Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Русский язык. Поурочные разработки. 9 класс: пособие для учителей общеобразоват. учреждений / Л. А. Тростенцова, А. И. Запорожец. — М.: Просвещение, 2...полностью>>
'Расписание'
00 10.09.14 Ср. 8.00-9.35 9.50-11. 5 Лек. ОРГАНИЗАЦИЯ,НОРМИРОВАНИЕ И ОПЛАТА ТРУДА НА ПРЕДПРИЯТИЯХ СВЯЗИ Шашкова М.В. ауд.404* 11.40-13.15 13.45-15. 0 ...полностью>>
'Документ'
1. В соответствии с Федеральным законом от 04.05.2011№ 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-...полностью>>
'Тесты'
1. гость . рот 3. грусть 4. гвоздь 5. сад 5. Отметь «Х» все глухие согласные звуки. 1. [г] . [п] 3. [ф] 4. [н] 5....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Annotation

   Мари Беллавенс в течение многих лет знала, что умрет от той же неизлечимой болезни, что и ее мать. Вот почему, Мари никогда не назначала свиданий и не позволяла никому приблизиться к себе.    Но сейчас, как у сотрудника паранормального агентства знакомств «Полуночные связи» у нее появился шанс: если она сможет найти кого-то, кто согласиться превратить ее в сверхъестественное существо, она будет спасена! Любящий пофлиртовать вер-пума Джошуа Рассел хотел заполучить Мари для себя, но как человек, она была для него недоступна.    Когда Джошуа ловит ее тайком сбегающей с плохо прошедшего свидания с вампиром, он вмешивается и предлагает свои услуги. Как телохранитель вампира, он мог помочь Мари, с выбором кандидата для её целей. Но Джошуа тайно вынашивает план получше: если Мари хочет встречаться с сверхъестественным существом, красивый вер-пума будет для нее наилучшим выбором.   Джессика СимсГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог

notes1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344

Джессика Симс
Ты обязательно полюбишь клыки

Глава 1

Когда я была ребёнком, отец позволял мне не ложиться спать допоздна, чтобы посмотреть с ним субботний вечерний фильм. Отец отличался поразительно плохим вкусом на фильмы. Какой был его любимым? "Годзилла против Мотры". Я помнила, какой ужас испытывала от огромных, разъярённых существ, когда те в неистовом буйстве с криками продвигались по Токио. Их яростное рычание и свирепые вопли звучали почти как те, что сейчас доносились из конференц-зала "Полночных связей". Никто не стрелял лазерными лучами из глаз, но рычания было достаточно, чтобы заставить любого человека почувствовать себя неуютно. Моя начальница, Бетсэйби Рассел сидела на уголке моего стола и нервно заламывала руки, глядя на входную дверь. Работать в такой обстановке было невозможно, и я засунула блокнот под стопку бумаг. — Бет, я могу чем-то помочь? Она испуганно оглянулась на меня, потом покачала головой. Из конференц-зала послышался еще один раунд разъяренных рыков, а когда они переросли в крики, Бетсэйби вздрогнула. — Нет. Уверена, они скоро придут. Что ж, это было печально и не сулило ничего хорошего мне и моим личным планам. Я бросила косой взгляд на свою коллегу Райдер. Та широко распахнула глаза и беспомощно пожала плечами, как бы говоря: «А что я могу сделать?» Ну конечно. Райдер не волновало, застрянет ли здесь босс на лишний час или два. Это не сорвет ее планы, как срывало мои. А я нуждалась в сегодняшней ночи. И в каждом оставшемся у меня дне. Когда умираешь, то, как правило, очень нервничаешь из-за потерянного времени. Входная дверь открылась, и в тот же миг в конференц-зале все стихло. Я почти слышала, как напряглись уши оборотней в стремлении выяснить, кто только что вошел. Вошедшим оказался хмурый долговязый юноша рука об руку с хорошенькой, но напуганной рыжей девушкой. Девушка посмотрела на меня со страхом, потом перевела взгляд на Бетсэйби, будто ожидала, что та на нее набросится. — Мы люди, — сухо произнесла Бет. — Те, кого вам следует бояться, там, — она жестом указала на ставший слишком тихим конференц-зал. Парень расправил плечи и заботливо притянул к себе девушку. Та охотно поддалась, ее лицо сделалось совершенно бледным. Бедняжка. Они направились к конференц-залу. — Они выглядят так, будто идут на похороны, — шепнула я Бет. — Возможно, так и есть, — прошептала она мне в ответ. — Вик хочет их убить. Парень остановился у конференц-зала, впился в нас взглядом, и Бет покраснела. Когда двери в комнату открылись, никто не промолвил ни слова. Парень с девушкой вошли. Двери закрылись. Последовало мгновение тишины, и страсти разгорелись по новой. — Как ты посмел обратить человека? — заорал Вик. Рычащий голос альфы тигра прорывался сквозь остальные. — О чем, черт возьми, ты думал? — Для нас никого нет, — крикнул в ответ парень. — Нет женщин моего возраста. Нет вообще никаких женщин! — Тогда воспользуйся этим треклятым агентством и найди себе кого-нибудь, — прорычал Вик. — Давайте успокоимся, — твердо выступил Бью. Лидер Альянса вер-пум и муж Бет, обычно спокойный и контролирующий себя в любой ситуации, сейчас спокойным не казался. Вик издал очередной оглушительный рык, и я услышала приглушенный вскрик женщины. — Она до сих пор думает, как человек, — вставая, раздраженно бросила Бет. — Они напугают ее до полусмерти. Я иду туда. Когда она двинулась к конференц-залу, я сняла очки и притворилась, будто проверяю их на наличие пятен. Действуя спокойно. Непринужденно. С внешним проявлением проблем не возникло, но сердце колотилось со скоростью миля в минуту. В голове пульсировало от адреналина. Я проигнорировала это, как в последнее время поступала с остальными физиологическими симптомами. У меня не было времени над ними задумываться. Райдер махнула на свой монитор, показывая, что собирается отправить мне сообщение. Я в ожидании повернулась к своему монитору. "Черт», — прислала она. — « Похоже, они застрянут там надолго". Я быстро напечатала ответ: "Что собственно происходит? Парень, правда, обратил человека?" "Да», — прислала она. — « Я пришла сюда как раз, когда они выпихнули Сару. Ты знаешь, как Б. ее защищает. И Рэмси тоже". Сара — тихая, нежная сестра Бет имела обыкновение торчать в агентстве, пока ее пара — вер-медведь Рэмси, не забирал вечером подругу домой. Как оказалось, Сара была оборотнем и все, кроме меня, об этом знали. Люди всегда все узнавали последними. Но поскольку я работаю в брачном агентстве, ориентированном исключительно на паранормальных существ, логично, что кто-то из сотрудников оказывался… ну, паранормальным существом. Я снова посмотрела на Райдер. Больше, чем один сотрудник. Сара недавно вышла из тени, но Райдер по-прежнему скрывалась. Я положила руки на клавиатуру. "Так что ты узнала?" "Нуууууууу», — напечатала Райдер, — « Судя по тому, что мне удалось подслушать, похоже, старина Джонни влюбился в свою девушку, а дядя Вик не одобрил его выбор. Тогда Джонни сначала обратил ее, и только потом решил спросить разрешения. Представляешь?" Это плохо. Очень плохо. До вступления в альянс людям не полагалось знать о сверхъестественных существах. А все входившие в Альянс люди находились в этом кабинете: я, Райдер и Бетсэйби. Сверхъестественным созданиям (или "суперам", как мы любили их называть) запрещалось раскрывать свою истинную природу. А превращать человека в оборотня было и того хуже. Это вызывало различного рода проблемы. Как быть, если пара расстанется? Что человеческие родители будут делать с дочерью-тигрицей? Кто им объяснит, почему их симпатичная маленькая Лола нуждается в когтеточке и сходит с ума от кошачьей мяты? Раскрыв свою истинную сущность человеку, Джонни подверг опасности весь Альянс. Союз основывался на хрупком доверии суперов разных видов, и теперь оно оказалось разрушенным. Это вносило настоящий хаос в мои планы. Когда крики в соседней комнате возобновились, я вытащила свой блокнот и посмотрела на список, над которым работала. Потенциальные суперы. Любой вер. Вампир. Я нахмурилась из-за короткости своего списка. Может, я кого-то забыла? — Эй, Райдер? — Хмм? — моя коллега оторвала взгляд от конференц-зала, в котором снова стало пугающе тихо. Я постучала карандашом по столу, задумчиво глядя на список. — Можешь перечислить сверхъестественных, умеющих обращать человека? — А кого конкретно? — Да просто, хоть кого, — на подозрительный взгляд Райдер я указала на конференц-зал, откуда доносился рычащий спор двух мужчин, изредка чередующийся с высоким голосом, принадлежащим, скорее всего, Бетсэйби, которая пыталась привнести в конфликт здравый смысл. Райдер покачала головой. — Сейчас не время, — произнесла она одними губами. — Оставь их в покое. Но я не могла позволить себе ждать. Размышляя, я уставилась на лист бумаги, когда голоса в конференц-зале повысились. — Это неслыханно! — кричал Вик. — Позор! Ооо, отвращение Вика заставило меня вспомнить о йети [1]. Вер-йети? Я вписала его и поставила рядом знак вопроса. Но тут же вычеркнула последний пункт. Никто в здравом уме не захочет быть йети. Отстой! Я задумчиво пожевывала ластик на карандаше. Феи? Ими рождаются, а не становятся, но они еще и скрытны. Может, феи что-нибудь знают… Над входной дверью звякнул колокольчик, сигнализируя о прибытии в офис посетителя. Я подняла взгляд, приклеивая на лицо улыбку… И разочарованно вздохнула при виде вошедшего мужчины. Джошуа Рассел — мой самый нелюбимый клиент. — Привет, Джошуа, — поприветствовала я самым скучающим тоном. Он улыбнулся и направился прямиком к моему столу. Черт. Я со вздохом закинула блокнот под стопку отчетов и вновь сфокусировала внимание на высоком красавчике перед моим столом. Мой взгляд находился на уровне его ширинки, что было несколько неловко, поскольку я пыталась его игнорировать. Внезапно перед моим носом появилась большая, прекрасная роза. — Для тебя, красавица. Я отодвинула цветок в сторону. Некоторые казановы не меняются. — Хорошая попытка, Джош. Я человек, помнишь? — Да, но ты человек из Альянса, а это совсем другое дело, — сказал он со сногсшибательной улыбкой, способной заставить любую кошечку в районе снять для него трусики. — В отличиях нет ничего плохого. — У меня аллергия на пыльцу, — солгала я самым непреклонным тоном и окинула Джоша строгим взглядом. Он вздохнул, признавая поражение, отошел к столу Райдер и вручил ей цветок. Она отвлеклась от отчетов, ухмыльнулась и, подмигнув, приняла подарок. Хорошо. Может, он оставит меня в покое. Подобно всем большим котам его клана, Джошуа Рассел отличался невероятной силой и игривостью. Пока он болтал с Райдер, оперевшись на ее стол, я изучала его из-под ресниц. Его каштановые волосы были коротко пострижены — под черной кепкой с надписью "Рассел Секьюрити" виднелся лишь едва заметный "ежик". На крепкой челюсти проступила привлекательная щетина, будто он забыл побриться. Подобно всем вер-пумам Расселам, он обладал сильными мужественными чертами лица. В то время как у его брата Бью они были немного утончённее и суровее, лицо Джоша, казалось просто созданным для улыбок. На одной щеке то и дело появлялась забавная, красивая ямочка, а глаза были просто несправедливо голубыми, обрамленными густыми ресницами, которым позавидовала бы любая женщина. Природа наградила его большими мускулистыми плечами, и когда он носил обтягивающую рубашку (как сегодня), можно было увидеть рельеф грудных мышц и выпуклости бицепсов. Однако все это бледнело в сравнении с его восхитительной, крепкой попкой, в данный момент выпяченной в сторону моего стола. Я уставилась на нее. Как обидно, что столь красивая часть мужской плоти принадлежит этому кобелю. Он оглянулся как раз в тот момент, когда я пялилась на его зад. Покраснев, я отвела глаза, но успела заметить ухмылку Джоша. Черт побери. Когда он направился к моему столу и уселся на стоящий рядом стул, я мысленно вздохнула, а потом окинула гостя раздраженным взглядом. — Тебе чем-нибудь помочь? — Кажется, я заметил, как ты меня разглядывала. — Не было такого, — сухо отрезала я. — Ладно, не признавайся, если не хочешь. — Он поддался вперед и прошептал: — Мне говорили, что моя задница очень аппетитная. Я тоже поддалась вперед: — Твоя мамочка не считается. Джош ухмыльнулся, принюхался и вытащил мой блокнот из бумажного завала. Как он его нашел? Я попыталась выхватить улику, но не успела. Джош поднял его вверх, встал и начала читать вслух: — Потенциальные суперы: вампиры, любые веры, феи. Йети? — Джош глянул на меня. — Список покупок? — Помогаю клиенту решить, с кем встречаться, — произнесла я, протягивая руку за блокнотом. Джош помахал им. — Ты не слишком избирательна для своего клиента. Любые веры? — Отдай, — рявкнула я, — и скажи, зачем пришел, чтобы я смогла избавиться от тебя и продолжить заниматься делами. Нужно свидание? Я потрясена. — А, свидание, — Джош опустил список на мой стол, вернулся на стул и окинул меня задумчивым взглядом. Длинные ресницы, обрамлявшие шикарные глаза, придавали ему то сексуальный, то томный вид, то тот и другой одновременно. Взгляд Джоша был пронзительным, но улыбка обезоруживала. — Думаешь, стоит? До сих пор не могу отделаться от последней. Я фыркнула. Последняя девушка, с которой он встречался, разволновалась из-за того, что Джош ей не перезвонил. Звонила и жаловалась мне, ведь это именно я их свела. Я потянулась за списком, но Джош отодвинул его за пределы моей досягаемости и посмотрел на меня, поиграв бровями. Тьфу. Решившись, я встала и, обойдя стол, выхватила блокнот из его рук. Возвращаясь на свое место, я взглянула на Джоша. — Попробуй сходить с кем-нибудь на свидание больше одного раза. Не дословно, но я слышала, что с тобой отношения только на одну ночь. Похоже, мой язвительный тон его не затронул. — Ты у нас эксперт по отношениям? Сколько уже встречаешься со своим парнем? У меня не было парня. — Я ни с кем не встречаюсь. — Ещё одна причина, почему тебе стоит сходить со мной на свидание. Я бы заставил тебя передумать. — В особенности я не встречаюсь с клиентами. — Всегда бывает первый раз. Я выругалась про себя на французском — языке моей матери. Разговор с Джошем напоминал бег по кругу. Я повернулась к компьютеру и ввела номер профиля, который запомнила наизусть из-за того, как часто заходил Джош. Во всяком случае, так я себе говорила. — Как насчет вер-ягуара? — Слишком напористы. Мне нравятся девушки не совсем доступные, но тающие у меня в руках. Я закатила глаза. Ну конечно. — Гарпия? — Помешанные. — Дриада? — Им бы только в походы ходить. А я предпочитаю свернуться у огня и познакомиться поближе. Кто бы сомневался. — Фея? — Слишком хрупкие. Мне нравятся девушки, которых можно потискать. Вот свинья! — Вампир? Он коснулся своего носа. — Не фанат запаха мертвечины. Я раздражённо подняла взгляд от клавиатуры. — Может, скажешь, что ты ищешь, и я проверю, есть ли у нас профиль, подходящий твоему описанию. Джош лениво чертил пальцем круги на поверхности моего стола. — Я не сказал, что мне нужно свидание. Разве только, если ты согласишься. — Тогда почему ты здесь? Он указал на дверь, из-за которой все еще доносились крики. — Слышал, здесь будут рвать и метать Вик Мерино и те тигры, которые любят порычать. И я решил зайти перед работой и поддержать брата. Я прищурилась. — А причем тут твои предпочтения в свиданиях? — Ты мне скажи, Мари. Это же ты торопишься устроить мне перепихон. Я заскрипела зубами. — Тебе нигде не надо быть? — например, не здесь. Джош поправил бейсболку, и я снова перехватила взгляд его нечеловечески прекрасных голубых глаз. — Нет места, где я хотел бы быть больше, чем с тобой, Мари. — Хватит валять дурака, — отрезала я, отворачиваясь к компьютеру. — Я занята. — Занята списком? Ищешь йети для одинокой оборотницы? Я свирепо взглянула на него. — Сгинь. Он засмеялся и поддался вперед, заслонив мне обзор широкими плечами. По моей коже пробежали мурашки, и я взглянула на него в ожидании. Ноздри Джоша дрогнули, он склонил голову и посмотрел на меня с удовлетворением от того, что почуял. Оглядел сверху вниз. — Похоже, Бью я не нужен. Разговор уже закончился. Он поднял три пальца и начал отсчет — два, один. Дверь конференц-зала открылась. Из офиса вырвался крупный черноволосый мужчина, за ним следовал мрачный Бью. Потом, тряся длинным хвостиком, шла Бетсэйби, и выглядела она изрядно взвинченной. Глава клана тигров излучал холодную ярость, и я старалась не встречаться с ним взглядом. Он казался злобным, как и большинство крупных хищников. Его руки с проступающими венами были огромными, резкие черты лица привлекательными. Он выглядел сильным. Чертовски сильным. Сила — это хорошо. Я вытянула список и под "любым вером" написала "тигр". — Успокойся, — произнес Бью, — давай подумаем рационально. — Рационально? — рявкнул Вик Мерино, вены на его шее вздулись. Здоровяк зарычал, в ярости передернул плечами и уставился на Бью. — Один из моего клана обратил человека. Понимаешь, что это значит? Что у меня на шее висит гребаный человек, который не знает, почему испытывает желание обратиться в гребаного тигра. Моему клану это дерьмо не нужно! — Уверена, все наладится, — успокаивающе произнесла Бетсэйби. Вик перевел на нее испепеляющий взгляд. — Наладится? Моему клану придется заплатить компенсацию за нарушение закона. Однажды остальные кланы узнают, что мы наделали, и разорят нас. И еще нам придется заплатить за молчание ее родителям. Мы в дерьме. — Его взгляд стал еще более диким и жестоким. — Моя жена беременна. А вы хотите, чтобы я успокоился и мыслил разумно, когда этот идиот отнимает еду у моей пары? Бью встал перед Бетсэйби, безмолвно ее защищая, его взгляд ожесточился. — Не разговаривай таким тоном с моей парой, Вик. Вик снова повернулся к Бью и оскалил зубы… но потом попятился, отступив на шаг. — Извини. Черт. Сейчас я немного не в себе. Я украдкой вычеркнула тигров из своего списка. Увы. Я сомневалась, что смогу справиться с таким темпераментом. Мышца на щеке Бью дёрнулась. — Я сердит не меньше твоего. Но крик не превратит её обратно в человека. — И что, по-вашему, мне теперь делать? Они поймали меня за яйца, а мой клан — за бумажник. Кому я должен жаловаться? — Он скрестил руки на груди. — Один раз она уже пыталась пойти в полицию, и нам пришлось быстро заткнуть это дерьмо. — Никакой людской полиции, — отрезал Бью, не сходя с защитной позиции перед своей женой. — Ты знаешь, что делать. Эти слова немного приглушили гнев тигра. — Что ты предлагаешь? — Мы изменим закон. Здесь и сейчас, — Бью рубанул рукой по воздуху. — Сначала проблемы с волками и Сарой, а теперь это. Все выходит из-под контроля и угрожает безопасности окружающих. Может, народ думает, что раз я взял Бетсэйби в жены, то правила смягчились? Но здесь иной случай. Жизнь Бетсэйби находилась под угрозой, ее сестру постоянно преследовали. Пожалуй, это даже убедило меня, что людям и верам нельзя скрещиваться. — Выражение его лица было угрюмым. — С этого момента больше никакой толерантности. Никаких несанкционированных обращений. А тот, кто ослушается, присоединится к своему вновь обращённому другу в пожизненном изгнании. Пожизненное изгнание? — Изгнание? — вторя моим мыслям, раздался голос Джонни, вышедшего из конференц-зала. Рыжая, вцепившись в его руку, следовала за ним. Он сглотнул. — Нас выгонят? — Мы еще не решили, — прорычал Вик. — Почему бы тебе не научить свою подругу контролировать изменение, чтобы она снова не выкинула гребанную сцену в общественном месте? Девушка ярко вспыхнула, а Джонни нахмурился. Он схватил её за руку и поспешно вывел из комнаты. Бью потер лицо, которое, казалось, постарело лет на десять. Альфа тигров выглядел так, словно хотел перевернуть что-нибудь вверх дном, и Бью тряхнул головой. — Прежде чем решить, что делать с его неуважением, необходимо несколько дней подумать. — А девушка… — Будет частью его наказания, — согласился Бью. — Придется проявить твердость. Если выяснится, что кто-то обратил человека, рискуем мы все. Никаких поблажек. — Но не покажется ли это лицемерием, после того, как ты сам взял в пару человека? — тихо спросила Бет. — Твои мужчины одиноки. — И они ведут себя нерационально. Я защищаю не их, я думаю о тебе и Саре. О каждой одинокой человеческой женщине, на которую могут открыть охоту и превратить в нечто ей непонятное, если мы это не предотвратим, — Бью окинул свирепым взглядом каждого из нас. Никто не произнёс ни слова. Бью повернулся к Бетсэйби. — Мне нужен список всех стай и кланов с критично низким количеством женщин. Необходимо удостовериться, что их мужчины заняты. Нам меньше всего нужна вереница человеческих женщин, обращенных мужчинами, которые не смогли удержать член в штанах. Она бросила на него непроницаемый взгляд. — Извини, ты просишь меня, как жену или свою помощницу? Я затаила дыхание, ожидая, что кто-то из них взорвется. Но Бью лишь усмехнулся и, наклонившись, поцеловал Бет в щёку. — Прости. Поможешь мне? Обещаю просмотреть резюме на должность помощника, как только ситуация разрешится. Бет одарила его умиротворенной улыбкой и кивнула. К этой особенности в отношениях оборотней я никогда не привыкну. Они любили, когда их женщины им дерзили. — Но… — начал Джонни. — Никаких отговорок, — прервал Бью, разворачиваясь и пронзая парня взглядом. По его оскалу я поняла, что Бью в бешенстве. Едва себя контролирует, несмотря на ласковое обращение с женой. — Больше никто никого не обратит, иначе будет изгнан навсегда. Мое сердце подскочило к горлу, и я незаметно вычеркнула из блокнота "любого вера", сократив список возможных вариантов… очень существенно. И после этого придется попытаться найти того, кто меня обратит. Глава 2

Мама умерла, когда мне было восемнадцать. Она увядала постепенно, медленно сходя с ума от болезни, которая ставила медиков в тупик. Болезнь называлась фатальной наследственной инсомнией [2], и была невероятно редка. Помню, я не обращала внимания, когда вставала утром в школу и обнаруживала, что мама, так и не уснув, всю ночь смотрела телевизор. Она со смехом объясняла, что спит днем, и поначалу никого из семьи это не настораживало. Отец начал беспокоиться через шесть месяцев. Мама принимала различные снотворные, но дела становились только хуже. Она ходила от специалиста к специалисту, однако никто не мог ей помочь. Окончательным диагнозом стала фатальная наследственная инсомния, и мы поняли, что её ждет. Ей предстояло умереть медленной, болезненной смертью, предотвратить которую было невозможно. Состояние мамы ухудшилось раньше, чем мы ожидали. В течение нескольких месяцев у нее начались видения. Когда галлюцинации участились настолько, что она стала с трудом отличать их от реальности, маму пришлось госпитализировать. Это послужило началом конца. Мы беспомощно наблюдали, как ее разум слабел, превращая маму в безумную раздражительную тень некогда сияющей женщины. Мой бедный отец, трепеща, бдел возле ее кровати и держал за руку, пока она ускользала. Как можно умереть от нехватки сна? Доктора объяснили, что нечто в генетическом наборе моей матери не позволяло ей полноценно спать и постепенно сводило с ума. В конце концов, она обезумела от усталости и большую часть времени не узнавала ни меня, ни отца. Это было ужасно. А потом врачи настояли на проверке моей ДНК. Их, конечно, интересовала научная сторона вопроса. Меня — суждено ли мне умереть таким же образом. Я оказалась не готовой узнать правду: болезнь передалась мне по наследству. Она могла проявиться, а могла и нет. Врачи успокаивали меня тем, что у большинства людей инсомния давала о себе знать не раньше сорока, а к тому времени, когда мне исполнится сорок, наверняка уже найдется лекарство. Я в свою очередь успокаивала отца, не успевшего оправиться от смерти моей матери. До начала болезни его единственный ребенок имел в запасе еще много времени. И всегда оставался шанс, что она не проявится. Но я догадалась о своей судьбе в тот же миг, как услышала диагноз. В конечном итоге за мной придет медленная, мучительная смерть. С тех пор надо мной висел дамоклов меч [3]— немое напоминание, что дни мои сочтены — и оказывал воздействие на все поступки. Если бы вы знали, что доживете только до сорока, это повлияло бы и на вашу жизнь. Я всегда была не слишком общительным тихим подростком, но после смерти матери и поставленного мне диагноза, замкнулась в себе еще больше. После выпускного растеряла связи со школьными друзьями и оставалась одиночкой все время учебы в колледже. Я видела, сколько горя пережил мой отец, и поклялась не допускать, чтобы такое случилось с еще одним любимым мной человеком. Близость и нежность в итоге принесли бы только боль. Лучше идти по жизни одной и не разрушать чужую своей смертью. Поэтому я не ходила на свидания. Мне хорошо удавалось не привлекать внимания мужчин. Я избегала компаний холостяков и мест знакомств — клубов, баров. В свиданиях не было смысла. Меня ждала ужасная смерть в расцвете лет. Каждый раз, встречая интересного мужчину, я видела лицо отца у изголовья матери. Разве могла я желать такое кому-нибудь еще? Нет, не могла. Поэтому я тактично отклоняла все предложения поужинать или сходить в кино. А если чувствовала себя одиноко… ну, у меня всегда была компания отца. После смерти мамы мы с ним сблизились еще больше, ходили вместе на ужины, премьеры, в музеи и кино. Ездили в отпуск в Англию и посещали замки. Я ходила с ним и его друзьями на ночь покера. Все было просто прекрасно. Пока однажды мой одинокий, все еще молодой пятидесятилетний отец не встретил Поузи. Я возненавидела Поузи. Ладно. Ненависть — слишком сильное слово. Я испытывала к ней стойкое отвращение. Будучи длинноволосой блондинкой с укладкой в виде огромного начеса из кудряшек, Поузи являла собой образчик южной знати. Она почти всегда одевалась в розовое, продавала Эйвон и носила высокие каблуки с логинами. Еще она подбирала сумочку в тон к серьгам. И болтала. Громко. И откровенно флиртовала с моим отцом, который в итоге в нее влюбился. Следующее, что я узнала — отец начал ходить на свидания. Ну, к лучшему для него. Он так устал от одиночества, и хотя я не была поклонницей розового и громкой Поузи, отец обожал ее и больше не печалился. Это было хорошо. Я занялась новой работой в "Полночных связях", поскольку степень бакалавра в области французского ничего мне не дала, и радовалась, что у папы появился кто-то, с кем он проводил время. Я начала чувствовать себя обделенной, когда они отправились отдыхать в Вегас. А потом на Гавайи. И наконец в путешествие по стране. Им было весело вместе, и я почувствовала себя еще более изолированной и одинокой. Видимо, в двадцать восемь лет я позволила жизни уйти от меня. Наверное, мне тоже следовало ходить на свидания. Но потом начались проблемы со сном. Сначала я списала их на стресс, однако уже через неделю знала истинную причину. Первым симптомом у моей матери стала бессонница, а мне передались ее гены. Я умирала. Поначалу я пыталась это отрицать. Ходила к врачам, которые назначали мне снотворные. Скрывала проблемы от коллег и папы, уверенная, что всё держу под контролем. Делала все возможное, чтобы "исправить" проблемы со сном. Купила новые подушки, а потом и новую кровать. Приступила к лечению медитацией. Гипнозом. Иглоукалыванием. Прошла исследование сна. Но ничего не помогало. Мой мозг не отключался. Не хотел спать. Фатальная семейная бессонница дала о себе знать. Сперва я запаниковала. Мне не хотелось умирать. Особенно безликой двадцативосьмилетней девушкой, не ходившей на свидания и почти не жившей. Думая, что приготовилась к неизбежному, я лишь узнала, что никоим образом к этому не готова. Понадобился день или два, прежде чем я поняла: мне может помочь агентство. Меня вдохновила ничего не подозревающая Сара. Отчаянно стараясь держать себя в руках, я сидела за своим столом и работала сверхурочно, настраивая клиента на встречу c вер-ягуаром, а Сара сидела напротив. Она неожиданно рассмеялась и прислала мне сообщение с предложением взглянуть на профиль. Я прошла по ссылке: Джошуа Рассел. Красив как черт и, судя по снимку, он об этом знает. — Что я должна увидеть? — Взгляни на список свиданий. Какой он длинный! Создается впечатление, будто женщины видят его флирт насквозь, но готовы спустить с рук даже убийство. Я кликнула на его историю и, разумеется, оказалось, что Джош встречался почти с каждой оборотницей из нашей базы. — Он, наверное, подцепил все известные человечеству болезни, — сухо заметила я. Сара фыркнула. — Девочка, ты предвзята к мужчинам. И, само-собой, он ничем не болен, глупенькая. Он же оборотень. Она подчеркнула последнее слово так, будто оно должно было мне что-то объяснить. — И это значит?.. — Значит, что оборотни не подвержены болезням. У них сумасшедшая иммунная система, которая помогает организму работать с мощностью гоночного автомобиля. И… тут-то у меня родилась идея. Я решила найти оборотня, который меня обратит. Возможно, вампира. Я не привередливая. Я не умру молодой. Если у меня получится задуманное. Глава 3

Для начала требовалось выбрать в кого превратиться, что было не так просто, как казалось. Постукивая карандашом по столу, я рассматривала свой список. Уже без оборотней, поскольку Бью установил новые железные правила. Но у меня ещё остались вампиры. Наличие собственных законов позволяло им не подчиняться указам оборотней. Даже вампиры Альянса имели возможность не следовать установленным верами правилам. И потом, некоторые вампиры весьма хороши собой. Я подумала о том, который недавно приходил в агентство. Привлекательный, с печальными глазами и сумасшедшей прической, но очень соблазнительный. К тому же молодой. — Эй, Райдер, — окликнула я. — Как зовут того вампира с сексуальной всклоченной прической? Твоего клиента. — Вальжан, — ответила она, не отрываясь от компьютера. Точно, это был он. Я ввела имя в базу. На экране высветилась надпись "В ОТНОШЕНИЯХ". Черт. Проклятье, как же быстро. Всех хорошеньких расхватывают мгновенно. Особенно горячих новоиспеченных вампиров. Я прикусила губу, изменила критерии поиска на "только вампир" и принялась изучать профили. Возможно, мне нужен кто-нибудь почти отчаявшийся сходить на свидание? Я не слишком искусна во флирте и не смогу соблазнить мужчину потрясающими постельными играми. Я отлично складываю пазлы и играю в лото, но опять же, это не поможет мне заполучить мужчину. Однако парень в отчаянье ведь не станет возражать? Я вытащила зеркальце и уставилась на свое лицо, гадая, привлечет ли оно вампира. — Райдер, скажи, я симпатичная? На этот раз она выглянула из-за компьютера и пронзила меня настороженным взглядом. — Это риторический вопрос. Зачем интересуешься? Я пожала плечами. — Просто любопытно. — Ну, дай-ка подумать, — начала она и, встав из-за стола, направилась за очередной чашкой кофе. Райдер так подсела на кофеин, будто он собирался выйти из моды, и вероятно, поэтому все время была страшно взвинченной. — Боюсь, я вынуждена сказать нет. Я сердито посмотрела на нее. — Ты ужасная подруга, настоящая tкte de cochon [4]. — Вот тебе и причина номер один. Сквернословящие девушки никогда не бывают симпатичными. Дерзкими — да. Но не симпатичными. Знание французского — милый штрих, но его недостаточно. А вторая причина состоит в том, что ты не станешь симпатичной, пока продолжаешь так подводить глаза. Я оглядела ее безупречно накрашенное лицо. — Я серьезно, — продолжила Райдер. — Выброси эту дешевку. Из-за нее кажется, будто у тебя под глазами огромные круги. Ну, огромные круги под глазами были у меня от недосыпания. И мне казалось, что подводка, наоборот, отвлекает от них внимание. — Значит, ты бы не пошла со мной на свидание? На мой оскорбленный взгляд она махнула рукой. — Постригись. Сделай что-нибудь с челкой. Избавься от очков. И ради Бога, носи что-нибудь еще, кроме футболок, джинсов и кроссовок. Еще выщипли брови. А потом поговорим. Я нахмурилась и покосилась на свое отражение в мониторе. Нормальные у меня брови, черт побери. — Хорошо, позволь я перефразирую вопрос. Выгляжу ли я симпатичной для отчаявшегося вампира? Райдер вернулась за свой стол и отхлебнула кофе. — Не знаю. Ты действительно не такая, как все. Какая у тебя группа крови? — Первая положительная. — Тогда, да, каждый вампир посчитает тебя симпатичной, — она прищурила идеально-прекрасные глаза. — И снова спрошу, зачееем? Я пожала плечами и наконец отважилась задать вопрос единственному человеку, которому доверяла: — Если я устрою свидание с вампиром в рабочее время, ты меня прикроешь? Челюсть Райдер отвисла. — Из-за их несовместимости с солнечным светом на свидание придется идти ночью, а так как по ночам мы работаем… — Это против правил, — прошипела она. — Свидания людей должны согласовываться с боссом. И ты же слышала, что недавно сказал Бью об оборотнях. — Знаю. Поэтому мне нужен вампир. Я хочу, чтобы он меня обратил. Ее глаза удивленно расширились. — Ты с ума сошла? Я начинала склоняться к тому же мнению. * * *

Несмотря на протесты Райдер, я не отказалась от своего плана и создала расплывчатый поддельный профиль на сайте агентства. Мое фальшивое имя? Минни Мичиго, одна из клана выдр Мичиго. Если кто-то из Мичиго узнает о существовании профиля, меня ждет чертовская куча неприятностей, но я решила разбираться с проблемами по мере их возникновения. В общем, в профиле Минни говорилось, что ей нравятся вампиры, бессонные ночи, лунный свет, и она открыта для изучения новых возможностей. Если это не заставит их выползти из гробов, то не знаю, что им еще нужно. И действительно, как-то утром Минни получила сообщение от вампира с предложением пойти следующим вечером на свидание. Да, черт возьми! Может ли Минни отправить свою фотографию? Черт. Я сбегала в ванную и быстро сфотографировала себя на телефон, избавивших от очков и приняв, как надеялась, сексуальную позу. Потом отправила фото. Он согласился. Видимо, получилось достаточно сексуально. Я быстро ответила и назначила встречу в ресторане, не значившемся в списке мест свиданий Альянса. Милом и безопасном. Следующим вечером перед походом на работу я подобрала пуловер, сочетающийся с джинсами, нанесла помаду и сочла себя готовой к свиданию. Едва войдя в "Полуночные связи", я рассказала Райдер о свидании с вампиром и спросила: — Прикроешь меня? Пожааааааалуйста. — Нет, — ожесточенно ответила она. — Ни за что! Сейчас все на взводе из-за новенькой девочки-оборотня. Если тебе действительно нужно свидание с вампиром, Бог знает зачем, сходи в следующем месяце, когда народ наконец успокоится. Я не могла ждать месяц, потому что не знала, сколько мне осталось. Мама угасла за год, но моя болезнь началась раньше. Вдруг и пройдет она ускоренным темпом? Я сложила руки под подбородком в умоляющем жесте и посмотрела на подругу печальным взглядом. — Райдер, ну пожааааалуйста? — Нет, — снова отрезала она. Иногда мне казалось, что я единственная, с кем она отбрасывала свою маску жизнерадостности. Райдер попросту симулировала счастье и веселье, потому что этого требовала ее профессия. — Теперь иди, сядь за стол и работай. Это, знаешь ли, то, за что по идее тебе платят деньги. — Райдер, да ладно. Всего один раз. Мне очень нужно. Смотри, я даже накрасила губы. Понимаешь, насколько это важное свидание, раз я нанесла помаду? — умоляла я, сохраняя абсолютно серьезное выражение лица. — Нет. Я вздохнула и пустила в ход тяжёлую артиллерию: — Райдер, для меня это крайне важно, потому что… я умираю. Она закатила глаза. Ну что ж. Я в расстройстве вернулась за свой стол и принялась посматривать на часы. До свидания оставался один час. Ожидая телефонных звонков, я барабанила пальцами по рабочему столу, но вторники всегда тянулись медленно. Через полчаса, она вздохнула и посмотрела на меня. — Ты собираешься делать это всю ночь? — Делать что? — я подняла взгляд. — Барабанить пальцами по столу. Я посмотрела на нее взглядом, полным надежды. — Да? — Ладно, — проворчала она. — Иди на свое свидание. Но если кто спросит, ты вышла за Рэд Буллом, и я понятия не имею, что тебя задержало. Ясно? — Райдер, ты моя самая лучшая подруга, — с усмешкой сообщила я. — Я серьезно. Теперь мы с тобой друзья навеки. Она подняла мизинец в нашем традиционном сигнале. — Я храню твои секреты, ты хранишь мои. Я встала и скрестила мизинец с ее, закрепив сделку. Потом вернулась к столу, схватила сумочку и выбежала за дверь. — По возвращении поделюсь с тобой всеми подробностями, обещаю. — Деталей свидания с вампиром я не хочу, — крикнула она мне вслед. * * *

Я решила дойти до ресторана пешком. Это был милый суши-бар, выбранный мной из-за нечастого посещения его оборотнями (слишком чувствительно для их обоняния) и того факта, что он находился рядом. Пасмурное небо делало ночь черной, как смоль. Ну и хорошо. Я любила ночи. Всегда. Было что-то умиротворяющее в поздних прогулках, когда другие люди спали. Я захватила пару банок Рэд Булла в магазине на углу, чтобы придать правдоподобности истории Райдер, и направилась в суши-бар. Ресторан с ослепительно ярким интерьером пустовал, за исключением одного столика в дальнем углу. Наверное, здесь было не самое лучшее место для свидания с вампиром, зато люминесцентное освещение давало мне возможность как следует рассмотреть нового знакомого. Он оказался… не слишком симпатичным. Что ж, ну и ладно. Я не привередлива. Даже едва взглянула на его фото, потому что оно не имело значения — если вампир подарит мне дополнительное время здесь, на земле. Хотя, возможно, "не слишком симпатичный" еще мягко сказано. Он чем-то походил на дядю Фестера [5]. Разве вампирам не полагалось отличаться необыкновенной сексуальностью? Этот же был лысоват, толстоват и одет в слишком много черного. Бледный, как я и ожидала. А еще вытирал пот со лба салфеткой — чего я не ожидала. — Привет, — произнесла я, надеясь, что он встанет меня поприветствовать. — Я Мари. Он только наморщил лоб. — Минни? — Да, именно так я и сказала, — быстро исправилась я. Он изучал меня в течение минуты. — Ты кажешься знакомой. Похоже, в следующий раз мне придется чуть больше изменить внешность. Очевидно, вампир вспомнил меня по офису. — Мне так часто говорят, — быстро ответила я и села. Он нахмурился, взял свой бокал и принялся потягивать воду через соломинку, а я обратила внимание на явное отсутствие клыков у него во рту. Мгновение порассматривав мужчину, я не удержалась от вопроса: — Ты точно вампир? В его взгляде отразилось удивление: — Хочешь, чтобы я показал клыки? — А ты можешь? — А если я попрошу тебя показать свой хвост? Понятно. Я натянуто улыбнулась и протянула руку. — Давай начнем сначала. Привет, меня зовут Минни. Сегодня ночью я буду твоей парой. Он взял мою руку и сжал пальцы в самом слабом рукопожатие в моей жизни. Хуже того, ладони вампира оказались холодными и влажными. Но его привлекательность меня не волновала. В конце концов, я не планировала с ним спать. Просто хотела, чтобы он меня обратил. Я заметила, что от него исходит странно привлекательный запах. Приятный и теплый, как солнце или свежее печенье. Мне понравилось. К сожалению, это было единственное, что мне в нем понравилось, тогда как он продолжал изучать меня. — А твое имя… — подстегнула я его. — Берт. Оно указано в моем профиле, — проворчал он. — Привет, Берт, — процедила я сквозь зубы. — Очень приятно с тобой познакомиться. Он оглядел меня сверху вниз и откинулся назад, потягивая свою воду. — Итак… — начала я и снова улыбнулась, хотя получилось слишком натянуто. — Давно ты стал вампиром? — Довольно давно, — ответил он, глядя на меня с раздражением. — Слушай, если ты не хочешь, чтобы я тобой подкрепился, то вряд ли у нас что-то получится. Я вспыхнула. Я только пришла, а он меня уже опрокидывает. — Извини, что? — Прости, но ты не мой типаж, Минни. На фото ты выглядела более привлекательной. Я удивленно уставилась на него . Этот болван меня отшивает? На самом деле? — Итак, — сказал он и покружил соломинку, отчего лед звонко забился о стенки стакана, — давай пропустим светскую беседу. Если ты ищешь вампира на одну ночь, я к твоим услугам. Я сейчас так хочу пить, что готов отведать любого, кто движется. — Словно в доказательство сказанному его клыки начали расти. Я с ужасом наблюдала, как они показались из-за приоткрытых губ, а потом снова скрылись. Вот черт. — Но если ты ищешь долгосрочных отношений, то не думаю, что мы совместимы. — Я же только что присела, — запротестовала я. — Откуда тебе знать, совместимы мы или нет? И почему, спрашивается, я спорю с этим отвратительным существом о своей привлекательности? — Я люблю глазами, Минни, — совершенно серьезно заявил он. — А у тебя есть несколько вещей, которые работают против тебя. Брови. Очки. Мне нравятся женщины с большими активами. Тебе стоит нарастить мяса на заднице. — Считаешь, у меня недостаточно большая задница? — громко воскликнула я, чем привлекла внимание шеф повара. Берт пожал плечами. — Мужчина не может изменить свои пристрастия. Кому-то нравиться грудь, ноги или шея. А я поклонник ягодиц. А больше похож на неудачника. Тьфу. Может, я еще не настолько отчаялась? Я решилась на последнюю попытку: — Прежде чем уйти, могу я спросить, что ты думаешь по поводу обращения своего партнера? Он хмыкнул: — Я бы не обратил тебя, даже если ты бы мне заплатила. — Что ж, думаю, с меня довольно. Пока, Берт. * * *

Спустя немного времени я вернулась в агентство, со стуком поставила один Рэд Булл перед Райдер и поплелась обратно к своему столу. — Хорошо прошло свидание? — с наигранным весельем поинтересовалась Райдер. — Он сказал, что я не его тип, — процедила я сквозь стиснутые зубы. — Слишком много очков и бровей. И недостаточно толстая задница. — Серьеееееезно? — она открыла Рэд Булл и плеснула немного в свой свежеприготовленный кофе. — Тебе следует сделать в его профайле пометку о том, что он кобель. Я фыркнула: — Кобель-засранец! — Ха-ха, очень смешно. Сделаешь это сейчас? — с надеждой спросила она. — Нет, — твердо ответила я. — Если первый знакомый оказался свиньей, еще не значит, что все остальные такие же. — Мария, дорогая, если бы они могли сами найти себе женщину, им не понадобилось бы агентство! Все, с кем ты собираешься встретиться — свиньи. Я отказывалась сдаваться. Открыла базу данных и незамедлительно приступила к поискам следующей жертвы. Я найду того, кто меня обратит. Найду! Глава 4

Все-таки я выщипала брови. Даже я умею понимать намеки. Когда следующим вечером я вошла в офис, Сара махнула мне рукой из-за своего стола. Она сидела на внушительном бедре своей пары Рэмси Бьорна — самого большого и устрашающего мужчины, которого я когда-либо видела. Они вдвоем являли собой странную пару, но Сара, казалось, ни в малейшей степени его не боялась. Вер-медведь держал в огромных руках игровое устройство, которое Сара выхватила у него как раз, когда я проходила мимо. — Дай мне. Ты ужасно неуклюжий. Он зарычал. Она глухо зарычала в ответ. Обойдя их, я положила сумку на стол и села. Оборотни были странными, и я решила, что запрет на них пришелся даже кстати. Вряд ли мне понравилось бы урчать или рычать, и я ненавидела блох. Но все же, то, как Рэмси смотрел на жену — с голодным собственническим обожанием — вызывало во мне легкую тоску. Из-за вампира Берта, который счел мою задницу недостаточно объемной, я осталась у разбитого корыта. — Как хорошо, что ты уже здесь, — жизнерадостно поприветствовала Райдер, подходя к моему столу и сваливая на него кучу папок. — Милые брови. — Заткнись, — ответила я, пародируя ее оптимистичный тон. Сара окинула меня взглядом. — Чуть не забыла сказать. У Бет появился новый проект, и она хочет, чтобы мы в нем поучаствовали. Я подавила стон. Интересно, когда у Бет не было какого-либо проекта? А вот мне не хватало на них времени — я пыталась найти себе вампира. — О, здорово! — откликнулась я. — Что за проект? — Мы с тобой, — сообщила Райдер, добавляя еще одну кипу папок к башне на моем столе, — обзвоним всех, кто не пользовался услугами агентства больше года, расскажем им, что наша база обновилась и расширилась, и предложим вернуться. Я раскрыла папку и взглянула на профиль. Не вампир. Не интересен. — Мы будем им лгать? Рэмси в другом конце комнаты фыркнул. — Почему сразу лгать? — Сара выключила компьютер, закончив проверку входящей корреспонденции. — Это больше похоже на завуалированную правду ради развития бизнеса. — Я думала, дела идут неплохо. — Но зачем останавливаться на достигнутом? Таков новый девиз Бет, — Сара встала и потянула за собой Рэмси, — мы хотим поддерживать ажиотаж. Мне больше нравилось спокойствие. — Значит, нам нужно волшебным образом отыскать всех оборотниц, желающих сходить на свидание, и любыми путями убедить их воспользоваться нашими услугами? — Что-то вроде того. Звякнул колокольчик, и в комнату вплыл мой Немезида — Джошуа Рассел. Я швырнула папку обратно в кучу. — Проблема решена, — сухо процедила я. — Мы просто отправим их всех на свидание с Джошем. Райдер усмехнулась. Сексуальный, раздражающий Джош подмигнул мне, но я его проигнорировала, поскольку втайне надеялась, что если пожелаю этого достаточно сильно, то он просто покинет нашу планету и исчезнет. Однако пока не получалось. — Вижу, моя прекрасная Мари рада меня видеть, — произнес он, устремляясь к стулу, который освободили Сара с Рэмси. Джош повернул стул, оседлал его и улыбнулся, отчего вокруг великолепных глаз с длинными ресницами образовались морщинки. — Не обращайте внимания на ее жестокие слова. В сердце Мари есть для меня тайное местечко. Не знаю, заметили ли вы ребята, но едва я появляюсь, она уделяет мне особое внимание. Сара хихикнула. Я ненавидела этого мужчину. — Ostie de tabarnak [6]. Хоть бы ты сгинул. — Нет, я не сгину, — добродушно отозвался он. — Я серьёзно. — Если хочешь, чтобы я ушел, прекрати так сексуально болтать по-французски. — Я тебя проклинаю, tкte de cochon. — О, я знаю! Кажется, она только что назвала тебя свиной мордой, — объявила Райдер с нахальной улыбкой. — На днях она обзывала меня точно так же. Джош ни в малейшей степени не выглядел обескураженным. — Грязные французские словечки — это прелюдия от Мари. Так она выражает свою любовь ко мне. От отчаянья мне захотелось побиться головой о клавиатуру. — Пожалуйста, прошу тебя, просто уйди. — Ну-ну, Мари, — протянул он. — Если хотела от меня отделаться, не стоило наряжаться и становиться столь чертовски великолепной. Я покраснела. Черт. Он обратил внимание на мой вечерний макияж. Надо быть осторожнее. Я избегала смотреть на Сару. Если она узнает о моих планах, то расскажет Бетсэйби. А если Бетсэйби узнает, что я использовала базу в личных целях, меня вытурят отсюда в два счета. Когда-то давно она, возможно, закрыла бы на это глаза, учитывая, что и сама использовала агентство для встречи с Бью, но с нынешними проблемами оборотней слово "человек" стало ругательством. А если вспомнить, что ходить на свидания мне предстояло в рабочее время, то лучше о них даже не заикаться. Я заметила, что Райдер внезапно стала уж очень занята. — Наверное, Мари просто хотела сегодня выглядеть красивой, — беспечно произнесла Сара. — Вряд ли она прихорашивалась для тебя, Джош. — Не будь так уверена. Это всегда касается меня. Все хотят кусочек меня, — он ухмыльнулся, но когда Рэмси одарил его тяжелым взглядом, добавил: — Почти все. Сара ухмыльнулась, обняла Рэмси за талию и перевела взгляд на меня. — Мы идем на ужин. Бет велела обращаться к ней по всем вопросам о проекте и утром оставить отчет. — Увидимся, — уныло протянула я и взяла первую папку из стопки, пытаясь притвориться ужасно заинтересованной. Я ждала, когда все разойдутся и дадут мне проверить, не оставил ли кто из вампиров сообщение для Минни, поскольку не могла это сделать, пока они сидели в офисе. Это было недостатком столь маленького уютного бизнеса. Мой босс, Бетсэйби Уорд-Рассел, была замужем за главой паранормального Альянса, Бью Расселом. Два предприятия весьма тесно сотрудничали и имели общую документацию, поэтому Бью часто появлялся в офисе, что меня вполне устраивало. Он был красив, вежлив, общителен и дружелюбен. Но помимо Бью тут также часами просиживала свора его братьев и кузенов. А вот это уже сводило меня с ума. Большинство Расселов были вполне милыми. Высокий мускулистый Джереми забегал время от времени по рабочим вопросам. Элис, Эверетт и Остин состояли в охранной фирме Бью и заглядывали пофлиртовать с Райдер, поболтать с Сарой или Бет и навести справки о клиентах. Эти трое так походили друг на друга, что я с трудом их различала, за исключением одного, который сделал себе татуировку во всю руку. Все они вели себя в офисе невероятно мило и дружелюбно. Джошуа же был колючкой у меня в боку. Он ни в чем не походил на серьезного, вежливого и неизменно опрятного Бью. Джош, казалось, никогда не вылезал из черной футболки, облегающих джинсов и бейсболки. И неважно, что он был великолепен с головы до ног: высокий, мускулистый, красивый, с потрясающей усмешкой и греховно-прекрасными глазами, которые никак не могли принадлежать простому смертному. А еще он постоянно флиртовал и не воспринимал отказов. Казалось, женщины должны видеть насквозь его властную, чрезмерно ветреную натуру, но это было не так. Они обожали Джоша и его заигрывания, что подтверждали поставленные им рекорды по части свиданий. И то обожание длилось до тех пор, пока они не осознавали, что он им не перезвонит. А он не перезванивал никогда. К сожалению, наши с Джошем рабочие часы совпадали. Он нанимался телохранителем к вампирам и в основном нес службу по ночам. Поэтому часто заглядывал к нам в офис до и после работы. Райдер ничего не имела против. Наоборот, заявила, что его визиты оживляют наши длинные смены. Зато я возражала, чем еще больше его раззадоривала. Сегодня я как всегда понадеялась, что он не придет. И, разумеется, он пришел даже раньше обычного. Когда Сара с Рэмси отправились ужинать, а Джош встал, развернул стул и, снова усевшись, закинул ноги на стол Сары, я нервно посмотрела на Райдер. Самоуверенный взгляд Джоша остановился на мне, словно оценивая. Он всегда наблюдал, как я работаю, а я была уверена, что он делал это, чтобы меня позлить. Ни один супер не мог так интересоваться человеческой женщиной, которая неоднократно его отшивала. Джош просто зациклился и преисполнился решимости достать меня. Типично. Райдер направилась к кофейнику, чтобы наполнить первую из нескольких кружек за ночь. — Итак, какие планы, леди? — Джош приподнял бровь и одарил меня чуть любопытным взглядом. — Ой, даже не знаю, — произнесла я, пролистывая папку. Женщина. Вер-норка. Не моя цель. — Я подумывала рискнуть и поработать. Знаешь, это то безумное занятие, которое ожидают от людей в обмен на зарплату? — я посмотрела на него, надеясь, что он поймет намек. — Не им ли ты сейчас должен заниматься? — Мой клиент не проснется еще около часа, — небрежно бросил он. — До тех пор я планировал немного поболтаться. До моего свидания с очередным вампиром оставалось полтора часа. Я могла не успеть. — Новый клиент? — спросила Райдер, беря наушники и приспосабливая их поверх белокурых косичек. — Угу. Очередной вампир, преследуемый другим вампиром. Сюрприз-сюрприз, — скучающее ответил он. — Поэтому его ограждают мускулистые оборотни и убеждаются, что новые друзья поняли намек. — Надеюсь, он много заплатил, — с улыбкой сказала Райдер. — О, да. Первоклассная охрана требует первоклассной оплаты. Я перестала слушать их разговор, открыла в компьютере поддельный файл своей вер-норки и убедилась, что вампир по имени Льюис еще не отменил свидание. Хорошо. После Берта я пыталась устроить еще одно свидание, но тот парень отказался, как только получил мое фото. Чтобы такого не повторилось, я погуглила "сексуальную брюнетку в очках", выбрала похожую на меня фотографию и отослала. Это была маленькая ложь во спасение, но до момента встречи она меня не волновала. В базе "Полуночных связей" значились тридцать два вампира. Из них доступными для знакомств сейчас были только девятнадцать, и двое из них меня уже отшили. Я начинала беспокоиться. Мне был нужен только один, но тот, который принесет большую пользу. Следовало проявлять осторожность. На входной двери звякнул колокольчик, и я вздрогнула от неожиданности. — Что-то ты сегодня немного нервная, а? — поддразнил Джош. Я пронзила его свирепым взглядом, но ответом не удостоила. В офис вошли трое громких, шумных мужчин, и мое сердце снова упало. — Только их нам не хватало, — кисло заметила я. — еще несколько Расселов. Остин придвинул стул напротив Райдер, а близнецы устроились за столом Сары. Я не знала, кто из парней приходится Джошу кузеном, а кто братом, поскольку все они казались вылепленными по одной форме. Высокие. Мускулистые. Невероятно красивые. С темными, густыми волосами. И одинаково нахальными улыбками. Близнецов отличали глубокие ямочки на щеках, однако у одного вся рука была в татуировках. Тихий, молчаливый Джереми больше не появлялся в агентстве, поскольку встречался с вер-лисой. Ну, поговаривали, что он встречается с вер-лисой и еще кем-то, но, вероятно, это были просто слухи. — Чем могу помочь, мальчики? — спросила Райдер медленно, сладкозвучно растягивая слова. — Вы заглянули увидеть меня или ради свидания? — Всегда заглядываем, чтобы повидать тебя, разумеется, — лениво отозвался Джош, кинув на меня томный, сексуальный взгляд. Я его проигнорировала. Остин откинулся на спинку кресла, сцепил руки за головой и зевнул, всем видом изображая скуку. Потом устремил взгляд на Джоша, который так и не сдвинулся с места напротив моего стола. — Мы увидели машину возле офиса и предположили, что ты зашел внутрь назначить очередное свидание. И раз твои планы изменились, Эверетт захотел узнать, не занята ли та маленькая горячая штучка, с которой ты ходил на танцы. Джош пожал плечами, не сводя с меня взгляда. — Не знаю. Мари, ты свободна? — Очень смешно. — Я серьезно, — сказал он. Я закатила глаза. — Горячая, — подчеркнул Эверетт. — Вер-рысь. В платье. — Блондинка? — спросил Элис. — С большими буферами? Остин покачал головой. — Рыжая. С веснушками и… — он кашлянул, занервничав под прямым, взволнованным взглядом Райдер, — эм, со спортивной тачкой. — Между прочим, я ходил на танцы с Джейд Соммерс, — сообщил Джош. — И мы больше не увидимся. О, я не сомневалась, что вспыльчивой Джейд это понравится. Она точно не была моей любимой клиенткой. — Надо же, какая жалость, — сказала я тоном, который подразумевал, что я имею в виду совершенно обратное. — Так печально, что у вас двоих ничего не вышло. Джош пожал плечами. Я придвинула к себе клавиатуру. — Что ж, раз ты больше не с Джейд, то, пока сидишь здесь, скажи заодно с кем хочешь назначить свидание. — С Джейд я больше никогда не увижусь, — подчеркнул он. — Она для одного или двух свиданий. И я здесь не для того, чтобы назначать новую встречу. — Это была вер-тигрица, — через минуту произнес Элис. — Высокая. Выглядела, как супер-модель. Эверетт щелкнул пальцами. — Точно. — Ребекка, — усмехнулся Джош. — милая девушка. — Надеюсь, не слишком милая, — хмуро произнес Эверетт. — Мне нравятся дикие. — Неа, не слишком, — добродушно отозвался Джош. — Но милее, чем Мари сейчас. — Мари станет милой, если вы отсюда уберетесь, — сладко проговорила я. — Могу я на это рассчитывать, если дам номер Ребекки? — Да, — ухмыльнулся Эверетт. — Ты мне номер Ребекки, а я покупаю крылышки и пиво. — С чего ты решил, что она захочет с тобой встретиться? Может твой брат заставил ее навсегда отречься от вер-пум. Эверетт одарил меня самодовольным взглядом. — Я могу быть убедительным, хотя и не таким спокойным, как Джош здесь. Я дала номер, и все мужчины ушли, смеясь, и дразня друг друга. Когда Джош обернулся и подмигнул мне, Райдер с улыбкой отвернулась к своему компьютеру. — Мальчишки такие мальчишки. — Это были не мальчишки, а мужчины, нуждающиеся в хобби. — Или в девушках, — смеясь, сказала Райдер. Я бросила взгляд на часы. До свидания оставалось двадцать минут. Я схватила сумочку и направилась к двери. — Я пошла. Прикрой меня! — Ура, я снова получу Рэд Булл, — Райдер повертела в воздухе пальцем. — Скоро вернусь, — ответила я, — пожелай мне удачи. * * *

Спустя полчаса от назначенного времени мне пришлось смириться с тем, что меня кинули. Я сидела за столиком на двоих в темном, малопопулярном греческом ресторанчике и в ожидании барабанила пальцами по столу. Cвlice [7]. Почему так трудно найти для свидания проклятого вампира? Я молода, одинока. У меня чертова первая положительная группа крови. Я послала двусмысленное фото Минни, пытаясь выглядеть доступнее. Что я делала не так? Отчаянье вызвало во мне ощущение истощенности, и я потерла глаза. Я не спала три дня, и это сказывалось на моем самочувствии. Я мечтала о крепком, долгом сне, но ничего не получалось. Как только я ложилась и закрывала глаза, сон ускользал. Время сна было пыткой. Я лежала в постели измученная и больная, но сон так и не приходил. Самая неприятная вещь на свете — знать, что большинство людей могут просто перевернуться и заснуть, пока я часами смотрю в потолок, желая отключить мозг и отдохнуть хоть пару часов. Но я должна не сдаваться и каким-то образом найти вампира. Я встала из-за стола, и бросила пару долларов за содовую, не обращая внимания на наполненные жалостью взгляды обслуживающего персонала. Прошла через море тесно прижатых друг к другу столиков и толкнула входную дверь. Несмотря на поздний час, стоянка была переполнена, поэтому я срезала путь через узкий проход между домами. Мне не хотелось, чтобы кто-нибудь заметил, как я ухожу. На случай, если клиент видел меня и рассказал об этом в агентстве. Черт, это задевало. Неужели я действительно настолько непривлекательна? Моя гордость начала ощущать болезненные уколы. Более того, беспокойство стремительно росло. Вдруг я не найду вампира, который меня обратит? Вдруг умру раньше, чем достигну цели? У меня скрутило живот, я опустила голову и зашагала быстрее. Загудел телефон, извещая о поступлении нового сообщения, и я приостановилась. Сердце в груди замерло от надежды. Может, вампир просто опоздал? Или задержался? Сообщение оказалось от Райдер, и она спрашивала все ли у меня в порядке. Вздохнув, я написала: "В порядке. Он не пришел. Иду обратно". Я убрала телефон в карман и подняла взгляд как раз вовремя, чтобы заметить заднюю часть зверя, юркнувшего в тени проулка. Я замерла, готовая поклясться, что видела хвост и, определенно, лапу. Но оттого, как быстро все произошло, усомнилась в реальности произошедшего. Может, я схожу с ума? Благодаря своей работе с оборотнями я не испугалась, но мне не хотелось оказаться застигнутой на месте преступления. Я долго разглядывала проулок. Убежать и надеяться, что на меня не донесут? Или собраться с силами и проявить храбрость? Я еще немного подумала, вздохнула, усмиряя трясущиеся поджилки, и шагнула вперед. Завернув в темный переулок, я тут же врезалась в голого Джошуа и, вскрикнув от удивления, попятилась, но он меня поймал. — Ты в порядке? — он передвинул руку мне на талию, словно хотел удержать. — В полном, — отрезала я, отталкивая его и отводя взгляд. От мельком увиденного зрелища… ну, мои щеки запылали. Я не ожидала, что голый Джош окажется таким… впечатляющим. Широкие плечи с огромными мускулами, плоский, восхитительный живот с кубиками пресса. Я уткнулась взглядом в землю, но ничем себе не помогла, потому как теперь видела мускулистое бедро и одну длинную босую ногу. Я отвернулась и уставилась в стену, ненавидя свое красное лицо. — Что ты здесь делаешь? — Работаю. Проверяю в округе несколько следов для клиента, который убежден, что его кто-то преследует. Он, разумеется, ошибается, но я все равно должен проверить. А что ты здесь делаешь, Мари? — Вышла за Рэд Буллом, — ответила я, прибегая к помощи нашей истории. — Райдер попросила купить что-нибудь. — Действительно? — в его голосе прозвучало веселье. — Поэтому твои волосы пахнут оливками и сыром Фета? От удивления я подняла на него взгляд и коснулась своих темных кудряшек. — Что? — Оливки. Фета. Греческий салат, — Джош прикоснулся пальцем к своему носу и усмехнулся, выглядя взъерошенным, будто секунду назад встал с постели. Потом указал пальцем на переулок. — Ты ходила в ресторан? — Нет, — я в защитном жесте прижала к груди сумочку и устремила взгляд на его красивое лицо, не осмеливаясь посмотреть ниже. Джош скрестил руки на груди, а это означало, что его остальное тело, ну… готово к работе. — Конечно нет. Просто у меня перерыв. — Тогда почему ты крадешься по темному переулку и стараешься, чтобы тебя никто не увидел? — Мне нравятся темные переулки, — продолжила я защищаться. — Здесь опасно. Тебе следует вести себя осторожнее. Угроза ограбления была наименьшей из моих проблем. Но мне приходилось хранить их в секрете. — Отлично, — я повернулась и зашагала прочь. — Я ухожу. — Мари, подожди, — окликнул он, и я услышала за спиной его шаги. Черт, черт! — Как ты меня отблагодаришь за молчание про твою тусовку с вампиром в рабочее время? Я застыла на месте. На сей раз в меня врезался он и, усмехнувшись, отошел в сторону. Но прежде я почувствовала на бедре его большую руку, пославшую по всему телу покалывание. — Хочешь, я догадаюсь? Я проигнорировала вопрос, обернулась и впилась в Джоша взглядом. — Я не тусовалась с вампиром. — От тебя пахнет греческой кухней. Ты знала, что рестораном "Константин" владеет вампир? Эта точка хорошо известна в Альянсе, как место их пропитания. Я этого не знала и думала, что клиентам нравился ресторан из-за полумрака и уединенности. Почему раньше мне никто не сказал, кто его владелец? — Итак, — Джош покачался на пятках. — Чего бы у тебя попросить за молчание? — Ты меня шантажируешь? — я пронзила его возмущенным взглядом. — Только ради информации, — пояснил он с легкой усмешкой, — скажи в кого из вампиров ты втюрилась, и я нем как рыба. Я заколебалась. Джош в ожидании скрестил на груди руки. Criss [8]. Я не сводила взгляда с его лица. Он победил. — Откуда мне знать, что тебе можно доверять? Джош рассмеялся. — Ты стоишь в переулке в опасной близости от голого оборотня вдвое больше тебя и все еще не уверена, можешь ли мне доверять? Хороший довод. — Ты не вдвое меня больше, — не удержалась я от возражения, — только в полтора. Он приложил руку к груди, имитируя боль. — Ты ранишь меня, Мари. Никогда не говори мужчине, что он меньше, чем утверждает. Движение Джоша привлекло мой взгляд к его груди, и я заметила на ней размытую, спускающуюся вниз дорожку волос. Странно, но она выглядела так соблазнительно. Его плоский, твердый торс казался произведением искусства. Как и аккуратные кирпичики мышц… Джош щелкнул пальцами перед моим лицом. Я покраснела, осознав, что пялюсь на его обнаженную грудь. — Извини. — Так как его зовут? — Ненавижу тебя за это, — я достала из сумки телефон и открыла запись в календаре. — Левис. — Ого, это, определенно, любовь, раз ты даже имя его не помнишь, — Джош выхватил у меня мобильник и залез в ежедневник. — Эй, — возмутилась я. — А ну отдай. Но он отступил назад с телефоном в руке. — Так-так, посмотрим. Две ночи назад был Берт. И Вальжан тоже здесь. Мари, да ты шалунья. Не знал, что ты поклонница вампиров. Я потянулась за телефоном через его плечо, хотя при этом мне пришлось соприкоснуться с его обнаженной грудью. — Отдай! Он продолжил удерживать телефон за пределами моей досягаемости и с улыбкой обернулся, когда я снова бросилась к нему. Второй рукой Джош притянул меня к себе за талию, и мой рот оказался в нескольких дюймах от его, а тело прижатым к голой груди. Я мгновенно осознала, что его плоть очень, очень голая. И насколько он весь твердый, крупный и сильный. Он навис надо мной, высокий, но не подавляющий. Просто… правильный. Восхитительный. Мой пульс в ответ участился. — Почему ты хочешь вампира, Мари? — Джош опустил пронзительный взгляд на мой рот, будто собирался поцеловать, а потом посмотрел в глаза. Голос его упал до хриплого, обольстительного тона. — Если хочешь дикости, я здесь и более чем готов. Я его оттолкнула. — Я не ищу парня на одну ночь. Он озадаченно улыбнулся. — Разве? Тогда, что ты делала с теми вампирами? Я прикусила внутреннюю сторону щеки, сожалея, что мне нечего ответить. Сверхъестественным существам запрещалось иметь постоянные отношения с людьми. Мы годились для веселого времяпровождения, но привязанность? Не дозволялась. Я снова потянулась к телефону. — Просто верни мне его. Джош еще мгновение подержал телефон над головой, но поняв, что я не намерена больше играть, отдал. Я пронзила его взглядом и направилась прочь. Он был слишком обнажен, чтобы я чувствовала себя комфортно, и я видела слишком много его тела для своего душевного равновесия. — Держу пари, Льюис не пришел, да? Я остановилась и стиснула зубы. — Знаешь, а ведь я могу тебе помочь. Проклятье. Зачем он продолжает этот разговор? И откуда узнал, что мой вампир не пришел на свидание? Я медленно повернулась. На сей раз Джош не пошел за мной, оставшись стоять на расстоянии двадцати шагов, благодаря чему я получила полный обзор его адонисоподобного тела. Естественно, я осознала это не сразу и, взвизгнув, закрыла глаза рукой. Слишком поздно. Образ Джошуа Рассела — мужского совершенства, высокомерия и дерзости в одной упаковке, успел отпечататься в моем сознании. Узкие бедра, тонкая талия, широкие плечи. Небольшая родинка в области паха, чуть левее от некоторого весьма… впечатляющего оборудования. Отлично. Теперь я буду думать об этой родинке всякий раз, как увижу Джоша. — Я не могу с тобой разговаривать, пока ты голый. — Да ладно, Мари, — протянул он со смехом в голосе. — Ты же знаешь, оборотни не стесняются наготы. — Зато люди стесняются. — А я думал, тебе понравилось увиденное. Ты так пристально смотрела. — Ostie de tabarnak [9], — выплюнула я. — Ооо, французский. Я это уже где-то слышал. — Джошуа Рассел! — Ладно-ладно. Буду вести себя прилично. Я мгновение помедлила, потом убрала руку и снова посмотрела на Джоша. Он стоял на том же месте, уперев руки в бедра, по-прежнему полностью голый. И у него была эрекция. Я снова прикрыла глаза. — Ты обещал вести себя прилично. — Дай мне минуту порадоваться, а потом я стану воплощением порядочности, — он одарил меня знойным взглядом. — И ты всегда можешь помочь мне с этим, обнажив свой верх. — Я не это имела ввиду. Джошуа Рассел, ты свинья. — А ты, Мари Беллавенс, слишком стеснительна, — он произнес мое имя с протяжным южным акцентом. — Нет ничего плохого в том, чтобы время от времени смотреть на мужчину. Вытащи кол из своей задницы. В моей заднице не было кола. — Если ты мне не помогаешь, я ухожу, — объявила я. — Я собираюсь перекинуться, — ответил он. — Дай мне две минуты, я закончу осматривать территорию и захвачу одежду. Потом провожу тебя в агентство, чтобы к тебе точно никто не приклеился. — Отличная идея, — подколола я. — Не дай Бог ко мне пристанет голый мужчина в темном переулке. Он усмехнулся. — Это считается приставанием, только если ты им не наслаждаешься. А ты наслаждаешься. — Ничего подобного, — и даже если он прав, я никогда ему в этом не признаюсь. — Я перекидываюсь, — предупредил он. Я могла повернуться и уйти. Он бы мне позволил, знаю. Джош проявлял жесткость лишь потому, что полагал, будто все находят его совершенно неотразимым. Но по какой-то причине я осталась. Отчасти потому что хотела выяснить его соображения об отвергнувших меня вампирах и отчасти, потому что подвернулся хороший шанс как следует рассмотреть обнаженное тело Джоша. Я подглядывала за ним. Совсем немного. На его ягодицах красовалась самая удивительная ямочка, которая в момент изменения поменяла форму, и мой пульс ускорился. Но тут Джош порос шерстью, начал скручиваться, и я снова закрыла глаза. Это была не самая очаровательная сторона существования оборотней. Я вздрогнула, услышав треск костей, и замерла в ожидании. Прошло несколько долгих мгновений, и, когда я уже собралась открыть глаза и спросить, что происходит, о мою ногу потерлось нечто пушистое. Я распахнула глаза и увидела, как мимо меня, медленно раскачивая хвостом взад и вперед, прошла огромная пума. Джош тщательно обнюхал пространство и двинулся вперед, потом оглянулся на меня. Я немного расслабилась. — Таким ты нравишься мне гораздо больше. Молчаливый и не голый. Он издал свистящий звук, который, возможно, заменял смех и возобновил обнюхивание. Я последовала за ним на расстоянии нескольких шагов, пока он проверял в глухом переулке то один, то другой запах, потом остановился и вернулся для перепроверки. Задняя дверь "Константина" открылась, выпустив восхитительные ароматы. Я застыла, когда из здания вышел мужчина в грязном фартуке и направился к мусорным бакам. Увидев меня, он остановился, а потом заметил Джоша и в тревоге широко распахнул глаза. Дерьмо! Меня только что поймали с оборотнем в кошачьей форме. Альянс меня убьет. Я… Джош мяукнул, грустно и трогательно, как домашний кот. — Плохая киса, — автоматически сказала я, поняв его план. Гениально! Я улыбнулась застывшему мужчине. — Глупый кот отказывается ходить на горшок в траве. — Это ваш кот? — мужчина неуверенно попятился. — Весь мой, — ответила я и щелкнула пальцами. Джош немедленно подошел и принялся мурлыкая тереться о мою руку. Я почесала его морду, усы, а он начал облизывать мои пальцы и ладонь. Это было… щекотно. И заставляло немного занервничать от понимания, что действиями кота руководит человеческий мозг. Интересно, что сейчас происходит в его голове? Выкидывая пакеты в контейнер, мужчина в фартуке разговорился, но все еще поглядывал на выкрутасы Джоша с моей рукой, а я стояла и вела светскую беседу. Мужчина рассказал про свою собаку, и как видел такую же большую кошку в зоопарке, потом спросил, где я взяла своего кота. Я ответила, что получила пуму в подарок. Еще рассказала какой Джош послушный. Безобидный. И добавила, что у него удалены когти. Все это время он продолжал облизывать и обнюхивать мою руку. Как только мужчина исчез за дверью ресторана, я отдернула руку. — Это версия любовных игр от оборотня? Джош снова фыркнул, потом повернулся и шлепнул по моей ноге хвостом, показывая, что я должна следовать за ним. Я так и поступила. Он провел меня по ряду переулков делового района Форт-Уэрта, прежде чем мы добрались до обуви и аккуратно сложенной кучки одежды. Джош остановился и выжидающе посмотрел на меня. — Пора перекинуться? — спросила я. Он приблизился и снова лизнул мою руку. — Приму это за "да". Тогда действуй, — я отвернулась, подобрала его телефон и нажала на кнопку, мстя за выходку с моим сотовым. Заблокирован. Черт. А какой был шанс пошпионить. Я ждала, когда Джош закончит изменяться, и слушала шорох одежды, пока он одевался. Потом он навис у меня над плечом и ловко выцепил из рук свой телефон. — Это мое. — Боишься, что я найду номера всех твоих подружек и расскажу им, как ты надоедал мне в переулке? — Что, и выдашь все мои отточенные маневры? — поддразнил он. — Давай вернемся в агентство. Райдер тебя наверняка заждалась. Полагаю, она тебе тоже помогает? Да, и она убьет меня, если я появлюсь в агентстве вместе с Джошем. Мы возвращались к небольшому торговому центру по служебной дорожке. Витрина "Полуночных связей" не отличалась притязательностью, поскольку мы меньше всего хотели привлекать внимание людей к нашему бизнесу. Внутри горел свет, как горел все двадцать четыре часа в сутки, но жалюзи были закрыты. Когда мы вошли в небольшую комнату ожиданий, я нахмурилась, увидев, что все четыре стола в главном офисе пусты. Я заглянула за стол Райдер. Ее сумочка по-прежнему висела на спинке кресла. Это не к добру. Я обернулась к Джошу. — Подождешь меня здесь минутку? Он пожал плечами. — Или я могу сесть, поговорить об укусах и обсудить твой вампирский фетиш… Этого я сейчас хотела меньше всего. — Просто… стой… здесь, — велела я, положив руки ему на грудь, и слегка подтолкнула назад. Он удержал мои руки, накрыв их своими ладонями. — Я знаю о твоем желании прикасаться ко мне, Мари, но подумай, как будет ревновать бедняжка Райдер. Я толкнула его сильнее, проигнорировав мальчишескую улыбку. — Я собираюсь поговорить с Райдер, а потом мы ненадолго уйдем. — Мы? — он казался удивленным. — Разве ты не должна "работать" на "рабочем месте", — Джош изобразил в воздухе кавычки, передразнивая меня. — Может и тебе стоит? — зашипела я. — Тебе платят за то, чтобы ты кого-то выслеживал? Так вот иди и выслеживай, — когда он не шелохнулся, я вздохнула. — Дай мне пару минут сказать Райдер куда мы идем. Просто жди здесь. Я не хотела, чтобы он шел за мной. И почти ждала, что он не послушается, но Джош сделал, как я попросила. Я подтянула сумочку выше на плечо и пошла к конференц-залу, в котором, как я знала, найду Райдер. Я приоткрыла дверь ровно настолько, чтобы увидеть чешуйчатую плоть и изогнутые крылья. Одна деформированная рука взметнулась вперед, явно изменяясь. Существо с диким взглядом повернулось ко мне, и я узнала на этом ужасном лице ярко-синие глаза Райдер. — Привет, — тихо произнесла я, заставив себя игнорировать тот факт, что подруга у меня на глазах превратилась в монстра. — Мы с Джошем пойдем, поедим чего-нибудь. Позвони, если я понадоблюсь. Ее рука дрогнула и сжалась в кулак. Потом Райдер медленно подняла кулак и выставила большой палец. Я тоже показала ей большой палец и закрыла дверь, оставив заниматься своими делами. В конце концов, я знала, что такое иметь секреты. Существуют вещи, о которых совсем не хочется никому рассказывать. Я пронеслась через офис и прошмыгнула мимо Джоша к двери. — Идем. Хоть уже поздно, где-то все равно должно быть открыто. Глава 5

Было время, когда, выходя на ужин с великолепным мужчиной, я волновалась. Задрожала бы от восторга, если бы он положил руку мне на талию, пока вел по тротуару. Сегодня рядом шагал красивый, великолепный мужчина, придерживавший меня за талию, а я чувствовала себя обеспокоенной и крайнее раздраженной. Почему Джош так самонадеянно считает, будто может научить меня цеплять вампиров? В конце концов, это я работаю в брачном агентстве. Я шла по тротуару, стараясь не думать о Райдер, у которой выдалась плохая ночь. Вместо этого сосредоточилась на своей ситуации, поскольку для меня сегодняшняя ночь тоже была ужасной. Джош с легкостью не отставал от моего сердитого шага, все время, защищая своим большим телом. Он указал на ближайший ресторан. — Как насчет этого? Я хмуро посмотрела на жёлтую вывеску. — Закусочная? Он улыбнулся, глядя на меня сверху вниз, и я растерялась от его близости и прикосновений к моей пояснице. — Почему нет? Они открыты всю ночь. — Просто она выглядит такой… — Скромной? Так у нас же не свидание, — он подтолкнул меня в спину, направляя к освещенной стоянке у кафе. Я поджала губы. Конечно не свидание. — Тебе не нужно напоминать мне об этом. И поскольку ты выбрал, тебе и платить. — С чего вдруг? Ведь у нас не свидание. Я стиснула зубы. — Ладно. Когда мы вошли, пожилая официантка, завидев Джоша, встрепенулась. — Сюда, мальчик мой, — ее голос звучал как у заядлой курильщицы. — Как поживаешь, милый Джош? Он обнял маленькую женщину медвежьей хваткой. — Сохну от любви к тебе, Кэрол. Она хрипло рассмеялась и шлепнула его пониже спины. — Тебе как обычно? — Ты знаешь, что мне нравится, — он обернулся ко мне. — Я привел друга. Возможно, ей понадобится меню. Пока официантка окидывала меня изучающим взглядом, пучок ее чрезмерно обесцвеченных кудряшек накренился. Через мгновение она стиснула Джоша в полуобъятиях. — Иди, выбери стол и сядь куда-нибудь. Я пока принесу еду. — Ты ангел, — ответил Джош, ухмыльнувшись. Я закатила глаза и последовала за ним к круглой кабинке в дальнем углу почти пустого зала. Когда я скользнула на одно из сидений, Джош устроился рядом, и я тут же переметнулась в противоположный конец кабинки, увеличивая между нами расстояние. Казалось, его это позабавило, а я стала еще более раздраженной. — Понятно, почему ты решил прийти сюда. Получаешь еду каждую ночь, только потому что флиртуешь со старушками? Он усмехнулся. — Не каждую ночь, и я не флиртую. Просто они меня любят. Словно в подтверждении его слов появилась Кэрол с двумя кружками. Водой для меня и кофе для Джоша, который поставила прямо перед ним, потом удивившим меня, хозяйским жестом стянула с его головы бейсболку и по-матерински пригладила волосы. — Никаких кепок в помещении, молодой человек. Джош одарил ее покаянной улыбкой. — Извини. С дико торчащими волосами он казался совсем мальчишкой, и если бы не щетина на лице, то выглядел бы даже слишком молодо. — Это очарование не идет ему на пользу, — заметила Кэрол и подобно безумно любящей маме (или бабушке) ласково потрепала Джоша за небритый подбородок. — Он только думает, будто очарователен, — высказала я. — И просто ожидает, что все вокруг будут думать так же. Официантка снова засмеялась, издав ужасный скрежет курильщика — Джош, она мне нравится. Я покраснела, вызвав у него усмешку. — Ты закажешь то же самое, дорогая? — спросила она. Все, что угодно, лишь бы она оставила нас вдвоем. — Да, спасибо. Кэрол поставила передо мной чашку, наполнила ее, а потом послала Джошу еще одну улыбку. — Так это твоя фишка? — раздраженно поинтересовалась я. — Амплуа очаровательного халявщика? — Во-первых, — возразил он, поднося к губам чашку с кофе, — я за все плачу. Кэрол зарабатывает недостаточно, чтобы регулярно покупать мне ужин. — Он отхлебнул и поморщился. — Хотя кофе тут дерьмовый. Однако я заметила, что он выпил его полностью. Возможно, не желая задеть самолюбие официантки. — А во-вторых? — я взяла несколько пакетиков с сахаром и высыпала их в чашку. — Кэрол работает четыре ночи в неделю. Ее муж умер три года назад, а живет она в маленькой квартире в плохом районе и боится ездить на автобусе, поэтому старается возвращаться домой с друзьями. Я захожу проведать ее и подвезти в случае необходимости. С его стороны это было… неожиданно мило. — Значит, она тоже оборотень? — Нет. Просто одинокая леди, нуждающаяся в заботе. Чем я и занимаюсь. Я не знала, что на это ответить. Кэрол вышла из кухни с двумя массивными стопками блинов и шлепнула их перед нами, после чего поставила на стол бутылку сиропа. Я уставилась на огромную гору блинов перед собой. Джош прижал руку к груди и одарил Кэрол благодарным взглядом. — От твоей восхитительной еды мое сердце тает. Она снова захихикала. — Я вернусь с остальным, когда гриль дойдет. Налетай. Когда она ушла, я посмотрела на блины, потом перевела взгляд на Джоша. — С остальным? Он поддался ко мне. — Ты ведь заказала то же, что и я? Наверное, не понимаешь, как много едят оборотни? Я признала, что вовсе не этот вопрос занимал мои мысли. — Так что же я заказала? — Два клаб-сэндвича, яичницу болтунью, блины и стейк. — Долбаный стейк? После такого количества еды? Кошмар. — Значит, я могу съесть твой? — Только если заплатишь за него вместо меня, — ответила я, разминая вилкой масло на вершине горы блинов. — То же самое получила я, доверившись симпатичному личику. — Так ты считаешь меня симпатичным? Мари, да ты со мной флиртуешь. — Voyons [10]. Это фигура речи, tabarnak [11]. — Снова французский. Ты же понимаешь, как это сексуально, правда? — Ты же понимаешь, что я сейчас обозвала тебя гнусным словом, правда? — Таковы уж твои заигрывания. — Я тебя ненавижу. — Опять флирт. Я стиснула зубы и заставила себя промолчать, опасаясь, как бы он не счел мой ответ признанием в любви. Вместо этого сосредоточенно полила блин сиропом и откусила. Объедение. Сахар с кофе окончательно развеют сон, но я бы в любом случае не уснула. В полном молчании я еще несколько раз откусила блин, пока Джош аккуратно разрезал свою порцию на идеальные треугольники и уплетал их без сиропа. Когда я расправилась с тремя блинами и почувствовала себя сытой, подошла Кэрол с остальной едой. Джош тем временем опустошил свою тарелку и выглядел более чем готовым к следующему блюду. Пока я пила кофе, он проглотил сэндвичи, яичницу со стейком и успел несколько минут поболтать с Кэрол. Спросил ее о работе и внимательно выслушал жалобы на коллегу, забравшего все дополнительные смены. Потом поинтересовался про бойлер, начавший в прошлом месяце барахлить, и добровольно предложил его проверить. Но Кэрол отказалась, махнув рукой. Джош даже справился о ее кошке. Официантка ушла, улыбаясь, лишь несколько минут спустя. Я молча переварила услышанное. Джош явно хорошо знал женщину и интересовался ее жизнью. И мне это казалось… странным. Я причисляла его к парням, живущим по принципу "полюбил и бросил", и не предполагала, что он из тех, кто общается с одинокими старушками. У неисправимого бабника открылась новая сторона. Или это была тщательно продуманная уловка, заставлявшая женщин падать в его объятия? Может, он приводил подружек в скромную закусочную, очаровывал своим отношением к пожилым, попавшим в беду женщинам, и девушки прыгали к нему в постель быстрее скорости света. Даже сейчас я говорила себе, что он играет. Зачем плейбою болтаться в кафе со старушками и говорить о кошках? — Итак, — начала я, когда мы снова остались одни. — Ты собираешься сказать, что я делаю неправильно? Он перестал есть, вытер рот салфеткой и кивнул. — Для начала мне нужно узнать полную картину. Со сколькими вампирами ты уже встречалась? Я помедлила, гадая можно ли рассказать ему все. Ну, если я сумею затащить вампира на свидание, мелочи неважны. Надо дать Джошу шанс. — С тремя. То есть, попыталась увидеться с тремя. Первым был Вальжан… Джош немедленно покачал головой. — Он нашел пару и уехал в Европу. Ты знаешь Руби Соммерс? Хорошенькая маленькая вер-ягуар? Сестра Джейд? Я нет, но было ясно, что сам он знал все о "хорошеньких маленьких вер-ягуарах" в городе, и это заставило меня заскрежетать зубами. — Я знаю, что он нашел пару. В любом случае, мы не встречались. Я попробовала сходить на свидание с Бертом. Он засмеялся. — Не может быть. Серьезно? С Бертом Хартом? Я не хотела остаться без зубов, но продолжала их стискивать. — Он вампир, не так ли? — Только в формальном смысле этого слова. Он же жалок. Не могу поверить, что ты пошла с ним на свидание. И Берт сказал, что я не его тип. Это задело меня намного больше, чем следовало. — Мы встретились только один раз. Джош кивнул. — Он тебя отшил, верно? Я открыла рот. — Как ты догадался? — Прошлым летом я работал у Берта телохранителем. Ему нравятся, мм… — он нарисовал в воздухе весьма большой зад и начал месить его руками. — Да-да, знаю, — прошипела я, шлепая его по рукам. — Большие задницы. — Я собирался сказать "владелицы больших поп", но и так сойдет, — засмеялся Джош. — Во всяком случае, именно поэтому он не женат. Берт избирателен, а когда речь идет о подобных вещах, выбор для свиданий довольно скуден. Я не шучу. Я закатила глаза. — Ладно, проехали. Второй меня тоже продинамил. Даже не пришел на свидание. — Неудивительно, — кивнул он. — Почему? Я вот удивлена. — Вампиры, как правило, опасливы. Я посмотрела на футболку Джоша с надписью "Рассел секьюрити". — Я заметила. Значит, они параноики? — До крайности, — согласился он, делая глоток кофе и снова морщась. — Вампирское сообщество беспощадно. Стоит только неправильно посмотреть на чьего-то партнера по крови, и за твоей головой начнут охотиться. Откроешь магазин на чужой территории, и за твоей головой тоже начнут охотиться. Они похожи на мафию с клыками. Умные прячутся или быстро покидают город. Звучало ужасно. Оказывается, я многого не знала о вампирах и быстро поняла, что Джош может помочь мне восполнить некоторые пробелы. — Кто такие партнеры по крови? — Так называют супруга вампира. Они пьют только друг от друга. И поскольку женщины-вампиры редки, одиноких мужчин у них предостаточно. Каждая свободная вампирша имеет большой выбор. Интересно. Кажется, мне это на руку. Если женщин-вампиров настолько ценят, то моя готовность стать одной из них, вероятно, будет принята благосклонно. — Хм, и почему женщин-вампиров так мало? — Наверное, по той же причине, что и женщин-оборотней, — предположил он. — Вы выходите замуж, чтобы завести семью, но не так уж весело жить с кем-то всю жизнь. И говорят, для жертвы довольно болезненно, если превращение не срабатывает… или убивает их. Это меня не пугало. Я все равно умираю, поэтому готова рискнуть. Я протерла глаза, внезапно почувствовав усталость. Чем больше я узнавала о вампирах, тем меньше хотела примкнуть к их рядам, но выбор у меня был маленький. Очень маленький. — Итак, вампиры пугливы и думают, будто все за ними охотятся. Поэтому мое свидание не состоялось? — Таково мое мнение. Либо так, либо ему не понравилось, как ты выглядишь, и он передумал. Я нахмурилась. — Я выгляжу отлично. — Ты красива, — согласился Джошуа. Его ответ меня на мгновение огорошил. — Я… спасибо. — На мой взгляд, — поправился он. — Вампиров привлекают другие вещи. О, помню. Большие задницы. Но я чувствовала себя настолько согретой лестью Джоша, что даже не имела ничего против напоминания. — И что бы ты во мне изменил? Он несколько секунд напряженно изучал меня, заставив покраснеть. Скользнул внимательным взглядом по лицу, потом по груди и снова вернулся к лицу. Его сексуальные губы изогнулись в улыбке. — Ничего. — Мои щеки будто опалило огнем. — Но мы говорим не обо мне. Ты же хочешь закадрить вампира… если конечно не передумала и не решила вместо этого завоевать меня? Слово за слово он вывел беседу обратно к своей сексуальности. Я пнула его под столом. — Я не передумаю. Скажи, как мне заполучить вампира. — Ох уж эти девчонки со своим странным обожанием вампиров, — Джош тряхнул головой. — Ты ведь знаешь, что свидания с ними совсем не похожи на те, которые показывают по телеку? — Я не дура. — Не дура, но я сомневаюсь в твоем вкусе к мужчинам, — сверкнув на меня взглядом, он поднял руку в знак примирения. — Ладно. Давай начнем с основного. Ты прошла через агентство? Я не ответила, внезапно занервничав. Джош был деверем моего босса, и если она узнает, что я использовала базу в личных целях, то выставит с работы в ту же минуту. Это строжайше запрещалось, особенно столь ничтожным членам Альянса, как я. Конечно Бетсэйби когда-то давно сама назначала встречи через агентство. Однако каждый раз, когда это всплывало, она быстро объясняла, что у нее не было иного выбора — ее шантажировали угрозой выдать тот факт, что Сара оборотень. Бет не хотела, чтобы Райдер или я встречались через агентство, потому что использование сервиса человеком разворошило бы настоящее осиное гнездо среди кланов оборотней. Некоторые суперы не возражали против знакомств с людьми, но большинство не желали пачкать руки. И я их понимала, даже если эта неприязнь ставила крест на всех моих планах. Видя мое нежелание, Джош вздохнул. — Я не сдам тебя, Мари. Иначе, зачем бы я здесь сидел? На сей счет идей у меня не было. Но я предположила, что должна кому-нибудь довериться… сама я быстро не справлюсь, к тому же база не изобиловала большим количеством вампиров для экспериментов. — Я зарегистрировалась как Минни Мичиго. Вер-выдра. — Хороший выбор. Мичиго здесь много, — неторопливо и одобрительно кивнул он. Странно, но его похвала меня взволновала. — Поэтому я их и выбрала. Тем более, они некрупные хищники и никого не пугают. Джош снова задумчиво кивнул. — Твой партнер мог навести справки и выяснить, что Минни не существует, — он достал телефон и начал в нем рыться. — Что ты делаешь? — осторожно поинтересовалась я. — Ищу профиль Минни, — он нахмурился и поднял на меня взгляд, — без фото? — Я отсылаю фото, если меня просят, — оправдалась я, — и какое это вообще имеет значение? — Такое, что ты имеешь дело с мужчинами, — прямо ответил он, — ты отсылала фото последнему парню? Пришли мне тоже. Я сделала, как он просил. Глаза Джоша округлились. — Что за черт? Я скрестила руки на груди и приготовилась защищаться. — Просто фото, которое я нашла в интернете. Подумала, что оно настроит на веселую легкую нотку, — чего я обычно не умела. — Поза глупая, но выглядит вполне натурально. Джош продолжал таращиться то на фото, то на меня. — Это ведь не ты? Я фыркнула. — Конечно нет. Она засунула в рот целый кулак, я так не умею. — Мари, — протянул он — это не кулак. Это даже не ее часть тела. Я выхватила у него телефон и вгляделась в фотку… о Боже! — Я… ой, — мое лицо опалило жаром, и я поспешно вернула телефон, — мне показалось, что это просто прикольная картинка, — продолжила я обороняться. Джош запрокинул голову и от души расхохотался. — Теперь понятно, почему парень номер три побоялся с тобой встретиться. — Заткнись. Джош только усмехнулся. Еще раз взглянул на фото, покачал головой, вырубил телефон и бросил на стол. Потом развалился на сиденье кабинки и направил взгляд на меня. Я внутренне поежилась. — Что? — Я вижу три главные проблемы. — Какие? — Уверена, что хочешь знать? Теперь он меня попросту пытал. — Конечно хочу, — начала сердиться я. — Иначе с чего сидела бы тут с тобой посреди ночи? Он вздрогнул и схватился рукой за грудь, как если бы получил удар в сердце. Его веки с длинными ресницами драматично опустились. — Ты ранишь меня, Мари. Очень глубоко. — Хотя тон звучал игриво, мне почудилось, что я действительно сделала ему больно. — Ты знал, зачем я пришла, — произнесла я. — Или помоги, или оставь в покое. — Я помогу, но у меня есть условия. — Какие? — Если хочешь найти вампира, то должна принять мою помощь. — Разве не этим я сейчас занимаюсь? — Нет, я имею в виду реальную помощь. Ты работаешь в агентстве свиданий, так? Помогаешь клиентам подбирать себе пару, — он ткнул пальцем себе в грудь, и мой взгляд уперся в обтягивающую рубашку, облеплявшую его большие плечи. — А я знаток женщин. — Да ну? — сухо ответила я. Джош, будто изучая меня, наклонил голову. — Не веришь? Думал, мои достижения говорят сами за себя. — О, правильно, кое о чем они говорят. О том, что ты умеешь расставлять сети, но… — Расставлять сети? — смеясь, пробормотал он. — …но я не вижу ничего, доказывающего твои познания об отношениях, — продолжила я, игнорируя смех. — Потому что ты ни разу не продержался достаточно долго, чтобы их попробовать. Тебе, Джошуа Рассел, нравится завоевывать. Ты получаешь девушку, идешь с ней на свидание, а потом бросаешь. — Если мы начали сравнивать женщин с рыбалкой, — тихо начал он с опасным мерцанием в глазах, — то я умею не только расставлять сети, но и подсекать улов. И я выбрасываю пойманную добычу обратно лишь потому, что преследую особый род рыбы. — Ту, которая ускользнула? — поддразнила я. Он засмеялся, и напряженность исчезла. — Что-то вроде того. Джош воспринимал бесконечную вереницу своих свиданий так… прагматично. И прекращал встречаться с женщинами, потому что они оказывались не теми, кого он искал. Это казалось очень разумным. Или я просто поддалась его чарам? Я вздохнула. — Хорошо. Так как мне поймать вампира? — Нужно, чтобы он тебя поймал. В этом вся разница. И вот тут появлюсь я и помогу тебе захомутать вампира. Но чтобы дело выгорело, ты должна отнестись к моему совету серьезно. Я посмотрела на Джоша с тревогой. Его предложение было щедрым, но все же… — Не понимаю. Какая тебе тут выгода? — Как насчет уверенности в твоей безопасности? — он поджал губы, и я обнаружила, что уставилась на изгиб его теплого рта, обрамленного дневной щетиной. — Ты человек, и отчаянно рвешься на свидание с каждым, позвавшим тебя вампиром. Это не самая безопасная стратегия, Мари. Сойдешься с неправильным хищником и окажешься в беде. Верно, об опасности я не думала. Не заботилась о последствиях. Мне совсем не понравилось, что Джош вынуждал меня притормозить и задуматься над своими действиями. — Так ты теперь рыцарь в сияющих доспехах? Как с ней? — я указала на Кэрол, которая в другом конце кафе принимала заказ у водителя грузовика. — Заступник обреченных на неудачу? — Нет, — прямо признался он. — Я просто дам тебе желаемое. Не знаю, с какой, черт возьми, стати ты нацелилась на вампира и преисполнилась решимости осуществить задуманное. Но раз отступать ты не намерена, я помогу, — он поднял свою чашку с кофе, понял, что та пуста, и потянулся к моей. — Я хочу, чтобы ты поняла, что на самом деле не желаешь вампира. Они не такие, как в фильмах. — Я не настолько узколобая, — быстро возразила я. Когда он поднес мою чашку к губам и коснулся ими аккурат того места, откуда пила я, по моему телу пробежала странная дрожь. — Зато я, видимо, настолько. Потому что вижу твое желание заполучить вампира и надеюсь, что если покажу тебе их в реальной жизни, ты передумаешь. — Взгляд его великолепных глаз остановился на моем лице, и во рту у меня пересохло. Губы Джоша, пока он допивал кофе, начали медленно растягиваться в ленивой ухмылке. — И, возможно, вместо вампира ты выберешь пуму. Как бы там ни было, я сомневалась, что он отправит меня на свидание с молодым мужчиной. Может, стоит сказать ему правду? Но при виде улыбки Джоша, слова застревали у меня в горле. То, как он смеялся и флиртовал со мной… Как будто я была одной из его подружек. И назовите меня безумной, но мне нравилось чувствовать себя привлекательной для него. — Почему я? — не удержалась я от вопроса. В отличие от Райдер, я не была хорошенькой кокеткой. Не отличалась мягкостью и женственностью Бетсэйби. Я была угловатым, темноволосым очкариком. Не смеялась все время и не шутила, как Сара, потому что имела резкий и сдержанный характер. Что из увиденного во мне заставило Джоша остаться? И если я откажусь от свиданий с вампиром, он предложит мне одну совместную ночь? — Потому что, — медленно ответил он, вертя в больших пальцах маленькую чашку кофе, — я никогда не встречал столь одинокого человека, как ты, Мари. Своим холодным, хмурым взглядом ты всех держишь на расстоянии. Тебе надо оттаять. — Джош поддался вперед и снова разрушил момент усмешкой. — И я абсолютно уверен, что смогу помочь тебе расплавиться. * * *

Потом мы вышли из ресторана, и я чувствовала себя невероятно нервной и неспособной разговаривать. Несмотря на свои слова, Джош заплатил за мой ужин, проводил обратно в агентство и только тогда ушел… вероятно, чтобы отвезти домой Кэрол. Я работала несколько часов, притворяясь, будто все нормально, когда Райдер наконец крадучись вернулась к своему столу. Каждая светлая прядь на ее голове идеально лежала на месте, и одежда была в полном порядке. Райдер ничего не сказала о своем превращении. Я тоже. Если она захочет поговорить, я рядом. Райдер никогда об этом не рассказывала, и я ее понимала. Когда солнце выглянуло из-за горизонта, в офис вошли Бет и Бью. Оба выглядели взбудораженными и счастливыми, тогда как мы с Райдер еле работали, как всегда в конце смены. Они поприветствовали нас и направились в офис Бет, склонив друг к друг к головы при разговоре. Едва за ними закрылась дверь, раздался смех Бет. Улыбка Райдер перешла в зевок. — Приятно смотреть на любящих людей, правда же? Я пожала плечами. — Если только ты безнадежный романтик. Она скорчила мне рожу. — Мы работаем в брачном агентстве. Мы должны быть безнадежными романтиками. И этими словами поставила точку в разговоре. В десять минут девятого (как обычно) в офис вошла Сара с огромной чашкой Старбакса в руках, выглядя так, будто только что вышла из машины. Возможно, так и было. — Доброе утро, — бодро поприветствовала она. — Вы двое кажетесь такими свеженькими, просто пальчики оближешь. — Не заставляй меня ворчать на тебя, — поддразнила Райдер, снова зевая. — Наверное, ей это нравится, — пошутила я и выключила компьютер. Сара только усмехнулась и провела руками по взлохмаченным рыжим волосам. — Далеко вы продвинулись по проекту Бет? — Не слишком, — призналась я. — Следующей ночью приложу больше усилий. Она лишь промычала в знак согласия и плюхнулась за свой стол, свободной рукой набирая на телефоне сообщение. Спустя несколько минут из кабинета Бетсэйби вышел Бью и принялся бродить туда-сюда. Бет направилась прямиком к кофеварке, и я заметила, что ее рот выглядит так, будто его недавно целовали. Я почувствовала острый укол зависти. Возможно, во мне, в конце концов, тоже жил безнадежный романтик. При появлении дневной смены мы с Райдер покинули офис. Я вернулась в свою маленькую квартиру и бросила ключи и кошелек на придверный столик. Приняла душ, переоделась в пижаму, включила успокаивающую музыку и выпила чашку чая с ромашкой. Чувствовала я себя крайне истощенной. Но когда легла в кровать и попыталась уснуть, ничего не получилось. Мозг продолжал работать и думать о Джоше. О его руке на моей спине. Его ленивой игривой усмешке, которую он кидал в меня, будто та не представляла никакой опасности. О его беспокойстве и привязанности к одинокой Кэрол. "Я никогда не встречал столь одинокого человека, как ты, Мари". Если я и была одинокой, то лишь для того, чтобы моя смерть причинила боль как можно меньшему количеству людей. Проворочавшись несколько часов и едва не плача от отчаяния, я взглянула на фигуру Девы Марии на тумбочке. Ее мне дала мама перед смертью, а ей в свою очередь ее мать. Я прикоснулась к статуэтке. Пожалуйста, дай мне поспать. Пусть все это окажется лишь тяжелым случаем тревоги. Но я не заснула. Мое тело словно разучилось это делать. В конечном итоге я встала и схватила коробку с пазлом. Лучше заняться им, чем плакать. Я включила телевизор для фона и высыпала кусочки на стол. Моя мама любила собирать их в бессонницу. Теперь я делала так же. От этой мысли мне ещё больше захотелось плакать. * * *

Сцепив руки на коленях, я нервно болтала ногами под столом для осмотра, бумажная салфетка шуршала при каждом движении ног. Войдя в комнату, врач окинул меня озадаченным взглядом. — Вы вернулись так скоро, Мари? Все в порядке? — Прекрасно, — солгала я. — Просто хотела поговорить о своём лекарстве. Доктор открыл мою карту. — С последнего визита вы потеряли почти пол килограмма. Я пожала плечами. — Просто слежу за своим весом. Он посмотрел на меня. — Вы были у меня в прошлый вторник. — Острое расстройство пищеварения. Сейчас мне лучше. Во всяком случае, я здесь не поэтому. Я хотела поговорить с вами о снотворном, которое вы мне прописали. — Оно вызывает расстройство желудка? — он обхватил руками планшет и посмотрел на меня изучающе. — Вообще-то я хочу попросить более сильное средство. Или время от времени увеличивать дозу своего в два раза. Как сегодня ночью. Озадаченность в его хмуром взгляде возросла. — Я и так прописал вам самую сильную дозу, Мари. — О, ну ладно. Я просто хотела удостовериться. Он отложил планшет и направился в мою сторону, достал эндоскоп и проверил зрачки. — Вы выглядите усталой. Таблетки помогают? — Не очень, — призналась я. — Может, есть какие-нибудь другие? Которые я еще не пробовала? — За последние несколько месяцев вы перепробовали все, что я мог рекомендовать. Если ничто не помогает, возможно, есть другие факторы, и их необходимо рассмотреть. — Уверена, таких нет, — мне не хотелось становиться его научным проектом или морской свинкой, как только он узнает про мою болезнь. Поэтому я постоянно меняла врачей. — В последнее время я нахожусь под большим стрессом и работаю по ночам, а это, разумеется, не способствует сну. Он проигнорировал мои оправдания, продолжив проверять зрачки и другие показатели. Осмотрев уши, нос, горло и проверив пульс, он почесал подбородок и нахмурился. — Мари, я бы хотел провести несколько тестов. Мое сердце упало. — Я хочу всего лишь несколько сильных таблеток. — Если таблетки не действуют сейчас, то более сильная доза ничего не изменит. Думаю, у вас проблема посерьезней, и хочу сделать анализ крови. Существует ряд редких болезней, вызывающих бессонницу, и было бы неплохо их исключить. Да, мне знакомы эти болезни. Но я утвердительно кивнула. — Конечно. Все, что скажете. — Давайте выделим вам время сходить в центр крови. Если хотите, сегодня, и как только появятся результаты, обсудим дальнейшие действия. Опять же, результаты могут оказаться хорошими, но я хочу исключить все возможные варианты, чтобы мы смогли приступить к лечению. — Он похлопал меня по колену. — Просто найдите Ветти на входе в приемное отделение и скажите, что я послал вас в лабораторию для дополнительных тестов. Я откорректирую вашу карту. Я схватила свою сумочку, поблагодарила врача и выскользнула из комнаты. Он остановился поговорить с медсестрой, потом направился по коридору, чтобы встретить следующего пациента. Я взглянула на стойку регистрации, развернулась и вышла через парадную дверь. Я не собиралась сдавать кровь, поскольку уже знала, что со мной не так, и не хотела, чтобы доктор ощупывал и колол меня в течение следующих шести месяцев, пытаясь найти лечение, когда я знала, что единственным спасением были выпущенные клыки и укус в шею. Тем не менее… Мой желудок завязался узлом, когда я достала визитку врача Альянса и набрала номер. — "Маленькая райская семейная клиника", — ответила женщина. — Чем могу помочь? — Мне нужно записаться к врачу. На сегодня, если возможно. У меня проблемы со сном, и я хотела бы узнать, что он порекомендует. Мгновение раздавался звук клавиш, потом затих. — У доктора есть окно сегодня в четыре. — В четыре подойдёт, спасибо. Глава 6

— Ты выглядишь ужасно, — напрямик сообщила мне Сара, когда в субботу вечером я вошла в офис. По воскресеньям он был закрыт, а ночные субботние смены чередовали мы с Райдер. Они не доставляли особых неудобств, поскольку длились лишь до полуночи — половину обычной смены. — Спасибо, — пробормотала я, не имея энергии даже на саркастичный комментарий. За последние три дня мне удалось поспать, возможно, минут тридцать. Неоднократные сны урывками и снотворное только ухудшили мое состояние. Я существовала в полусне, а по телу будто проехал грузовик. И это только начальная стадия болезни. Мне становилось все хуже. — С тобой точно все в порядке? — взволнованно просила Сара, подходя к моему столу. — Что-то случилось? — Просто плохо сплю, — успокоила я ее, преуменьшив проблему в тысячу раз. — Тебя что-то тревожит? Деньги? — она прикусила губу от явного беспокойства за меня. — Семейные проблемы? Я не пытаюсь вызвать тебя на откровенность, честно. Просто хочу помочь. Ты выглядишь так, будто переживаешь серьезные трудности. Я выдала слабую улыбку. — Все хорошо. Серьезно. Мне нужно немного кофеина, и я приду в норму. Сара пожала мою руку. — Я здесь, если захочешь поговорить. — Спасибо, Сара, я это ценю. — Но ничем не могу с тобой поделиться, поскольку ты все расскажешь своей сестре. Звякнул колокольчик, и в дверном проеме агентства, перекрывая солнечный свет, вырисовалась огромная фигура Рэмси Бьорна — супруга крошечной Сары и резидента вер-медведей, напоминающего угрюмого монстра. Она еще раз утешительно сжала мою руку и, подпрыгнув, кинулась в объятия мужа. — Привет, медвежонок, — воскликнула она. — Скучал по мне? — Да, — хрипло подтвердил он. Она восторженно поцеловала его и что-то прошептала на ухо, вогнав мужа в краску. Заметив, что я на них таращусь, Рэмси нахмурился. Я поспешно включила компьютер. — Мы уходим, — сообщила Сара, соскальзывая с рук Рэмси. — У нас дома сегодня ночь Xbox, поэтому, если я тебе понадоблюсь, просто продолжай названивать, пока мы не услышим звонок сквозь шум. — Будет сделано, — ответила я. — Все Расселы собираются играть? Потому что некий Джошуа Рассел не перезванивал уже два дня, с тех пор как пообещал помочь с вампирами, и меня это раздражало. — Все, — весело ответила Сара. — Я бы и тебя пригласила, но… — Работа, знаю, — как бы там ни было, видеоигры меня не интересовали. Она просияла: — Может, на следующие выходные, когда будет смена Райдер? — Возможно, — согласилась я. Если Джош продолжит меня избегать, я открою на него охоту. Они ушли. Большая рука Рэмси покоилась на плечах Сары, обнимавшей мужа за талию. Я посмотрела им вслед, задумавшись, как у них получается быть вместе — Рэмси такой огромный и сильный, а Сара маленькая и хрупкая. От возникшего мысленного образа я покраснела. Не мое дело. Погрузившись в работу, я вытаскивала из кучи папки неактивных клиентов. Я решила дать Джошу еще два дня, а потом вернуться к охоте на вампиров и надеяться, что они захотят со мной встретиться. Прямо сейчас я видела перед собой три проблемы, беспокоившие меня больше всего прочего. И я хотела узнать, смогу ли разобраться с ними и двинуться дальше по намеченному плану. Несколько часов подряд я звонила клиентам и в случае их недоступности оставляла сообщения. Голосовая почта требовала особой осторожности. Приходилось следить, чтобы не сболтнуть лишнего: никаких упоминаний о сверхъестественном, оборотнях и, конечно, вампирах. Ничего, что могло использоваться во вред. Сообщения были короткими. Привет, это Мари из "Полуночных связей". Если в данный момент вы ни с кем не встречаетесь, мы можем подобрать вам партнера. Перезвоните, и мы поговорим об обновлении вашего профиля. Потом я называла дату и время. Для людей этот час был поздним, но оборотни, вампиры и даже феи бодрствовали до самого утра и не сочли бы ночной звонок странным. В конце концов, именно поэтому агентство работало круглосуточно. Когда я разобрала треть стопки, колокольчик над дверью звякнул. Я бросила взгляд на часы. Одиннадцать тридцать. Выглянув из-за монитора, посмотрела на посетителя. Из-за моего монитора появилась большая чашка кофе, удерживаемая большой рукой. Джош шагнул вперед: — Я бы принес цветы, но ты сказала, что у тебя на них аллергия. Я посмотрела на кофе, потом на Джоша и отвернулась к компьютеру. — Я занята! — Ты же заканчиваешь работу через полчаса. — Да, но потом иду домой. Он проигнорировал мой резкий тон и сел напротив. — Знаю, кофе неподходящий подарок в качестве извинения. В следующий раз принесу конфеты. Теперь он привлек мое внимание. — Извинения? Он поставил чашку с кофе на стол. — Помнишь, я рассказывал, что все мои клиенты настоящие параноики? Так вот, у одного паранойя оказалась обоснованной. Кто-то пытался его схватить. Я их остановил и не оставлял клиента ни на минуту в течение двух дней, пока он не нанял вторую смену, дав мне наконец немного свободного времени. Я заметила рваную царапину, сползавшую по загорелой руке Джоша, а потом еще одну на щеке и под ухом. Под глазами у него залегли тени. Я подтолкнула к нему кофе. — Возьми себе. Ты выглядишь усталым. Он наградил меня медленной чувственной улыбкой, вызвавшей ощущение особенности этого момента. По спине пробежали мурашки. Джош склонил голову над чашкой, словно я сделала ему подарок, поднес ее к губам и отпил. Вдруг мне вспомнилось, как на днях он специально повернул мою чашку и прижался губами к тому самому месту, откуда пила я. По животу разлилось тепло, и я отвела взгляд, прежде чем Джош успел заметить мой румянец. Мое лицо вспыхнуло от… смущения? Осознания? — Знаешь, существуют такие вещи, как телефон и голосовая почта, — напомнила я, — а еще смс. — Теперь ты говоришь, как моя бывшая, — подразнил он. Я подняла бровь. — Я просто пошутил. Извини. В следующий раз я позвоню, даже если ад перевернется. Если хочешь, чтобы наш вампирский план сработал, можем начать прямо сегодня. Услышав это, я оживилась, более чем готовая сдвинуться с мертвой точки. — С удовольствием. Только скажи. — Отлично. Тогда после работы пойдем к тебе. — Эммм… Он поставил кофе и вскинул вверх руки. — Просто проверить гардероб. Совершенно невинно. — Ты и невинно… не верится. Джош усмехнулся. — Возможно, ты права. * * *

— А как же сегодняшний Xbox? — поинтересовалась я, выходя из машины на парковку у моего дома. Джош ехал следом и вышел из своей машины одновременно со мной — Я думала, это традиция. — Так и есть, — подтвердил он, поднимаясь за мной по лестнице, — но на сегодня у меня другие планы. Которые определенно включали меня. Я не понимала, должно ли мне это льстить или пора забеспокоиться. Наверное, и то и другое. Я открыла входную дверь, бросила ключи на маленький столик в прихожей и включила свет. — Заходи. Отступив в сторону, я наблюдала за реакцией гостя. Если Джош готовился увидеть плюшевых игрушек и вязаные изделия, то его ждало разочарование. На стене у меня висел большой плазменный телевизор, на полу стояли лампы на тонких длинных ножках, а на потолке выстроились в ряд светильники направленного света. Гостиную украшали маленький белый диван и низкий журнальный столик. Моя кухня всегда сверкала чистотой, на полу не было ни пятнышка. Намек на беспорядок вносили лишь кусочки пазла на обеденном столе, но и те лежали аккуратно сложенными. Я знала, что в ванной у меня чисто, мрамор блестит, спальня опрятна, а кровать застелена. Тот, кто не спит, имеет много времени для ведения домашнего хозяйства. — Классное место, — произнес Джош, глядя, как я закрываю дверь. — Совсем не то, что я ожидал. Думал, ты неряха. Ну, знаешь, такая недоступная снаружи и дикая внутри. Обычно так и бывает. Не поэтому ли он мной так заинтересовался? Тогда его ждало большое разочарование. — Итак, ты хочешь проверить мой гардероб? — я направилась к спальне и вошла внутрь. Он последовал за мной и, остановившись рядом, оглядел комнату с понимающей улыбкой. Взгляд Джоша скользнул по книжной полке (пыльной), по изящной (застеленной) двуспальной кровати с идеально расположенными декоративными подушками и аккуратной стопочке журналов на прикроватной тумбочке. — Кровать тоже застелена? Ты просто нечто. Сначала он сел на кровать, потом, откинувшись на спину и сцепив руки за головой, развалился среди разбросанных подушек. Я занервничала от его небрежной уверенной улыбки и расслабленной позы. На моей кровати. Можно подумать, все здесь принадлежало ему. — Чувствуй себя как дома, — подколола я. Он подмигнул и сунул подушку под голову. — Тут идеальное место для просмотра. — Просмотра? Думаешь, я стану перед тобой дефилировать? Он пожал плечами. — А как еще я могу выяснить, выглядишь ты мягкой или нет? Нам нужно чтобы ты смотрелась нежной, сексуальной и соблазнительной. Вампирам ты должна казаться хрупкой и беспомощной, а не сильной и независимой. — Хрупкой… и… беспомощной… — медленно и немного ошеломленно повторила я. Сильной и независимой? Такой он меня видел? — Они хищники. А женщины их добыча. Если охотишься на женщину, то захочешь отчужденную ледышку или нежную милашку? Похоже, меня причислили к ледышкам. Я направилась к гардеробной, включила на ходу свет и осмотрела опрятные стопочки вещей. — Я не такая уж модница. — Ничего страшного. Покажи мне свой самый соблазнительный наряд для свидания, — велел он с кровати. У меня не было соблазнительных нарядов для свиданий. Я оглядела одежду и, задумавшись, прикусила губу. Потом сняла с вешалки свитер, темную юбку и вышла из гардеробной, держа их на весу. — Примерь, — посоветовал оборотень. Я прищурилась. — Только не когда ты лежишь на моей кровати. — Я буду идеальным джентльменом, — произнес он с плутовской улыбкой, в которой явно не было ничего джентльменского. Потом поправил бейсболку, оттолкнув козырек назад. — Если не доверяешь мне, то прикрой дверь гардеробной. Я не собираюсь вставать, здесь очень удобно. Я еще немного поколебалась. Меньше всего мне хотелось переодеваться именно перед Джошуа Расселом. Но… мне был нужен вампир. И небольшая раздражающая частичка меня хотела поразить Джоша, показать, что я тоже могу выглядеть привлекательно. Поэтому я вошла в гардеробную, прикрыла дверцы и сняла одежду. Надев свитер и юбку, я вышла. — Ну как? Он привстал на постели. На мгновение мое сердце забилось быстрее. Я… ему понравилась? — Ужасно, — изрек Джош. Я нахмурилась. Он соскользнул с кровати и направился ко мне, продолжая разглядывать. — Где каблуки? — У меня их нет. Он выглядел удивленным. — Как ты планируешь поймать мужика, если у тебя нет туфель с высоким каблуком? Стоит их только надеть, и мужчина уже представляет, как они будут упираться ему в спину. Поверь мне. — Ты просто нечто, знаешь? — Может, я и нечто, но получаю море предложений сходить на свидание, — обозначил он, — завтра купи туфли. Шпильки. И посексуальней, — он оглядел меня, — то, что на тебе, никуда не годится. — Что не так с моей одеждой? — удивленно спросила я. — Ничего, если присматриваешь должность секретаря в церкви. А нам нужна чувственность, помнишь? Мысли сексуальнее, свободнее, более дико, — он еще немного поизучал меня, после чего перевесил прядь моих волнистых волос вперед, на шею, — под стать твоей обычной прическе. Я отошла, чувствуя себя немного смущенной и взволнованной. Он считал мои волосы сексуальными и дикими? — Когда это у меня бывает такая прическа? — Когда ты работаешь. Я задумалась. Иногда во время работы я стягивала волосы в пучок и закрепляла карандашом. Он находил это сексуальным? И еще удивительней — помнил мою привычку? Джош прошел мимо и начал рыться в шкафу. Я осталась на месте, в задумчивости теребя волосы. Наконец он вытащил мой нелюбимый свитер, на котором все еще висела бирка. Свитер представлял собой длинную синюю тунику с широким поясом, предназначенную для носки с легинсами и большим ожерельем. Но легинсов у меня не было. Джош убрал пояс и протянул мне свитер. — Вот. Надень. — Я собиралась его вернуть. Он оторвал бирки и кинул мне свитер. — Надевай. — Не могу. Когда я его покупала, то не подумала, что он открывает плечи, а у меня нет лифчика без бретелек. Глаза Джоша засветились, выдавая в нем истинного кота. — Так надевай без лифчика. — У меня нет к нему легинсов. — Они тебе не нужны. Носи как платье. Я вздохнула и, взяв «платье», направилась к гардеробу. Там переоделась и неуверенно замерла. Находиться без лифчика в присутствии аппетитного мужчины казалось делом серьезным, и я вспомнила, как засветились глаза Джоша при этой идее. От мысли, что он стоит за дверью и ждет, когда я оголю ноги и грудь, по коже пробежали мурашки. Он назвал мои волосы сексуальными и дикими. И прикоснулся к ним. По телу разлился румянец, и чтобы справиться с ним, мне пришлось выровнять дыхание. Я всего лишь разволновалась из-за присутствия в моей спальне мужчины, ничего более. Джош просто хочет помочь мне найти вампира. Я сняла лифчик и натянула через голову свитер, который, казалось, подчеркнул каждый изгиб моего тела. Асимметричный вырез декольте открывал одно плечо и оставлял шею обнаженной. Умно. Уже выходя из гардероба, я знала, что это хорошая идея. При моем появлении, глаза Джоша снова сверкнули тем кошачьим блеском, от которого меня бросало в дрожь. Он окинул меня долгим взглядом, и по коже пробежали мурашки. — Намного лучше, — хрипло произнес он. Моя кожа отреагировала покалыванием, соски затвердели. Я скрестила на груди руки, надеясь, что Джош ничего не заметит. И он не заметил, поскольку был слишком занят, обходя меня по кругу с таким видом, будто подчинился воле хищной стороны своей натуры. Неужели это я… пробудила ее к жизни? Стоя за мной, Джош склонился ближе, и я напряглась, ожидая, что он меня обнюхает. Но Джош лишь прихватил пригоршню моих кудрявых волос. — Наверх, — нежно прохрипел он, — они будут роскошно смотреться поднятыми наверх. У тебя есть заколка? — На тумбочке, — пробормотала я, взволнованная комплиментом. Пару секунд спустя он скрепил мои волосы и закрутил их в узел. Ощутив на шее его дыхание, я вздрогнула. — Вампирам понравится твоя прекрасная шея, — нежно произнес он, проведя по ней пальцем, — красивая, длинная и белая. — Ну и дела, спасибо, — ответила я, пытаясь справиться с дрожью. Он поразительно хорошо знал мою внешность, и я слишком чутко ощущала его близость, которая мне так нравилась. Его внимание вызывало трепет в моем животе. — Я прошла проверку? — Не уверен, — проговорил он после долгой паузы, и я обернулась к нему через свое обнаженное плечо. Джош задумчиво потер подбородок и глянул на мой зад. — На тебе бабушкины панталоны? Я ахнула. — Нельзя же спрашивать девушку о ее трусиках! — Бабушкины панталоны, — повторил он, — токсичны для сексуальности. Для твоей и твоего партнера. Если у тебя есть стринги, носи их. Они заставят тебя двигаться чувственно от осознания, что ты носишь под одеждой. Выбери что-нибудь из сексуальной ткани, — от хриплого чувственного голоса Джоша мои соски снова затвердели. — Сексуальной ткани? — повторила я, почти загипнотизированная звуком его голоса. Слова Джоша больше походили на то, что говорят своей любовнице. — Ммм, — согласился он. — Что-нибудь дразнящее и щекочущее кожу. Кружево… атлас… Знаешь зачем? — Нет, — тихо ответила я, моя грудь заныла и затвердела. — Зачем? Он шлепнул меня по ягодицам. — Большие задницы. Tabarnak [12]. Убью его собственными руками. Я оттолкнула Джоша. — Ты осел. Убирайся из моей спальни. Он снова усмехнулся со всем своим мальчишеским очарованием. — Только если пообещаешь надеть это на следующее свидание. Без лифчика. У тебя большая красивая грудь. Я крепко сжала ворот свитера. — Пошел. Вон. — Обещай. — Ладно, обещаю. А теперь выметайся, чтобы я смогла переодеться. Он так и сделал, не переставая ухмыляться. Когда несколько минут спустя я вышла, мои волосы снова свободно падали на плечи, и на мне были надеты наиболее уродливая изношенная пижама и бюстгальтер. Мне показалось довольно хорошей идеей послать Джошу четкий сигнал. Он ничего не сказал, только поднял брови, и на его лице вновь появилась улыбка. — Милая пижамка. — Спасибо, — холодно ответила я. Ничего не добавив, он склонился над обеденным столом и небрежно перевернул деталь пазла, пробуя соединить кусочки незаконченной картинки на столе. — Вижу, тебе нравятся пазлы. Собирать их довольно трудно. — Люблю трудности. Он обернулся и понимающе усмехнулся. Я вздохнула. — Ты все воспринимаешь двояко? — Да, — твердо ответил он. — Так веселей. Почему именно пазлы? — Я собираю их, когда не могу уснуть, — эту головоломку из пяти тысяч деталей я начала складывать вчера ночью и уже почти закончила. — Ты часто их собираешь? Я подумала о шкафе, забитом коробками законченных головоломок. — Иногда. Ну, есть еще что-то, чем ты хочешь меня помучить? Джош покачал головой. — Я тебя не мучаю, моя прекрасная Мари, а помогаю. Ты смотришь на мои требования под неправильным углом. Думай обо мне не как о мучителе, а как о представителе сексуальности. Не считал ли он меня чем-то вроде Эвереста? Некой недостижимой вершиной, которую жаждал покорить? Теперь и я все воспринимала двусмысленно. Я заставила себя сосредоточиться. — И что дальше, о Великий Представитель? Его лицо озарилось от энтузиазма. — Теперь мы изучим базу агентства, и я раскрою тебе все грязные секреты каждого зарегистрированного в ней вампира. Оооо, мы добрались до самого интересного! Я схватила с рабочего стола ноутбук и, подойдя к кушетке, разместила его на кофейном столике. Джош сел на кушетку рядом со мной, и его бедро скользнуло по-моему. Нарочно? Неважно, теперь я не сомневалась, что он все делал специально, даже если это было не так. Может, он не заботился о своем личном пространстве, но я к такому не привыкла. Или он просто считал меня неприятной и замкнутой. Все эти мысли вертелись в моей голове, пока я открывала сайт "Полуночных связей". * * *

Спустя два часа мы подобрали лишь несколько вариантов. Отметили файлы всех вампиров, имеющихся в базе данных, и разложили их фото на столе для лучшего обзора. Потом Джош одну за другой скидывал со стола фотографии, сводя на нет мои усилия. Этот жестоко обращался со своей прошлой подругой. Другой был бабником. Третий совсем недавно обернулся и не интересовался людьми. Следующий несколько лет назад потерял партнера по крови и вряд ли ищет серьезных отношений. Отбраковав тех, кого считал плохим выбором, Джош передал мне их фотографии, пару из которых я все же придержала: бабника и вдовца. Поскольку обоих рассматривала, как перспективные варианты. — С этим лучше не связываться, — Джош взял со стола фото и протянул мне. — Он извращенец, предпочитающий просто наблюдать за мужчиной и женщиной, когда те вместе. Я нахмурилась, беря фотографию. — Откуда ты знаешь? — Я однажды получил приглашение. — Мои брови поползли вверх. — И отказался. Мне такие вещи не нравятся. Я из породы парней, предпочитающих одну девушку на один период времени. — Он поддался ко мне, будто желая посвятить в некую тайну. — Мне нравится уделять все внимание одной. Заставить ее чувствовать себя сексуальной. Нужной. Ласкать ее тело и заботиться о каждой чувствительной точке. Дать ей ощутить себя единственной во всей вселенной. У меня перехватило дыхание. Прежде чем отвернуться, он скользнул взглядом по моему рту. — Не могу заниматься этим в группе. — Полагаю, нет, — слабо ответила я. В комнате определенно становилось невыносимо жарко. Я расстроено переложила фото вниз пачки, которую держала в руках. Он посмотрел на фотографии, а потом быстро выхватил две с примеченными мною вампирами. — Это еще что? — Ничего, — защищаясь, ответила я и потянулась к ним. — Отдай. Он посмотрел сначала на фото, потом на меня. — Ты хочешь встретиться с клыкастым Дон Жуаном? Серьезно? — Если он не станет разглагольствовать о своих свиданиях, у меня есть неплохие шансы уговорить его встретиться со мной. — Мари, я думал, ты ищешь парня с клыками, но, похоже, тебе сгодится любой, — он окинул меня странным взглядом. — Есть что-то, о чем ты мне не рассказала? — Нет, — ответила я и снова потянулась к фотографии. Он поднял ее над головой за пределы моей досягаемости. Как будто это могло меня остановить. Я вскарабкалась к нему на колени, вырвала фото из рук и окинула Джоша торжествующим взглядом. Внезапно он обхватил меня одной рукой за талию и прижал к себе. Мое лицо находилось всего в дюйме от его, и сосредоточенный взгляд Джоша стал напряженным. Я осознала, что прижимаюсь к нему грудью и обхватываю ногами его бедра. Это было очень… интимно. — Знай я, что это заставит тебя залезть мне на колени, — хрипло произнес он, — поступил бы так еще несколько часов назад. Слова были шутливыми, но я застыла от его мягкого, страстного тона. Взгляд Джоша не отрывался от моего, и я вновь обратила внимание на красоту его глаз, обрамленных длинными ресницами. Подумала о недавнем моменте, когда он, стоя у меня за спиной, запустил руки в мои волосы, и его глаза засверкали, как у кота. И внезапно мне расхотелось отодвигаться. — Ты хорошо целуешься? — спросил Джош, переместив взгляд на мой рот. — Целуюсь? — повторила я. — Вампиры одержимы оральными ласками, — пояснил он, поглаживая мою спину и вызывая в теле дрожь. — Тебе нужно потренироваться в поцелуях? Я не целовалась больше десяти лет. — Я… не знаю, — призналась я. — Что ты… предлагаешь? — Если хочешь, мы можем поцеловаться, и я скажу, хорошо ли у тебя получилось, — его рука продолжала поглаживать спину, почти гипнотически меня дурманя. Голос звучал низко и мягко, будто Джош боялся меня спугнуть, его взгляд по-кошачьему мерцал золотисто-зеленым отражающим цветом. — Я могу показать тебе несколько способов целоваться с клыкастым. Примериться к ощущениям. Я опустила взгляд на рот Джоша, представляя, как его губы прикасаются к моим. Пульс замедлился, и меня озарило. Он просто хочет поцеловать меня и использует предложение поучиться, как отговорку. Тем не менее… это не казалось такой уж плохой идеей. Наверное, я спятила. Или действительно хотела его поцеловать. Возможно, меня сводила с ума его рука на моей спине или низкий успокаивающий голос, ломающий все запреты. И если Джош прав в любви вампиров к поцелуям, мне нужно усовершенствовать свою технику. — Ладно, — согласилась я, но, внезапно засмущавшись, закрыла глаза и замерла в ожидании. Джош разразился смехом, раскаты которого я почувствовала грудью, и скользнул второй рукой к моему затылку. — Ты не хочешь посмотреть на мою технику? Ой! Я открыла глаза как раз, когда он слегка прикоснулся губами к моим. Все рациональные мысли исчезли. Я ошеломленно уставилась на Джоша, который прикрыв глаза, играл с моими губами. Ох, это было так… эротично. У меня перехватило дыхание от затопившего тело желания. Я зачарованно наблюдала, как Джош, слегка поддавшись вперед, требовательно провел языком между моими губами. А потом, закрыв глаза, отдалась на волю поцелуя, поглощенная ощущениями его мягких губ, резкости щетины на щеке, теплой твердости языка, двигавшегося в медленном, восхитительным ритме, ускорявшем мой пульс. Его язык скользил по-моему, упрашивая и поглаживая, а потом снова глубоко проникал в рот. Притягательный, сладкий и игривый одновременно. Казалось, Джош имеет в запасе все время мира, чтобы целовать меня. Он скользнул рукой к моим ягодицам и крепче прижал к себе. Я вскрикнула и толкнула его в грудь, не зная, куда деть взгляд. Куда угодно, лишь бы не на него. Я схватила его руку и скинула со своей задницы на кушетку. — Спасибо. Наверное, — тихо сказала я. Мои губы ощущались распухшими и скользкими. — Ты права, — произнес он. — Тебе не помешает поработать над техникой. Я уставилась на него. — Поверить не могу, что ты это сказал! На лице Джоша появился намек на дразнящую улыбку, и я зачарованно уставилась на его губы, чувствуя абсурдное желание наклониться и облизать их. — Думаю, нам следует больше практиковаться, пока ты не начнешь чувствовать себя комфортнее, — произнесли эти великолепные губы. Тут до меня дошел смысл его слов, и я схватила диванную подушку и ударила его. — Ты сделал это просто, чтобы поцеловать меня! — Эй, — защищаясь от удара, он с улыбкой на лице выставил вперед руки. — Ты сама запрыгнула мне на колени. — Спокойной ночи, — многозначительно подытожила я. — Как знаешь, — он поднялся с дивана и уже у двери обернулся. — Позвони, если я понадоблюсь. Следующие четыре дня у меня выходные, потом восемь дней работы. Если хочешь, мы подготовимся к твоему первому свиданию с вампиром и сможем снова попрактиковаться. Я захлопнула дверь перед его лицом. Потом прислонилась к ней, игнорируя смех с той стороны, и коснулась губ пальцами. Этот поцелуй… Если бы я могла заснуть, то увидела бы во сне подобный поцелуй. Удивительно, что он случился с мужчиной, который вызвался помочь мне захомутать вампира. С мужчиной, неоднократно предлагавшим секс на одну ночь. Без каких-либо обязательств, потому что между людьми и членами Альянса их просто не может быть. Я каждый раз насмехалась над этими предложениями. Переспать с Джошем просто ради удовольствия? До нашего поцелуя я никогда не допустила бы подобной мысли. Но теперь не могла думать ни о чем больше. Одна ночь. В объятьях Джоша. С поцелуями. И занятиями любовью. Какая-то часть меня хотела воспользоваться подвернувшейся возможностью. Идя на работу в понедельник вечером, я все еще думала о том поцелуе. Может, получится уговорить Джоша обратить меня? Бью придет в ярость, но не сможет вечно сердиться на брата. И Джошу, кажется, нравится проводить со мной время. К тому же, ему не надо на мне жениться, только изменить. Достаточно дать мне второй шанс жить. — Плохие новости, — известила Сара, когда я вошла в офис. Выглядела она несчастной. Мое сердце сжалось. — Какие? — Помнишь того вер-тигра, который изменил человеческую девушку? Дела стали еще хуже. — Что случилось? — Джонни решил, что больше не влюблен. Он ее бросил. Вот тебе и настоящая любовь, представляешь? У меня отвисла челюсть. — Они расстались? — О, все намного сложнее, — с горечью сказала Сара. — Девушка захотела вернуться домой. Естественно, клан ей не позволил. Один из мужчин бросил из-за нее вызов другому. Они подрались, и теперь оба госпитализированы, а весь клан тигров в бешенстве. Другие кланы паникуют, девушка тоже, а Джонни просто хочет сбежать. Вик вот-вот взорвется. Кланы заупрямились, отказавшись иметь дела с Альянсом, пока этих двоих не изгонят в качестве примера. Сегодня утром Бью посадил их на самолет в Гренландию. — Гренландию? — я устало опустилась в кресло. — Да, — уныло подтвердила она. — В какой-то город чуть южнее линии Северного полярного круга, до тех пор, пока все не уладиться. Хотя, не знаю уладиться ли. Народ реально в ярости, — она быстро провела пальцем под глазом, и я поняла, что Сара плачет. — Бедная девочка. Я ничего не ответила. Я знала, что Сару обратили против ее воли, и в итоге ее это… травмировало. Долгие годы она пребывала в сильнейшем напряжении. И во многом была виновата волчья стая. Мои мысли автоматически перешли к волчьей стороне Сары. Может, стоит поискать волка, который меня изменит… Но вспомнив о затруднительном положении Сары, я отмела идею. После превращения волки не позволят мне уйти от них. Они заявят на меня права, и, судя по рассказам Райдер, некоторым из них нравится предъявлять права сразу. Нет уж, спасибо. — Из-за этих перемен все сходят с ума, — продолжила Сара. — Сначала мой выход как человека, превращенного в оборотня, взбесивший стаи, а теперь эту девушку превратили в кошку. Мне жаль следующего парня, который попытается обратить свою подругу, потому что его отдадут толпе на суд Линча. Я сглотнула, думая о поцелуе Джоша. — Что ты имеешь в виду? — Теперь, если человек, хотя бы дыхнет в сторону сверхъестественных, каждый альфа в Техасе откроет на него яростную охоту. Никому не хочется стать последней каплей, которая переполнит чашу. — Сара покачала головой. — Некоторые суперы при встрече окидывают меня неодобрительными взглядами. Могу лишь представить, что переживает бедная девушка-тигр. Не удивлюсь, если следующий, кто обратит человека, закончит жизнь мокрым пятном на асфальте. Пятном на асфальте? Я вспомнила глаза Джоша. Его длинные ресницы, теплую улыбку. Полагаю, стоит вернуться к вампирам. Я вздохнула. * * *

Мы сидели на диване, перебирая записи о вампирах для следующего свидания, когда Джош поднял на меня взгляд. — Нам нужно еще попрактиковаться в поцелуях. — Прошу прощения? — Поцелуи, — продекларировал Джош, будто я оглохла, а не была удивлена его словами. — Я сказал, что тебе надо над ними работать и обещал помочь, помнишь? Я наградила его настороженным взглядом. Скажи это кто-то другой, я бы решила, что он меня подкалывает. Что закармливает банальностями, поскольку хочет поцеловать и считает свою приманку легким способом получить желаемое. Вот только поцеловаться мне предлагал Джош Рассел. Плейбой паранормального альянса. Мужчина, способный получить любую женщину, какую захочет — чем и пользовался довольно часто. У него не было необходимости флиртовать с кем-то вроде меня. Так что это было клево. Я вонзила ногти в ладони, пытаясь справиться с румянцем, грозившим залить щеки и изобличить, насколько меня выбило из колеи его предложение. Прошлый наш поцелуй потряс меня до глубины души и заставил захотеть того, что я, как предполагалось, не желала. Что не входило в мои нерушимые планы. Однако сейчас все мое тело сжалось от сильнейшего желания. Взволнованная, я придвинулась ближе к Джошу. — Ты действительно думаешь, что мне необходима практика? — Конечно, — в его взгляде сквозили только уверенность и спокойствие. — Сперва, думаю, стоит поработать над выразительностью. — А что я делаю не так? — Вампиры — хищники, правильно? Поэтому ты должна думать, как дичь. В прошлый наш поцелуй твоя реакция была не слишком приятная для мужского эго. — Это произошло, потому что я целовала тебя, — мой легкий тон задевал больше слов. — Ох, Мари. Я ранен в самое сердце, — он прижал руку к груди, изображая боль, потом придвинулся ко мне чуть ближе. — Серьезно, после того, как парень начинает тебя целовать, нужно становиться мягкой и сладкой в его объятьях. Он решит, будто превратил тебя в желе, и это понравится его эго. Особенно вампиру, потому как их эго больше, чем у кого-либо. Погладь его немного, и выиграешь приз. Мой рот изогнулся в усмешке от мысли стать нежной после того, как кто-нибудь меня поцелует. Вот только как притвориться нежной? Представить себя зефиром и расслабить тело? Выпятить губы в некой сексуальной версии утки? Как? Пока я размышляла, Джош обхватил меня за бедра и подтянул к себе. Внезапно я оказалась на его большом теле и непроизвольно подняла руки для защиты, а закончилось это тем, что мои ладони легли на его грудь. Красивую, твердую грудь. Я с трудом подавила желание провести по ней пальцами. Джош склонился ближе к моему лицу, и я почувствовала его дыхание, мятное и сладкое. Он слегка наклонил голову, будто готовился меня поцеловать. Мое тело напряглось в ожидании прикосновения его губ, и я закрыла глаза. Ничего не произошло. Я распахнула глаза. Он все так же выжидающе смотрел на меня. — Поцелуй меня, Мари. — Почему я должна тебя целовать? Это ведь мне предстоит растаять от мысли о прикосновении твоих губ к моим. — Стать нежнее. Не растаять. — Он улыбнулся моей раздражительности. — И если ты меня поцелуешь, я покажу, что имею в виду, а ты потом попробуешь сама. — Это смахивает на жульничество, — пробормотала я в знак протеста, но послушно наклонилась и слегка прикоснулась губами к его закрытому рту. Потом отодвинулась и выжидающе посмотрела на Джоша. Он рассмеялся мне в лицо. Я нахмурилась. — Что смешного? — Ты считаешь это настоящим поцелуем? — Мы притворяемся, помнишь? Он покачал головой. — Этот поцелуй был настолько плох, что я почти обижен. Нам определенно нужно поработать не только над твоим откликом. — Джош повернул лицо прямо ко мне. — А сейчас, позволь показать, как это делается. — Когда я не шелохнулась, он добавил: — Расслабься. Я специально подвигала всем телом и покрутила шеей, чтобы показать свою полную расслабленность. — Порази меня. Мне не стоило удивляться, когда он слегка обхватил рукой мою шею. Я смотрела прямо на Джоша, следила за его глазами, почти скрытыми за веками, ртом, приближавшимся к моему. Но прикосновение его пальцев к моему затылку послало дрожь по позвоночнику, и по телу каскадом разлилось удовольствие. Одно я знала точно — я обожала прикосновения Джоша. В следующее мгновение его нежные ласковые губы едва заметно скользнули по моим. Мое тело покалывало, все нервные окончания горели от ощущений. Джош чуть склонил голову, и нежное касание губ сменилось легким давлением. Казалось, он прикасается ко всему моему телу, и мои соски напряглись. Это ощущение… было опасным. Мое сумасшедшее влечение к Джошу, которое я не могла выпустить на волю, и поцелуй — этот мягкий, нежный урок — определенно были не тем, в чем я сейчас нуждалась в своей жизни. Я открыла рот, собираясь запротестовать, и его язык скользнул между моих губ. Я не смогла удержаться от стона. Его губы приоткрылись, изменяя интенсивность поцелуя, рука на моей шее стала тверже. В какой-то момент он прижал меня к себе, и я охотно поддалась. Мои соски терлись о его грудь, пока язык Джоша вновь и вновь погружался в мой рот в сладком гипнотическом ритме, от которого внутри меня разливался жар. Я забылась в поцелуе, во власти ласкающего меня рта. Джош, поощряя, погладил мой язык своим, и я застонала, сминая пальцами рубашку и прижимая его к себе. Наши языки снова соприкоснулись, и моему телу захотелось последовать за их восхитительными движениями. Это направило мои мысли к потаенным опасным фантазиям о том, как этот замечательный язык касается моих сосков, делая их маленькие вершинки жесткими. Или ласкает меня между ног… Джош отпрянул, прерывая поцелуй и мои эротические грезы. Я открыла глаза — когда только успела их закрыть? — и уставилась на него в замешательстве. Почему он остановился? Я хотела спросить, но изо рта вырвалось только едва слышное: — Что? Джош большим пальцем провел по моей влажной нижней губе. — Вот так, — сказал он мягким, хрипловатым голосом. — Вот так, милая Мари. — Вот так, что? — Ты, — он наклонился и оставил легкий как перышко поцелуй на моих приоткрытых губах. — Нежная. Великолепная. Полная желания. Когда кто-то целует тебя, ты должна отвечать ему вот так. Чтобы он смог притянуть тебя на колени и в следующий момент сделать своей. Я медленно и немного неохотно отстранилась. Его слова разогнали из моих мыслей восхитительный эротический туман. Я не хотела целоваться с кем-то еще. Я хотела Джоша, его опытный язык и удивительные губы. Его твердое тело, вжимающее меня в диван. Разумеется, в этот момент я не могла думать о поцелуе с вампиром. — Значит… я все сделала хорошо? — Вполне, — с хрипотцой ответил он. Его взгляд, казалось, снова обратился к моему рту. — Хочешь еще попрактиковаться? — А мы можем? — ох, блин, мой голос звучал настолько хрипло! — Конечно, — потянув за прядь волос на затылке, он заставил меня слегка запрокинуть назад голову. Я едва успела глотнуть воздуха, как его рот снова обрушился на мой. Он подарил мне дьявольский поцелуй — основательный и обстоятельный — его язык опять устремился в мой рот, изгоняя из головы все рациональные мысли. Сейчас здесь был только Джош и наш крепкий бесконечный поцелуй. К тому времени, когда он закончился, мои мысли совсем перепутались. Губы распухли и сделались чувствительными, соски — и все тело — изнывали от желания. Джош определенно мог опрокинуть меня на кушетку и взять свое. Словно прочитав мои мысли, он снова поддался вперед. Я в предвкушении приоткрыла губы… Но оказалась не готова к чувственному прикосновению его языка к моим губам, укравшему у меня дыхание. — Вот так нужно целоваться, Мари, — сказал он осипшим голосом, когда закончил поцелуй и отодвинулся на другой край кушетки. — Ты взяла записи? — Что? — я все еще находилась в тумане желания. — Твоя реакция значительно улучшилась, — небрежно бросил он, будто мы разговаривали о погоде. — Дай мне знать, если захочешь еще попрактиковаться. — Еще попрактиковаться? — повторила я, и тут на меня обрушилась реальность. Ну конечно, вот чем мы занимались. Просто практикой. Я отстранилась и вернулась на кушетку, высвобождая для себя пространство. — Пока все в порядке. — Решай сама, — небрежно отозвался он. Но облизал губы с таким видом, будто наслаждался моим вкусом, и меня окатило очередной волной жара. * * *

— Готова? — поинтересовался Джош, поправляя воротник моего платья-свитера, чтобы тот открывал шею и частично плечо. Я оттолкнула его руку. — Буду, как только ты уйдешь, Генри Хиггинс [13]. — Кто? — Не бери в голову. Просто уйди. Пожалуйста, — торопливо уговаривала я, оглядываясь на пустой столик, за которым уже должна была сидеть. Джош устроился в другой секции за двухместным столиком, укрывшись за большим цветком, и подошел ко мне сообщить, что он здесь. Похоже, мой "тренер" решил проконтролировать свидание, сославшись на необходимость давать подсказки. Но я подозревала, что он пришел присмотреть за мной. Судя по всему, Джош не доверял вампирам. И чем больше я о них узнавала, тем меньше они мне нравились. Вампиры были скрытными и, похоже, не отличались надежностью. В Альянсе никто им особо не симпатизировал, и вампиры отвечали взаимностью. Они были одиночками. Подозрительными одиночками. По сравнению с кланами оборотней, весьма походившими на семьи, вампиры казались более беспощадным сообществом. Но мой выбор не отличался изобилием. Вампиры или ничего. Я предпочитала вампиров. Джош одобрительно кивнул. — Ты сегодня потрясающе выглядишь. Комплимент меня удивил. — Правда? — Мне хочется облизать тебя с ног до головы. Но оставим это для твоего свидания. Я почувствовала, как запылали щёки. — Ну и дела, спасибо. Я пойду, займу своё место. Джош подмигнул мне и улыбнулся. А когда я развернулась, чтобы уйти, шлёпнул по заднице. «Этот мужчина просто невозможен», —подумала я, вернувшись к своему столику. Будет нелегко сконцентрироваться на свидании, когда неподалеку маячит огромный вер-пума. Спустя некоторое время появился Лонни Смит. Он не выглядел на несколько сотен лет, как сообщала его анкета. Мы никогда не встречались лично, поскольку в отличие от других суперов, приходивших в агентство самостоятельно, вампиры оставались затворниками и выбирались из домов только в исключительных случаях. Его появление на свидании уже было моей победой. Он носил черную водолазку, несколько золотых цепей на шее и черный кожаный плащ. Его черные волосы были зачесаны назад, и он выглядел как парень из плохого фильма семидесятых. Наверное, вампиры с трудом успевали за модой. Я протянула руку и наградила мужчину мимолетной приветственной улыбкой. — Лонни? Привет, я Минни. — Минни, ангел мой, — произнес он низким, рокочущим голосом и крепко пожал мне руку, — ты еще прекраснее, чем на фото. Я очень доволен. Он задержал мою руку дольше необходимого, и мне захотелось ее отобрать. — Благодарю. Рада, что ты доволен. — О, очень, — он все еще сжимал мою руку, когда присаживался рядом. У меня не осталось иного выбора, кроме как остаться на месте. Итак, он любит прикосновения. Ладно, с этим я могла справиться. Ведь превращение в супера тоже несет с собой определенную близость, верно? Он принялся поглаживать мою руку. — Расскажи о себе, Минни. Что тебе нравится? Я поправила очки и заметила, как он пялится на мою обнаженную шею. Следуя совету Джоша, я стянула волосы в пучок, чем привлекла внимание Лонни. Это свидание уже стало лучше предыдущего. — Мне? Ну… — я задумалась. Я не хотела вываливать все за раз и в то же время боялась показаться скучной. К сожалению, все мои любимые занятия были скучными. — Я вообще-то домоседка. — Я тоже, — он растянул губы в улыбке, — чем ты занимаешься, сидя дома? — Ну, люблю уютно устроиться в постели и посмотреть хороший фильм. И пазлы. Я люблю пазлы. — Пазлы? — У Лонни сделался такой вид, словно он увидел самую непривлекательную вещь в мире. О, нет!Я теряла его интерес. — А тебе что нравиться? — быстро поинтересовалась я. На его лице появилась полуулыбка. — Определенно, не пазлы. Я огляделась в поисках темы для разговора. Никогда не думала, что вести светскую беседу так сложно, особенно когда твой собеседник совершенно в этом не помогает. — Любишь спорт? Бег? Теннис? — Я вампир. В дневное время я могу заниматься чем-либо только в помещении. — О, конечно, — быстро согласилась я, чувствуя смущение. — Может, ты любишь настольный… теннис? Мне он нравится. Лонни бросил взгляд на дверь. Черт, я его теряла. — И секс, — в отчаянье добавила я. — Я люблю секс. В его глазах вспыхнул интерес, Лонни снова обратил на меня внимание, и на его лицо вернулась улыбка. — Да что ты говоришь? Помоги мне Бог, но я была в безвыходном положении и не хотела, чтобы он ушел со свидания. — Да, очень. Он мне просто необходим. Лонни поддался вперед, оглядел мою руку, потом поднял ко рту и изящно поцеловал. — Ты пахнешь потрясающе. Какая, говоришь, у тебя группа крови? — Первая положительная. — Мой любимый аромат, — произнес он с очередной сдержанной улыбкой, прежде чем наклониться и снова поцеловать руку. Я позволила ему это, радуясь спасенному свиданию. — Так что насчет тебя? — спросила я. — Чем тебе нравится заниматься? — Мне нравится, — медленно начал он и прикусил мой палец, — читать. — Да? Какие книги? — Моя любимая книга "Сад благоуханный" [14], — Лонни прикусил другой палец. — Хотя еще люблю "Историю О" [15]и "Лолиту" [16]. Из них я знала только "Лолиту", два других произведения — нет. Классика? А может, Лонни в душе поэт? Не мое дело, конечно, но это довольно славно. — Это кажется милым. Я не читала таких книг. — С удовольствием прочитал бы тебе несколько фрагментов, — он провел пальцами вдоль моей руки. — Конечно, — ответила я. — Может, когда встретимся в следующий раз, ты одолжишь мне книги? Он прищурился, и я почти услышала в его выдохе шипение. — Это просто невероятно. Ничего себе, парень действительно тащится от этих книг. Почувствовав неловкость, я решила сменить тему. — А чем еще ты увлекаешься? — Фроттаж. [17] Я нахмурилась. — А… ясно. — Что это такое? Я не сомневалась, что это нечто неприличное, но не знала насколько, поэтому решила сыграть дурочку и широко улыбнулась. — Я сама большая поклонница фромажа [18]. Он с минуту изучал меня, а потом рассмеялся, будто я сказала что-то веселое. — Ты довольно остроумная. — Спасибо, — почему все сказанное этим мужчиной звучит грязнее, чем на деле является? Я продолжала улыбаться, будто понимала его на неком глубинном уровне. Ну, теперь он хотя бы не смотрел на дверь. — Кое-что я люблю особенно, — он приблизился и провел пальцем по моему обнаженному плечу. — Расскажи. — Ты слышала о "Шокере" [19]? — Это какое-то шоу? — вежливо поинтересовалась я. — Ну все, — произнес появившийся из-за стены Джош. — Хватит этой хрени. Он схватил вампира за шиворот и поднял в воздух. — Джош! — я вскочила на ноги. — Что ты делаешь? Лонни схватился за свое горло, со страхом глядя на меня. — Заканчиваю твое свидание, — пояснил Джош. — Этот придурок уходит. — Не лезь не в свое дело, — огрызнулась я. — Это мое свидание. — Проваливай, — повторил Джош, ставя Лонни на ноги и наклоняясь к его лицу. — Немедленно. — Но послушайте… — начал Лонни. Глаза Джоша засверкали, как у кота, он наклонился так близко, что слышать его могли только я и Лонни. — Проваливай, приятель. Она человек. Глаза вампира расширились, он посмотрел на меня, затем снова на Джоша, после чего развернулся и, лавируя между столами, покинул ресторан. Во мне вскипело возмущение, и я, сжимая кулаки, повернулась к Джошу. — Что, черт возьми, ты делаешь? — Спасаю тебя из ужасной ситуации, — объявил он, схватил меня за руку и потянул в сторону входной двери. — Нам надо поговорить. Наедине. Я закусила губу, чтобы не заорать на него. Я была так зла, что не заметила, как Джош вывел меня из ресторана. Вампир оказался немного нахальным? Но кого это заботит? Мне нужно, чтобы меня обратили. И две минуты назад у меня был вампир, который буквально ел с моей руки, пока добрый "тренер" не решил изменить правила. Как только мы дошли до стоянки, я вырвала руку из его хватки. — Я думала, ты помогаешь мне устроить свиданием с вампиром! — Помогаю, — прорычал он сквозь стиснутые зубы и повел меня прочь из толпы. — Но только не с этим. — Что с ним не так? Я ему понравилась! — Ага, потому что ты сказала, что любишь пазлы, вязание и, о да, секс! Отличный способ растопить лед. — Я не говорила, что мне нравится вязание. И ему стало скучно! Он смотрел на дверь! Я должна была его чем-то заинтересовать. Джош глянул в мою сторону, спеша к дальнему краю стоянки и таща меня следом. Когда мы добрались до его машины, он так резко остановился, что я едва не врезалась ему в спину. Тогда он повернулся и, схватив меня за руки, прижал к своей машине. Он выглядел разъяренным и, как ни странно, ревнивым собственником. Его челюсти сжались, рот скривился в гримасе. Джош посмотрел на мои губы. Казалось, он хочет меня поцеловать. Горячо поцеловать. Я задышала чаще. — Мари, ты хоть представляешь, что такое "шокер"? — Полагаю, не телевикторина, — огрызнулась я. Он поднял руку с зажатыми большим и безымянным пальцами, потом наклонил руку и показал мне непонятный жест. — Это шокер. Я уставилась на соединенные с мизинцем указательный и средний пальцы, не понимая смысла жеста. Если бы не загнутый безымянный палец, это выглядело бы похожим на приветствие вулканийцев [20]. — Это что-то должно значить? — Ты действительно не понимаешь? — Джош покачал головой, удивленно глядя на меня. Он повторил свой жест и объяснил: — Это означает "два в розовое, один в вонючее". Я уставилась на его пальцы. Два в розовое?.. Догадавшись, я покраснела. Густо покраснела и оттолкнула руку Джоша. — О! Фу. — Ага. Не лучшая тема для разговора на первом свидании. К которому, могу добавить, ты себя подготовила. — Полагаю, фроттаж тоже означает что-то пошлое. — Правильно полагаешь, — колко подтвердил он. — Иисус и Мария. Как получилось, что умная, красивая девушка вроде тебя настолько невежественна в вопросах, касающихся мужчин? Я обиженно уставилась на Джоша. — Я хотела ему понравиться. — И ради этого переспала бы с ним? Я колебалась. Если он хотел честного, как на духу, ответа, то я не знала, что сказать. Я уже размышляла над этим и была не прочь использовать тело, чтобы добиться интереса у вампира. Если секс с кем-то означал пятьдесят лишних лет жизни, я занялась бы им? Не задумываясь. — Я тебе не верю, Мари, — Джош не отрывал от меня взгляда, будто видел впервые в жизни. — Что творится у тебя в голове? Я покачала головой и достала из сумочки ключи. — Я иду домой. Я ожидала от него протестов, но Джош продолжал, молча смотреть на меня. Я села в свою машину и уехала. * * *

Следующим вечером я встретилась с еще одним вампиром, но уже без ведома Джоша, поскольку не хотела, чтобы он сорвал мои планы. С первой минуты знакомства я поняла, что совершила ошибку. Этот? Он до отчаяния меня пугал. Вампир появился с телохранителем, следовавшим за ним на расстоянии двух шагов. Телохранитель все время стоял у стола и подпрыгивал от малейшего звука. Мы ужинали в итальянском ресторане, хотя мой партнер ничего не ел и не пил. И это немного смущало, мешая мне нормально поужинать. Мы немного поболтали, и я больше не прикидывалась секс бомбой. Этот урок я усвоила. В течение всего разговора вампир пристально за мной наблюдал. Я заметила это не сразу, поначалу списав прямой взгляд и соседство телохранителя на бдительность. Но с течением ночи начала испытывать все большую и большую неловкость от его жестко контролируемых движений и мертвого бесчувственного выражения лица. Даже когда он улыбался, его взгляд оставался холодным. Я чувствовала себя добычей. Впервые за время работы в агентстве знакомств я почувствовала себя в присутствии супера неуютно. И начала понимать, о чем меня предупреждал Джош. Этот парень не нуждался в свидании. Он хотел развлечься. В лучшем случае собирался перекусить. В худшем — искал, кого бы закопать на заднем дворе. Я мучилась все два часа, пока не объявила свидание оконченным. И даже уходя, ощущала спиной его взгляд. От агентства меня отделяли два здания, но я не доверяла этому парню. Пришлось вызвать такси и прятаться в уборной, пока оно не приехало. Еще один урок был усвоен. Когда я вернулась в агентство, Джош уже ждал меня, сидя в моем кресле. Он болтал с Райдер, но когда я зашла, встал. При моем появлении он изогнул губы в сексуальной улыбке и достал огромную коробку шоколадных конфет с большим бантом. Протянул мне конфеты и выдвинул стул, предлагая сесть. — Мир? Я взглянула на шоколад, потом на его невинное лицо. — Собираешься снова срывать мне свидания? — Зависит от того, предложит ли тебе очередной кавалер шокер. — Что? — Райдер обратила ко мне округлившиеся голубые глаза. — Я не ослышалась? Тебе предложили шокер? — Нет, — прошипела я, выхватывая у Джоша коробку и кидая на стол. — Давайте сменим тему. И я все еще зла на тебя, Джош. То, что ты сделал, непростительно. Джош, казалось, пришел в замешательство. — Я что, должен был оставить тебя и позволить этому парню продолжать говорить тебе гадости? Разрешить ему к тебе подкатывать? — Да, — выпалила я, — должен был. Мы с тобой встречаемся? Нет. Значит, это не твое дело. Лицо Джоша застыло. — Ну, тогда прости, что отнял твое время, Мари. Это больше не повторится. В моей груди зародилась странная боль, но я не сказала, ни слова, когда он выскочил за дверь, заставив колокольчик громко стукнуть о стекло. Райдер посмотрела на меня. — Впервые вижу Джоша в ярости. Я тоже. Я перегнула палку. Вместо возмущения, я почувствовала себя… ужасно. Как будто все испортила. Он ведь просто пытался мне помочь. Джош защищал меня, стал другом. А я с ним так поступила. Он пришел извиниться, а я его прогнала. Я всех прогоняла. На меня навалилась такая усталость, что я опустила голову на стол, чувствуя себя готовой зарыдать. — Хочешь об этом поговорить? — тихо спросила Райдер. — Нет. — Тебе есть с кем поговорить? Кроме коллег у меня был только один друг. И он только что вылетел за дверь из-за моего эгоизма. Я выпрямилась и закрыла лицо руками. — Почему у меня так плохо получается общаться? — Это дар, — просто ответила Райдер. — Спасибо. — Я знаю Джоша не так хорошо, как ты, — задумчиво произнесла она, поигрывая блестящей линейкой. — Но если не ошибаюсь, его сложно разозлить, и он быстро успокаивается. Может тебе попробовать… ну, не знаю, извиниться? Я посмотрела на коробку конфет на столе. Я отказалась от цветов и кофе, а Джош продолжал пытаться. Он действительно стремился разбить мой ледяной панцирь и добраться до меня настоящей, скрытой ото всех остальных. Почему? Считал это вызовом? Его очаровывали мои отказы? Или он стал моим белым рыцарем, каким был для Кэрол? В любом случае, после сегодняшнего, он вряд ли захочет снова со мной флиртовать. Может, сказывалось мое истощение или же болезнь, но я так устала всех отталкивать. — Райдер… — Хочешь сбегать за Рэд Булом? Звучит отлично, — прервала она. — Захватишь и мне? — Ты лучшая. Она ухмыльнулась. — Я знаю. Я выбежала на стоянку и на мгновение задумалась. Я бы могла написать ему… или заглянуть к Кэрол, вдруг, сегодня он ее подвозит. Я поймала Джоша, когда Кэрол садилась в его машину. Бросив свой автомобиль возле парка, я побежала к ним. — Джош, мы можем поговорить? Он окинул меня холодным взглядом, молча, закрыл за Кэрол дверь и отвернулся. — Думаю, сегодня мы сказали друг другу достаточно. — А я считаю, что мы не договорили, — возразила я. — А я нет, — он начал обходить машину. — Джош, — начала я. Он не обернулся. — Джош, — снова позвала я уже громче, пытаясь привлечь его внимание. Он открыл дверь, словно собираясь немедленно уехать. — Может, все-таки обратишь на меня внимание? — рявкнула я. — Я тут пытаюсь извиниться. Он остановился и прислонился к машине. Его глаза сверкали как у пумы, и я поняла, что он все еще злится из-за моих слов. Черт. — Как-то не похоже на извинение. — Потому что ты мне не помогаешь, — ответила я, не сводя с него глаз. Я стояла прямо напротив, и когда взгляд Джоша стал пронзительнее, опустила глаза. — И мне плохо даются извинения. Я почувствовала его руку у себя на талии, и по моему телу пробежала дрожь. — И я тяжело схожусь с людьми, — признала я. — Прости. Не злись. Мне невыносимо думать, что ты на меня сердишься. Он погладил меня по щеке. — Мари, — начал Джош так тихо, что я едва могла его слышать. — Я не понимаю, что творится в твоей прекрасной головке. Не понимаю, почему ты полна решимости познакомиться с каждым вампиром в окрестности и узнать, не захочет ли он с тобой переспать. Не представляю, что все это значит. — Его красивые глаза изучали меня. — Какая-то личная проблема? — Вроде того, — такой ответ показался мне безопасным. Он провел большим пальцем по моей нижней губе. — Что ты хочешь доказать? Я знаю, что ты красива. И сексуальна. Ты сводишь меня с ума. И тебе об этом известно. Мои глаза удивленно расширились. — И если ты хочешь провести ночь со сверхъестественным существом, — продолжил он, склонившись так близко, что его дыхание овеяло мою щеку, — я сломаю свои клыки и буду облизывать тебя часами, а потом объезжу так жестко, что на следующий день ты с трудом сможешь ходить. И он поцеловал меня. Страстно. Влажно. Собственнически. Его рот обрушился на мой, язык требовательно протолкнулся внутрь. Но через миг Джош отстранился, оставив меня ошеломленную и изнывающую от желания. — Подумай над этим, — прошептал он. Потом сел в машину, пристегнул ремень безопасности и уехал с Кэрол. Я подумала о его крепком, властном поцелуе. О том, как обычно столь вальяжный и спокойный Джош пришел в ярость из-за Лонни, когда почувствовал, что мне грозит опасность. Целуя меня, он вел себя, как собственник. Джош постоянно прикасался ко мне и говорил комплименты. Я чувствовала себя заклейменной. Принадлежащей ему. Это… могло стать проблемой. И все же я размышляла над идеей согласиться на то, что пообещал Джош. Не как на решение моей проблемы. Ведь если он изменит меня, то, как сказала Сара, подпишет себе смертный приговор. Если кто-то из пум обратит человека, когда они сами запретили поступать так всем другим, то клан Расселов будет скомпрометирован. Им перестанут доверять, и Альянс распадется. Поэтому я по-прежнему нуждалась в вампире. Но я могла принять предложение Джоша и ненадолго уйти в загул. Перестать сдерживать свое безумное влечение к нему, хотя ни он, ни я не имели намерений на долгие отношения. И мы бы занялись диким, страстным сексом без обязательств. А потом он снова стал бы просто Джошем, а я вернулась бы к поискам вампира, который согласится меня обратить. Хотела ли я секса на одну ночь? Несмотря на свою застенчивость и неуверенность, я распрощалась с девственностью в средней школе. Мой парень тогда был таким же застенчивым и неуверенным, и несколько занятий сексом ничего не изменили ни для него, ни для меня. А после смерти матери я намеренно не заводила друзей и не ходила на свидания. И не имела случайных половых связей. Совсем не делала ничего легкомысленного, внезапно поняла я. Пришло время это исправить. Возвращаясь в машину, я вспомнила о вампире, с которым сегодня ужинала, и вздрогнула. Джош был сексуальным, живым и манящим, а тот мужчина — холодным убийцей. Ночь с горячим вер-пумой может оказаться моей единственной возможностью насладиться сексом. * * *

В оставшуюся часть ночи работа еле двигалась. Мы с Райдер отвечали на звонки, обновляли файлы и разбирали завал электронной почты. Все как всегда, за исключением того, что я работала вполсилы. Мне было трудно сосредоточиться, но я терла глаза и продолжала смотреть на размытые буквы на экране. — Девочка, тебе надо пойти домой и хорошенько выспаться, — в столь ранний час голос Райдер звучал бодро и громко. Она сделала очередной глоток кофе и поправила стопку папок. — Ты выглядишь еле живой. Я покачала головой и прищурилась, пытаясь сфокусировать взгляд. — Со мной все хорошо, — во всяком случае, вряд ли я смогу заснуть. Зазвонил мой телефон, и я подняла трубку, борясь с накатившей волной беспокойства. Экран все еще казался размытым. — Алло? — Ma petite puce [21], это я. Уделишь мне минутку? О, Боже. "Маленькая блошка" было моим детским прозвищем. — Конечно, пап. Как дела? — Ну, я тут осознал, что с нашей последний встречи прошло уже несколько недель, — в его голосе звучала улыбка. Мое зрение наконец прояснилось, и я вздохнула с облегчением. — Точно. Но я думала, ты занят на работе. — Был, однако, следующая неделя у меня свободна, — произнес он. — Мы с Поузи снова едем в Вегас! Я выдавила из себя улыбку, потому что он должен был услышать ее в моем голосе — Звучит здорово. Вам придется выпить за меня. — Мы хотели, чтобы ты поехала с нами! Будет весело, только мы втроем. Ограбим все казино. Ты не узнаешь, что такое игра в блэкджек, пока не увидишь, как играет Поузи. Я поморщилась при этой мысли. — Вряд ли я смогу взять выходной, пап. — О, притворись больной. Как часто ты встречаешься со своим дорогим старым папочкой? Не так уж часто. Но я смотрела на коробку конфет на своем столе и думала о яростном поцелуе Джоша на стоянке. И о следующем свидании с вампиром, которое состоится через два дня. — Не получится. Может вы, ребята, заедете ко мне после поездки и расскажете, как повеселились? Мы еще немного поболтали. Папа превозносил достоинства Поузи, а я терпеливо слушала, жуя шоколад. Конфеты были восхитительны и выглядели дорого. Не в силах сопротивляться, Райдер ухватила горстку. Я кивала и вставляла подходящие ответы, пока отец рассказывал о приключениях их последней поездки. Погода выдалась плохой. Два дня в Маниле он провел на мели. И знала ли я, что на прошлой неделе он впервые попробовал балют [22]? Когда в офис вошла Бетсэйби, я решила закончить разговор. — Прости папочка, но моя смена вот-вот закончится. Позвони, когда будете возвращаться из Вегаса, и мы встретимся, хорошо? — Хорошо. Я поставлю за тебя несколько фишек. Я улыбнулась. — Непременно. Люблю тебя, пап, счастливо повеселиться. Остановившись у моего стола, Бет оглядела недоеденную коробку конфет и разбросанные банки Рэд Була. — Длинная ночь? Выглядишь выжатой. Мне по-настоящему надоело слушать, как каждый говорит, что я ужасно выгляжу. Но я знала, что Бет не имела в виду ничего плохого, поэтому просто вяло улыбнулась и протянула ей коробку. — Конфетку? Когда она вытащила одну, мое зрение снова помутилось. Живот скрутило от беспокойства, а перед глазами замелькали странные огни. Неужели мне становится хуже? Следующим признаком болезни были галлюцинации, означавшие быстрое прогрессирование заболевания. Когда я снова открыла глаза, огни исчезли. Я с облегчением потянулась к компьютерной мыши… и замерла. Та выглядела, как гигантский таракан. Сдержав визг, я вскочила из-за стола. Райдер подняла на меня взгляд, и я неуверенно улыбнулась. — Кажется, мне нужна газировка, — я поспешила прочь от стола, надеясь, что когда вернусь, мой мозг перестанет выделывать фокусы. Ночь выдалась долгая. Глава 7

Я только села за один из пазлов, когда зазвонил телефон. — Алло? — Привет. Не спишь? — это был Джош. Ох, если бы он только знал ответ на свой вопрос. — Я не устала, — солгала я. — Зачем звонишь? — Мне сегодня надо выполнить несколько поручений, и я подумал, вдруг тебе захочется сходить со мной. Раздумывая, я постукивала кусочком пазла по столу. За его предложением скрывался подвох? Моя подозрительная натура немедленно предположила, что так и есть. — А почему, собственно, мне хотеть пойти с тобой? Тебе скучно? — Неа. Просто мне нравится проводить с тобой время. — Правда? — удивленно выпалила я. Джошу… нравилась моя компания? Я тут же заподозрила, что это очередной способ пофлиртовать, и почувствовала себя глупой. Разумеется, он флиртует. — Нравится, — с готовностью подтвердил он. — К тому же, если проведешь со мной день, получишь сюрприз. Правда, тогда тебе не удастся поспать, но если ты с этим справишься, то и я тоже. Я не смогла сдержать улыбку. — Я привыкла не спать, — призналась я. — Но сперва расскажи о сюрпризе. — Нет. Это секрет. Я расскажу о нем только, если проведешь со мной день. — Ты меня шантажируешь? Он рассмеялся. — Конечно. Это единственный способ вытащить тебя из пижамы и заполучить в свои объятья, поэтому я им пользуюсь. Я покраснела и положила кусочек пазла. — Я не стремлюсь попасть в твои объятья. — Тогда я довольствуюсь проведенным вместе временем. Ну, давай же. Что скажешь? Я колебалась. — Помни о большом сюрпризе в конце дня, — поддразнил он. — Он стоит того, чтобы не поспать несколько часов. — Одеваюсь, — сказала я, удивляясь сама себе, встала и направилась в спальню. — Ты за мной заедешь? — Буду через десять минут. — Всего через десять? Я думала, ты живешь дальше. — Так и есть. Но я уже в пути. Понятно. — А что бы ты делал в случае моего отказа? Он тепло рассмеялся. — Я знал, что ты не устоишь. Ты находишь меня неотразимым. — Batarde. [23]Нет, не нахожу, — не дав ему ответить, я повесила трубку, но стереть с лица улыбку не смогла. Ладно, Джош раздражал меня, но это было веселое раздражение. Он чертовски здорово флиртовал, и я наслаждалась его выходками. Только я закончила одеваться, как услышала стук в дверь. Конечно Джош был готов и ждал меня, улыбаясь. Он не выглядел уставшим, хотя я знала, что он, как и я, не спал всю ночь. Когда я открыла дверь, он протянул мне кружку кофе. — Готова? Я кивнула, заперла дверь и убрала телефон в карман. — Спасибо за кофе. — Спасибо, что согласилась составить компанию, — бодро произнес он. — Кофе это меньшее, что я мог сделать. — Так куда мы направляемся? — спросила я, когда мы спустились по лестнице и направились к стоянке. — Сначала к Кэрол. Она обещала накормить меня завтраком. Сев в машину, я бросила на него страдальческий взгляд. — Все это ради бесплатного завтрака? — Не совсем. Бесплатный завтрак — просто привилегия. Кода Джош выехал на шоссе и направился на юг, мы замолчали. Я потягивала кофе, наблюдая то за Джошем, то за дорогой. Чем дальше мы ехали, тем хуже становились мелькавшие за окном районы, и к тому времени, как мы добрались до жилого комплекса, мне захотелось заблокировать дверь и не выходить из машины. — Кэрол живет здесь? — Здесь дешевая аренда, а она не так уж много зарабатывает. Пойдем, Кэрол будет рада тебя видеть. Я пошла за ним через стоянку, стараясь не судить строго. Зданию требовался хороший слой краски, а длинный навес над входом выглядел так, будто вот-вот отвалится. Стоящий неподалеку мусорный контейнер покрывали граффити. Когда мы подошли к квартире Кэрол на первом этаже, я заметила, что снаружи за ближайшими окнами висят грязные кондиционеры. Класс. У одного из ее соседей окно было завешено фольгой. Дважды класс. Перед дверью Кэрол стояла огромная коробка, и Джош немедленно направился к ней. — Позвонишь в дверь? Я возьму коробку. Я выполнила его просьбу, и мгновение спустя Кэрол открыла дверь, одарив нас с Джошем сияющей на морщинистом лице улыбкой. — Джош, дорогой. Ты сегодня с подругой. Входите! — Это та подставка под телевизор, которую ты заказывала? — голос Джоша, несущего в дом массивную коробку, звучал напряженно. — Или ты купила ящик с кирпичами? — Глупый мальчишка, — засмеялась Кэрол. — Ты еще не завтракал? — Конечно нет, — Джош прошел в гостиную маленькой квартиры и поставил коробку напротив двери. — Я знал, что ты сделаешь для меня какую-нибудь вкуснятину. Потому и уговорил Мари приехать со мной. Кэрол посмотрела на меня с сияющей улыбкой. — Почему бы не сварить кофе? — Звучит отлично, — проговорила я, наклоняясь к трущейся о ноги кошке. Когда Кэрол вышла, я посмотрела на Джоша, который с помощью ножа открывал коробки. — Ты для этого сюда приехал? Собрать тумбу? Джош кивнул, снимая с коробки ленту. — Ее сломалась пару дней назад. Я посоветовал купить новую и обещал собрать. Кэрол вернулась с чашкой горячего кофе. Я только начала осознавать, насколько многослойным человеком является Джош, и каждый раз, когда думала, что разгадала его, он меня удивлял. Кэрол готовила значительно лучше, чем повар в закусочной. Ее кофе был великолепен, а блины удивительны. Пока она скармливала мне завтрак, Джош ел в перерывах между сбором мебели. Кэрол откровенно радовалась нашей компании, и постепенно я начала наслаждаться визитом. Через некоторое время она вытащила несколько фотоальбомов и показала мне фотографии своей семьи, из которой в живых уже никого не осталось. Я начала понимать, почему Джош так часто ее навещает, и оценила его добросердечие. Он с довольным видом упорно собирал тумбу, скручивая и соединяя доски, как будто занимался этим уже не раз. Спустя несколько часов, когда все было сделано, и мы доели последние блинчики, Джош настроил и запрограммировал для Кэрол телевизор. — Джош, как замечательно. Ты такой славный, — Кэрол взъерошила ему волосы, словно ребенку. — Думаешь, сможешь помочь Луле? Ее туалет все еще протекает, и она говорит, что счет за воду в этом месяце вырос на десять долларов. Лула очень переживает. — Ты же знаешь, что смогу, — легко согласился он. Мы попрощались с Кэрол, еще раз приласкали ее кошку и ушли. Джош сразу же подошел к другой двери и постучал. — Лула? — спросила я. — Ага. Не возражаешь? — Вовсе нет, — честно призналась я. Сейчас больше всего остального меня интересовало, скольким людям Джош остановится помочь. Я посмотрела на фольгу на окне и устыдилась своих ехидных мыслей, когда мы только приехали. Кэрол пыталась экономить на электричестве? Несколько долларов тут и там не многое бы изменили, но, возможно, у нее совсем не было денег. Лула оказалась худосочной старушкой с искривленными от артрита руками, одетой в цветочное платье гавайского стиля и огромные очки. Она улыбнулась Джошу беззубым ртом. — Вот тебе на. Ты пришел починить мой туалет? — Именно так, мисс Лула, — весело отозвался Джош. — Почему бы вам не показать его мне? Когда она шагнула внутрь, я последовала за Джошем, отмечая темный интерьер квартиры с безупречными полами и рабочими кухонными поверхностями. Мисс Лула была старой, но не слабой. Она явно обрадовалась приходу Джоша, тараторила без умолку и указывала на туалет, будто тот был самой большой проблемой в мире. Джош вежливо ее выслушал и приступил к работе. Мое мнение о нем улучшилось еще больше. Он был терпелив, добр (добрее меня) и неизменно мил. Такое поведение не укладывалось в мое представление о плейбое, каким я его всегда считала. Спустя несколько минут Джош заменил крышку бочка. — Лула, мне понадобятся мои инструменты. Ничего, если мы отлучимся на час? — Конечно, конечно, — замахала она маленькими ручками. — Я приготовлю на ланч сандвичи. Вы не против? — Вы же знаете, что нет, — сказал он. — Мы вернемся очень скоро. Мы снова сели в машину Джоша, и я бросила на него вопросительный взгляд. — Куда теперь? — Ко мне домой, забрать инструменты. Ты со мной или слишком устала? — Я в порядке, — правдиво сказала я. — И хочу вернуться. * * *

Поездка в дом Расселов получилась долгой, но приятной. Мы с Джошем затеяли спор из-за радиоволны, обернувшийся игрой "найди самую отвратительную песню и посмотри, раздражаешь ли ты соседа". Мы дурачились как дети, и я смеялась. Проводить время с Джошем оказалось настолько приятно, что я даже не смогла вспомнить, почему он раньше меня бесил. Когда мы наконец заехали на стоянку, я с удивлением увидела там несколько припаркованных машин. — Кто-то дома? Джош рассмеялся. — Я живу с братьями и кузенами. Кто-то всегда дома. Верно подмечено. Жилище Расселов выглядело как двухэтажный загородный дом-монстр. Внутри имелась запасная мебель, что не удивительно, учитывая, сколько мужчин жило вместе. Дом был чистым и опрятным. — Мне нужно найти ящик с инструментами, — объяснил Джош. — Он в гараже. Подожди здесь минуту. — А можно посмотреть твою комнату? — мне вдруг стало дико любопытно взглянуть на берлогу Джоша. — Зачем? — изумился он. — Хочешь увидеть мою кровать? — Просто интересно, — небрежно ответила я, не обращая внимания на его намеки. — Ладно. Последняя комната по коридору наверху. Я приду через минуту. Я дождалась, когда он скрылся из виду, и поднялась по лестнице в его комнату. Дверь была не заперта, и я открывала ее медленно, поскольку чувствовала себя захватчицей. Комната выглядела типично по-мужски неопрятной. Корзину переполняла груда грязного белья. Кровать прикрывали скомканный в клубок темный плед и разбросанные подушки. На расположенном рядом кресле валялись журналы. Я взяла один. Он оказался научным. Под ним лежал журнал о машинах, а следующий о путешествиях. Ладно, они ничего не говорили мне о Джоше. Я посмотрела на комод, заставленный всякими мелочами. Вдоль краев зеркала выстроились подоткнутые фотографии. Я устремилась к фотографиям, на которых в основном был запечатлен Джош с братьями на отдыхе. Имелось и фото совсем юного Бью, повисшего на плечах Джоша, оба позировали в купальных плавках. Я также нашла фото пожилого мужчины, похожего на Джоша… его отец? Бью как-то упоминал при мне, что его отец умер. Бедный Джош, я знала, каково терять родителей. На телефоне мигала лампочка автоответчика, и я с любопытством взглянула на дисплей. Тридцать одно сообщение. Бог ты мой! Если эти сообщения сродни тем, которые он получает в агентстве, то все они от женщин. Мои пальцы зависли над кнопкой воспроизведения, пока я боролась с желанием прослушать послания. Ведь это было бы серьезным вторжением в личное пространство. — Чего делаешь? Я вспыхнула и обернулась, встретившись лицом к лицу с одним из близнецов. Только не знала, Эверетт это или Элис. Для меня они выглядели совершенно одинаково. — Мм, привет. Он откусил яблоко, с интересом глядя на меня. — Проверяешь, что тут к чему? — Ммм, нет. Просто, э-э-э, осматриваюсь. Джош приехал за инструментами, — я отошла от автоответчика, чувствуя себя виноватой. — Мы собираемся вернуться. — Мммм, — он снова откусил яблоко, не сводя с меня взгляда. И спустя мгновение произнес: — Джош намеренно оставляет его заполненным. — Что? — Автоответчик, — кивком указал он. — Если не стирать старые сообщения, никто не сможет оставить новое. Джош сам так решил. Иначе девушки не оставляют его в покое. О? Интересненько. — Понятно. — Признайся, тебя это интересовало. Я бы никогда в таком не призналась. — Знаешь, они, возможно, отстали бы от него, если б он ответил. Именно так делают нормальные люди. Он фыркнул, будто я сказала что-то смешное. — Что, Элис, все мои секреты разболтал? — появившийся Джош хлопнул брата по плечу. — Может, пора научиться держать язык за зубами? О, черт. Теперь меня действительно поймали с поличным. — Хм, — явно не испытывая ни капли страха, Элис неторопливо куснул яблоко. — Я так понял, раз ты оставил ее в своей спальне без присмотра, то она, вероятно, особенная. — Возможно, — согласился Джош, медленно растягивая слово. — Значит, обычно он не оставляет здесь женщин? — не сдержавшись, спросила я. Элис лишь усмехнулся, и я почувствовала себя глупо. — Пойдем, Мари, — Джош кивнул на дверь. — Пора торопиться, если мы хотим починить туалет Лулы. Надо успеть до пяти. — Почему? Что случится в пять? — Мы пойдем на свидание. — Свидание? — поперхнулась я. — Мы идем на свидание? — На двойное свидание, — с усмешкой подтвердил он. — С парой недавно обращенных вампиров. Я подумал, что тебе захочется задать им несколько вопросов. Элис бросил на меня испытующий взгляд. — Каких вопросов? На меня накатило волнение. — Не твое дело. Джош, ты серьезно? Он с довольным видом кивнул. Я возбужденно вздохнула. — Ты знаешь, что ты лучший? — Ага, — усмехнулся он, — знаю. * * *

Мои ладони вспотели от волнения. Я потерла их о джинсы, чтобы высушить, и попыталась придать себе более спокойный вид. Джош меж тем, вытянув под столом ноги, сидел рядом со мной в кабинке с таким видом, будто его не волновала ни единая проблема в мире. Впрочем, его бутылка пива, покрывшаяся конденсатом, и большая тарелка с едой остались нетронутыми — верный признак того, что он далеко не так расслаблен, как хочет показаться. Несмотря на поздний час, в ресторане было людно, но тускло. Мы с Джошем заняли кабинку, достаточно близкую к уборным, и я всматривалась в каждого посетителя, проходящего неподалеку от нашего столика. Значит я, умирая от необходимости сходить на свидание с вампиром (в прямом смысле), не могла уговорить их прийти. Но стоило Джошу щелкнуть пальцами, как они побежали делать ему одолжение. Это могло меня обидеть, но благодарность за предоставленную возможность перекрыла всякое негодования. — Джош, ты лучший, — повторила я. — Знаю, — ответил он, не глядя на меня. Его взгляд был прикован к двери. — Поблагодаришь меня позже. Представив, что подразумевает это "поблагодаришь", я слегка шлепнула его по руке. — Так что они знают… обо мне? Он перевел на меня взгляд, от жара которого я чуть не расплавилась. Боже, в ярости Джош был чертовски сексуален, а сейчас он определенно бесился. — Они знают то, что я им рассказал. — И ты рассказал… — Что ты собираешься на свидание с вампиром и поэтому хочешь узнать о вампирском обществе из надежного объективного источника. Звучало правдиво. Но меня удивило, что Джош не желал сегодняшней встречи. Я толкнула его локтем. — Ты в порядке? — Да, — бесстрастно ответил он. — По тебе не скажешь. Ты выглядишь раздраженным. Губы Джоша сжались в тонкую линию, и он скрестил руки на груди. — Ты же знаешь, я не фанат вампиров. — Знаю. И все же ценю твои усилия. Его взгляд смягчился, Джош придвинулся ко мне, будто собирался поцеловать, и я поддалась ему навстречу. Ноздри Джоша дрогнули, он повел носом и, отодвинувшись от меня, вернулся на место. — Они здесь. Мое сердце забилось в бешеном ритме. Я немедленно вытянула шею, пытаясь рассмотреть из-за Джоша зал ресторана. — Я никого не вижу. — Ты их узнаешь, — когда я оперлась о колени Джоша, он положил руку мне на плечо. — Сядь. Я послушалась, принуждая себя проявить терпение. Возможно, мне самой удалось бы связаться с одним или двумя вампирами через агентство, но они отличались подозрительностью и из-за моей человеческой сущности отказались бы откровенничать. Тот факт, что двое из них сядут рядом со мной и поговорят, был абсолютно фантастическим… и этим я обязана Джошу. При виде приближающейся к столику пары, я сжала от счастья руку Джоша. Я узнала высокого, долговязого мужчину с дикими пучками волос и низенькую пышную девушку рядом с ним. — Вальжан! Руби! Привет! До встречи с Руби, Вальжан на какие-то полминуты успел стать клиентом "Полуночных связей" и значился в моем списке вампиров. Руби воспользовалась услугами агентства лишь однажды, но я знала ее сестру, Джейд, одну из наших наиболее печально известных клиенток. Я покосилась на Джоша. — Ты не говорил, что придут именно они. — Они оба новички в мире вампиров, — слегка пожал он плечами и наклонился вперед. — Думаю, тебе стоит узнать их перспективы. — Рад снова видеть вас обоих, — вежливо поприветствовал Вальжан, разглаживая спереди свое пальто. Он жестом пригласил Руби сесть, и та скользнула за столик, сосредоточив на мне внимательный недружелюбный взгляд. Бог ты мой. Неужели она защищает свою территорию? От ее сестры я узнала, что вер-ягуары как правило немного… деспотичны. А учитывая, что Руби стала вампиром, меня заинтересовало, как обращение сказалось на ее характере. Когда Вальжан устроился рядом с ней, мои подозрения подтвердились. Руби сразу ухватила его за руку и плотно сжала губы, словно подавляла желание оскалиться на меня. Будто почувствовав всеобщее настроение, Джош небрежно опустил руку мне на плечи и притянул к себе, словно мы с ним были парой. Руби тут же расслабилась, и ее улыбка стала искренней. В тот же миг я поняла, что Руби волнует не борьба за территорию, а Вальжан. Она волновалась, как бы я не увела его, и заранее обозначала свою собственность. Меня это удивило, кроме того воображение быстро нарисовало Джоша, уходящего с другой женщиной, и во мне всколыхнулась ярость. Пальцы вцепились в джинсы, и я прикусила внутреннюю сторону щеки, выкидывая из головы неприятную мысль. — Спасибо, что пришли, — произнес Джош. — Я ценю, что вы нашли время ответить на вопросы Мари. — Мы навещали семью Руби, — просто сказал Вальжан. — Потом поедем в Рим. Я обещал Руби обзорную экскурсию на день рождения. Лицо Руби озарилось улыбкой, и я пригляделась к ее зубам. Никаких признаков клыков. Ну конечно. Почему я решила, что новые вампиры отличаются от тех, которых я видела и с которыми ходила на свидание? Клыки втягивались в десны, а во время кормления выдвигались на несколько дюймов, как у змей. В остальное время они были скрыты и выглядели просто как острые резцы. — Рим — это здорово, — поддержала я разговор, не уверенная, что стоит сходу заваливать парочку расспросами. — Кто-то из вас бывал там раньше? — Я был сразу после своего обращения, — сказал Вальжан, подведя разговор к интересующей меня теме. — Я… — На что это похоже? — выпалила я, не желая сворачивать с заданной темы, поскольку отчаянно нуждалась в ответах. — Было больно? Хотя вообще-то это не имело значения. Я не сомневалась, что обращение менее болезненно, чем смерть. Но сейчас, когда ответы оказались у меня перед носом, мне стало… любопытно. — Не помню, — Вальжан виновато поморщился. — Я был пьян и в момент обращения потерял сознание. — А я умирала от выстрела в спину, так что тоже не помогу в этом вопросе, — вставила Руби. — Помню только, как Майкл прижался губами к моей шее, и мир погрузился в туман. — Майкл? — удивленно переспросила я. К моему удивлению, Вальжан покраснел, а Руби бросила на него веселый, ласковый взгляд. — Когда он превратился в вампира, то взял имя Вальжан. Майкл его настоящее имя. Теперь, став парой, мы стараемся пользоваться новыми именами, но постоянно о них забываем. — Новые имена? — вежливо поинтересовалась я. — У вампиров так принято? — Да. Так лучше, поскольку по существу связь с прежней жизнью обрывается. Большинство вампиров меняют имена каждые двадцать лет или около того, чтобы не вызывать подозрений у местных жителей, — Вальжан скривил рот. — У вампирского сообщества много правил. — Так значит, Руби, ты умирала? Тебя обратили против воли? — Я ее не спрашивал, — признал Вальжан. — Планировал поднять этот вопрос через несколько лет, проведенных вместе, но раньше, чем она достигнет средних лет, и у нее отвиснут… Руби начала притворно душить Вальжана, и ее пальцы превратились в угрожающие когти. То есть, они выглядели бы угрожающими, если бы глаза девушки не блестели весельем. — Не заставляй меня менять форму, — промурлыкала она. Я покраснела. Фраза прозвучала не как угроза, а скорее, как прелюдия. — Значит, у тебя не было возможности ее спросить? — повторила я, возвращая разговор в нужное русло. Джош утешительно погладил меня между лопаток, поддерживая своим присутствием. — Не было времени, — объяснил Вальжан. — Я решил рискнуть и наделся, что Руби не слишком на меня разозлится. — Не впадет в бешенство, — мягко и ничуть не рассерженно промурлыкала она. Вальжан снова покраснел до корней волос, что явно доставило Руби удовольствие. — Ты упомянул, что у вампиров много правил, — продолжила я. Эти двое были очень милы, но пока не сообщили мне ничего нового. Они переглянулись, и Руби покачала головой. — Мы не можем рассказывать о них не-вампиру. Иначе заработаем проблемы. — Проблемы с кем? Спустя мгновение Вальжан признался: — С другими вампирами. — Дай угадаю. Очередное вампирское правило? — Бинго, — Руби снова усмехнулась, и я заметила, что ее клыки немного удлинились. — Это вроде правил "Бойцовского клуба" [24]и все в таком роде. — Понятно. А как насчет семьи? — спросила я, подумав об отце. Я не могла его бросить. Ведь я была его единственным родным человеком во всем мире. — Если члены твоей семьи состоят в Альянсе, то все путем, — сказала Руби. — С ними не нужно хранить тайну. Но все прочие должны оставаться в неведении. Я тяжело сглотнула. Значит, мой отец потеряет дочь в любом случае. — Ясно. Словно почувствовав мою скорбь, Джош притянул меня к себе. — Что еще Мари следует узнать перед свиданием с вампиром? — Или обращением, — быстро добавила я, игнорируя хмурый взгляд Джоша. — После обращения многое меняется, — начала Руби, сделав паузу, когда официант принес ей с Вальжаном по стакану воды. После его ухода она деликатно отодвинула стакан в сторону. — Не знаю, как у Вальжана, но мои аппетиты сильно трансформировались. Оборотням свойственно пристрастие к тяжелой мясной пище, однако сейчас мой желудок ее не переваривает. Вампирам не нужны еда и напитки, только кровь. И пить ее приходится часто. — Насколько часто? — Два-три раза в день, как человеческой пищей, — непринужденно сообщил Вальжан, поднял стакан с водой и сделал глоток, будто решив что-то доказать. — В конце концов, желудок перестраивается, и появляется возможность пить большинство напитков. Руби новичок, поэтому ее желудок пока отвергает все, кроме крови. Вальжан предложил своей подруге воду, но Руби сморщила нос и приложила пальцы ко рту, будто ее затошнило. — Что насчет солнечного света? — Убивает, — отрезала Руби. — Вампиры спят большую часть дня, но если застрянут на солнце, им крышка. Сведения звучали все более угнетающе. Я ощутила вспышку тревоги, но поспешно заглушила ее. Это был мой лучший вариант, и я не собиралась отступать. — А есть ли у вампиров какие-то преимущества? Вы упомянули о минусах, но ведь плюсы тоже существуют? Джош кинул на меня очередной подозрительный взгляд. Вальжан с Руби переглянулись. Он обхватил ее руку, поднял ко рту и нежно поцеловал тыльную сторону ладони. — Вампир получает возможность провести вечность с той, которую любит. Это стоит любых неприятностей, не правда ли? Вот только я стремилась стать вампиром не из-за любви, а ради выживания. И не могла представить, чтобы какой-то из моих знакомых вампиров столь ласково целовал мне руку, как Вальжан Руби, или нежно прижимал меня к себе, как сейчас делал Джош. Хочу ли я провести вечность с холодным мужчиной, которого не люблю? Я посмотрела на Джоша. Его обычно смеющиеся глаза были мрачными, рот сжимался в тонкую линию. Или я хочу провести немногое оставшееся у меня время с мужчиной, который мне очень нравится, но который не может стать моим? Несколько недель назад мой ответ был бы однозначным: я хотела вечность. Но теперь я сомневалась и могла думать только о незнакомце, целующем мою руку, как Вальжан целовал Руби… и о том, какую боль это причинит Джошу. Меня слегка замутило. — Вечность звучит заманчиво, — сказала я притворно веселым голосом. — Она побеждает смерть, — сухо отозвалась Руби. Так и есть. Пришло время сменить тему. — Ладно, какие дадите рекомендации для свидания с вампиром?..
Переводчики: inventia Редактор: Juccy Глава 8

— Больше никаких звонков, — объявила Бет, когда я на следующий день пришла в офис. — Обзвон неактивных клиентов приостановлен. — Почему? — я взглянула на стопку папок на столе, из которых едва ли успела разобрать треть. — Что-то случилось? — Ситуация с кланом тигров приводит всех в ярость, — Бет скрестила руки на груди и прислонилась к краю моего стола. — Бью назначил на сегодняшний вечер еще одну встречу с главами кланов и попробует сгладить острые углы. Они пытаются закрыть наше агентство. — Закрыть? Зачем им это? Перед ответом Бет мгновение пожевала губу. — Не уверена, что правильно подобрала слово, скорее они хотят… сменить руководство. — Потому что мы люди? — догадалась я. — Бинго, — ответила она и вздохнула. — Многие думают, что для обслуживания сверхъестественных лучше подобрать соответствующий персонал. — А как же Сара? — указала я. — Они считают ее сверхъестественное присутствие "недостаточным". Да, Сара оборотень, но раньше была человеком, и она волк. Эти два обстоятельства играют против нее, — голос Бет звучал устало. — Бью отказывается закрывать агентство, но лучше нам пока залечь на дно. — Ясно, — произнесла я, стараясь не паниковать. Если агентство закроют, я лишусь доступа к базе данных Альянса и не смогу найти себе вампира. — Значит, мы можем остаться без работы только потому, что мы люди? Ужасно несправедливо. — И появившиеся безумные слухи совсем нам не помогают. Ой-ей. — Безумные слухи? — Про то, что мы якобы устраиваем суперам свидания с людьми, притворяющимися оборотнями. Два месяца назад все жаждали сходить на свидание с человеком, а теперь мечтают, чтобы мы держались подальше. Короче говоря, больше никаких звонков. Если им нужны наши услуги, пусть сами к нам приходят. — Понятно, — сказала я, чувствуя себя больной. В душе зародилось подозрение, что кто-то увидел меня на свидании и рассказал об этом, или что проболтался один из тех, с кем я встречалась. Черт возьми! Нужно поговорить с Джошем. Слухи могут поставить массивный крест на моих планах. Я отправила ему смс: "Что делаешь сегодня вечером?" "Занят следующие несколько ночей, красотка", — незамедлительно ответил он. — "Ты ведь не успеешь меня забыть?" "Я не увижу тебя несколько дней? У меня сегодня свидание, и я надеялась, что ты пойдешь со мной. Под "пойдешь со мной" я подразумеваю, что ты притворишься моим невидимым старшим братом". Ответ пришел мгновенно. "Господи, Мари. Отличный способ убить у парня стояк. Никогда больше не называй меня братом!" И следующее сообщение: "С кем свидание?" "С вампиром по имени Андре. Он значился в твоем списке вероятных кандидатов, помнишь?" Его следующее сообщение пришло спустя десять минут, в течение которых я нетерпеливо постукивала пальцами. "Не уверен". "Почему? Что с ним не так?" "Извини. Я пока занят. Сейчас мне надо разбить пару физиономий". Он написал через несколько минут: "Кроме того, что он вампир, в нем нет ничего плохого. Я на него работал. Он спокойный. Немногословный. Очень вежливый". Для меня это звучало прекрасно. "Тогда в чем проблема?" "Проблема в том, что ближайшие несколько дней я работаю и не смогу в случае чего тебя защитить". "Ты не обязан быть со мной". На самом деле, отсутствие Джоша играло мне на руку. Его собственнические повадки мне совсем не помогали, хотя я сильно ими наслаждалась. И это было проблемой. Очередное сообщение пришло еще через несколько минут. "Просто… выбери место помноголюднее и не забывай об осторожности. И напиши мне после встречи, чтобы дать знать, как все прошло". "Напишу обязательно. Как знать, может он не окажется неудачником". "Надеюсь, окажется. Тогда у тебя не останется выбора, кроме как упасть в мои объятья". Это вызвало у меня улыбку. * * *

Я решила последовать совету Джоша насчет выбора места свидания. Что-нибудь людное, шумное и переполненное. И достаточно близкое к офису, чтобы я могла улизнуть в любой момент. Иными словами, ресторан греческой кухни "Константин". В одежде я предпочла проявить консерватизм. Надела позаимствованные у Райдер плотный розовый джемпер с овальным вырезом и черную обтягивающую юбку, придающую мне женственный вид и не кричащую "пожалуйста, впейся мне в шею немедленно". А также туфли на высоком каблуке. В конце концов, я хотела выглядеть заинтересованной. Ожидая прихода своего кавалера, я ерзала на стуле. Неужели снова придется уйти ни с чем? Я взглянула на часы. Он опаздывал на десять минут — плохой знак. К моему ужасу, у меня в очередной раз помутилось зрение. Снова галлюцинации. Последний раз, когда я решилась лечь спать, то половину времени провела смотря на стены, сквозь которые просачивалась кровь. Уговаривая мозг прекратить посылать мне страшные видения, я понимала, что начинается следующая стадия болезни, и легче мне от этого не становилось. Галлюцинации не прекратятся, и, в конце концов, я перестану отличать реальность от вымысла. Хуже всего, мне не с кем было об этом поговорить. Мои трудности оставались лишь моими, и иногда я предчувствовала, что они меня уничтожат. Но я сделала выбор справиться с болезнью самостоятельно — выбор, о котором сожалела лишь в минуты слабости. Может, стоит рассказать Джошу? Он, конечно, безрассудный, любит пофлиртовать и ему не помешало бы обуздать свое эго, но… он мне нравился. С ним я чувствовала себя защищенной. Возможно, потому что проводила с ним много времени. Я достала телефон, начала набирать сообщение, но потом остановилась. Если я ему расскажу, он перестанет со мной заигрывать. Болезнь не сексуальна. Умирающая девушка не вызывает интереса. Если я ему признаюсь, наша игривая дружба закончится. Я убрала телефон. — Минни? Я подняла глаза на звук мужского голоса и присмотрелась. Стоящий передо мной мужчина был великолепен. Высокий, атлетически худощавый, с зачесанными назад короткими светлыми волосами, бледной кожей и яркими голубыми глазами. Он улыбнулся, и я заметила, что его клыки немного длиннее, чем следует. — Я Андре. — О, ничего себе, — не сумев скрыть улыбку, я встала и протянула руку. — Привет. Я Минни. — Ничего себе? — усмехнулся он. Его открытая, зубастая улыбка меня очаровала. В отличие от моего последнего кавалера, Андре не скрывал клыков за сдержанной ухмылкой. Это заставило меня почувствовать к нему доверие. — Просто ты выглядишь… лучше, чем я ожидала, — честно призналась я. — Потому что я вампир? — осторожно спросил он, хотя улыбаться не перестал. Ох, похоже, я его обидела. — Нет, — быстро ответила я. — Дело в службе знакомств. Кажется, я частенько проваливаю свидания. — Не представляю почему, — он подошел к моему стулу, чтобы придвинуть его. — На мой взгляд, ты выглядишь просто замечательно. — Спасибо, — пробормотала я и села. Он задвинул мой стул, обошел стол и сел напротив. Когда один из официантов проходил мимо, Андре поднял руку и подозвал его. На рукаве Андре сверкнули запонки, и я присмотрелась к его одежде. Темно-серому пиджаку поверх легкой рубашки, хорошему пальто. Почему-то мне вспомнились бесчисленные футболки и джинсы Джоша, но я отбросила эти мысли. Воспоминания о нем на свидании ни в коей мере мне не помогут. — Бутылку красного вина, пожалуйста, — Андре посмотрел на меня с вежливой улыбкой. — Если не возражаешь. — Нисколько, — черт возьми, просто счастье, что мужчина собрался пить вино, а не пялиться весь вечер на мою шею. Когда официант ушел, я вцепилась руками в колени, чтобы унять нервную дрожь. — Итак, Андре, чем ты занимаешься? Он уставился на меня непонимающим взглядом. Merde. [25]Похоже, я ляпнула что-то не то. — Прости. Ты унаследовал состояние? — О, — он протяжно рассмеялся. — Да. Извини. Я не сразу понял вопрос. В моих кругах такое не принято. — Прости, — произнесла я, мечтая уползти под стол. От смущения по щекам разлился жар. — Я не подумала. — Смею предположить, для вер-выдр работа многое значит? — он окинул меня оценивающим взглядом. — Родительская гиперопека, — солгала я с улыбкой. — Могу лишь представить, — просто сказал Андре и поднял взгляд на официанта, поставившего на стол два бокала. Мы в молчании ожидали, пока он откупорит бутылку и разольет вино. После его ухода Андре поднял бокал. — Тост? Я подняла свой бокал и выжидающе смотрела на Андре. — За начало чего-то восхитительного, — объявил он. Вот это я могла поддержать. Мы чокнулись, и я отпила глоток. — Будем что-нибудь заказывать? — спросил Андре, поднимая меню. Я посмотрела в свое меню и втянула воздух. Слова расплывались, а страницы были заляпаны кровью. Зрение снова вытворяло жуткие штуки. Я на минуту прикрыла глаза, потом улыбнулась Андре, как надеялась, беспомощной женственной улыбкой. — Закажешь что-нибудь для меня? Он выглядел довольным. — Конечно. * * *

Ужин прошёл хорошо. Лучше, чем хорошо. Андре оказался интеллигентным, вежливым и весьма занятным собеседником. Какой бы темы мы ни касались, у него всегда находилась интересная история для рассказа. О нём я узнала, что ему четыреста лет, он владеет художественной галереей тут неподалеку, купленной полвека назад, и любит классическую музыку. Современную, а также телевидение и мобильные телефоны он ненавидел, но зато обожал крутые тачки, особенно спортивные. Я старательно направляла разговор к персоне Андре, чтобы не сочинять сложную историю вымышленной Минни. А он, казалось, с радостью рассказывал о себе. Свидание затянулось на несколько часов. Болтая, мы не спеша допили бутылку вина. В сумочке завибрировал телефон, извещая о новом сообщении, но я его проигнорировала. Встреча проходила великолепно. "Да, черт возьми, — думала я, улыбаясь Андре поверх стакана. — Дело в шляпе". — Что ж, Минни, — Андре допил свое вино и улыбнулся. — Хочу спросить. Ты молодая, очень симпатичная, и, как я слышал, женщины-оборотни весьма востребованы. Почему ты решила поискать… не среди своих? Попросту говоря, почему ты пошла на свидание с вампиром? Я на минуту задумалась, вспоминая слова Джоша. Вампиры были хищниками и любили охоту. Мне требовалось ответить так, чтобы заинтересовать его и не отпугнуть. Я прикусила губу, и его внимание тут же переключилось на мой рот. Ах. Вампиры. Любители укусов. Буду иметь в виду на будущее. Я еще немного покусала губы, потом, как надеялась, смущенно улыбнулась. — Большинство мужчин моего клана довольно молоды, а те, кто старше, деспотичны. Я же предпочитаю мужчин с опытом, но не жестких альфа. Он улыбнулся и слегка кивнул. — Иногда трудно найти кого-нибудь хорошо воспитанного. Выходит, удачно, что мы встретились. Как ни странно, эти слова заставили меня вспомнить о Джоше, постоянно носившем бейсболку, о его лукавой, понимающей улыбке. Он ни в малейшей мере не отличался благовоспитанностью, но был совершенно восхитителен. Я запрятала эту мысль подальше. — Откровенно говоря, я безмерно рада нашему с тобой знакомству. Он улыбнулся шире: — Это чувство взаимно. * * *

Я прокралась в агентство час спустя, будучи слегка навеселе. Голова у меня шла кругом от хорошо прошедшего свидания. Дело шло на лад. Лучше не придумаешь! — Как прошло? — спросила Райдер, как только я вошла. — Отлично! — ответила я. И потеряла сознание. * * *

— Мари? Мари! — теплая рука неистово хлопала меня по щеке. — Девочка, очнись. Я оттолкнула хлопающую меня ладонь, разлепила глаза и уставилась в озабоченное лицо Райдер на фоне офисного потолка. Почему я на полу? Тело болело в местах, которые я не ударяла, но я не помнила, как упала. — Ммм. Что случилось? Райдер присела на корточки и покачала головой. — Может, сама мне расскажешь? Я села, поморщилась и потерла лоб. — Кажется, я упала в обморок. — Ты много выпила? — во взгляде Райдер сквозило явное беспокойство. — Хочешь, вызову скорою? Я отмахнулась. — Нет, нет. Я в порядке. — Скорая ничем мне не поможет. Райдер посмотрела на меня с сомнением. — Нет, серьезно, я прекрасно себя чувствую, — в доказательство я встала, пошатываясь на туфлях с высокими каблуками. Райдер помогла мне подняться, и я направилась к своему столу. Как только я села, она наклонилась ко мне и отряхнула пыль и мусор с одолженного у нее джемпера. — Ты точно в порядке? Я криво улыбнулась. — Ничего такого, что не вылечил бы хороший сон. — Я подняла мизинец вверх и посмотрела на нее. — Клянешься, что это пойдет в список грязных тайн, известных только тебе и мне? Она вздохнула, но скрепила свой мизинец с моим. — Клянусь. Просто я беспокоюсь о тебе, Мари. — Знаю. Но мне необходимо держать это в тайне. Очень необходимо. Райдер снова тяжело вздохнула. — Это останется в списке тайн. Только будь осторожна. Вот почему Райдер была моей лучшей подругой. Она заставила меня выпить глоток воды, потом вернулась за свой стол. Я открыла профиль Минни, чтобы рассказать о свидании (требование ко всем клиентам "Полуночных связей") и заметила новое сообщение. От Андре. Открывая его, я трепетала от волнения. "Прекрасная Минни. Наше знакомство доставило мне огромное удовольствие. От встречи с тобой я чувствую себя невероятным счастливчиком и мечтаю второй раз испытать удар молнии. Хочу увидеть тебя снова. Что скажешь насчет пятницы? Выбирай место. Весь твой, Андре". Если бы я могла встать, то исполнила бы победный танец. Наконец-то у меня появился шанс выжить! Несмотря на пульсирующую головную боль, я была так взбудоражена, что едва могла сосредоточиться на работе. Я сразу согласилась на второе свидание, а потом набросилась на обновление проффайлов, ответы на электронные письма и внесение информации в базу. Все это время мои мысли мчались со скоростью миля в минуту. Это случилось на самом деле. Я на шаг приблизилась к тому, чтобы меня кто-то обратил! К тому времени, когда в офисе появилась утренняя смена, я настолько разнервничалась, что сразу бросилась в машину и умчалась домой. Заехав на стоянку, я поспешила наверх, только чтобы резко остановиться от удивления. На втором этаже, низко надвинув на лицо бейсболку, сидел Джош. При моем появлении он встал, и в лучах уторенного солнца его глаза дико сверкнули. — Где тебя носило? — он окинул меня внимательным взглядом, как бы проверяя, и немного успокоился. — Я писал тебе последние несколько часов, а ты не отвечала. Все в порядке? Даже беспокойство Джоша не могло обломать мне кайф. Я быстро открыла дверь и вошла в квартиру. — Я ходила на свидание с потрясающим вампиром, и оно прошло великолепно. Он нахмурился и последовал за мной. — Потрясающий… вампир? — Андре, помнишь? Он был в списке. — В списке "возможно", Мари. Я не уверен, что он мне нравится в качестве твоей пары. Есть в нем что-то подозрительное. Отмахнувшись от его озабоченности, я закрыла дверь. — Андре один из лучших. Он привлекателен, дружелюбен, вежлив и хочет встретиться снова! — на последних словах я слегка подпрыгнула и улыбнулась. — Это же здорово! Джош смотрел на меня, как зачарованный. Я замерла и уставилась на него непонимающим взглядом. — Что? Что такое? — Ты, — на его лице оставалось все-то же благоговейное выражение. — Я впервые вижу, как ты улыбаешься. Я снова широко улыбнулась. В последнее время мне нечасто приходилось радоваться, но теперь? Меня переполняло воодушевление от возможности остаться живой. Джош обвил рукой мою талию и, продолжая разглядывать, шагнул ближе. Моя улыбка начала таять, а пульс ускорился. Что-то не так? Но тут он медленно склонил голову. В его глазах плескалось желание, и я поняла, что он собирается меня поцеловать. Его губы, о которых я мечтала несколько дней, приблизились к моим. Мне следовало прогнать его. Нажать на тормоз и освободиться из объятий. Следовало подумать об Андре и будущей полноценной здоровой жизни в качестве нежити. Но рядом, в моих объятиях, стоял Джош, обвивал мою талию сильными руками и склонял ко мне прекрасное лицо. Он выглядел восхитительно, весь с ног до головы. И собирался меня поцеловать. Я подняла лицо ему навстречу. — Уверена, что хочешь моего поцелуя, Мари? — губы Джоша находились так близко, что я ощущала их дразнящий шепот. — Не будь я уверена, ты сейчас сидел бы на лестнице за дверью, — ответила я, глядя ему в глаза, которые все еще по-кошачьему светились. Теперь, когда мы стояли в темной квартире, это стало заметнее. Меня очаровывало то, как они отражали свет. — Хорошо, — прорычал он, и его рот обрушился на мой. Я застонала от жесткого собственнического поцелуя, не походившего на те поддразнивающие ласки, которыми Джош одаривал меня раньше. Он как будто клеймил меня, и я оказалась неготовой к такому напору. Его губы жестко и горячо сминали мои, язык в медленном ритме скользил в мой рот, не оставляя сомнений, что означает этот поцелуй. Джош так яростно целовал меня не от радости из-за найденного мной вампира, а потому что хотел утвердить на меня свои права. Ну и ну! Потом поцелуй сделался еще жестче, поражая накалом и восхитительностью. Джош втянул мою нижнюю губу и прикусил в чувственном приглашении. — Ты такая красивая, — тихо проговорил он, проведя рукой по моей спине и прижав к себе еще крепче. Я застонала, наслаждаясь близостью его большого теплого тела. Закинула руки на шею Джоша и подняла лицо для очередного поцелуя. Зачем сейчас останавливаться? Джош, казалось, был счастлив угодить мне, но на сей раз поцеловал легко, поддразнивая, уговаривая мой рот открыться и распаляя желание. — Ты моя, — прошептал он у моих губ, прежде чем снова скользнуть языком в мой рот. Мои внутренние тормоза завизжали от резкой остановки. Глава 9

Я толкнула его в грудь: — Извини? Джош не ответил, и когда наклонился, чтобы куснуть меня за шею, я отпихнула его лицо. — Джошуа Рассел! Он наконец отстранился. — Что? — Я не твоя. По его лицу расползлась умопомрачительная самоуверенная усмешка. — Тогда перестань отвечать на мои поцелуи, Мари, — когда он снова наклонился, я отвернулась, и Джош недоуменно отступил. — Почему мне нельзя тебя поцеловать? — Потому что ты ведешь себя как неандерталец. Я не твоя. Я принадлежу только себе. Если ты все еще хочешь отношений на одну ночь, о которых говорил, я в игре. Но ничего большего не будет. Он уставился на меня с таким видом, будто я отрастила вторую голову. — Что? Ты дамский угодник и сам признался, что ни с кем не встречаешься дважды. Я не могу поступать также? Глаза Джоша по-кошачьи вспыхнули, изобличая его раздражение. — Так ты хочешь провести со мной одну ночь? — Конечно, — мое сердце ушло в пятки при мысли о ночи с Джошем. Без каких-либо обязательств. Только он и я вместе в постели, занимаемся друг с другом прекрасными грязными вещами. — Я нормально к этому отношусь. — А потом ты просто развернешься и уйдешь с вампиром, так получается? Когда он об этом говорил, звучало как-то не очень… — Да. — И ты думаешь, что у меня не возникнет с этим проблем? Я уперла руки в бока. — Почему бы нет? Ты же маньяк свиданий. Я удивлена, что за тобой следом не выстроились в ряд десять женщин, готовых прибежать, как только ты их поманишь. Стоит тебе щелкнуть пальцами, как слетают чьи-нибудь трусики. — Я уже несколько недель ни с кем не встречаюсь. С тех пор, как начал тебе помогать. Тебе это не о чем не говорит? Я с трудом удержалась от соблазна обыграть возможные варианты. — Только о том, что у тебя период воздержания. Он зашипел, и к моему удивлению, это прозвучало… как у кота. Его взгляд стал абсолютно диким, ноздри раздулись. Глаза вспыхнули в тусклом свете, и я выдохнула, понимая, что они превратились в звериные. Джош терял контроль над своей человеческой частью. Он положил руки мне на плечи, и я ощутила, как его когти впились в мою кофту, зарывшись в ткань ровно настолько, чтобы оповестить о своем существовании. Джош улыбнулся, и я увидела, как выдвинулись его клыки. — Тебя это заводит, Мари? Жаждешь какого-то безумного сверхъестественного дерьма в постели? Я не понимаю такой увлеченности, но если это надо, чтобы ты обратила на меня внимание, я исполню твое желание. Он считал меня одержимой вампирами? Это… причиняло боль. Я окинула его своим самым ледяным взглядом. — Убери от меня свои лапы. Он отпрянул и принялся метаться по гостиной. Его движения были быстрыми и порывистыми, словно он из последних сил старался сохранить контроль. На меня Джош не смотрел. Я чувствовала… смущение. Печаль. Я теряла его дружбу, чего совсем, совсем не хотела. Как мне разобраться с этой ситуацией? Смогу ли я? Почему допустила наше с ним сближение? — Мне жаль, Джош. Просто ты не понимаешь. Он рассмеялся, но совсем не весело. — Не понимаю? Я подкатывал к тебе неделями, Мари. Знаю, тяжело пробиться сквозь твой толстый череп, но ты мне нравишься. Нравишься, как личность. Я считаю тебя красавицей. Живу ради одной из твоих редких улыбок. Мне нравится, когда ты ставишь людей на место своим язычком. Я даже не возражаю, когда ты поступаешь так же со мной. Каждый раз, когда ты переходишь на французский, я немедленно твердею. Но ты желаешь только… вампиров? — Он обернулся, и я увидела на его лице разочарование. — Так скажи мне, Мари, что в них есть такого, чего нет у меня? Потому что мне действительно интересно, но впечатление такое, будто ты ищешь всего лишь дешевых острых ощущений. Дело в их клыках? В том, что они нежить? В чем? Я промолчала. Он чертыхнулся. — Прости за то, что я здесь устроил. Я не понимаю тебя, а ты не хочешь со мной поговорить, так что всего тебе хорошего, Мари Беллавенс. Уверен, ты найдешь себе подходящего вампира, или он найдет тебя. Он открыл дверь. Меня охватила паника. Джош собирался уйти. Навсегда. И если он сейчас покинет меня, то окончательно. — Джош… Я умираю. Он медленно обернулся, посмотрел на меня и после длительного, напряженного момента молчания спросил: — Что ты сказала? Открывая правду, я чувствовала себя беззащитной. Джош будет первым, с кем я поделюсь. — Я… умираю, — к моему ужасу, на последнем слове мой голос дрогнул. — У меня есть от шести до двенадцати месяцев, прежде чем… придет конец. И смерть не будет легкой. Я превращусь в месиво задолго до того, как мой мозг перестанет функционировать. Джош тихо закрыл дверь и прислонился к ней, глядя на меня так, будто не мог поверить услышанному. — Я… Мари, я не знал. — Конечно не знал, — я заставила свой голос звучать легко и насмешливо, словно мой мир сейчас не разваливался на части. — Кроме тебя, я никому не говорила. — Это рак? Если бы. Мысль возникла совершенно внезапно, и я истерически засмеялась над ее абсурдностью. Боже, все так запутано. — Нет, — ответила я. — Это не рак. Это кое-что под названием фатальная наследственная инсомния. — Я не знаю что это. — Очень редкое заболевание. Им болела моя мать. Она умерла десять лет назад. Я унаследовала ген инсомнии. Болезнь, как предполагалось, не проявится лет до сорока, но началась раньше. Он покачал головой и потянулся ко мне. — Мари… Я отошла прежде, чем он успел меня коснуться, и, чувствуя тошноту, обхватила себя руками. Открытие тайны другому человеку означало принятие самого существования болезни. Признание факта ее реальности. Я запаниковала и ощутила абсурдное желание заплакать. Когда я увильнула, Джош последовал за мной. — Ты… ты хочешь об этом поговорить? У меня из горла вырывался еще один истерический смешок. — Нет. Просто… — я вздохнула, глядя на пустые стены, и вдруг почувствовала ужасную усталость. — Я, черт возьми, хочу поспать. — Фатальная… инсомния, — повторил Джош. — Значит, ты не можешь спать? Я шагнула вперед, внезапно отчаянно захотев показать, что значит не спать. Объяснить это хоть кому-нибудь. Я открыла дверцы шкафа, где на прибитых мной полках лежали сотни аккуратно сложенных коробок. — Я складываю пазлы во время бессонницы. Я собрала их все. Некоторые дважды. Он ничего не ответил, просто посмотрел на пазлы, потом перевел взгляд на меня. — И еще, — я промчалась через квартиру в маленькую ванную, подошла к шкафу и открыла аптечку. Схватила оттуда коробочки со снотворными, продаваемыми по рецепту и без, и показала Джошу. — Я принимала их все, и ни одно не помогло. Ничего не работает. Я закрываю глаза, но не засыпаю. Только минут на десять, если повезет, а потом все. Мой мозг не отключается, и я так устала, что попросту падаю в обморок. И кроме тех случаев, когда я в обмороке, я не сплю. Он хранил молчание, наблюдая за мной сумрачным взглядом. — Знаешь, каково это? — мои руки сжались в кулаки, когда в душе всколыхнулись разочарование и беспомощность. Мне хотелось кричать, но я заставила свой голос звучать спокойно. — Представь, что ты все время голодный, но не можешь есть. Просто не можешь. Безо всяких причин. Я прохожу через это каждую гребанную ночь. И это меня убивает. У болезни четыре стадии. Когда мне было восемнадцать, моя мать перестала спать. Потом у нее начались приступы внезапной тревоги, почти как у меня сейчас, — сказала я, чувствуя дикое биение сердца в груди. — Мари… — Мне нужно выложить тебе все, пока я еще могу, — я глубоко вздохнула, принуждая себя немного успокоиться. — Болезнь начинается с бессонницы. За ней следуют приступы тревоги, а потом и паранойя. Дальше являются галлюцинации. Недостаток сна продолжает ухудшать состояние, в конце концов, человек сходит с ума от усталости и умирает. Джош, это ужасно. Чудовищно ужасно. Моя мать… она была красивой. Полу-француженка, полу-канадка с длинными волнистыми волосами и счастливой улыбкой. Я скучаю по ней каждый день, — тихо закончила я. — Что говорят врачи? Я покачала головой. — Они не могут помочь. Я перепробовала уйму таблеток, терапию и гипноз. Была у специалистов. Все они просят меня провести тесты, и если найдут причину, начнут экспериментальное лечение. Я проведу следующие полгода прикованной к мониторам, напичканной препаратами и исколотой иголками, но безрезультатно, потому что никто не знает, как все исправить. Лучше уж я потрачу последние месяцы на реальную борьбу с болезнью. — Вот почему ты хочешь вампира, — тихо произнес он. Я кивнула. — Идея найти кого-нибудь, кто меня изменит, пришла мне в голову несколько недель назад. Сара сказала, что оборотни не болеют. И вампиры, ну, они уже мертвые. Всех их я могу найти в агентстве. Так почему бы не воспользоваться ситуацией? Он сжал мои руки в своих. — Почему ты не выбрала оборотней? Я могу тебя обратить. — Нет, не можешь, — спокойно возразила я. — Ты брат Бью. После инцидента в клане тигров он в одиночку пытается сохранить Альянс. Они изгнали ту парочку тигров, причем навсегда. Полагаю, для оборотня это равносильно смерти. Ты очень близок со своей семьей, и я не хочу, чтобы из-за меня тебе пришлось жить в изгнании. Особенно когда есть более чем подходящие вампиры, не обязанные следовать всем правилам Альянса. — Но вампиры не обращают всех подряд и не отпускают их потом на четыре стороны. Они заявляют на обращенных свои права.. — Знаю. Но я должна рискнуть. Может, мне повезет, и я найду милого вампира, с которым проведу вечность. Джош посмотрел на меня ровным непроницаемым взглядом. — Значит, я не подхожу, чтобы изменить тебя, но гожусь для одноразового секса? Я прикусила губу. — Я не должна хотеть переспать с тобой, но хочу. — Черт, Мари, — выругался Джош, снял кепку и провел рукой по волосам. — Я не знаю, что сказать. Я сцепила пальцы. — Да, все сложно. Он коротко и горько рассмеялся. — Да уж. Назови меня безумцем, но переспать с тобой, а потом отвести к очередному вампиру в надежде, что он станет твоим единственным, кажется мне не совсем правильным. Мне это тоже казалось неправильным, но я не знала, что еще делать. — Ты сам говорил, что не хочешь обязательств. И я на них не претендую. — Это слабый аргумент. — Ты всегда можешь дождаться, пока меня изменят, — тихо предложила я. — Вдруг у нас получится… дать нам шанс… после моего обращения. Джош покачал головой. — Мари, если вампир обратит тебя, то захочет сделать своей подругой по крови. Такая связь на всю жизнь, она очень серьезна. Иисус, если тебя обратят в вампира, ты станешь запретным плодом, — заявил он. — Это хреновый план. Значит, я могу заполучить горячего Джоша и надгробную плиту в ближайшем будущем или холодного вампира и вечность. — Я не передумаю, — спокойно предупредила я. — Не сейчас, когда так близка к достижению цели. И когда меня посещают галлюцинации по меньшей мере раз в день. Болезнь прогрессировала в ускоренном темпе. Он смотрел на меня так долго, что я почувствовала себя неуютно. — Мари… Мне нужно время обдумать услышанное. Не знаю, смогу ли я тебе помогать. Просто… не знаю. Видимо, секс без обязательств мне сегодня не светит. Я почувствовала горечь, но не удивилась. Новость о смертельной болезни кардинально меняет динамику отношений. В конце концов, трудно заниматься безбашенным сексом с больной девушкой. — Я рассказала тебе о болезни, потому что ты мой друг, Джош. Не потому что хочу большего, чем ты можешь дать. Он положил руки мне на плечи и поцеловал в лоб. Потом вздохнул. — Я должен ехать. Мне нужно некоторое время, чтобы все обдумать. Я даже не пыталась его остановить. Либо он согласится со мной, либо я потеряю друга. Выбор окончания игры находился вне моей власти, и если Джош этого не понимает, мне будет легче без него. Тем не менее, при этой мысли меня странно затошнило. * * *

Джош не звонил мне весь день. Я знала, что ему тяжело сразу переварить новость. Я жила с ней уже десять лет и по-прежнему едва ли примирилась с реальностью. Но я очень устала, как морально, так и физически. Казалось, Джош вытянул из меня всю энергию. Обычно я прекрасно держалась, но когда вечером добралась до работы, чувствовала себя полностью опустошенной. Я приняла двойную дозу витаминов и выпила по дороге кофе, однако чудовищная слабость не проходила. Вот почему устроившись на рабочем месте, я лишь через несколько минут заметила, что за столом Райдер сидит Саванна Рассел, а за столом Сары — Элис. Я вытаращилась на них, а потом проверила на компьютере календарь. Я пришла в нужный день. О, нет. От неприятного ощущения засосало под ложечкой, и я потерла глаза. Галлюцинации? Боже! Саванна с Элисом выглядели совершенно реальными. В душе всколыхнулась тревога, и я почувствовала, как сжимаю челюсть в преддверии приступа паники. Плохо… — Вот и ты, — весело сказала Сара, высунув голову из маленького кабинета Бетсэйби. — Зайди на секундочку. Я осторожно вошла в кабинет и с удивлением увидела внутри Райдер, сидящую напротив Бетсэйби. — Отлично, теперь все в сборе, — с улыбкой сказала Бет. — Что происходит? — поинтересовалась я. — Девочки, сегодня ночью у нас выходной. Пришло время скрепить нашу маленькую команду. Как насчет того, чтобы отправиться в бар и выпить? Я колебалась. Я полностью выдохлась, к тому же не стоило смешивать принятые бесполезные лекарства со спиртным. — Кто останется на телефонах? Сара рассмеялась. — Господи, ты точно как зомби пока не выпьешь пару чашек кофе. Неужели не заметила Элиса и Саванну? Так они были настоящими? Слава Богу! Ощутив от облегчения слабость в коленках, я широко улыбнулась: — Куда мы пойдём? * * *

Я посмотрела на упругие ягодицы, маячившие в нескольких шагах от меня, и обернулась к Райдер. — Кто счел стриптиз-бар отличной идеей? Райдер отхлебнула маргариту и указала на Бет. Пунцовая Бетсэйби в свою очередь указала на Сару. Я повернулась налево. Усмехаясь и покачивая попкой в такт ужасной музыке, маленькая простодушная Сара махала пятью баксами ближайшему танцору. Я перевела взгляд на свой разбавленный ураган [26]. — Думаю, мне надо вести себя, как она. — Думаю, нам всем надо, — с улыбкой согласилась Райдер. Мои барабанные перепонки едва не разрывались от ужасной дикой музыки. На сцене появился новый парень в костюме ковбоя. Ну конечно. На нем были надеты сверкающий жилет с бахромой и штаны, которые он, несомненно, через пару минут швырнет кому-нибудь в лицо. Смеющиеся и выпивающие женщины вокруг нас пропихивались вперед, чтобы рассмотреть танцоров. — Я подумала, будет весело где-нибудь оторваться, — прокричала начавшая пританцовывать Бетсэйби. — Я не устраивала девичника, и Сара посчитала сегодняшнюю вылазку хорошей ему заменой. Теперь, выйдя за Бью, я никогда больше не увижу этих ребят. Я почти не сомневалась, что это произошло, потому что жизнь каждого из нас одновременно катилась к чертям. У меня прогрессировала болезнь, Сара объявила, что она оборотень, Райдер тайно превращалась… в кого-то там. — Думаю, сейчас отличная возможность нам всем развлечься, — сказала я Бет. Она облегченно вздохнула, и я сразу почувствовала вину. Несколько недель назад я была подружкой невесты на ее свадьбе и поймала чертов букет. До замужества Бет мы с ней регулярно болтали, и хотя я точно не самый открытый человек, но считала ее своей подругой. Кажется, в последнее время я всех держала на расстоянии. — Воооот, — заплетающимся языком произнесла Сара, сунув мне в руку пять баксов. — Глупенькая, ты должна любоваться танцорами. Иди и наслаждайся. Будто почувствовав запах денег, стриптизер сорвал с себя штаны и широко улыбнулся в мою сторону. Очертенеть. Я встала, аккуратно сложила банкноту пополам и терпеливо подождала среди толкающихся женщин, пока парень в стрингах не протанцует в моем направлении, потом втиснула деньги ему в трусы и вернулась на свое место. Мы с Райдер дали друг другу пять. — Почему ты не суешь деньги вместе со всеми? — спросила я ее. — Потому что мне нравится смотреть, — ответила она с лукавым взглядом. Мимо меня протанцевала Сара и хлопнула сестру по руке. — Теперь твоя очередь! — Ой, не знаю… — начала Бет. Сара закатила глаза и потянула ее за руку. — Никаких отговорок. Я проследила, как она утащила к сцене сопротивляющуюся Бетсэйби. Когда Сара отошла и затанцевала в такт музыке, Бет застыла столбом на месте, быстро сунула деньги танцору и уволокла сестру обратно. Наш босс и вполовину не была так весела от выпитого, как ее сестра. Бет усадила Сару в кресло рядом со мной. — Я собираюсь в бар, взять еще выпивки. Присмотри за ней, иначе она останется без денег. Сара, конечно же, достала кошелек и вытащила еще несколько долларов. Райдер лишь усмехнулась. — Это своего рода особенность? Да, но не стоило забывать об огромном парне Сары с собственническими инстинктами. Я остановила ее, схватив за руку. Она в ответ зарычала совсем как волк. — Оставь что-нибудь следующему танцору. Говорят, он по-настоящему горяч, — ничего подобного я не слышала, но Сара была слишком пьяна, чтобы разгадать мою хитрость. Она кивнула, положила деньги на стол и допила последние капли своего коктейля. — Ну, это довольно неожиданно, — из-за снова вдаривших басов Райдер прокричала мне прямо в ухо. — Похоже, из одной сестры алкоголь делает дикарку, а из другой еще большую скромницу. — Я вас слышала, — предупредила Сара с другого бока от меня. Райдер только ухмыльнулась, встала и сунула доллар в переполненные стринги вертящегося на сцене парня. Я смотрела на танцора, мысленно сравнивая его с Джошем. Стриптизер был большим, мускулистым куском мяса. Джош тоже отличался хорошей мускулатурой и широкими плечами, но благодаря более худощавому телосложению не походил на бодибилдера. Танцор повернулся, вертя очень твердыми булочками, и Сара криком одобрила увиденное. Его ягодицы выглядели реально упругими, и я задумалась, насколько тверда задница у Джоша. Мужчина на сцене был загорелым, даже скорее не слишком привлекательного темно-апельсинового цвета. А еще вымазан маслом. Волосы он зализал в низкий хвост, что заставило меня оценить чистые короткие волосы Джоша. Танцор сделал несколько покачивающих выпадов бедрами, и толпа обезумела. Мои фантазии о Джоше резко приняли грязный оборот. Я тряхнула головой, чтобы прояснить ее, и потянулась к своему почти нетронутому напитку. — Итааак, — протянула Сара, перегнувшись через мое плечо. Я взглянула на нее. Она кивнула на мой напиток. — Ты собираешься пить? — Уже выпила, — сухо ответила я, но все равно протянула ей бокал. — А тебе, гляжу, весело. Сара пожала плечами, взяла мою соломинку и сунула в рот. Потом принюхалась и недоуменно посмотрела на меня. Прежде чем я успела задать вопрос, она наклонилась и обнюхала меня. — Почему от тебя пахнет Джошем? Мое лицо ярко вспыхнуло от смущения. Слава Богу, в стрип-клубе было темно. — Ты ошибаешься. — Возможно, я и пьяна, Мари Беллавенс, — она ткнула в меня пальцем, — но мой нос нет. И ты определенно пахнешь красавчиком вер-пумой. Как такое возможно? Я приподняла рубашку, понюхала ее и ничего не учуяла. Сара ткнула меня в плечо. — Не одежда, тупица. Ты. Твоя кожа. Обычно ты пахнешь медицинским кабинетом. А сейчас медицинским кабинетом и братом Бью. — Сара подвигала бровями, как заправский злодей. — Я требую грязных подробностей. Не знаю, что уязвило меня больше — новость, что я пахну, как медицинский кабинет, или то, что Сара догадалась о наших с Джошем странных отношениях. Даже не о сексе по дружбе. У нас с ним и были-то только споры да несколько поцелуев. Несколько реально горячих глубоких поцелуев. — Не о чем рассказывать, — ответила я. — Ничего грязного. Сара приподняла брови и выхватила у меня из рук выпивку. — Ты собираешься полюбить его и бросить? — Что-то вроде того. — Ооо, — Сара усмехнулась. — Дай пять. — Она подняла руку, чтобы шлепнуть по моей, но промахнулась. — Ага, лучше верни-ка это мне, — произнесла я, забирая у нее свою выпивку. Сара склонилась над моим стулом, опустив руки мне на плечи, и сосредоточила взгляд на выпивке. У меня возникло подозрение, что если я отвернусь, она снова схватит мой бокал. — Можно дать тебе совет? — Да, пожалуйста, — нет ничего лучше советов пьяных людей. — Джош хороший парень. Действительно хороший. Большая слабость для женщин, — она ткнула мне в грудину, словно демонстрируя, где находится уязвимое место. — Но он парень, которого сложно назвать преданным. Она пьяно изобразила в воздухе кавычки, когда рядом снова села избавившаяся от денег Райдер. — Знаю, — ответила я. — Но спасибо за совет. Сара глубокомысленно кивнула и тут же просияла, заметив полунаполненный бокал Райдер. — Собираешься допивать? — Добудь себе выпивку сама, — сказала Райдер, защищая свой бокал. Бет вернулась из бара с новыми напитками и начала передавать их по кругу, а я тем временем взглянула на сцену. Там танцевал новый стриптизер, и мое сердце екнуло при виде бейсболки на его голове. Мгновение спустя я расслабилась, заметив его униформу и татуировку на руке. Не Джош. Даже не похож. "Ты собираешься полюбить его и бросить?" Именно так я и собиралась сделать? Заняться с ним сексом, а потом найти вампира, который меня обратит. И если тот захочет сделать меня подругой по крови, я не смогу отказать. Так что же мне делать? Я сомневалась, что хочу участвовать в этой игре. И Джош, похоже, тоже не хочет, раз не перезвонил. Почему все так чертовски сложно? Один из стриптизеров с венком из банкнот на талии протанцевал рядом с нами. Сара громко присвистнула, привлекая его внимание, и достала двадцатку. — Танец на коленях! — О нет, — воскликнула Бет. Но Сара лишь глянула на нас, а потом указала на Райдер, которая широко распахнула глаза и замотала головой. Танцор приблизился к Райдер и принялся вращаться по кругу, покачивая тазом. Бет выглядела смирившейся. Сара подпрыгивала в легкомысленном волнении. Райдер выглядела… напуганной? Уверенная в себе, сдержанная Райдер? Танцор схватил ее за руку, прижал ладонь к своей блестящей от детского масла груди и, водя ею по телу, окинул Райдер похотливым взглядом. Она вскочила на ноги и бросилась в дамскую комнату. Танцор отшатнулся, едва не упав во время ее поспешного ухода. Бетсэйби выглядела потрясенной. — Что это с ней? — спросила Сара. Взгляд Райдер был испуганным, совсем ей несвойственным. И тогда я вспомнила… то… во что она превращается. Выдернула из руки Сары двадцатку и засунула стриптизеру в трусы. — Наверное, она слишком много выпила, и ей пришлось убежать, — объяснила я и вынула еще одну двадцатку из своего кошелька. — Станцуешь для меня приватный танец? — спросила я танцора. Сара завизжала, а танцор схватил мою свободную руку и провел ею по своему измазанному маслом животу. Райдер точно будет мне за это должна. * * *

Мы ушли из клуба пару часов спустя без гроша в кармане и навеселе. Ну, трое из нас точно были навеселе, а я всю ночь потягивала один коктейль, отдавая Саре все остальные. Алкоголь никогда не сочетался с успокоительными, которые я принимала от приступов паники. Водитель встретил нас на парковке. При виде него пьяная, но все еще не угомонившаяся Сара закричала и вынула последний доллар. Сложила банкноту пополам и пританцовывая провела ею под носом у угрюмого вер-медведя. — Станцуй для меня, малыш, — проворковала она. — Я заплачу. — Нет, — ровно отрезал Рэмси. Сара только громко рассмеялась и танцуя направилась прочь. Рэмси схватил ее и, как пещерный человек, закинул себе на плечо. Сара расхохоталась, взвизгнула и принялась пинаться. Я могла бы поклясться, что рот Рэмси дернулся в намеке на улыбку. — Боже, — сказала идущая рядом со мной Райдер. — Надеюсь, он не станет ее крутить, а то она блеванет. Меня тошнит от одного только взгляда на то, как она висит. Я фыркнула. Бет пошатываясь, шагала позади дико смеющейся Сары и огромного здоровяка Рэмси, мы с Райдер следовали за ними. Когда остальные отошли достаточно далеко, я взяла Райдер за руку и прошептала: — Ты в порядке? Ее лицо напряглось, и она кивнула. — Просто… Я не могу… Не люблю прикосновения. Не очень. Я тут же одернула руку. — Прости. Она закатила глаза. — Не твои, глупая. Мужские. Я… — она сделала долгий глубокий вдох. — Не бери в голову. Это в списке секретов. Я скрепила мизинец с ее, кивнула, и мы поспешили за остальными к машине. Глава 10

Да, это было неловко. Я натянуто улыбалась, пока Андре наливал еще один бокал красного вина, и пыталась игнорировать стоящего у него за спиной хмурого телохранителя. Почему моему ухажеру внезапно понадобилась защита? Кого он боится? И в опасности ли я сама? И главный вопрос, почему из всего штаба Рассел Секьюрити охранять Андре выпало Джошу? Он вписывался в наше свидание, как пятое колесо в телегу. Очень, очень неловко. Мой бокал с вином быстро опустел. Может, если напиться, происходящее перестанет казаться настолько плохим? — Ты сегодня много пьешь, — заботливо и удивленно заметил Андре. — Долгий день? Я кивнула и протянула бокал, чтобы Андре вновь его наполнил. По правде говоря, в последнее время каждый день был долгим. На этой неделе я плохо справлялась с бессонницей, отчасти из-за неопределенности с Джошем, заставлявшей меня проверять сообщения в телефоне по сто раз в час. Джош не писал. Какая-то часть меня ожидала этого. И все же… Я считала его своим другом, поэтому почувствовала себя брошенной, и даже немного всплакнула. Я доверилась ему, а он сбежал. А теперь сверлил меня взглядом? Пусть пойдет и спрыгнет со скалы, мне все равно. — Ты, кажется, отвлеклась, — Андре протянул через стол руку, и я вложила в нее свою ладонь. Его рука по сравнению с моей ощущалась тревожно холодной. — Извини, — мне никак не удавалось придумать объяснение, способное его успокоить. — Неудачное время? Может, стоит завершить сегодняшнее свидание? — он окинул меня обеспокоенным взглядом и накрыл мое запястье второй прохладной рукой. Меня слово облепили трясиной. Я успокаивающе пожала его руку. — Меня немного… отвлекает твой телохранитель. Я думала, наше свидание пройдет более уединенно. — И это все, что тебя беспокоит? Джошуа переступил с ноги на ногу, пронзил меня свирепым, хмурым взглядом и скрестил на груди руки. — Просто я волнуюсь за твою безопасность, — я полностью завладела вниманием Андре, он снова улыбнулся, и я наклонила голову, слегка обнажив шею. — У тебя действительно все хорошо? — Все замечательно, дорогая. Просто перестраховываюсь. Если телохранитель тебя тревожит, я попрошу официанта усадить его за соседний столик, чтобы мы могли… поговорить с глазу на глаз. — Звучит восхитительно, — было трудно сосредоточиться на Андре, когда за ним стоял куда более горячий и живой Джошуа. Мне надо желать вампира, а не вер-пуму. Андре повернулся и щелкнул пальцами, приказывая Джошу свалить. Тот коротко кивнул и сел за соседний столик, громко стукнув стулом и продолжая пронзать нас взглядом. — Так лучше? — спросил Андре. Я кивнула. — Спасибо. — Я хочу, чтобы ты чувствовала себя со мной комфортно, — его низкий спокойный голос звучал почти ласково. — Знаю, некоторым из вашего вида трудно расслабиться рядом с вампиром, но уверяю тебя, я такой же мужчина, как любой другой. Он хищник, любящий преследовать добычу. Я медленно и чувственно улыбнулась и отбросила волосы. — Как любой другой мужчина? Его взгляд полыхнул жаром. — Не совсем. Есть несколько… едва заметных… отличий. По моим щекам разлился горячий румянец. — Неужели. — Я у тебя первый? — спросил он вполголоса. Когда мои глаза расширились, Андре усмехнулся и поцеловал мне руку. — Я имею в виду первый вампир. Я сомневалась, что он имел в виду именно это, и продолжила игривым тоном: — Если я скажу "нет", ты меня обвинишь? Именно в этот момент запищал мой телефон. Сообщение. Я достала сотовый. "Не веди себя так, — прислал Джош. — Не с этим парнем". Я стиснула зубы и отключила телефон. — Прости. Думала, это что-то важное, но нет. — Поскольку Джош обладал супер слухом оборотня, я надеялась, что он поймет намек. Андре игриво рассмеялся и снова опустил руку на стол. Похоже, мне предлагалось вложить в нее свою. Я так и поступила, заставив себя отбросить беспокойство, просыпавшееся от прикосновения к его коже. Все из-за близости Джоша. Если бы не его присутствие, я не чувствовала бы такой тревоги. И даже если бы чувствовала, все равно могла бы научиться любить прикосновения Андре. Держать его холодную руку или обе в обмен на вечность. — Другой мужчина? — спросил Андре, сплетая наши пальцы. — Не уверена, стоит ли тебе говорить, — сказала я с напускной скромностью, поражаясь соблазнительности собственного голоса. — Мы ведь не в отношениях. Он оставил на моих пальцах еще один поцелуй. — Может, пора это изменить? Да! Внутри я исполняла танец победителя, но внешне на моем лице появился лишь намек на улыбку. — Я подумаю. Правильно, хищник. Придется тебе ловить свою добычу. Отношения. С вампиром. Кажется, я в шаге от того, чтобы он меня обратил. — Скажи мне, Минни… тебе нравятся спортивные машины? — Ничего о них не знаю, — призналась я. — Но люблю узнавать новое. — Хочешь взглянуть на мою? — его глаза заблестели, а широкая белоснежная улыбка внезапно показалась мне немного… зубастой. Содержался ли в его предложении некий эвфемизм? Эй, детка, хочешь посмотреть мою ауди? И узнать, что у меня под капотом? Но затевая свою игру, я шла ва-банк. И Андре определенно интересовался мной, даже несмотря на то, что я держала его на расстоянии. Мы еще даже не целовались и сходили только на два замечательных свидания. Рано или поздно он захочет прикоснуться ко мне губами. Я подумала о его холодных, почти липких руках и задрожала при мысли, что губы окажутся такими же. Что, черт возьми, со мной не так? Это просто температура тела. Я посмотрела на Джоша, сидевшего через два столика от нас. Большой и красивый, он был для меня объектом отвлечения, в котором я не нуждалась. — Почему бы тебе не показать, что там у тебя под капотом? — к своему изумлению, это сказала я. * * *

Мы около часа катались на его спортивной Ауди ТТ с откидным верхом. Автомобиль Джоша висел у нас на хвосте на приличном расстоянии. Андре заехал в уединенное место в парке и приобнял меня за плечи. Я не сопротивлялась. Даже позволила себя поцеловать. Это было… странно. Я с трудом осознавала, как его язык медленно пробирается в мой рот, и насколько температура его тела отличается от моей. Андре тем временем поглаживал меня по щеке. А потом что-то изменилось. Святой Боже! Словно каждое нервное окончание встрепенулось ото сна. Внезапно поцелуй Андре стал самым эротичным и насыщенным переживанием из всех когда-либо мной испытываемых. Пульс ускорился, и я тихо застонала, когда вампир прикусил мне губу. Если я не влезу на него в ближайшие две минуты, то умру от желания. Я сильно, почти до боли, хотела получить этого мужчину себе между ног. Кто-то постучал в дверь машины, и мы разомкнули объятия. Я подняла голову, одурманенная поцелуем, и увидела хмурое лицо Джошуа. — Поступил еще один звонок, мистер Журов. Думаю, вам стоит завершить свидание. Андре тихо выругался на незнакомом языке и с сожалением посмотрел на меня. — Боюсь, придется перенести нашу встречу на другой вечер, Минни. — Да, — как в тумане сказала я. * * *

Андре высадил меня у ресторана. Я вернулась на работу почти за час до начала утренней смены, и все еще чувствовала себя разгоряченной, раскрасневшейся. И сексуально озабоченной. Мои трусики намокли от одного поцелуя? Это казалось таким… странным. Сначала я не чувствовала страсти, а потом — бац! Мгновенное возбуждение. Меня не покидало ощущение неестественности происходящего, поэтому я достала из сумочки зеркальце и проверила свое отражение. Зрачки были сильно расширены. Странно. * * *

К моменту возвращения домой туман в моей голове немного рассеялся, оставив одно недоумение. Это же хорошо, что мне понравились поцелуи Андре?Вот только хотелось бы, чтобы Джош не сидел на парковке и не наблюдал за происходящим. Сводило ли его с ума то, что Андре держал меня за руку? Ревновал ли он? Или теперь, зная, почему я с таким упорством преследую вампиров, все понимал? Я переоделась во фланелевую пижаму и надела тапочки. Потом занялась складыванием пазлов, хотя мысли все еще вертелись вокруг свидания. Андре хотел отношений, что невероятно воодушевляло. Мы оказались в его машине и наверняка пошли бы дальше, если бы нас не прервали. Ставлю десять баксов, что прервать нас было идеей Джоша. Но почему?Я излила ему душу, а он два дня полностью меня игнорировал. Мне следовало прыгать от счастья от того, как продвигаются дела с вампиром. Но вместо этого я чувствовала лишь… растерянность. Раздался звонок в дверь. Восемь тридцать утра. Кого, черт подери, принесло в такой час? По теории я сейчас должна спать. Я добрела до двери и посмотрела в глазок. Снаружи стоял Джош, опираясь большими руками о дверную коробку. Выражение лица, повернутого в другую сторону, скрывала бейсболка. Ой-ой. Я задумчиво застыла у двери. — Я слышу тебя, Мари. Чую твой запах. Кстати, прекрасно пахнешь. Я покраснела. — От оборотня не спрячешься. Будь хорошей девочкой, открой дверь и впусти меня. Черт. Я открыла дверь и принялась разглядывать его чисто выбритое лицо, сексуальный рот, сжатый в решительную линию. Напряженные плечи. Он не выглядел счастливым. Отлично, теперь нас таких двое. Я склонила голову на бок. — Что ты здесь делаешь? — Нам надо поговорить, — ответил он, хотя, похоже, не находил данное обстоятельство приятным. — Я думала, тебе нечего мне сказать. Он поправил кепку — верный признак его раздражения. — Может, ты уже наконец пригласишь меня войти? Я посторонилась, нацепив на лицо маску радушия. Внутри бурлила смесь негодования, боли и… если быть честной с собой, радости от новой встречи с Джошем. — Так, зачем тебя принесло? Просто закончилась рабочая смена? Удивительно, почему босс не задержал тебя допоздна. Ну, на случай новых нежелательных звонков. Он стащил кепку и провел рукой по волосам, рассматривая выражение моего лица. — Ты свихнулась? Поймана с поличным. — Просто пытаюсь понять, какую игру ты ведешь. Странно, что ты случайно стал телохранителем парня, с которым я встречаюсь. — Не случайно, — признался Джош, подходя ближе. — Друг сделал мне одолжение и придумал угрозу. Поэтому вампир на всякий случай усилил на ночь охрану. Я отступила, не отводя от него глаз. — Ты фальсифицировал угрозу, чтобы попасть на наше с ним свидание? — Нет. Мы просто сказали, что есть опасность, и оставили вампирской паранойи сделать остальное, — он выглядел довольным. — Поверить не могу, — с отвращением воскликнула я. — И чего мне ждать на следующем свидании? Не знаю, думал ли ты об этом, Джош, но если Андре решит обратить меня, то захочет сделать больше, чем подержать за руку. Лицо Джоша потемнело, приняв знакомое угрюмое выражение. Уж не ревностью ли загорелись его глаза? Отойдя в другую сторону комнаты, чтобы установить между нами некоторую дистанцию, я села на маленький диванчик, стоящий под прямым углом к кушетке. Если Джош собирается поговорить со мной, то ему придется сесть на кушетке, поскольку диванчик предназначался только для одного человека. Едва у меня промелькнула эта мысль, как Джош скользнул на диван, подвинув меня бедром. Одна его нога прижалась к моей, большое тело развернулось в мою сторону. — Ты собираешься позволить ему снова тебя поцеловать? — его глаза опять вспыхнули животной ревностью. — Джош, — тихо начала я. — Он нужен мне, чтобы обратить. Ты же знаешь. — Позволь мне поговорить с Бью, — попросил он севшим голосом. — Мы расскажем ему, что я хочу тебя обратить. Я осторожно посмотрела на него. — И что потом? Отправимся вместе в изгнание? Я почему-то уверена, что ни одному из нас в Гренландии не понравится. — Этого не случится, — уверенно заявил он. — Не ври мне, Джош. — Прекрасно, — отрезал он, нависая надо мной, весь сексуальный и восхитительный. — Вот тебе правда. Мне не нравится, когда он тебя целует. Не нравится, когда он касается твоей руки, и ты улыбаешься. Это настолько сводит меня с ума, что я хочу оттащить его, притянуть тебя в объятья и поцеловать так, как надо. Как мужчина, а не как немертвый парень. Слишком много честности. Мое дыхание участилось, сделалось поверхностным. Он находился так близко, что я чувствовала тепло его кожи, творившее со мной безумные вещи. — Так что, да, я ненавижу, когда он к тебе прикасается. Я не смог сдержаться и не прервать вас, и не сожалею об этом. Вампир сейчас не разорван на кусочки только потому, что он тебе нужен, и я пытаюсь… — Джош заскрежетал зубами и процедил: — проявить понимание. Это было… мило. — Мне не понравилось с ним целоваться, — сказала я. Джош нахмурился. — Да ладно, Мари. Всем девушкам нравится целоваться с вампирами. В их слюне содержится афродизиак. — Что?.. — Так вот почему я так резко переключилась с полной незаинтересованности к неуемной похоти. — Афродизиак? Это звучало… ужасно. Андре намеренно одурманил меня своим поцелуем? Джош выглядел удивленным. — Ты не знала? — Ну, это многое объясняет. Полагаю, у меня имеются значительные пробелы в знаниях о сверхъестественных. Я чувствовала себя оскорбленной. Андре увез меня в тихое уединенное место, понимая, как я отреагирую на его поцелуй. И если бы Джош не остановил его, у нас точно случился бы полноценный секс. Я вздрогнула. — Теперь ясно, почему меня беспокоят твои встречи с ним? — он потеребил пальцами прядь моих волос и ласково заправил за ухо. Слишком ласково для мужчины, который игнорировал меня последние два дня. Я толкнула его в грудь. — Ты не имеешь права ревновать. Я излила тебе душу, раскрыла свою тайну, а ты исчез на два дня. Я не сумела скрыть проступившую в голосе обиду. Оставалось только надеяться, что он ее не заметит. Мистер Плейбой не сможет причинить мне боль. Я как лед. Так безопаснее. Но он просто продолжил гладить меня по волосам, потом легонько провел по уху и тихо сказал: — Дай парню очухаться, Мари. Ты только что рассказала, что девушка, от которой я без ума, умирает. И единственный способ спасти ей жизнь, это позволить переспать с другим мужчиной и дать ему обратить ее в вампира. И я ничего не могу поделать, потому что понимаю. Но от этого не чувствую себя менее беспомощным. Мой взгляд опустился на его рот, такой твердый и строгий. Глаза Джоша светились прямотой, и я с трудом подавила желание протянуть руку и провести пальцами по невероятно длинным ресницам. Несправедливо, что такие ресницы достались мужчине. Они делали его глаза мягкими. Знойными. Восхитительными. От его взгляда по моему телу пробежала дрожь. — Ты от меня без ума? — Видимо, у меня комплекс героя, — тихо проговорил он. — Я хотел бы отступить и облегчить тебе общение с вампиром. Но это сводит меня с ума. Все это. Ты в его объятьях. Мысли о твоей смерти. Мысль уйти и не заморачиваться. Какой путь ни выберу, я застреваю, — он погладил меня по щеке, скользнул большим пальцем ко рту и провел по нижней губе. — Поэтому предпочитаю застрять здесь, с тобой. Его прикосновения дарили потрясающие ощущения. Он был здесь, рядом. И я поняла, что таков его способ поддержать меня. Я прикусила кончик его пальца, поглаживающего мои губы, потом отпустила. — И что же ты собираешься делать? — прошептала я. — Ну, — он навалился на меня, вжимая в диванчик, приблизил свои губы к моим. Снял с меня очки и бросил их на соседнюю кушетку. Потом снова положил руку на щеку и приподнял мое лицо к себе. Я почувствовала куда более ясный и чистый жар, чем когда ко мне прикасался вампир. На сей раз я ощущала пульсирующее в теле тепло и восхитительное волнение от прикосновений Джоша. — Сейчас я изо всех сил борюсь с желанием опрокинуть тебя на диван и затрахать до чертиков. Это звучало слишком заманчиво. — И зачем ты с ним борешься? Он застонал и припал губами к моей шее. — Мари, я не могу быть с тобой, если… не установлю на тебя своего рода права. Но тогда я не смогу уйти, как ты того хочешь. — Я не хочу, чтобы ты уходил, — не в силах сдержаться, я прикусила нижнюю губу. — И никогда такого не говорила. — Не знаю, какое мы примем решение, но что-нибудь придумаем, — он прикусил мою шею. Легко и словно пробуя на вкус. — Давай просто жить одним днем. И сегодня я хочу исследовать руками все твое тело. — Хорошо, потому что мои будут делать с тобой то же самое. — Тогда сделай это, — подзадорила я. — Или ты трусишь? — Провокация? — его губы обжигали мою кожу и невероятно отвлекали, и мне это нравилось. Он уткнулся лицом в мою шею, и я почувствовала, как его язык прошелся по ключице. Я ахнула от нахлынувших ощущений. Он остановился и посмотрел на меня. — Все хорошо? — Надеюсь, ты не собираешься спрашивать это каждый раз, как я издам какой-нибудь звук, — я провела руками по его груди, оценивая мускулы. Он расстегнул верхнюю пуговицу моей уродливой фланелевой пижамы, оголив кусочек кожи, и прижался к нему ртом. — Для столь капризной особы ты чертовски хороша на вкус. Я шлепнула его по груди, и от его смеха, прозвучавшего у моего горла, по телу прокатилась дрожь. Из головы сразу вылетели все колкие мысли, особенно когда он легонько прикусил кожу. Коротко и нежно, лишь едва ощутимым царапаньем плоти зубами, от которого я покрылась мурашками. А когда провел языком длинную дорожку по всей шее, я застонала. — Прости, — его голос звучал хрипло от желания. — Не могу удержаться. — Делай, что нравится, — мечтательно пролепетала я. Ощущения были потрясающими. — Не стоит тебе этого говорить, — прорычал он и вновь лизнул ключицу. — Тогда, может, мне не стоит говорить, какой влажной меня делают твои ласки? — прошептала я. Он укусил меня. Я вскрикнула от изумления, почувствовав, как его зубы, подобно жалу, воткнулись в кожу. — Джош? Он аккуратно облизал укус. — Прости. Должен был это сделать. Ты же просто умоляла меня об укусе. — Ни о чем я не умоляла, — возразила я, пробегая руками по его спине. Мне нравилось прикасаться к нему, особенно после того, как неделями воображала себе это. — Серьезно? Потому что я только и слышал "Джош, мне надо, чтобы ты облизал мою грудь", — ответил он хриплым голосом и оставил легкий поцелуй на скуле. Я втянула воздух, мои соски затвердели. — Нравится? — усмехнулся он. Потом наклонился и зубами расстегнул еще одну пуговицу. Я ошеломленно наблюдала, как он опустил рот к моей груди и принялся нежно ее целовать. — Расстегнуть остальные? — Ты спрашиваешь разрешения? — удивилась я, не в состоянии отвести взгляда от его рта в ложбинке моих грудей. — Я должен знать, что ты тоже этого желаешь, Мари. — Джош поднял голову, и я увидела в его тёмных глазах притаившуюся пуму. — Можно ведь немного поощрить мужчину. — И почему всем нужны словесные прелюдии? — Я дышала с трудом. Казалось, при виде его темной головы на моей груди весь воздух покинул легкие. Он улыбнулся. — Просто скажи, детка. Я фыркнула. Он посмотрел на меня обиженно. — Ты убиваешь моё эго. — Так, может, ему необходима небольшая здоровая встряска? — чтобы уменьшить колкость своих слов, я провела пальцем по его груди. — Но я не против, если ты снимешь рубашку. — Я обнажу кожу, если ты сделаешь то же, — усмехнулся он, поднялся и протянул мне руку. Я медленно подала ему руку, чувствуя себя слегка не в своей тарелке, и Джош поднял меня на ноги. Ладно, я чувствовала себя сильно не в своей тарелке. Весь мой опыт флирта и сексуальности проржавел за десятилетие. И вот я стояла перед ним в пижаме крысиного цвета, а на лице красовались круги под глазами. Тут он стянул через голову рубашку, и во рту у меня пересохло. Джош был таким… великолепным. В будущем мне хотелось видеть его обнаженным, по крайней мере раз в день. Или чаще. Я не смогла справиться с желанием прикоснуться к нему. К подтянутым сильным плечам, поджарому торсу и плоскому животу. Поросль волос на его груди переходила в тонкую полоску внизу живота. Изящно. Восхитительно. Бицепсы оказались твердыми и сильными, и я не удержавшись, сжала их, когда проводила по ним руками. Пока я прикасалась к Джошу так, как давно желала, он стоял совершенно неподвижно. Я провела пальцами по четко высеченным твердым грудным мышцам и отпрыгнула, когда в его горле зародился низкий рокот. — Прости, — он схватил мои руки и вернул на свою грудь. — Надо было тебя предупредить. Мы мурлычем. И действительно, из груди, у которой он удерживал мою руку, исходил утробный мурлыкающий звук. — Я и не догадывалась, что твой кот так… близок к поверхности. — Не волнуйся, я совсем домашний. — Очень мило, — зачарованно глядя на его восхитительную кожу, я царапнула ногтями подтянутые мышцы. Он застонал и притянул меня для очередного горячего быстрого поцелуя. — Твоя очередь. Я высвободилась из его объятий и почувствовала, как от смущения запылали щеки. Проявится ли моя неопытность? Надеюсь, нет. Закончив расстегивать верх пижамы, я стягивала полы вместе до последней минуты. А потом движением плеч сбросила ее на пол и закрыла глаза в ожидании его реакции. — Ты прекрасна, — он обернул теплые руки вокруг моей талии, прижал меня к себе и вновь горячо поцеловал в открытый от удивления рот. Мы прижались друг к другу полуобнаженными телами, и великий Боже, ощущения оказались греховными. Особенно, когда его язык принялся чувственно гладить мой рот, как нечто восхитительное, чем наслаждаются часами. Одной рукой он погладил меня по спине, и я застонала, прижавшись к нему еще ближе. Мне нравилось его теплое большое тело, и я жаждала ощутить его на себе. Джош скользнул рукой к моей попке и подтянул к себе, поцелуй углубился, став более собственническим. Мой пульс пустился вскачь, посылая по телу возбуждение. Джош отстранился и уставился на меня горящим взглядом. — Хочешь заняться этим в постели или прямо здесь? Потому как нам, вероятно, следует перебраться туда немедленно. — Кровать, — тихо сказала я, зарываясь пальцами в шелковистые волосы на его затылке. Он подхватил меня на руки и, унося в спальню, поцеловал. Там положил на кровать и лег сверху. Я обхватила его ногами, все еще одетыми в пижамные штаны, а он склонился ко мне для нового поцелуя. Волосы на его груди щекотали мои соски. Джош толкнулся в соединение моих бедер, и я застонала. Ничего себе! Даже через джинсы ощущение было очень, просто очень замечательным. Он проглотил мой стон очередным горячим поцелуем и с новым толчком прижался к моему ядру. Скользнул руками к моей талии, поцеловал в шею, а потом спустился к ключице. В глазах у меня потемнело от удовольствия. Джош наклонился и обхватил верхушку одной груди губами. Я впилась ногтями в его кожу. — Джошуа! Он снова замурлыкал, играя с моим соском, облизывал и посасывал чувствительный кончик, катал по языку. Я ощутила, как от урчания вибрирует его тело, и от этого едва не свихнулась. Меня опалило жаром, трусики намокли от желания, бедра невольно сжались вокруг Джоша. — Пожалуйста… — Пожалуйста, займись любовью с другой моей грудью? — его дыхание овеяло мою чувствительную кожу, и тело в ответ закололо. — Если настаиваешь. Он сомкнул губы на второй груди, продолжая дразнить вершину первой большим пальцем. Я извивалась под ним, выгибая спину и желая, чтобы сладкие, насыщенные пытки никогда не прекращались. Я отчаянно хотела большего. Мои ногти впились в его кожу, а бедра инстинктивно начали приподниматься. — Пожалуйста, — снова выдохнула я, потому что мне нравились последствия, и я хотела увидеть, что он предпримет на этот раз. — Пожалуйста, — хрипло прошептал он, — прижмись ко мне ртом? Я резко вдохнула и кивнула. Он потянул пальцами за пояс пижамных штанов и спустил их вниз по ногам. — Я неделями представлял, как ты выглядишь без одежды, и сходил от этого с ума. Не могу дождаться, когда увижу тебя всю. Я задерживала дыхание, пока его взгляд двигался по моему телу, а руки следовали за взглядом, пробегая вверх по ноге, потом по бедру к темным завиткам на лоне. — Ты восхитительна, — прошептал он и наклонился, чтобы поцеловать в живот. Эта безыскусная ласка зажгла пожар в моем теле. Я потянулась к нему, снова притянула на себя и поцеловала. Джош скользнул между моих бедер, и я раздвинула ноги, снова позволяя ему разместиться на мне. Он потерся о мое естество, посылая дрожь по всему телу. Поцелуи стали глубокими и пьянящими, и мне абсолютно нравился его вкус. Я могла целоваться с ним несколько часов подряд. Он медленно отстранился. — Мне бы лучше снять штаны, пока они меня не кастрировали. Я хихикнула, и Джош усмехнулся. — Хочешь, чтобы я надел презерватив? — Разве для тебя это не само собой разумеется? Он покачал головой. — Оборотни не подвержены заболеваниям, и от меня можно забеременеть, только если ты в течке. Задумавшись, я приподнялась на локтях. — А что насчет меня? Я могу от тебя забеременеть? Он покачал головой. — Нет, если в тебе нет крови оборотня. Я схватила его за перед джинсов и притянула к себе на кровать. — Тогда все в порядке. Он улыбнулся и отвел волосы с моего лица. — Окажешь мне любезность? Раздеть его до конца? Мысль… возбуждала. Я посмотрела на Джоша, чувствуя себя немного тревожно, но его жаркий взгляд успокаивал. Джош был возбужден не меньше моего. Я осторожно расстегнула пуговицу и молнию и стянула с него джинсы, обнажив красные плавки, которые почти ничего не оставили воображению. — О-о-о… — Впечатляет? — спросил он с дразнящей улыбкой. — На самом деле, меньше, чем я ожидала, — подразнила я. — Да неужели? — ответил он вызывающим тоном. — Тогда перестань на него пялиться. — Не могу, — призналась я и погладила его поверх ткани. Он застонал, погрузив пальцы в мои вьющиеся волосы. — Боже, Мари. Я отчаянно хочу, чтобы ты к нему прикоснулась. — Это я могу, — тихо проговорила я, стягивая с него трусы. Он быстро скинул их и предстал передо мной обнаженным. Обнажённым, великолепным и очень возбуждённым. Его член был длинным и толстым, головку украшала капелька влаги. Я дотронулась до нее пальцем и получила в награду низкий стон. Я неуверенно провела пальцами вдоль его длины, просто пробуя. Трепеща. Это оказалось… возбуждающе. Обхватив рукой его плоть, я наклонилась и взяла в рот головку. Джош резко вдохнул. — Господи, Мари. Как хорошо. Воодушевленная, я провела языком вокруг головки и снова ее всосала. Мне хотелось угодить ему, свести с ума так же, как он меня. Я сжала пальцами его член и глубже втянула в рот. Он толкнулся дальше, но тут же вышел. — Ты сможешь поиграть со мной ротиком в следующий раз, — прошептал Джош и снова поцеловал обжигающим поцелуем. — А сейчас я хочу, чтобы ты лежала подо мной и выкрикивала мое имя. Один лишь образ этой сцены лишил воздуха мои легкие. Джош приподнялся надо мной, оглядел с невероятной нежностью и разметал мои волосы вокруг головы, наподобие ореола. — Всегда хотел увидеть тебя такой. Красивой и нежной. — И голой в твоих руках? — догадалась я. — И голой в моих руках, — согласился он, потом наклонился и поцеловал в плечо. — Твоя грудь открыта моему взору, соски так и просятся в рот, — продолжил он и, словно в подтверждение своих слов, скользнул губами по вершинке груди. Я издала тихий, дрожащий всхлип. — Голой в моих руках, с ногами, закинутыми мне на плечи, — продолжил он, двигаясь вниз по моему телу, и слегка прикоснулся ртом к низу живота. Скользнул пальцами еще ниже и одним провел по влажной расщелине. — Джош, — простонала я, не способная ни на что большее. — Пожалуйста. Я хочу, чтобы ты был внутри меня. Он проигнорировал мою мольбу, раздвинул складки и принялся ласкать языком в долгом медленном ритме, посылавшим дрожь по моему телу. Я захныкала. — Мари, ты такая сладкая, — я почувствовала, как он вновь заурчал. — Гладкая, влажная, такая хорошая. Я могу проводить здесь часы. Я застонала от этой идеи. Я бы их не пережила. Потеряла бы все силы, счастливая, довольная и бесхребетная. Когда он снова меня лизнул, я начала извиваться, ощущая нарастающую боль в глубине тела и бессилие что-либо сделать. В ответ на его очередную ласку я подняла бедра и выкрикнула его имя. — Ты нужна мне, — выдохнул он. — В следующий раз я проведу там несколько часов. — Все что угодно, — сказала я, извиваясь под ним от отчаянного желания. — Пожалуйста. Я хочу тебя. Он вновь навис надо мной, широко раздвинул мои дрожащие ноги и опустился сверху, упершись локтями в кровать. Потом наклонился и поцеловал. Этот парень любил целоваться больше, чем я предполагала. Он поднял мою ногу и положил себе на талию. Скользнул рукой между нами, направляя себя, и я почувствовала, как головка его члена ткнулась в мое тело. Я немного напряглась, ожидая, когда Джош медленно скользнет внутрь. Я так давно не занималась сексом, что оказалась не готова, когда он погрузился в меня до основания, и вскрикнула. Джош напрягся. Горячий, остекленевший взгляд наполнился ужасом. — Мари… детка? Ты в порядке? Я изогнулась, впиваясь ногтями в его тело. Какой же он большой. — Все хорошо. Дай мне минутку. Много времени утекло. Он уставился на меня. — Насколько много? — Несколько… лет. Может… десять. Он выругался и попытался слезть с меня. — Чёрт, Мари. Извини. Я не знал. Мне следовало… Я заставила его замолчать поцелуем, одновременно обхватив ногами талию. Последнее чего мне хотелось, это обращения, как с каким-то нежным цветком. — Шшшш. Может, просто продолжим? В ответ он почти неохотно поцеловал меня. — Скажи мне, когда боль пройдёт. Я втянула в рот его нижнюю губу, вырвав стон. Джош резко двинул бедрами, отчего его член проник в меня еще глубже. И подарил… замечательные ощущения. Я начала привыкать к легкой боли и принялась подмахивать ягодицами. — О, да. Мне уже определенно не больно. Хочу большего, Джош. Напряжение проявилось морщинкой у него на лбу. — Я буду двигаться медленно, но ты обязательно скажи, если станет больно, — он начал очень неторопливо покачивать бедрами плавными круговыми движениями. Я повторила за ним один раз, второй, и он стал осторожно входить и выходить из меня, не отрывая взгляда от лица и наблюдая за реакцией. — Я не девственница, так что тебе не обязательно… — я ахнула, когда он толкнулся в меня. — О-о… — О-о — как хорошо или о-о — как плохо? — его голос звучал натянуто, движения прекратились. Я сжала пальцами его задницу. — Хорошо. Джош, не останавливайся. Он начал двигаться сильнее и быстрее. Приступы дискомфорта вскоре исчезли под натиском ощущений. Прежде я ничего такого не чувствовала. Каждое нервное окончание ожило и распалилось, я поднимала бедра, встречая его толчки, и хотя двигалась по сравнению с ним неуклюже, мне было плевать. Я нуждалась в нем, нуждалась в нашем единении. Сотрясая мое тело глубокими толчками, Джош что-то шептал мне в шею. Его движения стали грубее, резче. Мое тело напрягалось все сильнее, но еще не достигло пика. Я крепче сжала Джоша пальцами, когда его бедра прижались к моим. — Джош… Мне нужно… — Знаю, — выдохнул он, сопровождая слова очередным выпадом. — Я собираюсь дать тебе это. Наблюдая за моей реакцией, он просунул руку меж нашими телами, нашел пальцами клитор и, потирая его, снова толкнулся. Если прежде я думала, что горю, то сейчас пожар стал просто адским. Все мое тело завибрировало, как провод под напряжением, и удовольствие, которое я так искала, стало ближе. — Да, сейчас! Джош продолжил резкие толчки, быстрее дразня пальцами бугорок. Толчок, поглаживание, толчок, поглаживание, мое тело напружинивалось все сильнее, пока я не подумала, что вот-вот распадусь на части. Мышцы натянулись. И тогда я прыгнула за край, мое тело сжалось вокруг него в жестком, великолепном оргазме. Джош с дикой силой толкнулся в меня и сомкнул зубы на ключице, быстро и яростно кончая, пока я выкрикивала его имя. Он еще мгновение раскачивался на мне, потом в очередной раз медленно поцеловал, скатился и лег рядом. Глубоко и порывисто выдохнул. Вторя ему, моё тело продолжало дрожать. — Чёрт, — тихо сказала я. — Десять лет, да? — Заткнись, Джош. Он поцеловал мою ладонь. — А если серьезно… ты в порядке? — Кажется, я потянула некоторые мышцы… но никогда не чувствовала себя лучше. * * *

Даже измотанная и пресыщенная любовными утехами, я не смогла заснуть. Джош дремал рядом, запутавшись рукой в моих волосах и закинув ногу на моё бедро, из его груди доносилось урчание и мурлыканье. Я закрыла глаза и приказала себе спать, но, проворочавшись, час с боку на бок, сдалась. Аккуратно, чтобы не разбудить, выпуталась из ловушки рук и ног Джоша и на цыпочках прокралась по коридору к душу. Ополоснувшись и насухо вытеревшись, я направилась к пазлам. Глава 11

Я уже убирала сложенный пазл, когда в комнату, зевая и почесывая голову, вошел заспанный Джош. Взъерошенным он выглядел настолько привлекательно, что мой пульс участился. Встав рядом, Джош взглянул на коробку от пазла. — Я долго спал? — Семь часов, — позавидовала я. Он обнял меня за талию и притянул к себе для поцелуя. Я неохотно поддалась, чувствуя некоторую неловкость. Не тот ли сейчас момент, когда Джош скажет, что как-нибудь позвонит, и улизнет? Но он осторожно прикусил мои губы, и когда я немного расслабилась, неторопливо поцеловал, скользнув языком в рот с томным обещанием. К тому времени, когда он отпустил меня, я утратила связь с реальностью и всем телом дрожала от желания. Чуть оторвавшись от моих губ, Джош хрипло хмыкнул. — Не стоило позволять мне спать так долго. У нас было бы больше времени на… другие дела. Меня опалило жаром, особенно когда его руки скользнули к моей попке и начали массировать. Я попыталась сосредоточиться. — Ты сегодня ночью работаешь? Он кивнул, притягивая к себе мои бедра. — Опять охраняю вампира. Как обычно. Мне тоже нужно было на работу. Жаль, что мы не могли остаться здесь на всю ночь и просто провести время в объятиях друг друга. Заманчивая идея. И Джош определенно не торопился уходить. Продолжая ласкать мою попку, он изучал меня собственническим напряженным взглядом. Я коснулась рукой своих волос. — Думаю, пора собираться на работу. Ему наверняка не терпелось уйти. Но Джош, казалось, никуда не спешил. Он поцеловал меня еще раз и лишь, потом отпустил. — Хочешь пойти позавтракать? — Для всех остальных сейчас время ужина. Улыбка Джоша выглядела нестерпимо милой. — Не для нас с тобой. Это прозвучало так, словно нас… что-то связывало. Он всегда после секса ходит завтракать со своими девушками?У меня сложилось впечатление, что он удирал от них так быстро, как только мог. Мы оба оказались в странном положении — больше чем друзья, и меньше, чем пара. Друзья с привилегиями. А друзья вполне могут пойти позавтракать. — Конечно, — ответила я. — Дай мне пятнадцать минут. * * *

Я не удивилась, когда Джош предложил пойти в закусочную. И даже не возражала, когда он оставил меня и отправился на поиски Кэрол, чтобы заключить ее в медвежья объятья. Пожилая женщина при виде него раскраснелась, вызвав у меня улыбку. Я чувствовала себя так же всякий раз, когда видела Джоша. Было в нем что-то мальчишеское и жизнерадостное. Открытость, приветливость, любовь к флирту — все, чего недоставало мне. Чем же, спрашивается, я его привлекла? Voyons [27], это очевидно: он сам мне сказал. Джош хищник, а хищникам нравится охота. Я изображала недотрогу, однако теперь неприступная крепость рухнула. Я ощутила укол беспокойства. Переспим ли мы еще раз? Но ведь я хотела только одной ночи. Так почему же задаю себе такие вопросы? Кэрол указала нам на ту же кабинку, где мы сидели в прошлый раз, понимающе мне подмигнула и отправилась за кофе. Ранним вечером в ресторане было полно народу. Когда я села, Джош, как и в прошлый раз, скользнул на место рядом со мной. Но сейчас я не отодвинулась, а Джош положил руку мне на плечи, притянул ближе и поцеловал в висок. Нежно. Сладко и ласково. Словно свою девушку. Которой я не могла быть. — Что собираешься заказать? — Как обычно, — ответил он. Я позабавлено усмехнулась. — Думаю, я на сей раз закажу что-нибудь полегче. Когда к нам подошла Кэрол, я заказала утренний завтрак, а Джош несколько минут поговорил с ней о делах и кошках, не убирая руку с моих плеч. И Кэрол не обратила на это внимания. Многих ли девушек он сюда приводил? Закусочная не тянула на место для свиданий, но Кэрол как будто привыкла видеть Джоша обнимающим разных женщин. Эта мысль меня огорчила. Как только Кэрол ушла, зазвонил мой телефон. Я достала его из сумочки и поморщилась. Звонил папа. Я избегала его с тех пор, как начала прогрессировать бессонница, и я приступила к осуществлению своего безумного плана. Эта отстраненность заставляла меня немного стыдиться, но папа погрузился в отношения с Поузи и вряд ли что-либо заметил. Он стал реже звонить, как правило, рассказывал о потрясающих местах, которые собирался посетить, и приглашал присоединиться к ним с Поузи. — Привет, пап, — сказала я, предупреждая Джоша вести себя тихо. — Salut, ma petite puce [28]— прогремел он в трубку. — Как дела? Хорошо в Вегасе? — Мы возвращаемся раньше. У тебя там шум, как будто ты в ресторане. Страстное свидание? — Не совсем. Завтрак с другом. Этот друг скользнул рукой по внутренней стороне моего бедра и прикусил плечо. В ответ меня бросило в жар. — Друг? — пробормотал Джош у моей шеи. Папа продолжал болтать. — Ваша встреча затянется надолго? — Нет, — слава Богу, Джош не мог слышать наш разговор… или мог? У оборотней хороший слух. — Так тебе понравился Вегас? — Он великолепен! Но Поузи истратила все свои деньги, и мы заскучали. Шоу, которое она хотела увидеть, отменили, поэтому мы решили вернуться и заехать к тебе. Из-за руки Джоша, лежащей на моем бедре, мне все труднее становилось сосредоточиться на разговоре. И я могла поклясться, что он передвинул ее выше. Джош напряженно смотрел на меня, даже когда на стол поставили еду. Я слегка ему улыбнулась, пытаясь сосредоточиться на разговоре. — Я работаю всю неделю, пап. Не знаю смогу ли… — Ты заканчиваешь завтра в восемь утра, правильно? Мы вместе позавтракаем! Это будет восхитительно. Ты же знаешь, нам очень хочется с тобой повидаться. Я тоже хотела увидеть папу, но сомневалась в цели его приезда, волнуясь, не подозревает ли он что-то. — Ну, не знаю. — О, да ладно, — весело сказал он. — Поузи взяла с собой какие-то пробники Эйвон и умирает от желания показать их тебе. И возьми с собой друга, чтобы я мог с ним познакомиться. Ситуация быстро ухудшалась. — Папа… — В чем дело? — пробормотал Джош у моей шеи. — Не хочешь, чтобы нас видели вместе? Я замерла. — Просто… — Давай, дорогая. Я ужасно хочу снова тебя увидеть. Джош прижался губами к моей шее, потом принялся покусывать ухо. Его рука скользнула по бедру еще выше, пока практически не обхватила под столом мое лоно. — Хорошо, — пропищала я, когда он начал теребить языком мочку моего уха. Все что угодно, лишь бы закончить этот чертов разговор. — Пап, позвони мне утром. — Тогда до встречи, — весело проговорил он. — Люблю тебя. — И я тебя, — ответила я, повесила трубку и сразу увернулась от Джоша. — Что ты делаешь? — Кажется, заставляю тебя пригласить меня на завтрак, — усмехнулся он. — Папа решил, что у нас сейчас свидание, — раздраженно прошипела я. Джош пожал плечами и, игнорируя свою еду, ухватил с моей тарелки кусок бекона. — Тогда обещаю не делать тебе предложения. — Джош, он не знает о моей болезни. Я не хочу, чтобы он узнал. Он удивленно уставился на меня. — Ты ему не сказала? — Я не сказала никому, кроме тебя, — я покачала головой, вспоминая безжизненное выражение лица папы, сидящего у маминой кровати. Его опустошение, когда она в итоге ослабла, и безграничное горестное терпение, когда мама совершенно обезумела и перестала узнавать папу. И все равно он нежно заботился о ней, а я видела, как это день за днем его разрушает. — Ему потребовались годы, чтобы оправиться после смерти мамы. Вывести его из хандры смогла только Поузи, — и именно поэтому я не могла ее ненавидеть. — Я не хочу разрушать его вновь обретенное счастье. — Мари, — тихо начал он. — Тебе надо рассказать отцу. Что если… — Нет никаких "что если", — резко перебила его я. — Нет. И если молчание требовало жизни отшельницей, да будет так. Только так я смогу со всем справиться. Джош нахмурился. — Ты не думаешь, что он может догадаться? Я знала, о чем он говорит. О моем бледном лице и огромных кругах под глазами. Я похудела по меньшей мере на десять фунтов, и окружающие постоянно интересовались, все ли у меня хорошо. Но до тех пор, пока основательно не свихнусь, я могла списывать все это на грипп. Я взяла Джоша за руку. — Мы будем вести себя настолько отвратительно мило, что папа даже не подумает ни о чем спрашивать. Будто в доказательство, что может быть милым, Джош поцеловал меня в кончик носа. И я растаяла. Совсем чуть-чуть. * * *

Когда я пришла на работу, Минни ожидало сообщение. "Сегодня я занят, моя дражайшая. Встретимся завтра? Я буду считать часы до того момента, когда снова увижу твое прекрасное лицо". И подпись А.Ж. — инициалы Андре. Я сочла послание… милым. "Моя дражайшая" звучало немного чопорно, но нежно. Я приняла предложение и послала ответ с согласием на завтрашнюю встречу. Но как, ни странно, я не жаждала снова увидеть Андре. Наши с ним отношения походили на… контроль. Он контролировал и меня, и себя. Казалось странным встречаться с парнем, не зная даже номера его телефона и не обмениваясь сообщениями с вопросом "как дела?" Мы общались только на свиданиях. Так делают все вампиры? Мне следовало бы больше тревожится по этому поводу, но меня отвлекал Джош. Своей наглой, уверенной улыбкой, от которой у меня слабели колени. И своим бесстыдным поцелуем на парковке "Полуночных связей". Проходя через дверь, я едва не споткнулась, чем заработала подозрительный взгляд Райдер. — Все в порядке? — Просто… прекрасно, — смущенно ответила я и села за свой стол. Сара ждала звонка от клиента, у которого обнаружилась проблема в его файле, и, уходя с работы, передала это дело мне. Когда Сара показывала на экран, я заметила, что она пялится на мою шею. У меня там засос? Я покраснела от возникшего подозрения, но заставила себя сосредоточиться на ее указаниях и сделать заметки. Когда она наконец ушла, я достала из сумочки зеркальце. Никаких любовных следов. Я ничего не увидела. Уф. Наверное, я нафантазировала ее интерес. Ночь ползла медленно. Звонков было меньше обычного, но болтать мне не хотелось. Как и Райдер. Я провела часы, мечтательно уставившись в монитор. Представляя большое тело Джоша, нависшее надо мной. Вспоминая, как он целовал меня и облизывал сверху до низу. То, как яростно и властно входил в меня. И вспомнила мимолетный поцелуй в нос за завтраком. Как будто мы… настоящая пара, а не случайные любовники. Словно между нами есть что-то особенное. Но, возможно, я просто становлюсь сентиментальной. Может, все подружки Джоша чувствовали себя так же? Вдруг именно поэтому в агентство поступало, столько жалоб на то, что он не перезванивает. Ни с того ни с сего я открыла его профиль. Вот он, стоит прислонившись к стене и сунув большие пальцы в петли джинсов, указывая сами знаете куда. Его поза подчеркивала накаченные руки и плоский живот. На лице играла дерзкая усмешка. Он выглядел как парень, знающий насколько горяч. Текущий статус? Свободный. Это вывело меня из равновесия. Конечно, я не могла претендовать на Джоша. Но, кажется, не хотела, чтобы он встречался с кем-то еще. Я посмотрела на историю его профиля. За четыре года, которые он пробыл нашим клиентом, Джош встречался с десятками женщин. Я пролистала его свидания, с неприязнью осознавая, скольких он сменил партнерш. Последнее свидание состоялось три недели назад с вер-лисой по имени Хайями. Она оправила ему сообщение через сайт, но оно так и осталось без ответа. Вообще-то, папку входящих переполняли письма от женщин. Одни из его истории свиданий, другие новые. Я просмотрела сообщения, чувствуя себя подобно ищейке. Но поскольку я работала в агентстве знакомств, в действительности это не было шпионством. Мы не скрывали, что контролируем свидания и сообщения клиентов, поэтому они знали про открытость их информации. Тем не менее, наткнувшись на фото в стиле ню, которое прислала Джошу одна из девушек, я недовольно удалила фотографию. * * *

Утром, когда он заехал за мной, я все еще чувствовала себя не в своей тарелке. Скрыв рукой зевок, я скользнула в машину рядом с ним. Вчера на ужин мы поехали на одной машине, потому что это казалось логичным. А сейчас? Я хотела бы поехать на своей. Джош выглядел уставшим. Немного взвинченным и раздраженным, но наклонился, чтобы поцеловать меня. Пока мы выезжали на шоссе, я изучала его лицо. — Все в порядке? Он глянул на меня: — Длинная ночь, вот и все. — Новые проблемы с вампирами? — Просто вампир попался придирчивый и требующий к себе слишком много внимания, — его губы сжались в жесткую линию. — Слушай, Мари, не хочу просить об этом… О, нет. Вот и оно. — Но, думаю, тебе больше не стоит встречаться с Андре. Даже другие вампиры держатся от него на расстоянии. Он что-то прячет за своей внешностью славного парня, только не знаю что именно. Он скрытный. Фух. Я-то решила, что он собрался предложить больше не встречаться. — Ты же говорил, все вампиры скрытные. Джош нахмурился: — Так и есть. — Тогда почему он хуже других? Ты о нем что-то слышал? Джош слегка сжал челюсти. — Нет. Но я нутром чую, что он что-то скрывает. Просто нужно выяснить что именно. Я ничего не знала о кошачьих предчувствиях, но знала, что Андре — мой шанс выжить. И ради этого была готова мириться с маленькими странностями. — Ты не можешь просить меня не встречаться с ним, — тихо сказала я. Он крепче сжал в руках руль и вздохнул. — Знаю. Я просто хочу, чтобы ты помнила об осторожности, — Джошуа бросил на меня серьезный взгляд. — Ради меня. Я положила руку ему на бедро и ощутила исходящую от него странную ревность. — Я буду осторожна. * * *

Вернувшись домой, я окинула взглядом свою безупречно чистую квартиру и поняла, что у меня проблема. Отец знал меня лучше, чем кто-либо, и помнил, что я убираюсь, когда взволнована. Это заставит его задать несколько вопросов. Я тут же направилась в спальню. — Ты куда? — поинтересовался Джош. — Нужно устроить беспорядок, — запыхавшись объяснила я. — Увидев прибранную квартиру, папа точно что-нибудь заподозрит. Пока я носилась по квартире, пытаясь найти что бы раскидать, Джош почесывал затылок. — У меня в машине есть пара грязных рубашек. Хочешь, притащу их сюда? Я остановилась и посмотрела на него. — Почему у тебя с собой грязные рубашки? Он пожал плечами, выглядя немного не в своей тарелке: — Не был дома пару дней. — Даже не хочу спрашивать. Но прекрасно, неси свои рубашки. Бросим их на полу, — при этих словах я внутренне съежилась, заранее желая навести чистоту. Когда он пошел к машине, я направилась на кухню, выложила остатки еды на пару тарелок, а потом выбросила все содержимое в мусор. Сложила грязную посуду в раковину и поставила на столешницу наполовину полный стакан с содовой, надеясь, что газы быстро выветрятся. Потом открыла пакетик чипсов, съела одну и раскидала крошки по столешнице, а упаковку скрутила. После чего вытащила пазл и расположила его на столе, чтобы он выглядел так, будто я его еще собираю. Джош вернулся с рубашками. — Куда их бросить? Я сунула их за диван, потом беспорядочной кучей свалила одеяло на кресло. Вот так. Обведя взглядом свою работу, я повернулась к Джошу. — Комната выглядит обжитой? В ответ он ухмыльнулся: — Идеально. Я плюхнулась на диван, внезапно почувствовав себя слишком уставшей, чтобы сделать еще что-либо. — Почему бы тебе не отдохнуть? А я пойду на кухню и найду что-нибудь перекусить, а заодно придам ей более обжитой вид. Как только он ушел, я заметила у него в руке свою пижамную футболку. Что он хочет с ней сделать? Интересно. Прежде чем я успела спросить, раздался стук в дверь, а за ним звонок, на случай, если мы не услышали гостей с первого раза. — Они здесь, — позвала я Джоша, стаскивая себя с дивана. Посмотрела в глазок и скривилась при виде ярко-розового наряда Поузи. Я подавила нервный вздох. Из-за присутствия Джоша вопросы были неизбежны. Он первый молодой человек, которого я представлю отцу… а ведь мы даже не встречаемся. Джош просто друг, иногда приходящий на помощь. А мой настоящий бой-френд не появится до наступления темноты, потому что относится к нежити. Эта мысль меня обеспокоила. Я распахнула дверь и радостно улыбнулась: — Привет, пап, Поузи. — Мари-Пьер! — воскликнул отец. Наклонился поцеловать меня, а потом вошел в квартиру. — Детка, ты не поверишь, что мы купили тебе в Вегасе. — О, еще как поверю, — сухо ответила я и поприветствовала Поузи неловкими объятиями. — Привет, Поузи. — Привет, Мари-Пьер, — проворковала она с сильным южно-техасским акцентом. От того, как она растягивала мое полное имя, оно звучало как "Пи-ееер", а я была уверена, что моя мама, называя меня, имела ввиду совершенно не это. — Как поживаешь, дорогая? — изучив мое бледное лицо, она оживилась. — Только посмотри на себя, такая бледная. Готический вид был моден в 2009, милая. Я принесла тебе несколько образцов косметики. Я рекламирую новую линию и, думаю, она подчеркнет твою привлекательность. Отец просиял: — Поузи такая внимательная, правда? Да уж. С ее стороны так чертовски внимательно сказать, как я плохо выгляжу. Но отец любил Поузи, поэтому я ослепительно улыбнулась. — Это потрясающе. Спасибо, Поузи. Джош завис в дальней части комнаты, ожидая пока его представят. Я перевела на него взгляд, заметила легкую довольную улыбку и внезапно смутилась. Отец выжидающе смотрел на меня, а на чрезмерно накрашенном лице Поузи появилась глупая улыбка. — Ну? — сказал отец. — Представь нас своему другу, ma petite puce. [29] — Конечно, — я двинулась в сторону Джоша. — Папа, Поузи, это… мой друг, Джош. Джош небрежно обнял меня за плечи, и я стиснула зубы. — Мари… Пьер? — взглянув на меня, спросил Джош, и я расслышала смешок в его голосе. — Ее мать была наполовину француженка, наполовину канадка, — объяснил отец. — Это семейное имя. Но Мари оно почему-то не нравится. — По-моему, оно милое. Очень приятно познакомиться с тобой, Джош, — произнесла Поузи и устремилась к нему в облаке духов, чтобы обняться. — Мари-Пьер так много о тебе рассказывала. — Как и о вас, — он обнял ее в ответ без малейшего намека на неловкость, хотя его ноздри раздулись от тяжелого аромата. Отец приблизился и протянул руку. — Рад познакомиться, сынок. Давно вы встречаетесь? — Мы не… — начала я. — Не следим за числами, на самом деле, — перебил меня Джош с легкой усмешкой. — Живем одним днем. — В этом нет ничего плохого, — сказал папа и указал на Поузи. — Мы купили пончики, кофе и апельсиновый сок. Надеюсь, это подойдет? Я улыбнулась. — Звучит здорово. Спасибо. Поузи уже выгружала для меня образцы косметики и средств ухода за кожей, а Джош с папой, убрав с обеденного стола пазлы, раскладывали еду. Я слышала, как они переговариваются в полголоса. Джош сразу повел себя с папой непринужденно. Я предположила бы, что это хорошо, но меня переполняло беспокойство. Если он им понравится, все только усложниться. — Завтрак готов, — бодро крикнул папа, чем спас меня от Поузи, пытавшейся намазать мое лицо кремом от морщин. Когда я вошла, папа обнял меня за плечи и притянул к себе. — Выглядишь усталой. Не слишком ли ты много работаешь? Джош замер, глядя на меня. — Просто несколько долгих трудных часов, — сказала я со слабой улыбкой. — Отосплюсь на выходных. — Не позволяй заваливать тебя работой. Эти ночные смены плохо сказываются на организме, — он повернулся и посмотрел на Джоша. — Я рассчитываю, что ты присмотришь за ней. У Мари-Пьер только одно на уме. — Да, знаю, — Джош достал из коробки обсыпанный пудрой пончик. Мой папа захихикал. * * *

Я наблюдала, как Джош очаровывает папу и Поузи, рассказывая смешные истории про свою работу телохранителем, разумеется, ни разу не упомянув, что он охраняет вампиров. Он рассказал о своей большой семье, обо всех братьях, и о том, как Бью, будучи сам подростком, взялся за его воспитание после смерти их отца. О том, как мы познакомились на моей работе, и как он уговорил меня прогуляться с ним. Разумеется, он понравился моему отцу. Джош не мог не понравиться, когда включал свое очарование на полную. Он вогнал Поузи в краску откровенными комплиментами, против которых она ни в малейшей степени не возражала. Все смеялись и болтали, пока Джош в одиночку умял почти дюжину пончиков. И, кажется, никто не счел это необычным. Когда Поузи с отцом ушли, Джош повернулся ко мне и улыбнулся. — Они милые. Мне понравились. Я промолчала. — Думаю, я им тоже понравился, — он выглядел почти самодовольным. — Конечно понравился, — раздраженно бросила я. — Ты их охренеть как очаровал Он проигнорировал мое плохое настроение и убрал со стола тарелки. — Знаешь, тебе действительно следует рассказать отцу про болезнь. Неправильно скрывать такое. Я стиснула зубы. — Так лучше. — Нет, не лучше, — он подошел ко мне, обнял за талию и прижал к себе. — Это ненормально. Ты больна и прячешься от него. — Так надо, — огрызнулась я, выворачиваясь из его хватки. — И тебя это не касается. Он посмотрел на меня с удивлением. — Что с тобой не так? — Все, — я указала на свою грязную квартиру и пустые тарелки, его рубашки, разбросанные по дивану. Это беспокоило меня так же, как и та легкость, с которой он проскользнул в мою жизнь. — Твое знакомство с моим отцом еще не означает, что ты имеешь право вести себя, как… как… — я пыталась найти подходящее описание того, кем стал для меня Джош. — Как будто мы пара? — Да, — взорвалась я. — Мы не пара. Не можем ею быть! Его глаза холодно блеснули. — Так что же было прошлой ночью? Я удивленно уставилась на него. — Ты как никто другой должен знать, что это не серьезно. — Как никто другой? — он выгнул бровь, и у меня возникло отчетливое ощущение, что я его обидела. — Это своего рода оскорбление? Да, и с моей стороны это было нехорошо. Я уклонилась от ответа. — Ты знаешь, что между нами ничего быть не может. Откроем свое вечное дело в Гренландии? Уничтожим Альянс? Разрушим жизнь твоего брата и Бетсэйби? Вынудим закрыть агентство? Нет, спасибо. — А как насчет того, чтобы мне довериться? — прорычал Джош. — А как насчет того, чтобы доверить мне самой решать, что для меня лучше? И что лучше для моего отца! Ты нас не знаешь. Ты только думаешь, будто знаешь меня. Наш разовый секс не дает тебе права принимать решения, касающиеся моей жизни. И я тебя предупреждала, что это ничего не значит. Я никогда тебе не лгала. Он впился в меня взглядом. — Ты совершаешь ошибку. — Почему? Потому что это не соответствует твоим планам? — Мои планы… — … могут измениться теперь, когда ты поимел меня. Поздравляю. Взгляд Джоша потемнел. — Думаешь, я стремился только к этому? — резко спросил он. — Просто хотел трахнуться? — Ты сам назвал себя хищником, охотящемся за добычей. Чем еще ты мог руководствоваться? Рот Джоша изогнулся в усмешке. — Чем еще я мог руководствоваться, ведь это же я? Это ты хотела сказать? Я промолчала. Он не ошибся. Его лицо озарилось в понимании, и я увидела, как оно посуровело. — Знаешь в чем твоя проблема, Мари? Ты говоришь, что не хочешь причинять людям боль, но, думаю, это не так. Ты никому не доверяешь, чтобы они не смогли ранить тебя. И поэтому вычеркиваешь всех из своей жизни. — Ты мне все разъяснил, — я медленно и насмешливо хлопнула в ладоши. — Молодец. Он покачал головой и схватил со стола кепку. — Хочешь, чтобы я ушел? Прекрасно. Я ухожу. — Прекрасно! Тогда уходи. Джош напоследок бросил на меня колючий взгляд и хлопнул дверью. Я посмотрела ему в след, скрестив руки на груди и пылая от праведного гнева. Только после его ухода я призадумалась, может ли он оказаться прав? Отталкивая всех близких, я защищала себя… или их? Глава 12

— Минни. Как приятно снова тебя увидеть, — Андре поднялся, когда я подошла к столу. — Ты как всегда прекрасна. Какая чуткая ложь. Я выглядела хреново и знала об этом. Никакое количество макияжа не скрыло бы впалые глаза и вялость от чрезмерной усталости, из-за которой я не могла даже думать о еде. Мне хотелось только долго-долго поспать. И, может, всплакнуть. К сожалению, приходилось сидеть здесь и соблазнять вампира. Я улыбнулась, надеясь, что улыбка вышла более восторженной, чем мое настроение. В конце концов, Андре не виноват, что он не Джош. Я насколько смогла, позаботилась о своем внешнем виде. Надела черное коктейльное платье, закреплявшееся на шее и оставлявшее оголенными плечи и зону декольте. Подобрала к нему туфли на высоком каблуке с открытым носком, волосы собрала наверх, оставив пару прядей щекотать шею. Когда взгляд Андре скользнул к шее, я поняла, что не имело значения, насколько велики круги у меня под глазами. Я все равно, что помахала красной тряпкой перед быком. Андре взял меня за руку, и я почувствовала замешательство от странной холодности его плоти на моей теплой коже. Он наклонился ко мне для поцелуя, и я, запаниковав, подставила ему щеку. — Мне тоже приятно снова тебя видеть, — я поцеловала воздух рядом с его щекой. Он отстранился и внимательно оглядел меня, но не прокомментировал мое нежелание целоваться в губы. Я знала, что веду себя глупо. Но от мысли о поцелуе с ним мне становилось не по себе. Сегодня здесь не было Джоша, чтобы остановить Андре, если он снова меня одурманит. Я оглядела переполненный ресторан. — Ты сегодня без телохранителя? — Один есть, — легко признался Андре, выдвигая для меня стул. Когда я села, он наклонился и прошептал мне на ухо: — Но я подумал, что последний тебе не понравился, поэтому нанял другого. Хочу, чтобы ты чувствовала себя спокойно в моем присутствии. Я улыбнулась, не уверенная испытываю ли облегчение или сожаление от отсутствия здесь Джоша. Я не видела его, и он не звонил, да и зачем бы ему это делать? Я ужасно с ним поступила. — С твоей стороны очень мило подумать обо мне. Но я из-за него не нервничала. — Неужели? Ты смотрела на него весь вечер. Мои щеки опалило жаром. Да уж. Как мне на это ответить? — Просто из опасения, полагаю. Большинство мужчин не нуждаются на свидании в телохранителе. — Я не большинство мужчин, — он обезоруживающе улыбнулся. — Конечно нет, — смело заявила я и улыбнулась наиболее непосредственной и яркой улыбкой. Пришло время вывести наши отношения на следующий уровень. — И мне в тебе это нравится. — Нравится? — усмехнулся он, будто забавляясь моим ответом. — Думаю, моим сегодняшним телохранителем ты останешься довольна. — О, — я просмотрела карту вин, нуждаясь в чем-то сильноалкогольном. Мой живот крутило, а голова раскалывалась — верный признак скорого начала галлюцинаций. Это меня встревожило, а алкоголь поможет успокоиться. — Да, — сказал Андре, отвлекая меня. — Я удивлен, что ты его не заметила. Я посмотрела на него. — Почему? — Потому что он из клана выдр. Должен приходиться тебе кузеном. — Его темные глаза пристально меня изучали. Вот дерьмо. Я снова оглядела маленький изысканный ресторан, в котором была занята лишь половина столиков. Но никто не сидел в одиночестве и не походил на телохранителя. Мой желудок сжался от беспокойства. — Что, Минни, у тебя возникла проблема? — холодно спросил Андре. Я посмотрела на него и увидела, что очаровательная улыбка исчезла. Проклятье. Маскарад окончен. Он меня раскусил. Или догадался, что что-то неправильно. В любом случае, я провалилась. Меня охватила всеобъемлющая паника, и я едва не разрыдалась. Но вместо этого глубоко вздохнула, успокаиваясь, и честно выложила: — Я солгала. Я человек и хочу, чтобы меня обратили. Вот почему я тебя искала. — Понятно, — мягко произнес он. — И твое настоящее имя? — Мари. Откинувшись на спинку стула, он изучал меня, словно царь мира, решающий как поступить с одним из своих подданных. После долгой-долгой паузы Андре сказал: — Имя Мари лучше, чем Минни. Это… не звучало, как прощание. — Мне нравится так думать. — Ты та Мари, которая работает в агентстве? — Да. Так я тебя и нашла. И я член Альянса. Если хочешь, могу показать удостоверение. Он махнул рукой, будто отмахиваясь от нелепого предложения. — Так что мне с тобой делать, Мари? — Я хочу дальше с тобой встречаться, — быстро сказала я. — Поправка. Ты хочешь, чтобы я тебя обратил. Я сглотнула, чувствуя себя теперь, как попрошайка, а не хозяйка свидания. И еще остро ощущая себя добычей. Но я нуждалась в обращении. — Да. — Дорогая девочка, мне четыре сотни лет, — из голоса Андре исчезли мягкие, веселые нотки. Их место заняла полнейшая скука. Безграничная усталость. Меня поразило, как хорошо он притворялся до нынешнего момента. — И за все это время я ни разу никого не обращал. Мое сердце болезненно сжалось. Нет! Я отказывалась сдаваться. — Прежде ты не встречал меня, — смело заявила я, подражая Джошу. — Приму за честь стать твоей первой. — Вот как? — я заметила на его лице проблеск веселья. Прежде чем я успела продолжить, появился официант и принялся любезным тихим тоном рассказывать о фирменном блюде вечера. Андре, сидящий теперь с ленивой улыбкой, заказал нам бутылку дорогого вина и отослал официанта. — Для той, кто хочет быть обращенной, ты слишком рано начала избегать моих поцелуев, дорогая Мари. — Ты не предупредил меня, что это афродизиак, — указала я. — Нет, не предупредил, — согласился он, все еще посмеиваясь. — Тогда ты понимаешь, почему я сегодня уклонилась. Мне нужны незамутненные мозги. Он склонил голову. — Это я понимаю. Официант вернулся, открыл бутылку и разлил вино. Когда перед нами стояли наполненные бокалы, а бутылка была возвращена на стол, Андре поднял бокал и покрутил его, любуясь темно-красным содержимым. — Я не вполне уверен в том, что нас ждет, Мари. Ты предала мое доверие, но мне нравится твоя компания. Ты определенно меня не отталкиваешь, и мне кажется, нам есть, что предложить друг другу. И все же… мне нужно доверие. Это имеет решающее значение. Это не походило на слова прощания. Меня пронзила вспышка надежды, и я поддалась вперед, чтобы ухватиться за стол и стряхнуть головокружение. — Ты можешь полностью мне доверять. Я очень скрытный человек — Хорошо, но мне нужно больше, чем слова. Он опять повертел бокал, задумчиво глядя на него, потом перевел взгляд на мою шею. Я откинулась на спинку стула и выдохнула, унимая волнение. Ох. Намек был очевиден. — Ты хочешь… выпить из меня? — Ты ведь хотела стать моей спутницей? — Да. Больше всего на свете, — слова прозвучали отчаянно, но, черт возьми, я действительно дошла до отчаянья. — Тогда докажи, — в его взгляде, направленном на меня через стол, читалось лукавство. Я даже не колебалась. — Отлично. Давай это сделаем. Поставив бокал на стол, он поднялся. Когда я последовала его примеру, он предложил мне согнутую в локте руку. Джентльменский жест противоречил ожидающему нас противостоянию сил. Я ухватилась за его руку и позволила вывести меня через боковую дверь. Мы вышли в ночь и направились в сторону небольшого здания. Я все еще слышала музыку, доносившуюся из динамиков над дверьми ресторана. — Здесь подойдет, — Андре передвинулся в тень здания. Здесь? Место казалось слишком открытым. Но я предположила, что прохожие увидят лишь целующуюся парочку, а не сосущего кровь вампира. — Хорошо… — начала я. Андре грубо толкнул меня к кирпичной стене, царапнувшей кожу. Но меня больше встревожила рука, обхватившая мое горло и заставившая отклонить голову назад, подставив шею. Я воспротивилась хватке, и Андре выгнул бровь. — Я думал, ты этого хочешь. — Хочу, да, — так почему же то, что он прижал меня к стене, вызвало такую панику? Я заставила себя успокоиться и посмотреть ему в глаза. — Я справлюсь. Он улыбнулся, и я увидела, как увеличиваются его клыки. В ужасе уставилась на то, как они легко выступили изо рта на два или три дюйма. Это… устрашало. Проезжающая мимо машина осветила фарами его лицо, и клыки зверски блеснули. — Ты этого хотела? Я с трудом сглотнула. Если я отвечу отрицательно, он никогда меня не обратит. — Да. — Но не моих поцелуев? — Несмотря на длинные клыки, он не испытывал затруднений с речью, хотя произносил слова медленно и обдуманно. — От них ты отказываешься? — Не хочу быть одурманенной. Хочу отдавать себе полный отчет… во всех поступках. Он ухмыльнулся. — Как пожелаешь. Когда он наклонился, я почувствовала всплеск тревоги. Я не хотела делиться с ним кровью. Я хотела Джоша. Я не хотела превращаться в вампира. И не хотела Андре. Под его вежливой внешностью таилось нечто холодное, и сегодня он это показал. В мою шею вонзились зубы. Я ощутила резкую боль, а потом тело затопила агония. Я вскрикнула, напрягаясь, и Андре зажал мне рукой рот. В меня словно воткнули два раскаленных шампура, но последовавшее высасывание крови оказалось еще хуже. Я чувствовала, как кровь стекает по моей шее на платье, а он все продолжал пить. Причмокивать и пить. Казалось, кровавый грязный ужин длиться целую вечность. Наконец клыки с противным звуком выскользнули из шеи. Андре отступил и улыбнулся, а кровь продолжала стекать вниз по моей шее. — Прижми что-нибудь к ране, — он вытер уголки рта, и я увидела, как клыки исчезли. Он достал белый носовой платок и протянул мне. Я прикрыла им горло. Кровь была везде, текла по шее, капала в декольте. Я почувствовала слабость… и отвращение. Я только что позволила вампиру выпить из меня крови. Ничего унизительнее я никогда не испытывала. Еще хуже, чем его поцелуй, который благодаря наркотической слюне, был терпим. Но сейчас произошло… насилие. Я сглотнула. — Я… кажется, кровь все еще не остановилась. Андре поправил запонки и пригладил рукой волосы. Теперь, наевшись, он выглядел заскучавшим. — Твои ожидания оправдались? — Нет, — до настоящего времени честность служила мне хорошо. Андре улыбнулся, и меня оттолкнул красный оттенок на его зубах. — Я тебя отпугнул? — Нет. Я все еще хочу, чтобы ты меня обратил. — Посмотрим, — беззаботно бросил он. — Мне ведь нужен партнер по крови. От надежды мое сердце ускорило ритм. — Просто я не уверен, что ты именно та женщина. Потребуется немного больше… времени. Мой желудок сжался от тошноты. Я знала, что он имеет в виду. Время и еще несколько кормлений, чтобы решить, избавиться от меня или оставить при себе. Я тяжело сглотнула. — Тогда просто позвони мне. Я свободна. Слишком самонадеянно позволять хищнику преследовать свою добычу. Но он легко улыбнулся. — Позвоню, — наклонился и провел пальцем по моей груди, стирая каплю крови. Поднял руку ко рту и усмехнулся: — Вкусно. Спасибо за ужин, дорогая. Однако ты выглядишь расстроенной. Возможно, нам стоит завершить свидание чуть раньше? У меня кружилась голова, и, прижимая платок к шее, я чувствовала себя использованной. — Звучит неплохо. Он наклонился, сухо чмокнул меня в щеку, потом подмигнул и пошел прочь, что-то насвистывая. Я подняла сумочку с земли и слегка пошатнулась, перед глазами затанцевали черные точки. Андре взял изрядную порцию крови. Я не знала сколько, но шея все еще кровоточила. Я крепче прижала к ней платок и поплелась в агентство. Кровь не остановилась даже спустя несколько минут, когда я тяжело опустилась на стул за своим рабочим столом и уставилась на меняющуюся заставку в мониторе. — Мари, ты в порядке? — Райдер вскочила из-за стола. — Ты вся в крови! — В порядке, — в горле образовалась идиотская вибрация, и на меня накатила ужасная слабость. Кровь была повсюду. Мне хотелось пойти домой, принять горячий душ и поплакать. Поплакать было бы здорово. — Хочешь поговорить? Покачав головой, я подняла мизинец. Райдер вздохнула и подняла мизинец в ответ. — Я могу чем-нибудь помочь? Подставить плечо, на котором я смогу поплакать? Я вымученно улыбнулась. — У нас есть пластырь? — Почти уверена, что есть, — она направилась в офисную ванную. — Сейчас вернусь. Я посильнее прижала платок к шее и не удивилась, когда рабочий стол начал качаться, а стены офиса вспенились, будто покрывшись пауками. Великолепно. Очередная галлюцинация. Я закрыла глаза и взмолилась, чтобы ночь поскорее закончилась. * * *

К тому моменту, когда в офисе появилась дневная смена, я надела поверх платья позаимствованный у Райдер розовый свитер и распустила волосы, прикрыв ими пластырь с изображением Коржика. [30] Я выпила несколько стаканов воды, чтобы восполнить потерю крови, но чудовищная слабость так и не прошла. Энергии печатать и тем более отвечать на звонки у меня не было. Райдер, как хорошая подруга, перевела все звонки на свой телефон, приносила мне при необходимости воду и настояла, чтобы я прилегла на диване в архивной комнате. Я отдохнула там несколько часов. В какой-то момент она предложила позвонить Джошу и попросить отвезти меня домой, но я забраковала эту идею. Если он учует на мне хотя бы намек на запах вампира, то свихнется. И я подумала, что некой части меня это бы понравилось. Чтобы он притянул меня в объятья и утешал. Гладил по волосам, прижимал к себе крепче. Но как бы сильно я ни хотела Джоша, я должна была придерживаться своего плана. Я прогнала Джоша и не должна звонить ему только потому, что у меня выдался плохой день. Он довольно ясно дал это понять. В офис зашли переговаривающиеся Бет и Сара, держащие в руках по кружке кофе. С беспокойством посмотрев на меня, Сара бросила свою огромную сумку на стул. — С тобой все хорошо, Мари? Ты выглядишь заболевшей. — Просто устала, — автоматически бросила я и выдавила из себя улыбку. — Хотя рада появлению дневной смены. Бет прошла в свой кабинет, а Сара остановилась у моего стола. Ее ноздри затрепетали, и она оглядела меня изучающим взглядом. — Ты… уверена, что все хорошо? У тебя немного остекленевшие глаза. Я быстро поморгала. — Просто устала и хочу вздремнуть. Вот и все. Она кивнула, кажется, принюхалась, а потом отошла к своему столу. — Ступай спать. — Обязательно, — я подняла свое усталое тело на ноги. — Райдер, могу я с тобой поговорить? — крикнула Бет, когда я уходила. — Конечно, — ответила Райдер, бросив на меня многозначительный взгляд. Я показала ей мизинец, напоминая, что она должна держать рот на замке. Я слишком далеко зашла, чтобы забота подруги свела все на нет. * * *

Эта поездка домой стала самой длинной из всех. Я ехала объездными путями, боясь потерять сознание на шоссе, но, к счастью, добралась до квартиры невредимой. Там рухнула на диван и проспала несколько часов, хоть и не очень спокойно. Я знала, что это из-за потери крови, а не из-за выздоровления. Худшей частью моего плана было то, что если он сработает, мне придется поделиться кровью снова. И не один раз. Я вздрогнула. Нужно вычистить кожу под забавным пластырем и начисто стереть с себя прикосновения Андре. Это был кошмар. Я села, потирая лицо, собралась с силами и заставила себя взглянуть на ситуацию рационально. Возможно, придется терпеть общество Андре в течение некоторого времени. Непохоже, чтобы он возражал против моего обращения. И я могла бы использовать Андре, пока не получу желаемое, а потом разорвать с ним отношения. Уверена, вампирские пары регулярно расставались. Так почему же мой план казался столь ужасным и корыстным? Андре тоже хотел меня использовать… и прошлая ночь служила тому доказательством. Зазвонил телефон. Я увидела номер Джоша и переключила его на голосовую почту. Если я поговорю с ним сейчас, то могу поддаться жалости к себе. Застыдиться своего выбора, и пожалеть о нем. А я не могла себе этого позволить. * * *

Я приняла душ и едва успела надеть футболку и штаны для йоги, как раздался звонок в дверь. Я нахмурилась и, подойдя к двери, посмотрела в глазок. Снаружи стоял Джош, держа в руках коричневый продуктовый пакет. — Я слышал твой стон, Мари-Пьер, — весело сказал он. — Ты забываешь, что у оборотней отличный слух. При виде него я занервничала и ощутила трепет в животе, но списала все на гормоны. Нет нужды волноваться о встречи с Джошем. Не после нашего некрасивого расставания. Я сделала все возможное, чтобы прогнать его, а он снова вернулся, полный решимости не позволять мне его игнорировать. И не собирался оставлять меня наедине с проблемами. На глаза навернулись слезы. Я быстро поморгала, прогоняя их, и открыла дверь. — Привет, — осторожно поприветствовала я. Джош выглядел аппетитно. Он сменил черную футболку охранника на темную куртку и рубашку с V-образным вырезом, сочетав их с джинсами и солнцезащитными очками. И стал похож на модель. От его мужественного вида у меня перехватило дыхание. Бейсболку он сегодня не надел, и каштановые волосы были аккуратно причесаны. Как ни странно, мне захотелось запустить в них пальцы и испортить прическу. Для моего Джоша он выглядел слишком опрятным и невозмутимым. — Можно войти? — спросил он, держа в руке сумку с продуктами. Я кивнула и посторонилась. К моему удивлению, он наклонился, запечатлел на моих губах легкий поцелуй, а потом прошел на кухню. Я задумчиво закрыла дверь. — Куда ты собрался такой нарядный? — На свидание, — сообщил он, снуя по кухне. Мое сердце сжалось. Criss! Я продолжила легким тоном: — О? — Да, — небрежно бросил он, звеня кухонной посудой. — С крошкой, любящей всякие французские штуки. Я из любопытства подошла посмотреть, что он делает. И увидела, как он ставит на стол маленькую фритюрницу. — Ну, французско-канадские блюда, — поправился он и улыбнулся. Все беспокойство развеялось, и мне захотелось рассмеяться. Я прошла вперед и заглянула ему через плечо, когда он доставал из пакета бутылку масла. — Что ты делаешь? — Готовлю тебе пуцин. [31]Сделаю картошку-фри, а потом мы намажем эту вкуснятину отвратительным сырным соусом и подливкой. Я засмеялась и шлепнула его по руке. — Сырный соус не отвратительный. Он вкусный. — Сказала женщина, которую зовут Мари-Пьер. Я хмыкнула, а он начал подготавливать жаровню. — Столько хлопот, только чтобы побаловать меня пуцином? — Да. Я обошел четыре чертовых магазина, чтобы найти творожный сыр. Это просто смешно, — включив фритюрницу, он подошел ко мне. — Хорошая новость: теперь я собираюсь как следует тебя поприветствовать. Он пригладил пальцами мои спутанные волосы, задорно улыбнулся, наклонился и замер, увидев на шее два пластыря. На его лице сменилось несколько эмоций, как если бы он вел войну с самим собой. Потом Джош склонился ниже и легонько поцеловал меня в кончик носа. Меня это… разочаровало. Когда он отошел, я нахмурилась. Джош расхотел меня целовать? Сейчас, когда я в предвкушении поджала пальцы ног? Он вернулся к сумке с продуктами, оперся о стол, и я заметила его крепко стиснутые кулаки. Ох. Джош пытался скрыть свою ярость. Он злился на меня? Я прикусила губу, внезапно ощутив, как на глаза наворачиваются слезы. Мне не хотелось, чтобы между нами происходило нечто подобное. — Я сожалею, что вчера так ужасно с тобой поступила. — Ты боишься, — сказал он, уставившись на сумку с продуктами. Его плечи и кулаки все еще были напряжены. — Попытаться оттолкнуть меня было твоей естественной реакцией. Но я собираюсь доказать тебе, что ты не сможешь вычеркнуть меня из своей жизни. Я хочу остаться с тобой. Это были верные слова. Именно те, которые я жаждала услышать. И все же… — Тогда почему ты на меня не смотришь? — фраза получилась жалобной и тихой. — Я… пытаюсь успокоиться, — грубо ответил он. — Потому что увидел на твоей шее укус и, хотя ты хотела именно этого, настолько взбешен, что впадаю в бешенство. Хочу пробить кулаком стену, а должен бы тебя поздравить. Как ни странно, от его ярости я почувствовала себя лучше. Я могла спокойно рассказать о своем несчастье и неприятных ощущениях, испытываемых от выбранного пути. Я подошла к нему и разгладила на плечах куртку, любуясь, как та на нем сидит. Он нарядился для меня?Меня опалило желанием. — Ты не должен меня поздравлять, — тихо сказала я. — Я этим не наслаждалась. Он обернулся и посмотрел на меня отчаянным взглядом. В темных глазах была мука, черты лица заострились. Круги под его глазами говорили, что он тоже плохо спал. — Что прикажешь мне делать, Мари? Я жажду оторвать ему голову за то, что он к тебе прикоснулся, — его глаза начали по-кошачьи поблескивать. — Но могу только сидеть здесь и пытаться тебя поддержать, потому что остановить не в силах. Я хочу дать тебе все, в чем ты нуждаешься. Просто мне надо знать, где мое место. Я протянула руку и отключила фритюрницу. Пробралась к нему под куртку и обхватила вокруг талии. — Твое место в моих объятьях. Мне нужно, чтобы ты был именно тут. Рядом. Со мной. Целовал меня. Прикасался. Он все еще крепко сжимал челюсти. Я почувствовала желание его поцеловать и не стала ему противиться. Закинула вторую руку Джошу на шею, заставила наклониться ко мне и провела губами по небритой щеке. В моих объятьях он остался напряженным, но не отстранился. Даже злясь, он хотел быть здесь, со мной. Противореча сам себе. Я знала, каково это. — Спасибо, — мягко произнесла я и, прижавшись ближе, поцеловала его жесткий рот. Он обхватил мою попку и прижал к себе сильнее. Его темные глаза смотрели прямо в мои. — Еще рано меня благодарить. Я чувствую себя собственником, — прохрипел он и опустил взгляд на мою шею. — Борюсь с желанием бросить тебя на пол и оставить на тебе свою чертову метку. По мне разлился расплавленный жар. Мммммм. Я провела рукой по его рубашке под курткой, чувствуя игру мышц и испытывая странную потребность замурлыкать, как котенок. — Тогда не борись с этим. В его горле зародилось низкое животное рычание. — Мари. Я поддалась веред и легонько очертила языком линию его сжатых губ. Моё тело пульсировало, нуждаясь… нуждаясь в Джоше, в обещании, таившемся в его голосе. Я потерлась о его грудь, и мои соски сжались от наслаждения. — Я твоя, Джош. По крайней мере, на сегодняшний вечер. Он обхватил рукой мой затылок, удерживая на месте, и его рот обрушился на мой. Поцелуй получился жестким, клеймящим. Не легким и игривым, какие были у нас раньше. Джош утверждал территорию, обозначал свою собственность. И это казалось мне восхитительным. — Ты уверена, что именно это имеешь в виду? — Абсолютно, — выдохнула я. Глава 13

Обхватив мои ноги под коленками, Джош поднял меня на руки с такой легкостью, будто я ничего не весила. Я с удивленным вскриком уцепилась за его шею, и он направился по коридору в спальню. Да, так гораздо лучше. Джош отнес меня на кровать и осторожно уложил на одеяла. — Если ты меня не хочешь, Мари, — начал он, снимая куртку, — лучше скажи это сейчас. Я села и потянулась к его поясу. — Я хочу тебя. Больше всего на свете. Он запустил пальцы в мои волосы и зарычал, отчего меня накрыло волной желания. Пульсирующая в венах кровь стала густой и плотной. Мне понравилось, как он лишился самообладания в предвкушении моих прикосновений. Я расстегнула его ремень и потянула вниз штаны, а потом и плавки. Высвободив член, обхватила его пальцами и вздохнула от удовольствия. — Эта твоя часть нравится мне больше всего, — поддразнила я. Он скривил губы в рычании, смешанном со смехом и толкнулся в мои руки. — Тогда, может, покажешь, как сильно он тебе нравится? Мое тело вибрировало от желания. Соски болели от необходимости почувствовать прикосновения, но между ног болело еще сильнее. Мне внезапно захотелось скользнуть туда рукой и поиграть с собой. Но тогда пришлось бы отнять руки от Джоша, а этого я желала меньше всего. Я мечтала прикасаться ко всему его телу. А еще ждала поцелуев и прикосновений. После сегодняшнего вечера мне, возможно, больше не выпадет шанса прикоснуться к нему. Казалось, некие песочные часы постепенно отсчитывают мое время, песчинку за песчинкой. Кто знает, сколько еще мне осталось? Поэтому сегодня ночью я намеревалась не упустить ничего. Особенно Джоша. Я сжала пальцы вокруг его члена, соблазнительно улыбнулась и медленно облизнула губы. — Ммммммммм, — в его напряженном взгляде плескалась страсть. Я облизала головку, будто леденец. Медленно провела языком по кругу, наслаждаясь каждым мгновением, и втянула ее. Услышав мучительный стон Джоша, я принялась кружить языком вокруг его головки. Я не была экспертом по минету, но это казалось несложным. Взять его в руку и в рот. Свести Джоша с ума. Достаточно просто. — Пососи его, — выдохнул Джош, сжимая в кулаке мои кудри. — Пососи его, Мари. Желание во мне разгорелось сильнее, я снова провела языком по головке, а потом глубже втянула в рот. Джош двинул бедрами, проталкиваясь дальше, и мне понравилось, как он наполнил мой рот. И ощущение упиравшейся в горло головки. — Иисус, Мари. У тебя удивительный ротик. Я втянула член еще глубже, потом выпустила и погладила по влажной длине. — Тебе нравится? — Черт, да. А тебе? — Мммм, — я снова провела языком по головке, сунула пальцы себе в трусики и, разумеется, обнаружила, что промокла от желания. — Видишь, как сильно мне нравится? Глаза Джоша заблестели, ноздри затрепетали, словно втягивая мой запах. — Кажется несправедливым, что я один получаю столько удовольствия, — он отстранился. Я едва успела всхлипнуть, как он схватил меня за талию и откинулся на спину, увлекая меня за собой. — Раздевайся. Быстро — Но… — Просто сделай, — он игриво укусил меня за руку. Я взвизгнула, отпрянула и стянула одежду. Джош сорвал с себя рубашку и штаны и оставил их валяться в ногах. Свои вещи я тоже бросила на пол. Его горячие руки легли мне на талию и притянули к нему. Наши с Джошем губы слились в диком поцелуе. Когда его язык проник в мой рот, я застонала. У него был такой приятный вкус. — Возьми мой член в рот, Мари, — прошептал он, прервав поцелуй. Это звучало заманчиво. Я скользнула вниз по его большому телу, ухватилась за его член и провела по нему губами. Он потянул меня к себе за бедра. — Придвинься ко мне ближе, Мари. Я ошеломленно подняла на него взгляд, отвлёкшись от своего занятия. — Что ты имеешь в виду? На его лице появилась кошачья улыбка. — Хочу прижаться лицом к твоим бедрам. Оседлай меня. От возникшего в голове мысленного образа по моим щекам разлился жаркий румянец. — Джош, я… Тогда он схватил меня за бедра и перетащил на себя. Я еле успела найти баланс, поставив колени по обеим сторонам его головы, и чувствовала себя немного нелепо. Румянец на щеках стал обжигающим. — Очень красиво, — от хрипоты в голосе Джоша по моему позвоночнику пробежала дрожь. Я почувствовала, как он провел пальцем по моему лону. — Раздвинь для меня ножки, Мари. Но тогда мои бедра окажутся на его лице, а я и так чувствовала себя ужасно открытой и обнаженной. Полностью уязвимой. Джош, поощряя, нежно провел по моим ягодицам, и пока я продолжала медлить, прикусил острыми зубами внутреннюю сторону бедра. — Откройся для меня, Мари. Я опустилась вниз. Все мое тело было напряженно от желания и странной тревоги. Я обхватила пальцами его толстый член. Он скользнул по мне языком, и меня затрясло с ног до головы. О, это было… Он повторил движение, и когда по моему телу снова пронеслась дрожь, я почувствовала, как Джош мурлычет. — У тебя потрясающий вкус, Мари. Такой сладкий. Я могу облизывать тебя часами. Если он так сделает, я, вероятно, превращусь в бесформенное месиво. Я заставила себя сконцентрироваться и снова занялась головкой его члена. Она была влажной, я слизнула с кончика капельку смазки и получила в награду стон. Провела языком по члену Джоша, и он продолжил ласкать мое естество долгими, плавными движениями. Его ласки вызвали во мне желание извиваться, но оно не было неприятным. Хотя и не расслабляло. Тут его язык коснулся клитора, и я ахнула. Джош подмахнул бедрами, погрузив член мне в рот, а я в смятении глубоко втянула его в рот и погладила языком. Он продолжал облизывать мой клитор короткими быстрыми движеньями, вызывая во мне желание, отодвинуться и одновременно прижаться к его лицу. Это было… удивительно. Я застонала, не выпуская изо рта его член, и Джош снова подмахнул бедрами. — Мне нравится пробовать тебя на вкус, — прошептал Джош, втягивая мой запах. Когда его язык вновь прошелся вдоль моего лона, я приподняла бедра, следуя за его движением. Он усмехнулся, и я почувствовала, как он скользнул в меня языком, одновременно глубже толкнувшись в мой рот. Меня переполняли ощущения. Я ласкала Джоша языком и губами, но из-за его языка во мне мои движения стали резкими и отрывистыми. Джоша, кажется, это не заботило. Когда я остановилась, он немного приподнял бедра, снова толкнувшись в мой рот, и я возобновила ласки. Изощренная пытка его рта сильно отвлекала, заставляя мое тело вытягиваться и напружиниваться. Я почувствовала, как его рука заскользила по одной из моих ягодиц, он снова погрузил в меня язык, коснулся большим пальцем клитора и начал массировать круговыми движениями. Боже. Это было… больше не стесняясь, я сильнее закачала бедрами. Мурлыканье Джоша становилось все громче, и я чувствовала этот звук в движениях его языка. Когда он гладил меня изнутри, в горле появлялась едва ощутимая вибрация. Толчок, вибрация, большой палец на моем клиторе. Толчок, мурлыканье, большой палец на моем клиторе. Я потерялась в этой цепочке и, едва поняв, что не выполняю свою часть действий, принялась с упоением лизать его член. Все моё внимание сосредоточилось на рте Джоша у моего лона. Его палец с силой гладил мой клитор, язык глубоко пронзил меня снова и снова. Я коротко вскрикнула и достигла пика, оргазм обрушился на меня с пугающей силой. Джош пробормотал что-то похожее на похвалу, продолжая тереть клитор и удлиняя накатывающий оргазм, пока я извивалась над его лицом, потерявшись в чувствах. Когда Джош остановился, я едва дышала, но почувствовала, как он выскользнул из-под меня. Он почти грубо схватил меня за бедра и удержал их на весу так, что я распростерлась на животе, прижимаясь щекой к кровати. Он приподнял меня, и его твердый член оказался у моего лона. Джош скользнул в меня пальцем, и мои бедра дернулись. Мне понравилось ощущение наполненности. Джош зашипел. — Такая влажная. — Он сделал еще один толчок и показался… толще. Два пальца. Он раздвинул пальцы внутри меня, и я ахнула. — Ты готова, Мари? Я кивнула, снова чувствуя нарастающее в теле напряжение. Я хотела испытать еще один оргазм, желала получить большее. Он схватил меня за бедра, толкнулся… и на сей раз вошел в меня, большой и горячий. Я кусала губу, пока он входил в меня дюйм за дюймом в глубину и ширину. Восхитительный, большой и напряженный. Войдя полностью, он погладил меня по ягодицам. — Тебе не больно? Я шевельнула бедрами, скорее чтобы поддразнить, нежели зачем-то еще, и почувствовала большое тело Джоша над моим, его колени расположились рядом с моими, член находился глубоко во мне. — Это удивительно. — Хорошо, — проскрежетал Джош и толкнулся. Я снова ахнула. Невероятно… — Продолжай! Он вошел глубже и начал медленно двигаться, резкими, сильными толчками вбивая в меня член и лаская снова и снова. Рывки внутри меня возродили покалывающие ощущения, и я принялась подмахивать бедрами навстречу толчкам, нуждаясь в большем количестве силы, трения, в большем количестве всего. Джош застонал и впился пальцами в мой зад, его толчки стали сильнее и грубее, почти неконтролируемыми. — Ты моя, — прорычал он, сопровождая каждое слово резким толчком. — Скажи это, Мари. — Твоя, — выдохнула я и была вознаграждена еще одним жестким толчком. Прикосновениями он утверждал надо мной власть. Ставил свое клеймо. И сейчас я хотела принадлежать ему. Больше всего на свете желала стать его. — Вся твоя. Джош с диким рыком впился пальцами в мои бедра. В кожу вонзились когти, и я вскрикнула от колющей боли. — Джош! Он кончил с рычанием, жестко входя в меня и вдавливая в матрас. Его удары замедлились, он, тяжело дыша, толкнулся в меня еще раз, и я изогнулась, все еще нуждаясь в большем. — Пожалуйста, Джош. Его руки скользнули между моих ног, лаская и дразня. — Скажи, что ты моя. — Твоя, — всхлипнула я, прижимаясь к его руке в порыве глубокой потребности. Джош погрузил палец в мое лоно и начал медленно поглаживать клитор. И я снова кончила, мое влагалище сжалось, тело задрожало. Когда дрожь наконец утихла, я задыхаясь легла на кровать. Джош притянул меня к себе, пристроил подбородок на голове, прижался губами к волосам и крепко обнял. Я почувствовала вибрацию от его горлового урчания. Почувствовала излучаемые им тепло и счастье. Насыщенность. Восторг. Во мне зародились странные эмоции. Удовлетворение? Последствия похоти? Это ведь не могло быть любовью… или могло? Нельзя позволять себе влюбиться. И тем не менее я это чувствовала. Джош поцеловал меня в макушку. — Ты голодна? Я усмехнулась. Еда была последней вещью, о которой я думала, но оборотни нуждались в регулярном питании. Я видела, сколько еды могла съесть крошечная Сара. — Не очень, но открыта для предложений. — Я закончу готовить пуцин, — он сполз с кровати и потянул меня за собой. Сначала мы приняли душ, быстро намыливали друг друга и болтали о мелочах. Джош был нежным и ласковым, постоянно целовал и обнимал меня, пока мы мылись и вытирались полотенцем. К возвращению на кухню мы оба снова возбудились. Мы приготовил пуцин только через несколько часов, но он получился довольно неплохим. Не совсем по канонам франко-канадской кухни, но Джош уловил основные принципы блюда. После еды мы рухнули в постель, где Джош медленно и восхитительно любил меня снова. А потом он заснул. Я подремала примерно десять минут, и мой мозг, как всегда, проснулся. Расстроившись, я выскользнула из кровати, завернулась в халат и, зевая, направилась к пазлу. Нет смысла будить Джоша. Я едва успела собрать уголок, как почувствовала на плечах руки Джоша. Он поцеловал меня в шею. — Не спится? — сонно пробормотал он. — Преуменьшение века, — усмехнулась я. — Но ты спи. Все в порядке. Однако он придвинул стул и притянул меня к себе, обвив рукой талию. Уперся подбородком мне в плечо и принялся смотреть, как я вытаскиваю и изучаю очередной кусочек головоломки. Молча обнимая меня и не занимаясь пазлом. Просто сидел рядом, давая знать, что я не одна. Хорошо, что волосы скрыли мое лицо, иначе Джош мог бы заметить навернувшиеся мне на глаза слезы. — Расскажи о своей маме, — тихо попросил он. — Какой она была? Я с минуту размышляла, вертя кусочек пазла, но не видя его. — Она была жизнерадостной. Больше, чем сама жизнь. Чем бы они ни занималась, она делала это с размахом. Много смеялась, улыбалась и устраивала самые большие истерики, которые я когда-либо видела, — я тепло улыбнулась своим воспоминаниям. — И она безумно любила отца. Когда ему приходилось уезжать в командировку, она падала духом, а по его возвращении снова оживала. Им было хорошо вместе, они были счастливы. И нам всем нравилось ездить в отпуск, неважно куда. Мне повезло, что у меня было то время с ними. — И она франко-канадка? Я кивнула. — Она из Квебека. Из маленькой, но очень древней семьи. Они были приверженцами католицизма, квебекцами старой закалки, ни слова не знающими по-английски, а мы с отцом не говорили на французском, поэтому не особенно с ними близки. Папа знает лишь несколько фраз, а мама быстро перестала говорить на родном языке. Она переходила на французский только когда злилась, и я быстро научилась нескольким фразам, — я мягко улыбнулась. — Нет лучшего ощущения, чем ругаться на кого-то на непонятном ему языке. Джош улыбнулся и поцеловал мое плечо. — Ты очень сексуально, когда так делаешь. Я покачала головой. — Я смягчаю фразы. Мама могла ругаться без умолку. — Как твои родители познакомились? — Она въехала в зад его машины на стоянке и обругала папу. Он счел ее очаровательной. Остальное уже история. — Так это семейное, что женщины привлекают мужчин, выводящих их из себя? Ясно, — Джош бросил на меня поддразнивающий взгляд. — Это объясняет, как ты попала в мои объятья, несмотря на постоянные жалобы. Я фыркнула. Он потянулся через меня и положил кусочек пазла на место. Мне было так легко сидеть рядом с ним. Естественно. Словно это то, что делали все пары. Он снова поцеловал меня в плечо. — Должно быть, тебе с отцом пришлось очень тяжело, когда ее не стало. Я кивнула. — Она умирала медленно и мучительно. В итоге перестала нас узнавать, затерялась в своих мыслях и измучилась. Самое страшное испытывать облегчение от чьей-то кончины, потому что знаешь, что им уже не больно, — даже спустя столько лет мне тяжело давался этот разговор. — Я… думала, что папа никогда не оправится. Но он начал жить дальше, и я рада за него. Даже если сомневаюсь в его вкусе относительно женщин. Джош рассмеялся. — Поузи милая, в своей яркой манере. Это верно. — Она делает папу счастливым, так что мне она нравится. Я просто рада, что у него есть кто-то на тот случай, если… — Я остановилась, когда лицо Джоша потемнело. — Мари, — хрипло прошептал он. Я покачала головой, не желая говорить об этом. Я была ближе к выздоровлению, чем когда либо. — Ты прав. Я просто драматизирую. Не передашь мне вон тот кусочек в углу? * * *

Придя следующим вечером на работу, я чувствовала себя истощенной, но удовлетворенной. Я проглотила несколько таблеток кофеина, чтобы стимулировать усталое тело, однако настроение было потрясающим. Джош все еще оставался моим. Несмотря ни на что я его не потеряла. И оказалась очень близка к тому, чтобы Андре меня обратил. А с последствиями я разберусь, как только перестану быть смертной. Всему свое время. — Мари, зайди ко мне на секундочку, — позвала меня Бет из кабинета. — Конечно, — я положила сумку на стол. — Дай только войду в систему… — Все же давай сначала поговорим, — ее голос был ледяным. — Подойди, пожалуйста. Во мне всколыхнулось беспокойство. Я посмотрела на стол Райдер, который оказался пуст. Ее сумка висела на спинке кресла, значит, она где-то здесь. Кто останется отвечать на звонки? Меня замутило от страха. Я прошла в маленький офис и не удивилась, увидев Сару, сидевшую в одном из кресел напротив стола Бет. Она выглядела несчастной, изысканные черты ее лица заострились, окрашенные в розовый цвет волосы были убраны за уши. Бет закрыла дверь и жестом велела мне сесть. Я послушалась, чувствуя боль в животе. — Что-то случилось? Сестры обменялись взглядами. Бетсэйби прочистила горло и с серьезным видом положила сцепленные в замок руки на стол. — Мари, я хочу, чтобы ты знала, мы с Сарой очень тебе симпатизируем. Ты была на моей свадьбе, и я считаю тебя своей подругой. Действительно считаю. Я почти слышала витающее в воздухе "но". — Я тоже считаю тебя своей подругой. — Мне крайне трудно тебе это говорить, — она посмотрела на свои руки и вздохнула. — Мы заметили, что кто-то в рабочее время пользуется базой данных в личных целях. К нам пришел клиент и рассказал, как ходил на свидание с женщиной и обнаружил, что она человек. Черт, черт, черт! Вероятно, это тот вампир, которого прогнал Джош. Похотливый любитель шокера. А я боялась, что он вернется поохотиться на меня. Сара и Бетсэйби смотрели на меня выжидающе. Признание висело на кончике моего языка. "Я смертельно больна и ищу кого-то, кто меня обратит".Но… слова так и остались непроизнесенными. — Я… — я попыталась выдавить из себя правду, но слова застряли во рту. — Я.… Простите. Они выглядели разочарованными Бетсэйби сказала: — К сожалению, нестабильное состояние дел в Альянсе весьма усложняет нам жизнь. Добавь к этому тот факт, что вампирам в любом случае тяжело дается доверие к Альянсу. Они думают, будто агентство их дурачит, продвигая свой бизнес, чему они совсем не рады. Клиент хочет подать иск за введение его в заблуждение. Я была ошеломлена. — Вампир предъявляет тебе иск? — Вряд ли дело дойдет до суда, — сказала Бет. — Но его улаживание обойдётся нам втридорога. — Сожалею, что доставила агентству столько неприятностей, — тихо проговорила я. Сара добавила. — Вдобавок, это выставляет Расселов в невыгодном свете, а вер-пумы не могут позволить себе потерять контроль над Альянсом. Я в замешательстве покачала головой. — О чем ты? Что выставляет Расселов в невыгодном свете? — Джош тебя отметил. Я вижу на твоей шее его метку. Ты вся пахнешь им. — Что? — я потрясенно уставилась на Сару. — Метка, — она нахмурилась. — Он ведь укусил тебя за шею? Это и есть метка. Он пометил тебя, как свою собственность, — она прищурилась. — Он пытался тебя обратить? — Нет, — быстро ответила я. — Я не позволила. Обе сестры резко выдохнули от облегчения. — Хорошо, — сказала Сара. — Если он тебя изменит, разверзнется ад. Мы должны ликвидировать последствия, провернув дела с максимальной пользой. Надеюсь, через несколько месяцев шумиха утихнет. Женитьба Бью на человеке не вызвала особенного волнения. Уверена, выбор Джоша не сочтут идеальным, но и не воспримут, как оскорбление власти. Выбор Джоша. Что за черт? Во мне начала нарастать ярость на Джоша, который ни разу не упомянул ни о чем подобном. Он точно знал мои планы, но сделал по-своему. Прежде чем впиться мне в шею, он прошептал: "Мари, я не могу быть с тобой, если… не установлю на тебя своего рода права". Я определенно не поняла, что это значило. Проклятье. — Тем не менее, мы должны исправить ситуацию здесь и сейчас, — расстроено сказала Бетсэйби. — И мне жаль, Мари. Надеюсь, ты не примешь это на личный счет, но ты уволена. * * *

Я вернулась домой меньше чем через час с коробкой, в которую впихнула свое барахло с работы. Я проработала в "Полуночных связях" чуть больше года и наслаждалась каждой минутой. Там я нашла друзей и встретила Джоша. Агентство дало мне надежду, когда я совсем отчаялась. И теперь эта глава была окончена. Я уставилась на маленькую коробку своих вещей. Ручки, именные стикеры, бантик от подаренной Джошем коробки конфет. Уволена. Больше нет доступа к базе данных. И к другим вампирам. Нет способа достать номер телефона Андре или любого другого потенциального парня для свидания. Я оплошала. У меня началась паника, и я направилась к аптечке за успокоительными. Я найду выход. Джош знал бы что делать. А если и нет, я… Раздался телефонный звонок. Я помчалась к своей сумочке и быстро достала телефон. На дисплее высветилось имя Райдер. Мое сердце сжалось. — Алло? — Привет, — негромко сказала она, ее голос звучал приглушенно и будто из пустоты. — Я на работе в туалете. Только что услышала. Саванна сидит за твоим столом. Что, черт возьми, произошло? — Сара и Бет узнали, — ответила я, свернулась калачиком на диване и впилась ногтями в ладони, чтобы не расплакаться. — Кто-то из вампиров, с которыми я встречалась, пригрозил агентству судебным иском, и меня уволили. — Боже! Клянусь, я ничего не говорила. — Знаю. На меня настучал вампир. — Что собираешься делать? В деньгах нуждаешься? Я улыбнулась, несмотря на спазмы в животе. — Нет, все в порядке. Но спасибо за предложение. Я подам документы на пособие по безработице или что-нибудь еще. — И мне понадобится продлить медицинскую страховку. Я прикусила губу, напряженно размышляя. — Ладно. Хочешь, я приеду после работы? И мы об этом поговорим. Можем пойти позавтракать. Плачу я. — Все в порядке. Думаю, я просто лягу и… посплю, — на последнем слове я запнулась. На большой, самой толстой лжи из всех возможных. — Я могу что-нибудь для тебя сделать? — Вообще-то… — я прикусила губу. Не слишком ли большая меня просьба для нашей дружбы? — Не могла бы ты кое-кого найти в базе? — Хочешь номер вампира, с которым ходила на свидание? Я затаила дыхание. — Типа того. — Я уже проверила его профиль, и он оставил сообщение на твоем поддельном профиле. Сказал, что хочет встретиться сегодня ночью. У него для тебя сюрприз. Мое сердце забилось с бешеной скоростью. — Сюрприз? — Возможно, он решил обратить меня. Надежда внезапно снова окрасила мир в яркие цвета. — Дай мне номер Андре. И Райдер, спасибо. — Эй, а для чего нужны друзья? * * *

Андре не отвечал на звонки. Я вспомнила, что он ненавидит телефоны, поэтому отправила сообщение с согласием встретиться с ним. И следующие шесть часов проверяла телефон, как безумная. Ничего. Когда я уже почти отчаялась, телефон пропищал, извещая о новом сообщении. Я вцепилась в него трясущимися руками. "Мой телохранитель заберет тебя у Константина. Будь там через полчаса. Думаю, сюрприз тебе понравится". ДА! Я бросилась в ванную проверять макияж, который нанесла заранее в надежде на встречу с Андре. Проверила прическу и поправила декольте простого черного платья. И содрогнулась от все еще заметного нечеткого следа его укуса на шее. Если Андре сегодня собирается меня обратить, значит, он снова меня укусит. По мне прокатилась волна отвращения, быстро смыв непомерный восторг. Всего один противный укус… и у меня будет вечность. Больше не придется беспокоиться о здоровье. О галлюцинациях. Ни о чем подобном. Надежда и желание вскипели во мне с такой силой, что я покачнулась. Пожалуйста, Господи, пусть мой план сработает. Я произнесла быструю молитву, поцеловав наудачу мамину фигурку Девы Марии, и побежала к входной двери. Как раз хватит времени добраться до ресторана. Я открыла дверь и… На пороге стоял Джош с поднятой рукой, как если бы собирался постучать. Он снова принес с собой пакет с продуктами. Джош оглядел мое сексуальное платье и туфли на высоких каблуках и поднял брови. — Куда убегаешь? Я приподнялась на носочках и неистово, с упоением его поцеловала. — На встречу с Андре. Он сказал, что у него для меня сюрприз. Думаю, собирается меня обратить! — я взволнованно обняла Джоша. — Разве не здорово? Он не обнял меня в ответ. — Мари… Я отстранилась, качая головой. — Джош, я люблю тебя, но сейчас ничего не хочу слышать. Не когда так близка к своей цели. После у меня будет вечность! Я буду жить. — Ты меня любишь? — он бросил на меня странный взгляд. Упс, я так сказала?Я снова быстро поцеловала его. — Да. Люблю. Докажу это, когда вернусь домой. Но он медленно покачал головой. — Ты не понимаешь, Мари. Если он обратит тебя… Когда ты вернешься, меня здесь не будет. — Почему? — он ведь не станет сейчас идти на принцип? Я думала, мы с этим разобрались. — Джош… — Мари, если ты выберешь вампира, то останешься с ним на всю вечность. Помнишь, я рассказывал, насколько это для них серьезно? Он не позволит тебе выйти за дверь и вернуться в мои объятья. Я уставилась на Джоша. Я не думала о своей судьбе после обращения. Как глупо с моей стороны. Как неразумно. Лицо Джоша окаменело от гнева. — То, что ты приняла решение действовать согласно своему плану с пеленой на глазах, не означает, что я поступлю так же. Если твой вампир собирается изменить тебя, то лишь потому, что хочет провести с тобой вечность. Я не желаю, чтобы это произошло. Мы найдем другой способ. Мы? — Это не ты умираешь, — горько напомнила я. — Я не собираюсь отступать сейчас, когда в силах все исправить. Не проси меня выбрать между тобой и смертью, Джош. Это нечестно. — Я не прошу тебя выбирать, — тихо сказал он. — Я прощу довериться мне в поисках другого способа. Мы сходим к другим докторам. Покажемся специалистам. Проверимся у доктора Альянса… — Думаешь, я еще не все испробовала? Думаешь, не знаю, каковы мои шансы? Я не знаю только, сколько времени у меня осталось, Джош. Галлюцинации, беспокойство, бессонница сейчас хуже, чем когда-либо. Я так больше не могу. Не проси меня и дальше жить в надежде на перемены. — Дай мне одну неделю, Мари. Это все, о чем прошу. Ты сказала, что любишь меня. Любишь ли ты меня достаточно, чтобы довериться мне на одну неделю? Я задумчиво посмотрела на него. Еще неделя страданий. Полнейшего истощения. Галлюцинаций, подсказывающих, что мой мозг отключается. Ежедневного, ежечасного напряжения. Еще неделя в объятиях Джоша. Но что, если Андре не захочет ждать? Вдруг он передумает? Я не могла так рисковать. Я еще раз поцеловала Джоша. — Я люблю тебя, — нежно сказала я. — Люблю, но не передумаю. Выражение лица Джоша стало холодным. — Я не собираюсь сидеть, сложа руки, позволяя тебе губить свою жизнь. Это ошибка. Я знаю о вампирах то, чего не знаешь ты. Этот Андре не из числа хороших парней. Я не верю, что он тебя обратит. Скорее просто использует в качестве личной стойки с напитками… Я внезапно вспомнила, что Джош меня тоже укусил. — По крайней мере, он не ставил на мне метку и не врал на сей счет. — Ни черта мне это не помогло, — сердито бросил он. — Тем более что ты полна решимости бежать сломя голову в лапы к вампиру. — Как ты мог так поступить со мной? Поставить на мне метку, будто я твоя собственность? — Прошлой ночью ты сама сказала, что моя. А теперь, получив возможность подумать, изменила свое мнение. Слезы разочарования грозили пролиться из моих глаз. — Пожалуйста, у меня появилась возможность пожить еще какое-то время. Не проси меня от нее отказываться. — Не буду, — он стер пальцами мои слезы и поцеловал в лоб. — Давай это обсудим. Он оставил легкие поцелуи на моем лице, на носу, щеках. Нежные, ласковые поцелуи. Боже, как они мне нравились! Джош прошел мимо меня и направился на кухню. — Идем, посмотришь, что я купил. Я кивнула, притворяясь, будто собиралась за ним последовать. Когда он скрылся на кухне, продолжая говорить, я бросилась вниз по лестнице и помчалась через лужайку к машине. Добравшись до нее, завела мотор в рекордно короткое время и, когда выезжала со стоянки, на лестнице появился абсолютно разъяренный Джош. Уезжая, я произнесла одними губами "прости". После сегодняшней ночи у меня будет вечность, чтобы с ним помириться. Глава 14

Седан подъехал к шикарному каменному дому в престижном районе Саутлейк Таун Скуейр. Не совсем так я представляла себе жилище вампира, но это просто кричало о богатстве. Внимательно наблюдавший за мной водитель кивнул на дом: — Приехали, мисс, — его ноздри то и дело раздувались, ловя аромат, что выдавало в нем оборотня. Да и выглядел он крупным и грузным — как половина моих знакомых веров. — Спасибо, — спокойно ответила я, открыла дверь и, выйдя на тротуар, двинулась к ступеням дома. Снаружи здание выглядело аккуратным и ухоженным, на одном из окон висел белый ящик с цветами. Очень уютно. Ничто в доме не выдавало жилище вампира, но, видимо, в этом и состояла задумка. Я беспокойно постучала. Что если я обернусь, а за спиной окажется Джош и снова попытается меня "спасти"? Что мне тогда делать? Но дверь открылась, и улыбающийся, великолепно одетый Андре жестом пригласил меня войти. — Добро пожаловать, Мари. Очень рад, что ты смогла приехать. Я ослепительно улыбнулась и шагнула внутрь, чувствуя себя мухой, угодившей в паутину. Но это, конечно, было глупо. Я сказала Андре о своем желании обратиться и сейчас стояла в его доме. Это могло к чему-нибудь привести. Интерьер дома был столь же изящен, как фасад и чем-то напоминал об английской живописи — тяжелый, богато украшенный и строгий. Полы насыщенного цвета вишневого дерева дополняла дорогая мебель. На дальней стене висела написанная маслом картина, на которой, похоже, был изображен Андре в старомодной одежде и с заплетенными в длинную косу волосами. Это… выбивало из колеи. — Милый дом, — сказала я под его выжидающим взглядом. Андре в ответ склонил голову. — Я ценю прекрасные вещи. Я снова кивнула, не зная как ответить. — Рада, что ты захотел снова со мной встретиться. — Захотел, — улыбка Андре выглядела более зубастой, чем обычно, и в моей голове зазвенел тревожный колокольчик. — Хорошо, что ты смогла сегодня приехать. Тебе пришлось изменить планы? Я оглядела его безупречный, похожий на музей дом. — Нет, я была свободна. — Значит, никто не ждет твоего возвращения? — он направился к бутылке с вином, стоящей на столе в гостиной. Тревожный колокольчик зазвенел снова, и я нерешительно последовала за Андре. Что ему ответить? Обращение займет много времени? Поэтому он задал такой вопрос? — Ну, — я решила подстраховаться: — Меня ждет друг. Он не слишком обрадовался моему уходу, но ты у меня в приоритете. — Вот так? Он? — Андре поджал губы. Черт. — Просто друг, — быстро добавила я. — Ничего больше. — И не должен быть, раз ты пришла ко мне посреди ночи, — медленно, будто обдумывая слова, сказал он. — Это меня радует. Меня не интересовало, радуется он или нет. — Ты сказал, что приготовил мне сюрприз, — почему бы сразу не перейти к делу? Андре улыбнулся, и его клыки определенно удлинились. Он наполнил вином бокал и протянул мне. — Сначала давай насладимся прекрасным напитком. Я взяла бокал и, когда он жестом указал на диван, села, по-прежнему испытывая беспокойство. К моему удивлению, Андре сел рядом, но без вина. — Ты же, кажется, сказал, что хочешь выпить. — О, я хочу, — он убрал с моего плеча прядь волос. Меня окатило волной тревоги. "Ты этого хотела", — успокоила я себя. — "Ты этого хотела. Хотела".Я сделала большой глоток вина и почувствовала, как оно обожгло горло. Андре с жадностью уставился на мою шею, и я поняла… что не хочу его кормить. От одной этой мысли по коже пробежала дрожь отвращения. Когда он наклонился, я отшатнулась. Андре отодвинулся и нахмурился. — Ты не хочешь быть со мной, Мари? Я отставила стакан, по какой-то причине стремясь освободить руки. — Не совсем. Просто… — я изобразила на лице уязвимое выражение. — В прошлый раз мне было очень больно. Я немного испугалась. Я ужасно испугалась. Его зубастый рот изогнула высокомерная, самодовольная улыбка. Зубы стали огромными, и Андре пробежался пальцем по моему обнаженному плечу, будто разглядывая лакомый кусочек. — Тогда на сей раз я тебя оближу, крошка. Уверяю, так тебе больно не будет. Фу! Когда он снова наклонился, я опять отшатнулась. — Могу я сначала узнать, что за сюрприз? Или под сюрпризом ты имел в виду укус? Андре посмотрел на меня растерянно. — Укус? — Ты собираешься меня обратить? — спросила я без обиняков. — А, — Андре отрывисто рассмеялся. — Нет. Вот, возьми, — он вытащил из внутреннего кармана пиджака длинную бархатную коробочку и протянул мне. Ожерелье? Я разочарованно уставилась на коробочку. — Возможно, если я наслажусь твоим вкусом, мы перейдем и к другим вещам, — продолжил он. Его язык скользнул между зубов, будто облизывая губы. К другим вещам? К… сексу? А что потом? Если я займусь с ним сексом (фу, фу, фу!) и продолжу кормить, он, возможно, согласится меня обратить? — Ты планируешь когда-нибудь меня обратить? — тихо спросила я. Он выгнул бровь. — Ты понимаешь, что по закону вампиров обращенный получает половину состояния того, кто его обратил? Мне нужно, чтобы обращенный мной человек мне немного нравился, — он невесело усмехнулся и провел холодной ладонью по моей руке. — Это, конечно, не значит, что ты мне не нравишься. Просто для начала мне нужно узнать тебя получше. У него было четыреста лет, чтобы узнать других девушек, и он никогда никого не обращал. И меня не собирается. Просто пользуется удобной возможностью покормиться и продолжит соблазнять приманкой, пока одному из нас это не надоест. Будет дарить какие-нибудь безделушки, а потом все прекратит и переключится на другую девушку. Как и опасался Джош, я была не потенциальной парой Андре, а вампирским эквивалентом секс-игрушки. И только сейчас я заметила в своем плане существенный недостаток. С тех пор, как за обращение в вампира ввели столь огромную плату, кто-то должен действительно, по-настоящему в меня влюбиться, чтобы согласиться обратить. А я полюбила Джоша. Волна разочарования вызвала во мне тошноту. Значит, меня все-таки не обратят. Вырваться из клетки не получится. Я потерпела поражение. И теперь умру. Это лишь вопрос времени. Я смахнула с глаз обжигающие слезы и встала с дивана. — Я… вряд ли смогу это сделать. — Сделать что? — Андре поднялся на ноги, и его глаза угрожающе сверкнули. — Накормить тебя. Так что, если не собираешься обратить меня сейчас, то мой питьевой фонтан для тебя закрыт. — Обратить тебя? Сегодня? — он резко рассмеялся. — Боюсь, дорогая, мне понадобится чуть больше уговоров, прежде чем начать думать в этом направлении. Снова приманка. — Мне нужно, чтобы меня кто-нибудь обратил, — процедила я сквозь стиснутые зубы. — Я умираю. — Тогда, возможно, мы сможем прийти к соглашению, — бархатно протянул он, делая ко мне шаг. — Ты покормишь меня, и мы… обсудим дальнейшее. Ага, как же. Я покачала головой: — Я ухожу. — Ты совершаешь ошибку, — предостерег он. — Вся наша встреча была ошибкой, — возразила я срывающимся от непролитых слез голосом. Жизнь рушилась на глазах. Меня уволили с работы, служившей единственным пропуском в мир Альянса. Вампир, мой единственный шанс на обращение, просто использовал меня. Мужчина, которого я любила, попросил ему довериться, а я сбежала. И по-прежнему смертельно больна. — Прощай Андре, — я направилась к двери. — Мари, — предупредил он, быстро меня догоняя. — Мне совсем не понравится, если ты попытаешься уйти. Меня охватила тревога. Его слова прозвучали зловеще. Даже хуже, — так, будто он наслаждается ситуацией. Вампиры — хищники, как сказал Джош. Они любят преследовать добычу. А я как раз убегала. Я ускорила шаг. Мне просто надо спуститься вниз по лестнице. Андре не нападет на меня прилюдно. Но когда я добралась до двери, та оказалась заперта. Я в растерянности подергала за ручку. — Что… В меня врезалось тяжелое тело Андре. Он схватил меня за шею, перекрыв доступ кислорода, и притянул к себе, демонстрируя невероятную силу. Мои ноги оторвались от земли, и я в тревоге задергала ими, понимая, что не могу дышать. — Я же сказал, что мне это не понравится, зверюшка, — сказал он и впился зубами в мое обнаженное плечо. Я закричала, но вышло нечто больше похожее на бульканье. Андре продолжал сжимать мою шею, не давая вздохнуть. Паника рвала меня на куски, когда его зубы проникли глубоко в кожу, а когти разорвали плоть. Андре принялся жадно пить, и я почувствовала, как по плечу потекла кровь. Я яростно извивалась, но безрезультатно. Мои легкие болели, перед глазами от ужаса плясали огоньки. Я ведь сейчас не умру? Задушенная кормящимся вампиром? Я вяло попробовала пинаться. Мир начал темнеть, и я вцепилась пальцами в руку Андре, отчаянно пытаясь освободиться. Я… не могла… вздохнуть… А потом все потемнело. * * *

Кто-то похлопал меня по щеке. — Эй, ты в порядке? Я пошевелилась. В голове пульсировало, горло саднило, с плеча, казалось, содрали кожу. Я открыла глаза. Темную комнату освещал лишь маленький ночник у дальней стены. Рядом со мной сидела девушка. Я, повернувшись, приподнялась, чтобы рассмотреть ее, и услышала звон цепи. Подняла руку к шее и, обнаружив на ней металлический ошейник с прикрепленной к нему цепью, посмотрела на женщину. — Я прикована? — Мы прикованы, — ответила она и переместилась к свету ночника. Девушка была человеком. Ее волосы висели спутанным облаком, на видимой части лица отражались опустошенность и уныние. Тело прикрывали лишь грязные бикини, а горло обвивал металлический ошейник. И еще от нее воняло. Немытой кожей. Я, сморщив нос, отпрянула и тут же зашипела от пронзительно боли. Осторожно прикоснувшись к плечу, поморщилась. — Придурок, — пробормотала я, пытаясь в тусклом свете рассмотреть плечо. Болело оно дьявольски, но я не могла понять, насколько сильно пострадала. — Где мы? — В винном погребе, — слабый свет ночника осветил длинную цепь, прикрепленную к крюку в стене. — Он держит здесь свою еду. — Еду? — глупо повторила я. — Кто ты? — Лили Фауст. Имя ни о чем мне не сказало. — Андре держит тебя здесь… чтобы обратить? Она невесело рассмеялась. — Нет. Я его обед, когда он не находит никого другого, — девушка подняла руку, и в тусклом свете ночника я увидела, что ее запястье усеяно укусами. Глубокими и уродливыми. — Боже! — воскликнула я. — Он собирается держать нас здесь в плену? — Некоторое время, — тихо ответила она. — А потом, наверное, от одной избавится. Время от времени он приводил сюда других, но… потом забирал, и я их больше никогда не видела. Не знаю, отпускал он их или делал что-то ужасное. Принимая во внимание, что для пропитания он держит в подвале собственного дома прикованную девушку? Думаю, что-то ужасное. Я посмотрела наверх, в темноту. Полоска света наверху говорила, что где-то там горит свет. — Мы… все еще в его доме? — Не знаю, — призналась Лили. — Я отправилась на свидание вслепую, как тогда думала, с хорошим парнем, а следующее, что помню — как он меня душит. Очнулась я здесь… некоторое время назад. Я с трудом сглотнула: — И как долго длится это "некоторое время"? — Какой сейчас месяц? О, Боже! — Май. Она вздрогнула. — Шесть месяцев. Полагаю, я должна считать себя везучей. Другие не продержались больше нескольких недель. У меня столько времени не было. В горле забулькал истерический смех. — Что тут смешного? — уставилась на меня Лили. — Я умираю, — с трудом выдавила я. — Смертельное заболевание, — когда Лили отпрянула, я добавила: — Не заразное. Ирония в том, что он похитил умирающую женщину. Полагаю, его ждет неприятный сюрприз. — Кто-нибудь придет тебя искать? — спросила девушка. — Моя семья мертва. У меня никого нет, и я училась в колледже. Думаю, поэтому он меня и схватил. Я легкая добыча. Я подумала о Джоше. О том, как он посмотрел на меня, когда я сегодня сбежала, предав его. Боже, я идиотка. Он относился к Андре с подозрением и уговаривал не ходить к нему. "Просто доверься мне. Мы найдем способ". А я швырнула это доверие ему в лицо. Да, в отношениях я оказалась полной неудачницей. — Не знаю, будет ли меня кто-нибудь искать. Лили тяжело вздохнула, мои чувства были аналогичны. — Когда он вернется? — спросила я. — Он приходит каждый день, — глухо ответила она. — Полагаю, каждый раз, когда голоден и хочет перекусить. Я дернула за ошейник на шее, потом посмотрела на полоску света наверху ведущей из подвала лестницы. — Мы не можем просто исчезнуть, — я заставила свой голос звучать храбро. — Кто-нибудь непременно станет нас искать. За исключением папы, не знающего где я. Как и Райдер. Бет и Сара скорее предположат, что я не хочу отвечать на их звонки из-за увольнения из агентства. Если Джош не придет меня искать… На этой мысли я себя остановила. Он должен прийти. Должен. Я протянула руку в темноту к Лили. — Мы обязательно отсюда выберемся. Она уцепилась за меня, и я обратила внимание, насколько у нее хрупкая и тонкая ручка. — Ты не обязана меня ободрять. Я провела здесь полгода и знаю, каковы наши шансы на спасение. * * *

Из темноты меня вырвал голос, выкрикивавший мое имя: — Мари, — услышала я. — Мари! В груди вспыхнула надежда. Джош! Лили все еще безмятежно спала, прижимаясь ко мне. Это… это только галлюцинация? С момента, как меня здесь приковали, их было несколько. Я не знала, сколько прошло времени. Сколько бесконечных, напряженных часов мы опасались возвращения Андре. — Мари! — проревел он. Я облизала сухие губы. Возможно, голос мне не мерещится. — Я здесь, — слабо позвала я. Мне хотелось пить и есть, и я ослабела от потери крови. Я попыталась встать на ноги, что оказалось крайне сложно. На лестнице прозвучали чьи-то шаги, и я услышала, как кто-то покрутил дверную ручку. Лили проснулась, ахнула и в ужасе сжалась в углу комнаты. В дверь врезалось большое тело. Один раз, второй. И та с грохотом распахнулась. — Мари? — окликнул Джош, и в ореоле света я увидела его прекрасный, восхитительный силуэт. — Я здесь! — позвала я, все еще пытаясь встать. Ошейник и цепь весили килограммов сто. — Джош, я здесь! — Слава Богу, — он поискал выключатель, чертыхнулся и спустился вниз по лестнице. Его глаза, осматривая комнату, сверкали как у кошки в ночи. Взгляд Джоша остановился на мне, и я услышала зародившиеся в его горле рычание. — Малышка. Что он сделал с тобой? Меня обхватили теплые, сильные руки. Я прижалась к Джошу и уткнулась лицом ему в грудь, а он целовал мои волосы, убирая их с лица. Я даже заплакала. — Ты пришел! — Конечно, пришел. С ума сошла? Я ужасно волновался, — он потянулся к ошейнику на моем горле, и из его горла снова вырвалось низкое, зловещее рычание. — Что это за хрень? Я никак не могла справиться с дрожью, даже несмотря на теплые объятия Джоша. Слишком уж устала, замерзла и ослабла. — Он держит нас здесь в качестве закуски. Джош вскинул голову и повел носом. — Я, кажется, чувствую здесь кого-то еще. Кто здесь? — Еще одна человеческая девушка. Я услышала из темноты всхлип Лили, вызванный то ли страхом, то ли облегчением. — Я вытащу отсюда вас обеих, — хрипло сказал Джош, быстро поцеловал меня в лоб и снова ухватился за цепь. — К чему она прикреплена? — К стене, — ответила я. Он отошел к стене и ухватился за цепь в месте крепления. Я знала, что Джош силен, но окажется ли его сил достаточно? Его мышцы напряглись, и я услышала, как он застонал… а потом раздался звук трескавшегося кирпича. Секунду спустя Джош вытащил крюк, и цепь мягко звякнула об пол. — Это было потрясающе, — выдохнула я. — Джош, ты великолепен! Он бросил на меня светящийся взгляд. — Если только это и требовалось, чтобы ты наконец признала мою крутость, то мне давно следовало совершить для тебя подвиг, детка. Я подобрала цепь и двинулась вперед. — Теперь освободи Лили. Поспеши! Когда он потянул цепь, я двинулась вдоль нее во тьму комнаты, протянула руку Лили и с облегчением почувствовала, как она, дрожа, ухватилась за меня. — Он… он не человек, — тихо, боязливо произнесла она. — Нет, но он не причинит тебе вреда. Скоро ты окажешься в безопасности, на свободе. Когда и ее цепь была вырвана из стены, Лили стиснула мою ладонь. — Идем, — сказал Джош, протягивая руку. Я подошла к нему медленными слабыми шагами. Лили, сотрясаясь от ужаса, прижалась к моему боку. Мне хотелось посоветовать ей, немного взбодриться и не трусить, но девушка провела в плену последние шесть месяцев, которые служила закуской вампира. Думаю, доверие дастся ей нелегко. — Ты в порядке? — спросил Джош, подойдя ко мне. Его светящиеся глаза изучали меня в почти полной темноте. — Хочешь, вынесу тебя из дома… Наверху скрипнул пол. Мы замерли. Лили втянула воздух. Джош глухо зарычал. И меня окатило волной ужаса. — Джош, — прошептала я. — Я собираюсь измениться, детка, — тихо предупредил он. — Не пугайся, ладно? Я изменюсь и разберусь с ним, а потом мы отсюда выберемся. Я кивнула, прижав к себе Лили. Ей увидеть и услышать предстоящее будет труднее. Джош опустился на четвереньки, и я услышала сопровождаемый рычанием резкий хруст костей. Встревоженная Лили юркнула мне за спину, а я заставила себя притворяться, будто все хорошо, даже когда пыталась разглядеть Джоша. Сколько времени займет трансформация? Я услышала шорох, и что-то мокрое и шершавое лизнуло мою руку, а потом увидела, как в свет возле лестницы ступил большой кот. — Будь осторожен, — прошептала я. — Пожалуйста, будь осторожен. Он поднялся по лестнице и вышел. Почти немедленно раздалось рычание. Что-то тяжелое ударилось о дверь, отчего та захлопнулась, и мы с Лили подскочили от неожиданности. Джош сильный. Он телохранитель и много знает о вампирах. С ним все будет хорошо. Я повторяла это, как мантру, пока наверху продолжались звуки боя. Пальцы Лили впилась в мою руку, и я с трудом выпуталась из ее мертвой хватки. — Мне нужно увидеть, что там происходит. — Нет, — взмолилась она. — Останься со мной. Мне страшно. Я покачала головой: — Джошу может понадобиться моя помощь. Возможно, он нуждался в моей помощи не больше, чем в дырке в голове, но я хотела быть готовой ко всему. Я медленно поднялась по лестнице, в одной руке держа длинную цепь, другой цепляясь за перила. Простое восхождение по ступенькам едва меня не убило. Такая слабость вызывала тревогу. К моему удивлению, Лили направилась следом и помогла открыть дверь. Я повернула ручку и приоткрыла небольшую щель. Комната была в руинах. На полу валялись перевернутый белый диван, опрокинутые деревянные столы и разбитые вазы. Картина на дальней стене висела криво, коврик у камина был смят. Мимо пронесся огромный горный лев, царапая когтями паркет, и сбил что-то или кого-то с дороги. Потом из холла появилась затененная фигура человека, и я поняла, что Андре вернулся не один. Телохранитель? Возможно, они знали о Джоше! Пума зарычала, и Андре чертыхнулся. — Отвали от него, — раздался голос из холла. В поле зрения появился огромный мужчина с бледной как у вампира кожей. О, нет! Это плохо. У Джоша нет шансов против обоих: Андре и этого вампира-бегемота. Я оглянулась на Лили и приложила к губам палец, призывая молчать. Она кивнула. Я осторожно открыла дверь, прижимая цепь к груди, чтобы та не выдала меня своим звоном, и вышла на цыпочках как раз, когда Джош завыл из-за бросившегося на него второго вампира. — Сверни ему шею, — услышала я крик Андре. — Убей его! Какого хрена! Джош зарычал от боли, и последовавший резкий хруст подтолкнул меня двинуться вперед. — Отвали от него, — снова прорычал вампир-телохранитель. Надо что-то сделать. Я уставилась на цепь в своей руке и начала приближаться к мужчинам, по-прежнему оставаясь незамеченной. Телохранитель продолжать кричать на Джоша: — Отпусти его! Пума низко зарычала и погрузила зубы в горло корчившегося на полу Андре. Телохранитель вскинул дубинку, чтобы снова ударить Джоша, и я, ринувшись вперед, двинула верзилу цепью по затылку. Что-то громко треснуло, вампир застонал и упал на пол без сознания. Я осела, не в силах больше стоять. Джош отвлекся на меня, и Андре, собрав последние силы, оттолкнул пуму. Джош вскинулся и снова бросился на Андре, но вампир, блокировав удар, отшвырнул пуму на ближайший столик, где он ударился головой об угол. Пума обмякла. — Джош! — я поползла вперед. Андре, тяжело дыша, стер с губ кровь и вытащил пистолет. Нет! Я попыталась добраться до Джоша, но мое тело было вялым и медленным. Я нужна Джошу, надо что-то сделать! Мимо меня пролетела маленькая грязная фигурка. Держа что-то в руке, Лили замахнулась и нанесла удар прямо в сердце Андре. Он изумленно открыл рот, и, схватившись за грудь, рухнул на пол. Присмотревшись, я увидела в его спине толстый карандаш. Нет, три связанных резинкой карандаша, создававших толстый импровизированный кол. Андре не двигался. Лили отряхнула руки, потом наклонилась к вампиру. И удостоверившись в его смерти, плюнула на распростертое тело. — Я держала эти карандаши не один месяц, надеясь, что они сработают. И они вошли в его тело, как нож в масло. — Спасибо тебе, — слабо сказала я и рухнула на пол. — Ты в порядке? — Лили бросилась ко мне. — Джош, — произнесла я, беспокоясь только о нем. Он лежал совсем неподвижно, и меня сковало страхом. — Неужели он?.. Присев рядом с Джошем, Лили поднесла пальцы к его носу. — Он дышит. Думаю, просто хорошо приложился головой, — помедлив, она прикоснулась к его меху. — Он… кот? — Оборотень, — устало сказала я. — Потом объясню, — но увидев испуганный неуверенный взгляд Лили, решила объяснить кое-что немедленно: — Многие существа скрывают свою истинную натуру. Джош из хороших. С ним мы в безопасности. Она неуверенно кивнула, глядя на его неподвижное тело. — Ладно… что мы будем с ним делать? Кто бы знал. Я посмотрела на неподвижное тело Джоша. На столь же неподвижного телохранителя, а потом на мертвого вампира с торчащими из спины карандашами. Нам требовалась помощь. Я подумала, не позвонить ли Райдер, но та сейчас находилась на работе. И если я попрошу подругу помочь разобраться с телом вампира, ее точно уволят. Из-за моей проблемы. Мне был нужен кто-то, кому можно доверять и кто не станет задавать много вопросов. Кто поможет, ни в чем не обвиняя. Я увидела телефон на стоящем неподалеку столике и медленно направилась к нему. — Я знаю, кто нам поможет. Лили кивнула, тревожно покусывая губы. — Найди какую-нибудь веревку и свяжи охранника, — велела я. — Мы же не хотим, чтобы он на нас напал, когда очнётся. Она кивнула и унеслась на поиски, волоча цепь по полу. А я закончила набирать номер и принялась ждать ответа. Через пять гудков на другом конце раздался сонный голос: — Алло? — Папочка? — мой голос немного дрогнул. Глава 15

Папа появился менее получаса спустя. За это время мы связали и оттащили в соседнюю комнату охранника и немного отгородили пространство между ним и нами, подперев дверь комодом. От истощения мы работали медленно, но страх подталкивал нас вперед. Поскольку мне из-за чрезмерной слабости удавались лишь едва ощутимые толчки, Лили пришлось проделать большую часть работы. Андре оставался мертвым. Действительно мертвым. А Джош до сих пор не пришел в себя, что сильно меня беспокоило. Отец, благослови его, приехал без Поузи. Не задавая вопросов, просто подошел ко мне, обнял, и я растаяла в его теплых сильных объятиях, борясь со слезами. Сейчас необходимо быть сильной. Он долгий момент рассматривал тело мертвого вампира, потом перевел взгляд на меня, не упустив из виду цепь и ошейник. — Мари-Пьер?.. — Долгая история, — ответила я. — Сейчас надо вытащить отсюда Джоша. — И Джош… этот кот? Я кивнула. — Он обернется в человека позже, если получится привести его в чувство. Нужно отвезти Джоша домой и вызвать доктора Альянса. Можно было позвонить Расселам, но я опасалась, что они напугают Лили до чертиков. Кроме того, я не знала, что делать с вампирами — как с живым, так и с мертвым. — Нам придется… избавиться от тела? Я удивленно уставилась на отца: — Ты поможешь мне избавиться от тела? Он снова обнял меня и погладил по плечу. — Я твой отец, дорогая. Разумеется, помогу. Ух ты! Я кивнула, сглатывая комок в горле, и указала на Джоша. — Просто помоги дотащить его до грузовика, ему нужен доктор. С остальным разберемся позже. Вот только я не знала адрес Джоша. — Его бумажник. Он, наверное, остался в штанах. Мы с Лили повернулись к винному погребу, и мои внутренности заледенели от ужаса. Я не хотела туда возвращаться и, думаю, Лили тоже. Я перевела взгляд на папу. — Он в подвале. Я не могу… не… — забормотала я, беспомощно указывая на свой ошейник. — Может, ты… Папа похлопал меня по плечу. — Пойду, принесу его. Вы, девочки, ждите здесь. Я подошла к Джошу и погладила его покрытое мехом тело. Папа вернулся через пару минут с ключами от автомобиля, бумажником и одеждой Джоша. — Его машина наверняка стоит перед домом. Кому-то из вас, видимо, придется сесть за руль. Куда бы мы ни направлялись. — Я поведу, — сказала я, глядя на Джоша, по-прежнему лежащего без сознания. — Давайте поторопимся. * * *

Примерно час спустя мы подъехали к огромному дому на окраине города. Из нескольких окон большого смутно очерченного строения лился свет. И пока мы подъезжали по гравийной дорожке, я в седане Джоша, а Лили, Джош и папа в пикапе, на крыльцо вышли несколько мужчин. Я узнала Эверетта, Элиса и Остина. Их появление не сулило ничего хорошего. Не только потому, что я привезла их брата в бессознательном состоянии, но и потому, что со мной приехали двое людей, которые теперь знают о Паранормальном Альянсе. Припарковавшись, я заставила себя выйти из машины и тут же пошатнулась от вновь навалившейся чудовищной слабости. — Мари? — Остин поспешил поддержать меня за локоть. — Что ты здесь делаешь? Что-то случилось в агентстве? — Нам нужен доктор, — сказала я. — Джош без сознания, он в пикапе. * * *

Доктор Альянса вместе с Бью прибыли через считанные минуты. Входя в комнату Джоша, где на кровати лежала пума, они выглядели зловеще. Остальные бродили рядом и наблюдали за нами. Я хотела остаться с Джошем, но Остин встал перед дверью, и я могла поспорить, что ему приказали никого не пускать — включая меня. Но меня это не волновало, при условии, что они помогут Джошу. Я прижала руки к груди, чтобы унять в них дрожь. Джош даже не шелохнулся, когда братья вытаскивали его из пикапа. Если он умрет… я почувствовала тошноту. Мне вспомнились его дерзкая улыбка и светящиеся весельем глаза, когда он меня поддразнивал. Его длинные ресницы, широкие плечи, большие крепкие руки. Привычка подвозить Кэрол до дома по ночам. Почему мне понадобилось так много времени, чтобы понять, какой он замечательный? Надо было ему довериться. Если мне суждено умереть, я приму свою судьбу. Но Джош? Полный жизни, сексуальный, ослепительный, забавный Джош? Он должен жить, и я напрягла каждую мышцу в теле, словно это могло помочь ему поправиться. Эверетт и Элис бдительно следили за Лили, отцом и мной, чем напугали Лили до ужаса, и она забилась в угол комнаты, игнорируя предложенную еду и воду. Она подтянула ноги к себе, не обращая внимание на попытки успокоить ее и, дрожа всем телом, осматривала обстановку широко открытыми глазами. Папа спокойно сидел рядом со мной и поглаживал по плечу. И хотя Эверетт с Элисом все слышали, я объяснила отцу, почему Джош пума и кем был мертвец. Гораздо труднее было объяснить, почему я встречалась с вампиром. Я не могла заставить себя рассказать о болезни. Для этого еще будет время потом. К моему облегчению, папа не стал задавать вопросов. Просто задумчиво кивнул. — И это весь секрет? Всего-то? Я кивнула. — Никто не должен об этом знать. Вообще никто. Иначе все окажутся в опасности. — Но на твоей работе все знают? Я вздрогнула, решив рассказать об увольнении в следующий раз. — Да. Работники агентства подписывают обязательство о неразглашении, прежде чем вступают в Альянс в качестве помощников. Папа кивнул, потом посмотрел на Элиса и Эверетта, все еще разглядывавших нас с хмурыми лицами. — Вы дадите и мне подписать такое обязательство? Эверетт и Элис обменялись взглядами. — Позову Бью, — сказал Элис и исчез в комнате Джоша. — Пап… — начала я. Он похлопал меня по руке. — Теперь послушай, Мари. Ты устала. Мы устали. Сегодня много всего произошло. Дома меня ждет Поузи, и я не хочу заставлять ее волноваться. Давай, я просто подпишу этот документ, и мы все сможем поспать. — У тебя нет больше вопросов? Он усмехнулся и взъерошил мне волосы, как ребенку. — У меня их много. Но, думаю, чем меньше я знаю, тем лучше. Я кивнула, с трудом моргая. — Пожалуй, ты прав. Папа улыбнулся. — Мне нравится Джош. И ты ему доверяешь. Я знаю, что твое доверие нелегко заслужить, поэтому положусь на твое мнение. — Я люблю его, — тихо призналась я, прячась папиных объятиях. — Знаю, Мари, — мягко ответил он. — Но сейчас ты ничего не можешь для него сделать. Давай поедем домой, и вернемся завтра. Я покачала головой, высвобождаясь из его объятий. — Я хочу остаться. Хочу увидеть Джоша, когда он проснется. Папа кивнул. — Как пожелаешь. Хотя твоя маленькая подруга может пойти со мной… — Она останется, — бесстрастно заявил Эверетт. — Останутся все, пока не поговорят с Бью. Бью появился некоторое время спустя и поговорил с отцом. Я села на пол рядом с Лили, чувствуя потребность поддержать ее своим присутствием, даже если она этого не хотела. Принесли обязательство о неразглашении, и отец охотно его подписал. Даже если Поузи спросит, он никогда ничего не расскажет. И вдруг я осознала… будет правильным рассказать все папе. Я умираю, и это нормально. Папе придется пережить ужасно печальное время, но он останется со мной до мучительного конца. Так же, как оставался с мамой. Мои глаза наполнились слезами. Жизнь не для того, чтобы проводить ее в одиночестве, никому не причиняя боли. Она дана для того, чтобы любить своих близких, пока они есть. Папа любит меня. Я тоже его люблю. И моя смерть его опустошит, тем более что я так долго скрывала болезнь. Подписав бумаги, папа еще раз тепло и неистово меня обнял, а я отклонила его предложение пойти домой, решив увидеть Джоша, как только мне разрешат. И пообещала позвонить, когда все закончится. Мы позавтракаем, и потом я все ему расскажу. Меня накрыло странным чувством облегчения. В конце концов, мне не придется умирать в одиночестве. Я обняла папу, и он ушел. К моему удивлению, Бью не понравилась идея отпустить Лили. — Она останется, пока мы не решим, что с ней делать. Пока же вы двое, — Бью указал на близнецов, — отправляйтесь по этому адресу и привезите чистую одежду. Остин свяжется с вампирами, сообщит о произошедшем и встретится с вами там. Подозреваю, что в течение следующих дней нам придется многое объяснять, и нужно убедиться, что все в порядке. Я поднялась на ноги. — Могу я увидеть Джоша? — Ты, — твердо сказал, Бью, — пойдешь отдыхать. Ты устала так, что не можешь даже прямо стоять. Мы поговорим утром. * * *

Я лежала в постели, уставившийся в потолок и думая о Джоше и Лили. Она пришла в ужас от идеи ночевать в незнакомой комнате и сопротивлялась Бью пинками и криками. Братья даже вызвали врача, чтобы ее успокоить. Я не знала, что они собирались с ней сделать. Лили совсем запуталась. Как поступить со столь травмированной человеческой девушкой? Расселы не могли отпустить ее, как моего отца. Даже, несмотря на подписанное обязательство, в будущем они все равно будут внимательно наблюдать за папой. На всякий случай. Я проваливалась в легкую дрему и тут же просыпалась. Мое тело настолько истощилось, что комната словно погрузилась в туман. И как всегда в таком состоянии появлялись и исчезали галлюцинации. Стены дрогнули и превратились в мою собственную комнату. Потом покрылись кровью, а следом пауками. И снова окрасились кровью. Под моим взглядом по простым белым стенам расплывались алые подтёки. Маму поместили в лечебницу за несколько месяцев до кончины, и меня ждала та же участь. Я лишь надеялась, что у меня хватит времени сказать Джошу, как я сожалею и люблю его. * * *

Галлюцинации вновь изменились, и я всхлипнула, когда стены комнаты для гостей превратились в подвал Андре. В темноте он казался удушливо реальным. Поскольку визит к слесарю пришлось отложить до утра, на моей шее все еще висел ошейник, принося ужасные ощущения и подпитывая иллюзию. — Мари! — позвал Джош. Я крепко зажмурилась, мозг явно проигрывал сцену моего спасения. — Мари! Где она, черт возьми? Я услышала незнакомое кошачье рычание, а следом шаги по коридору. — Слушай, Джош… — начал спокойный мужской голос, но тут же был прерван злым рыком. Я села, потирая глаза и отчаянно пытаясь привести в порядок путающиеся мысли. Это галлюцинации? Или Джош действительно меня зовет? С отчаянной надеждой я начала вставать, чтобы убедится лично. Тут дверь распахнулась, и в проеме возник высокий, широкоплечий силуэт. Боже, он выглядел так хорошо, что не верилось глазам. Я снова их потерла. — Джош? — Мари, — собственнически прорычал он и направился через комнату к кровати. На меня навалилось сильнейшее облегчение, из глаз полились слезы. — Ох, Джош… Он запустил руку в мои волосы и прижал меня к себе, а когда сел на кровать, я обняла его в ответ. — Мари, — полупрорычал-полупрошептал он. — Малышка, ты в порядке? Я коротко кивнула, не в силах перестать водить руками по его телу, убеждаясь, что с ним все в порядке. Мой Джош. Я чуть не потеряла его. Из глаз продолжали литься слезы, и, кажется, я не могла их остановить. Из горла вырвался приглушенный, сдавленный вздох. — Я думала… думала ты… — Я здесь, детка, — он поцеловал меня в висок. — Я тебя не оставлю. Я вцепилась в него, нуждаясь слышать его голос, чувствовать тело, и прошептала: — Я люблю тебя. В дверях снова появилась фигура и заслонила свет. — Джош, нам надо поговорить, — начал Бью. — Эта ситуация… — Оставь нас! — Джош вскочил с кровати и зарычал, защищая меня. Я изумленно отпрянула, удивленная столь несвойственной ему неистовой, яростной реакции. Бью поднял руки в примирительном жесте. — Прежде чем ты сделаешь что-нибудь сумасбродное… — Я сказал, оставь нас, — предостерегающе повторил Джош. — Немедленно, — и угрожающе шагнул к двери. Я смотрела на них озадаченно. Что происходит? Джош ведет себя так, потому что Бью нарушил границу или что-то в этом роде? Пока я неподвижно сидела, Бью кивнул и вышел. Он что-то произнес, но слишком тихо, чтобы я смогла услышать, и после его ухода Джош захлопнул дверь. Когда он повернулся ко мне, его глаза сверкали зеленым кошачьим светом. — С тобой все хорошо? — шепотом спросила я, стирая с щек слезы. Когда он вернулся ко мне, в его взгляде читалось собственничество. — Он сделал тебе больно? Скажи правду. Я медленно покачала головой. Джош резко выдохнул, широкие плечи облегченно расслабились. Он притянул меня к себе, и я с радостью снова оказалась в его объятьях. — Мне так жаль, — не в силах сдержать слезы сказала я. — Мне надо было тебя послушать. Подождать. Просто… — Все хорошо, малышка. Ты испугалась, — он утешительно погладил мои волосы. Испугалась? Я до ужаса боялась умереть. Но сейчас появилось нечто пугающее меня еще больше — возможность потерять Джоша. — Мне не следовало уходить. — Не следовало. Но я понимаю, почему ты так поступила. На глаза навернулись новые слезы. Конечно он понимал. Джош всегда меня поддерживал. — Просто я была так близко, — тихо объяснила я. — Я… боялась ждать. Галлюцинации приходят все чаще. У мамы они начались как раз перед тем, как она попала в больницу… Джош поцеловал меня в лоб и стер пальцами слезы. — Надо было мне сказать. — Я не хотела признаваться самой себе, — созналась я. — Потому что иначе пришлось бы принять неизбежное приближение смерти. Но… — я затаила дыхание. — Мне пора это признать. Я скоро умру. Вот. Я это сказала. — Нет, — глухо прорычал Джош. — Ты не умрешь. Я покачала головой. — Слишком поздно. И моя идея была плохой. Я не хочу быть ни с каким вампиром. — Я прижалась щекой к плечу Джоша, чувствуя себя после всего случившегося опустошенной. — Я просто хочу тебя. — Ты не умрешь, — заявил Джош грубым, переполненным эмоциями голосом, повернул мое лицо за подбородок и посмотрел на меня сверкающими зелеными глазами, которые в лунном свете совсем не походили на человеческие. — Ты мне доверяешь? В его горле проступило рычание. По моей коже побежали мурашки. — Джош, что ты… — Ты мне доверяешь? — вопрос прозвучал жестче. И я поняла, о чем он спрашивает. Вспомнила о девушке-тигре. О Гренландии. О большой семье Джоша, как он смеялся и шутил со своими братьями. Он потеряет все, если отправится со мной в изгнание. — Я не могу просить тебя об этом, — прошептала я. — Не могу просить отказаться от своей жизни… Он приподнял пальцами мой подбородок и заставил посмотреть на него. — Первое, в чем нуждаются любые отношения, это доверие. Если я соглашусь, пути назад не будет. Я погладила кожу на его руке. — Только пообещай, что не пожалеешь через несколько недель после начала ссылки. Он низко зарычал. — Мари… — Я тебе верю, — тихо сказала я. — Хорошо, — столь же тихо ответил он, наклонился и поцеловал кончик моего носа. Так мило. — Я люблю тебя. Я улыбнулась, закрывая глаза в ответ на его ласковое прикосновение. И поэтому не заметила, как он выпустил клыки и вонзил их в мою шею. Я ахнула, дернувшись от неожиданной пронзительной боли. Он удерживал меня, пока не вытащил клыки, а потом начал медленно чувственно зализывать раны. — Прости. Я не смогу обратить тебя совсем без боли, — он потянул за воротник моей пижамы и обнажил ближнее к нему плечо. — Одного укуса обычно недостаточно. Меня переполнило легкое беспокойство. — О?.. Джош продолжил ласкать мою шею, и его язык ощущался странно… шероховатым? Это казалось немного необычным. Не в плохом смысле, просто как-то не так. Он поглаживал мою кожу языком и между восхитительно опьяняющими ласками добавил: — Иногда требуется несколько укусов. Иногда обращение вообще не получается. — О, — произнесла я со странной смесью разочарования и тревоги. — Так значит… ты еще не раз меня укусишь? В ответ он впился в меня зубами, на сей раз чуть выше ключицы. Я дернулась и уперлась руками в его плечи. Было больно, хоть Джош и сократил время укуса и принялся быстро успокаивающе зализывать мою шею. — Я должен сделать это, Мари, — тихо оправдывался он. — Не хочу причинять тебе боль, но по-другому не получится. Я неуверенно кивнула, кожа горела и ощущалась в месте укуса как-то странно. Джош тщательно, с большим вниманием зализал каждую ранку. Я обрадовалась темноте, поскольку не хотела смотреть. Повела плечами, опуская пижаму еще ниже и позволяя ей повиснуть на локтях, тем самым обнажила для своего любимого больше кожи. Потом дернула за металлический ошейник. — Хочу его снять, потому что продолжаю вспоминать о случившемся. — Не думай об этом, любовь моя, — ласково ответил Джош, целуя мое плечо. — Я здесь, с тобой, и не допущу ничего плохого. Позволь о тебе позаботиться. Больше всего на свете я хотела быть с ним. Остаться вместе, что бы ни случилось. Я выпустила из рук ошейник и расслабилась, доверяясь Джошу. Он продолжил ласкать мою кожу, успокаивая боль и ускоряя мой пульс, сосредоточившийся как раз между ног. При этой мысли я покраснела. Обращение должно наступить после его укусов? Возможно, нет. Я ничего не сказала, решив дать Джошу сосредоточиться. — Это… это твоя слюна? Она способствует обращению? — Не только, — пробормотал он, целуя мои голые плечи. — Но в основном дело в укусе. — К-как это работает? — мне претила дрожь в собственном голосе, проступившая, когда Джош переключился на новый обнаженный участок кожи и ткнулся в него носом. При мысли об укусе меня окатило страхом, но я ждала последующих зализываний. — Это похоже на какой-то яд? Как у змеи? Или… — Шшшш, — прошептал он и поцеловал плечо. А в ответ на мою дрожь прокусил кожу клыками. Я захныкала, борясь с желанием упрекнуть его. Но тут он вынул клыки и принялся долго-долго зализывать рану. — Может, причина в слюне, смешанной с кровью, — предположила я низким хриплым голосом. С каждым поглаживанием его языка мои соски становились все тверже. Я попыталась отвлечь его и заодно себя. — И поэтому тебе нужно… лизать меня. Движения его языка воспламеняли и волновали. Теперь укусы меня не беспокоили, учитывая, что за ними следовали восхитительные чувственные ласки языка. Джош оторвался от шеи, втянул мой запах и с глухим стоном наклонился, чтобы продолжить лизать и посасывать кожу. — Ах, Мари, я чувствую твое возбуждение. Когда он уткнулся носом в мою шею, я замерла, готовясь к следующему укусу. — Прости, — прошептала я. — Не обращай на меня внимания. — Черт, нет. Ты пахнешь потрясающе, я хочу большего, — он скользнул рукой по внутренней стороне моего бедра, приведя нервные окончания в жаркое безумие. — Малышка, позволь к тебе прикоснуться. Я кивнула и тяжело сглотнула, когда его рука спустилась от шеи к плечу, заодно стаскивая пижаму. — Кто ее тебе дал? — Я… не знаю. Кто-то из близнецов? — я не заостряла на этом внимание. Меня больше занимали мысли о ранении Джоша и опасения за его жизнь. — Она мне не нравится, — буркнул он мне в шею и, запечатлев на ней горячий поцелуй, разорвал пижаму. Отлетевшие пуговицы со звоном ударились о стену и пол. Рубашка упала, выставив обнаженную грудь под тусклый свет луны. Джош низко зарычал у моего горла и обхватил грудь своей большой рукой. Я ахнула и задрожала всем телом. Ощущение было очень, очень приятным. Джош потер большим пальцем по вершинке, и я всхлипнула. Из-за поглаживаний и посасываний кожи я почти не заметила вонзившиеся и быстро вынутые из моей шеи клыки. Джош продолжал дразнить большим пальцем напряженную вершинку соска, а другой рукой скользнул вверх по бедру. Я застонала и вцепилась пальцами в его волосы. От прикосновения к виску он зашипел. — Осторожно, там рана. Я резко убрала руку. — Прости. Ты в порядке? Вместо ответа Джош продолжил меня целовать и нежно ущипнул за бедро, очень близко от лона. — Не двигайся, — хрипло приказал он, словно изо всех сил старался удержать контроль. Когда он сжал мой сосок и снова укусил в шею, я опустила руку к его бедрам и впилась ногтями в джинсы. Его укусы жалили и обжигали, но из-за облизываний и дразнящих нежных ласк совсем перестали меня заботить. Джош скользнул рукой выше и обхватил мое естество. — Обожаю, как ты для меня увлажняешься, — прорычал он. Мои бедра непроизвольно приподнялись к его руке. Он снова низко зарычал и впился зубами в ключицу, поглаживая двумя пальцами клитор. Я дернулась и застонала. Джош отстранился и зализал укус, не переставая ласкать мою гладкую плоть. — Прекрати дергаться. — Не могу, — я часто дышала, слегка выгибаясь, когда он сжимал пальцами сосок. — Ощущения… слишком приятные. Он усмехнулся и провел языком по разгоряченной коже, вырвав у меня новый стон. — Ты мне льстишь. — Прекрати… прикасаться ко мне… если хочешь, чтобы я… перестала дергаться, — выдохнула я. Он поглаживал пальцами клитор, потом сменил движения на круговые, и я шире развела ноги. — О, Боже, это так… — Хорошо? — подсказал он между облизываниями. Я впилась пальцами в его прикрытые тканью бедра. — Хочу прикоснуться к тебе. Он поцеловал меня в шею. Один раз, другой. — Тогда у нас есть небольшая проблемка. Потому что я не перестану к тебе прикасаться, а ты, скорее всего, не перестанешь дергаться, — его пальцы поглаживали клитор и кружили вокруг него, вынуждая меня льнуть к рукам Джоша. — Так что же нам с этим делать?.. — Раздеться, — выдохнула я и изогнулась, когда он сжал мою грудь. Боже, это было невероятно. — Раздеться и много раз заняться сексом. Покусаешься позже. — Как я могу сопротивляться такой требовательной женщине? — он снова укусил мое плечо и отвел руку от лона, заставив протестующе всхлипнуть. — Встань на четвереньки. От его команды меня окатило жаркой волной желания. Я встала на четвереньки в центре кровати, переполняемая страстью и энергией. Все мое тело пульсировало от желания, я взглянула на силуэт Джоша в темноте, пытаясь его разглядеть, но лишь услышала звук расстегиваемого пояса и шелест упавших на пол джинсов. Потом кровать прогнулась, и моей спины коснулась теплая рука Джоша. Он запечатлел легкий поцелуй на ягодице. — Наклонись вперед, малышка. Думаю, прежде чем взять таким способом, надо тебя посильнее утомить. — И как ты собираешься меня утомлять? — я затаила дыхание и наклонилась, прижавшись щекой к матрасу. Его пальцы скользнули между моих ног, возобновив ласки влажной плоти. — Расставь ноги шире. Я послушалась и ощутила на бедрах его большие руки, Джош потянул меня за ноги, увлекая вниз и приводя в замешательство… Пока я не почувствовала его горячий рот. Скользнув под меня, Джош расположил голову между моих ног и прижался ко мне губами. От первого восхитительного касания языка к лону я вскрикнула. — Шшшш, — Джош потерся носом о мою плоть. — Ты должна сдерживаться, детка. Я не хочу, чтобы кто-нибудь прибежал сюда тебя спасать. Я тем более этого не хотела! От новой ласки его языка я запищала, и Джош поднял голову. — Тебе не нравится? Хочешь, чтобы я прекратил? О, нет. Это последнее, чего я хотела. Я схватила подушку и прижала к своему лицу. — Не смей останавливаться, ты tкtedecochon [32]. — Ты говоришь такие приятные вещи, малышка, — хрипло пробормотал он и медленно провел языком по средоточению моего желания. Бедра в ответ дернулись, и я застонала в подушку. О, Боже. Боже. Какие потрясающие ощущения. — Ostie de tabarnak! [33] Он еще раз погладил меня языком, потом передвинулся вперед и потерся о клитор, посылая по телу электрический разряд. Пальцы ног подогнулись, и я прикусила подушку, тяжело дыша. Criss. Criss [34]. Восхитительно. Джош посылал в мое тело импульсы удовольствия, и каждый начинался прежде, чем заканчивался предыдущий, а Джош не переставал медленно и тщательно облизывать маленький бутон, заставляя меня тяжело дышать и вгрызаться в подушку. При следующем движении языка я задрожала и простонала: — Voyons [35], Джош. Быстрее. Пожалуйста! Он проигнорировал требование и продолжил медленные протяжные ласки, воспламенявшие каждый нерв в моем теле. Мне хотелось сильных быстрых прикосновений, перебросивших бы меня за край, у которого я балансировала, но Джош был полон решимости меня помучить. Его язык задвигался новым изысканным способом. Я выгнулась, тяжело застонав. — Пожалуйста, Джош, пожалуйста! Сильнее, ты batarde [36]. Но он лишь усмехнулся и продолжил. Теперь я извивалась над ним, мои бедра дергались от каждого прикосновения языка, зубы впивались в угол подушки, я стонала при каждом прикосновения, теряясь в тумане удовольствия. Тут Джош задел пальцем клитор, одновременно лизнул, и у меня перехватило дыхание. Когда его палец проник в меня, я выгнулась. — Criss [37]! Палец задвигался глубоко во мне, Джош втянул клитор в рот. И я кончила. Пальцы на ногах поджались от удовольствия, тело напряженно содрогнулось, а Джош продолжал двигать языком по клитору и пальцем внутри меня. Я стонала в подушку от накатывавших волн удовольствия. Джош поцеловал внутреннюю сторону бедра. — Ты говоришь такие милые вещи, когда теряешь самообладание. Я плавилась от удовольствия, имея силы лишь стискивать подушку. Приятные последствия оргазма еще прокатывались по телу, когда Джош обхватил мои бедра, и я почувствовала, как его член прижался к моему лону, а потом вошел глубоко внутрь. Я снова застонала. Он заполнял меня настолько полно, что я чувствовала себя насаженной на его длину. Я любила это ощущение. Любила Джоша. И хотела сказать ему об этом. — Я люблю тебя, — простонала я, когда он в очередной раз толкнулся в мое тело. — Знаю, малышка, — ответил он низким, хриплым голосом. — Но придержи признания на потом. У моих братьев реально хороший слух, и нельзя позволять им узнать, чем мы занимаемся. Он жестко проник в меня, подталкивая вперед и подводя к очередному пику. Восхитительное напряжение нарастало с каждым толчком. Но, как и прежде, Джош растягивал удовольствие. И этот медленный, сдержанный ритм довел меня до дикости. Я снова заерзала под ним, стоная его имя и отчаянно нуждаясь в новом оргазме. Сжалась вокруг него, Джош прошипел проклятье, и его движения стали грубее и резче. Я упивалась ими, наслаждаясь тем, как быстро он утратил контроль. Подмахнула бедрами ему навстречу и рассыпалась на части от еще одного пронзившего тело оргазма. По мне прокатилась дрожь удовольствия, и Джош, выкрикнув мое имя, начал кончать. Когда он переступил через край, его удары сделались грубыми и яростными. Тяжело дыша, он рухнул на кровать. Чувствуя себя бескостной, я продолжала цепляться за подушку, угол которой промок от моих укусов Глаза закрылись, и я погрузилась в сонное, измученно-восхитительное состояние. Поэтому едва заметила, как он встал с кровати и поцеловал меня в живот. — Сейчас вернусь. — Ммм, ладно. Я услышала, как он вернулся через минуту или две, потом взял мои руки и завел их за голову. Я распахнула глаза и увидела, как Джош оборачивает шелковый шарф вокруг моих запястий и привязывает их к кованому изголовью. — Джош? Что ты делаешь? Он прикоснулся к моим губам мимолетным поцелуем. — У нас впереди длинная ночь, малышка, и будет лучше, если ты не сможешь мне сопротивляться. — Но… это? — я дернула руками. — Бережёного Бог бережет, — Джош провел рукой по моей лодыжке, и я почувствовала, как он оборачивает вокруг нее еще один шарф. — Ты все еще мне доверяешь? Я кивнула, чувствуя легкую тревогу, смешанную с вялым любопытством. — Доверяю. — Хорошо. Просто помни, что я тебя люблю. — Ладно, — сказала я, когда он закончил привязывать вторую ногу. — Я тоже тебя люблю. Его глаза снова сверкнули в темноте. Он склонился ко мне. И тогда укусил по-настоящему. Прежде он лишь любовно меня пощипывал. Этот же укус оказался грубыми и болезненными, и я вскрикнула, когда Джош впился в меня зубами. — Прости, — произнес он. — Это нужно сделать. Глава 16

Все мое тело болело. Везде. Дневной свет проник сквозь жалюзи, и я отвернула лицо в другую сторону. Джош спал рядом, закинув на меня одну ногу и властно обхватывая рукой за талию. Его тело наполовину прикрывало мое собственное, из груди доносилось низкое мурлыканье. Я с сочувствием отметила его вымотанный вид. Джош трудился над моим телом несколько часов, облизывая и кусая кожу снова и снова, пока я не почувствовала себя обработанной с ног до головы. По его словам, некоторым людям хватало одного укуса, но Джош хотел убедиться, что я получу достаточное их количество. Ведь я не имела времени на ошибку, и он стремился меня спасти. Поэтому тщательно кусал и зализывал, кусал и зализывал каждый дюйм моей кожи. Когда действие эндорфинов в крови заканчивалось, и я начинала вскрикивать от боли, Джош снова занимался со мной любовью, доводя до края безумия и возвращая в мечтательную эйфорию, от которой укусы еле ощущались, а каждое прикосновение языка становилось утверждением силы его любви ко мне. Ближе к рассвету мы оба выдохлись от усталости. Я, видимо, чудовищно вымоталась, потому как сумела некоторое время проспать. Повернувшись под Джошем, я поморщилась от волны боли в ноющих, затекших мышцах. По телу прокатилась еще она волна, и я нахмурилась. Вторая была сильнее предыдущей. Почему мое тело сводит судорогами? Я поежилась и попыталась потянуться. Кожу на руках внезапно опалило жаром, будто кто-то приложил к ним щипцы для завивки. Я ахнула и попыталась вывернуться и посмотреть, чем вызвано это ощущение. К моему удивлению, кожа покрылась серовато-коричневыми волосами. Пока я таращилась на них, тело сотрясла очередная дрожь. Кости затрещали. И я запаниковала. — Джош, — вскрикнула я, заерзав под ним, а когда дернула ногой, заметила, что ногти на ногах вытягиваются в когти. Я оборачиваюсь! Сработало! Но потом, когда кости и мускулы начали менять форму, меня охватила вспышка дурманящей боли, и я закричала. Ведь изменение должно ощущаться не так? Джош вскинулся и уставился на меня заспанными глазами. А при виде покрытой мехом руки и изогнутых когтей на пальцах его лицо осветилось от радости. — Малышка, у нас получилось! По мне пронеслась очередная судорога, более интенсивная, чем предыдущая. Тело свело, я услышала хруст и треск костей и вскрикнула: — Помоги! — Все в порядке, — он успокаивающе погладил меня по руке. — Я здесь, с тобой. Все будет хорошо. Я свернулась клубком в центре кровати. Белье пахло кровью, сексом и потом, а когда Джош наклонился поцеловать меня, я уловила аромат его кожи, замечательный и землистый, усиленный в десятки раз. От шквала запахов мой желудок скрутился. Я подтянула колени ближе и в ожидании следующего приступа уставилась на свою наполовину измененную руку, стараясь не впасть в безумие. — Всегда так больно? — Боюсь, каждое изменение болезненно. Я кивнула, кусая губы. — Сколько… сколько времени занимает превращение? Джош бросил на меня беспомощный взгляд. — Прости, но не знаю. Я мог обращаться с рождения и не задумывался о таких вещах, — он поглаживал меня, успокаивая мягкими прикосновениями. — Наверное, первый раз самый трудный, потом привыкаешь. Звучало не так уж плохо. Но… мое тело не изменялось дальше. Я посмотрела на руку и полуизменившуюся ногу, и вздрогнула. Судороги прекратились. Остались только запах постели, комнаты и Джоша, наблюдавшего за мной обеспокоенным взглядом. Запахи казались слишком сильными, и их было чересчур много. — Я… думаю, мне надо принять душ. Джош помог мне встать, тело ощущалось слабым и хрупким. Обращение должно было помочь, но как, ни странно, я чувствовала себя хуже. В голове возникла ужасная мысль: что если я не выздоровела? Вдруг Джош разрушил свою жизнь зря? Я едва успела добраться до ванной, как меня вырвало. Пока меня тошнило, Джош придерживал мои волосы подальше от лица. — Я могу для тебя что-нибудь сделать? — Просто помоги помыться, — попросила я, опираясь на него. — От душа мне полегчает. Только этого не случилось. Пожалуй, стало даже хуже. По телу снова и снова прокатывалась странная вибрация, заставлявшая меня сжиматься. Каждый раз я готовила себя к боли, чтобы сдерживаться пока она не пройдет. И каждый раз боль, казалось, усиливалась. Ногти удлинились, ноги и руки деформировались, превратившись в полулапы, предплечья и ноги покрылись мягким мехом. А потом ничего. Долгие, ужасные часы без каких-либо изменений. Когда настала ночь, а я совсем не приблизилась к полному изменению, Джош накрыл простыней мое потное, больное тело и погладил по щеке. — Я оставлю тебя на несколько минут, но скоро вернусь. — Обещаешь? — я хотела вцепиться в его руку, но знала, что это глупо. Он кивнул, потом поцеловал меня в потный лоб. — Я люблю тебя. Все будет хорошо. Верь мне. Я верила. Верила ему несмотря ни на что. Он проходил через обращение вместе со мной. Когда меня встряхнула очередная пульсирующая боль, я закрыла глаза, прикусила нижнюю губу, сконцентрировалась на руках и ногах и почувствовала, как кости изменились немного больше. Подушечки пальцев на всех конечностях словно раскалились. Я надеялась, что такого не будет происходить при каждом изменении. Вряд ли я смогла бы выдержать подобное еще раз. Я слышала, как Джош спускался по лестнице, и дерево поскрипывало при каждом его шаге. Слышала приглушенный разговор, а потом звук, похожий на то, как вешают трубку телефона. Слышала, как скрипела лестница, когда Джош поднимался, а потом его восхитительный аромат известил меня о возвращении возлюбленного за мгновение до появления. Джош держал меня за уродливую деформированную руку, пока я задыхалась от очередной пульсации превращения. Мое тело так ослабло, что я начала думать о близости смерти. Возможно, я слишком слаба, чтобы полностью измениться. Возможно, мой уставший организм не может справиться с обращением. Джош тоже волновался. На его красивом лице, вокруг рта и глаз, залегли глубокие морщины, но ради меня он сохранял веселый настрой. Рассказал, как в детстве они с Бью поймали самого огромного сома в своей жизни. Поведал о девушке, которую впервые поцеловал, когда ему было семь, и как за это его уложил на лопатки другой пума. Он рассказывал разные забавные истории, поглаживая руками мою ноющую, пульсирующую плоть, не выказывая волнение, которое наверняка испытывал. После очередного приступа режущей боли я услышала, как внизу хлопнула дверь. Джош немедленно насторожился и плотнее натянул на меня простынь. Я услышала тихий ропот женского голоса, потом звуки двух пар ног, поднимающихся по лестнице, одна поступь звучала тяжелее второй. Я поразилась своему новому слуху. Оборотни могли слышать все вокруг. В дверь спальни легко постучали, и я испуганно посмотрела на Джоша. Я лежала в постели голая с мутированными деформированными руками и ногами. — Отошли их прочь. Пожалуйста. Он покачал головой и поцеловал меня в лоб. — Это помощь, малышка. Джош открыл дверь, и я увидела Сару, которая рядом с громадным Рэмси казалось совсем крошечной. Сара посмотрела на меня, потом перевела заполыхавший от гнева взгляд на Джоша. — Что ты сделал? Это ты нацепил на нее ошейник? — Нет! — воскликнули мы в унисон. Меня потрясло даже само предположение. — Разумеется, не я, — сердито глядя на гостей, добавил Джош. Сара шагнула вперед, увидела мои искривленные руки, снова посмотрела на Джоша и потребовала объяснений: — Что ты сделал? — То, что должен был, — его широкие плечи напряглись. Со стороны Рэмси донесся низкий клокочущий рык. Огромный блондин кинулся через всю комнату, схватил Джоша за ворот и прижал к стене. Джош был высоким и мускулистым, но Рэмси напоминал кирпичный дом. Джош оскалился, глядя на противника. — Отпусти. — Ты ее обратил? Чертов идиот! — прорычал Рэмси и ударил Джоша кулаком в челюсть. Я закричала, но Джош почему-то не дал отпор. Просто сверлил Рэмси взглядом, даже когда тот снова впечатал его в стену и потряс с такой силой, что фотографии посыпались на пол. — Это ничего не решит, Медвежонок, — с усталостью в голосе сказала Сара, подошла к кровати и присела рядом. — Ты сможешь выбить ему зубы позже. Мари, ты в порядке? Я слабо улыбнулась. — Я бы показала тебе большой палец, но, думаю, что у меня его уже нет. Пока двое мужчин продолжали рычать друг на друга, она обхватила мою руку-лапу ладонью. — Ты не имел права ее обращать, — прорычал Рэмси. Проигнорировав его, Джош взглянул на Сару. — Она в порядке? Сара перевела взгляд на меня и надолго задержала его на обхватывающем горло ошейнике. Потом твердо кивнула. — У меня было хуже. Просто успокойтесь и положитесь на природу. Мари надо расслабиться, — она уперла руки в бедра и уставилась на мужчин, — но этого не произойдет, если вы двое продолжите рычать и бить друг друга. Большой медведь отпустил Джоша, и тот легко приземлился на пол. Он потер шею, хмуро посмотрел на Рэмси и снова повернулся ко мне. Медведь схватил его сзади за ворот. — Мы пойдем, поговорим. Снаружи. — Спасибо, Медвежонок. Люблю тебя. — Сара с улыбкой послала ему воздушный поцелуй и повернулась ко мне. Джош попытался высвободиться из хватки верзилы. — Я хочу остаться с ней. Она моя пара. Когда Сара обратилась к нему, ее голос звучал холодно: — Сейчас ты для нее главная проблема. Чтобы я смогла помочь Мари, тебе придется уйти. Или хочешь ее смерти? Он вздрогнул, и его взгляд вернулся ко мне, тяжело дышащей в постели. — Я в порядке, — нежно ответила я. — Иди с Рэмси. Он коротко отрывисто кивнул и направился к двери. Они с Рэмси потолкались на выходе, и я заподозрила, что на улице это противостояние перерастет в драку. Сара спокойно закрыла за ними дверь и повернулась ко мне. Я обратила внимание на ее запах, светлый и сладкий, с намеком на что-то животное, чего раньше не чувствовала. — Теперь, — твердо сказала она, садясь на кровать рядом со мной, — я хочу узнать действительно ли с тобой все хорошо. Он причинил тебе боль? Я смотрела на нее удивленно распахнутыми глазами. — Причинил мне боль? — Я никогда не думала, что Джош из тех, кто может обратить девушку против воли, но мало ли. Что случилось? — губы Сары недовольно поджались. Я покачала головой. — Ты неправильно поняла. Сара, это я попросила его, меня обратить. Я… я больна. Смертельно. Ее лицо смягчилось от понимания… и огорчения. — О, Мари. Прости. Я просто… — она выглядела немного смущенной. — Кажется, я поспешила с выводами, увидев девушку в беде. У меня сразу волосы встали дыбом, и я бросилась на защиту. Прости за обвинения в адрес Джоша. — Все хорошо. Он справился великолепно. Действительно. Сара щелкнула пальцами, и ее глаза осветились пониманием от пришедшей в голову мысли. — Подожди. Не потому ли ты искала вампира? Я горько улыбнулась. — Забавно, да? — я рассказала об Андре и Лили, которая все еще находилась в доме Расселов. — Сначала я не позволяла Джошу меня обратить. Не могла с ним так поступать после случившегося с кланом тигров и той девушкой. Я люблю его. — Мой голос сорвался. — Но когда мы поняли, что вампир не собирался меня обращать… — Джош вмешался, потому что у него синдром рыцаря на белом коне, — Сара погладила меня по плечу. — Все хорошо, Мари. Просто расслабься и послушай: когда я стала оборотнем, меня никто не учил. Рожденные оборотни не умеет учить. Ну, за исключением Рэмси. Он хорош в том, что касается терпения и мастерства, — я увидела, как на щеках Сары разлился румянец. — Неважно. Мы пройдем через обращение вместе, хорошо? Не борись с изменениями. Борьба — это худшее, что ты можешь сделать. — Не бороться. Принять, — повторила я, хотя челюсти снова и снова сводило от мышечных спазмов. Сара подождала их окончания, и когда я в очередной раз тяжело вздохнула, наклонилась и погладила меня по плечу. — Итак, давай поговорим об кегелс [38]. — Кегелс? — повторила я, не уверенная, что правильно расслышала. — Ага. Клянусь, они весьма полезны. * * *

Несколько часов спустя я стала пумой. Изменение происходило не быстро, но Сара успокаивала меня и ласково объясняла ход процесса, рассказывая о своих проблемах с превращением, и как сосредоточие внутренних мышц ускоряет процесс. Кегелс, весело говорила она, точно так же, как ей объяснял другой волк. Поэтому, когда внутренние мышцы напряглись и приготовились измениться, я погрузилась в следующую волну судорог, мысленно ободряя себя и сосредотачиваясь. И стало гораздо лучше. Мое тело превратилось в серо-коричневую кошку с небольшой округлой головой и длинным хвостом. Ненавистный металлический ошейник свалился в процессе преобразования, и я удивленно оглядела лапы и хвост. Органы чувств в кошачьем обличье работали совсем по-другому, ароматы почти мешали своей силой. Запах Сары больше не казался чистым. Она пахла волком. Я зашипела и сразу смутилась. — Тише, котенок, — усмехнулась она. — Со временем ты привыкнешь к большому плохому волку. Следующие несколько недель мы будем перекидываться вместе, пока ты не приспособишься. Я принялась мерить шагами спальню, учась ходить на четвереньках. Я ожидала, что телу будет ощущаться странным из-за нового равновесия, но, как, ни удивительно, все имело смысл. Даже хвост, казалось, жил собственной жизнью, хлестая и стегая стены, когда я опустила голову и понюхала половицы. Вокруг витало так много запахов разных людей. Все они просто… подавляли. Я измученно опустилась на пол. — Все хорошо, — Сара подошла ко мне, провела пальцами по голове и почесала за ухом. К моему удивлению, ощущения оказались прекрасными. Я и не осознавала, насколько там зудело, и прижалась к руке Сары. — Когда немного привыкнешь, мы выйдем на улицу, и ты сможешь побегать. Я попыталась ответить, но у меня получился лишь странный кашель. Она усмехнулась. — Просто толкни меня носом, если поняла. Я так и сделала. Сара еще раз меня погладила, потом встала и потянулась. — Я собираюсь сбегать вниз и попить воды. Ты останешься здесь и расслабишься, а когда я вернусь, мы прогуляемся вокруг дома. Мы обошли вокруг дома, поднялись и спустились по лестнице. Я во время прогулки ловила разные запахи, а Сара их разъясняла. Старые ароматы Эверетта, Элиса и Остина. Запах немытой Лили из ее комнаты. Но Джоша и Рэмси нигде не было. Я хотела спросить, где они, но не могла. Кошачья форма давала много возможностей, но мешала говорить. Когда мы закончили слоняться по дому, я позволила Саре отвести меня наверх. — Ты, наверное, устала. Сегодня был долгий день. Ляг и поспи, ипостась оборотня забирает много сил. Я не знала получиться ли у меня поспать, поэтому решила просто лечь и отдохнуть. Но стоило мне опустить голову, как я сразу уснула. * * *

Проснувшись, я с удивлением заметила, что на улице темно. Села в кровати, передвигая лапами и неуклюжим телом. Все еще в форме пумы. Одна в комнате, запах Сары стал приглушенным. Как долго я спала? Я встала и потянулась. А в следующий миг мое тело задрожало, и мышцы взбунтовались тяжелыми судорогами. Я приготовилась к обратному изменению в человека, но потом остановилась. В прошлый раз напряжение вызвало кучу проблем. Поэтому я вспомнила о спокойных, простых словах Сары и позволила изменению протекать сквозь меня. На возвращение в человеческую форму не ушло много времени. Это было больно и грязно, но заняло не более нескольких минут, и я, задыхаясь, рухнула на деревянный пол в собственном теле. Коснувшись щеки, я с удивлением не обнаружила никаких следов меха или когтей пумы. Чудесно. Раздался тихий стук в дверь, и я уловила запах Сары за мгновение до того, как она проговорила: — Это я. Можно войти? Я подошла к кровати, чтобы прикрыться простыней. По каким-то причинам… кровать оказалась застеленной. Когда они успели? Я вытянула простынь и завернулась в нее. — Входи. Сара просунула голову и улыбнулась. Мои ноздри наполнил запах волка. — О, отлично, ты проснулась. И, как вижу, вернулась к нормальной форме. Я потерла мутные глаза, гадая насколько хорошо буду видеть с новым зрением. Покосилась на лицо Сары, вздохнула и потянулась за очками. Близорука в человеческой форме, и идеально вижу в облике пумы. Наверное, невозможно иметь все сразу. — Да, это снова я. Спасибо за помощь. Она с улыбкой вошла внутрь. — Да, мужчины видят боль женщины и теряются. Иногда необходимо, чтобы рядом находился кто-то спокойный. А я просто была рада помочь. Говоря о… — Где Джош? Ее улыбка получилась слишком широкой, чтобы выглядеть естественной. — Скоро придет. Я кивнула и осмотрела комнату. — Хм, ты не видела мою одежду? Сара щелкнула пальцами. — О, вчера мы ее постирали. Подожди секунду. Вчера? Она ушла прежде, чем я успела спросить. Я посмотрела в окно, но снаружи было темно. Сара вернулась минуту спустя с моей аккуратно сложенной одеждой. — Без каких-либо моющих средств, чтобы не раздражать обоняние, пока ты новичок. А со временем привыкнешь Я взяла одежду одной рукой, другой придерживая простынь. — Гм. Что ты имела ввиду, говоря "вчера"? Я долго спала? Она рассмеялась. — Долго? Девочка, ты проспала три дня подряд. — Три… дня? — мне с трудом удавалось в это поверить. Я опустилась на край кровати. — Я проспала три дня? — И большую часть времени храпела. Я и не подозревала, что кошки могут храпеть, но, оказывается, могут, — она выглядела довольной. — Я сомневалась, планировала ли ты спать в облике кошки, но мы не стали тебя будить, чтобы спросить об этом, и просто дали выспаться. Целых. Три. Дня. Я спала. Наконец-то спала. Я вытерла покатившиеся по щекам слезы. Я свободна и больше не умираю. Я здорова и буду жить! Я рассмеялась, хотя из-за комка в горле получилось скорее сопение. Сара встревожилась: — Мари? Ты в порядке? — Я спала, — зарыдала я. — Боже, я спала. — Ну да, — озадаченно согласилась она. Я уставилась на кровать и пробежалась рукой по смятому покрывалу. — Можно… можно я посплю еще? Она рассмеялась. — Конечно, если хочешь. О, я хотела. Хотела проверить, смогу ли сделать это снова. Но также хотела увидеть Джоша и разделить с ним свой восторг. Я еще раз окинула кровать жаждущим взглядом, потом посмотрела на Сару. — Разбудишь меня, когда придет Джош? Она кивнула и закрыла дверь, оставив меня наедине с кроватью. Я разглядывала ее в течение долгой минуты. Пожалуйста, пусть это не окажется одной обширной и невероятно жестокой галлюцинацией. Я скользнула в центр кровати, положила голову на подушки и глубоко вжалась в них. Смогу ли я опять заснуть? Тело было напряжено, будто я не совсем верила в происходящее. Что если мои надежды не оправдаются? Но даже, несмотря на волнение, мои глаза закрылись, и я погрузилась в сон. * * *

Проснулась я на рассвете, чувствуя себя невероятно. Я буду жить. Слава гребанная аллилуйя, я буду жить! Я покачалась, лежа на спине в кровати, по-дурацки улыбаясь. И все благодаря Джошу. Красивому, замечательному, заботливому Джошу. Одеваясь, я плакала от радости. От волнения у меня кружилась голова, и впервые за несколько месяцев я чувствовала себя сильной, здоровой и полной энергии. Я даже не возражала против формы пумы. Мне предстоит привыкнуть к превращению в кошку, но рядом будет Джош. Я не радовалась изгнанию, но представив единение с Джошем в заснеженной хижине, накрылась с головой одеялом и решила, что нам будет весело. Сейчас мне все казалось веселым. Покинув спальню, я направилась вниз, мой живот громко заурчал Либо я слишком проголодалась, либо аппетит усилился из-за нового состояния. Вероятно, и то и другое. Я нашла Сару на кухне, ставящей на стол две тарелки рядом с огромной стопкой блинов. При виде Сары я преисполнилась безрассудством и обняла ее. Она напряглась от моих прикосновений, потом расслабилась. — Я так понимаю, у нас доброе утро? — Я себя потрясающе чувствую, — ответила я, неспособная перестать улыбаться. — Готова лопнуть от счастья. — В животе у меня снова заурчало, и я смущенно прижала к нему руку. — А еще ужасно голодна. Сара рассмеялась и указала на стол. — Не сомневаюсь, поэтому приготовила завтрак. Но без мяса. В следующие недели, пока не научишься контролировать изменения, тебе придется подавлять желание, есть мясо. Оно волнует хищника внутри тебя, а в голодном состоянии свою животную часть контролировать тяжелее. Я кивнула, усваивая информацию, и села. Груда блинов выглядела настолько заманчиво, что я, схватив вилку, съела один без всякого сиропа. Сейчас мне было необходимо положить что-нибудь в желудок. Не обращая внимания на мои плохие манеры, Сара налила две чашки кофе и вернулась к столу. Я огляделась. Кроме наших с Сарой запахов вокруг никого не ощущалось. Ни Рэмси, ни Элиса или Эверетта. Ни Лили. И ни Джоша. Я соскучилась по нему. — А где все? — спросила я между укусами. — Дали нам немного пространства, — весело отозвалась Сара. — Новообращенные оборотни обычно несколько напряжены, и остальные подумали, что лучше свести риск к минимуму. — С Лили все хорошо? Я не заметила, чтобы она охотно шла на контакт. Сара поморщилась. — Ну, Лили настоящая проблема. Она человек, но видела слишком много, чтобы просто отослать ее домой. Для начала, пока ты спала, она сбежала. Близнецы ее вернули и теперь держат в безопасном месте, пока Альянс не решит, что с ней делать. На этой неделе назначена встреча с вампирами, дабы обсудить сей "инцидент", — Сара изобразила в воздухе кавычки. — По-видимому, вампиры не верили в историю, пока Джош не рассказал, что Андре держал Лили в плену несколько месяцев. Теперь они лезут из кожи вон, пытаясь сгладить углы, но люди Бью в ярости и ничему не верят. И правильно делают. Кажется, это не первый инцидент с вампирами, и теперь Альянс хочет ужесточить принципы взаимодействия с ними. Прошел слух о создании стабильной связи с вампирами, а значит, брачному агентству придется с ними работать, — поморщилась она. Я усмехнулась. — Теперь это не моя проблема, меня же уволили. И обратили! — Да, — согласилась она с легким смешком, — и уверена, ты быстро освоишься. Сара тратила свое свободное время на мое обучение. Я вспомнила о ее паре, Рэмси, и как они постоянно прикасались друг к другу, поэтому сказала: — Прости. Учить меня, наверное, непросто. Сара покачала головой и погладила меня по руке. — Вовсе нет. Мне некому было помочь после обращения, и я счастлива, оказаться полезной. Рэмси терпелив, он знает, что я вернусь. — Ее губы изогнулись в улыбке. — Я дала ему домашнее задание улучшить навыки в WoW [39], или в следующую игру сама возьмусь его обучать. Из него неважный игрок. Я понятия не имела, о чем она, но звучало забавно. Пока Сара болтала о приемах боя и стрельбы, я методично поедала блинчики. Когда она встала, чтобы налить еще кофе, я увидела на ее шее огромный, темно-красный след и, хотя пыталась не таращиться на него, удержаться от вопроса не смогла: — Что у тебя на шее? Сара густо покраснела и коснулась рукой метки. — Гм. Наверное, для тебя это ново. Это брачная метка, — объяснила она с оттенком гордости. — Мужчина ставит ее своей паре, когда хочет указать остальным, что она принадлежит ему. Я округлила глаза, встала и направилась в ванную. Мне стало интересно взглянуть на свою шею. Увидев в зеркале свое отражение, я замерла. Я выглядела усталой, но не опустошенной и потерянной, как раньше. Испуганный взгляд исчез. Я прикоснулась к волосам. Они впервые были блестящими, а не сухими и безжизненными. Ха. Мой взгляд опустился на шею, и я отвела волосы назад. Там пониже уха виднелся красноватый след, как самая большая в мире штуковина. И почему метку видели только оборотни? Это не имело смысла… но опять же, не все оборачивались в котов. Я подумала о рте Джоша на своей шее, когда он кусал и целовал меня, и мое тело опалило жаром. Внезапно, мне захотелось сказать ему, как сильно я его люблю, разделить с ним величайшую радость своего выздоровления. Он спас меня. Я выскочила из ванной, едва не сбив с ног отправившуюся за мной Сару. — А где Джош? Я хочу поговорить с ним. Сара прикусила губу. — Тут небольшая проблема… Он арестован за то, что обратил человека. И это не сулит ему ничего хорошего. — Но он изменил меня, чтобы спасти жизнь, — указала я, хотя сама же ожидала подобных последствий. — Дело не в причине, — мягко объяснила Сара. — Остальные альфы узнали, что Рассел нарушил правила, и Бью загнан в угол. Он не может оставить брата безнаказанным, а потом осуждать других отступников. Просто вы неудачно выбрали время. Все выглядит так, словно плейбой Альянса решил взять в пару человека. — Это не так! — К сожалению, Джош отказывается объяснять свой поступок. Я вздохнула. — Что ж, он не поедет в ссылку один. Я отправлюсь с ним. Сара пристально на меня посмотрела. — Мари, все гораздо хуже. Он сознательно нарушил установленные братом правила, что совершенно недопустимо. Наказание Джоша должно послужить примером для окружающих. Мы говорим о вечном изгнании, которое сделает его легкой добычей для остальных членов Альянса. Джош останется совершенно беззащитен, на него сможет напасть кто угодно без каких-либо последствий для себя. Я тяжело сглотнула. Глава 17

Заседание трибунала Альянса в здании городской администрации состоялось через три долгих ужасных недели. В ожидании этого события меня посадили под замок в доме Расселов, и хотя там находились только мы с Сарой, в воздухе я ощущала запахи других оборотней. Иногда мне позволяли гулять в саду. Но постоянно следили, пусть и скрыто. Вернуться в свою квартиру мне запретили, поэтому разрешили папе меня навещать. Бью и остальные Расселы внимательно наблюдали за ним, однако я знала, что папа сохранит секрет. Никому ничего не расскажет. Как передала мне Сара, в случае расспросов я должна говорить, что в ту ночь мы с Лили вытащили Джоша сами, без посторонней помощи. Лили держали в безопасном месте вдали от меня, и я знала, что она напугана. В доме Расселов Сара неизменно оставалась моей тенью и постоянно ободряла словами. За эти недели я оборачивалась несколько раз и каждый раз трансформация проходила мерзко и больно, но Сара объяснила, что это нормально, пока мое тело не приспособится. Превращение редко причиняло ей боль, и она поделилась советами, как облегчить процесс. Когда мы выбирались в лес, она бегала со мной в облике волчицы и кусала за пятки мою кошку. Было хорошо не чувствовать себя одинокой, и я радовалась ее компании. Конечно, я предпочла бы видеть рядом Джоша и ужасно по нему скучала. Думала о нем перед тем, как заснуть, и с мыслью о нем просыпалась. В безопасности ли он? Заперт ли так же, как я? Сможет ли его действительно кто-то убить за мое обращение? Это казалось нелепым, но Сара говорила довольно серьезно. Я отказывалась мириться с подобным исходом. Должен найтись способ умилостивить Альянс. * * *

Войдя в небольшой зал суда в "Маленьком раю", я оглядела совет. Выражения лиц всех представителей были каменно-строгими, и каждый из них сверлил меня взглядом. Когда Сара повела меня вперед, успокаивая тихим шепотом, я вцепилась ей в руку и с ужасом осознала: с ними не договоришься. Некоторых представителей совета я знала по агентству. Два вервольфа с краю — Джексон и Алиса. Сердитого вида мужчина по имени Деклан, кажется, представлял вер-рысей (не самый популярный вид). Лидер клана тигров, Вик, тоже выглядел строгим и серьезным, как впрочем, и всегда. Пожилого мужчину я не узнала, скорее всего, он не пользовался услугами агентства знакомств. Здесь находились представители самых крупных кланов в округе, и я мысленно определила неизвестных. Вер-барсук. Вер-лев. Еще один мужчина, от которого исходил аромат волка, двое с запахом котов, разновидность которых я не распознала, и последний определенно был вер-выдрой. Все местные альфы. В конце длинного ряда лидеров, перебирая документы и угрюмо сжимая губы, сидел Бью, одетый в костюм серого цвета и серый галстук. Бет расположилась в аудитории, теребя рукой свой белокурый "конский хвост", и встревожено наблюдала за мужем. Сара подтолкнула меня к стулу в центре комнаты. Мои мышцы напружинились и тревожно сжались, я с трудом сглотнула и стряхнула напряжение, надеясь, что внезапно не начну перекидываться. Это было бы действительно хреново. Я села на стул и вгляделась в море лиц, но Джоша нигде не увидела. Сердце в груди бешено колотилось. Откашлявшись, Бью окинул меня бесстрастным взглядом. — Спасибо, что присоединилась к нам, Мари. Вижу, с тобой все хорошо. После первой попытки были еще проблемы с превращением? В горле пересохло, я покачала головой. — Я в порядке, спасибо. Его взгляд перешел на маячившую за моим плечом Сару. — Сколько раз она перекидывалась? — Четыре, — тихо ответила Сара. — Каждый раз успешно и без проблем. При должной практике она прекрасно справится. Бью кивнул и бросил взгляд на ряд представителей. — Позвольте трибуналу зафиксировать, что превращение происходит успешно, — потом снова посмотрел на меня и кивнул. — Мари, можешь занять место в аудитории. Я в замешательстве встала. — Хотите спросить о чем-либо еще? — Ты не под следствием, — произнес он без всяких эмоций. — Пожалуйста, займи свое место. Я бросила на Сару вопросительный взгляд, но она лишь подтолкнула меня в спину по направлению к Бетсэйби. Я села между сестрами. Бет нервно мне улыбнулась, теребя свой хвост. От нее исходил смешанный запах человека и пумы, и я заметила, что ее шея покрыта брачными метками. Странно было теперь замечать подобные вещи. — Введите Джошуа Рассела, — приказал Бью плоским, бесстрастным тоном. Мое сердце затрепетало. Я повернула голову, отчаянно желая увидеть его, поймать дуновение запаха. Джош появился в дверях через минуту, одетый в простую черную футболку и джинсы. Его челюсть покрывала щетина, на руках висели наручники. Мой пульс ускорился. На расстоянии пары шагов за Джошем следовал хмурый Рэмси. Войдя в комнату, Джош осмотрелся, и я задерживала дыхание, пока он не нашел меня взглядом. Его темные глаза немного расширились и засверкали ревностным, собственническим светом, рот изогнулся в подобии улыбки. Слезы обожгли мне глаза. — Я люблю тебя, — произнесла я одними губами. Его улыбка стала чуть шире. Рэмси слегка подтолкнул его, направляя к стулу в центре комнаты. Кто-то из Альф поднялся, и я увидела, что это Вик, лидер вер-тигров. Скрестив на груди большие руки, он сердито уставился на Джоша, который утроился на деревянном стуле с таким видом, будто здесь не проходило ничего грандиозного… Вик посмотрел на него сверху вниз. — Совет собрался здесь для рассмотрения твоей ситуации. Учитывая, что твой брат лидер Альянса, он попросил не выказывать тебе никаких привилегий из-за его положения. Это подорвало бы его статус беспристрастного руководителя. Джош отрывисто кивнул, будто ожидал этого. Лицо Бью было жестким, побелевшие уголки рта напряженно сжимались. Он усиленно старался не показывать своего волнения. — Совет несколько дней подряд обсуждал твой поступок. Мы рассмотрели доказательства и прежде, чем вынести приговор, хотим кое-что узнать, — он нацелил на Джоша суровый взгляд. — Учитывая недавнее событие, мы хотим знать почему. Я затаила дыхание. Джош… промолчал. Я не видела выражение его лица, только часть спины и сильно расстроилась. Чего он ждет? Решает, что сказать? Обдумывает ответ? — Потому что я люблю ее, — спустя долгий момент произнес Джош, и мое сердце сжалось. — Этого недостаточно, — яростно выкрикнул Деклан. — Твоя привычка думать своим членом вовсе не означает, что можно позволять ему принимать за тебя решения. — Тихо, — прервал Бью убийственным тоном. — Сейчас говорит Вик. Поджав губы в тонкую линию, вер-рысь замолчал. Лидер вер-тигров окинул взглядом ряд совета и вернулся к Джошу. — Других причин нет? После долгой паузы Джош добавил: — Она умирала. Я хотел спасти ей жизнь. — Люди умирают каждый день, — произнесла единственная женщина-альфа, Алиса. — Сверхъестественные существа тоже. Это часть жизни. Невозможно спасти всех. — Я не собирался спасать всех, — с трудом выдавил Джош. — Только любимую женщину. — Она просила тебя обратить ее? — Нет, она отказалась. Я настоял. Когда она меня не послушала, я заставил. Я нахмурилась. Своим заявлением он брал всю вину на себя. А ведь вина полностью лежала на мне. — Значит, ты уложил человеческую женщину в кровать, а когда обнаружил, что она умирает, решил ее обратить? И посвятил в тайный закрытый Альянс, никого не спросив? — Да, — обрубил Джош. Что? — Подождите, — выпалила я, вставая на ноги. Семеро альф исподлобья посмотрели на меня, и я отшатнулась от силы их недовольства, ощутив странное желание съежиться и угодить им. По каким-то причинам их одобрение многое для меня значило. — Мы к вам не обращались, — начал Вик. Я подавила дрожь — сейчас было не время поддаваться животным инстинктам. Я сунула руку в сумочку, достала бумажник и, вытащив идентификационную карточку Альянса, прошла в центр комнаты. — Я уже в Альянсе, что подтверждается удостоверением. — Она права, — быстро подтвердил Бью. — Мари работает в агентстве более года. Это следует принять во внимание. — И что теперь делать? — возмутился Деклан. — Игнорировать сей инцидент? Начнем бегать по округе и обращать человеческих женщин, только потому, что они нам понравились? Разбавим генофонд? Из горла Бью вырвалось низкое рычание. — Моя пара человек. Следи за языком. Алиса подняла руки. — Я хочу знать, что плохого в обращении человеческих женщин? Все взоры устремились к Алисе, и часть недовольства теперь перешла на нее. От благодарности мне захотелось расцеловать эту женщину. Я придвинулась к Джошу, ожидая, что Рэмси разделит нас, но он этого не сделал, поэтому я опустила руку на плечо Джошу. Он уткнулся носом в мою руку, показывая, что любит, и меня переполнило чувство ответного обожания. — Нельзя обращать людей по собственной прихоти, — прорычал Деклан в лицо Алисе. Альфа-волк рядом с ней — Джексон — встал и хмуро уставился на мужчину, рычащего на его пару. Алиса подняла руку, успокаивая Джексона. — Проблема оборотней в том, что у нас недостаточно женщин. Так почему нельзя вести себя разумно? На мою стаю недавно напали лишь потому, что в ней есть женщины, а у других нет. Борьба за женщин не нова для стай. Не возникало ли недавно проблем с другой стаей волков из-за женщины? Все взгляды в комнате неожиданно переметнулись к Саре. — Была, — осторожно подтвердил Бью, — Тогда почему мы следуем плохому правилу? — спросила Алиса. — Что ужасного в обращении человека, если условия контролируются и просчитываются? Почему нельзя обратить кого-то проверенного и перепроверенного? Настолько ли существенно появление еще одной вер-пумы? Численность ведь неважна, если мы не боремся ради добычи. А для подобного рода вещей у нас теперь есть супермаркеты. Деклан дико и отвратительно зарычал. — А как насчет того парня, тигра? Что там произошло… — Не контролировалось, — указал Вик. — Он не получил разрешения, ни моего, ни девушки. Но при их наличии, я бы не возражал. — Как и я, — сказал Джексон. — И я, — присоединился кто-то еще. Альфа рысей злобно покачал головой. — А что, если наш секрет раскроется? Вдруг новость о чьем-то обращении попадет в газеты? Или в интернет? — Мы не собираемся все менять в одночасье, — объяснила Алиса спокойным, невозмутимым тоном. — Мы предлагаем взять обращение людей под разумный контроль. Думаете, кто-то из членов вашего клана решится на тайное обращение, если ему потребуется только спросить разрешения своего альфы и пройти несколько проверок? Деклан промолчал, но его глаза все еще светились недовольством. — Думаю, в будущем нам будет все сложнее сохранять тайну, — медленно произнес Джексон. — Мир слишком быстро меняется. Возможно, пришло время упростить жизнь суперов? Почему мы должны скрываться? Бью покачал головой. — Мы пока не готовы открыться. Но считаю устойчивое соглашение о неразглашении и участие альфы в проверке женщин неплохой идеей. Моя жена человек. Ее сестра обращенный человек. Двое других работниц агентства тоже люди. Вот и получается, что Жизель, которая была не самым надежным существом, смогла укомплектовать агентство только людьми, и ни у кого не возникло с этим проблем. — Потому что работники были осторожны и подписали соглашение о неразглашении, — продолжил он. — Жизель выбирала тех людей, которым могла доверять, и постепенно раскрывала им тайну, но сначала удостоверялась в безопасности. Вот как должно проводится обращение. Начинать нужно с осторожного общения и только с теми, кому доверяем. И если когда-нибудь мы будем готовы жить в открытую, то так тому и быть. Тишина. Мои ладони вспотели, и я в ожидании уставилась на совет. Рукой я чувствовала, что Джош тоже напряжен. — Решение? — спросил Бью. — Проголосуем? Кто за послабления в отношении обращения людей? Шесть рук поднялись вверх. — Кто против? Деклан поднял руку. — Мне идея не нравится, — проговорил он. — Это приведет к злоупотреблению. Подожди, и сам увидишь. — Любой, кто захочет кого-то обратить должен получить разрешение альфы, — спокойно сказала Алиса. — Я достаточно контролирую стаю, чтобы гарантировать, что так и будет. У вас должно быть так же. Деклан повернулся к ней с недовольным видом, но ничего не добавил. — Тогда все улажено, — твердо заявил Бью. — Сообщите новость своим людям. Я оставляю решение вопроса об обращении альфам кланов. Мы встретимся снова через месяц и оценим успехи. Вик повернулся к Бью. — Как насчет изгнанных членов моего клана? Бью хлопнул его по плечу. — Привези их домой. Мы совершили ошибку. Нужно учить и воспитывать, а не пытаться вселить страх в людей, которые отчаянно нуждаются в общении. Если кто-то хочет найти пару, мы должны дать ему эту возможность. И я сомневаюсь, что каждая женщина в Альянсе согласится на двух мужей, чтобы компенсировать мужчинам нехватку партнерш. — Да уж, спасибо. Не все суперы поступают, как вер-лисы, — величественно подтвердила Алиса. — Одного супруга более чем достаточно. — Значит, договорились? Джошуа может быть свободен? Альфы сохраняли молчание. — Никаких возражений, — наконец сказал кто-то из них, и мое сердце затрепетало. Я обняла Джоша и с упоением поцеловала. Он ответил на поцелуй, и его губы, прижимающиеся к моим, были восхитительны. — Я люблю тебя, — сказала я, обхватывая его лицо руками. — Я так тебя люблю. — Мари, малышка, — прошептал он, блуждая по мне взглядом. — Ты выглядишь прекрасно. И здоровой. — Я спала, — счастливо сообщила я. К глазам подкатили слезы, и я, не сдержав себя, снова его поцеловала. — Я сплю каждую ночь. — Я так рад, — пробормотал он хриплым от волнения голосом. — Так чертовски рад. Кто-то прочистил горло, и я подняла взгляд, вспомнив, что Рэмси все еще стоит рядом. Он поднял ключ от наручников. Как только руки Джоша оказались свободны, он заключил меня в объятия и снова пылко поцеловал. — Не стоило тебе так рисковать, — сказала я между поцелуями. — Моя жизнь не стоит твоей. — Твоя жизнь, безусловно, стоит моей, — он с ухмылкой взглянул на меня. — Хотя должен признаться, я рад, что Гренландия отменяется. Мне не идут парки. Я рассмеялась и счастливо обняла его за шею. Кто-то еще прочистил горло, и мы посмотрели на Бью. — Теперь, когда мы разобрались с Альянсом, пришло время пообщаться со своим альфой. Потому что он до сих пор на тебя зол. Джош только усмехнулся и притянул меня ближе. — Да, сэр. * * *

Лекция прошла не так плохо, как я предполагала, и в основном состояла из промывки мозгов Джошу за его безрассудство. Джош принимал все упреки без протестов и обнимал меня за талию, пока я сидела у него на коленях. Бью не сказал ничего из того, что мы уже не знали, и к окончанию разговора братья снова смеялись. — Теперь можно мне пойти со своей женщиной домой? — спросил Джош. — Ты ее измучил, а она еще не вполне оправилась после обращения. Бью тяжело вздохнул и потер лоб. За последнюю неделю он постарел лет на пять. — Идите. Вы двое останетесь с нами на ранчо? Руки на моей талии напряглись. — Вообще-то, я думал переехать к Мари, если она меня примет. — Мари примет, — задиристо сказала я. — Вот только теперь, оставшись без работы, Мари потеряет свою квартиру. Я понимаю, Бет особо подчеркнула, что информация о клиенте является секретной, и это ставит меня в очередь по безработице. Бью кивнул и посмотрел на Джоша. — К сожалению, из-за слухов о произошедшем с Андре Джош больше не будет востребован у вампиров в качестве телохранителя. С другой стороны, Альянсу для налаживания связи с вампирами нужен кто-то опытный. Кто-нибудь обаятельный, но знакомый с вампирскими заморочками. И было бы полезно, если бы вампиры этого человека немного побаивались. — Как похоже на меня, — лениво протянул Джош. — Высокий. Сексуальный. Пугающий. Хорошо знает вампиров. Я этим займусь. Я фыркнула. — Я еще не принял тебя на работу, — угрожающе предупредил Бью. — Неа, но примешь, — усмехнулся Джош. — Тебе не понравится видеть нас с Мари на диване в своей гостиной. — Отлично — пробормотала я. — Вообще-то, — начал Бью, посмотрев на меня и скрестив на груди руки, — мне также нужен ассистент, и я хотел выбрать кого-нибудь из нашего клана, потому что работа потребует конфиденциальности и доверия. Я подумывал взять на работу Саванну, но Бетсэйби наняла ее на полный рабочий день в агентство, и ей там, похоже, нравится. В офисе службы безопасности дела пошли немного суматошно, и я предпочел бы проводить вечера со своей парой, а не копаться в бумагах Альянса. Я улыбнулась, преисполнившись надежды. — Я очень хорошо обращаюсь с документами. — Еще она хорошо ставит людей на место своим язычком, — коротко добавил Джош. Я его ущипнула. — Полагаю, это пригодится, учитывая нескольких постоянно названивающих мне персон, — сухо отозвался Бью. — Когда сможешь приступить к работе? — Когда я тебе нужна? — Погодите-ка, — Джош вскинул руки и встал передо мной в защитной позе. — Моя пара все еще выздоравливает. Потребуется несколько недель отдыха, прежде чем она подумает о возвращении на работу. — Несколько недель слишком много, — не согласился Бью. — Начнете оба в понедельник. У нас возникла проблема с вампирами, которую нужно сгладить. Джош улыбнулся. — Я в твоем распоряжении. * * *

Я вполуха слушала разговор братьев. Мне хотелось спать, но это была приятная сонливость — не та ужасная и грозная, предрекающая тяжелую долгую ночь. Я зевнула, наслаждаясь ощущениями. Джош резко встал и взял меня за руку. — Закончим разговор позже. Моя пара устала. — О, но я не… Джош бросил на меня прямой многозначительный взгляд. Довольно жаркий. Я закрыла рот. Бью усмехнулся. — Позвони мне в конце выходных, и мы займемся твоим переездом. Вам обоим надо поспать, а я пойду домой к своей паре. У нас у всех выдался длинный день. Когда мы покидали здание суда, во мне зародилась крошечная искорка страха, что на парковке нас поджидает в засаде альфа рысей. Он не из тех, кто легко сдается. Джош остановился и оглядел парковку. Мое сердце ёкнуло. — Что там? Он криво усмехнулся. — Здесь нет моей машины. Я забыл, меня ведь Рэмси привез. — Ой. А я приехала с Сарой. Похоже, мы застряли. — Неа. Жди здесь. — Джош вернулся через пару минут со связкой ключей и позвенел ими перед моим носом. — Мы возьмем вайпер [40]Бью. А брата заберет Бет. Мои глаза округлились, когда мы приблизились к обтекаемому спортивному автомобилю. — Он разрешил тебе взять его вайпер? Джош усмехнулся. — Думаю, он опасается, что если мы задержимся, Бет захочет обсудить новые планы относительно агентства, а он предпочел бы просто забрать ее домой и зацеловать до чертиков. Как я планирую поступить с тобой. Звучало просто замечательно. — Тогда поехали. По дороге Джош рассказал мне, что узнал, сидя у Рэмси под домашним арестом. Оказалось, что бедняжка Лили больше не бедна. Вампиры Альянса пришли в ужас от действий Андре. Телохранитель, которого мы связали, подтвердил нашу историю о том, как Лили проткнула колом Андре, и вампиры быстро замяли это дело. В качестве платы за молчание они положили на трастовый фонд Лили половину состояния Андре. Другая половина перешла местному правящему лорду вампиров. Имя моего отца в разговорах по этому инциденту не упоминалось. — Тем не менее, всех проблем Лили это не решает, — заметил Джош. — Пока мы не придумаем, что с ней делать, она останется под домашним арестом. Никто не верит, что она не расскажет о случившемся, да и Лили уже однажды сбегала. После освобождения она станет богатой женщиной, а до тех пор придется разобраться, что с ней делать. Бедная напуганная Лили. — Я хочу ей помочь. Любым возможным способом. Я чувствую себя ответственной за нее. — За ней присматривают близнецы, — подбодрил меня Джош. — Но если хочешь, можем завтра навестить ее и удостовериться, что она в порядке. * * *

Мы добрались до моего дома за рекордное время, припарковали машину, а потом Джош взял меня на руки и понес наверх. Я вцепилась в его плечи, Джош отпер дверь, толкнул ее и захлопнул за нами ногой, после чего ринулся в спальню Усмехнувшись, я наклонилась поцеловать его в шею и вдохнула аромат Джоша. Теперь, когда я стала вер-пумой, то чувствовала его запах по-другому. Мои ноздри щекотал восхитительный богатый аромат, наполненный древесными нотами. Никто не пах так, как Джош. Я провела языком по его шее. — Твой вкус столь же хорош, как запах. — Скоро заметишь, что в облике пумы многие ощущения стали более яркими. — Мммм, звучит неплохо. А есть какие-нибудь минусы? — Непреодолимое влечение к пушистым мышкам, тунцу и неспособность отказать альфе. Поскольку альфой нашей небольшой группы был Бью, это не так уж пугало. — Полагаю, одно другого стоит, — легко отозвалась я, пробегая пальцами по внутренней стороне его воротника и покусывая шею. — Я видела свою брачную метку. — Понравилась? — хрипло спросил он, укладывая меня на кровать. Я потянула Джоша за рубашку, укладывая рядом с собой, чтобы снова поцеловать. — Понравилась. А женщины-оборотни ставят метки своим парам? — Иногда, — он скользнул ладонью по моему бедру и остановился на округлости попки. — Ты видела шею Рэмси? Она вся в метках. Я покачала головой. У большого вер-медведя были длинные густые волосы. Присмотрюсь к нему в следующий раз. — Видимо, Сара его очень любит. — Можно сказать и так. Я провела пальцами по его шее. — А можно я тоже тебя отмечу? Предъявлю на тебя права, чтобы все противные самки вер-пум держали свои лапы подальше? — Ну, учитывая, что все вер-пумы в округе или мужчины, или связаны, вряд ли у тебя возникнут с этим проблемы. Но я более чем обрадуюсь, если ты поставишь на мне метку и объявишь своим. Я залезла на него, очарованная прикосновениями к телу Джоша, ощущением пульса под кожей и опьяняющим запахом. Потом вновь лизнула шею в поисках нужного места для метки и была вознаграждена его стоном удовольствия. — Думаешь, мне понравится быть пумой? — Да, как только ты приспособишься к перекидываниям. Я буду рядом, чтобы поддерживать тебя на каждом этапе пути. А потом, когда ты перестанешь нуждаться в моей помощи, буду рядом, чтобы отгонять от тебя потенциальных поклонников. — Мне не нужен никто, кроме тебя. — Милая Мари-Пьер, — сказал он и усмехнулся, увидев выражение моего лица. — Я рад, что ты моя, — он запустил руку в мои волосы и притянул к себе для очередного долгого сладкого поцелуя. — И я чертовски рад, что тебе лучше. — Я тоже, — я села и оглядела комнату. — Вот же дерьмо. Папа. Надо позвонить ему и сказать, что все в порядке. Он за тебя беспокоился. Джош притяну меня обратно и прижал к груди. — Позвонишь завтра. Сегодня ты целиком моя. — Только сегодня? — поддразнила я, наклонилась и прикусила его шею, наслаждаясь ответной дрожью. — Сегодня мы начнем, — ответил он, — но я ненасытен, Мари-Пьер. Боюсь, я не соглашусь на меньше, чем провести вместе каждую минуту оставшейся жизни. — Да никаких проблем, — сказала я и погрузила зубы в его шею. * * *

В тот же вечер перед сном Джош играл с локоном моих волос, пока я лежала, прижимаясь к нему грудью. — Я люблю тебя, Мари-Пьер Я ущипнула его за бок. — Ты жесток. — Говоря, что люблю тебя? — Нет, используя это имя. Твои признания в любви… просто сбивают с толку. Он сел, отстраняя меня от своего бока. — Сбивает с толку? О чем ты? Я перевернулась, отодвигаясь от него и заворачиваясь в мятую простыню. — Не знаю. Просто не понимаю, почему ты меня любишь. Если только ты не влюблялся в каждую девушку, с которой спал. — Да уж, это лестно, — сухо отозвался он. — Ты потрясающе умеешь говорить комплименты. Удивительно, что ты одинока, Мари. Совершенно поразительно. — Я серьезно, — продолжила я. — Ты встречался с десятками великолепных женщин. Я видела некоторых из них, и они красивее меня. Но ты признался в любви тощей женщине с огромными мешками под глазами и проблемами со сном. Поэтому извини, если мне трудно поверить, что это не какая-то благотворительность. — Ты меня разыгрываешь? Ты отощала, потому что была больна. Акцент на слове была. И болезнь никак не сыграла на твоей внешности. Глядя на тебя, я вижу сильную решительную женщину. И она прекрасна. — Прекраснее девушки с грудью пятого размера? — с сомнением уточнила я. Джош рассмеялся. — Не могу поверить, что убеждаю тебя в твоей красоте. У тебя великолепная фигура. Ты великолепна. Я махнула рукой. — Я не столько волнуюсь из-за своей внешности, сколько хочу знать, почему ты полюбил меня, а не кого-то из женщин, с которыми встречался. — Все дело в тебе. В том, как ты отделываешь меня одним лишь словом, а потом пожираешь глазами. В твоей храбрости. В том, что ты отказываешься сдаваться, даже если дела принимают самый мрачный оборот. Ты не отступаешь перед трудностями. Я люблю в тебе все. И бросаю тебе вызов снова и снова, просто чтобы посмотреть, как ты отреагируешь, — он усмехнулся. — Поэтому очень люблю тебя дразнить. Я наклонилась и нежно его поцеловала. — Я люблю тебя. Ухмыляясь, он притянул меня ближе. — Теперь скажи какое-нибудь грязное французское словечко, только для меня. Рассмеявшись, я так и сделала. * * *

На следующее утро после ожесточенного раунда любви и ночи блаженного сна я позвонила папе. Мы запланировали встречу с ним и Поузи за завтраком. Я обещала Джошу все рассказать папе, хотя мы решили не упоминать о вампирах и оборотнях, поскольку Поузи в отличие от папы не подписывала бумаг о неразглашении. В ресторане было многолюдно, но стоило нам войти, как Кэрол восторженно вскрикнула и распахнула Джошу объятья. Он крепко прижал ее к себе и сочно поцеловал. — Как поживает самая красивая женщина в мире? Она ударила его блокнотом. — По-прежнему невосприимчива к твоим глупостям, молодой человек. Ну конечно. Если кто и любил глупости Джоша, так это Кэрол. Я удивилась, когда она подошла ко мне и тоже обняла. — Ты хорошо выглядишь, дорогая. Темные круги под глазами исчезли. — Спасибо. Я стерла их сном. — Джош, дорогой, — начала Кэрол. — Менеджер выбежал в банк, а мне нужно достать коробку с верхней полки в подсобке. Ты не поможешь? — Конечно, — Джош подмигнул ей и неспешно направился в кухню. — Я сейчас вернусь, дамы. Мари, малышка, я вижу там твоего отца, — и он указал на дальний конец ресторана, прямо перед тем, как исчезнуть за дверью. Я посмотрела в том направлении. Папа сидел в крайней кабинке рядом с Поузи, на которой было столько косметики, что могло заставить Mary Kay приостановить работу. И, несмотря на ранний утренний час, ее светлые волосы лежали идеально. Но по какой-то причине она не наполнила меня раздражающим страхом, как прежде. Папа помахал мне рукой. Я шагнула в их направлении, когда Кэрол слегка шлепнула меня по руке блокнотом, привлекая внимание. — Рада видеть тебя снова, юная мисс. Я улыбнулась. — Правда? — Ты изрядно усложнила ему жизнь, — ответила она. — Джош приходил сюда каждую ночь и переживал. Говорил, что не может очаровать тебя, как других. Я никогда не видела, чтобы он так нервничал из-за девушки. Ну разве не восхитительно? Я рассмеялась. — Да он просто трепался. Уверена, Джош рассказывал тебе обо всех девушках, которых приводил сюда. Она покачала головой, глядя на меня проницательным взглядом. — Ты единственная, кого он когда-либо мне представлял, дорогая. Когда я увидела его с тобой, то подумала, что он собирается на тебе жениться. Джош уже сделал тебе предложение? Ого, да она проницательна. Я почувствовала, как краснею, и подавила желание прикоснуться к метке на шее. — Типа того. — Вот и хорошо, — Кэрол похлопала меня по руке. — Очень хорошо. Ты делаешь его счастливым. — А он делает счастливой меня, — тихо призналась я. Это была правда. Когда он появился с коробкой в руках и улыбнулся мне дерзкой уверенной улыбкой, мое сердце снова растаяло. Я до чертиков обожаю этого самонадеянного, высокомерного, любящего и забавного парня. И собираюсь провести остаток жизни, доказывая это. Эпилог

— Просыпайся, соня, — прошелестел голос у моего уха, выдергивая из восхитительного сна. Я, не открывая глаз, теснее вжалась в подушку и пробормотала: — Еще пять минуточек. В ответ прозвучал мягкий смешок, а крепкая рука притянула меня к большому твердому телу. Я почувствовала, как Джош наклонился, и его дыхание коснулось моего уха за секунду до того, как он начал его покусывать. — Ты непослушная распутница. Теперь всегда будешь спать допоздна? — Мммм, — я вздохнула от удовольствия после ночи хорошего сна и от поддразниваний восхитительного мужчины. — Я люблю спать. — Пора просыпаться, — пробормотал Джош, целуя меня в шею. — Ты знаешь, какой сегодня день? Мне потребовалось мгновение, чтобы включить свой любящий поспать мозг и вспомнить. Мои глаза распахнулись. — Ой, пикник! Он захихикал. — Верно. — Вот черт, нужно подниматься, — я стряхнула с себя сонливость. Сегодня все вер-пумы соберутся в честь меня. Вечеринка обещала быть грандиозной, и мне нельзя опаздывать. К тому же я обещала Бетсэйби помочь с пикником, привезя часть закусок… а сама еще даже не бралась за них. Я хотела приготовить их вчера вечером, но Джош отвлек меня поцелуями, и мы оказались в постели прежде, чем я сообразила, к чему все идет, хотя собиралась лечь спать попозже. Я отбросила одеяло и откатилась от Джоша, намереваясь встать с кровати… но тут же оказалась пойманной за талию и прижатой к нему спиной. Моя пижамная футболка задралась, обнажив большой участок кожи. — Куда так спешишь, красотка? — Tête de cochon [41]— нежно прошептала я. — Мне нужно принять душ и начать готовить. Он поцеловал мое оголившееся плечо, посылая дрожь по всему телу. — Займешься готовкой позже. — Но… Он прикусил плоть и провел по ней языком, заглушая боль. По моему животу разлился предательский жар, и конечности тут же превратились в желе. Я застонала. Нечестно, что он так грязно играет. Но когда его рука скользнула мне в трусики, и он потянул их вниз, я прислонилась к Джошу и вздохнула от удовольствия. — Если мы еще ненадолго задержимся в постели, то опоздаем. — Определенно, — пробормотал Джош, скользя пальцами под шелковую ткань. Спустя две секунды я обнаружила, что мне плевать. * * *

Мы опоздали с приездом в дом Расселов на час. Когда я появилась на кухне, Бетсэйби ничего не сказала, только понимающе посмотрела на меня, отчего я ярко покраснела. Она пахла чем-то мгновенно узнаваемым. Странно незнакомым запахом человека с примесью более знакомого — и приятного — запаха вер-пумы. На шее, под прядью волос, которую она заправила за ухо, виднелся огромный след брачной метки. Джош поцеловал меня в щеку и двинулся к плите, над которой нависла Бет. — Помощь нужна? Она повернулась к нему с изумленным выражением лица. — Рассел предлагает помощь на кухне? Никогда не думала, что доживу до этого дня. — Эй, здесь же сейчас мои любимые девушки, — весело сказал он, забирая у меня миску и направляясь к холодильнику. — Ты просто говори, что делать, и я все сделаю. — Съезди в город и докупи пиво. К нам еще кое-кто присоединится. — Кое-кто? — я окинула ее озадаченным взглядом. — Я думала, соберутся только Расселы. Вер-пумы. — И, конечно, Бет, поэтому вряд ли планировалось провести вечеринку быстрой и жесткой. Бью не стал бы собрать клан, не позвав свою жену. — Так и задумывалось, — Бетсэйби достала из-под одной из тарелок список. — Сначала мы не знали, что делать с Лили, поскольку она все еще под наблюдением, но потом Райдер вызвалась приглядеть за ней в обмен на возможность присоединиться к нам. Я определенно не могла ей отказать. И конечно же мы всегда рады Саре с Рэмси, хотя они не пумы. Джереми приведет Мико и Сэм. А Саванна попросила разрешения прийти с Коннором. Джош нахмурился. — Ты ей отказала? — Я ей разрешила, — задиристо бросила Бет. — Теперь, пожалуйста, достань нам еще шесть упаковок пива. Хорошо? Он забрал со стойки свои ключи, подошел ко мне и пылко, многообещающе поцеловал. — Я скоро вернусь, малышка. — Ладно, — я нежно улыбнулась, поборов желание шлепнуть его по заднице, когда он развернулся. И проводив Джоша взглядом, повернулась к Бетсэйби. Она улыбалась. — Итак… как у вас с Джошем дела? — Отлично, — ответила я, хотя этого слова казалось недостаточно. Жизнь была невероятна и замечательна, каждый день наполняли чудеса, надежда и счастье. Каждое утро я доставала мамину статуэтку Девы Марии и целовала ее. Я не могла бы желать большего. И все благодаря Джошу, этому замечательному, красивому мужчине. — Ммм. Займешься картофельный салатом? Я отошла к небольшой горе картофеля на другом конце стола. — Как так случилось, что готовим только мы? Бет достала из холодильника бутылку соуса барбекю. — Если позволить хоть одному мужчине помогать по кухне, они съедят все прежде, чем еда попадет на стол. — А тебе нравится командовать, — поддразнила я, хватая нож и приступая к первой картошке. Бет тихо фыркнула. — Нет, просто… — Просто тебе нравится командовать, — вмешалась Сара, входя через заднюю дверь с пакетом продуктов в руке. — Мари права. Уловив запах волка, я подавила порыв сморщить нос. Я все еще привыкала к запахам. — Ну-ка цыц! — с притворной злостью сказала Бет сестре. — Принесла десерт? — Три чизкейка, — гордо объявила Сара. — Все свежие, только что из пекарни. Их принесет Рэмси. Он сказал, что они слишком тяжелые, а я слишком маленькая, — она закатила глаза. — Проблема в том, что сюда нет дороги — упомянула я. — Бью любит уединение, — объяснила Бет. — Будь тут дорога, кто-нибудь постоянно проезжал бы мимо. Бью предпочитает немного прогуляться, добираясь сюда. Я подумала, что он прав. Этим "здесь" был лесной домик Бью, к которому не вели ни дороги, ни тропы, вообще ничего по меньшей мере на протяжении квадратной мили. Для нас с Джошем путь обернулся настоящим походом, мы ведь тоже несли еду, но я чувствовала себя здоровой, сильной и полной жизни — и моя сила оборотня значительно превосходила жалкие возможности человека. Прогулка получилась длительной, но не тяжелой, и я ею наслаждалась. Мы с Бет готовили сэндвичи, а Сара, сидя на столе, отщипывала по кусочку от еды, когда думала, что Бет не смотрит. Работая, мы разговаривали и смеялись, и все больше людей по мере прибытия на вечеринку заглядывали на кухню. Наконец вернулся Джош с пивом и вместо того, чтобы усесться за столом на улице с другими ребятами, устроился рядом со мной и взял картофельный нож. Вот почему я люблю этого мужчину. Под его ослепительной внешностью любителя флирта скрывалось золотое сердце. Каждый вновь пришедший поздравлял меня с успешным обращением и присоединением к клану Расселов. Сначала появились близнецы Эверетт и Эллис. Потом Остин, Райдер и Лили, с которой никто не знал, что делать. Бью метался между домом и грилем во дворе, благоухая запахами дыма и пумы. Каждый радовался моему вступлению в клан и не проявлял и намека на неприязнь к людям. Это заставило меня задуматься, происходило так ли во всех кланах или только здесь из-за спокойного отношения Расселов к смешанным парам. Я видела, что для девушки тигра вливание в клан давалось тяжело. Джереми конечно же появился с Мико и Сэмом, запах которого оказался для меня незнакомым. Я поняла, что он не вер-пума. Поздравив меня своим мягким голосом, Джереми с друзьями отправился на улицу. Бет напустила на себя важный вид. — Надеюсь, ты не против присутствия парня и девушки Джери? Я погрозила ей ножом. — Помнишь, я работала в брачном агентстве? Я видела странности, и это к ним не относится. Вер-змея и гарпия — вот где настоящая странность. Сара фыркнула и стянула со стола одно из яиц с пряностями, которые только что поставила Бет. — Это еще не самое чудное сочетание. Ты когда-нибудь видела… Раздался стук в дверь. Бет вытерла руки и направилась ее открывать, а мы с Сарой повернулись, чтобы посмотреть кто там. Запах волка определенно усилился. Я немного сморщила нос. В дверях стоял мужчина возраста Сары — Коннор Андерсон. Его взлохмаченные темные волосы ниспадали на глаза, но лицо выглядело великолепно. И, похоже, чувствовал он себя весьма некомфортно: постоянно оглядывался через плечо на подругу, стоящую сзади на ступеньках. — Привет. — Заходите, — радушно позвала Бет. — Мы еще готовим. Все остальные на заднем дворе. Он зашел внутрь, испуская запах волка. Женщина сжимала его руку, и я помахала сильно беременной Саванне Рассел. Бет перегнулась через огромный живот Саванны и поцеловала ее в щеку. — Почему бы вам двоим не выйти и не поздороваться с Бью? Он будет рад вас видеть. Я скрыла улыбку. Бет хитра. Рядом с Бью они окажутся под бдительным оком лидера, а значит остальные Расселы — Эллис, Эверетт, Остин и мой Джош — не смогут свободно выказывать свою неприязнь к Коннору. Саванна бросила на Бет благодарный взгляд. Я посмотрела, как парочка прошла в гостиную и направилась к задней части дома, Коннор следил за Саванной так, будто она могла сломаться. Очаровательно. Раздался еще один стук в дверь, и я удивленно перевела взгляд на Джоша, мысленно пересчитывая прибывших. Разве не все здесь? — Я открою, — сказала Бет с намеком на улыбку. — Мы ждем кого-то еще? — полюбопытствовала я. Джош стащил кусочек картофеля из нарезанной мной кучи. — Подожди и увидишь, малышка. Воздух наполнил теплый знакомый запах человека, и я ахнула от удивления, увидев папу. Глаза наполнились слезами счастья, и я поспешила к двери. — Папа! Ты здесь? Он обнял меня. — Ma petite puce [42]. Я тоже рад тебя видеть. Я теснее прижалась к нему, настолько переполненная радостью, что готова была лопнуть. — Это твой семейный праздник, — сказала Бет. — Поэтому было бы неправильно не позвать твоего отца. И поскольку он подписал соглашение о неразглашении, я не увидела причин возразить, когда Джош упомянул о нем. Я обернулась к Джошу. — Ты самый лучший. — Знаю, — самодовольно отозвался он. — Почему бы тебе не представить отца остальным? — предложила Бет. Я улыбнулась и взяла папу под руку. День становился все лучше и лучше. * * *

Когда еда была готова, все уселись за столы. Я устроилась справа от Бью, Джош обхватил меня рукой за талию. Я почувствовала смущение, когда вверх поднялись с десяток бокалов пива и стакан с водой Саванны, и все гости обернулись ко мне. — За нашу новую сестру, — произнес Бью. — Наш клан растет с каждым днем, и это приводит меня в восторг. — Слушай, слушай — произнес Джош и наклонился для поцелуя. Я ответила на поцелуй и оглядела гостей. Отца, сидящего напротив. Джоша. Близнецов. Джереми и его пары. Райдер и Лили. Бет и Бью. Сару и Рэмси. Коннора и Саванну. В моей жизни теперь было так много людей. Снежная королева Мари исчезла, точнее была поглощена огромной разношерстной семьей. Я больше не могла держаться в стороне. Не имея ранее ничего, я получила все. — Теперь можно есть? — спросил Джош. — Я, конечно, люблю Мари, но эти ребрышки выглядят изумительно, а я голоден. Я рассмеялась, а за мной и весь стол. Все приступили к еде, и через полчаса тарелки опустели. Некоторые остались за столом поболтать. Один из близнецов появился с футбольным мячом в руках. — Нас тут достаточно для хорошей игры. Кто за? — Захват флага? — спросил Коннор. — Флаги для кисок, — возразил Эверетт. — Футбол. Как насчет тебя, Мари? Ты почетный гость. Месяц назад я была слишком слаба, чтобы пересечь комнату. Но сейчас? Лучилась счастьем и здоровьем. Я отбросила салфетку. — Почему бы нет. — Отлично. Будешь капитаном одной команды, а Джош другой. Мы направились к собравшимся, и Джош подмигнул мне. — Давай, моя команда будет в футболках, а твоя в коже? Я округлила глаза. — И почему я знала, что ты так скажешь? — Потому что ты меня знаешь, детка. — Действительно. Что ж, тогда я выбираю первой, — я окинула взглядом сидящих. — Кто играет? — Я, — ответила Бет. — Нет, — заупрямился Бью. — Ты слишком хрупкая. Она надула губы. — Ты ведь шутишь? Используешь мою человечность как предлог? Люди постоянно играют в футбол! — Только не мой человек. — Бьюргард Рассел! — Ладно, — грозно произнес он и оглядел собравшихся. — Если кто-нибудь блокирует мою жену, будет разбираться со мной. — Бью, — предупреждающе начала Бет. — Я возьму ее, — вклинилась я. — Будет нашим нападающим. — Это нечестно, — запротестовал Джош. — Теперь вы точно должны играть в коже. Я шлепнула его по руке. Игра в футбол получилась взрывной. Джош позволил мне выбрать Рэмси — как я подозревала преднамеренно, потому что сегодня был мой день, и с огромным вер-медведем на нашей стороне игра грозила превратиться в бойню. Мы вручили мяч Бет, а Рэмси расчищал ей путь к зоне. Вскоре мы опережали противников на четыре тачдауна [43]. Хотя игра не была честной. Каждый раз, когда я вырывалась вперед, Джош меня блокировал. Наверняка просто хотел повалить на траву, а я не возражала. Сара была в команде Джоша и при следующем пасе, мяч оказался у нее. Я двинулась ей наперерез, но, конечно же, снова появился Джош, прыгнул на меня и повалил на землю, прежде чем я успела ее поймать. Когда мы упали в траву, Джош принялся меня ощупывать, и я засмеялась. — Знаешь, если захотел меня полапать, мог просто попросить, — выдохнула я. Он улыбнулся, глядя на меня сверху вниз — Так намного забавнее. Мое внимание привлек пронзительный визг, я обернулась и увидела, как Сара врезалась в Рэмси, будто ее легкое тело могло сбить его с ног. Я бы назвала Сару маленькой, но бесстрашной. Значительно превышавший ее в размерах Рэмси поднял Сару в воздух, развернулся и побежал к нашей зоне нападения со своей смеющейся и все еще держащей мяч парой. Мгновение спустя Рэмси забил гол за нашу команду. На боковых линиях Саванна, Лили, Райдер и мой папа разразились хохотом. — Мы сдаемся, — объявил Джош. — Если в твоей команде Рэмси, то у тебя пять дополнительных игроков. — Я выиграла, — радостно закричала я, откатываясь от него по траве. — Да, выиграла, — улыбнулся он. На меня накатило желание и, к моему удивлению, ногти превратились в когти. Я вскрикнула, ощутив под кожей покалывание шерсти — явный признак скорого превращения. Хотя я уже почти месяц как стала вер-пумой, но все еще не вполне научилась сдерживаться. Навык придет со временем, и мне не стоило беспокоится, но я чувствовала себя несколько неловко. — Похоже, пора немного пробежаться, — заявил Джош. — Мистер Беллавенс, почему бы нам вместе с Лили и Райдер не зайти в дом и не выпить кофе? — весело предложила Бет. — Думаю, остальные хотят провести некоторое время на природе, — бросив понимающий взгляд на супруга, Бет увела людей с поляны, на которой внезапно остались только оборотни. Меня окутал знакомый запах Бью, когда он присел рядом со мной, взгромоздившейся на Джоше и с трудом сдерживающей когти в ожидании ухода людей. — Не борись с изменением, Мари. Теперь оно для тебя естественно. Если ты готова, то пришло время побегать с твоим кланом. Я кивнула, в горле внезапно пересохло. Мне предстояла первая пробежка с кланом и другими оборотнями. И я вдруг испугалась возможной неудачи. Вдруг по их меркам я перекидываюсь недостаточно быстро? И им придется ждать, пока я изменюсь? Это будет унизительно. И болезненно. Окружавшие меня оборотни начали стягивать с себя одежду и бросать на землю. Сначала всегда надо снять одежду — иначе ее можно повредить когтями и перестраивающимися костями. И никому бы не хотелось превратиться в кошку и задохнуться из-за неснятого бюстгальтера. Но все же я не привыкла раздеваться перед незнакомцами. Я росла не в кошачьем клане, где раздеться перед всеми было так же естественно, как дышать. С одной стороны от меня Сара сняла топ, а Коннор помогал Саванне стягивать платье. С другой близнецы расстегивали джинсы, обсуждая футбольный матч. Рэмси снимал через голову футболку, остальные тоже раздевались. Никто не обращал на меня внимания. Так почему я нервничаю? — Эй, — Джош обхватил меня за талию, повернул к себе и, будто прочитав мои мысли, продолжил: — Не смущайся, ладно? Просто думай о превращении. Я кивнула и посмотрела на полуизменненые руки. Если начну снимать футболку, то поцарапаюсь. — Поможешь мне? Его глаза по-кошачьи сверкнули. — Помочь тебе раздеться? Мари, да ты флиртуешь. — Tabarnak [44]. Ты знаешь о чем я. Просто помоги, — рассмеялась я. — Есть, мэм, — он скользнул руками под мою футболку и стянул ее через голову, пока я пялилась на его великолепное тело. Лучше смотреть на Джоша, чем на остальных, дабы безумно не смутиться и не опозориться перед своим новым кланом. Через несколько мгновений я осталась в нижнем белье. Помогая раздеваться, Джош покрывал мою кожу легкими поцелуями. Я покраснела, подумав, что другие наблюдают за нами, но когда мое изменение было в самом разгаре, обо всем забыла. Я сомневалась, что когда-нибудь привыкну к превращению в пуму. Тело полностью менялось, перестраивалось, позвоночник трансформировался и сгибался, бедра опускались и наклонялись, ноги выворачивались, превращаясь в кошачьи лапы, появлялись шерсть, когти и клыки. Это заставило меня сосредоточиться и проследить, чтобы превращение прошло естественно. Когда оно закончилось, я тяжело дыша лежала на траве в облике пумы. Я не знала, сколько прошло времени. Меня нежно погладили по боку. — Все хорошо, малыш? Я открыла глаза и увидела над собой красивое, чуть обеспокоенное лицо Джоша. Он еще не перекинулся — не стал, пока не удостоверился, что со мной все хорошо. Как мило. Я лизнула его руку и потерлась об него головой. — Приму это за "да", — с улыбкой сказал он и начал стягивать одежду, обрастая шерстью. Родившийся оборотнем Джош умел изменяться намного быстрее меня. Я ждала, приспосабливаясь к более тяжелым, ярким ароматам. Чувствовала вокруг запахи остальных — нескольких пум, медведя и волков. Определенно, это была необычная стая. В траве задержался уже исчезающий запах людей. Я почувствовала их внутри дома — наверняка пьют кофе с Бет, отвлекающей всех от происходящего снаружи. А потом Джош ласково лизнул мое ухо шершавым кошачьим языком. Я поднялась и оглядела свой полностью перекинувшийся клан. Поляна заполнилась животными. Бью и остальные Расселы превратились в изящных пум, хотя из-за беременности у Саванны выпирали бока. Чуть поодаль стояли два волка, а Рэмси в облике огромного медведя уже пробирался в лес. Бью поднял морду, принюхался и вприпрыжку побежал в лес. Когда другие устремились за ним, я последовала их примеру. Джош держался в нескольких шагах позади меня. Став одной из пум, я читала про них, и в отличие от волков, у нас не было стай. Нас больше держали вместе семейные узы, поддержка и дружба. Мы побежали по лесу, и я потеряла счет времени. Пума во мне упивалась диким бегом, выслеживанием дичи и играми с другими кошками. Мы играли в хищные прятки и выискивали запахи волков и медведя. Часы пробежали незаметно. Когда я посмотрела на небо, уже стемнело, сверху струился лунный свет, а мы с Джошем преследовали скунса. Моя человеческая сторона не хотела его ловить — не очень — но животное нашло четкий след и не смогло отказаться от легкой добычи. Некоторое время спустя след начал теряться. Когда Джош, отделившись от остальных пум, повернул в лес, я с любопытством последовала за ним. Мы немного пробежались в одиночестве, а потом он улегся на землю, перекатился в листьях и валежнике и растянулся на спине, будто хотел, чтобы его почесали по животу. Мне захотелось рассмеяться, но вышло только нечто похожее на кошачье фырканье. Едва я успела удивиться звуку… как мою кожу закололо, и я приготовилась к возвращению в человеческое тело. Долгие минуты прошли в концентрации на превращении, на медленном, плавном возвращении пальцев и обнаженной белой кожи. Когда все закончилось, я рухнула на землю и оглянулась на Джоша, с удивлением увидев, что он тоже принял форму человека. — Похоже, мы потеряли нашего скунса, — печально заметила я. — На самом деле ты его не хотела, — он с улыбкой провел рукой по моему потному гладкому животу. — Бет хватит удар, если мы вернемся домой, пропахшие скунсом. — В этом есть смысл, — я зевнула и прижалась к его голому потному телу. К нам прилипли листья и грязь, но мне было плевать. Мне нравился запах Джоша — потный или чистый, для меня он пах восхитительно. — Ты хорошо справилась, малышка. Я горжусь тобой, — он ткнулся носом в мою шею. — Почему ты решила сменить форму сейчас? — Я не собиралась, — ответила я, пробегая руками по его блестящим от пота плечам. — Наверное, просто убедилась на собственном опыте, что пумы не умеют смеяться. Джош усмехнулся, прикусил мое плечо и накрыл рукой грудь. — Да, не могут. А я сейчас предпочитаю быть человеком… по другим причинам. Он задел большим пальцем сосок, и я ахнула, осматривая лес на наличие посторонних. — Здесь никого нет, — хрипло произнес Джош. — Все вернулись, остались только мы. Ребята решили дать нам провести время наедине. — Джош продолжил теребить сосок, заставляя меня умирать от желания. Я поцеловала его, прикусив нижнюю губу, так как ему нравилось. — Но мы все потные и грязные. — Рядом есть река, — сказал он и слизнул пот с моей груди. — Раз уж ты такая чистюля. — Ммм, — в отместку я скользнула ладонями по его соскам. — Думаешь, мы доберемся до реки? — Возможно, — он прикусил сосок. — Или нет. Тебя это волнует? — Не очень, — я заставила Джоша перекатиться и оседлала, зажав его горячий многообещающий член между своими бедрами. — Кажется, с каждой минутой это волнует меня все меньше и меньше. — Меня тоже, — улыбнулся он. Так нас "не волновало" весь остаток ночи, до самого утра. И обоим это показалось прекрасным.
notes

Примечания

1

Снежный человек (йети, сасквоч, бигфут англ. bigfoot, энжей, леший, авдошка, алмасты) — легендарное человекообразное существо, якобы встречающееся в различных высокогорных или лесных районах Земли. Его существование утверждается многими энтузиастами, но на текущий момент не подтверждено. 2

Бессонница (инсомния) — это расстройство сна, которое характеризуется недостаточной продолжительностью или неудовлетворительным качеством сна, либо сочетанием этих явлений, на протяжении значительного периода времени. 3

Дамоклов меч — образное выражение, означающее постоянно угрожающую опасность при видимом благополучии. 4

свиное рыло (фр.) 5

Фестер Аддамс из Семейки Аддамс. Роль Фестера в 1964-66-х годах сыграл очень известный актер того времени — Джеки Куган. 6


Чертов придурок (фр.) 7

Дерьмо (фр.) 8

Христос (фр.) 9

Сукин сын, придурок и т. д. (фр.) 10

Ну-ну (фр.) 11

Придурок (фр.) 12

Придурок (фр.) 13

называет его именем главного героя пьесы "Пигмалион" позднее известной как "Моя прекрасная леди". 14

"Благоуханный сад" (камасутра) для духовных услад ученнейшего шейха Сиди Мухаммада ибн Мухаммада ан-Нафзави: о мужских айрах и женских фарджах; о телесной страсти и о ее усилении; о средствах, умножающих любовную силу. 15

Книга «История О.» является ярким представителем современной эротической прозы. Занимательный сюжет и тонкий психологизм повествования сочетаются в нем с изощренным описанием смелых эротических сцен и раскованности фантазии. 16

Набоков "Лолита" — Гумберт с детства обожает девочек-подростков с определённой внешностью, которых он называет нимфетками. После переезда в Америку Гумберт случайно останавливается в доме вдовы Шарлотты Гейз, которая живет вместе с двенадцатилетней дочерью Лолитой. Увидев девочку, Гумберт теряет голову и решает остаться в доме любой ценой… 17

Фроттаж или фроттеризм искаженная форма полового влечения у мужчин, при котором половое возбуждение и удовлетворение достигаются трением о тело женщины. Обычно происходит в местах массового скопления людей (в очереди, в транспорте и т. д.). В тесноте фроттерист прижимается к женщине, ощущает тело женщины через одежду, иногда делает коитальные движения. 18

Фромаж (фр.) — сыр. 19

Шокер — жест указывающий в зависимости от ситуации на превосходство над кем-то либо над чем-то, или для шутки. Этот жест имеет сексуальный подтекст — это жест называют «англ. Two in the pink, one in the stink», что дословно переводится как «Два в розовое, один в вонючее». Жест описывает процесс пенетрации указательного и среднего пальцев во влагалище и мизинца в анус. Этот жест довольно прост — безымянный и большой пальцы скручены или согнуты, а остальные пальцы раскрыты, указательный и средний пальцы должны быть вместе. 20

из Стар Трека. 21

Моя маленькая блошка(фр.) 22

вареное утиное яйцо со сформировавшимся зародышем 23

Batarde(фр.) — мерзавец. 24

"Бойцовский Клуб" триллер Дэвида Финчера по мотивам одноимённого романа Чака Паланика. Первое правило Бойцовского клуба: не упоминать о Бойцовском клубе. Второе правило Бойцовского клуба: не упоминать нигде о Бойцовском клубе. 25

дерьмо (фр.) 26

Название коктейля происходит от названия бокала, который по своей форме напоминал штормовую керосинку. Свое название коктейль также получил из-за эффекта, который производил напиток. После нескольких таких «Ураганов» посетителя бара уносило в небеса. 27

Ну!(фр.) 28

Привет, моя маленькая блошка (фр.) 29

Моя маленькая блошка (фр.) 30

Коржик (англ. Cookie Monster русск. Бисквитный монстр) — вымышленный кукольный персонаж в детском телешоу «Улица Сезам». 31

пуцин — картофель фри с кусочками сыра и горячей подливкой (канадская кухня). 32

Свиное рыло (фр.) 33

Сукин сын, придурок и т. д. (фр.) 34

Черт (фр.) 35

Да! (фр.) 36

Ублюдок (фр.) 37

Боже! (фр.) 38

кегелс — упражнение на сокращение мышц влагалища. 39

WoW — World of Warcraft 40

Dodge Viper (рус. Додж Вайпер) — двухместный спортивный автомобиль компании Dodge (подразделение Chrysler Corporation) 41

свиное рыло (фр.) 42

Моя маленькая блошка (фр.) 43

Тачдаун — один из способов набирания очков в американском и канадском футболе. Чтобы заработать тачдаун, игрок атакующей команды должен доставить мяч в очковую зону команды-соперника. Это можно сделать двумя способами: либо игрок атакующей команды вместе с мячом забегает в очковую зону, либо он же получает пас, находясь в очковой зоне соперника. 44

Сукин сын, придурок и т. д. (фр.)



Похожие документы:

  1. Марио Якоби ВСТРЕЧА С АНАЛИТИКОМ

    Документ
    Марио Якоби ВСТРЕЧА С АНАЛИТИКОМ Марио Якоби Встреча с аналитиком. Феномен переноса ... как неспециалистам, так и профессионалам, Марио Якоби дает ответ на эти ... числе и те, которые складываются в анализе". Марио Якоби 1 ВСТРЕЧА С АНАЛИТИКОМ 1 Предисловие 3 ...
  2. Мария Дорош Болезни крупного рогатого скота

    Документ
    ... крупного рогатого скота Мария Дорош Данное издание представляет собой ...
  3. Марий Эл «Дирекция мфц» (1)

    Документ
    ... организации Автономное учреждение Республики Марий Эл "Дирекция многофункциональных центров ... совместимость с имеющимися в Республике Марий Эл: региональной системой межведомственного электронного ... ЗАКАЗЧИК: ИСПОЛНИТЕЛЬ: АУ Республики Марий Эл «Дирекция МФЦ» ...
  4. Марий Эл «Дирекция мфц» (2)

    Документ
    ... слобода, 6,г. Йошкар-Ола,Республика Марий Эл, 424000 Волжское обособленное подразделениеАУ ... МФЦ» Адрес: 425500, Республика Марий Эл, пгт. Мари-Турек, ул. Парковая, ... д. 8 Моркинское обособленное подразделениеАУ Республики Марий Эл «Дирекция МФЦ» Адрес: ...
  5. Марий Эл «День рождения Республики»

    Документ
    ... Теремок» комбинированного вида п. Советский Республики Марий Эл «День рождения Республики» Тематический ... беседа о малой Родине — Марий Эл, чтение марийских народных сказок ... музыкальный руководитель Куклина Л.П.) Песня «Марий Эл», слова В.Изиляновой, музыка В. ...

Другие похожие документы..