Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Все исходные цифры бизнес - плана должны иметь подтверждение и более подробное объяснение сведений, представленных в бизнес-плане. К таковым могут отн...полностью>>
'Документ'
В соответствии со статьей 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации и постановлением Правительства Свердловской области от 13.08.2013 № 1009-ПП «Об ...полностью>>
'Документ'
Качественные показатели квалификации педагогов с учётом образования (среднее, специальное, высшее и т.п.), стажа (молодой специалист, пенсионер), квал...полностью>>
'Программа'
под руководством к.м.н., доцента кафедры нервных болезней Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета, врача-невро...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

1

Смотреть полностью

Шамин И.В.

д.полит.н., доцент ННГУ

КЛЮЧЕВЫЕ УГРОЗЫ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ И БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ И ДРУГИХ СТРАН БРИКС В УСЛОВИЯХ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ 2»

Ключевые слова: государственно-геополитическая система, «американский образ жизни», «холодная война», пространственная агрессия, прибыль, рентабельность, рынки сбыта, источники сырья, экстенсивная экономика, экономический кризис.

Keywords: state and geopolitical system, "the American way of life", "cold war", spatial aggression, profit, profitability, sales markets, raw materials sources, extensive economy, economic crisis.

Особенности мирового финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 г. и фактически продолжающего до сих пор, стали достаточно убедительным свидетельством того, что США, а также их главные союзники на международной арене – государства ЕС и Япония - оказались в достаточно сложном экономическом и внешнеполитическом положении. США и другие ведущие страны Запада достигли к началу 2010-х гг. определенного предела в своем геополитическом и геоэкономическом развитии. Вследствие этого в «экстенсивной экономике» США и других западных государств в условиях не произошедшей новой технологической революции стали формироваться достаточно масштабные кризисные явления, связанные в первую очередь с товарным перепроизводством, перепроизводством услуг, масштабным переизбытком финансового капитала, а также падением прибыльности практически всех отраслей экономики.1 Поэтому является очевидным, что США, как и их западные союзники, к началу 2010-х гг. в значительной степени исчерпали практически все имевшиеся в их распоряжении геополитические и геоэкономические возможности для обеспечения поступательного развития в рамках существующего в стране экономического и технологического уклада и сохранения так называемого «американского образа жизни».

В сложившейся кризисной ситуации правящая элита США для того, чтобы вывести страну из так называемого «тупика неразвития», в котором американская государственно-геополитическая система фактически оказалась к началу 2010-х гг., стала реализовывать масштабный геополитический и геоэкономический проект, состоящий из двух основных стратегических сценариев, организационно и функционально тесно взаимосвязанных между собой.

Первый проектный сценарий для США предполагает осуществление в самые кратчайшие временные сроки руководством страны и представителями ведущих финансово-промышленных группировок глубокой модернизации американской экономики на основе так называемого «шестого технологического уклада (ТУ)». Базу данного ТУ должны образовать робототехника, которая которые полностью заменит человека в сфере малоквалифицированного и даже среднеквалифицированного труда, в том числе – умственного, биотехнологии и генная инженерия, интеллектуальные информационные сети, сверхпроводники и экологически чистая энергетика, нанотехнологии, мембранные и квантовые технологии, фотоника, микромеханика, термоядерная энергетика, 3D-печать, информационные технологии, действующие на квантовых принципах и др.

Однако при сохранении нынешних темпов технико-экономического развития США и других ведущих стран мира, по мнению некоторых отечественных экспертов, группа базисных инноваций шестого ТУ более или менее сформируется лишь к 2020 – 2025 гг. И в этот период мировая экономика вследствие воздействия данного фактора получит, наконец, возможность войти в фазу так называемого «затяжного подъема». И следовательно, только с конца 2020-х гг. гипотетически станет возможным форсированный экономический рост наиболее развитых стран Запада, включая США, уже на базе этого нового ТУ, который в фазу зрелости вступит лишь в 2040-е гг.

В то же время оценка базовых параметров данной стратегической программы для США позволяет утверждать, что данный проект в качестве основного механизма по преодолению сложившейся в стране кризисной ситуации в экономике для американской правящей элиты является практически неприемлемым. Это объясняется в первую очередь тем, что в настоящее время в распоряжении американского государства и крупного бизнеса нет необходимого объема материальных и научно-технических ресурсов для обеспечения мощного технологического рывка и перехода экономики на новый ТУ в кратчайшие сроки. В силу данного обстоятельства шестой ТУ сможет стать для американской экономики базовым и обеспечивающим ее форсированное развитие не ранее середины 2020-х гг. Однако кризисные процессы в американской экономике уже достигли таких количественных и качественных параметров, что если в ближайшие два-три года Вашингтон не предпримет каких-либо действенных мер для преодоления негативных явлений и тенденций в экономической жизни страны, а также для нейтрализации базовых факторов, способствующих зарождению негативных экономических процессов, то экономическая и финансовая система США может просто не выдержать кризисных нагрузок. В этом случае в стране неизбежно разразится экономический кризис, который по своим масштабам значительно превзойдет Великую депрессию прошлого века, со всеми вытекающими катастрофическими последствиями для сложившихся к настоящему времени геополитических и геоэкономических позиций США на международной арене.

Следовательно, данный проект как единственное и основное «действенное средство» в борьбе за обеспечение жизнеспособности США как некого «уникального» системно-государственного образования с присущим ему «американским образом жизни» в реалиях XXI в. является явно неподходящим для американских правящих кругов, прежде всего, в силу невозможности его реализации в короткие сроки.

Второй стратегический план (или «стратегический план Б»), дополняющий «стратегический план А», к реализации которого Вашингтон приступил для «спасения» своей экономики и, следовательно, «американского образа жизни», ориентирован на формирование новых и весьма масштабных сфер своего геополитического и геоэкономического влияния в мире. Расчет при этом делается на то, что в случае установления США контроля над новыми и достаточно объемными рынками сбыта и источниками относительно дешевого и разнообразного сырья американская правящая элита будет в состоянии обеспечить необходимые условия для инициирования в стране мощного стратегического импульса, требуемого для вывода всей экономики и финансовой системы из кризисного состояния и их перехода в стадию активного роста, а также качественного подъема и развития. Более того, в условиях, когда в мире постепенно усиливается «сырьевой и энергетический голод», для США успешное решение такого рода экспансионистской задачи – это реальный шанс сохранить на ближайшие десятилетия свои доминирующие позиции на международной арене в первую очередь в области разработки высоких технологий шестого ТУ, а также в мировой энергетике, на мировых финансовых рынках и, следовательно, в мировой экономике в целом. По замыслам американских стратегов «победоносная» реализация такого рода масштабных захватнических планов в рамках постбиполярной СМО позволит Вашингтону создать благоприятные геополитические и геоэкономические условия для того, чтобы обеспечить переход американской экономики с минимальными издержками на новый ТУ, а также не допустить возникновения в США масштабного социально-экономического и политического кризиса, и тем самым сохранить и «успешно» поддерживать стабильность в стране в финансово-экономической и социальной сферах до середины 2020-х гг. То есть до того времени, когда американская экономика по своей структуре в целом уже будет перестроена на основе шестого ТУ, и когда начнется ее качественный и количественный подъем на базе новых технологий.

Проведенный анализ позволяет констатировать, что настоящее время в рамках рассматриваемого широкомасштабного геополитического и геоэкономического проекта «выживания», который правящие круги США всеми силами настойчиво пытаются воплотить в жизнь, для Вашингтона приоритетное и основополагающее значение имеет реализация «экспансионистского стратегического плана Б», т.к. именно от его успешного осуществления во многом зависит успешное преодоление кризисных процессов и явлений в американской экономике и обеспечение необходимых пространственно-временных, а также объективных и субъективных предпосылок для формирования шестого ТУ в экономике США. Следовательно, в сложившихся к началу 2010-х гг. для США геополитических и геоэкономических реалиях жизнеспособность американской государственности как уникально устроенной системной конструкции напрямую зависит именно от способности Вашингтона успешно реализовать на международной арене свою обширную захватническую программу. Другими словами, перспектива сохранения правящими кругами США «американского образа жизни» в сложных реалиях XXI в., а также лидирующих позиций Соединенных Штатов на международной арене напрямую зависит сейчас от успешного решения задач, связанных с воплощением в жизнь экспансионистских программ, ориентированных на значительное расширение сфер геополитического и геоэкономического влияния Вашингтона в мире, и создания для американской экономики разнообразных возможностей для резкого роста ее финансовой рентабельности и конкурентоспособности за счет эксплуатации новых захваченных рынков сбыта и источников сырья в различных регионах планеты.

В результате этого в начале ХХI в. наиболее актуальным геополитическим и геоэкономическим приоритетом для Вашингтона становится поиск и захват, причем в самые кратчайшие сроки, новых дополнительных рынков сбыта и источников сырья уже за пределами своих «традиционных зон геополитических и геоэкономических интересов» в мире. «Свободных, незанятых» пространственных районов и рынков на международной арене больше не осталось. Какие-то принципиально новые прорывные промышленные и энергетические технологии, способные качественно и количественно существенно «обновить», а также «расширить» имеющиеся к настоящему времени «суверенные американские рынки сбыта» до сих пор не изобретены. В этой ситуации важнейшим способом овладения Соединенными Штатами новыми сферами геополитического и геоэкономического влияния в целях поддержания устойчивого развития становится прямой захват тех пространств, которые уже принадлежат какой-то другой великой державе, путём использования «нерыночных» и «неэкономических» инструментов ведения конкурентной борьбы, в том числе путем применения сил и средств «силового» и/или военного характера. Другими словами, осуществление передела в свою пользу «зон интересов» других существующих развитых государств в мире путём развязывания в той или иной форме новой масштабной глобальной войны. Другим способом становится установление американского геополитического и геоэкономического контроля над теми странами мира, которые еще сохранили к началу 2000-х гг. свой суверенитет в первую очередь в экономической и финансовой сферах (например, Украины).

В этой связи следует особо подчеркнуть, что еще одной значимой прикладной геополитической задачей оперативного уровня для правящих кругов США является «сокрушение» любыми способами всех тех государств, которые способны по своим экономическим, военным и научно-технологическим возможностям составить «эффективную конкуренцию» США в борьбе за преобладание на глобальных рынках финансов, товаров, услуг и сырья. То есть в первую очередь – ЕС, а также ведущих стран БРИКС – РФ, КНР, Индии и Бразилии.

Значительно ускорившиеся в начале 2014 г. темпы ухудшения финансово-экономической ситуации ставят американскую элиту перед жесткой необходимостью добиться «окончательного сокрушения» своих главных геополитических и геоэкономических «противников» и «конкурентов» именно в самое ближайшее время, т. е. максимум до 2016 – 2020 гг. Если же Вашингтон не сможет «успешно» реализовать такого рода агрессивные замыслы в данные сроки, то в США неизбежно произойдет широкомасштабный и поистине катастрофический для этой страны финансово-экономический кризис, который будет способен окончательно «похоронить» Соединенные Штаты как государственное образование, а вместе с ними и весь Западный мир. Следовательно, по мере нарастания в США кризисных явлений в экономике и социальной сфере степень агрессивности американской внешнеполитических усилий на международной арене будет только усиливаться.

Необходимо отметить, что отказаться или уклониться от этой «геополитической схватки» за достижение тотального мирового господства элиты США просто не в состоянии. Ибо в противном случае Соединенные Штаты просто не смогли бы, как уже указывалось выше, развивать свою экономику, извлекать необходимую прибыль и, следовательно, «выжить» в сложных геополитических и геоэкономических реалиях начала XXI в. именно как глобальная сверхдержава, а также как специфичное по устройству государственное образование с характерным для него так называемым «американским образом жизни». Следовательно, правящие круги США стратегически просто не могут сейчас отказаться от воплощения в жизнь экспансионистских геополитических и геоэкономических проектов, направленных на «передел мира» в свою пользу, невзирая при этом ни на какие материальные и человеческие потери, и ни на какие возможные внешнеполитические риски и неудачи. Причем вне зависимости от того, представители республиканской или демократической партий будут управлять Америкой. Поэтому вполне закономерно, что американское руководство уже в начале 2000-х гг. резко форсировало темпы и значительно расширило масштабы своей геополитической и геоэкономической экспансии в рамках существующей СМО и стало использовать для решения подобных задач военно-силовые технологии и инструменты геополитического противоборства. Специфика геополитической и геоэкономической направленности внешнеполитических действий Вашингтона в 2010-2015 гг. прежде всего в отношении России, в районах Большого Ближнего Востока, АТР и на Украине убедительно доказывает, что правительство США во главе с президентом Б. Обамой, реализуя такого рода агрессивные геополитические и геоэкономические планы на международной арене, оказалось в итоге вынужденным развязать и активно вести не одну «холодную войну 2», направленную против РФ, а фактически уже сразу четыре «холодные войны» одновременно – против России, Китая, Индии, а также ЕС.

Анализ особенностей комплекса геополитических усилий, предпринятых администрацией президента Б. Обамы в 2010-2015 гг. в районах Большого Ближнего Востока (включая Иран), Восточной и Юго-Восточной Азии, а также в отношении государств ЕС, РФ, Китая и Украины также позволяет сделать вывод о том, что экспансионистская стратегия правящих кругов США направлена на достижение трех основных геополитических и геоэкономических приоритетов на международной арене.

Во-первых, это максимально возможное расширение доступных и подконтрольных для американских банков и корпораций сегментов рынков инвестиций, сбыта товаров, а также источников сырья в рамках той геополитической и геоэкономической сферы влияния в мире, которая принадлежит «коллективному» Западу в целом.

Так, действуя в этом направлении, правящие круги США добились подписания 5 октября 2015 г. в американском городе Атланте предварительного соглашения о начале реализации в рамках АТР масштабного геоэкономического проекта по созданию зоны свободной торговли, получившего название «Транс-Тихоокеанское партнерство» (ТТП). Кроме США участниками данного торгового соглашения стали еще 11 стран – Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу.

Кроме того, еще в мае 2007 г. руководителями США и Евросоюза было заключено общее соглашение об образовании в перспективе так называемой «евроатлантической зоны свободной торговли» и формировании единого трансатлантического рынка сбыта товаров, услуг, финансов, а также унификации внутренних законодательств. Данная программа была названа «Трансатлантическое партнерство» (ТАП). Однако к настоящему времени обе стороны так и не смогли достичь согласия по поводу взаимоприемлемых условий создания этой трансатлантической зоны свободной торговли между США и ЕС. Поэтому переговоры между Вашингтоном и Брюсселем по данному вопросу пока продолжаются. Однако можно предположить, что руководство США в итоге все-таки заставит страны Евросоюза согласиться с такой концепцией ТАП, которая будет отвечать геополитическим и геоэкономическим интересам именно американского капитала.

Главную выгоду от создания ТАП и ТТП должны извлечь прежде всего американские банки и ТНК, т.к. именно американский крупный бизнес в результате создания зон свободной торговли в рамках АТР и Евро-Атлантики получит тот геополитический и геоэкономический инструментарий, который позволит ему успешно преодолеть сопротивление национальных финансово-промышленных групп в государствах-участниках данных торговых соглашений и выиграть конкурентную борьбу с ними на внутренних рынках этих стран. И таким образом, американский капитал в итоге сможет установить свой полный и безраздельный контроль над национальными экономиками государств Евросоюза и указанных стран АТР и использовать данный фактор для обеспечения своего «процветания» и дальнейшего технологического развития американской экономики. В связи с этим можно признать, что процессы реализации Вашингтоном геоэкономических проектов ТАП и ТТП следует также рассматривать как фактически «холодную войну», которую в начале 2010-х гг. развязали и ведут США против ЕС и названных государств АТР в целях «нейтрализации» и/или «полного уничтожения» их способностей выступать как реальные или потенциальные геополитические и геоэкономические «центры силы» на международной арене и в системе мировой экономики.

Вместе с тем необходимо отметить, что ни КНР, ни Индия не стали участниками американской программы по созданию ТТП. В этой связи напрашивается вывод о том, что подписание по инициативе Вашингтона 5 октября 2015 г. соглашения об образовании ТТП вполне может считаться официальным объявлением правящими кругами США «холодной войны» также Китаю и Индии. Это объясняется тем, что данный геоэкономический проект по своему геостратегическому измерению кроме всего прочего ориентирован и на обеспечение практически полной финансово-экономической изоляции указанных государств БРИКС в рамках АТР, т. е. в рамках региона, который входит в зону жизненно важных геополитических и геоэкономических интересов прежде всего КНР, а также в значительной степени Индии и РФ. Практическая реализация Вашингтоном ТТП значительно ослабит позиции Пекина и Дели в системе мировой экономики, и данное обстоятельство, в свою очередь, самым негативным образом отразится на темпах и результатах дальнейшего экономического и научно-технического развития этих стран в весьма сложных реалиях начала XXI в. Таким образом, геоэкономические планы США по образованию ТТП представляют собой весьма серьезную геополитическую и геоэкономическую угрозу для национальной безопасности Китая, Индии, а также России.

Во-вторых, полное включение в сферу геополитического и геоэкономического влияния США постсоветских государств. Так, в 2013 – 2014 гг. Вашингтон и Брюссель совместными усилиями сумели добиться подписания ЕС соглашений о создании зон свободной торговли с Украиной, Молдовой и Грузией. В конце октября 2015 г. правящие круги США и Японии осуществили скоординированные действия, направленные на распространение зоны действия ТПП и на страны Центральной Азии. 22-27 октября 2015 г. премьер-министр Японии Сидзо Абэ посетил Киргизию, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан и Туркмению. Главу японского правительства сопровождала большая делегация, значительную часть которой составили представители крупного японского бизнеса. В ходе состоявшихся встреч с руководителями центрально-азиатских государств японской стороной были подписаны контракты с Узбекистаном на 8,5 млрд. долл., с Туркменией – на 18 млрд. долл., с Казахстаном была достигнута договоренность о строительстве в этой стране японскими компаниями атомной электростанции, а также о совместной разведке и разработке месторождений редкоземельных металлов. Кроме того, правящие круги Японии пообещали в течение ближайших 5 лет предоставить государствам данного региона финансовую помощь в размере 25 млрд. долл.

Фактически сразу же после завершения визита японской делегации в Центральную Азию направился госсекретарь США Д. Керри, совершивший эту поездку после окончания 30 октября 2015 г. в Вене многосторонних переговоров (в них участвовали делегации 19 стран) по Сирии. Он также посетил Киргизию, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан и Туркмению. Сам характер и результаты дипломатического турне Д. Керри по Центральной Азии стали ярким свидетельством того, что правящие круги США намерены в самое ближайшее время значительно усилить свое политическое, военное, экономическое и культурное присутствие в данном регионе и фактически установить всеохватывающий геополитический и геоэкономический контроль над указанными странами.

Геополитические и геоэкономические шаги Вашингтона на постсоветском пространстве, совершенные за последнее время, необходимо рассматривать в качестве еще одного определившегося вектора «холодной войны», которую США начали против Москвы, Пекина и Дели, т.к. такого рода активность Вашингтона стратегически также направлена на то, чтобы вытеснить Россию, Китай и Индию из тех «постсоветских регионов» в Евразии, геополитическое и геоэкономическое присутствие в которых в настоящее время имеет поистине стратегическую значимость с точки зрения эффективного обеспечения национальной безопасности для указанных государств БРИКС. Так, для России жизненно важное значение представляет сохранение «сильных» позиций в восточно-европейской части постсоветского пространства, а также на Кавказе и в Центральной Азии. Центрально-азиатский регион за последние годы приобрел существенную стратегическую значимость и для КНР, и для Индии.

В-третьих, развязывание Вашингтоном весной 2014 г. «холодной войны 2» против РФ в целях полного уничтожения самой российской государственности. Следует подчеркнуть, что уничтожение РФ как суверенного государственного образования и полное включение построссийского пространства в сферу геополитического и геоэкономического влияния Вашингтона представители американской правящей элиты рассматривают в качестве главной цели своего «стратегического экспансионистского плана» на международной арене. В качестве формального повода для начала реализации масштабной подрывной операции против РФ администрация Б. Обамы использовала события начавшейся на Украине гражданской войны, которая, в свою очередь, также была развязана в результате целенаправленных подрывных акций, совершенных США в конце 2013 – 2014 гг.

Выбор Вашингтоном в целях обеспечения жизнеспособности США именно антироссийского стратегического приоритета в качестве базового вектора своего экспансионистского геополитического курса на международной арене объясняется прежде всего геоэкономическими причинами. Россия обладает весьма развитым экономическим и научно-техническим потенциалом. Кроме того, наша страна располагает самыми богатыми в мире разведанными запасами природных ресурсов, включая пресную воду и пригодные для занятий сельским хозяйством земли. При этом РФ входит также в группу стран-лидеров по запасам нефти и газа. Совокупную стоимость имеющегося на российской территории сырья специалисты в начале 2000-х гг. оценивали в 28 трлн. долл. Для сравнения: в Китае эта сумма составила – 8 трлн. долл., в США – 4 трлн. долл., в объединенной Европе – 1 трлн. долл. Большинство российских ресурсов сосредоточено в Сибири и на Дальнем Востоке. Кроме того, Россия, несмотря на существующие кризисные явления в экономике, по своим геоэкономическим возможностям может рассматриваться как достаточно емкий и один из наиболее перспективных и привлекательных в мире рынков сбыта товаров, услуг, технологий, а также инвестиций.

В геополитических и геоэкономических реалиях начала XXI в. именно Россия представляет собой «грандиозный и очень ценный приз» для крупнейших американских банков и транснациональных корпораций, «захват» и «эксплуатация» которого позволит Вашингтону в итоге не только «успешно» решить всю совокупность указанных выше экономических системных проблем, с которыми столкнулись США, но и обеспечить эффективный переход на новый «шестой ТУ» и сохранить, таким образом, экономическое и политическое доминирование Америки в мире в XXI в.

Правящие круги США для «сокрушения» РФ в ходе ведения «холодной войны 2» используют фактически ту же самую модель геополитической борьбы, которую Вашингтон «успешно» применял против Советского Союза на заключительном этапе «холодной войны» в первой половине 1980-х гг.

Таким образом, следует заключить, что реализуемые в настоящее время правящими кругами США геополитические и геоэкономические планы по своему геостратегическому измерению ориентированы прежде всего на ведение «холодной войны» против трех ведущих государств БРИКС – в первую очередь против РФ, а также Китая и Индии. Это фактически означает, что в 2010-е гг. одним из важнейших стратегических приоритетов Вашингтона будет являться «нейтрализация» и/или «полное геополитическое и геоэкономическое уничтожение» БРИКС как единственного в настоящее время мирового «центра силы», гипотетически способного по совокупному потенциалу сил, средств и реальных возможностей, имеющихся в распоряжении государств-участников, помешать США «успешно» воплотить в жизнь свою глобальную экспансионистскую программу. В этой непростой международной ситуации наиболее эффективным стратегическим ответом со стороны участников данной международной организации является, по мнению автора, реализация следующего плана действий. Во-первых, следует изменить сам формат структурного устройства БРИКС в целом. Главной задачей этих преобразований должно стать формирование такой организационной модели, которая позволяла бы БРИКС выступать в мире как международное глобальное объединение одновременно и геоэкономического, и геополитического характера. Во-вторых, необходимо включить в состав БРИКС такие влиятельные государства арабо-исламского мира, как Иран и Египет. В-третьих, создать в рамках и под эгидой БРИКС полноценный геополитический и геоэкономический союз, объединяющий все те евразийские государства, которые уже являются или вполне могут в скором будущем стать участниками данной международной организации, т. е. РФ, КНР, Индию, а также Иран, – как альтернативы проектам США ТАП и ТТП на Евразийском континенте. Практическое воплощение в жизнь данной программы способно создать на международной арене такие условия, которые позволят странам БРИКС не только эффективно обеспечивать свою национальную безопасность, но и сорвать экспансионистские замыслы США и других стран Запада по установлению своего тотального геополитического и геоэкономического господства на планете и создать в итоге в результате совместных усилий так называемый «Новый и справедливый мировой порядок XXI в.».

1 См., например: Галин В.В. Последняя цивилизация. Политэкономия XXI в. – М.: Алгоритм, 2013. – С. 36 – 87; Зарицкий Б.Е. Экономика Германии: путь по лестнице, ведущей вниз. - М.: Юристъ, 2003.

11

1

Смотреть полностью


Похожие документы:

  1. Безопасность в чрезвычайных ситуациях анализ оказания догоспитальной медицинской помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях с сочетанными травмами в арктической зоне архангельской области

    Документ
    ... Значение Арктики для национальной безопасности России, Китай ... Ключевые слова: Север, климатические факторы, холод Россия – северная страна. По климатическим условиям она является самой холодной страной ... другом родителе. 8. Всегда учитывать интересы ...
  2. Как не проиграть в войне автор: С. Ю. Глазьев Академик ран

    Документ
    ... автоматически влечет угрозу применения военной силы для защиты национальной безопасности России. Для этого нужно ... : - европейские страны, которые втягиваются в войну против России вопреки их национальным интересам; - страны БРИКС, экономический подъем ...
  3. ПЕРЕЧЕНЬ научных конференций симпозиумов

    Документ
    ... ультрахолодных и холодных нейтронов ( ... «Публичные интересы в ... Отечественной войне (к ... как угроза национальной безопасности России» ... (5-7) Семинар «Россия и другие страны БРИКС в Африке» ... чтения: Ключевые слова науки о ... материалы для экстремальных условий» ...
  4. Л. Н. Гумилёв писал: Западноевропейская культура с момента своего возникновения стремилась к расширению. Потомки баронов Карла Великого покорили западных славян, англосаксов, кельтов, вытеснили с Пиренейского пол

    Документ
    ... нашими странами в своём развитии прошли разные этапы. Мы противостояли друг другу в годы «холодной войны». Но ... флот России намерен наращивать группировку в тех регионах, где может возникнуть угроза для национальной безопасности страны, в том ...
  5. Эволюция политики США в атр в XXI веке

    Реферат
    ... Национальной Безопасности США2 и другие издаваемые правительствами США и стран ... - Китаем, Россией, Японией ... угрозы и вызовы для системы региональной безопасности, сложившейся в условиях ... БРИКС ... Холодной войны можно описать словом ... ключевыми интересами ...

Другие похожие документы..