Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
3. «Забайкалье» Чита. 4. «Селенга» Улан-Удэ. Томск - Новосибирск Инспектор, судьи . Место проведения, сроки. с 0 июля- Красноярск с 18 июля- Новосибир...полностью>>
'Сценарий'
Сценарий праздника День знаний Посвящение в первоклассники, гимназисты, лицеисты | Волшебный цветок знаний. Посвящение в лицеисты | День посвящения в ...полностью>>
'Документ'
Формирование, распределение и использование прибыли. Влияние учетной политики на финансовый результат деятельности организации....полностью>>
'Программа'
Предоставление общедоступного бесплатного дошкольного образования по основным общеобразовательным программам в образовательных муниципальных учреждени...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Православная церковь о Макаренко

В предшествующей главе мы коснулись этой проблемы, сообщив факты сотрудничества Харьковской епархии с Куряжской колонией. Большой интерес представляет теоретический аспект проблемы – анализ педагогического учения Макаренко современными теоретиками православия. Следует отметить, что система воспитания Макаренко изучается в православных и католических учебных заведениях, сопоставляется с христианским учением Библии о воспитании человека. В связи с этим представляет несомненный научный интерес интерпретация её в трудах богословов Московской духовной академии в городе Сергиев Посад. Наиболее отчётливо она изложена в реферате Владимира Буреги «Педагогическая система А.С.Макаренко и возможности её применения в православной педагогике» (2001 г.). Автор не ограничился общими суждениями, а сделал довольно обстоятельный сравнительный анализ ключевых проблем педагогики Макаренко: цель воспитания, коллектив, метод перспективных линий, метод взрыва, труд, игра, режим и дисциплина, наказания и поощрения, проблемы этики и эстетики. В целом положительно оценивая его систему, он подвергает критике как некоторые теоретические положения, так и некоторые практические действия.

Автор совершенно однозначно считает Макаренко атеистом, который выступает в своих сочинениях как последовательный материалист и апологет советского социализма. По его мнению, теоретические положения педагог порой формулирует в острой полемической антихристианской манере. Особенно ярко проявились антирелигиозные настроения как самого Макаренко, так и его воспитанников, после переезда горьковцев на территорию бывшего Куряжского монастыря. Его возмущает то, что колонисты устроили клуб в бывшем храме, переделывая монастырскую трапезную в столовую, тщательно замазывали на стенах фрески. Воспитанники позволяли себе сидеть на могильных плитах монашеского кладбища как на лавках, и это не вызывало никаких нареканий со стороны Антона Семеновича. Киносеансы в колонии начинались одновременно с вечерней, которая служилась в одном из уцелевших монастырских храмов. Да и вообще близлежащее село, в котором нашли приют многие монахи закрытого монастыря, Макаренко сравнивает с вражеской страной. «Впрочем, надо отметить, - заключает автор, - что прямых кощунственных высказываний Макаренко в своей книге не допускает, и своим воспитанникам он не  запрещал в Куряже ходить в церковь из любопытства. И эти походы прекратились только по просьбе местного духовенства. Среди воспитанников и сотрудников колонии были и верующие люди. О каких-то притеснениях на этой почве Макаренко не упоминает, но все же он считал своей задачей (а точнее задачей всего коллектива) “помочь” этим людям избавиться от “предрассудков”. Впрочем Антон Семенович отмечает, что такие люди с большим скрипом поддавались воздействию коллектива (в идеологическом отношении). Так, например, колесник Козырь, который иногда даже выступал в роли заместителя Макаренко, был верующим человеком и при этом являлся “общим любимцем колонистов“. К его религиозности, - сказано в «Педагогической поэме», - относились как к особому виду сумасшествия, очень тяжелого для больного, но нисколько не опасного для окружающих. Даже больше: Козырь сыграл определенно положительную роль в воспитании отвращения к религии.

Во всякой педагогике главным, основополагающим вопросом является цель воспитания, поэтому анализ педагогической системы Макаренко автор начинает с него. По его мнению, Макаренко - последовательно советский педагог, цель которого - воспитать советского человека, человека нового типа. Он не согласен с выводом Макаренко о том, что его педагогическая система есть прямое следствие установки нового общественного порядка и выполняет социальный заказ. Аргументирует он свою позицию цитатой из Макаренко: “Проектировка личности как продукта воспитания должна производиться на основании заказа общества ... Нет ничего вечного и абсолютного в наших задачах. Требования общества действительны только для эпохи, величина которой более или менее ограничена». Поэтому педагогика для Макаренко, делает он вывод, - это наука политическая. Автор явно преувеличивает политическую доминанту в теоретических воззрениях Макренко, который имел в виду только социальную обусловленность воспитания. А это признавали все выдающиеся педагоги ХХ-го века, в том числе Джон Дьюи, Георг Кершенштайнер и другие. Вывод Макаренко о том, о том, что педагогика воспитания коллектива повторяет педагогику общества почти текстуально совпадает с суждением Джона Дьюи. Правильнее было бы говорить о том, что педагогика – наука идеологическая, так как предмет её – человек, формирование его идеологии. В качестве положительных педагогических установок Макаренко он считает объективную оценку им данных  биологии или психологии в воспитании человека, а также. наличие некоторых инвариантных категорий, сохраняющих свою этическую ценность при любом общественно-политическом устройстве: понятия долга, чести, храбрости и т.д.

Акцентируя внимание на исторически обусловленных, временных теоретических суждениях Макаренко, автор упускал из виду главное и существенное в них – его педагогика утверждала в новых социальных условиях общечеловеческие ценности.

Настоящий бой даёт автор Макаренко по проблемам этики и эстетики. В статье “О коммунистической этике», по его мнению, Макаренко противопоставляет христианские этические нормы и новую коммунистическую мораль. Особенно неприемлемы ему следующие суждения Макаренко: «Ревнивая, пропитанная личной нравственной жадностью и самолюбием, этика индивидуалиста на каждом шагу отталкивает человека от общественных явлений». «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким и вас будут судить». Это значит - не обращайте внимания на все то, что вокруг вас происходит, не ввязывайтесь в неприятности, руководствуйтесь правилом: «моя хата с краю». Поэтому педагогика коллектива - это не просто вызов старому, это преодоление христианской морали.

По его мнению, Макаренко также утверждает, что «христианская этика не интересовалась вопросами труда и трудовой честности», и вообще не придавала труду той нравственной ценности, какую придает ему коммунистическая этика. были известные причины. Между тем, труд всегда оценивался церковными писателями как важнейшее воспитательное средство и имел огромную нравственную ценность. Достаточно вспомнить слова святого апостола Павла: «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь», или обратиться к опыту монашеского делания, которое всегда рассматривало труд как необходимое средство достижения духовного совершенства. Конечно, православный священнослужитель не мог допустить отступлений от толкования догм священного писания, поэтому критикует Макаренко даже в том случае, когда он прав. Окончательный вывод его звучит очень резко. Здесь налицо, - пишет он, - либо полное незнание христианского учения о нравственности, либо недобросовестность Макаренко. Из приведенных слов видно, - продолжат полемику автор, - что Макаренко считает индивидуализм, свойственный буржуазному обществу, следствием христианской этики, культивируемой в этом обществе. Но хорошо известно, что индивидуализм как этическая ценность сформировался в Европе в результате отхода от христианского мировосприятия, который наметился, начиная с эпохи Возрождения. И если протестантская этика и в самом деле послужила определенной апологией индивидуализма и дала религиозную санкцию на развитие капиталистических отношений, то о православной этике этого никак нельзя сказать. В традиционно православных странах  классический капитализм с большим трудом пробивал (и пробивает) себе дорогу. В России, например, среди крестьянского (христианского) населения всегда были сильны общинные корни. И это не в последнюю очередь способствовало насаждению коллективизма в советскую эпоху. Нельзя согласиться и с тем, что Церковь никогда не интересовали общественные проблемы. Здесь достаточно вспомнить жизнь и деятельность святителя Алексия Московского или священномученика Филиппа, принимавших активное участие в непростой общественно-политической жизни своего времени. И если в Синодальный период этот вид церковного служения был менее заметен, на то были известные причины.

Положительно оценивается автором эстетика, культивируемая в коллективе, которая в педагогической практике Макаренко имела огромное воспитательное значение. «Стремление к красоте, крепко заложенное природой в каждом человеке, есть лучший рычаг, которым можно повернуть человека к культуре. Бить на красоту, - значит бить наверняка». Исходя из этого тезиса, в учреждениях, которыми Макаренко руководил, создавался определенный эстетический стиль. Антон Семенович уделял особое внимание «миллиардам ... мелочей, которые делали колонию (коммуну) красивой. Так, например, разводились цветники. Цветами были усеяны все учебные здания и спальни. От преподавателей требовалась аккуратность в одежде. Считалось неписаным правилом ходить на урок в самом лучшем костюме. В столовой стелились белые скатерти. Создавались театр и духовой оркестр. Каждую неделю привозили кино. Эстетическое значение имела и военизация. Но особое внимание уделял Макаренко одежде детей: «Дети, - писал он, - должны быть так красиво, так красочно одеты, чтобы они вызывали удивление ... Я не остановился бы ни перед чем, я бы дал каждой школе очень красивую форму. Это очень хороший клей для коллектива ... Коллектив, который вы хорошо одеваете, на 50% у вас в руках». Из последних слов Антона Семеновича становиться ясно, что эстетика важна для него в двух отношениях. Во-первых, она ценна как средство, “поворачивающее” детей к культуре. Во-вторых , это мощное средство создания и поддержания единого стиля, скрепляющего коллектив. И здесь эстетика, как и традиции, напрямую апеллирует к коллективному бессознательному. Последний вывод о коллективном бессознательном является одним из доминирующих в критических суждениях автора, хотя он и пытается доказать положительное значение педагогического учения Макаренко для православного вероучения.



Похожие документы:

  1. С. В. Землюков, председатель Совета ректоров вузов Алтайского края и Республики Алтай, ректор Алтайского государственного университета

    Документ
    ... » Умница». Научный руководитель - Гетманец В.Н., к.с.-х.н., доцент; Перминов Т.А. ... филос.н; Квашнин А.С. Аспекты взаимоотношений религии и культуры в XXI веке ... руководитель – Букшина С.В., к.ю.н., доцент; Макаренко К.Г. О некоторых актуальных вопросах в ...

Другие похожие документы..