Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
И.О. преподавателя Дисциплина Группы Время и аудитория Муравьев В....полностью>>
'Документ'
честность, коммуникабельность, пунктуальность, трудолюбие, ответственность, нацеленность на результат, активная жизненная позиция,...полностью>>
'Документ'
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 27 с углубленным изучением отдельных предметов Советского р...полностью>>
'Документ'
Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 15.08.2012 № 128 Об утверждении Санитарных норм и правил Санитарно-эпидемиологически...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:
Информация о документе
Дата добавления:
Размер:
Доступные форматы для скачивания:

Глава 15. Философия войны. Конфликтологические модели Политического 278

Дуальные символы 278

Онтология войны 279

Ормузд против Аримана 280

Битва на поле Куру 280

Джихад в исламе 282

Суфизм и шиизм 282

Христианские мученики и онтология смерти 283

Духовная брань 284

Битва ангелов 284

Крестовые походы 285

Священные войны иудеев 286

Каббала 286

Тайна божественного имени 287

Сакральный геноцид 288

Сценарий эсхатологических битв в различных традициях 288

Дуальный код "друг-враг" (К.Шмитт) 289

Jus belli и война форм 290

Война форм 291

Классовая борьба: Труд и Капитал 291

Расовая борьба (Л. Гумплович) 293

Философия расизма и национал-социализм 293

Социал-дервинизм и либерализм 295

Пацифизм 296

Примечания 298

Глава 16. Политический язык. Политика как язык 298

Структурная лингвистика складывается в период преобладания позитивизма* 298

Основы структурной лингвистики 299

Философия структурализма 300

Политология изучает дискурсы, философия политики – языки 301

Парадигма и синтагма в конкретной истории 301

Марксизм как дискурс и марксизм как язык 302

Структуры либеральной философии 302

Власть и язык 304

Революция языка и политическая революция (Маркс и Малларме) 305

Сходства и различия в парадигмальных подходах "новых левых" и традиционалистов 305

Теории власти и революции Мишеля Фуко 306

Сакральность власти у консервативных революционеров 307

"Политический язык" как "метаязык" 307

Идеология как парадигма и как синтагма 308

Язык как средство политической пропаганды 309

Политический язык выдает себя за неполитический язык 310

Конформизм политического языка 310

Конформистская ирония масс 311

Оппозиция – нонконформизм дискурса, революция – нонконформизм языка 312

Грамматика политического языка США 312

Американское политическое подсознание 313

Двухпартийный конформизм 314

Американские интеллектуальные общественные фонды и их структурная роль 315

Манипуляция массовым сознанием: скрытый тоталитаризм либерализма 315

Структура нонконформистского языка в США 316

Принципы советского политического языка 318

Сверхидеологизация приводит к деидеологизации 319

Советский политический язык в эпоху перестройки: вымывание смысла 319

Реформы: проект замены советского политического языка на американский 320

Структурный кризис языка российской политики: конфликт и сбой парадигм 321

Идеологическая карта российских партий в 90-е годы 321

Третья языковая парадигма 322

Примечания 323

Глава 17. Язык и политическая эпистемология 323

Эпистемология – наука о процессе познания 323

Познание и язык 324

Два типа познания 324

Три типа политической рефлексии 325

Ценность политического невежества 326

Понимающее меньшинство: элита 327

Идеологический класс (политическая филология) 328

Язык символов 329

Самобытность символов 329

Касты и типы познания 330

Молчаливое большинство хранит следы древних языков 332

Массовое общество и эпистемологическая мутация 333

Стратегия сокрытия политической эпистемологии 334

Примечания 335

Глава 18. Три идеологии, две парадигмы. Конец идеологий. Политическая философия глобализма 336

3 идеологии и 2 парадигмы 336

Кортес против Прудона 337

Политическое бессознательное 337

Новая карта идеологий 338

Языки консерватизма 338

Единый язык либерализма 338

Языковые парадигмы социализма 338

Эсхатология: параллельный язык коммунизма 339

Глубинное тождество "политического бессознательного" 339

ХХ век – продолжение XIX 340

Третий путь 340

Союз либералов и коммунистов 341

Архаизм сближает полюса 341

Концептуализация консервативной революции 341

Война на два фронта 342

Очищение либеральной парадигмы: "открытое общество" 342

Милленаризм 343

Философский смысл победы Запада в "холодной войне" 343

Конвергенция 344

Римский клуб 345

Единый мир 346

Трехсторонняя комиссия 346

Стратегия глобалистов 346

Глобализм и перестройка 347

Либеральные реформы Б.Ельцина 347

Конец ХХ века: новая функция либерализма – глобализм, мондиализм 348

"Конец истории" Фрэнсиса Фукуямы 348

"Столкновение цивилизаций" Самуэла Хантингтона 349

Принципы либерального языка в стадии глобализации (основы мондиализма) 350

Глобализм и антиглобализм 352

1) Социал-демократический проект. 352

2) Исламистский проект. 353

3) Пантюркистский проект. 353

4) Проект экспорта иранской революции. 353

5) Тихоокеанский проект. 353

6) Паниндийский проект. 353

Недостатки антиглобалистских проектов 353

Евразийский проект 354

Глобальный ответ 354

Развитие методологии консервативных революционеров 355

Евразия: геополитический концепт 355

Новый язык антиглобализма 356

Примечания 357

Глава 19. Правые и левые: 4-х частный политический код 358

Правые и левые 358

"Правое" и "левое" в Традиции 359

Противоположности в холизме 359

От взаимодополнения к противоречию 360

Соответствия правых и левых в традиции и современной политике 361

Центр в Традиции и центр в политике 361

Иллюзия данной рассадки: фундаментальные консерваторы за либералов, коммунисты за буржуазию 361

Переход к доминации хозяйственной модели и смещение центра и флангов 362

Правые и левые в экономике 363

Экономический центризм 363

От политики к экономике 363

От линейной модели к круговой 364

Антицентр 364

Ж. Сорель 365

Центр против антицентра 365

Политический тантризм 366

Совмещенная диаграмма 366

Примечания 368

Глава 20. Концепт постполитики. Сингулярное зрелище множеств 369

Дефиниции постмодерна 369

Модерн как нигилизм, онтология эфемерности 369

Постмодерн и постистория 370

Ультрамодерн 370

Что такое постполитика? 371

Общество зрелищ 372

7 моментов постполитики – Медиакратия 372

Бесцельность 373

Множество 373

Диктатура закона 373

Сингулярность 374

Пацификация 374

Игра 374

Постполитика – закономерный финал современности 374

Приложение. Политическая философия евразийства 376

Евразийство как форма российского традиционализма 376

Евразийская геополитика 377

Концепция «России-Евразия» 378

Евразийская версия гегельянства 379

Европа и человечество 379

Диалектика национальной истории 382

Правовая теория евразийцев 384

Идеократия 386

Евразийский отбор 386

Демотия 387

Неовизантийская модель государственности 387

Общеевразийский национализм 387

История первой волны евразийства 388

Лев Гумилев – последний евразиец 388

Неоевразийство 389

Развитие неоевразийцами классических евразийских тезисов 390

Новые элементы неоевразийской теории 392

Значение евразийства для философии политики 393

БИБЛИОГРАФИЯ 394

Глава 1. Философия политики как предмет и метод. Понятие политического

Что мы вкладываем в понятия "философия" и "политика"?

Если бы мы точно знали, что такое философия и что такое политика, мы бы, наверное, жили в другом, идеальном мире. Лучшие современные философы не писали бы многочисленные книги с вопросительными названиями, вроде "Что такое думать?" ( Мартин Хайдеггер) или "Что такое философия?"1 (Жиль Делез). Мартин Хайдеггер писал: "То, что мы годами упорно занимаемся сочинениями великих мыслителей, еще не гарантирует того, что мы мыслим или хотя бы готовы учиться мыслить."2

Внутренний свет Софии

Философия – это путешествие во внутреннее. Греческое слово "философия" состоит из двух корней: "фило" (filo) и "софия (sofia). "Фило" – означает "любовь", "тяготение", "влечение", "стремление к"; "cофия" – "мудрость", следовательно, "философия" (filosofia) – это "любовь к мудрости". Именно к "мудрости", а не к "знанию", "умению" или "власти"."София" ("мудрость") – греческое слово. Оно означает трудную для постижения реальность -- ускользающую от нас, цельную и не поддающуюся разделению на части.

Под "мудростью" древние понимали богиню (греки, в частности, богиню Палладу, Pallaz,), сверхчеловеческое существо, архетип, пребывающий внутри всех вещей и существ как небесный прообраз их земного бытия, их идея.

"София" – это скрытая, ускользающая от наших органов чувств, и даже от нашего рассудка, тончайшая духовная субстанция, "невидимый свет, разлитый в вещах мира". Поиск ее, притяжение к ней и составляет содержание процесса философствования.

В современном языке слово "мудрость" упоминается редко, да и то чаще в шутку. Понятие "мудрость" в нашем обществе сильно дискредитировано: всерьез выставлять себя "мудрецом" может лишь комический герой – именно шутовские по сути персонажи ассоциируются у нас сегодня с представлением о "мудреце". Прямой славянский перевод термина "философия" – "любомудрие" – звучит архаично и несколько нелепо. Понятие "мудрость" – явно не из современного арсенала общеупотребительных слов. Поэтому, задумавшись всерьез, что же такое "софия", которую ищут и "любят" философы, нам придется нелегко: окружающая нас культура заведомо противится этому намерению, стремясь рассеять нашу серьезность, обратив все в шутку или каламбур.

Понятие "внутреннего"

Философия – это влечение к тонкой инстанции, "расположенной" на внутренней стороне вещей и являющейся, своего рода, их общим знаменателем.

Возникает потребность в определении того, что такое "внутреннее". Это не такое простое понятие. Ясно, что "внутреннее" не является указанием на физическое местонахождение. Это, скорее, та инстанция, где расположены невидимые, скрытые корни вещей, явлений, событий, существ. Мы обращаемся к "внутреннему" всякий раз, когда испытываем потрясения, глубокую неудовлетворенность, отчаяние, жестокое разочарование в привычном ходе вещей. "Внутреннее" обнаруживает себя тогда, когда во "внешнем" возникает брешь, когда неудовлетворенность в обыденном и банальном становится для нас непереносимой, когда наше сознание мучительно ищет ответов на вопросы, которых на поверхности нет и не может быть. Человек теоретически может прожить и без "внутреннего". Без "внутреннего" он может сложиться, обучиться, поработать и умереть. Но такая жизнь будет лишена в своей сердцевине самого главного – ускользающего, неуловимого элемента, без которого, в сущности, и жизнь не жизнь. Философия профессионально занимается этим тонким измерением, которое, с одной стороны, вроде бы, совершенно необязательно для большинства, а с другой – фундаментально необходимо и составляет скрытую ось бытия. Если мы поймем, что такое "внутреннее" – мы поймем сразу все, останутся лишь детали...

Мы давно живем в "современном мире", где представление о "Софии", "внутреннем" и т.д. прочно отошли на периферию научного и общественного внимания. Поэтому понятие "философия" сегодня используется скорее по привычке, как дань инерции. И означает оно нечто весьма приблизительное. Едва ли мы в состоянии понять тот смысл, который в этот термин вкладывали древние.

Мудрость и бытие

По мнению древних, мудрость сопряжена не только с сознанием и познанием, но напрямую с бытием, с его тайной, со скрытой стороной реальности. В связи с этим можно сказать, что мудрость, как ее понимали древние и более поздние продолжатели античной традиции мышления, представляет собой онтологическую реальность.

В представлении древних греков, впервые употребивших термин "философия" ("любовь к мудрости"), природа "софии", к которой "философ" ("ищущий мудрости") испытывает "влечение", совпадает с природой бытия. "София" не просто знание, совокупность представлений, "мировоззрение", но "световой срез бытия", его глубинная коренная часть. "Философия" в ее изначальном смысле и есть онтология, "наука о бытии".

Определение политики

Политика есть область применения высших способностей человеческого существа к конкретной реальности

. Одним из первых мыслителей, глубинно осмысливших политику, был Аристотель. Он назвал ее "высшим из искусств". Аристотель видел в политике "высшую форму коллективного бытия людей". Он считал человека политическим животным (по-гречески "zoon politikon"). "Человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живет вне государства, – либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек", – писал он.3

О Государстве, "полисе", от которого происходит слово "политика", в этом же сочинении Аристотель писал: "Первичным по природе является государство по сравнению с семьей и каждым из нас; ведь необходимо, чтобы целое предшествовало части". И далее: "Государство существует по природе и по природе предшествует каждому человеку; поскольку последний, оказавшись в изолированном состоянии, не является существом самодовлеющим, то его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому. А тот, кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента государства, становясь либо животным, либо божеством."4

Политика является сознательным обобщением человеческого существования, сферой, где постижение общего, объективного и масштабного сопряжено с действием, призванным утвердить выводы, сделанные из такого постижения. Иными словами, в политике воплощается взгляд человека (как части общественного, коллективного организма) 1) на прошлое, 2) масштабное осмысление этого прошлого и 3) последующее воплощение сделанных выводов в жизнь, т.е. волевая проекция их на окружающий мир в настоящем, предопределяющая ход будущего

. Чтобы уяснить, что такое политика, представим, что человек, живущий по заведенной логике (семья, работа, отдых), вдруг начинает задумываться о том, откуда происходит он сам, его народ, государство, окружающий мир? Постепенно у него складывается понимание, что он участвует в потоке событий, действий и состояний не случайно, что его бытие в огромной мере предопределено его родом, народом, культурой, историей, языком, и у каждого его действия и переживания, мнения и оценки есть глубокая подоплека, уходящая в смысловые структуры, сложившиеся в глубокой древности. Тогда он начинает относиться к своему прошлому, к тому, что предшествовало ему и его породило, с повышенным вниманием, особым духовным и умственным напряжением.

Мифы о прошлом

Человек, безусловно, не может знать всех деталей прошлого, поэтому картина прошлого складывается из ряда отдельных ключевых моментов, из развернутой ткани того, что можно назвать "мифами".

"Мифы" о прошлом могут различаться, и человек волен выбирать из этого арсенала то, что ему более всего соответствует. В исключительных случаях человек сам может стать творцом или со-творцом "исторического мифа". Но в любом случае и пассивное усвоение исторического мифа, и его активное созидание в равной степени требуют большой внутренней работы по формированию отношения к собственным корням, ответа (или духовной солидарности с предлагающимися ответами) на вопрос о происхождении, причинах и целях коллективного бытия.

Исходя из избранного "мифа о происхождении", человек формирует волевой импульс, преобразующийся в активность, направленную либо на сохранение образа жизни предков, традиционной системы ценностей, либо (в определенных случаях) на изменение, совершенствование, а подчас и ниспровержение этого уклада. В любом случае в определенный момент осмысление превращается в действие. Действуя на основании обобщенного осмысления прошлого (в его качественном измерении, внятно говорящем душе человека о самом главном), человек окончательно и полноценно вступает в сферу Политического.

Мы употребляем термин "Политическое" в среднем роде и с заглавной буквы, чтобы подчеркнуть онтологическое и философское его звучание.5 Такой подход призван напоминать, что речь идет о рассмотрении самостоятельного, цельного явления. Аналогию можно заметить в использовании понятий "человек" и "человеческое".

Политическое есть обобщение опыта масштабного прошлого, усвоение (или формирование) качественного мифа об этом прошлом, отыскание человеком собственного места в масштабных реальностях истории и наконец формулировка определенного плана действий, выработка целей и задач в отношении окружающей действительности, которые человек намерен отныне воплощать в жизнь.

Индивидуальное и общественное

Политическое начинается там, где интеллектуальное обобщение приобретает оперативный и действенный характер, способный влиять на реальность как она есть или какой она предполагается в будущем. Политическое есть сфера общественного и обобщающего. Не существует политики применительно к отдельно взятому человеку: индивидуум сам по себе не участвует напрямую в политике, в каком-то смысле, являясь ее антитезой.

Вспомним Аристотеля: "Кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента государства, становясь либо животным, либо божеством". Это место у Аристотеля показывает, что чистый индивидуализм в отношении Политического вообще не является "человеческим" проявлением – так ведут себя либо "звери", либо "боги". Индивидуальное существование, индивидуальные ощущения, размышления о самом себе в рамках собственной индивидуальности не могут быть политическими. Это – некая "аполитея".

Политика начинается там, где есть обобщения, где наличествует мысль о себе и о других, где фигурируют реальности, более масштабные, нежели отдельный индивидуум – мир, истоки, происхождение, природа, действительность, другие люди. Политика представляет собой область отвлеченности от индивидуального, преодоление его и сознательное волевое столкновение индивидуума с внеиндивидуальным (в частности, с коллективным).

Коллективное представляет для отдельного человека самую важную форму обобщения, самое емкое, прямое, непосредственное и естественное столкновение с "не собой", с "другим", с тем, что лежит за границей индивидуальности.

Через общественное, через общение человек познает трудную реальность внешней среды. Здесь он сталкивается с тем, что заведомо больше его, что было до него, существует вне его и будет после него. В опыте общественного человек проникается головокружительным чувством – столкновения части с целым.

Люди, боги, звери и циклы

Любое представление о масштабных явлениях, превышающих нашу индивидуальность, выводы, сделанные из этого представления, и основанные на них действия, вовлекают нас в систему соотношений с окружающим миром, которая оперативно рикошетом влияет на нас. Политика имеет короткий обратный цикл, поскольку столкновение индивидуального с коллективным немедленно дает обратный эффект.

Человек есть "политическое животное" (Аристотель), потому что общественное является для него естественной средой обитания, и взаимодействие с этой средой проходит в ритме, сопоставимом с ритмом человеческой жизни. В политике преодоление индивидуального для человека естественно и просто, причем результаты этого действия зримы и очевидны.

Те существа, которые пребывают вне политики (по Аристотелю это "животные" и "сверхлюди"), оперируют с циклами иного масштаба. Если говорить о тех, кого Аристотель с некоторым презрением относит к "животным", то имеются в виду люди, не способные выйти за рамки индивидуального, не способные возвыситься над ними. Следовательно, их жизненный цикл протекает в пределах микромира, система взаимоотношений с внешней средой представляет собой обрывочные и хаотичные, лишенные стратегии и последовательности моменты, не выстраивающиеся в единую систему. Это и есть "аполитичность" или "абсолютный индивидуализм". Цикл жизни в данном случае настолько мал, что находится ниже уровня Политического.

Другая крайность – "сверхчеловек". Речь идет в данном случае о героях, аскетах, гениях, великих людях. Здесь так же, как и в политике, происходит преодоление индивидуального, но цикл на сей раз гораздо больше. Аскет, герой, отшельник, удалившиеся от политики, возвышаются над ней, восходя к высотам духа, к созерцанию чистых идей, к взаимодействию с реальностями и существами, превышающими человеческую норму. В этом случае они находятся над политикой, и цикл взаимодействия с окружающим миром намного более долгий. Прославление подвигов героя, признание гения или доказательство святости отшельника сплошь и рядом происходят спустя много лет после их смерти, при жизни же нередко они становятся объектами травли и непонимания, что является следствием масштабности цикла, в который они вовлечены.

"Сверхчеловек" мыслит о том, что фундаментально больше него самого и взаимодействует с этим большим в вертикальном измерении, получая обратный ответ (часто проблематичный и растянутый во времени) из божественных бездн внутреннего мира. Это, пожалуй, единственная область, где индивидуум преодолевает свою ограниченность, оставаясь при этом вне политики. Это разновидность созидательной, духовной аполитеи, об этом случае Аристотель говорит как о "божественном пути", считавшимся в сакральной цивилизации вполне приемлемым для определенной части духовной элиты общества.

Во всех остальных случаях человек, выходящий за рамки индивидуальности, получает ответную реакцию общественной среды очень быстро. Стоит нам выработать какое-то емкое представление о нас самих в более широком, историческом, духовном, культурном, национальном контексте, как мы сразу же ощущаем на себе ответный импульс общества. Тут же складывается динамичная, подвижная, напряженная система отношений индивидуума и коллектива, и мы целиком и полностью попадаем в стихию Политического.



Похожие документы:

  1. Как же все-таки устроен наш мир? Благодаря каким законам Вселенной случаются чудесные исцеления и материализация веры? Иможно ли использовать эти законы, чтобы

    Документ
    ... что мы знаем?» Некоторые тибетские монахи приводили людей к такому пониманию без всякой философии ... , политикой, ... уметь и вкладывать, и ... философа, писателя, бизнесмена и политического ... как минимум 10 ... методов мы ... же предмет, как вы ... сложного понятия, как « ...
  2. Задачи и упражнения москва  2009 Балашов Л. Е. Философия

    Учебник
    ... что мы не можем мыслить ни одного предмета иначе, как ... политика. Главное его дело — политика. А философией Ленин занимался постольку, поскольку она помогала ему в политической ... понятий противоречия и противоположности. 10.2. Структура противоречия Как ...
  3. Философия, физиология, профилактика

    Документ
    ... 10—15 назад этим методом ... главный предмет философии здоровья. Должна сказать, что философия ... того, какой смысл мы вкладываем в понятия «приспособление ... идеологичес­ких, политических, национальных и ... политики, то неизбежно придем к выводу о том, что мы ...
  4. Протест против неправильной жизни Апории морали как кризис индивидуализма

    Документ
    ... вкладывали в понятие "мораль­ное" Кант и Фихте, что он приходит к более связанным и строгим понятиям, тогда как понятие ... что мы с самого начала условились рассуждать здесь исключительно о теоретических предметах ... omnes* политической философии Гоб-бса ...
  5. Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. Исходные философ проблемы, понятия и принципы. М.: Политиздат, 1991. 672 с

    Реферат
    ... , что мы испытываем неистинность нашего первого понятия на каком-либо другом предмете» (а не так, что меняется ... права и политики необходимо знать, какова человеческая природа, что представляет собой политический организм и что мы понимаем ...

Другие похожие документы..