Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
С 2 по 10 сентября в школе проходила выставка цветов «Засентябрило за окном, засентябрило». Учащиеся проявили фантазию и оригинальность в составлении ...полностью>>
'Реферат'
С чувством некоторого трепета я хочу предложить вам книгу моих раздумий о самом эпохальном событии современности - о Холокосте. В ней я осмеливаюсь за...полностью>>
'Программа курса'
Модуль 2. Методика формирования готовности учащихся начальной школы к применению средств и ресурсов информационной образовательной среды в учебной дея...полностью>>
'Документ'
Задание 4. А.С. Пушкин однажды, угощая обедом в ресторане графа Завадского, сказал: «А ведь я богаче вас, вам приходится иногда ждать денег из деревен...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Ю.А Плакиткин.

заместитель директора Института

энергетических исследований РАН, действительный

государственный советник Российской Федерации III кл.,

д.э.н., проф., академик РАЕН

Мировой кризис и закономерности развития мировой экономики и энергетики XXI века

Российская Федерация обладает большим удельным весом в мировых запасах источников энергии (более 27%). В этой связи от того, куда будет направлен вектор развития мировой энергетики в XXI веке, в большей степени будет зависеть развитие экономического потенциала России (рис.1).

Текущая макроэкономическая ситуация связана с развитием мирового финансового кризиса, начало которого связывают с падением цен на главный доминирующий мировой энергоресурс – нефть. Следует отметить, что за I квартал 2009 г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года цена на нефть упала более чем на 50%. Это падение цены на нефть «потянуло» за собой падение цен в других секторах мировой экономики (рис.2).

Падение ценового ряда вызвало соответствующее падение объемов производства. Так, в Российской Федерации в выше приведенный период времени добыча угля уменьшилась на 19%, газа – на 17%, нефти – на 1,3%. Почти на 6% снизилось производство электроэнергии (рис.3).

Сокращение объемов производства в отраслях ТЭК России привело к снижению за аналогичный период времени внешнеторгового оборота на 44%, при этом индекс промышленного производства упал на 14%, и почти на 27% увеличилась численность безработных в стране (рис.4).

Вышеприведенная ситуация свидетельствует о том, что мировой кризис достаточно сильно «ударил» по экономике России. В чем же причина мирового кризиса? Его часто называют финансовым, инвестиционным, экономическим. Но, может быть, за этими «оболочками» скрываются более фундаментальные явления? Для ответа на этот вопрос нами на длинных временных рядах (примерно 130-140 лет) была изучена мировая динамика удельного количества патентных заявок – количество заявок на патенты, приходящихся на 1 миллион человек населения мира. В результате обобщения статистических данных по трем мировым патентным офисам (аме-

риканскому, европейскому и азиатскому) получена кривая (рис.5), названная нами «ступенями технологического роста».

На этой кривой каждые 25-30 лет роста интенсивности удельного количества заявок на патенты сопровождается последующим 25-летним периодом снижения этой интенсивности. Такая периодичность вполне объяснима: научно-технические знания, накопленные на этапе роста количества заявок, материализуются в новые технологии, формируемые на этапе снижения интенсивности патентных заявок. Фактически, на ступени снижения интенсивности патентных заявок происходит технологическое обновление мировой экономики. Мир приобретает новый технологический облик. Сколько таких технологических ступеней было в XXI веке? Всего две: в период 20-45 годов и в период 70-95 годов. Третья технологическая ступень, или первая в XXI веке вступает в действие в 2010-2011 гг., и продлится примерно до 2035 года. Фактически, в настоящее время мир находится в точке «не возврата», когда мировая экономика встала на новый трек технологического обновления. На этой технологической ступени уже не объемы потребляемых ресурсов, а эффективное управление ими становится главной доминантой развития мировой экономики. Последующая технологическая ступень войдет в действие примерно в 2050 году и продлится до 2075 года. Какие же технологические преобразования ждут мировую экономику на новой ступени? Для того чтобы понять масштабы будущих преобразований, достаточно провести сравнения технологий, которые появились на второй и первой технологических ступенях. В этой связи отметим на качественном уровне лишь базовые технологические достижения, которые появились в период второй ступени, и которых не было на первой. На второй ступени появились: телевидение, ракетостроение, ядерная энергетика, ЭВМ, интернет, мобильная связь, осуществлена экспедиция на Луну и т.д. Если рассмотреть отрасли ТЭК, то для такой отрасли, как угольная, осуществлен технологический рывок: фактически от отбойного молотка А.Стаханова и врубовой машины до комплексной механизации и автоматизации очистных и подготовительных работ. В нефтегазовом комплексе: - от простых буровых установок до плавающих автоматизированных платформ. Подобный масштаб технологических преобразований должен быть приумножен при формирова-

нии предстоящей технологической ступени XXI века. Эта ступень будет характеризоваться значительным увеличением производительности труда. Только при переходе от первой ко второй технологической ступени производительность труда увеличилась в целом по промышленности - в 7 раз, по тяжелой промышленности – в 11 раз, по ТЭКу – в 5 раз, по химической и нефтехимической промышленности – в 15 раз.

Очевидно, что с точки зрения предстоящих масштабов экономии живого труда технологическая ступень 2010-2035 гг. будет связана с роботизацией производственных процессов и созданием интеллектуальных систем. Итак, мировая экономика вошла в период нового технологического обновления. Знаковым началом этого обновления явился финансовый кризис. При анализе ступеней технологического роста можно отметить следующую закономерность политологического характера: начало реализации каждой ступени совпадает с наличием мирового кризиса, а заканчивается переделом карты Мира. Так, период начала ступени 1920-1945 гг. характеризуется «великой депрессией» 1920-1930 гг., а окончание – второй мировой войной и пересмотром границ государств. Технологический уровень 1970-1995 гг. характеризуется на начальном этапе мировым энергетическим кризисом, а на конечном – распадом социалистического лагеря и созданием новых государств в Европе и Азии.

Начало третьей ступени характеризуется мировым финансовым кризисом. В свете представленных закономерностей, существует угроза передела карты мира примерно на рубеже 2035 г.

Необходимо понять: где в этих масштабных технологических и политико-экономических преобразованиях находится Россия? Для ответа на этот вопрос сравним интенсивность патентных заявок по отдельным странам мира. Согласно приведенным на рис.6 данным, несмотря на финансовый кризис, и США, и Япония и Южная Корея наращивают свой научно-технический потенциал, о чем свидетельствует неуклонный рост в последние годы количества заявок на патенты. При этом иначе, как «взрывообразным» не назовешь характер роста количества патентов, наблюдающегося все последние годы в Китае. А что же происходит в России?

Россия на протяжении 1970-80-х годов XX века фактически имела паритет по количеству заявок на патенты и с США, и с Японией, и только с конца 1980-х годов количество патентов резко снизилось, достигнув своего «дна». Чрезвычайно обидно, что из этого «дна» Россия не смогла «выбраться» даже в «хлебные годы» периода 2000-2008 гг., когда существовала реальная возможность использовать финансовые ресурсы, полученные российским ТЭКом в условиях высоких цен на нефть. Теперь же России предстоит преодолевать технологический разрыв, но уже в условиях дефицита инвестиций. Преодолевать же необходимо, другого пути нет. В противном случае нельзя исключать существующую геополитическую угрозу передела мира.

Дело в том, что предстоящая ступень 2010-2035 гг. сменит не только применяемые технологии, но и географическое положение. Если первая технологическая ступень (рис.7) была чисто европейской, вторая - в основном европейской с «примесью» американских технологий, то предстоящая третья ступень 2010-2035 гг. будет азиатско-американской. Азиатские страны, обладающие самым большим количеством населения, помимо этого активного «живого» ресурса, дополнительно получат высокий технологический ресурс. Это значительно усилит «давление» азиатских стран на границы России. «Давление» может еще более возрасти, если состоится политическая «дружба» Америки и Китая. Несмотря на вышеприведенные угрозы, Россия намерена в ближайшие годы осуществлять инвестиционные затраты на строительство транспортных энергетических коридоров и обеспечение азиатских стран сырьем - нефтью и газом. Говорят, что история повторяется дважды: в 20-м веке в период первой технологической ступени Россия в течение нескольких лет уже поставляла сырье – продовольствие для технологически «амбициозной» Германии...

В связи с развитием новой технологической ступени и смены географии передовых технологических центров, наверное, существует необходимость переосмыслить направленность энергетической политики России.

Следует констатировать, что финансовые инструменты выхода из кризиса для России имеют значение, но в отличие от США, Японии и других развитых стран - не первостепенное. Первостепенное значение для России имеет преодоление кризиса потери технологического потенциала.

Известно, что патенты и новые технологии базируются на проведенных НИОКР. Какое же место в этом процессе занимает Россия? В целом в России на одного исследователя для проведения НИОКР затрачивается в 8 раз меньше средств, чем в передовых технологических странах (рис.8).

Анализ источников финансирования НИОКР дает нижеследующие результаты. Если государство еще и стремится выполнить свои обязательства, и разрыв по этому источнику - 2-3-х кратный, то по источнику «бизнес» разрыв составляет примерно 12-13 раз (рис.9).

Необходимо констатировать, что российский бизнес фактически не вкладывается в НИОКР. В то же время вложения китайского бизнеса в НИОКР почти в 4 раза превышают вложения российского бизнеса. Это в известной степени и объясняет высокую интенсивность патентных заявок в китайской экономике.

У российского же бизнеса отсутствует главное - мотивация к спросу на инновации. Что же необходимо делать? Представляется целесообразным реализовать три постулата:

- первый - необходимо любой ценой, в том числе экономического понуждения создать спрос у российского бизнеса на инновации;

- второй - организовать финансирование инноваций исключительно через реальный сектор экономики; предоставлять финансовые средства банкам на эти цели бессмысленно, так как банкам, в отличие от реального сектора, все равно, за счет каких проектов получать прибыль;

- третий - каждый выделенный государством рубль должен быть «привязан» к инновациям.

Исходя из этих постулатов, необходимо реализовать ниже следующие меры:

  1. сформировать постоянно обновляемый список инновационных технологий и патентов на технологии, которые будут поддерживаться государством;

  2. разработать механизмы предоставления компаниям государственных гарантий, налоговых послаблений, инвестиций в любой форме (кредитной или лизинговой) для финансирования проектов только из утвержденного списка технологий или патентов;

3. возможна организация при поддержке государством отраслевых инновационно-лизинговых компаний, фактически работающих в режиме венчурных фондов;

4. законодательно закрепить собственность разработчиков НИОКР на результаты их интеллектуального труда в случае финансирования НИОКР из средств федерального бюджета;

5. в сфере создания инфраструктуры рынка инноваций создать единую информационную систему, в которую может обратиться разработчик для предложения (от стадии идеи до конкретной технологии) ее бизнесу. В качестве такой системы может быть использована действующая в энергетике торгово-закупочная система «В2В Энерго» с порталом «В2В-Интехно», позволяющая в режиме сделок по продукции предлагать покупателю ее инновационный аналог, находящийся на конкретной стадии разработки.

В рамках выше указанных мер первоочередным шагом могло бы стать создание в ТЭКе государственной инновационно-лизинговой компании. Эта компания фактически должна выполнять функции венчурного фонда, «вкладываясь» в поставку для предприятий ТЭК технологий и оборудования, имеющих инновационный характер. В качестве механизма финансирования деятельности компании мог бы стать достаточно отработанный на практике механизм привлечения кредитных средств с компенсацией государством процентных ставок из расчета 2/3 ставки рефинансирования. Очень важным в организации работы компании является опасность «скатиться» до тиражирования устаревшего оборудования не отвечающего инновационным критериям. Главной задачей государственной лизинговой компании должна быть поставка и инициирование разработки инновационного оборудования. В этой связи для контроля инновационного характера поставляемых технологий и оборудования в Минэнерго России целесообразно создание координационного Совета ТЭК, в рамках научно-технической деятельности которого ежегодно формировался бы (обновлялся) список инновационных технологий и оборудования для отраслей ТЭК. При этом необходимо закрепить условие, заключающееся в том, что лизинговая компания может осуществлять свою деятельность исключительно в пределах сформированных координационным Советом технологий и оборудования.

Дальнейшую работу целесообразно организовать по нижеследующей схеме. Лизинговая компания на основе конкурса между отечественными машиностроительными заводами размещает заказы в соответствии с утвержденным списком технологий и оборудования. При этом очень важным моментом является наличие патентов у машиностроительных заводов на новые технологии и оборудование. Приоритет в конкурсе должен отдаваться технологиям, патенты на которых имеют следующую линейку значимости. Патенты, зарегистрированные в национальном патентном ведомстве и одновременно в международных патентных офисах (так называемые тройные патенты, Америка, Европа, Азия), затем патенты, зарегистрированные только в национальном патентном ведомстве. В этой схеме требует осмысления необходимость ограничений, «накладываемых» на участие в конкурсе заводов. Таким ограничением может быть запрет на срок до 15 лет заключения заводами лицензионных договоров на использование патентов (во всяком случае, на правах исключительного использования) не резидентами. В условиях новой технологической ступени самым главным является даже не наличие мощностей заводов, на которых можно производить инновационное оборудование (хотя для России и это важно), а владение интеллектуальной собственностью (патентами) на изготовление такого оборудования. В ХХI веке владение технологическими знаниями является самым перспективным направлением для вложения капитала.

Очень важным является вопрос допуска к конкурсу зарубежных машиностроительных заводов. С целью создания конкурентных условий и возможности реализации кооперационной деятельности машиностроительных заводов, считали бы целесообразным участие в конкурсе и зарубежных заводов. При этом необходимо выполнение нижеследующего условия. Зарубежные заводы должны заключить с лизинговой компанией лицензионное соглашение сроком примерно на 15 лет на использование патентов, в соответствии с которыми будут изготовляться технологии и оборудование. В процессе осуществления конкурсных процедур приоритеты следует отдавать зарубежным заводам, заключающим лицензионное соглашение с исключительным правом использования патентов. Эти условия дают возможность лизинговой компании в дальнейшем размещать заказы на подобное оборудование и на отечественных заводах.

Создание лизинговой компании по вышеуказанной схеме и ее последующая работа позволяет сконцентрировать в ТЭК России высокотехнологические знания, оформленные в соответствующие патенты. Такой приоритетный порядок очень важен с точки зрения ориентации отечественного машиностроения на признанные мировые инновационные технологии.

В каких же параметрах будет развиваться мировая экономика в период новой технологической ступени?

Для ответа на этот вопрос на основе применения методов гармонического анализа описаны циклы интенсивности патентных заявок. Проведено сопоставление циклов интенсивности патентных заявок с ценовыми циклами на нефть и цен на другие товары и услуги конечного потребления.

Анализ циклов удельного количества патентных заявок свидетельствует о совпадении этих циклов с циклами мировых цен на нефть (рис.10).

При повышении удельного количества патентных заявок мировая цена нефти растет, а при падении удельного количества заявок – она, соответственно, падает. Это и понятно: на этапе уменьшения удельного количества заявок происходит формирование новых технологий, которые нейтрализуют повышательную динамику цены на нефть. При совпадении циклов динамики удельного количества патентных заявок с ценовой динамикой нефти следует отметить их асинхронность во времени. Эти циклы, как бы, сдвинуты во времени, примерно, на 5 лет.

Такое положение вполне объяснимо: технологические патенты должны опережать свою материализацию в виде новых технологий, внедряемых в практику. Примерно подобное совпадение циклов существует между удельным количеством патентных заявок и ценами на другие товары и услуги конечного потребления.

В дальнейших расчетах в качестве индикатора этих цен принято отношение номинального ВВП к реальному ВВП. Эти цены названы «ценами ВВП». В соответствии с расчетами, «цены ВВП» также имеют асинхронность с динамикой удельного

количества патентных заявок. Однако эта асинхронность составляет около 7 лет (рис.11).

Проведенный сопоставительный анализ позволил получить прогнозные значения мировой цены нефти и цен на другие товары и услуги конечного потребления. Результаты приведенных расчетов свидетельствуют о том, что, вероятнее всего, мировая цена нефти «попадает» в коридор системного падения. Она будет уменьшаться, примерно, до 2014-2015 гг., затем займет «полку» на уровне 40- 50 $./барр., которая продолжится, примерно, до 2035 г. (рис.12).

Такое же системное падение, по всей вероятности, будет присуще и ценам на другие товары и услуги конечного потребления. Эти цены будут снижаться, примерно, до 2025 г., а затем до 2035 г. будут находиться на «полке».

В целом мировая экономика в период до 2035 г. (при формировании новой технологической ступени) впервые за многие годы поменяет свой ценовой вектор с постоянно повышательного на понижательный (рис.12).

Все это свидетельствует о том, что мировая экономика вступает в период своего развития, при котором на рынке будет довлеть спрос, а не предложение энергии и товаров, что будет приводить к их более эффективному потреблению, в т.ч. за счет применения более совершенных технологий.

Следует отметить, что в России, как это ни парадоксально, ни одно министерство не отвечает за прогноз цен на базовые энергоносители. Минфин России, Минэкономики России, Минэнерго России – все эти Министерства в качестве базового показателя при оценке вариантов экономического развития или формирования бюджета используют показатель «мировая цена нефти». При этом социально-экономические прогнозы и бюджет строятся на основе так называемых сценарных условий, т.е. на вариантных предположениях о цене нефти. Какая же на самом деле будет прогнозная цена нефти – за этот показатель не отвечает ни один из органов федеральной власти.

В этой связи было бы целесообразным при Минэнерго России создать Агентство по прогнозированию мирового рынка топливно-энергетических ресурсов. Собственно говоря, в этом предложении нет ничего революционного: такова практика

многих стран мира, в т.ч. США. Подобные агентства имеют государственный статус, и их прогнозы используются не только Правительством, но и бизнесом в качестве возможных ценовых сигналов. Это бы повысило ответственность государства на «площадке» взаимного партнерства с бизнесом. В кризисный период как никогда усиливается необходимость такого партнерства. Многие страны в его осуществлении переходят на принципы отраслевых контрактов, заключаемых государством с крупными представителями бизнеса. Дело в том, что у крупных компаний, занимающих высокую долю в экономике страны, должен быть совершенно иной, чем у мелких компаний, характер взаимодействия с государством, включая их значительную социально-экономическую ответственность перед обществом. Следует отметить, что ответственность крупного бизнеса усиливается в кризисные периоды развития экономики. У крупных компаний должен быть более публичный характер раскрытия экономики, превышающий принятый стандарт раскрытия информации. Это обусловлено тем, что «ошибки» в работе таких компаний могут привести к серьезным последствиям для национальной экономики. Сердцевиной подобных контрактов является индикативный план, согласованный бизнесом и государством.

Социальная ответственность бизнеса в ТЭК перед обществом имеет очень важное значение, особенно в сфере сокращения рабочих мест и зарплаты, а также снабжения населения топливом и энергией. Учитывая вышеприведенные обстоятельства, в современных условиях развития экономики целесообразно внедрение практики разработки и применения в отраслях ТЭК отраслевых контрактов. Фактически отраслевой контракт в ТЭК будет реализовывать форму частно-государственного партнерства по многим функциональным направлениям. С его помощью конкретизируется диалог между бизнесом и государством. Более того, взаимные обязательства и претензии бизнеса и государства друг к другу по поводу возможного их невыполнения приобретают совершенно конкретный характер. Сторонами отраслевого контракта могут являться Правительство Российской Федерации (в лице Минэнерго России) и бизнес ТЭК (в лице самых крупных компаний), составляющих, например, в совокупности более 70% объемов годовой продукции отрасли. Главной частью отраслевого контракта является индикативный пятилетний план, подготовленный и утвержденный сторонами. Реализация подобного плана, выполняемого сторонами, являлась бы логическим развитием отраслевой системы прогнозных документов, в которой на начальном этапе формировались бы списки инновационных технологий, утверждаемых координационным Советом ТЭК. При этом инновационные технологии фактически «предъявляли» бы требования к «Энергостратегии», в рамках которой фиксируются параметры развития отрасли на 20 лет. Индикативный же пятилетний план являлся бы инструментом воплощения вышеприведенных документов в годовой и среднесрочной перспективе. Система индикативного пятилетнего планирования должна основываться на видении сторон в установленном горизонте времени относительно ценового и объемного коридора спроса и предложения на продукцию. Формирование плана может осуществляться по системе «возвратных планов», хорошо зарекомендовавшей себя на практике. В этом случае топливно-энергетический баланс, как составная часть плана, принимает индикативную форму и утверждается на пять лет. В системе возвратных планов главная задача Минэнерго России состоит в адаптации суммарных планов компаний к прогнозируемому уровню достижения макроэкономических показателей в целом по стране. Помимо формирования пятилетних показателей индикативный план должен включать в себя мероприятия и необходимые нормативные, законодательные акты, которые с участием компаний должны разработать Минэнерго России для принятия их на федеральном уровне. Пятилетний индикативный план должен ежегодно корректироваться, а не выполненные сторонами взятые обязательства и параметры плановых показателей должны обсуждаться на координационном Совете ТЭК с целью выявления и фиксации причин их невыполнения и принятия последующих согласованных с бизнесом корректирующих воздействий. Не выполненные в контракте обязательства сторон должны подвергаться взаимными претензиями с целью повышения ответственности сторон за ранее принятые на себя обязательства. Существенная роль в этой конструкции должна принадлежать PR-компаниям. Общественность должна знать, по какой причине произошло не выполнение индикативного плана. Это очень важно с точки зрения общественной оценки работы компаний ТЭК и Минэнерго России.

В каких же параметрах будет развиваться мировая экономика в период новой технологической ступени?

Для ответа на этот вопрос на основе проведенного гармонического анализа описаны циклы интенсивности патентных заявок. Проведено сопоставление циклов интенсивности патентных заявок с ценовыми циклами на нефть и цен на другие товары и услуги конечного потребления.

Сравнивая динамику цен на нефть и цен на другие товары и услуги, следует отметить их асинхронность во времени. Фактически стадия активного падения цен на товары и услуги должна наступить спустя 2-3 года после активной стадии падения цены на нефть.

Такой эффект «зацепления» цен больше всего негативно отразится на ресурсных отраслях экономики, особенно, на отраслях топливно-энергетического комплекса. Доходная часть сырьевых компаний, зависящая от цены нефти, будет падать быстрее затратной части. Такая ситуация приводит к снижению прибыли – важного источника генерирования инвестиций. Снижение же источника приведет к уменьшению инвестиций и, следовательно, к потере потенциала развития компаний (рис.13). Подобная ситуация будет продолжаться, пока динамика цен на другие товары и услуги «не догонит» динамику цен на нефть.

На вопрос, когда же начнется некоторая стабилизация экономики, можно ответить достаточно просто – через 1,5-2 года при условии «подтягивания» друг к другу динамики цен на нефть к ценам на другие товары и услуги.

В процессе исследования была установлена зависимость между душевым ВВП мира и накопленным (с 1880 г.) удельным количеством патентных заявок (рис.14). Как следует из представленных данных, эта зависимость фактически носит функциональный характер: объем накопленной научно-технической информации однозначно определяет душевое ВВП, которое является одним из главных показателей оценки уровня жизни населения.

В ранее проведенных исследованиях многие авторы темпы научно-технического прогресса оценивали среднегодовыми темпами прироста ВВП на душу населения. Справедливость такой оценки подтверждается полученной расчет

ным путем выше приведенной зависимостью. Как показывают результаты расчетов, многие годы в XX веке душевое ВВП (в индексной форме) совпадало с объемом накопленной научно-технической информации (в индексной форме). Начиная же с 2010 года, объем накопленной научно-технической информации «оторвется» от душевого ВВП мира и больше не будет сопровождать его рост (рис.15). Фактически в 2010 г. заканчивается экономика XX века.

В XXI веке научно-технический прогресс больше не будет связан только с ростом ВВП на душу населения. На первый план будет выходить информационная ценность. Информация, знания будут становиться главными средствами развития общества. По всей видимости, максимизация ВВП на душу населения больше не сможет в полной мере служить критерием эффективности принимаемых решений. Очевидно, в качестве такого критерия, должна выступать сумма душевого ВВП мира и накопленная информация (знания) приходящаяся на одного человека. Все это свидетельствует о том, что развитые страны приняли вектор постиндустриального развития и приступили к формированию информационного общества.

Определяющим фактором такого общества станет объективная информация и уровень развития информационных технологий. Поэтому экономическая деятельность на постиндустриальной ступени развития цивилизации (третьей волны), в отличие от аграрного общества (первой волны) и индустриального общества (второй волны), будет состоять в первую очередь в хранении, распространении и производстве информации.

Автоматизированные системы обработки информации, охватывая экономику, искусство, науку, управление и культуру и т.д. окажутся важнейшим элементом общества. Информация станет основной формой собственности и производительной силой общества. Традиционные производительные силы сменятся информационными производительными силами и на первый план выйдут информационные, духовные ценности.

В этой связи для оценки параметров будущей экономики использование традиционных методов прогнозирования и разработки программ социально-экономического развития, в т.ч. до 2030 г., является проблематичным. Необходима разработка новых методов и моделей типа «Homo Sapiens», моделирующих информационно-познавательную деятельность человека.

Подтверждает ли мировая энергетика выявленные в мировой экономике закономерности? Для ответа на этот вопрос на длинных временных рядах, а это период более 200 лет, была изучена динамика мирового потребления энергии. На основе анализа этой динамики установлена закономерность удвоения потребления энергии через каждые 40-50 лет. В этой связи возникает вопрос: будет ли полученная закономерность действовать и в XXI веке, или какие-то причины приведут к ее слому? (рис.16).

Для этого в процессе исследования была изучена динамика душевого потребления энергии в зависимости от численности населения мира. В результате установлена Z-образная кривая (рис.16). В соответствии с которой душевое потребление энергии в перспективном периоде расти вовсе не будет, а будет асимптотически приближаться к величине, примерно, 2,5 ту.т/чел. Однако такая закономерность справедлива по Миру в целом. По разным странам возможна дифференциация. Действительно, развитые страны, находящиеся на «верхней полке» потребления энергии, будут в перспективном периоде «сбрасывать» душевое потребление до среднего уровня, а развивающиеся наоборот - постепенно наращивать это потребление до среднего уровня.

Такая тенденция в совокупности с будущей динамикой роста численности позволяет сделать вывод о том, что несмотря на заявления политиков об увеличении спроса на первичную энергию (нефть, газ, уголь), в перспективном периоде все же будет происходить снижение общих объемов потребления в развитых странах (рис. 17). В соответствии со сменой технологических ступеней, в энергетике в ближайшем периоде произойдет смена энергетического уклада. Точно также как в свое время нефтяной уклад (рис. 18), действовавший во втором технологическом уровне ХХ века, заменил угольный уклад, являющийся энергетической основой первого технологического уровня ХХ века, в ближайший период нефтяной уклад уступит место газовому. Этот уклад будет «обслуживать» третью технологическую ступень (или первую в ХХI веке) примерно до 50-60 годов ХХI века. Затем его сменит не

углеводородный уклад со всем возможным спектром применения возобновляемых источников энергии. Необходимо отметить бурное формирование не углеводородного уклада в «недрах» газового уклада.

В свете выше приведенного можно констатировать закономерность: каждой технологической ступени соответствует свой энергетический уклад. Доминирующи в соответствующий период источник энергии, находясь на нижних уровнях «передела» общественного продукта, фактически «поддерживает» возможности новых технологий в экономике. «Философия» смены одного энергетического уклада другим заключается в повышении энергетической ценности доминирующего в рассматриваемый период времени энергоресурса. Так, переход от угольного уклада к нефтяному (рис. 19) сопровождался 3-х кратным ростом энергетической ценности. Переход же от нефтяного уклада к газовому может повысить энергетическую ценность относительно водорода не менее чем в 9 раз.

В период реализации газового уклада в мировой энергетике изменятся приоритеты душевого потребления энергоресурсов. Так, душевое потребление нефти развитыми странами в первой половине ХХI века будет сокращаться. Подобному же сокращению будет подвержено душевое потребление угля. Душевое потребление газа в развитых странах будет стабилизировано, но на рубеже 40-х годов возникнет тенденция его понижения. Душевое потребление возобновляемых же энергоресурсов будет повышаться до середины ХХI века. После этого периода возможна его стабилизация.

Какое же соотношение следует ожидать между традиционной (уголь, газ, нефть) и возобновляемой энергетикой. Для ответа на этот вопрос проведено исследование динамики патентных заявок в мировой энергетике за 1998-2007 гг. В соответствии с результатами исследований установлено, что темпы прироста патентных заявок в энергетике почти, что в 1,5 раза выше, чем темпы прироста патентных заявок в целом по мировой экономике. Это свидетельствует о приоритете первоочередного решения в мире энергетических проблем мировой экономики. Если же «разложить» энергетику на традиционную, возобновляемую и атомную, то можно увидеть картину, представленную на рис. 20.

Из анализа представленных результатов следует, что темпы прироста патентов в традиционной энергетике более чем в 2 раза ниже, чем во возобновляемой. В атомной же энергетике количество патентных заявок почти в 3 раза ниже, чем в традиционной энергетике. Самые большие среднегодовые темпы прироста патентных заявок имеют: ветровая энергетика (почти 31%), топливные элементы (почти 22%), солнечная энергетика (почти 10%) и геотермальная (почти 11%). При этом по сумме патентных заявок за исследуемый период времени на традиционную энергетику приходится примерно 30% патентных заявок, возобновляемую - 48% и ядерную – немногим более 22%. Вообще говоря, в отношении «большой» ядерной энергетики, результаты настораживают. Она имеет самый малый удельный вес в патентах и соответственно малые среднегодовые темпы роста патентных заявок. Это свидетельствует о том, что сектор научно-технических разработок «большой» ядерной энергетики сужается. Такое положение будет приводить в перспективном периоде к сужению доли «большой» ядерной энергетики в мировой выработки энергии. Самый большой и расширяющийся по патентным заявкам сектор - это возобновляемая энергетика (рис. 20). Внутри этого сектора самыми емкими по числу патентных заявок являются научно-технические направления, связанные с разработками в области топливных элементов (около 50%), солнечной энергетики (25%) и ветровой энергетики (13%). Все вышеприведенные патентные заявки должны найти свое материальное воплощение в течение первой в ХХI веке технологической ступени и действовать фактически до 2050 г. В этой связи прогнозный мировой баланс топливно-энергетических ресурсов может иметь вид, представленный на рис. 21.

Согласно расчетам, удельный вес нефти к 2050 г. уменьшится с 37% до 19%, угля – с 21% до 12%. Возрастет удельный вес газа с 20% до 33%, но и конечно же, очень сильно должна увеличиться доля возобновляемой энергетики с 11% до 30%.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что закономерности развития мировой энергетики соответствуют тем закономерностям, которые в ХХI веке будут присущи мировой экономике, новой экономике постиндустриального развития.

Эти закономерности необходимо учитывать при составлении прогнозов и планов социально-экономического развития России на среднесрочную и долгосрочную перспективу.



Похожие документы:

  1. Александр Иванович Суворов Вячеслав Проко ф ьевич стратегия россии в XXI веке санкт-Петербург 2014

    Документ
    ... – закономерный этап ... XXI века………………………………………………………………… Геополитика России как геополитика мира………………………. Экономика устойчивого развития……………………………….. Что требует становление экономики устойчивого развития ... течение XXI века с позиций мировой финансовой ...
  2. Учебное пособие диалектика прогрессивной линии развития как гуманная общечеловеческая философия для XXI века москва 1994

    Реферат
    ... хрупких инфраструктур экономики и энергетики в электронно-ядерный век, с одной ... вступает в XXI в. - век информации. ... экономики из кризиса и приобщения страны к мировой ... О лидерах в развитии естествознания. Одна из закономерностей развития науки // Будущее ...
  3. Н. В. Загладин Всемирная история. XX век

    Документ
    ... о закономерностях развития политических ... кризис создал серьезную угрозу стабильности мировой экономики. Причины «нового мирового ... XXI век. М., 1997. Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997. Мировое политическое развитие: век XX. М., 1994, 1995. Первая мировая ...
  4. Тема Мировая экономика. Сущность и основные этапы развития

    Документ
    ... закономерность: чем больший удельный вес в структуре экономики занимают базовые отрасли (энергетики ... до конца века, в начале XXI века изменится и ... силы Развитие экономики любой страны и мировой экономики в целом ... недолго. Мировой кризис 1929—1931 ...
  5. Российско-испанские отношения в начале XXI века

    Реферат
    ... – политики, экономики и культуры – в начале XXI века с 2000 ... областях, таких как экономика и энергетика, антитеррористическая борьба, ... что связано с мировым кризисом и проблемами в ... на развитие научно-технической ... », как закономерный результат сближения ...

Другие похожие документы..