после работы в колонии и коммуне “Книга для родителей” содержит  множество тонких наблюдений и предлагает огромное количество дельных советов в том числе и в вопросах полового воспитания. К последним могут прислушаться и православные педагоги.

Так что коллектив - это действительно мощное воспитательное средство, но только им нужно умело пользоваться. Коллективная педагогика может легко превратиться в подавление личности. Макаренко это понимал, но не всегда ему удавалось избегать этой опасности.

В целом же мы должны признать, - делает очень важный вывод автор, - что педагогика Макаренко отражает закономерности, которые действуют в любом закрытом учебном заведении. Коллектив, созданный по его рецептам, является образцовым средством для культивирования любой идеи. Поэтому, отказавшись от коммунистической идеологии, можно поставить коллектив на службу любой другой системе ценностей. И здесь советы Макаренко из области педагогической техники вполне сохраняют свое значение. Методы создания и сохранения коллектива, метод его развития по определенным перспективным линиям, метод взрыва, необходимость труда, игры и режима - все это может взять на вооружение и православный педагог. Даже столь смущающая многих военизация может применяться в православной педагогике. Достаточно вспомнить уже несколько десятилетий существующих в Европе православных “Витязей” или наш молодой “Пересвет”. Конечно для нас военная эстетика должна иметь несколько иную окраску, чем у Макаренко. Ее задачей может стать воспитание патриотизма и чувства преемственности по отношению к воинам, прославившим наше Отечество в прежние века. Скажем к слову, что у Макаренко был план переселения колонии имени Горького из Полтавы в Запорожскую область. И он планировал активно использовать в воспитательных целях эстетику Запорожской Сечи. Этот план не удался, но он показывает, что и макаренковский коллектив вполне был способен опереться на национальные традиции.

В целом же в отношении эстетики, культивируемой в коллективе, нужно заметить, что православие обладает огромным запасом средств, способных подлинно преображать детскую душу. В “Педагогической поэме” мы видим, как даже этот коллектив стихийно стремился создать свою обрядность, насыщенную особой символикой (праздник первого снопа, день рождения Горького и т. п.). Православие же дает уже готовый набор богослужебных действий, реально сообщающих благодатную помощь и воспитанникам, и воспитателям. Таким образом православие может восполнить и одухотворить многие интуиции Макаренко.

С общим выводом автора нельзя не согласиться: «В заключение скажем, что в случае с педагогической системой Антона Семеновича Макаренко мы должны еще раз воспользоваться мудрым советом святого Василия Великого и уподобиться пчелам, которые стремятся во всяком цветке отыскать нектар. Пожалуй, что это универсальный принцип, определяющий отношение православной педагогики к обширному внешнему педагогическому наследию, которое нуждается сегодня в нашем осмыслении и активной творческой рецепции» .

А.С.Макаренко в оценке католической церкви

Педагогическая деятельность А.С.Макаренко получила широкую известность в мире ещё до Второй мировой войны. Его знаменитую Трудовую коммуну имени Дзержинского, которая находилась в столице Украины – Харькове, как педагогическое чудо старались увидеть все иностранные гости – писатели, общественные деятели, делегации трудящихся. К этому времени относится перевод «Педагогической поэмы» под разными названиями на основные европейские языки. Атеистическое по своему духу творчество писателя-педагога в то время не привлекло внимания католической церкви, однако после войны, когда появилось множество бездомных сирот, и церковь принимала активное участие в спасении их, опыт Макаренко стал внимательно изучаться. В первой половине 1950-х годов педагогической системой Макаренко заинтересовались представители католической церкви Италии – Е.Валентини, Л.Романини, Д.Негри, А.Сциортино и др. Первый опубликовал статью «Педагогика Макаренко», в которой сравнил Макаренко с католическим священником и врачом Дон Боско, педагогическая деятельность которого проходила во второй половине Х1Хго века. Он организовал приюты для уличной молодёжи и беспризорных детей, руководствуясь тремя фундаментальными принципами – пример, любовь, труд. Аналогичную позицию заняли и другие педагоги-католики. Очень характерно, что они видели в Макаренко выдающуюся личность, «гранд-соло» в воспитании.

К этому времени относится огромный интерес, проявленный к Макаренко в Германии (тогда ГДР). Это объясняется двумя главными причинами: острой проблемой беспризорных детей, возникшей после поражения Германии в войне, и активной пропагандой педагогики Макаренко профессором Леонгардом Фрёзе, который вырос в Советском союзе и был наслышан об успехах его воспитательных учреждений. Вместе с тем основная масса церковнослужителей подходила к педагогическому учению Макаренко скептически, во-первых, по причине его атеистического характера, а во-вторых, оно воспринималось на фоне сталинской диктатуры и ассоциировалось с ней. Немецкий педагог Э.Файфель утверждал, что нельзя привести личность к «самоопределению, автономии и свободе, если в воспитании нет «откровения с Богом», цель воспитания - в создании «личности, действующей согласно воле Бога». Правда, его соотечественник В.Настайчик увидел и оценил гуманистический характер педагогической теории Макаренко, назвав её «гуманистическим атеизмом».

Основной спор меду макаренковедами Запада, как и на его родине, разгорелся вокруг проблемы личности и коллектива. Так, Дж.Боуэн считает, что у Макаренко человек воспитывается для коллектива, а это является подавлением личностных особенностей, проявлением негуманности. Он говорит о «группизации» в мышлении и действиях воспитанников, о стремлении педагога привести индивида к совпадению его идеалов со взглядами более широкой группы как цели воспитания.

Аналогичное толкование проблемы личности и коллектива встречается у многих исследователей. Надо отдать должное макаренковедам, как тогда говорили, стран народной демократии – ГДР, Чехословакии, Болгарии, которые сыграли важную роль в преодолении предубеждённого отношения к Макаренко. Поистине выдающееся значение имела многогранная деятельность Гётца Хиллига и его коллег из Марбургского университета, которые в течение многих лет не только глубоко изучали жизнь и научно-педагогическую деятельность Макаренко, но и раскрыли её подлинную гуманистическую сущность. Вдохновителем их явился профессор Леонгард Фрёзе, выходец из бывшего Советского союза, уверовавший в Макаренко с юных лет. Он специально проблемой «Макаренко и религия» не занимался, но снимал с его научно-педагогических воззрений политический налёт и говорил об их натуралистически-оптимистической сущности, сближая их с идеями Песталоцци, Руссо, Толстого. Всё это не могло не оказать влияния на изменение отношения католической церкви к педагогическому учению Макаренко. Так, немецкий пастор Д.Лаутер пишет: «Я нахожу у Макаренко позицию, точку зрения, которую можно охарактеризовать во многом как христианскую. Это его убеждение в том, что в любом человеке, даже преступнике, можно увидеть положительное, хорошее, достойное любви. Это его принцип, безусловно признающий за каждым право забыть плохое прошлое и начать жизнь снова. Наконец, его основной принцип «требование-уважение», который соответствует заповеди Иисуса принимать и уважать каждого человека, требовать от него многого».

К сожалению, системного обобщения западной католической литературы по этой проблеме нет, есть только отдельные суждения А.Фролова, Р.Соколова, Н.Соколовой, С.Карпенчук. Наиболее полно рассмотрена она в исследованиях макаренковедов Н.Чакырова (Болгария) и Л.Гриценко (Россия). Книга Чакырова «А.С.Макаренко и основные воспитательные проблемы нашего времени», вышедшая в Софии в 1973 году, содержит большой фактический материал, характеризующий деятельность макаренковедов Германии, однако многие его оценки с марксистских позиций выглядят устаревшими. Работа Л.Гриценко «Тенденции макаренковедения на Западе» (Волгоград, 1991), появившаяся в новых социально-политических условиях, преодолевает политическую тенденциозность в оценке западных исследователей педагогического наследия Макаренко, однако ей недостаёт широты исследования.

Проблема «А.С.Макаренко и религия» по-прежнему остаётся очень актуальной и требует системного изучения. Несмотря на признание гуманистического значения педагогической системы Макаренко православной и католической церковью, об отношении к ней мусульманской и восточных религий известно мало.

В заключение хочется привести слова потомка Антона Семёновича Антона Сергеевича о том, что «зёрна, посеянные священным Словом, попали на добрую почву и принесли добрые плоды, что «судить великого педагога» Макаренко можно по плодам его, т.е. по воспитанникам. “Я хорошо помню всех этих святых, иначе не назовёшь, кристально чистых человеков, его воспитанников, которые во множестве собирались в доме моей матери Олимпиады Витальевны Макаренко».  

Борьба вокруг наследия Макаренко продолжается. Нельзя не согласиться с тем, что сказал по этому поводу известный учёный-макаренковед В.И.Слободчиков на открытии научной конференции, посвящённой 120-летию со дня рождения Макаренко: «Дорогие братья и сестры! Иногда приходится защищать не просто доброе имя, а великий подвиг и открытие педагогики Антона Семёновича от поганцев, которые в 60-е - 70-е годы паразитировали на имени Макаренко, делали себе должности, диссертации, а потом, когда вдруг объявили, что они уже могут не служить этим самым службам бывшего Советского Союза, тут же начали разоблачать Макаренко, что он такой-сякой, что он агент ГПУ».

Литература

1. Макаренко А.С. Педагогическая поэма // Собр. соч.в 8 т. – Т.3. – М.: Педагогика, 1984. – 475 с.

2. Горький А. М. По Союзу Советов //Собр. соч. в 30 т. – Т.17. – М.: ГИХЛ, 1956. - С.113-200.

3 Макаренко Виталий. Мой брат Антон Семёнович. Воспоминания, письма // Марбург: Makarenko-Referat, 1985. – 176 с.

4. Карпенчук С.Г., Окса М.М. Макаренкознавство в Україні: аспекти історії, теорії, практики. – Рівне: РДГУ, 2008. – 494 с.

5. Бурега Владимир. Педагогическая система А.С.Макаренко и возможности её применения в православной педагогике. – Семинарская и святоотеческая библиотека. МДА Сергиев Посад, 2001 // Электронный ресурс: /pedagogika3.htm

6. Соколов Р.В., Соколова Н.В. Православные корни педагогического опыта А.С.Макаренко / Р.В. Соколов, Н.В. Соколова // Электронный ресурс: /pravoslavnye-istoki-pedagogicheskogo-opyta-as-makarenko-k-120-letiyu-so-dnya-rozhdeniya/

7. Чакыров Н. А.С.Макаренко и основные воспитательные проблемы его времени. – София, 1973. – 760 с.

8. Пащенко В.О. А.Макаренко. Релігія. Церква. Новий підхід до старої проблеми //Педагогіка і психологія. – 1998, № 1.- С.137-146.

9. Фролов А.А. А.С.Макаренко в СССР, Россиии и мире. 1939-2005 /А.А.Фролов. - Н.Новгород, 2006. – 416 с.

10. Ткаченко А.В. Харківська трудова колонія ім..М.Горького і курязька релігійна громада // Витоки педагогічної майстерності. – Збірник наукових праць Полтавського державного педагогічного університету імені В.Г.Короленка. – Випуск 4. – Полтава, 2008. – С.111-118.

11. Муратов Ф. История Куряжа от монастыря до колонии / Ф. Муратов. – Х.: Мачулин, 2006. – 208 с.

12. Парамонов Н. Древняя обитель во власти темных сил / Н. Парамонов // Электронный ресурс: /articles/608

13.Макаренко А.С. Проблемы школьного советского воспитания / А.С. Макаренко // Педагогические сочинения в 8 т. – Т. 4. – М.: Педагогика, 1984. –

С. 123 – 202.

14. Багалей Д.И., Миллер Д.П.История города Харькова за 250 лет его существования. – Т.2 / Д.И. Багалей, Д.П.Миллер. – Харьков, 1993. – 974 с.



Похожие документы:

  1. С. В. Землюков, председатель Совета ректоров вузов Алтайского края и Республики Алтай, ректор Алтайского государственного университета

    Документ
    ... » Умница». Научный руководитель - Гетманец В.Н., к.с.-х.н., доцент; Перминов Т.А. ... филос.н; Квашнин А.С. Аспекты взаимоотношений религии и культуры в XXI веке ... руководитель – Букшина С.В., к.ю.н., доцент; Макаренко К.Г. О некоторых актуальных вопросах в ...

Другие похожие документы..